Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Заключительная глава

— И, и что было потом?!

Громадная туша Хьюга придвинулась ближе, и Лоуренс невольно съежился. Выставив руку, он оттолкнул торговца картинами, чем, похоже, привел его в чувство.

Хьюг уселся обратно в кресло и, возясь со своей одеждой, повторил:

— Ну, так что было потом?

— Потом вся деревня признала легенду об ангеле истинной, и святость Катерины, скорее всего, тоже. Так все и закончилось. Однако… — Лоуренс отпил предложенного ему глинтвейна, прежде чем продолжить. — Ни селяне, ни землевладелец не могут заявить, что видели одновременно и ангела, и чудовище, и потому они решили перед всем миром делать вид, что ничего не произошло вообще.

— Аа, ясно… ясно, — и Хьюг откинулся в своем кресле, точно мальчишка, слушающий историю с приключениями. Он поднял взгляд к потолку и закрыл глаза. Потом тяжело вздохнул и наконец, видимо, успокоился.

— Когда мы пришли, ты выглядел спокойнее, — поддразнил его Лоуренс. Хьюг открыл глаза и улыбнулся.

— Когда сталкиваешься с такими серьезными вещами, просто немеешь. Ладно — вот, значит, что произошло… Когда вы привезли ее, я просто диву давался, что могло так серьезно ранить госпожу Фран.

По правде сказать, в Тауссиге местные охотники делали все возможное и невозможное, чтобы исцелить Фран. Лоуренс и его спутники все же увезли ее до того, как она поправилась, — именно потому, что селяне слишком уж вокруг нее хлопотали. Хоро, всем сердцем ненавидевшая, когда ее почитали как богиню, была в восторге, найдя кого-то, кто точно так же терпеть не мог повышенного внимания к своей персоне.

Прошло три дня с тех пор, как они взяли Фран и оставили Тауссиг позади. В Кербе они вернулись накануне вечером и тут же отправились по постелям — кроме Лоуренса, которого Хьюг утащил вниз и заставил объяснить, что было в Тауссиге.

— Но что же в конце концов было за той легендой об ангеле?

Лоуренс сунул в рот кусок фрукта в меду и ответил:

— Лавина.

— Лавина? — потрясенно переспросил Хьюг.

— Именно. Громадное количество снега со склона горы свалилось в озеро; поднялась гигантская волна, которая выплеснулась в водопад. Звуки шагов небесного воинства — это на самом деле шум падающего снега.

— Т-тогда что было воем зверя?

Тут сам Лоуренс был не вполне уверен. Существовало несколько возможных объяснений, и он выбрал самое вероятное:

— Так это звучало над озером. Горное эхо, понимаешь? В этот раз это было эхо от звуков драки. И я уверен, что в прошлом тоже было что-то такое, что его вызвало.

Конечно же, главным толчком послужил голос Хоро, не преминул добавить он.

В итоге получилась на удивление красивая история — звук сражения призвал ангела. Фран предположила, что в первый раз лавину вызвал свист сильного ветра.

Но Лоуренсу больше нравилось его объяснение.

— Воистину мир полон чудес.

— Это точно, — согласился Лоуренс и грустно улыбнулся. Плечи Хьюга содрогнулись от веселья.

— Ну, если теперь все успокоилось, быть может, и мне стоит как-нибудь навестить Тауссиг. Хотя сомневаюсь, что я буду так же храбр, как госпожа Хоро, — пошутил Хьюг.

Сразу после этих слов в дверь постучали.

Вопрос, кто бы это мог быть в столь поздний час, разрешился тотчас же.

Хьюг со смущенной улыбкой поднялся с кресла и направился к двери.

За городом каждый может спать где хочет и шуметь когда хочет, но в пределах городских стен существуют правила, до какого часа разрешается жечь свечи. Когда дома стоят так близко друг к другу, позабытая на ночь свеча легко может вызвать большой пожар.

Судя по всему, городской страж заметил свет, идущий от свечи на столе.

— Что ж, я пойду, пожалуй, — сказал Лоуренс в спину Хьюгу и встал. У него было впечатление, что, если бы он дождался возвращения Хьюга, они бы просто перешли в другую комнату, где Хьюг продолжил бы расспросы, и потому он решил отступить, пока момент подходящий.

Забрав чашку с глинтвейном, Лоуренс пошел вверх по лестнице.

Держась за перила и слушая скрип ступенек, он добрался до своего этажа.

От входа здание торгового дома выглядело маленьким и бедным, но стоило зайти поглубже внутрь, как становилось ясно, что этот четырехэтажный дом поддерживается в очень хорошем состоянии.

Как правило, в торговых домах чем ниже тебя ценят, тем выше в здании тебя селят. То, что Лоуренса и его спутников поселили на втором этаже, показывало уважение Хьюга.

Направляясь к комнате, где спали Хоро и Коул, Лоуренс заметил падающий на пол коридора лучик света.

Как правило, именно через второй этаж в дома проникают воры.

Заглянув в приотворенную дверь, Лоуренс обнаружил, что она ведет в комнату Фран.

— Что такое?

Его взгляд не остался незамеченным.

Она была человеком, но привычным к одиночным путешествиям. Она жила в совсем ином мире, нежели обычная городская девушка.

— Я увидел свет и подумал, что, возможно, сюда забрался вор.

Фран сидела в своей постели. Ее глаза улыбались.

— Говорят, когда воров ловят, они всегда заявляют, что пытались поймать другого вора.

Подобными байками обычно обмениваются приятели за выпивкой; учитывая, через что Лоуренс и Фран вместе прошли совсем недавно, она была вполне подходящей.

— Здесь холодно.

— Свежие раны следует успокаивать холодом, старые — теплом.

Способ казался грубым, но, возможно, он был действенным. Лоуренс предпочел бы вовсе не знать таких вещей.

Капеллан — такое звание было у Фран.

— Я всегда думала, что закончу свой путь, как только увижу ангела.

Синее лунное сияние вливалось в комнату сквозь открытое окно, и казалось, что тело Фран само вот-вот обратится в свет и исчезнет.

Бок Фран до самого плеча был в бинтах; жар, который разгорелся еще в Тауссиге, по-прежнему не прошел. И тем не менее Фран ни разу не выказала признаков слабости.

Будь она неспособна вытерпеть такое, ее ни за что не назначили бы капелланом — человеком, отвечающим за веру и боевой дух целого отряда.

— «Свой путь» — ты имеешь в виду?.. — спросил Лоуренс.

Фран издала тихий смешок. Возможно, она немного смутилась.

— Я была одержима, теперь я это вижу.

Она собиралась умереть.

Окровавленное Священное писание и письма между его страницами.

Решимость Фран найти ангела из легенды вполне можно было назвать одержимостью.

Если те, у кого есть клыки и когти, погибают первыми, Фран вполне могла бы быть первейшей из первых. И именно это качество в конце концов привело ее к ангелу. Но о чем она думала в конце пути, Лоуренс не знал. Единственное, что он знал, — что сейчас ее лицо было прекрасным в своей умиротворенности.

— Мы все еще не получили от тебя карту, — поддразнил он, и Фран, надув губы, отвернулась.

Линия ее подбородка в лунном свете сияла, точно лезвие ножа.

— Не раз и не два я видела, как торговцы выходят на поле боя, чтобы получить плату за свои труды.

— Ты хочешь сказать, что мне придется пройти сквозь небесные врата, чтобы ее заполучить?

Фран прикрыла глаза, точно кошка. Когда Лоуренс подошел ближе, она открыла их и устремила на него взгляд своих черных зрачков.

— К сожалению, в Священном писании сказано, что легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем торговцу попасть на небеса, — сказал Лоуренс.

Он протянул руку мимо Фран и осторожно прикрыл ставни. В лунном свете, сочащемся через оставленную им щель, лицо Фран выглядело немного болезненным.

— Боюсь, ко мне относится то же самое. Мне не пройти через небесные врата.

— Ну так что тогда? Помогать другим — хороший способ искупить грехи.

Фран улыбнулась и погрузилась в постель.

Должно быть, двигаться ей все еще было больно, однако она подняла руку, останавливая Лоуренса, который попытался было ей помочь.

— Если я приму помощь торговца — кто знает, сколько еще карт мне придется нарисовать.

Ее озорная улыбка напомнила Лоуренсу кое-кого.

Но тут же лежащая навзничь Фран протянула правую руку. Ту самую, которой она тянулась к ангелу, появившемуся над водопадом.

— Плата за одну, — промолвила она. Должно быть, такими манерами она овладела в те времена, когда была в отряде наемников.

Лоуренс был не против.

— Я оплачу.

Он взял ее руку и крепко сжал.

Будь Фран обычной городской девушкой, сейчас Лоуренс поцеловал бы эту руку. Но Фран в подобном не нуждалась.

— Да пребудет с тобой покровительство Господне.

Получив столь многозначительное благословление, Лоуренс выпустил руку Фран и притронулся к воображаемой шляпе.

Фран кивнула и медленно закрыла глаза.

Но когда Лоуренс развернулся, чтобы тихо покинуть комнату, женщина произнесла ему вслед:

— В тот раз…

— Хм?

— Тогда, на вершине водопада…

Лоуренс развернулся.

— На вершине водопада? — с улыбкой повторил он, приглашая Фран продолжить.

Насколько он знал Фран — та не могла не заметить его маску. Однако она не стала развивать тему.

— Нет, ничего. Думаю, мне просто показалось.

— Спокойной ночи.

Он вышел из комнаты, и там была Хоро.

Сделав вид, что не замечает ее, Лоуренс направился в соседнюю комнату. Хоро двинулась за ним.

Он закрыл дверь. В эту тихую ночь комнату освещала лишь луна.

Комментарии