Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

2.4 Должно быть, это любовь

Церковь Божественного Света не проявила ни милосердия, ни сострадания.

Квази Герой Виллем Кмеч, имевший наглость потребовать отпуск на время зимнего праздника, оказался с головой завален работой.

– У них что, вообще сердца нет?! – бросил он и умчался из столицы. Сегодня он сражался на западе, а завтра уже на востоке. Одно поле боя сменялось вторым, а потом сразу третьим.

Здравый смысл подсказывал, что у него ничего не выйдет. Ему ни за что не успеть закончить все дела к празднику.

Но, впрочем...

“Этот недоумок наверняка как-нибудь выкрутится”, – праздно думала Лилия. Если уж он решил провести праздник с семьёй, то переборет что угодно.

***

Короче говоря, от простого беспокойства всё равно нет никакой пользы. Значит, можно сосредоточиться на второй проблеме – состоянии Сеньориса. Лилия сражалась с эльфами, которые пытались защищаться проклятьями и смогли повредить магические линии её меча.

Разумеется, Карильоны не так хрупки, чтобы сломаться от нескольких проклятий, но оставлять ущерб без внимания тоже не стоит. Тем более что Сеньорис – самый "нормальный" из Карильонов высочайшего ранга. Он не такой, как Морнен, что всегда забирает больше жизней, чем ему велят, или Зермельфиор, который почти в буквальном смысле пожирает своего владельца, и его нужно постоянно держать в состоянии полной готовности на случай непредвиденных ситуаций.

Таким образом, Сеньорис был отправлен в мастерскую для полного техобслуживания и настройки.

Лилия заглянула в приоткрытую дверь мастерской.

Просторная комната без окон была вся исчерчена узорами из расплавленной металлической стружки. В воздухе висело несколько десятков хорошо знакомых металлических пластин. Примерно двадцать мастеров-чародеев стояли вокруг и что-то непрерывно бормотали себе под нос. Металлические пластины – Талисманы – постоянно меняли местоположение, и с каждым перемещением в воздухе между ними на мгновение возникали светящиеся линии.

Как будто подсмотрела какой-то тайный ритуал.

Впрочем, это и есть тайный ритуал.

– А разве, если постараться, нельзя закончить с техобслуживанием за вечер? – поинтересовалась Лилия у знакомого чародея, бородатого мужчины средних лет.

– Не шутите так, пожалуйста, – отозвался тот, вытирая пот со лба. – Разве вы не знаете, что Карильоны – это произведение тончайшего искусства?

Лилия, разумеется, знала. Карильоны состоят из множества различных Талисманов, соединённых воедино магическими линиями. Талисманы сложным и запутанным образом воздействуют друг на друга, и их уравновешенная система воплощается в мощнейшее оружие человечества. И, разумеется, этот поистине чудотворный баланс невозможен без тончайшей настройки. Малейшая ошибка – смещение Талисмана, нарушение магической линии – и меч лишится большей части своей силы... а в худшем случае попросту разрушится.

Лилия, конечно, знала всё это и могла представить себе сложность техобслуживания, но...

– Но ведь Виллем так делал. Так, вжух – разобрал, бам, бам, настроил, чик – и готово.

– Просто он ненормальный.

А, вот оно что. Так и знала.

– Никому другому такой трюк не под силу.

И это я знала.

– Кроме того, его методы годятся лишь для временного техобслуживания. Тонкая настройка меча ему не под силу, – обиженно забормотал в бороду мастер. – И, разумеется, он ни за что не смог бы собрать из Талисманов новый меч. Да, конечно, на поле боя его умения могут быть полезны, но с нашей точки зрения он просто уличный шарлатан, пытающийся внушить всем дурную мысль, будто можно обойтись без мастерской.

– М-м.

Несмотря на всю горечь слов мастера, в его глазах Лилия видела доброту.

Она слышала, что так называемое "шарлатанство" Виллема было результатом долгого упорного обучения в этой самой мастерской. Виллем такой человек, что способен вовлечь в достижение собственных целей всех вокруг без разбора. Мастера-чародеи, должно быть, заботливо учили его всему, чему могли, – а он, украв их знания, сбежал и стал Героем. Должно быть, здесь его считают кем-то вроде блудного ученика.

И поэтому, несмотря на выдающиеся успехи, они просто не могут похвалить его открыто. До чего же с ними всеми сложно.

– И всё же, как долго продлится техобслуживание? – спросила Лилия.

– Не меньше десяти дней, – был ответ.

Само по себе отсутствие Сеньориса не слишком сильно ограничивало Лилию. Использовать полную силу своего Карильона ей приходилось редко – фактически человечество вымерло бы давным-давно, если бы враги, против которых мог помочь только Сеньорис, появлялись регулярно. Но проблема заключалась в том, что ей, как Истинному Герою, не поручали заданий, пока её оружие находилось в ремонте.

– Скукота...

Лилия ничем не увлекалась, так что теперь, не зная, что делать с внезапно свалившимся свободным временем, праздно бродила по Грифоньей улице.

По сравнению с тем разом, когда она прогуливалась здесь вместе с Виллемом, сейчас было открыто больше лавок, и витрины пестрели самыми причудливыми товарами. Поначалу рассматривать их было интересно, но вскоре водоворот безделушек, экзотических нарядов и украшений надоел Лилии.

Она привыкла к одиночеству Истинного Героя, но сейчас, временно освободившись от этой роли, не знала, как себя вести. Без спутника ей даже не перед кем притвориться, что она весело проводит время.

– Эх... – вздохнула она, остановившись под деревом и глядя в небо. – Скукота...

Может, попробовать считать облака? А может, посчитать булыжники в мостовой центрального проспекта, а потом сравнить результат с отчётом в мэрии? Лилия не сомневалась, что смогла бы придумать много таких бессмысленных способов убить время.

Чем, интересно, сейчас заняты другие Герои? Сражаются в каких-нибудь дальних землях? Или дома, со своими близкими?

Жмут руки друзьям? Улыбаются родным? Смотрят в глаза возлюбленным?

– Апчхи! – Лилия, оглушительно чихнув, вернулась в действительность.

– Бр-р...

Кажется, вернувшись в столицу, я стала слишком беззаботной. Пожалуй, всё же стоит одеваться потеплее.

***

Вечер, закусочная в Квартале Студентов.

– С завтрашнего дня снова спускаюсь в лабиринт! – объявила Кая Картран, залпом осушая свою кружку.

Кая – высокая женщина примерно тридцати лет. Стройная, но даже одежда не может скрыть мускулы, бугрящиеся при каждом движении.

– Что? Вы же только вчера вернулись? – Рука Лилии замерла, не донеся до губ стакан с фруктовым соком.

Кая – искательница приключений. Люди этой профессии зарабатывают на жизнь тем, что разбираются с проблемами – "приключениями" – не столь серьёзными, чтобы для их разрешения требовалось отправлять Героя.

Впрочем, одного этого занятия недостаточно для стабильного заработка. Монстры не угрожают человечеству непрерывно, а если угрожают, то далеко не всегда искателю приключений оказывается под силам с ними справиться, а главное – как только угроза устранена, делу конец. Повторно повстречать монстра, за голову которого кто-либо готов заплатить, удаётся очень редко.

Поэтому существует ещё одни способ, которым искатели приключений зарабатывают на жизнь: исследование лабиринтов. Эти загадочные подземные сооружения полны опасных чудовищ и редких сокровищ. Чем ниже спускаешься, тем обильнее и богаче будет добыча... но.

– Уверены, что стоит сразу идти снова? И на нижний уровень, да? Я слышала, последние уровни лабиринтов полны очень неприятных проклятий.

Пагубные проклятия самозарождаются и скапливаются на нижних уровнях лабиринтов. Если человек задерживается там, даже ненадолго, его тело мало-помалу начинает слабеть и гнить. Для защиты от этого используют особые Талисманы, вдесятеро ослабляющие проклятие. Кроме того, важно регулярно подниматься на поверхность, чтобы отдохнуть и очиститься от проклятий.

– Да, придётся прикупить защитных Талисманов, иначе быстро ослабею. И дорогие же они... Конечно, спускаться снова не очень хочется.

– И всё же пойдёте?

– Появилось срочное дельце. Хотелось бы, конечно, отдохнуть, но я просто не могу.

– "Дельце"? Но ведь здоровье тоже важно.

– Возле моего родного города появилось логово саблезубых кроликов.

– Фу! – воскликнула Лилия.

Саблезубые кролики – это вид сравнительно слабых монстров, чьи неестественно длинные передние клыки способны пробивать доспехи. Согласно принятой среди искателей приключений системе уровней, этим существам присвоен одиннадцатый уровень – а значит, понадобится столько же искателей приключений того же уровня, чтобы успешно справиться с ними. Но основная угроза саблезубых кроликов – не в силе одной особи.

– Если мы не уничтожим их всех до последнего, они сбегут из логова через один из множества выходов и вскоре снова размножатся. Я должна как можно быстрее нанять искателей приключений и покончить с ними.

– Разве вы не смогли бы уничтожить их сами?..

– Одного сильного монстра – может быть, но не кроликов. Мне понадобится помощь минимум двадцати сильных искателей приключений, да ещё и нанимать их придётся на месяц, а то и больше... – Кая потёрла большим пальцем об указательный. Понятный без слов жест – "Понадобится куча денег".

Уничтожить одного зверя просто. Даже десяток не причинит особых проблем. Но когда их больше сотни, когда они способны быстро размножиться, если сбежит хотя бы несколько – тогда необходимы люди и время.

В каком-то смысле кролики гораздо менее удобный враг, чем эльфы. Эльфов хотя бы можно изгнать превосходящей силой. Просто и без затей.

– Правда, времена сейчас, говорят, неспокойные, и над всем человечеством нависла угроза... А я лезу под землю, чтобы защитить один-единственный город... Тут, пожалуй, мне немного стыдно перед вами, Героями.

У Каи тридцать девятый уровень. Система уровней была введена Гильдией искателей приключений, чтобы приблизительно оценить боеспособность человека. Считалось, что обычный гражданский находится на втором или третьем уровне, тренированный солдат – на десятом. Тридцатый уровень считался потолком для обычных людей. Таким образом, Гильдия видела в Кае выдающегося мастера.

– И многие тебя винят?..

– В последнее время их стало побольше... – Кая слабо улыбнулась. – "Что, кишка тонка воевать? За шкуру свою трясёшься, а?" – как-то так...

– Поверить не могу...

Хотя, конечно, верится легко.

Люди бывают очень разные. Бывают и такие, кому необходимо выискивать недостатки в других, чтобы оправдать собственные беды. И, зачастую, именно их точка зрения высказывается громче всех и подчиняет себе общественное мнение.

– Но это же глупость. Ведь основой для Талисманов служит тот Пепел, который вы, искатели приключений, добываете в подземельях. Вы тоже вносите свой вклад!

По сути своей, проклятия – это попросту сильные "заявления", способные воздействовать на реальность. Так, например, ребёнок вырастает глупым, если постоянно слышит, что он глуп, или девушка хорошеет, если её называть красивой. При соблюдении определённых условий высказывания могут воздействовать на материальный мир.

Но проклятия, скапливающиеся на нижних уровнях подземных лабиринтов, образуются сами собой, они лишены какой-либо точки приложения и ни на что не направлены. Поэтому вещество, долгое время подвергающееся воздействию скопившихся в лабиринте проклятий, теряет свою первоначальную суть и превращается в "нечто пустое".

Иначе говоря, становится чем-то вроде чистого холста. Этому "чему-то пустому" очень просто придать форму и содержание. Люди научились использовать это свойство для управления проклятиями, а потом и создавать на его основе Талисманы. Таким образом, то "забывшее свою суть" вещество – или "Пепел", как его называют – высоко ценится на поверхности.

– Что ж, из уст воина с передовой это, конечно, чутка утешает... – хохотнула Кая. Её щёки слегка зарумянились от выпитого.

Она выглядит такой уставшей...

Искатели приключений вроде Каи, чья основная деятельность связана с исследованием подземелий, редко удостаиваются чьего-либо внимания. Так что хотя обычно они пропускают мелкие подколки мимо ушей, но всё же, наверное, неспособны полностью игнорировать неодобрение в свой адрес.

Может, это не так уж и плохо, но... не хочу об этом думать.

– Скажите, – в голову Лилии пришёл бестактный вопрос, – а обязательно именно вам, Кая, спасать тот город?

– М?

– Разве сами горожане не могут сражаться? Не могут собрать деньги, нанять солдат? А если нет... Даже если кто-то и разделается с саблезубыми кроликами, такой город всё равно долго не протянет, в наше-то время...

– Да уж, тут не поспоришь.

– Тогда почему...

– Но ведь там мой дом... – задумчиво проговорила Кая, – родина моего мужа, родина моих детей... Да и у меня с этим местом связано много воспоминаний... Как я могу бросить этот город на произвол судьбы?

Я предчувствовала, что она скажет что-то такое.

Ожидаемый ответ – но всё же Лилия ощутила лёгкий укол тоски.

– А для тебя, Лилия, это ведь Гомаг, да? Тот город, откуда Виллем родом? Если ему будет угрожать опасность, ты ведь тоже побежишь на помощь?

– А-ха-ха, а вы шутница, Кая.

– О? Всё не так?

– Не так. Настолько не так, что прямо-таки с точностью до наоборот.

– О. Весьма печально.

Одновременно изобразив улыбки, обе осушили свои кружки.

Пять минут спустя.

Эмисса Гудвин с грохотом ударила ладонью по столешнице.

– Хватит с меня! Расстаёмся! – Тарелка и чашка одновременно подскочили. Взгляды всех присутствующих на мгновение обратились к Эмиссе. – Раз за разом одно и то же, всё, достало!

Эмисса тоже искатель приключений, но она совершенно отличается от большинства представителей этой профессии. На первый взгляд – хорошо воспитанная девушка лет двадцати; но за этой внешностью скрывается эксперт по охоте на сильнейших и опаснейших монстров.

– Опять? Через сколько дней планируешь помириться? – равнодушно спросила Кая.

– На этот раз по-настоящему! Совсем! Не прощу ни за что! – выкрикнула Эмисса и одним глотком осушила бутылку сидра.

– Эм...

– А, прости. С непривычки, должно быть, неловко слушать.

Эмисса только что ворвалась в закусочную, плюхнулась на стул рядом с Лилией и сразу же заказала себе выпивку. После чего, не успев не то что выпить, а даже открыть бутылку, принялась громко жаловаться.

Кая плеснула что-то в кружку Лилии, огорошенно наблюдавшей за происходящим. Что-то, судя по виду, очень крепкое.

– Это у них уже вроде традиции. Видишь ли, её парень красавчик и вообще очень мил. Так что стоит ей отлучиться, и девчонки прямо слетаются к нему.

– А-а...

Лилия уже слышала часть этой истории. Эмисса родилась в семье богатого землевладельца. Но, как быстро выяснилось, девочка обладала способностью производить невероятно мощный Яд, и этот Яд необузданно выплёскивался при малейшем нарушении душевного равновесия, разнося в клочья всё, что оказывалось в поле зрения Эмиссы. И поэтому её заточили в темницу, где она в принципе не могла ничего видеть. В темноте и пустоте она провела всё своё детство.

Спас её молодой искатель приключений, случайно оказавшийся в той тюрьме. В то время он был девятого уровня – то есть сильный сам по себе, но слишком слабый, чтобы Гильдия разрешала ему брать большую часть заданий. И этот паренёк встретил в кромешной темноте девушку и пожалел её, обнял, взял за руку и вывел на свет.

Разумеется, само по себе это не решило проблемы, из-за которой Эмисса оказалась в заточении. Потребовались непредставимые тяготы и испытания, прежде чем она научилась управлять своей силой. Но эти двое рука об руку превозмогли их все и поклялись вместе идти по пути искателей приключений... но.

– Разница в уровнях слишком велика. У того мальчика семнадцатый, ну а у Эмиссы – шестьдесят первый.

Семнадцатый уровень – это, на самом деле, не так уж и мало, скорее даже чуть выше среднего. Такой уровень позволяет брать задания по уничтожению самых сильных монстров и спускаться вплоть до пятого уровня подземного лабиринта. Для того, кто всего несколько лет назад был девятого уровня, это поистине впечатляющий рост.

Но шестьдесят первый уровень Эмиссы, второй среди всех действующих искателей приключений, – свидетельство того, что она в одиночку способна справиться с целой армией. Разница столь велика, что даже само сравнение выглядит глупостью.

Парень Эмиссы не смог бы помогать ей. В тех битвах, что ведёт она, он погиб бы в мгновение ока.

Но и Эмиссе нельзя сопровождать его. Её заклинаниям хватало силы, но не тонкости. Каждое сражение с подходящим для искателя приключений семнадцатого уровня "сильным монстром" заканчивалось бы несопоставимыми разрушениями и изменениями рельефа местности.

Действовать вместе они не могли. В итоге им пришлось выполнять задания поодиночке, вдали друг от друга. И, разумеется...

– Он опять спас какую-то девчонку! Я видела, как она на него смотрела!

По-моему, она делает из мухи слона.

– Но... это же пустяк, разве нет? – Теперь Лилия прекрасно понимала спокойствие Каи. Она неловко улыбнулась. – Если даже такая мелочь тебя тревожит, то что остаётся? Запереть его и не подпускать к женщинам?

– Да! В самый раз! – выкрикнула Эмисса. Кая ухмыльнулась. – Гадина! Ещё смазливая такая!

– Тебя ослепляет ревность.

Лилия подцепила с тарелки жареную рыбку и бросила в рот. Вкуснятина.

– Думаю, за них можно не волноваться, – прошептала Кая, наклонившись к уху Лилии. – Она провела всё детство одна, в темноте. В глубине души она всё ещё капризный ребёнок. В том периоде, когда дети желают, чтобы любимый братик принадлежал им одним, и пугаются, когда остаются одни без родителей.

То есть сейчас уже взрослая пытается наверстать детские годы. М-м, вот оно что.

– Да, понимаю, – Лилия кивнула, продолжая жевать.

– Кстати, знакомая ситуация, а? – бесовски улыбнулась Кая.

– Чего? О чём вы? – Лилия притворилась, что не понимает.

Между прочим, и совершенно без какой-либо связи с предыдущим разговором, те, кто не состоит в Гильдии искателей приключений, но могут так или иначе быть вовлечены в совместные действия с её представителями, тоже имеют возможность измерить свой уровень. И, как оказалось, у Лилии – семьдесят седьмой уровень. Попросту невероятное, непредставимое число. А у Виллема, уровень которого измерили сразу после неё – шестьдесят девятый. Тогда, в Гильдии, все просто лишились дара речи.

Короче говоря, в ситуации Эмиссы ничего особо похожего нет. Непросто им, наверное.

Ещё пять минут спустя.

– ...А-а, кстати, Лилия, что это ты там сидишь как чужая? Как там у вас с Виллемом? – внезапно спросила Эмисса. Язык ее уже слегка заплетался.

– О, между прочим, мне тоже интересно. – Глаза Каи блеснули.

– Всё так же, – спокойно ответила Лилия. – Он просто мой глупый старший-в-обучении и останется им всегда, ни больше ни меньше.

– Ну чего-о... Можно подумать, ты ненавидишь его...

– Пожалуй, можно сказать и так.

– Ну чего-о... Со стороны же видно, как вы мнётесь да ходите вокруг да около... Давай уже, за дело, решительнее!

Что она несёт.

– Тебе же ведь по силам завалить его, да?

– Ну, пожалуй, да, я смогла бы.

Отставим в сторону тот образ Лилии Асплей, который создают газеты и плакаты, но всё же слухи не совсем безосновательны. Лилия была вполне уверена, что и лицо её, и фигура не так уж и плохи.

Может, я и не сногсшибательная красотка, но с внешностью у меня всё в порядке. Тело, опять же, не отличается пышностью форм, но в нужных местах выступает и округляется как положено. И вообще, я ещё расту, и в будущем, возможно, некоторые недочёты исправятся сами собой.

И, что важнее всего, Лилия не сомневалась – её внешность вполне во вкусе Виллема.

Кроме того, несмотря на свой поразительный самоконтроль, Виллем Кмеч всё-таки мальчик, и уже почти в том возрасте, когда мальчики начинают интересоваться девочками. И по едва заметной неловкости, проглядывавшей в разговорах с ним, Лилия понимала: если отбросить их нынешние отношения, то Виллем наверняка увидит в ней девушку.

Да, в себе я уверена.

Но.

– Ага, точно. Положишь его на лопатки, он и не рыпнется.

– А, ну, то, что я смогла бы его скрутить, тут без сомнений.

В курс обучения Истинного Героя входили также и приёмы, позволяющие взять жертву в захват или парализовать. Виллем, несмотря на свою знаменитую стойкость, наверняка не устоит перед полным арсеналом техник Лилии. И тогда можно будет творить с ним, что заблагорассудится... Идея вдруг показалась привлекательной.

Так, стоп. Мысли пошли в каком-то странном направлении.

– Всё-таки одно дело иметь возможность, а другое – сделать. Иначе, например, я уже давно разрушила бы столицу.

– Ува-а, жутковатый пример, э, а ты ведь, пожалуй, и правда можешь.

– Ну, в общем, – заговорила Лилия, усмиряя разбрёдшиеся мысли. – Образно говоря, вот, к примеру, высокая гора, а на вершине – прекрасный цветок.

– Ну, – Эмисса кивнула.

– И ты видишь издали, как он покачивается на ветру, и думаешь – о, а он красивый.

– Ну.

– Но для того, чтобы забрать его себе, цветок нужно сорвать – пойдёшь ли ты на это?

– Ну?.. – Эмисса наклонила голову. – ...И чего? Что ты сказать-то хотела?

Кажется, она не поняла. Да мне и самой, пожалуй, аналогия не кажется очень уж удачной. Но что я могу поделать? Мне не так-то просто подобрать название к этому чувству...

– Э-эй, ну нельзя же так! Чего ты туману напустила! Хоть раз можно посплетничать не обо мне, а?! Послушать историю чьей-нибудь трагичной любви!

Ну нет, тут ты, пожалуй, изначально выбрала не того собеседника.

– Лили-я-а, а тебе в этом году сколько, четырнадцать? – спросила Кая, настойчиво подливая выпивку в её стакан.

– Э? А, да, так и есть.

– А Виллему пятнадцать.

– Ну, да.

– М-м, тот самый деликатный возраст, а-а. Всякое такое начинает происходить, и хочется поскорее стать взрослым, ага...

– Кая... – вздохнула Лилия. – Вы пьяны?

– Ой, ты заметила? – Кая глупо хихикнула.

***

Любит ли Лилия Асплей Виллема Кмеча?

Наверное, да. Она не смогла бы это отрицать.

Она никогда не призналась бы в этом, но ей нравится образ жизни этого мальчишки. На силу его духа можно положиться. Его способность любить вызывает восхищение. Из множества подобных чувств, роящихся в сердце Лилии, складывалась её привязанность к нему.

Ненавидит ли Лилия Асплей Виллема Кмеча?

Наверное, тоже да. Она не собиралась это отрицать.

Его образ жизни она считала опасным и не намеревалась это скрывать. Она завидовала силе его духа. Она терпеть не могла его способность любить. Из множества подобных чувств, роящихся в сердце Лилии, складывалось её отвращение к нему.

Говорят, что любовь и ненависть – две стороны одной монеты.

И эта монета в сердце Лилии не крутилась в воздухе и не катилась на ребре – она неподвижно лежала "ненавистью" вверх.

Комментарии