Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Пролог

Ветер дул яростно, словно намереваясь помучить его.

Дул он с запада, а потому нёс с собой большое количество песка. Рейзус стоял на месте, глубоко надвинув капюшон и придавив свой длинный рукав к носу и рту.

Пред ним раскинулась заброшенная цитадель, тихая как смерть. Через наполненный песком ветер разрушенный город казался мутно-коричневым, и, по правде говоря, в нём не было ни следа жизни. Более двухсот лет назад внешние стены города были разрушены руками мародёров и теперь лежали погребённые в песке, а от множества подожжённых зданий не осталось ничего, кроме обрушившейся основы.

Когда-то этот город именовался Зер Илиас.

Рейзус приспустил капюшон и двинулся вперёд, наблюдая за своим окружением словно змея.

Странно, – подумал он, продвигаясь по пустующей дороге.

Зер Тауран — государство, словно мираж взошедшее на западе континента более двухсот лет назад, а затем как мираж и исчезнувшее. Зердианцы всё ещё тосковали по той эпохе отчасти потому, что гордились прежним величием страны, не уступавшем другим государствам. Правители городов-государств сгорали в желании лично возродить Зер Тауран, продолжая свои кровавые распри.

И даже так…

Столица Зер Таурана, Зер Илиас, находилась в подобном состоянии. Не нашлось никого, кто направил бы свои силы на восстановление города, никого, кто хотя бы посетил его. Огромный город просто оставили на откуп пескам, с годами разрушившим его. «Странным» Рейзус считал мысль о том, что зердианцы словно желали стереть из памяти это место, но при этом неувядающая слава Зер Таурана передавалась среди них из поколения в поколение.

Нескончаемый ветер дул без остановки. А изношенные сапоги Рейзуса скрипели при каждом шаге по песку. Вскоре путь привёл его к широкой лестнице. Она поднималась на холм, на котором, как и здесь, были высечены явные следы жестокого вторжения двухсотлетней давности.

По сторонам от Рейзуса находились опоры полуразрушенных врат. Помимо них рядом валялись камни самых разных размеров, преграждая собой дальнейший путь. И снова никаких признаков жизни. Никаких следов ящериц или змей, ни птиц в небе. Как будто все звуки кроме ветра застыли, опасаясь руин цивилизации, чей город оказался разрушен и разграблен.

Зердианцы тоже испытывают страх, – Рейзус остановился и посмотрел на руины бывшего храма, который с самой высокой точки города прежде возвышался над толпами верующих.

Хозяином храма и тем, кто обладал в этом месте властью, был не король Яш Базган, а священник Бога-Дракона Гарда — маг, знающий, как использовать эфир. Когда-то ходила забавная история о том, как упрекнувший его за властное поведение епископ был на людях превращён в мотылька. А ещё одна о том, как однажды в засушливое лето пришёл к нему фермер с просьбой сократить вдвое десятину урожая, которую он должен был уплатить.

— О, ясно. Так ты желаешь дождя? Раз желаешь, то ты его получишь, — выпячивая грудь, заявил Гарда. Говорили, что начиная со следующего дня и на протяжении целой недели непрерывно шли проливные дожди. Чёрные тучи образовались лишь над угодьями просителя, смыв большую часть его урожая.

Гарда вызывал страх и ужас всего запада. Согласно исследованиям некоторых историков, именно благодаря нему Яш — чужак для зердианцев — сумел создать здесь страну.

После смерти Яша государство обратилось в руины, а во многих его частях вспыхнуло пламя восстания. Сражались не только зердианцы. Пользуясь случаем, дикие пустынные кланы напали с запада и вторглись в Зер Илиас. Тогда Гарда, достигший положения главы магов, своей ужасающей тайной магией сумел защитить столицу, которой так не хватало военной мощи.

— Но не прошло и года, — задвигались потрескавшиеся губы Рейзуса, — нет, наверное, правильнее будет сказать, магия и несколько сотен верующих сумели продержаться почти год.

Зер Илиас был сожжён захватчиками. Всем хорошо было известно, как беспощадно и жестоко люди с кожей цвета песка резали других и разрушали их жилища. Когда же их грубые голоса стали слышны у храма, Гарда произнёс те самые известные в истории западного региона слова:

— Я никогда не отдам когти Бога-Дракона. Ни одному королю иль королеве, ни одному архиепископу, какой бы божественной защитой он ни был наделён. Никогда. Даже если моё тело будет уничтожено, а мой пепел развеется в степях.

В древние времена когти Бога-Дракона служили символом правителя магической династии, и Яш Базган получил их от старейшин кочевников, после чего основал Зер Тауран. Их было два. И потомки дома Базганов унаследовали один, который теперь хранился в Таурии. Однако, второй Гарда оставил в качестве подношения храму, и он до сих пор не был найден.

Несмотря на то, что дикие кланы стащили из храма скульптуры, деньги и другие сокровища, они так и не нашли следов символа правителя. Более того, хоть сотня или даже больше верующих перерезали себе горло в храме, говорят, останков самого Гарды так и не нашли.

И потому даже сейчас зердианцы боялись его имени. Или скорее этот страх укоренился в последующих поколениях. Когда кто-то говорил хоть какую-то критику об эпохе Зер Таурана или Боге-Драконе, то даже посреди шумного банкета найдётся тот, кто прошипит «Тссс» и прижмёт руку ко рту собеседника, чтобы не дать тому договорить. После чего все вознесут молитву Богу-Дракону, чтобы защитить себя от мстительного духа Гарды.

— Гхм, — хрипло произнёс Рейзус и снова взглянул на руины. За эти двести лет никто так и не прикоснулся к ним, но стоит отметить, что изначально они были построены не в эпоху Зер Таурана. В то время Яш Базган откопал в песчаных дюнах старые руины и восстановил их. Потому из-за времени колонны и камни обветшали и больше не могли сохранять облик храма. И вопящие в недовольстве голоса мёртвых были слышны в этом нескончаемом ветре.

Если в храм Зер Илиаса вступит человек без символа правителя, он умрёт от мстительного духа Гарды, да? – Рейзус вспомнил слухи, которые он слышал в деревнях во время своего путешествия.

Говорят, призрак Гарды всё ещё обитает в храме Зер Илиаса, охраняя один из символов правителя в двухсотлетнем ожидании того, кто прибудет сюда с другим «когтем». Ещё говорили, что когда символы вновь соединятся, дух Гарды освободится от Зер Илиаса, и взамен город, которым ныне правит тишина смерти и упадка, восстановится, а принёсший второй символ получит огромную магическую силу.

Рейзус, естественно, не обладал этим символом. Кроме того, хоть он и жил за счёт магии, раньше он не особенно интересовался легендой Гарды.

Так почему же я здесь? – вновь поинтересовался он. Этот вопрос часто приходил к нему за время путешествия.

Его изгнали из собственной страны. Если он когда-нибудь вновь вступит в великое княжество Энде, всё что его ожидает — направленные на него копья солдат и маги «бюро магии», к которым он когда-то принадлежал, нацелившиеся на его жизнь.

Однако, Рейзус не был пессимистичен. Он гордился тем, что своими знаниями об эфире мог заработать на жизнь в любом месте. Однако, мирская слава и деньги его не интересовали. Он желал лишь места, где может посвятить всего себя изучению магии. Подошло бы любое, кроме подобного Энде, ограниченного строгими религиозными заповедями, место.

Может, мне стоит пойти на восток? – когда пришло время покинуть княжество, его несомненно посетила подобная мысль.

На востоке за пределами Рялида и королевства Арион вдоль реки Тида протянулись пустоши, уходящие дальше на северо-восток. Говорят, там находились деревни, в которых подобно Энде и Ариону с древних времён передавались магические технологии. Он думал пойти туда и посвятить оставшееся время изучению.

Но… – он сам не знал, что его захватило. По какой-то причине на следующий день после отъезда из Энде и ночёвки на почтовой станции он не пересекая границу решил пешком пересечь опасные горы Ноузен и отправиться на запад.

Причиной можно считать какое-то смутное предчувствие. Если говорить как маг, то это словно провидение эфира. Проснувшись, он осознал, что желает собственными глазами лицезреть наследие Гарды, о котором слышал из слухов и легенд. И после пересечения Мефиуса и входа на земли Таурана это желание достигло таких размеров, что он больше не мог терпеть.

Сколько времени прошло с тех пор, как он покинул Энде? Теперь же руины Зер Илиаса, о которых он постоянно мечтал, оказались прямо перед ним. Но никакого восторга не было. Вместо этого сердце словно опустело и ветер эхом отзывался в нём.

Руины и древняя история.

Рейзусу минуло шестьдесят. Не малый срок. И он помнил: со временем имена и названия городов, цивилизаций и легенд, какими бы широкими землями и славой они ни обладали, сгинут в песках.

Изучение магии. Моя кровь течёт лишь ради этого. У меня нет других желаний. Ради магии я бы пожертвовал семьёй, жизнью, сердцем, а если нужно и душой. Я ни о чём не жалею. Ни о чём, но…

Пока он стоял перед грудой руин, его охватили сомнения насчёт тех результатов, что он достиг, жертвуя собой в проводимых им исследованиях. У него осталось совсем мало времени. А исследований, над которыми он размышлял, становилось больше день ото дня. Одной мысли о том, как мало он успеет до конца своей жизни, хватало, чтобы привести его в отчаяние.

Я тоже однажды паду и умру. Моё тело будет гнить, а кости в итоге превратятся в песок, ведомый ветром, а сердце… что будет с моим сердцем? Шестьдесят лет накопленных знаний и мудрости, магические техники, что я изучил и видоизменил, кто унаследует всё это? Станет ли моя жизнь ступенькой для кого-то другого, когда моё тело и сердце исчезнут в небытие? Так же как я перешагнул столь многое, о чём и не знал.

Прежде Рейзус не осознавал ни своего возраста, ни груза прожитых лет. И даже не успев этого заметить, он упал коленями на песок. Ему было так невыносимо печально от того, что его действия напоминали действия юнца. Даже зная, что это ничем не поможет, ведомый желанием наказать себя, он уже хотел удариться головой о камень…

В этот момент ветер, ласкающий его щёки, изменился.

Осознав это, Рейзус с ловкостью, не соответствующей своему возрасту, встал и на одном дыхании отскочил назад. Благодаря помещённому в обувь артефакту он мог двигаться, будто его тело лёгкое как пёрышко.

Отпрыгнув и приземлившись в семи-восьми метрах позади, он поднял взгляд. В проёме полуразрушенных врат находилась тень, которой ещё мгновение назад там не было. Четыре лапы, опирающиеся на неустойчивую поверхность — зверь с золотым мехом. Даже со всей мудростью бывшего члена «бюро магии» Энде он не имел ни малейшего представления, что это за тварь. Грива вокруг шеи напоминала львиную, но тускло-красный блеск его глаз и плотно сидящие голубовато-зелёные чешуйки, покрывавшие лицо, заставляли задуматься не неведомый ли это дракон. Но в любом случае…

Рейзус вытащил кинжал из-за пазухи. Не так уж важно откуда появилась эта тварь, ведь его цель была ясна. Голова зверя была опущена, а в паре глядящих на человека красных глаз не было ни капли разума или милосердия. Из его рта выглядывали огромные клыки, не уступающие в остроте лезвию Рейзуса. Они чётко демонстрировали его инстинктивное желание.

— Я, конечно, чувствую безнадёгу, вспоминая свою жизнь, — ухмыльнулся одной половиной рта Рейзус, — но даже так кончать жизнь в твоём проклятом желудке я совсем не намерен!

Наполненный песком ветер всё ещё дул. Он даже будто чуть усилился.

Зверь двинулся. Он бесшумно выскочил из-за врат. Рейзус слегка повернулся и взмахнул кинжалом пытаясь перерезать зверю ноги. Но тот оказался быстрее, чем ожидалось. Кинжал вовсе не пролетел мимо цели, но коготь разогнавшегося зверя врезался Рейзусу в грудь.

Ошеломлённый произошедшим Рейзус спешно оглянулся. Зверь приземлился прямо у основания лестницы и начал поворачивать голову в сторону человека. Да, он потерял отрезанную кинжалом Рейзуса лапу, но не пролилось ни капли крови, и похоже боли тоже не было. Кроме того, зверь словно этого не заметил.

Казалось, что его правая лапа была даже не «отрезана», а просто «исчезла».

Рейзус опустил взгляд вниз. На его груди сияли три разреза. Из его груди вылилось много крови, но внимание Рейзуса приковало сейчас не это, а кончик кинжала в правой руке. На нём не было ни капли крови.

Кончики губ потянулись вверх. Несмотря на то, что полученная рана заставила бы любого другого побледнеть, он улыбнулся. С громким клацом кинжал упал на лестницу, на которую когда-то прежде взошло неисчислимое количество верующих. Отбросив своё единственное оружие, Рейзус протянул к зверю левую руку, на запястье которой он носил инкрустированный драгоценными камнями браслет. Правую же он поместил над камнями.

Зверь согнулся вновь и оттолкнулся тремя лапами от каменного пола. Одним прыжком он преодолел разделявшее их расстояние, нацелившись противнику в горло.

Правая рука Рейзуса проделала сложные пасы над камнями. Он словно рисовал невидимый узор, и в тот самый момент, когда клыки зверя уже почти дотянулись до горла жертвы, а когти до груди, его левый рукав внезапно выпучился.

— Ха! — резко выкрикнул Рейзус, и со стороны его рукава вылетел вихрь.

И ветер.

Ветер, что не слабее естественного. Даже не так, ветер намного более мощный, чем вылетевший вихрь Рейзуса. Когда ветер поглотил морду зверя, тот внезапно пал.

Когти и клыки, что ещё недавно собирались отобрать жизнь Рейзуса, свирепое лицо и золотое тело… всё это висело в воздухе, пока зверь рассыпался. В мгновение ока он распался на мелкие частицы, словно змейка унесённые ветром в небо. Зверь не принадлежал этому миру. Это было всего лишь скопление песка.

— Великолепно, — Рейзус понял, что рядом были человеческие фигуры. Его окружили пятеро. У каждого из пятёрки на голову были накинуты капюшоны и робы со сложной вышивкой. Лицо Рейзуса, будто бы он предчувствовал подобное, не выражало никакого удивления.

— Это ведь ваших рук дело, вы магией призвали эту тварь? — спросил Рейзус. Рука, которой он провёл по груди, не почувствовала никаких ран. Когда он осознал, что так отчаянно боролся просто с иллюзорным несуществующим зверем, рана на груди просто исчезла. Естественно, если бы он не понял, что оказался пронзён призраком, то просто бы умер. Сильное самовнушение представляет опасность для жизни. Поскольку он и сам специализировался на искусстве иллюзий, то хорошо знал о его эффективности, а также рисках.

— Вы хранители могил Зер Илиаса? В таком случае, у вас нет причин беспокоиться обо мне. Я не собираюсь осквернять останки Гарды. Я сейчас же уйду.

— Уйдёшь? Так зачем тогда ты пришёл сюда? — заговорил один из числа тех, кого он посчитал магами. Должно быть, он был ровесником Рейзуса.

Рейзус на мгновение запнулся. Именно этот вопрос он совсем недавно задавал сам себе.

— Это была просто…

— Тебя призвали, — заявил маг, останавливая Рейзуса от слов об обычной прихоти.

— Призвали?

— Верно.

Начиная с кивнувшего, все по очереди совершили неожиданное действие по отношению к Рейзусу. Внезапный порыв ветра устремился к нему и… речь не об этом. Все пятеро неожиданно преклонили перед ним колено.

— Мы ждали.

Они склонили головы. Это тоже ошеломило Рейзуса.

— Ждали? Хотите сказать, что призвали меня из Энде?

— Сюда, — раздался женский голос. Поскольку она носила капюшон, то лица было не разглядеть, но её манера, когда она взяла Рейзуса за руку, позволила тому даже под такой мешковатой робой представить её гибкое тело. В это мгновение его сознание на мгновение погасло.

Когда он пришёл в себя, то вокруг была лишь тьма. Постоянный песчаный ветер прекратился. Моргнув от изумления, Рейзус понял, что неведомым образом очутился внутри каменной комнаты. Пред ним простирался узкий проход и вёл в другое помещение, в котором угадывалось что-то похожее на алтарь.

Маги окружили этот алтарь. Все они держали в руках чашу, в которой мерцало пламя, подняв её вверх.

— Сюда, — поманил Рейзуса старый маг. Рейзус от начала и до конца ничего не понимал. Но почему-то чувствуя, что он не может противиться им, сделал шаг вперёд. В нём не было страха.

Сильные удары в груди были порождены надеждой в его столь неопределённое будущее.

Меня… призвали.

Слова мужчины эхом отзывались в его голове. Скорее всего сейчас они были в руинах священного храма. И вместо беспокойства о том, что с ним может произойти, сейчас его больше захватило любопытство исследователя.

Поднявшись по коротенькой лестнице к алтарю, он увидел старый каменный гроб. Теперь его грудь билась так сильно, что казалось вырвется наружу. Два мага в капюшонах опустились на колени по обе стороны от гроба и подняли крышку. Хоть и не было похоже, что они приложили хоть какие-то усилия, но между крышкой и гробом показался зазор, позволивший Рейзусу заглянуть внутрь.

— Ох, — вырвался из его уст невольный стон. Пламя от магов осветило растянувшуюся в гробу фигуру человека. Только вот его плоть иссохла, а фигура была похожа на деревянную куклу. Это была Мира. Её внешность соответствовала той, что была при жизни, а руки лёжа на поясе удерживали маленькую коробочку.

— …

Утопленные глазницы больше не могли выражать эмоции как при жизни, но её рот всё ещё был открыт, словно она кричала прямо перед кончиной. Или же словно проклинала осквернившего её могилу Рейзуса. В этот момент кровь Рейзуса впервые застыла от страха.

— О, всё, как и должно быть. Вы действительно получили символ одобрения.

Пока мужчина бормотал, Рейзус почувствовал, словно его душа ушла в пятки: руки Миры пошевелились. Он подумал, не трюк ли это магов, но будто очарованный девушкой, так и не смог пошевелиться. Её тонкие руки поднялись в воздух. Пока он наблюдал за всем этим, руки девушки, ещё мгновение назад сжимавшие коробочку у пояса, оказались прямо перед ним.

Это… – когда крышка коробочки поднялась сама по себе, тёмно-красный свет драгоценного камня обрушился на Рейзуса. Камень такого размера, что его нужно было держать двумя руками. Внутри него плавало что-то похожее на пузырь, а внутри пузыря что-то напоминавшее осколки.

Рейзус придвинул поближе лицо, чтобы лучше рассмотреть камень.

В этот момент в драгоценном камне появилась трещина. А затем ещё и ещё, после чего драгоценный камень сломался изнутри. И оттуда как змея двинулся какой-то белый осколок.

Рейзус не успел издать ни звука. Как только он решил задать магам вопрос, осколок взлетел в воздух и резкая боль пронзила лоб Рейзуса.

Это была немыслимо сильная боль. Такая, что ему хотелось пасть на пол, но тело совершенно его не слушалось. Он чётко понимал, что белый осколок разъедает его лоб и сопровождаемый сильным жаром ползёт ему в голову. Рейзус хотел кричать. Корчась в агонии, он хотел стряхнуть осколок рукой. Но тело не повиновалось ему. Он даже не мог заплакать. Только терпеть то, как его медленно пожирают.

По другую сторону его едва прикрытых век образовалась тьма. Вверху на небе бесчисленные звёзды, а перед его взором виднелись многочисленные теснившиеся люди. Все они были одеты в чёрные одежды, и при взгляде на них казалось, что земля и небо окрашены в один и тот же цвет.

Такой сцены не было в жизни Рейзуса. И всё же видение было столь ярким и реалистичным, что он вздрогнул.

— Услышьте меня, — свысока закричал Рейзус (или кто-то схожий с ним) толпившимся под ним словно чёрное море последователям, — все боги однажды умрут. Как и драконы, которые когда-то давно контролировали землю и небо. Только драконы не канули в лету. Пусть смерть прибрала их тела, но их души всё ещё в этом мире. И они прошептали мне! Они приказали мне! Они заставили меня приготовиться к своему второму пришествию в этот мир. Пока боги не вымрут, а человечество не встретит свой конец, посвятите всё, что у вас есть, мне! Богатые торговцы золото, сильные воины мощь, а мудрецы свою мудрость! Те же, у кого ничего нет, свои жизни!

Как только Рейзус поднял руки, небо вздрогнуло.

После чего одна из звёзд упала с неба, перечёркивая небосвод. А за ней другая, третья. Звёзды падали, образуя бесчисленные лучи света. Свет сформировался в единый комок и рассеял всё, на что смотрел Рейзус: людей, небо, тьму. Это сияние, казалось, пронзило его тело, а затем взорвалось.

Подстёгиваемый им Рейзус открыл глаза.

Всё было как и прежде: узкая, тускло освещённая каменная комната и пять магов. Ничего иного не было, а изменения были. В самом Рейзусе.

Боль, страх, любопытство, всё то, что ещё недавно овладело им, исчезло. Вместо них мощная сила, какой он прежде никогда не ощущал, и ненависть. Ненависть, что сильнее всего на свете.

— Прошу, произнесите его, — спросила стоящая на коленях женщина. Её голос слегка дрожал. Нет, не только она. Плечи всей пятёрки магов дрожали, а голоса выкрикивали, — прошу, произнесите его. Ваше славное имя.

— Моё имя. Моё имя… имя…

Рейзус попытался ответить. С самого рождения он всегда называл себя этим именем.

Тем не менее, слова никак не хотели покидать его рот. Его лицо выражало замешательство, но вскоре он словно что-то осознал. В его взгляде разгоралось пламя.

— Да, я…

Комментарии