Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 3: Сейрун. Мы ввязались в семейную ссору

— Ч-что за чертовщина?! — Это всё, что я смогла выдать. Адское насекомое расправило свои отвратительные крылья. Жук безошибочно нашёл меня в толпе, и его крылья бешено задвигались.

ВШУУХ!

Может быть, они абсолютно не годились для полета, но ветер, нет, ударная волна получилась отличной.

Я помню, как меня откинуло. Не знаю, с какой силой и как далеко. Затем я катилась по газону, словно небрежно брошенная тряпичная кукла.

— О-оу, — прохрипела я, лёжа с полуприкрытыми глазами и пытаясь отдышаться. Так сильно я ещё никогда не сбивала дыхания.

— Лина!

Я не могла определить, откуда доносился крик. Краем глаза я увидела силуэт Канзеля. Невзирая на весь этот хаос, он просто стоял, скрестив руки на груди. Его взгляд, обращённый на меня, пылал искренней злобой..

— Лина!

Это был Гаурри. Я оглянулась и увидела, как он ударил мечом по одной из лап жука. Бесполезно.

— Чего?! — Гаурри сделал пару шагов назад. — И что теперь?!

Обычное оружие, очевидно, не могло причинить твари никакого вреда. Это был один из демонических зверей. В сравнении с ним, возможно, даже Занаффар из Сайраага нервно курит в сторонке.

Но я не собиралась впустую тратить время, которое выиграл для меня Гаурри. Я кое-как поднялась на ноги. К этому времени заклинание было готово.

— Ашшер Дист! — воскликнула я.

Гииииии! Жук завизжал так громко, что не только его тело затряслось, но и весь двор содрогнулся. Видимо, моих сил было достаточно лишь для того, чтобы вывести демона из себя.

Проклятье! Я этим заклятьем испаряла вампиров, а сейчас только пощекотала жуку пяточку.

Жук развернулся и уставился на меня. Ни секунды не раздумывая, я ринулась в сторону. В этот самый момент монстр издал ужасный скрежет.

В нескольких метрах позади прогремел оглушительный взрыв. Я посмотрела в его сторону, и передо мной предстала ужасающая картина. Часть внутреннего двора, где находилась я, была относительно целой, а вот остальная часть… отсутствовала. Нет, я серьёзно! Она просто превратилась в дымящийся кратер.

Вот чёрт!

Обычная ударная волна, созданная этим существом, повлекла такие разрушения…

Но у нас по-прежнему был лучик надежды.

— Гаурри! — закричала я. — Свет!

— Хорошая идея!

Пока Гаурри возился со своим мечом, я начала творить другое заклинание. К сожалению, из-за солдат, которые пытались зарубить жука, мне приходилось сдерживаться и не выкатывать на поле боя тяжёлую артиллерию. Потому что было бы неприятно, если бы люди Фила пострадали. Это определённо была не та «фора», которая была нужна мне в тот момент.

Но заклинание я закончить не успела. Жук запустил в мою сторону очередную ударную волну.

Этот гад создаёт волны своими лапами?! Колебания перевернули меня и отправили в полет задом наперед и вверх ногами.

Если я переживу это, буду давить каждого жука на пути до конца своих дней!

Я рухнула на другом конце лужайки. Состояние было ужасным. Радовало лишь то, что я не погибла. Наверное. С тихим кряхтением я попыталась подняться на ноги, но тут же бухнулась обратно.

В общем гвалте я услышала, как Гаурри выкрикивает моё имя. Он был поблизости, но я была слишком ошеломлена, чтобы хотя бы понять, в какой он стороне.

— Что все это значит, Канзель?! — вопил Альфред. — Этого не должно было быть!

«Удачи», — подумала я. Ведь разговоры с этим безумным чародеем так много дали. Старательно не обращая внимания на боль, я с трудом подняла голову и заставила себя посмотреть в сторону жука.

Вращающийся поток плазмы возник между его усиками. Я оцепенела.

Атака молнией?!

Она ударила меня прежде, чем я успела хотя бы закричать. Хорошо это или плохо, но от магического шока я потеряла сознание, благодаря чему уже не почувствовала адской боли, пронзившей тело. Придя в сознание через несколько секунд, я заставила себя дышать и взглянула вверх. Прямо надо мной была массивная лапа жука…

Это гадкое насекомое хотело раздавить меня.

Сначала меня всё утро швыряли, как ненужную игрушку, а теперь ещё и это… Как иронично. Я уже почти слышала речь глашатая следующим утром: «Лина Инверс, всемирно известная волшебница, раздавлена насмерть насекомым!» Ужасно.

Меня охватила дрожь, когда смерть в виде огромной лапы начала опускаться на меня. В голове было пусто. А, нет. Одна мысль проскочила:

Я не хочу умереть посмешищем!

ЧУХ!

Белый свет на мгновение ослепил меня. Что бы это ни было, оно слегка отклонило лапу демона, изменив траекторию удара. Благодаря этому обуглилась не я, а трава поблизости. Едва веря в то, что ещё дышу, я ошарашенно осмотрелась.

Амелия. Она бежала ко мне, крича что-то. Но я, естественно, не расслышала. Также я заметила Гаурри, который атаковал потерявшего равновесие жука Мечом Света. Издав боевой клич, что сотряс воздух, Гаурри отрубил твари голову так легко, будто кусок торта отрезал.

Из жука вытекло большое количество какой-то жижи, что означало его окончательную и бесповоротную гибель. Внезапно на меня нахлынула жуткая слабость, и я потеряла сознание.

***

— Мы бросаем эту работу и убираемся отсюда!

Я застонала. Кто это сказал?

Открыв глаза, я увидела Гаурри, склонившегося надо мной. Где-то секунду я просто смотрела на него. Потом до меня начало медленно доходить, что я лежу на кровати и, что самое главное, моё сердце всё ещё бьётся.

Видимо, Гаурри заметил, что я проснулась, потому что он отошёл и позволил мне привести себя в порядок. Скорее всего, видок у меня был ещё тот, так что я попыталась поправить причёску и протёрла заспанные глаза. Я знала, что это не сильно поможет, но должна была сделать всё что в моих силах. Я заставила себя сесть и обвела комнату затуманенным взором.

Это была большая комната с чистыми белыми стенами. В камине мерно потрескивал огонь, а до меня донёсся запах целебных трав, что заполнял воздух вокруг. Через несколько мгновений я поняла, что опять нахожусь в храмовом лазарете. В месте, куда Гаурри принёс меня после встречи с Зуумой. Мда, думаю, такими темпами я скоро поселюсь здесь.

На полу была выгравирована большая гексаграмма, а моя кровать стояла точно в её центре.

— Госпожа Лина! — прощебетала Амелия из-за спины Гаурри. — Как Вы себя чувствуете?

— Довольно уставшей, — вымолвила я. — Но я могу двигаться и ничего особо не болит. — Я попыталась немного пошевелить ногами под одеялом, но у меня не получилось.

Амелия радостно улыбнулась:

— Ну, такое бывает. Но могло быть и хуже!

Я нахмурилась.

— Такое бывает? — повторила я. — Что, чёрт возьми, со мной случилось?!

Гаурри отвёл взгляд.

— Ух, — вздохнул он, — я думаю, тебе лучше не знать.

Я взглянула на Амелию, подняв бровь. Она просто улыбнулась и махнула мне рукой.

— О, тут не о чем беспокоиться, — сказала она с неуместной бодростью. — Вам обрубило ноги, и всё Ваше тело обгорело. Ничего серьёзного.

Ла-адно. К такому я не была готова.

— Но... как? — спросила я. — Что произошло? — Я всё ещё пыталась разобраться.

— Если вкратце: господин Гаурри убил жука Мечом Света. Мгновение промедления, и демон раздавил бы Вас. Это было впечатляюще, — Она широко улыбнулась ему, ещё раз подтверждая, что никогда не устаёт это делать. — Я даже и не думала, что у него может быть Меч Света. Это так здорово, правда?!

Да-да, конечно, но это я и так знаю.

— Так. Я поняла, что вы, ребята, убили эту тварь. Но что было потом?..

— Давай не будем об этом, — вмешался Гаурри. — Это не важно, Лина. Мы убираемся из этого бардака. Немедленно.

— Что? Почему?

— «Почему»? — повторил Гаурри, слегка повысив голос. — Разве ты не понимаешь, Лина?! Они пришли именно за тобой. Так что не плачься, если один из твоих врагов снесёт тебе голову с плеч.

Не беспокойся. Не думаю, что моя отрубленная голова будет настолько плаксивой.

Я закатила глаза.

— Мне прекрасно известно, что меня пытаются убить, — ответила я. — Это очевидно.

Блин, не стоило ему так волноваться.

— Ага! И?

— И я всё ещё понятия не имею, почему являюсь мишенью. А ты что думаешь по этому поводу?

Гаурри моргнул.

— Ух, не знаю, — сказал он беспомощно. — Чего ты у меня-то спрашиваешь?

— Да так.

Нет, на самом деле я не думала, что Гаурри — замаскировавшийся раскрыватель тайных заговоров. Ну а вдруг? Я покачала головой, разделяя его полную обескураженность текущей ситуацией.

— Признаться, — сказала я, поникнув, — я тоже не понимаю. До последней атаки мы даже не были уверены, охотился ли противник конкретно за мной. — Я приложила руку к подбородку. — Хотя, — сказала я, немного подумав, — если я мишень, то это может быть никак не связано с Филом и Кристофером. Кто бы ни угрожал мне, он мог просто использовать ситуацию во дворце как прикрытие.

Гаурри насупился.

— Может быть, — согласился он секунду спустя.

— Теперь ты видишь, почему мне нет смысла уходить отсюда? Кто бы за мной ни охотился, он продолжит преследование, куда бы я ни пошла.

Гаурри почесал затылок. Это значило, что хоть что-то из мною сказанного пробилось через его толстый череп.

— И вправду...

— И мне придётся сразиться с ним, кто бы это ни был. Ну и лучше встретить его здесь. Тем более у меня есть незаконченная работа.

Я убедила Гаурри заткнуться. Его взгляд стал безучастным, а рот слегка приоткрылся.

Я помолчала.

— Эй, Гаурри? — добавила я.

— А?

— Спасибо. — Я улыбнулась ему. — Ну, за то, что беспокоился обо мне. Но со мной всё будет в порядке.

Гаурри вздохнул.

— Всё-таки, будь осторожнее, — сказал он мне. — Мы очень многого не знаем о Канзеле. Если он действительно хочет тебя убить, нам надо быть настороже.

Гаурри, подняв вопрос о Канзеле, напомнил мне кое о чём, что беспокоило меня с самой драки с жуком.

— Знаешь, что странно? — вырвалось у меня. — Я понимаю, что Канзель — мерзкий и подозрительный тип, но во время битвы он просто стоял и ничего не делал. Я уверена, что он не сотворил ни единого заклинания.

На лбу Гаурри проступили морщины.

— Тогда как, черт возьми?..

— Я понимаю, к чему ты ведёшь, — промурлыкала Амелия, скрестив руки на груди. Она сделала паузу, чтобы дать Гаурри время сообразить, что к чему. Но он был занят тем, что пытался вытащить хлопковый пух из своих волос.

— Это значит, что кто-то другой призвал демона, — Она одарила его натянутой улыбкой. — Ну же, господин Гаурри, подключайтесь.

Я прочистила горло. Добро пожаловать в мой мир.

— Амелия? — спросила я. — Кто из находившихся в тот момент во дворе способен использовать магию?

Амелия запрокинула голову, пытаясь вспомнить.

— Ну, — сказала она, — Вы, госпожа Лина, и господин Гаурри, если считать магический меч. Разумеется, Канзель. Затем дядя Кристофер, Альфред и я, — Она сделала паузу. — В общем, все, за исключением моего отца.

Вот, мы уже к чему-то пришли.

— Можешь рассказать об их способностях?

— Я не могу быть полностью уверенной, — призналась Амелия. — Они рассматривают магию лишь как хобби. Я могу сказать, какие заклинания они предпочитают, но об их способностях ничего сказать не могу.

— Что до меня, — продолжила она, — я в основном использую Священническую Магию, иногда Чёрную или Шаманскую. Старшая сестрица Грация научила меня.

— Ясно… — сказала я отстранённо. — Тогда остаётся лишь один подозреваемый, — Я повернулась и обратилась к Амелии. — Кажется, когда-то тут был человек по имени Ранди. Если я правильно помню, он был очень дружен с Кристофером, я права?

Амелия моргнула, а затем кивнула.

— Ну… Я бы не сказала, что они с дядей Кристофером хорошо ладили, им просто удавалось терпеть друг друга, — Она упёрлась руками в бока. — госпожа Лина, не думала, что Вы знакомы с дядей Рандониэлем.

— Я знала его, — сказала я расплывчато. — Немного, — Ладно, я слегка приуменьшила..

Однако теперь мне пришлось переосмыслить свои подозрения относительно Кристофера в призыве этого жука. Ведь именно у Рандониэля были причины желать моей смерти.

Некоторое время назад, когда я впервые встретила Фила, его спутник в странствии (а по совместительству Третий Наследник Королевского трона) Ранди попытался убить его. Я была вовлечена… Бла-бла-бла. Короче, кончилось тем что Ранди надрали зад. Причём сделала это ваш покорный слуга. Интересно, а Кристофер об этом знал?

Так трудно что ли оставить прошлое в покое?

Арр!

— В любом случае, — сказала я, глубоко вздохнув. — Чем там закончилась встреча Фила и Кристофера?

— Ох, — Амелия пожала плечами. — Её пришлось прервать. Продолжать в такой напряженной обстановке...

— То есть ты хочешь сказать, что это из-за известия об охоте за мной ситуация повисла в воздухе?

Амелия всплеснула руками.

— Нет, нет! — воскликнула она. — Вовсе нет! — Она улыбнулась опять, но на этот раз улыбка была… игривой. — Канзель исчез, госпожа Лина.

***

В следующий раз мы встретились с Амелией два дня спустя.

Рассудив, что наша сила в количестве, мы с Гаурри решили держаться поближе друг к другу и к Филу. Хотя мне, девушке, что привыкла к свободной жизни странника, не очень нравилось постоянно находиться рядом с этим парнем. Он полностью погряз в рутине дворцовой жизни. Тоска зелёная!. Наш бравый дуэт стоял на страже апартаментов Фила, и мы медленно сходили с ума от скуки. Вдруг появилась она.

— Хэй! — прощебетала Амелия, улыбнувшись. — Как поживаете? — Она определённо была рада затишью, которое установилось после победы над жуком. Для Гаурри, как и для меня, это было несколько подозрительно, но, очевидно, не для Амелии. Она наклонилась к нам и сказала, понизив голос. — Отойдём на секунду?

Мы переглянулись.

— Конечно.

С чего это вдруг она секретничает?

Мы втроём проскользнули в ближайшую комнату. Она в целом не слишком отличалась от тех, в которых жили я и Гаурри.

— Что такое? — тихо спросила я.

Амелия улыбнулась.

— Успокойтесь, — заверила она меня. — Ничего особо серьёзного, — Она вытащила кусочек бумаги из кармана своей робы.

— Кажется, вчера, — проговорила Амелия, — Клоуфелл отправился в город по поручению… и был похищен.

— Был… что?

Бедный Гаурри. Слова Амелии совершенно выбили его из колеи.

— Погодите, — сказал он, разведя руками. — Вы серьёзно? Клоуфелл и впрямь был похищен?

Я недоверчиво посмотрела на Амелию.

— Тут я вынуждена согласиться с Гаурри.

— Поэтому я и принесла вам это.

Письмо с требованием выкупа, адресованное Филу. Записка была весьма шаблонной. В ней говорилось, что, если Фил дорожит жизнью Клоуфелла, то должен прийти туда-то туда-то, бла-бла-бла. Короче, всё в таком духе. Я даже зевнула. Кто бы ни был автором этой записки, он определённо не знал, как правильно играть на струнах души и вселять в сердце отчаяние. Это может оказаться забавным.

— Они, вероятно, не знают, как хорошо охраняется сейчас отец, — объяснила Амелия. — И, насколько я знаю отца, увидев это, он бросится спасать Клоуфелла.

Я быстро поняла, к чему она ведёт.

— Только не говори мне... — произнесла я. — Ты хочешь, чтобы мы освободили Клоуфелла, верно?

— Я знала, что могу рассчитывать на вас! — радостно воскликнула Амелия. — Я должна была немедленно передать письмо отцу, но придержу его до завтрашнего вечера. Этого вам должно хватить, чтобы спасти Клоуфелла и…

— Погоди! — вмешалась я. — Амелия! — Этого было достаточно, чтобы прекратить её нескончаемое щебетание. Смотря ей прямо в глаза, я максимально спокойно сказала:

— Ты ведь понимаешь, о чём просишь, да? Проще сказать, чем сделать.

Амелия нахмурилась пугающе милым образом.

— Так вы не возьмётесь за это? — спросила она, всё ещё дуясь.

Я поводила ногой по полу. Гаурри попытался отвести взгляд, переключив внимание на пол.

Но потом я вздохнула.

— Ладно, мы сделаем это, — ответила я. — Но я хочу сказать…

— Ура! — Амелия хлопнула в ладоши. — Тогда мы все отправляемся!

— Ты ведь понимаешь, что это, скорее всего, ловушка?

Амелия махнула мне рукой, улыбнувшись широченной улыбкой.

— Госпожа Лина, — провозгласила она, — а Вы большая шутница! Конечно же, это ловушка!

Возможно, мне следует воспринимать её веру в меня как комплимент.

После секундного размышления о последствиях я отказалась от этой идеи.

— Послушай, — пробормотала я. — Может, поразмыслим нестандартно? Противник, должно быть, послал это письмо, ожидая, что ты покажешь его нам. Возможно, они планируют проникнуть во дворец и атаковать Фила, как только мы покинем его и отправимся освобождать Клоуфелла.

Она на минуту замолчала.

— Может быть, — всё же согласилась она. Затем она снова улыбнулась и больше ничего не сказала. Будем считать, что на этом разговор окончен.

Было очевидно, что Амелия не боится опасности. В отличие от обычных, здоровых людей. Должно быть заметив моё беспокойство, она положила руки на мои плечи и мягко сказала:

— Всё в порядке, госпожа Лина. Я уверена, мы справимся… наверное.

Наверное?!

— Я понимаю, — добавила Амелия, взглянув мне в глаза, — что эта миссия чертовски опасна, и вы с господином Гаурри сильно рискуете, соглашаясь помочь мне. Господин Клоуфелл находится в месте, которое очень трудно окружить даже большой группой солдат. Именно поэтому я думаю, что лишь вам двоим под силу разобраться с этой ситуацией.

— Я правда очень хочу пойти с вами. Это желание сжигает моё тело подобно Пламени Справедливости. Но будет лучше, если я останусь здесь, чтобы в случае необходимости и здесь был кто-то, способный творить магию.

Она отпустила меня и направилась к двери. Прежде чем уйти, она развернулась на пятках, чтобы взглянуть на нас.

— Я знаю, что это рискованно, но мне действительно нужно, чтобы вы справились с этим сами. Пожалуйста! — Она всплеснула руками и молящим голосом добавила: — Очень прошу!

С этими словами Амелия исчезла за дверью. Я решила, что она отправилась посвятить себя своей страсти... ну, этому бушующему Пламени Справедливости.

Мы с Гаурри стояли и глядели друг на друга, словно идиоты.

— Ну, — проговорил Гаурри, — по крайней мере, она сказала: «пожалуйста».

***

Ночь. Тонкие щупальца тумана обволокли узкие улочки и аллеи города. Бледные ореолы света фонарей едва пробивались сквозь туманную вуаль.

Дом 15, Трущобы Сейруна.

Вдоль улицы шли грязные и хмурые многоэтажные дома. В окнах трактиров и борделей мигал свет, и я могла слышать доносящийся оттуда шум. На улице абсолютно никого не было. Очевидно, страх и напряжение, которые висели над другими частями города, добрались и досюда.

Выйти из дворца незамеченными оказалось на удивление легко. Если удастся спасти Клоуфелла, мы скорее всего сможем вернуться через главные ворота. Проблема была лишь в том, как его вытащить. Опасность возможной встречи с Зуумой или с ещё одним гигантским жуком не добавляла баллов данной вылазке.

Если карта, что дала Амелия, была правильной, то место встречи с похитителями располагалось где-то в глубине улочек. Теперь я понимала, что Амелия имела в виду, когда говорила, что отряд солдат тут не поможет. Любой, кто знаком с этим лабиринтом улиц, мог легко уйти от большой группы преследователей, перехитрив их и оставив с носом.

Мы шли так осторожно, как только могли. Люди, похитившие Клоуфелла, возможно, выставили дозорных вокруг места встречи, так что нам нужно было стать тише воды и ниже травы. Мне не улыбалось из-за какой-нибудь неожиданности поставить на уши весь район и отправить коту под хвост всю нашу операцию.

Противник явно имел преимущество, расположившись прямо в центре одного из самых густонаселенных районов Сейруна. Также он не только был хорошо знаком с территорией, но и вряд ли беспокоился о безопасности мирных жителей. К тому же я боялась, что они будут использовать Клуфелла как заложника, чем сильно свяжут нам руки.

У меня, конечно была пара тузов в рукаве. Несколько заклинаний как раз на такой случай. Но вот не хватит ли старика Клоуфелла удар после их применения… Вопрос. Именно поэтому я благоразумно решила продвигаться максимально тихо. И вовсе у меня не паранойя!

Я жестом остановила Гаурри.

— Подожди, — прошептала я.

Впереди был большой освещённый внутренний двор. Наверное, он образовался из-за обрушения или сноса нескольких расположенных рядом домов. Брусчатки на земле не было, в центре стоял одинокий фонарь, а вокруг него был навален мусор.

Другого пути не было, а значит, нам с Гаурри нужно было пересечь этот участок, чтобы добраться до нашей цели. Меня абсолютно не прельщала идея быть у всех на виду. Особенно, когда я чувствовала дозорных впереди.

— Двое… — шёпотом пробормотал Гаурри.

— Один стоит на месте, — сказала я, — а другой, я думаю, докладывает ему.

— Возможно, — согласился Гаурри, а затем глубоко вздохнул. — Они оба кажутся довольно крепкими.

— Что ты имеешь в виду под довольно? — Гаурри повернулся ко мне.

— Помнишь тех ребят, что атаковали нас в гостевом домике? — сказал он. — Так вот чуть менее крепкие, чем они.

Из моих уст невольно вырвался стон.

— Тогда у нас проблемы.

Нет, их устранение не вызвало бы каких-либо трудностей, я была уверена в этом. Однако всё надо было сделать тихо. Хотелось бы не поднимать лишнего шума на сверхсекретном задании.

Гаурри наклонился ко мне и спросил:

— Другого пути нет?

— Я могу ошибаться, — ответила я, — но мне кажется, что у них сейчас пересменка. Если это так, то мы лишь теряем время. Надо прорываться.

— Но как?

Я поднесла губы вплотную к его уху и рассказала план.

Полминуты спустя мы прошли прямо на внутренний двор, шагая так непринуждённо, будто просто решили погулять и подышать свежим воздухом. С другой стороны мы увидели два размытых силуэта. Я была уверена, что они заметили нас, но тусклый свет фонаря, а также туман делали нас трудноразличимыми.

— Как дела, парни? — сказал Гаурри, слегка напрягшись. — О чём… эм… болтаем?

Силуэты не ответили. Они посмотрели на нас, затем друг на друга. Вероятно, из-за того, что не знали, с кем говорили.

— Цели… покинули Королевский Дворец, — наконец произнёс один из них. — Они могут появиться здесь в любую минуту.

Мы с Гаурри расслабленно кивнули и продолжили идти к переулку. Приблизившись, нам удалось рассмотреть их получше.

— Почему? — спросила я того же дозорного. — Что-то случилось?

— Не пугайте нас, — добавил второй. — Мы сперва приняли вас за врагов.

Гаурри улыбнулся, когда мы подошли к ним.

— И правильно сделали, — усмехнулся он. Кулак Гаурри со свистом влетел в лицо одного из дозорных, затем последовал характерный хруст, и бедняга опустился на землю бессознательной массой.

— Чего?! — выкрикнул второй. Он даже успел поднёсти к губам свисток, прежде чем Гаурри нанёс ему резкий удар рукой по затылку. Дозорный бухнулся на колени, широко распахнув глаза и схватившись руками за горло, а затем упал лицом в землю. Я смогла услышать, как свисток, вбитый ему в глотку, посвистывал при дыхании.

— А ведь они, несомненно, купились на это, — удивлённо прокомментировал Гаурри.

— Злоумышленники, скорее всего, наняли кучу наемников со всего района, — сказала я, когда мы обходили дозорных. — Не удивительно, что они не узнают друг друга. Особенно в темноте.

Я ощутила лёгкое беспокойство, когда мы продолжили движение.

— Нам лучше поторопиться, — добавила я. — Осталось немного, прежде чем… — Мои слова застряли в глотке, так как я внезапно почувствовала возникшее позади нас присутствие. Очень нехорошее присутствие.

Мы с Гаурри повернулись одновременно. Там, под затухающим светом фонаря, закутанный в зеленоватую вуаль тумана, стоял Канзель. Он спокойно смотрел на нас своими холодными злыми глазами.

— Давно не виделись, — заметил он. — Несколько дней, я полагаю.

— Канзель, — ответила я, осмотревшись, — я думала, ты уже давно убрался отсюда после того, как кинул своего нанимателя и оставил Королевский дворец, — Я пыталась сохранить спокойствие, но как можно оставаться спокойной рядом с психопатом, к тому же, довольно способным? Я всё ещё не была твёрдо уверена, насколько он силён и как много разрушений способен причинить.

— Кинул нанимателя? — повторил Канзель из тумана. — Не совсем. Кажется, моему работодателю безразлично, какие методы я использую. Впрочем,я не виню его в этом, — Он смотрел на свои длинные пальцы, сгибая и разгибая их. — Это даже к лучшему. Я не мог привлекать к себе внимание и слишком ограничивал свои магические силы. В результате образовалось множество проблем.

Я прочистила горло, пытаясь собраться с силами и сказать хоть что-то. Парень явно сгорал от желания что-нибудь разрушить.

— Проблем? — спросила я так уверенно, как только могла. — Зачем он тебя нанял, Канзель?

Я услышала, что Гаурри достал Меч Света. Он сейчас действовал инстинктивно, ощущая опасность, исходящую от Канзеля. Этот гад подбирал момент, чтобы прикончить нас. Чёрт, он у меня уже в печёнках сидит.

— Ты и сама это прекрасно знаешь, — спокойно ответил он, а его губы изогнулись в особенно злобной улыбке. — Чтобы убить тебя, Лина Инверс.

— Но зачем? Зачем убивать меня?

— Это, — сказал Канзель и улыбнулся вновь, в то время как его силуэт начал растворяться, — положено знать только мне… А тебе… положено умереть.

Произнеся это, он исчез. Через мгновение я ощутила его присутствие где-то позади.

Развернувшись, я уперлась взглядом в открытую ладонь Канзеля. Она была окутана бледно-синим светом.

— Прощай.

ВШУХ!

Сверкающий энергетический шар вырвался из ладони Канзеля, но лишь для того, чтобы рассыпаться пылью, так и не добравшись до меня. Клинок Гаурри слабо загудел. Похоже, я была в шаге от становления прекрасным барбекю.

Канзель шутить не собирался. Он даже не подготовил западню! Да и речи о его непобедимости я тоже что-то не слышала… Парень просто жаждал крови. Гаурри бросился вперёд, взмахнув Мечом Света, но Канзель отпрыгнул, выходя из зоны поражения. А затем опять исчез.

Я почувствовала его присутствие прямо над нами и инстинктивно отпрыгнула в сторону. Обернувшись, я увидела множество энергетических шаров, которые обрушились туда, где я только что стояла.

— Твои инстинкты хороши, — прогрохотал Канзель сверху. — Если бы ты не отпрыгнула и посмотрела бы наверх, то обуглилась бы.

Я рассмеялась в ответ. Ну, как рассмеялась… Вы слышали когда-нибудь, как смеётся ворона? В любом случае получилось нечто похожее.

— Прости, но сегодня у меня нет настроения обугливаться. И так всё нравится.

Признаться честно, я оказалась в тупике. Ни один из моих знакомых магов не мог использовать телепортацию, а затем мгновенно провести энергетическую атаку. Все мои знания из книг говорили о том, что это невозможно.

Для людей, во всяком случае.

— Не удивляйся ты так, — сказал Канзель, мягко приземляясь на землю.

Как только Канзель коснулся земли, Гаурри атаковал его сзади. К сожалению, Канзель опять просто исчез, в этот раз появившись под фонарём в центре пустыря.

— Такой жалкий трюк даже для Сейграма не проблема, — произнёс Канзель. — Ерунда какая.

Мы с Гаурри переглянулись. Сейграм? Мазоку, с которым мы сражались не на жизнь, а на смерть? Мы едва одержали победу в той битве, и определённо не прикончили Сейграма. У меня было чувство, что наши пути снова пересекутся, когда он возжелает мести.

Но Канзель говорил о Сейграме так небрежно, будто тот был лишь его слугой.

— Т-ты — Мазоку?! — воскликнул Гаурри.

Канзель усмехнулся.

— Да. И вас легко обмануть. Воистину, перепутать лишь человеческую форму с человечностью самой по себе… это так по-человечески.

Нет-нет, вы не подумайте. Пока Канзель произносил эту пламенную речь, я творила заклинание. Я знала, что своей магией смогу в лучшем случае утомить его. Но выбора нет, надо хотя бы попытаться!

Я начала понимать, что Канзель, вероятно, и призвал жука. Проклятая тварь выдержала прямой удар моего Ашшер Диста, и любой, кто способен призвать такое могучее существо, и сам невероятно могущественен. Весьма пугающе.

Возможно, с помощью Драгон Слэйва я могла бы одолеть Канзеля. Наверное… Но творить такое заклинание в центре города — верх безрассудства. Помимо этого, у меня был целый набор менее разрушительных заклинаний, которые в теории могли бы навредить Мазоку, но их количество и уровень мощи оставлял желать лучшего.

Чтобы победить такого могущественного Мазоку, как Канзель, необходимо было провести несколько быстрых ударов. И я не питала никаких иллюзий по поводу собственных сил. У меня вряд ли получилось бы совершить такой подвиг, ибо Канзель был слишком быстр и чертовски хитёр. Но я решила, что Гаурри и его Меч Света дадут мне толику шанса. Это если Гаурри сможет предугадать трюк Канзеля с телепортацией. Но, как я сказала, стоит попытаться сделать хоть что-то. И Гаурри, очевидно, подумал о том же.

— Пошли! — выкрикнул он, бросившись вперёд.

Я последовала за ним.

— Какая впечатляющая скорость, — прокомментировал Канзель наш рывок к нему. Но, как и ожидалось, он исчез, как только Гаурри опустил свой клинок. Меч Света рассёк лишь воздух.

Исчезновение Канзеля послужило мне сигналом к тому, чтобы убраться оттуда, где я стояла. По возможности мне не хотелось бы превращаться в угольки. Я отпрыгнула в сторону. Сразу после этого я почувствовала Канзеля справа от фонаря.

— Копье Эльмекии! — выкрикнула я и запустила своё заклинание, как только он показался.

— Пожалуйста, — вздохнул Мазоку, в его голосе прозвучало даже не презрение, а скорее нескрываемая скука. Он пробормотал одно слово, и моё магическое копьё рассыпалось. — Ты действительно думаешь, что у тебя будет шанс поразить меня этим? — спросил он. — Давай не будем тратить наше время, ладно? — Пока он говорил, искрящийся свет вырвался из его тела.

— ОУ! — вскрикнула я, зажмурившись и прикрыв рукой свои привыкшие к темноте глаза. Они просто пылали. Ощущение было такое, словно под веки мне залили раскалённое железо. Но у меня не было времени обращать внимания на боль.

Я прыгнула вправо. И очень вовремя. Стоило мне двинуться с места, как я почувствовала, что нечто горячее пронеслось мимо моей головы. Могу предположить, что это был Огненный Шар. А через пару секунд в опасной близости от меня раздался взрыв.

Мне удалось уклониться от следующего снаряда, но удача в любой момент могла повернуться ко мне совсем не лицом. Зрение ещё не восстановилось, поэтому картинка перед глазами была размытой. Кстати о глазах, они страшно болели.

Внезапно я почувствовала присутствие нескольких новых гостей на нашем празднике.

Ещё похитители подвалили?

Видимо мы слишком громко шумели, и они решили всей толпой заглянуть на огонёк.

— Свет! — выкрикнула я, ослепив заклинанием новоприбывших. Мне их даже немного жаль. Ведь для них ничего не предвещало беды, и тут такая неприятность.

Ослепнув от яркой вспышки, люди закричали и начали толкаться и спотыкаться друг об друга. Я в отчаянии вбежала прямо в толпу. Было ясно, что этот живой щит не будет помехой для такого жестокого ублюдка, как Канзель, но мне нужно было выиграть немного времени, пока зрение ко мне мне не вернулось.

— Ух, — бросил Канзель. Он что-то ещё пробормотал, а затем исчез.

И где он теперь появится? Я отчаянно сканировала территорию, пытаясь обнаружить его присутствие, но тщетно. Вместо этого я почувствовала нескольких человек, приближавшихся со стороны переулка. Вероятно, они тоже принадлежали к группе похитителей.

Моё зрение начало потихоньку возвращаться. Видела я всё так же неважно, но глаза уже не так сильно болели. По крайней мере, теперь мне не казалось, что они могут вытечь.

— Лина! — Это был голос Гаурри. Я почувствовала, как его сильная рука вытащила меня из этой кучи-малы.

Он схватил меня за плечи.

— Ты в порядке?! — Видимо, его зрение восстановилось гораздо быстрее моего, раз уж он даже смог уставиться на меня.

— Более-менее, — пробормотала я, пытаясь проморгаться. — Что Канзель?

— Понятия не имею... вот как он исчез в последний раз, так больше и не возвращался. Ты можешь идти?

Я кивнула.

— Но я всё ещё ничегошеньки не вижу, — добавила я. — Мечом махать вряд ли сейчас получится… Ладно, прорвёмся.

— Скоро здесь будет не протолкнуться от врагов. Мы не сможем пробиться сквозь них. Только не в этом переулке. Можешь поднять нас в воздух?

— Постараюсь, — Я начала произносить заклинание. До сих пор я старалась не использовать магию, так как был риск обнаружить себя. Но теперь об этом можно было не волноваться. Мы немного пошумели в битве с Канзелем, а ещё я Шар Света в толпу запустила… Короче, только мёртвый никак на это не отреагировал бы.

Я крепко обхватила Гаурри.

— Рэй Винг! — Стоило мне выкрикнуть это, как мы тут же взмыли к крышам.

***

— Поздравляю, вы смогли забраться так далеко, — прогудел человек, стоявший у входа в старый каменно-кирпичный жилой дом, куда и направлялись мы с Гаурри. Он надменно выпятил грудь. — Вы смелее, чем я думал, — При других обстоятельствах я бы без колебаний врезала по этой наглой физиономии. Но дом позади него был просто огромным, и нам пришлось бы провести всю ночь в поисках Клоуфелла, ведь мы не знаем его точного местоположения. Кроме того, переворачивание всего и вся вверх дном привлекло бы внимание похитителей, и они сбежали бы, прихватив с собой пленника.

Я вздохнула и опустила нас на землю.

Чёртова дипломатия! Теперь придётся угрожать или пытать одного их этих ребят в надежде, что он приведёт нас к Клоуфеллу.

Авторитетная обезьяна с надутой грудью как раз подходила для этого.

— Эй, парень, — обратилась я к нему, — у нас нет времени лясы тут с тобой точить, так что давай перейдем сразу к делу, ладно? Просто верни старика, и тогда мы, возможно, подумаем, убивать тебя или нет. Как тебе?

Но этот гад был невозмутим. Даже слишком невозмутим, на мой взгляд.

— Полно, полно, — усмехнулся он. — Нельзя ли повежливей? В конце концов ваш приятель у меня в заложниках.

— И что? Мы можем не моргнув и глазом переломать тебе все кости, так что я советую тебе поумерить пыл. И если мы узнаем, что вы уже убили Клоуфелла, то это лишь упростит нам жизнь, потому что мы сможем сразу разорвать вас на куски.

— Ой боюсь, боюсь, — язвительно ответил похититель. — Не волнуйся, девчушка, наш заложник слишком ценен, чтобы убивать его. С ним всё в порядке. — Он сделал шаг к нам и, махнув рукой, сказал: — Но на вашем месте я бы ничего не вытворял. Понимаете, вокруг здания расставлены наблюдатели. Если вы решите что-нибудь предпринять, они начнут отрезать от вашего приятеля маленькие кусочки.

— Чего?! — воскликнули мы с Гаурри.

— Так что, если вы хотите получить друга целиком, вам лучше вести себя хорошо. — Лохмач усмехнулся и покачал головой. — Мы все изгои, дорогуша. Потому ни один из нас не станет задумываться перед тем, как порезать старика на куски. Ну, если до этого дойдёт, разумеется.

Я выругалась про себя. Этот Орангутан в курсе того, как надо использовать заложника. Такого я не ожидала.

— Так что, девчушка? — прорычал он, выставив напоказ набор кривых жёлтых зубов.

Фу! Тебя разве не учили, что рот нужно держать в чистоте?!

— Ладно, — Я повернулась к Гаурри. — Нам лучше сдать оружие, приятель, — Он был потрясён, но всё же вздохнул и пробормотал: — Пожалуй.

Мы оба отбросили свои мечи. Через мгновение из здания выскочила группа людей, заломив нам руки за спину.

— Тебе не кажется странным, что таких крутых ребят, как мы, скрутили очень уж быстро? — спросил Гаурри.

— Будто у нас выбор был, — пробормотала я в ответ. — Мы выберемся из этой передряги. Всегда выбирались.

— Тебя связали, верно?

— Хорош базарить, — растягивая слова, произнёс один из конвоиров. — Меньше трёпу, больше ходу. — Он вёл себя так, будто это была самая скучная работа в его жизни.

Нас провели по кишке из дурно пахнущих зданий к мрачному жилому дому. Мерцающий свет фонаря освещал пустую комнату. Закопчёные стены и горы гниющего мусора придавали этому месту просто непередаваемый шарм. Очаровательно! Блин, воняет ужасно!

Мне пришлось задержать дыхание, чтобы не травмировать мой прекрасный носик этим ароматом.

— Слушай, — обратилась я к одному из сопровождающих, — мы хотим знать лишь одно: действительно ли Клоуфелл в безопасности. Скажи, и я заткнусь. Обещаю.

Бродяга притворно улыбнулся.

— Ты с ним довольно скоро встретишься.

— Это я уже слышала, — резко сказала я.

Он хихикнул.

— Не беспокойся, — противным голосом проговорил он. — Мы не убьём его, пока не получим, что хотим.

— То есть пока он не станет бесполезным для вас? Ты это хотел сказать?

— Думай, что хочешь, девчушка.

Меня уже начинало бесить это их девчушка. Вы у меня ещё попляшете! Я, Лина Инверс, лично покараю вас за такое обращение к великой мне!

Нас повели в конец комнаты к небольшой двери. Она была похожа на некий потайной лаз или чёрный ход. За дверью нас ждала винтовая лестница, которая, казалось, могла осыпаться в любой момент. Она вела лишь в одном направлении — вниз. Просто прекрасно!

— О! Подвал? Понимаю.

— Заткнись, — проворчал бродяга.

Мы проследовали вниз. С каждым шагом я чувствовала, что воздух становится всё более влажным. В конце лестницы нас ожидала одна единственная дверь.

— Мы на месте, — сказал бродяга, а затем толкнул дверь.

Я замерла.

Из всех существ, кто мог быть за этой дверью, его я ожидала увидеть меньше всего. Нет, вру. Ещё больше меня удивила бы встреча с Филом или, не дай Бог, с Шабранигдо.

— Я ждал вас, — промурлыкал Зуума. Да-да, это он был за дверью. Я замерла в полнейшем шоке и уставилась на ассасина.

— Чего... чего тебе-то здесь надо? — выпалил бродяга. Он, очевидно, удивился встрече с Зуумой не меньше нашего. Воспользовавшись секундной заминкой, я попыталась осмотреть этот подвал. Вдруг тут что-то спрятано? Или, может, кто-то? Но Зуума стоял прямо возле двери, и за ним не было видно ни черта..

— Я здесь, чтобы убить эту девушку, — хладнокровно ответил Зуума. — Отдай её мне.

— Чёрта с два! — пролаял бродяга. — Тебя ведь нанял этот Канзель, да? Тогда у меня для тебя плохие новости. Мы больше не имеем с ним никаких дел, так что тебе здесь не рады. А что до этой парочки, — он указал на нас с Гаурри, — они наши пленники. Короче, убирайся отсюда подобру-поздорову.

Не то чтобы бродяга внезапно бросился меня защищать. Похоже, Зуума его раздражал, и он просто хотел высказаться. Глупец. Он не понимает, что тем самым лишь приблизит свою смерть?

— Понятно, — пробормотал Зуума, выйдя из комнаты, тем самым сократив расстояние между собой и умником-мазохистом. — Раз уж у меня нет никаких обязательств перед тобой, я могу просто тебя прикончить.

Его лицо было спокойным, но во взгляде ясно читалось злорадство. Он воспарил невысоко над землёй, и тут…

ВЖИК!

Зуума что-то метнул. Всё произошло слишком быстро, и я не смогла уловить детали. Но мне они на самом деле и не понадобились, так как тело бродяги рухнуло на пол... а его голова куда-то покатилась.

Зуума, всё ещё паря над землей, повернулся в моём направлении.

Вот чёрт!

Он взлетел, описав грациозную дугу. Причём сделал он это до жути быстро. Других похитителей объял абсолютный ужас. Они в полнейшей растерянности достали оружие. У меня было не очень много времени для раздумий, так что я отступила назад, одновременно творя заклинание.

— Вааа! — закричал один из людей, бросившись к Зууме. Ну, не совсем бросившись… Скорее, полетев. Гаурри сумел дать ему пинка под зад, отправив свой снаряд прямо к Зууме.

Не ожидая такого поворота событий, Зуума попытался уклониться. Но коридор был слишком узок, поэтому тело всё же врезалось в него, отбросив назад в комнату.

— Почему ты?! — выкрикнул другой бродяга.

Небольшая группа похитителей зашла внутрь комнаты, выкрикивая боевые кличи, стуча башмаками и вспоминая чью-то там мать. Это дало мне возможность закончить своё заклинание.

— Брам Фанг!

Ветряные стрелы, запущенные мной, легко разрезали веревки на руках Гаурри. Он не стал тратить время и забрал у обезглавленного трупа наши мечи, а затем кинулся освобождать меня.

***

Когда мы вступили в битву, она уже подходила к концу. Мне, кажется, было интересно, что похитители хранили в этой комнате? Так вот, в центре подвала, разумеется, сидел Клоуфелл, привязанный к стулу.

Наконец-то! Пора заканчивать этот цирк!

Мрачное лицо Клоуфелла просветлело.

— Ох! — произнёс он. — Это вы! — Теперь с уверенностью можно было сказать, что он пока в порядке. И, кажется, была возможность безопасно к нему подойти, но нам с Гаурри сделать этого не удалось. Заклинание света озарило свежие трупы, разбросанные по всей комнате. И в центре данной картины совершенно невозмутимо стоял Зуума.

Гаурри наклонился ко мне и прошептал:

— Как ты думаешь, мы сможем победить этого парня?

— Без понятия, — ответила я. Обычно я вполне уверена в нашей победе, но в случае с Зуумой всё несколько сложнее.

Зуума повернулся к нам со зловещей неспешностью. Будто хищник, доводящий жертву до отчаяния.

— Отойди, — невозмутимо сказал он Гаурри.

Гаурри встал между мной и Зуумой. Его клинок был готов к битве.

— Ты не сказал «пожалуйста», — решительно ответил он.

Гаурри медленно начал сокращать дистанцию. Зуума, вероятно, чувствуя уровень способностей Гаурри, насторожился и двинулся навстречу.

Больше всего меня беспокоило заклинание тьмы Зуумы. То самое, которое он использовал в моей спальне. Если он сотворит его, у Гаурри не будет и шанса.

Я выбрала лучшие превентивные меры, какие только смогла придумать: я бросилась через комнату к Клоуфеллу.

Зуума, сбитый с толку моим внезапным движением, отвлёкся на меня на долю секунды. Но Гаурри хватило и этого. С громким кличем он со скоростью света рванул к Зууме, целясь мечом в ассасина. Зууме с трудом удалось отпрыгнуть назад, но всё же выпад Гаурри его не достал.

Чёрт!

Но Гаурри это не испугало. Он немедленно атаковал и снова ударил Зууму, эффективно прижимая ассасина к стене. Нельзя было позволить ему контратаковать. В области ведения боя, мне кажется, трудно найти кого-то умнее Гаурри.

Зажав противника в угол, он ударил. К несчастью, Зуума тут же прильнул к земле и сделал перекат в сторону Гаурри.

Обычно перекаты легко останавливаются пинком или ударом меча. Но вот с Зуумой такой номер не пройдёт. Не только не остановишь, а ещё и ноги лишишься.

Гаурри быстро отпрыгнул назад, чтобы разорвать дистанцию. С его отступлением Зуума вскочил на ноги и бросился прямо на… меня!

— Проклятье! — услышала я крик Гаурри. Я взмахнула мечом, быстро творя при этом заклинание. Зуума на бегу подпрыгнул и, оттолкнувшись руками от потолка, направил в мою сторону мощный удар ногой.

Мне совсем не хотелось лишиться головы, так что я даже не попыталась блокировать этот удар. Вместо этого я отбросила себя от атаки Зуумы.

— Свет!

Мне потребовалась секунда, чтобы понять, что заклинание было выпущено не мной и не Зуумой. Его сотворил Клоуфелл!

Старик идеально прицелился и рассчитал время. Сверкающая сфера пролетела через комнату и врезалась прямо в Зууму. Свет ударил ему в глаза.

— Арргх! — прорычал Зуума, прикрыв лицо руками.

Я знаю, как это больно, приятель!

Зуума, пошатываясь, пересёк половину комнаты, пытаясь прийти в себя. Он, должно быть, решил, что его положение стало невыгодным, поэтому тут же бросился назад к двери. Прошипев что-то нам на прощание, он развернулся на пятках и побежал вверх по лестнице.

Гаурри бросился за ним, но замер в дверном проёме. Как и я, он решил, что мы были не в той ситуации, чтобы преследовать противника, который, очевидно, мог съесть нас и не подавиться.

— Кажется, мы заставили его отступить, — несколько недоверчиво сказал Гаурри, оглядывая лестницу. — Кто бы мог подумать, а?

Я принялась развязывать верёвки, которыми Клоуфелл был привязан к стулу.

— Я обязана вам жизнью, господин Клоуфелл, — пробормотала я, занимаясь верёвками. Если честно, если бы он не сотворил тогда заклинание света , кто знает, смогла ли бы я рассказывать эту историю сейчас.

— Ну-ну, — сказал Клоуфелл радостно. — Это я должен благодарить вас. Заклинание света — единственное, которое я знаю. И до сего дня я его использовал лишь для чтения посреди ночи.

С тяжёлым хрипом Клоуфелл поднялся со стула. Он отбросил свободно болтавшуюся верёвку и потёр запястья. На них были видны борозды и воспаления, оставленные путами.

Клоуфелл устало осмотрел тела, лежащие на полу.

— Хоть кто-то должен был выжить.

Клоуфелл оказался прав. Осмотрев всех, мы обнаружили, что некоторые из них всего лишь без сознания. Однако у других дела обстояли не так оптимистично. Их отрубленные части тел были разбросаны по полу, сложившись в каком-то извращённом паззле. В общем, здесь было четверо выживших, так что мы немедленно связали их. Один из них пришел в себя, пока Гаурри скручивал его. Бродяга выглядел дезориентированным, и, судя по его стонам и бешеному вращению глазами, пытался сообразить, где он и что случилось.

— Здоровки, — сказала я, хлопая его по плечу. — Как себя чувствуешь, парень? — Я пыталась звучать так безжалостно, как только могла, что не всегда просто, особенно для такой милашки, как я.

— Т-ты? — выдохнул он, и его глаза полезли из орбит. — Теперь я понял. Этот чёртов Канзель! Он нанял нас, а потом подставил!

Он вперил свой безумный взгляд в меня и затем в Гаурри. Он выглядел так испуганно, что мне стало почти жалко его… Но если он полагал, что это Канзель стоял за всем случившимся, то мы с Гаурри не намеревались разубеждать его в этом. Можно сказать, ситуация начинала оборачиваться в нашу пользу.

— Ох, заткнись! — бросила я. — Ты знал, на что шёл, когда брался за эту работу! — Пленник уставился на трупы, покрывающие пол. Точнее, на их куски. Впечатлившись зрелищем, он простонал дрожащим голосом: — Они... мертвы?

Нет, блин! Они просто отдохнуть прилегли!

— Они, по-твоему, выглядят живыми?! — рявкнула я. — И если ты не будешь осторожным, парень, ты присоединишься к ним, вот так! — Я властно щёлкнула пальцами. У меня, правда, не очень получается щёлкать, но не думаю, что он заметил.

— Нет, пожалуйста! — взмолился бродяга. — Пощадите меня!

— Тогда давай, говори. Кто нанял тебя?!

— Я-я не знаю! — выпалил он. — Правда! Я не лгу!

Отчаянное отрицание — слишком простой приём, чтобы я на него купилась.

— Понятно, — сказала я очаровательно холодным тоном.

Мне это начинает нравиться!

— Раз ты не знаешь, — продолжила я и начала медленно расхаживать по комнате, держа руки за спиной, — то у нас не остаётся выбора, — Я наклонилась к нему, и мой тон резко стал зловещим. — Трое других ещё живы. Я просто спрошу у них, — И затем, повернувшись к Гаурри, я сказала: — Почему бы тебе не убить этого? Он для нас бесполезен.

Лицо пленника позеленело.

Подыгрывая мне, Гаурри зашёл бродяге за спину, провёл пальцем по его шее, а затем обнажил меч.

— Подождите! — взвыл пленник. — Подождите! Я всё вам скажу! Что вы хотите знать?!

— Но ты вроде говорил, что ничего не знаешь, — промурлыкала я.

— Я расскажу! Расскажу всё, что знаю! Пожалуйста, только не убивайте!

Я скрестила руки и походила туда-сюда, делая вид, что обдумываю его слова. Осуждайте меня, если хотите, но я давно так не веселилась и хотела оторваться по полной. И, чёрт возьми, заслужила это!

— Хмм, — сказала я наконец. — Ладно, говори. Если мне понравится услышанное, я пощажу тебя.

— Вы хотите знать, кто дёргает за ниточки, верно?! — затараторил пленник. — Вы, ребята, скорее всего, знаете его лично. Он член этой гнусной королевской семейки. Этот парень всегда приходил к нам замаскировавшись и никогда не раскрывал своей личности. Но я как-то раз услышал, как он говорил с Канзелем, и маг назвал его имя.

Я зевнула.

— Мы знаем, что это Кристофер, так что хватит ходить вокруг да около, парень.

— Это не Кристофер, — опроверг бродяга. Внезапно, он улыбнулся, и улыбка могла показаться хитрой, если бы не дрожь, бьющая всё его тело. — Это Альфред.

— Что?! — Гаурри, Клоуфелл и я выкрикнули в унисон.

Я несколько раз моргнула и потрясла головой, будто оправляясь от падения.

Альфред? Это воплощение жеманности?

— Это правда, — быстро заверил нас пленник. — На самом деле он костерил своего отца при любом удобном случае.

— Но, когда нас атаковали в гостевом домике, Альфред тоже был там, — подумала я вслух. — Почему его присутствие было необходимо?!

Пленник ухмыльнулся.

— О, ага... это.

Очевидно, у него по этому поводу тоже было запасено немало ругательств.

— Я знаю, что среди наших была набрана команда для выполнения этой работы. Всё было организовано в последний момент, но с помощью своего человека во дворце команда легко проникла внутрь, — Наш подопечный сделал паузу, переводя дыхание. — В любом случае, — продолжил он, — они были проинструктированы атаковать, когда услышат какой-то стук. Также они должны были оставить определённого человека невредимым.

Какой-то стук?

Конечно! Я вспомнила, что тогда, в гостевом домике, Альфред стукнул кулаками по столу. И произошло это аккурат за мгновение до начала атаки. Затем начала твориться адовая вакханалия, а Альфред прикинулся жертвой.

Шестерёнки в моём мозгу пришли в движение.

— Что ещё? — надавила я на пленника. Пока у него был развязан язык, я намеревалась выкачать из него всё, что только можно.

— Поначалу всё шло идеально. Но затем Канзель начал творить какую-то хрень в виде собственных атак, что спутало нам все карты. Заговоры — это искусство, вы же понимаете? Так что мы отказались от сотрудничества с ним.

— Ладно, а как Канзель и Альфред познакомились? — спросила я.

Пленник покачал головой.

— Откуда мне знать? Всё, что мне известно — это Альфред всё это затеял.

Должна признать, рассказанная история выглядела весьма правдоподобной. Канзель, вероятно, прослышал о моём знакомстве с Филом и решив, что я брошусь помогать знакомому в случае покушения на него, подбил Альфреда покуситься на трон.

Это что же такое получается? Все эти дворцовые интриги нужны были Канзелю только для того, чтобы добраться до меня?

На первый взгляд способ казался весьма запутанным. Но в защиту Канзеля можно сказать, что довольно трудно найти кого-то с моей любовью к странствиям. А если принять во внимание ещё и умопомрачительные способности объекта выслеживания, эта задача вообще может оказаться почти невыполнимой.

— Что ещё? — резко спросила я. — Говори! — Допрашиваемый покачал головой. Очевидно, мы вытянули из него максимум.

Итак, у нас есть свидетели, готовые давать показания, так что нам лишь оставалось доставить их во дворец. Бродяга должен был повторить Филу всё, что он только что рассказал. Дальше решать уже Филу. Что до меня и Гаурри, наша работа будет закончена, и мы, наконец, сможем отчалить из Сейруна.

Осталось лишь две нерешённые проблемы. Первая: мы не избавились от Канзеля и Зуумы — рано или поздно мы вновь с ними сразимся. Скорее, даже рано… Что до другой проблемы…

Гаурри, должно быть, увидел мою задумчивость.

— Что такое, Лина? — спросил он. — Что-то ты выглядишь не особо радостной. Мы добились того, чего хотели, не так ли?

— Ммм, — простонала я. — Вроде того.

— Ты беспокоишься о Канзеле, да?

Я сделала глубокий вдох и кивнула. Да, сегодня дела приняли оптимистичный оборот: Клоуфелла освободили, Альфреда раскрыли… Но это не могло вытеснить моего страха неизбежной битвы с Мазоку и суперсильным ассасином.

С четырьмя выжившими на буксире наша троица вышла из здания и направилась в Королевский Дворец. Пустынные улицы были заполнены туманом. Что ставило перед нами ещё одну проблему: подручные Альфреда, которые могли атаковать нас гораздо более жестоко, чем до этого.

Ну почему девушка не может просто пойти домой и поспать после хорошо сделанной работы? Вот блин, нет покоя непоседам.

А затем я заметила впереди тёмные силуэты. Около тридцати или сорока человек. Один из них сделал шаг вперёд. Должна признать, я была удивлена, увидев, кто это был.

— Как приятно, что ты дождался нас, Альфред, — сказала я спокойно. Он провёл пальцами по своим густым, ухоженным волосам и мотнул головой, пренебрежительно фыркнув.

— Я действительно страстно ожидал встречи с Вами, юная леди, — протянул он.

Я изогнула бровь.

— Однако должна признать, я не ожидала, что ты появишься лично. Невероятно великодушно с твоей стороны оказать нам такую честь.

— Моя дорогая Лина, — ответил он, — это было меньшее, что я мог сделать, дабы выказать своё восхищение маленькой девочкой, которая вывела меня на чистую воду.

— Должно быть, для тебя это стало шоком, — предположила я.

Его ноздри расширились, и он шумно вдохнул. По-моему, Альфред рассердился.. Мне это понравилось.

— Сплошное разочарование, — сказал Альфред сквозь сжатые зубы. — Постоянное нарушение планов. На каждом шагу.

— Уже очень поздно, Альфред. Разве тебе не пора баиньки?

— Что, дорогуша, считаешь себя крутой, да?

— Я могу продолжать так всю ночь, если хочешь.

— Не стоит, — Хмурость Альфреда улетучилась, а на её место пришла ледяная улыбка. — Я сегодня не в настроении для разговоров. Лучше посмотрю, как ты умираешь.

Мой меч вмиг покинул ножны.

— Поехали, — ответила я невозмутимо.

Из-за наших спин, откуда-то из глубин тумана, донёсся до боли знакомый голос: — Позвольте мне расправиться с девчонкой.

Этот парень никак не может уняться?!

— Зуума? — фыркнул Альфред. — Ну… если она сдохнет, мне не важно, кто сделает это. Но это не значит, что ты мне нравишься! — Альфред указал пальцем так грозно, как только мог такой неженка. — И это также вовсе не означает, что я простил тебя за вмешательство в мои планы!

Попытки Альфреда выглядеть суперзлодеем становились с каждым мгновением всё более жалкими. Я развернулась к гораздо большей угрозе. Зуума стоял недалеко позади нас, окутанный туманом и облачённый в чёрное. Теперь с обеих сторон путь нам преграждали очень недружелюбные типы.

Что подразумевало насилие. Много насилия.

— Давайте закончим с разговорами и перейдем к делу, — бесстрашно сказал Гаурри. Он извлёк свой Меч Света и нацелил его острие на Зууму. — Если хочешь сразиться с Линой, сначала тебе придется пройти через меня.

Зуума помолчал мгновение, переводя взгляд от Гаурри ко мне и обратно.

— Как скажешь, — ответил, наконец, он.

Зуума был невероятно умелым ассасином, но у него не было никакой возможности прикончить меня, пока на его пути стоит мой напарник. Он, вероятно, решил, что пока он сосредоточится на Гаурри, Альфред займёт меня. Он и Гаурри настороженно смотрели друг на друга, не двигаясь с места.

Альфред нетерпеливо хлопнул в ладоши.

— Ну, поступайте, как хотите. Раз мы закончили с разговорами, может начнём? Я хочу поскорее лечь спать!

Кстати, о сне.

— Спать! — Я должна была пресечь вмешательство пленников в мои дела.

Когда они отключились, Гаурри бросился на Зууму, а я атаковала толпу. И да, это был довольно впечатляющий пример настоящей командной работы.

— В атаку! — скомандовал Альфред.

Шеренги солдат, скрывавшиеся в тумане, резко пошли в атаку одной гигантской волной. Но я уже начала колдовать, так что бросилась прямо на них с мечом наголо.

— Мега Бранд!

Дрожь пробежала по камню мостовой под ногами головорезов. Сама земля поднялась в воздух, подбрасывая и швыряя бандюков в небо. Это вывело из игры довольно большое их число, что дало мне шанс отступить и приготовить следующее заклинание.

Стоило ли мне взять Альфреда в заложники? Я прикинула, пока колдовала. Но это повлекло бы за собой риск того, что люди Альфреда возьмут в заложники Клоуфелла, и я была не в настроении устраивать игры с заложниками. Ох, ладно — атака в лоб обычно всегда срабатывает.

— Ван Га Руим! — внезапно выкрикнул Альфред, подняв руки над головой.

Насекомоподобное жужжание донеслось из чёрного тумана, сформировавшегося вокруг ног Альфреда. Зловеще подрагивая, из тьмы начали подниматься какие-то нечеловеческие силуэты.

Теневые звери! Очаровательно.

Теневые звери — это демоны низкого ранга, призываемые из астрального плана. Они, как зомби или пиявки, присасываются к своим целям, чтобы вытянуть жизненные силы. Это довольно неустойчивые существа, которые могут сойти на нет за полдня без источника питания, но вот мне от этого не легче.

Теневые звери хоть и имеют низкий ранг, но всё же обычные атаки бесполезны против них. А менять заклинание было уже поздно.

— Огненный шар! — выкрикнула я.

Я прекрасно знала, что направлять огненные шары на теневых зверей было лишь тратой времени, так что я перенацелила свою атаку на солдат.

— Разделись! — скомандовала я, сфокусировав свое внимание пылающей сфере.

Огненный шар распался на десяток маленьких шаров, каждый из которых вызвал миниатюрный, но мощный взрыв. Это принесло желаемый эффект, отправив бандитов в увлекательнейший полёт.

Теперь у меня появились две новости: хорошая и плохая. С какой начать? Что ж, хорошей новостью можно было считать, что половина врагов была травмирована или мертва. Ну а плохой новостью было то, что вторая половина стала атаковать ещё отчаяннее. Сейчас мне было необходимо время. Когда стражники услышат звуки битвы, они, несомненно, тут же прибегут. Это даст мне столь необходимое преимущество.

Один из болванов замахнулся на меня, но я сумела парировать его клинок своим и отбросить напавшего. Это дало мне долю секунды, чтобы применить магию.

— Даст Чип!

Воздух вокруг фонарного столба заблестел. Я убралась с дороги.

Множество блестящих и острых ледяных дротиков размером с большой палец устремились в сторону нападавших. Пусть они не могут убить, но вот покалечат знатно.

— Дим Винг! — Сейчас черёд Альфреда. Он сотворил заклинание ударной волны: мощный порыв ветра, выбивающий противника из равновесия. Этого заклинания трудно избежать из-за большого радиуса действия, так что всё, что я могла сделать для минимизации его воздействия, это отпрыгнуть подальше от его центра, то есть от Альфреда.

Вшух!

Ударная волна настигла меня. В лёгких это отдалось диким спазмом. После этого удара я несколько секунд не могла вдохнуть. Этой заминки теневым зверям оказалось достаточно, чтобы начать приближаться.

Проклятье! Погружённая в раздумья, я перехватила свой меч. Если бы у меня была хотя бы минута, чтобы сотворить хорошее заклятье, я смогла бы разметать этих теневых зверей без проблем. Но стратегия Альфреда, кажется, и заключалась в том, чтобы как можно чаще творить заклинания, тем самым выбивая меня из собственного ритма боя.

— Угх!

У меня кровь застыла в жилах. Клоуфелл! Я развернулась и увидела, как его меч после короткого вращения в воздухе упал на землю.

Клоуфелл пытался отбиться от наступавшего головореза. Бандит захохотал, как злобный десятилетний мальчишка, подняв свой меч над его головой, а я в это время быстро творила заклинание поддержки.

— Молись, дед! — выкрикнул он.

— Брам Блэйзер! — Синяя вспышка света вспыхнула в ночи и пронеслась к головорезу. Как раз вовремя! Это было очень драматично и невероятно ловко, но была одна проблема: это заклинание сотворила не я.

Даже Альфред был шокирован.

— Что? — воскликнул он, яростно оглядываясь. — Кто посмел?!

На веранде второго этажа полуразвалившегося дома был виден одинокий силуэт. Амелия вышла на свет и скрестила руки.

Ага, я была также удивлена, как и вы!

— Хмф! — фыркнула она, а её священнические одеяния шелестели на ветру. — Эй, вы там, какие-то проблемы?

Комментарии