Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

2.2 Солнце, что никогда не заходит

Прошло несколько лет.

– Ну ведь правда же, что я могла поделать. Безобразно и есть безобразно, против фактов не пойдёшь. – Лилия брела сквозь снег, предаваясь воспоминаниям и ворча. – И вообще, если взбесился, значит, я была права. А если я права, нечего и беситься. Молча поклониться, смирно сказать "Вы совершенно правы, Ваше Высочество" – чего сложного?

Лилия свыклась с путешествиями в одиночку, но у неё развилась привычка излагать свои мысли вслух.

– ...М, опять. Я, конечно, привыкла быть одна, но лучше перестать бубнить... Ну, по крайней мере я ещё осознаю это. Привычка, пожалуй, не самая достойная, или даже постыдная. А если кто-то подслушает? Я же подмочу репутацию великого Истинного Героя. Получится неудобно, а?

Продолжая адресованный самой себе монолог, она обвела взглядом окрестности. Белое. Со всех сторон лишь белый цвет, почти не отличающийся от черноты ночи.

А ещё – мороз. Жуткий, обжигающий, пробирающий до костей.

Однажды эти края посетил знаменитый поэт. Он описывал их так: “Неоглядные пустоши иссохших деревьев и вечного снегопада. В неутихающих буранах тех мест слышны голоса неупокоенных душ, предрекающие хладную гибель всему живому. Если у мира и есть край, то край этот, без сомнений, именно здесь”.

Разумеется, поэтическое описание не стоит считать точным отражением действительности. У пустоши есть пределы; деревья, приспособившиеся к местным холодам, лишь кажутся иссохшими, и несколько раз в году случаются дни, когда снегопад утихает. Впоследствии были открыты новые земли, расположенные ещё дальше к северу.

Хотя вот насчёт ветра... Тут, пожалуй, Лилия могла в чём-то согласиться с поэтом. Ветер то бил в лицо, то завивался под ногами, то налетал порывами, то затихал на мгновение, то льнул к ней, то отдалялся. И он действительно завывал на все лады, словно кто-то играл на музыкальном инструменте. Может, и правда души умерших, или боги, или злые духи, или феи – в ветре определённо чувствовалось что-то сверхъестественное...

– Апчхи! – Собственное оглушительное чихание вернуло Лилию к действительности. – Брррр... – пробормотала она, нахохлившись под слоями тёплой одежды.

Она снова подняла взгляд, потирая пальцами замёрзший нос. Впереди, за завесой прихотливо пляшущих снежных хлопьев проступили длинные ряды тёмно-серых палаток.

– Ну наконец-то, – Лилия встряхнулась, перехватила ношу поудобнее и ускорила шаг.

***

"История человечества – это история конфликтов с другими расами". Возможно, в этой фразе содержится некое преувеличение, но всё же такие конфликты, определённо, играли значительную роль в истории людей.

Враждебные расы были сильны и разнообразны. Одни полагались на сокрушительную силу и огромные размеры, другие нападали из засад и устраивали ловушки, третьи использовали странные чары. Некоторые видели в людях просто добычу, другие — объект своих жестоких игр, но были и те, кого вела неутолимая жажда крови. Подобные существа были соседями человеческой расы с незапамятных времён.

А люди никогда не обладали сколь-нибудь значительными силами. Их конечности были слабы и тонки, они медленно бегали и могли погибнуть очень просто – от ран или ожогов, могли утонуть, упасть с большой высоты и разбиться, могли умереть с голоду.

Да, конечно, людей было много. Но даже в численности орки превосходили их на порядок. Кстати, среднестатистический горожанин почти не мог сражаться, так что количество людей не играло значительной роли.

Люди умели пользоваться оружием и военными механизмами, но существовали расы, превосходившие их технологически. Большую часть своего оружия люди скопировали у молейанов и приспособили для себя.

И всё же люди процветали. Они давали отпор опасностям, осваивали новые территории, расширяли границы своих владений. И в процессе изобрели и довели до совершенства способы, которыми слабые могут противостоять сильным.

Например, искатели приключений, проходившие через индивидуальные тренировки.

Регулярные войска, отважно защищавшие родные земли.

Учёные Башни Мудрецов, сохранявшие и преумножавшие знания.

Чародеи, создававшие управляемых магией боевых големов.

И наконец, непобедимые, избираемые церковью Божественного Света несгибаемые святые, живые легенды, величайшие защитники человечества – Герои.

Они вставали на защиту людей – точнее, возможно, что у каждого из них были свои причины сражаться, а спасение человечества было своеобразным побочным эффектом.

Некоторое время назад по континенту начал распространяться слух.

Говорили, что один из древних Гостей пробудился от своего вековечного сна. Гостями в легендах называли неких высших существ, в незапамятные времена сотворивших мир и впоследствии покинувших его, отправившись в запредельное странствие – но, видимо, один из них остался. И этот оставшийся Гость почему-то прогневался на человечество. Трое Пото, подчинённые Гостю младшие боги, повелевающие миром от его имени, собрались пойти войной на земли людей.

Итак, разразилась беда. Само существование человечества оказалось под угрозой.

Однако, каким бы безнадёжным и отчаянным не выглядело положение, слух не вызывал ни в ком паники.

Да, появились какие-то новые могучие монстры – и что с того? Человечество всю свою историю противостояло превосходящим его по силе врагам, но защитники человечества всегда одерживали верх. Всегда находились великие воины, встававшие на защиту людей.

Род людской преодолеет любую угрозу. Так было и так будет.

А значит, никаких причин для беспокойства нет.

***

В штабной палатке висело мрачное молчание.

На столе, сколоченном из грубых досок, лежала карта окружающего района. Расставленные на ней деревянные лошадки красного и синего цветов обозначали расстановку своих и вражеских сил.

Вокруг стола сидели трое мужчин и угрюмо глядели на карту.

– ...Если ничего не изменится, нам не победить, – нарушил молчание один из них, военный советник развёрнутой в этих землях Северной Оборонительной Армии. – Мы недооценили врага, а непрерывные сражения вымотали наших солдат. Даже если запросим подкрепления, нас разобьют раньше, чем придёт помощь. Лучшее, что можно сделать сейчас... это обратиться за помощью к Гильдии Искателей Приключений.

– Но как же честь армии! – с горечью воскликнул главнокомандующий.

В его словах не было ничего удивительного. В конце концов, армия – это организация, предназначение которой – применять силу; но сила, лишённая моральных ограничений, со временем выходит из-под контроля. Поэтому солдатам стараются внушать понятия гордости и воинской чести.

И, разумеется, Северная Оборонительная Армия не была исключением. Репутация важна, и поэтому армия должна стремиться сохранить лицо – с этой точки зрения высказывание главнокомандующего вполне понятно.

– Вы готовы погибнуть здесь и отдать эти земли врагу ради собственной гордыни?

Главнокомандующий не нашёлся с ответом.

Третий мужчина – полководец, до сих пор хранивший молчание, – скрестил руки на груди и тяжело вздохнул.

Положение и правда было ужасным.

Армия сражалась с племенем эльфов. Проклятия их старейшин в буквальном смысле завладели этими землями.

Земли, которыми повелевали эльфы, становились "Мраколесьем" – ядовитой фиолетовой чащей.

Большинство людей истолковали бы эту фразу одинаково – эльфы отравляют леса, возможно с помощью какого-то яда, уничтожают всю зелень и, вероятно, всех лесных животных. Ужасно! Отвратительно!

И неверно.

Любой, кому приходилось сражаться с этой расой лично, знал – проклятия эльфов в буквальном смысле перелицовывают ткань мира, изменяют реальность.

Согласно одной из теорий, предками эльфов были существа, в древности созданные богами, чтобы помогать в сотворении мира. Отсюда прозвание этой расы – "Духи древности". И в те незапамятные времена предки эльфов выкрали у своих создателей секрет изменения реальности.

Эльфам вовсе не нужен лес в той местности, которую они собираются занять. Будь то равнина, горный хребет или даже морская гладь – они способны превратить в Мраколесье что угодно. Из ниоткуда образуется почва, из почвы на глазах вырастает чаща искривлённых деревьев. Слетаются невиданные насекомые и принимаются обустраивать ульи. И вскоре лес приобретает такой вид, словно рос в этих землях уже много тысяч лет.

Таким образом, вторгнуться в эльфийское Мраколесье – это совсем не то же самое, что просто бросить вызов дикой природе. Войти в этот проклятый лес – всё равно что добровольно позволить хищному чудовищу проглотить себя.

– Эта война в корне отличается от территориальных споров между государствами людей, – снова заговорил советник. – Поражение будет означать, что эти земли навсегда превратятся в ядовитое болото. Мы не имеем права допустить этого.

– Но, – возразил главнокомандующий, – есть ли вообще смысл обращаться за помощью к Искателям Приключений?

– Что вы имеете в виду?

– Даже один эльф мрака сильнее любого из нас, а здесь засело целое племя. Ко всему прочему, похоже, среди них есть старейшины, способные обратить в Мраколесье весь район. Эти Искатели Приключений не такие, как мы. Они сражаются лишь ради себя, им даже в голову не придёт бросаться в смертельную ловушку и рисковать жизнями ради блага других.

Оба помолчали. Полководец снова вздохнул. Сбоку протянулась тонкая рука и утащила одну из разложенных на краю стола булочек.

– Говоря прямо, – продолжал главнокомандующий, – даже среди Искателей Приключений не так уж много тех, кто смог бы помочь нам. Вряд ли нам настолько повезёт, что кто-то из достаточно сильных членов Гильдии вдруг окажется здесь, на севере.

– Вы предлагаете просто ждать смерти?

– Я предлагаю найти какой-то способ выжить.

В спор вплёлся хруст сосредоточенно пережёвываемой булочки и шорох одежды. Некто, укутанный в тёплую зимнюю шубу, внимательно рассматривал карту.

– Мы не найдём ничего, если ничего не будем делать!

– А я говорю, что мы не можем позволить себе бессмысленные действия!

Оба упрямо стояли на своём. Голоса становились громче, слова – грубее.

Полководец вздохнул опять.

Со стола пропала ещё одна булочка.

Спор оборвался. Трое мужчин уставились на новоприбывшего. Тот дожевал булочку и поднял взгляд на них.

– Кто ты? – советник озвучил общий вопрос.

– Спасибо за булочки. Путешествовать по такой холодине, а-а, думала, умру с голоду... – женским голосом произнёс неизвестный, откидывая капюшон.

Из-под капюшона рассыпались огненно-рыжие волосы. Неизвестный оказался девушкой – на вид лет пятнадцати, совсем юной. Но выражение её лица, необычайно спокойное, казалось, принадлежало пожилой женщине, а не молодой девчонке.

– Эм, ах да, представиться. Я от церкви Божественного Света, – сказала девушка, потирая раскрасневшиеся от мороза щёки.

– Это ещё зачем? – главнокомандующий нахмурился. – А, отпевать павших? Нет, не нужно. Тебе здесь не место.

– Вовсе нет.

– Здесь – поле жестокой битвы. Враг силён и смертельно опасен. Тут не место для лёгкого заработка. Уходи сейчас же, если не хочешь разделить могилу с нами.

Духовенство церкви Божественного Света состояло не только из солидных священников, ведущих службы в храмах и получающих крупное жалованье. Были среди них и те, кто едва сводил концы с концами и был вынужден сопровождать армии, зарабатывая на полевых похоронах. Главнокомандующий принял девушку за одну из таких священниц.

– А, да бросьте, – отозвалась она, продолжая изучать карту.

– Слушай, ты...

– М-м? – внезапный возглас полководца оборвал рассвирипевшего командующего. – Леди, могу ли я спросить, что это за тяжёлый предмет у вас на спине?

– Меч, – коротко бросила девушка.

– Великоват для простого меча, не так ли?

– Да уж.

– В таком случае не может ли быть так, что это Карильон Сеньорис?

– Ага, – коротко кивнула девушка.

Лицо главнокомандующего застыло. Советник побледнел. В палатке повисло неуютное молчание.

Типичная реакция.

В этом мире существуют люди, известные как Герои. Они не подчиняются никаким правителям, не состоят на службе ни в одной стране. Сильнейшее оружие человечества в войне против его многочисленных врагов, они сражаются ради выживания всей расы людей. Вооружённые могущественными мечами Карильонами, древними секретами боевых искусств и несравненно одарённые, наследники старинных великих родов, чьё прошлое омрачено трагедией. Добившиеся невероятной силы под бременем множества подобных обстоятельств, Герои – неоспоримо величайшие из воинов, ожившие персонажи легенд и сказаний.

Что же до Сеньориса, это – главный козырь человечества. Сильнейший из всех Карильонов, первый из пятёрки величайших святых мечей. Переходивший из рук в руки немногих избранных Героев, он сокрушал врагов человечества на бессчётных полях сражений. А нынешний владелец этого меча, избранный церковью двадцатый Истинный Герой...

– Лилия Асплей?.. – обронил главнокомандующий.

– Не может быть, – советник замотал головой, – принцесса-герой Лилия Асплей – это огненно-рыжая дева несравненной красоты, а не какая-то развязная девчонка!

– Я не отвечаю за те слухи, что про меня распускают...

– Но её образ на всех портретах – это образ утончённой прелести!

– То есть проблема в том, что я не соответствую образу, который вы сами себе придумали?

– Эти портреты, вообще-то, стоят бешеных денег!

– Эм-м... Сочувствую?

Неуютное молчание вернулось. Полководец буркнул что-то неразборчивое.

– О, кстати, вот же доказательство, – девушка – Лилия Асплей – пошарила за пазухой и показала троим мужчинам латунную табличку. Амулет из тех, какие носит лишь высшее духовенство, неоспоримо подтверждал её высокий ранг в церковной иерархии.

– ...Итак, леди Асплей, что привело вас сюда? Если вы собираетесь помочь, то помощь нам не нужна. Уходите.

– М-м... – Лилия проглотила булочку и снова уставилась на карту. – Эльфы вон там, а значит, земли тут и вот тут уже поглотил лес?

– Да, совершенно верно.

– Полководец, не поддакивайте ей!

– А значит, старейшины еще и тут, и вот тут... Да уж, и правда неприятно... – Лилия покрутила головой и задумчиво закрыла глаза. – Да. У меня к вам просьба, командующий...

– Я не выделю вам солдат.

– Нет, я прошу, чтобы переместилась вся армия. Ну, дороги подзамело и переход будет непростым, но вот по такому маршруту... – Лилия прочертила пальцем линию по карте, – вы ведь сможете, да?

– Что за глупости? – усмехнулся советник. Потом снова посмотрел на карту, – Нет, это просто глупости. – Его лицо посерьёзнело. – Вы просите не просто отступить к городу – хотя это, разумеется, даже не обсуждается – а уйти в совершенно другом направлении.

– Ага, – Лилия кивнула. – Правда, я слышала краем уха перед тем, как отправиться сюда... Вот тут, в землях бывшего королевства Дионн. Ход военных действий возле Города-на-дамбе Нарбанда, похоже, приобретает дурной оборот.

– А?

– Вражеское войско состоит в основном из орков. Сами по себе они не так уж опасны, но их слишком много, и местные силы просто не в состоянии удержать растянутую линию фронта. Но вам-то гораздо проще будет справиться с ними, чем с эльфами, так ведь?

– Ну, пожалуй... Нет, дело же не в этом. Мы не можем просто уйти отсюда. – Слова Лилии, похоже, всерьёз озадачили советника, но он всё же стоял на своём.

– М? У вас тут какие-то дела?

– Но как же, ведь наш долг – выбить эльфов из этих земель...

– А, это. Не волнуйтесь, я разберусь, – безаппеляционно заявила Лилия, потягиваясь и разминая плечи. – Ну, дня за три, пожалуй, управлюсь.

***

Три дня спустя в армию, двигавшуюся на соединение с союзными силами Города-на-дамбе Нарбанда, пришло сообщение.

До недавних пор безостановочно расширявшаяся территория эльфов, этот жуткий фиолетовый лес вдруг начал быстро засыхать и уменьшаться.

Новости быстро распространились по войску.

– Лилия Асплей! – восклицали солдаты. – Лилия Асплей! Это она! Истинный Герой одолела их!

Никто не верил в возможность победы над невероятно сильным врагом. Затянувшаяся война истощила солдат. Почти каждый видел, как его товарищей пожирает кислота или поглощают эльфы, и уже не надеялся избежать такой же участи.

А теперь единственная девушка вмешалась в эту войну и разом положила ей конец.

– Не вижу повода для радости, – с горечью бросил командующий. – Столько жертв, столько потерь – и мы не достигли ничего, а эта девчонка управилась играючи, мимоходом. А наши усилия – нет, наше существование что, вообще не имеет смысла?

Любой, дослужившийся до высокого звания, обладал основами знаний о Героях. Командующий же изучил вопрос ещё глубже и хорошо понимал, на чём зиждется их невероятная сила. Те, кому предначертана трагическая судьба, или те, кто ведёт полную тягот жизнь, – вот такие люди подходят на роль сильнейших воинов человечества.

Но эта девчонка – двадцатый Истинный Герой Лилия Асплей – что даёт силу ей?

Она лишилась родных и лишилась родины. Ею завладели гнев и печаль. Обуреваемая этими чувствами, она встала на путь воина.

Сила, доступная лишь пережившим скорбь; сила, доступная лишь испытавшим страдания; сила, доступная лишь преодолевшим отчаяние; сила, питаемая гневом; сила, вынести которую могут лишь преодолевшие терзающую их ненависть – всё это оказалось заключено в хрупком теле юной девушки и породило избранного церковью Божественного Света Истинного Героя, величайшее оружие человечества.

– ...Нет, совсем не вижу.

Главнокомандующий осмотрелся, убедился, что рядом никого нет, достал из внутреннего кармана кошелёк, открыл его и вынул листок бумаги. На листке была изображена огненно-рыжая красавица с доброй, почти материнской улыбкой.

Он взялся за края листа, намереваясь разорвать его.

Помедлил.

Аккуратно сложил лист и убрал обратно в кошелёк.

Выдохнул и поднял взгляд к небу.

Снега не было. Лишь длиннохвостая птица парила в безоблачной синеве.

Комментарии