Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 2. Призрак

Часть 1

— Похоже, у тебя будут проблемы с женщинами.

Слова были произнесены столь внезапно, что Орба чуть не выплюнул суп изо рта. Сейчас они находились в обеденном зале казарм пятого армейского корпуса. Окликнувшим Орбу человеком с подносом в руках был Стан, который был ниже Орбы, но выделялся своей шириной.

Родом он был из прибрежных стран, но, по-видимому, что-то случилось в то время, поскольку с детства он рос среди кочевников зердианцев. Около пяти или шести лет назад Талькот посетил тот регион и соблазнил его жизнью наёмника.

— Ты предполагаешь это по его внешности? — с явным удовольствием спросил находящийся рядом с Орбой Шику. — Но как ты можешь говорить такое, когда всё его лицо скрыто повязками?

— Ну, дело скорее в блеске в глазах или окружающей атмосфере. Воспитавшая меня старушка была в этом особенно хороша, я же обнаружил в себе такие способности только после того как покинул племя.

На лице Стана были морщины, которые казались совершенно неуместными с учётом того, что парню было около двадцати лет. Благодаря этому когда он молчал, что обычно и бывало, его внешность отдавала достоинством, но вот когда он раскрывал рот, то выглядел простодушным малым.

— И? О каких проблемах с женщинами ты говоришь?

— Ну, я смог бы сказать, увидев чуть больше его лица. Сейчас же есть признаки того, что его судьба связана с аристократками. Тебе стоит быть осторожнее, даже если тебя прямо пригласят в спальню. В данный момент будет не очень хорошо, если ты проведёшь ночь вместе с кем-нибудь из них.

— С кем-нибудь из них?

— Стан, что ты делаешь? — сзади показался Талькот. Также неся поднос, он ударил Стана в спину. — Я говорил тебе сесть. У тебя нет времени на разговоры с мефийцами.

Заявив такое и покосившись на Орбу, они ушли.

— Аристократки, да? — сидящий рядом с Шику Гиллиам безразлично улыбнулся, пока грыз куриную кость. — Если я правильно помню, то ли в Тидане, то ли в Ба Руксе ты спас женщину, которую атаковал дракон. Из того, что я потом слышал, она была имперской принцессой Мефиуса.

— И это не всё. Я же говорил тебе про Орбу, верно?

— Нужно быть сумасшедшим, чтобы поверить в эту чушь.

Гиллиам слышал о том, что Орба был двойником принца Гила. Но поскольку в то время он был далеко от Солона, то, похоже, никак не мог поверить в такую историю. Для начала, из слухов он знал, что гладиатор в маске, Орба, активно действовал внутри имперской гвардии и даже заполучил победу на гладиаторских играх в честь фестиваля-основания.

— Хочешь сказать, он отыгрывал и Орбу и Гила?

После чего он отказался слушать дальше, а Шику частично сдался.

— Не веришь и ладно. Но не говори никому больше.

— Я не настолько глуп, чтобы выставить себя на посмешище.

Вечер только начался, а Гиллиам пил вино словно воду. Прошло уже три дня с тех пор, как их взяли в наёмники. С приближением войны они тренировались и каждого из них проверили, каким оружием и боевым стилем тот хорошо владеет. Но даже несмотря на ежедневные выматывающие тренировки, наёмники оставались всё такими же своенравными.

Я пришёл не в то место, – пришло в голову Орбе, который считал неудобным скрывать лицо. Поскольку он всё отринул, то должен был отправиться на земли, где не было известно имя принца Мефиуса.

— Орба, — произнёс Шику, казалось, понявший его настроение, — я знаю, что ты чувствуешь. Климат и особенности этого региона сильно отличаются от Мефиуса, это уже само по себе тяжело. Да и как только разберёмся с здешней работой, всегда можем пойти куда-нибудь ещё. Может, в следующий раз в прибрежные страны? Ты когда-нибудь видел море?

— А ты нетерпелив, — он планировал притворится серьёзным, но не смог не улыбнутся.

Столовая была заполнена до краёв наёмниками самых разных возрастов и происхождений. Но мефийцы были редки, ведь уже более ста лет между Таурией и Мефиусом не было никаких дипломатических отношений. Если же обратиться к временам Зер Таурана, когда города-государства были объединены под одним флагом, то срок приблизится к двум сотням лет. Проблем не возникало, поскольку здесь собрались наёмники, но если бы столовая использовалась обычными солдатами, то обстоятельства бы для Орбы и его товарищей изменились. Даже если их правитель-генерал Акс Базган и решился внезапно на примирение с Мефиусом, цепь ненависти, копившуюся между странами за долгое время, не так-то просто разорвать.

— Ты есть ты. Должно быть, тебе ненавистно не иметь плана, — когда Гиллиам заговорил, его лицо покраснело. — Ты ведь не особенно заинтересован в наёмничестве, верно? Что ты планировал делать после ухода из имперской гвардии?

— Ну…

— Ну, ничего! Ещё с гладиаторских времён я всё никак не мог понять, о чем ты думаешь. Но теперь мы не гладиаторы, а товарищи, которые будут сражаться плечом к плечу. Будь ты немного дружелюбнее…

— Оо! Не ожидал от тебя такое услышать! Не тебя ли постоянно ругал Таркас за то, что ты всё время влезаешь в неприятности?!

— Заткнись!

Пока те двое спорили, Орба перестал есть и взглянул на тускло освещённый потолок.

Как давно это было? – подумал он.

Прошло не так уж много времени с того момента, как он покинул земли Мефиуса. Не больше двух недель. И всё же вспомнив произошедшее там, он чувствовал, будто это события далёкого прошлого.

Никто из присутствующих, кроме Шику, не знал об этом, да и даже скажи им, то как и Гиллиам они бы, вероятно, не поверили, что Орбе, мальчишке, которому пришлось стать гладиатором и убивать ради развлечения зрителей, довелось стать двойником наследного принца империи Гила Мефиуса и воевать в этой истерзанной войной эпохе.

Это произошло сразу после того, как Мефиус и королевство Гарбера заключили мир после десятилетней войны. Принцессу Вилину Ауэр отправили из Гарберы в качестве невесты для принца Мефиуса, а Орба, надевший на себя личину принца, одолел восставшего великого генерала Рюкона в Гарбере и сорвал запланированный мятеж аристократа Кварка Заата в Мефиусе. Более того, когда Таурия пересекла границу с Мефиусом, он всего лишь с небольшим количество солдат сумел остановить их, воспользовавшись действиями Ноуэ Салзантеса (находчивого гарберского командира, склонившего Заата к восстанию), и заключил мирное соглашение с правителем-генералом Таурии Аксом Базганом.

И никто не знал, где конец его разнообразным действиям. Позже, когда Гарбера и Энде были на пороге открытых боевых действий, Гил проигнорировал приказ императора и отправил подкрепления в Гарберу.

Имя Гила Мефиуса, казалось бы, должно было распространится по всему центральному континенту, но внезапно принц исчез из числа вершителей истории. Он был убит одним из двенадцати генералов Мефиуса, Оубэри Биланом.

…Конечно, поскольку Орба здесь, то это не так. Произошедшее было спланировано ради мести Оубэри за то, что тот сжёг родную деревню Орбы шесть лет назад.

Шесть лет.

Можно сказать, Орба жил лишь ради одной мести.

Ради мести Оубэри, когда жил на улице, сбившись в банду с другими подростками. Ради мести, когда вынужден был опуститься до статуса гладиатора и ходить рука об руку со смертью. Ради мести, когда он внезапно стал двойником наследного принца, благодаря схожести их внешности.

Чёрная кровь, текущая внутри него, мышцы, за эти шесть лет изменившиеся до неузнаваемости, враги, которых он пережил. Всё было исключительно ради уничтожения Оубэри. В некотором смысле, пусть сам бы он и не согласился с этим, это были яркие шесть лет. И пусть он был настолько пропитан тёмной, омерзительной, вязкой кровью, что не мог больше сказать была ли она его или других людей, они были яркими.

И как доказательство, теперь, отомстив Оубэри, он потерял цель в жизни.

Даже быть двойником — всего лишь способ подобраться к Оубэри и тем самым отомстить. И поэтому ему больше не нужно было носить «маску» принца. Именно ради этих двух целей: сбросить Оубэри в глубины ада и исчезновения принца, Орба и придумал убийство Гила Мефиуса.

И с тех пор прошло две недели.

Хоть Орба и ушёл вместе с Шику и Гиллиамом, когда они подались на запад, чтобы стать наёмниками, как и заметил Гиллиам, это не то, чего он сам в действительности желал.

Теперь, после стольких лет…

Если бы он стал солдатом, которому нужно убивать, то что бы он с этого получил? Ему не хотелось держать меч. Но Орба не знал иного способа выжить. За эти короткие две недели он понял, что на самом деле не умеет ничего, кроме как сражаться. Так получилось, потому что у него не было иного способа выжить.

Таурия, или вернее весь регион Тауран, на грани кризиса из-за войск таинственного колдуна, называющего себя Гардой. Слухи о нём пошли ещё тогда, когда Орба был двойником принца. В то время он был всего лишь неопознанной угрозой, появившейся на северо-западе, а теперь же его войска в скором времени подберутся к Таурии.

Я в восторге лишь потому, что всё ещё хочу быть героем? Официально поступить на службу в Таурии, затем возвысится, совершая одно достижение за другим?

Как мечта, о которой он грезил в детстве, — достичь всего лишь своим мечом… И, хотя это были лишь планы на будущее, Орба совсем не чувствовал себя радостным.

— Ты очень странный парень, — сказал Гиллиам.

— Что?

— Даже когда мы были гладиаторами, твой взгляд не был столь мрачен как сейчас. Вернее, ты словно в отчаянии от того, что твою свободу сковали. Рядом с тобой даже ликёр в глотку не лезет. Давай уже побыстрее возвращайся в комнату, парень.

— Так и сделаю.

Как только он грубо бросил эти слова через плечо и уже собирался встать…

— Это ты одолел Адельба?

Боуван.

Когда Боуван Тедос, командующий пятым армейским корпусом окликнул его, его первым желанием было отвернуться. Поскольку они встречались ранее, когда Орба носил «маску» принца.

— Это он, генерал.

Шику и остальные попытались встать, чтобы проявить уважение, но Боуван рукой остановил их. Среди шести присутствующих единственный законный «генерал» — Боуван. И хоть он и был молод, но его поведение придавало ему достоинства.

— Ясно. Действительно, даже представить не могу, как выглядит его лицо. Под этими повязками действительно всё так ужасно?

— Лицо изуродовало болезнью, когда я был ещё ребёнком.

— Позволь взглянуть. Хоть немного.

— …

— Что-то не так?

Хоть он и задал вопрос спокойным тоном, глаза Боувана были столь же остры, как у ястреба.

Откажу и он может посчитать меня шпионом или кем-то в этом духе, – интуитивно почувствовал Орба.

Естественно, наёмник, что не показывает своего лица, подозрителен. Пока Шику и Гиллиам молча смотрели на него, Орба поднял руки к бинтам. И как только он начал развязывать их…

— А, всё в порядке. Прошу прощения, — подняв руку, Боуван остановил его. Не сказав ни слова, Орба начал вновь заматывать лицо. Шику намазал повязки купленным подозрительным лекарством, что окрасило кожу в красный. Похоже, Боуван сразу же заметил это.

— И всё же, ты выглядишь довольно хилым для поля боя. Говоришь, твоё имя Орба? Ты напоминаешь мне мефийского гладиатора. Думаю, тебе стоит носить маску.

После чего весело добавил «угощу-ка я тебя» и направился на кухню. В основном вся еда там была бесплатной, но заплатив можно получить порции побольше или же купить алкоголь.

— Хм-м, достойный человек, — усмехнулся Шику. — Орба, не думаешь, что сейчас он производит другое впечатление по сравнению с тем временем, когда ты встретился с ним как принц.

— Возможно.

В этот момент примчался ещё один человек. Это был вооружённый солдат, носивший форму внутренней стражи замка. Опознав Орбу и остальных, он остановился.

— О, вы ведь нанятые мефийцы? — подошёл и спросил он.

Услышав «мефийцы», Гиллиам поморщился. Поскольку прежде они были врагами таурийцев, могло статься так, что солдат пришёл, чтобы подраться или же из-за их рабского прошлого. Как бы там ни было, он не хотел быть заклеймённым как «мефиец».

— Тебе от нас что-то нужно? — задал вопрос Шику.

— Нет, это… А, генерал Боуван.

— В чём дело?

Когда генерал с бутылкой вина вернулся к ним, солдат вытянулся по струнке и произнёс имя, которого никто не ожидал услышать.

— Н-ничего. Просто леди Эсмена…

— Принцесса?

— Да. Услышав о прибытие мефийцев, принцесса заявила, что непременно желает увидеться с ними.

— З-зачем?

— Мне не сообщали, но это необычно, чтобы принцесса что-то требовала. Кроме того, поскольку леди Эсмена провела несколько дней запершись в комнате, я бы хотел по возможности исполнить её желание.

— Мефиус, да? — по каким-то причинам Боуван горько закусил губу. — Позвать этих наёмников лишь потому, что они мефийцы?

— Э?

— Нет, ничего. И что думаете? Принцесса нашего государства желает встретиться с вами.

— Мы всё-таки ещё не так давно были гладиаторами. Встретиться лицом к лицу со столь благородным человеком… — Шику уже собирался отказаться, как…

— Если уже речь о благородных, разве мы не служили в имперской гвардии наследного принца Мефиуса? — вступил в разговор Гиллиам. Он посчитал, что такой возможностью не стоит разбрасываться.

И-идиот!

Пока Шики глядел на него, Боуван раскрыл глаза от удивления.

— Что? Имперская гвардия?

— Н-нет, это так, временно было, — без промедления попытался прикрыть их Шику, — нас приметил принц и мы приняли участие в битве за крепость Заим. Получив награду, мы сразу же покинули Мефиус, поэтому не можем зваться имперскими стражами.

Какое-то время Боуван провёл в задумчивости, а после…

— Понятно. Эй, проведи их.

— Да, сэр, — солдат почтительно повиновался. И вот так желание Орбы и остальных даже не учитывалось.

Эсмена?

Имя девушки проскользнуло в разуме Орбы. Она была дочерью Акса Базгана, правителя-генерала Таурии. Кроме того, она два или три раза встречалась с принцем Гилом лицом к лицу.

Он должен был отпустить своё прошлое в качестве принца. И всё же чувствовал себя странно сентиментальным.

Я так и знал, что попал не в то место.

— Эй, он-то прав оказался, — тихо сказал Гиллиам, когда они покидали столовую, — я про предсказания того наёмника. Он ведь сказал, что твоя судьба связана с аристократками.

Часть 2

— Строго говоря, — сказал им солдат, — без разрешения лорда посторонних нельзя пускать в резиденцию принцессы. Это особый случай.

Отодвинув занавес и продолжив путь по коридору, они подошли к отделённой от главного здания секции. По обеим сторонам дороги, по которой шли наёмники, располагались разные люди. Но они, хоть естественно и заметили необычный вид Орбы, никоим образом им не мешали.

— Принцесса, я привёл их. Наёмников из Мефиуса.

Жилая комната принцессы оказалась куда проще, чем он ожидал. Когда Эсмена Базган прошла через дверь, которая, похоже, вела в её спальню, жалящая боль пронзила Орбу.

Она осунулась, – таковы были его первые мысли при встрече с девушкой, которую он не видел около месяца. Её полные щёки впали, сверкающие от любопытства глаза были омрачены, а кожа побледнела.

Они поклонились. По пути Шику завязал волосы повыше. Прежде ему довелось участвовать в представлении с мечами перед Эсменой. Как и в те дни, когда в бытности гладиатором он носил макияж, просто изменив причёску, он производил совсем иное впечатление. Так он собирался избежать того, чтобы его вспомнили.

— Благодарю, что согласились прибыть сюда, — девушка улыбнулась, но словно как-то без энергии.

Солнечная комната всегда была тёплой и приятной, но теперь из-за ставен эта атмосфера полностью исчезла.

— Прошу, устраивайтесь поудобнее. Вы успели поесть? Я могу попросить чего-нибудь приготовить.

— Пожалуйста, не беспокойтесь о нас, — первым ответил Шику, чтобы Гиллиам не успел попросить алкоголя.

Когда солдат, который привёл их сюда, добавил: Похоже, они были имперскими стражами наследного принца, — выражение лица Эсмены изменилось.

— Так значит вы встречались с Его Высочеством Гилом? — с энтузиазмом спросила она.

С этого момента Эсмена набросилась на них с вопросами. Пока это касалось наследного принца, ей были любопытны любые самые тривиальные детали. Естественно, на большинство вопросов ей отвечал Шику. Эсмена слушала, затаив дыхание, словно маленькая девочка, слушающая героические истории о Гиле Мефиусе от матери. Особенно глубокое впечатление на неё произвёл рассказ о том, как принц спас рабов от казни, когда их ложно обвинили в разжигании беспорядков в долине Сейрин.

— Ах, какой добрый человек…

— Верно. Он был немногословным, иногда возникали недопонимания, но он был по-настоящему великодушным человеком.

— Знаю. Он не расхаживал как великий герой с множеством достижений и не кичился этим, а был добрым человеком с застенчивой улыбкой. Как-то и меня коснулись его добрые слова.

Она собиралась с улыбкой кивнуть головой, когда выражение лица девушки внезапно омрачилось. Она опустила глаза, которые ещё мгновение назад были полны жизни, а её плечи опали. Её длинные волосы свисали вниз по обеим сторонам от лица и сейчас она выглядела словно марионетка, лишившаяся своих нитей.

— П-принцесса, принцесса.

Заботившиеся о ней служанки бросились к девушке. Пока её поддерживали за плечи, Эсмена вытерла слёзы.

— Я в порядке, спасибо, — когда служанки отступили, Эсмена слабо улыбнулась, — я всё время молила Бога-Дракона о том, чтобы он был жив и предстал передо мной. Слушая ваши рассказы, я подумала, что это немного детское желание. Но я верю. Верю, что принц, несомненно, жив и скрылся, чтобы вершить свои великие деяния…

Причиной, почему Эсмена прервалась, являлся услышанный ею сдавленный смех, совершенно не соответствующий ситуации. Вздрогнув, Шику и Гиллиам обернулись. Тихий смех исходил от опустившего лицо вниз Орбы и ошеломил Эсмену.

— Ч-что смешного?

— Разве ваши предположения не смешны? Принц Гил жив? Он умер. В Апте, из-за хитрости этого идиота-генерала Оубэри.

— Я-я слышала об этом, но принц…

— Нет, не был ли принц столь же глуп? Он ведь даже не сумел узреть предательство своего подчинённого?! А насчёт слов о великом герое, позвольте мне смиренно сказать, принцесса, вы его переоцениваете.

— О-Орба…

Не обращая внимания на прошёптанные слова Шику, Орба продолжил.

— Принц не спасал рабов из-за своей доброты или чего в этом духе. Это просто бред. Он смотрел на рабов сверху вниз и их жизни ничего для него не значили. Всего лишь жуки, приземлившиеся ему на руку и которым повезло, ведь у него было хорошее настроение, и он стряхнул их, не раздавив. Это всего лишь прихоть.

— Т-ты…

Задыхаясь, Эсмена попыталась встать. Но уже давно она не вкладывала в свои действия все силы, а потому у неё очень быстро закружилась голова. Она бессознательно стряхнула руки служанки, попытавшейся поддержать её.

— Т-ты ведь тоже был спасён принцем. И при этом говоришь столь презрительно…

— Я ненавижу его. Ненавижу человека, известного как наследный принц Мефиуса, Гил Мефиус. Этого хитрого, скрытного софиста, никогда не раскрывавшего никому своих мыслей и чувств. Он всегда словно хранил какую-то тайну. Прошу прощения, но что принцесса о нём знает? Он не заслуживает ни одной вашей слезинки. Такого человека нужно просто забыть.

— Т-ты… ты!

Служанки оказались поражены до глубины души, когда Эсмена схватила со стола вазу и изо всех сил бросила её в Орбу.

С громким звуком ваза разбилась.

— Принцесса!

— Отвратительный человек! Уходи, убирайся сейчас же! Такого наглеца мои покои больше не потерпят!

— Принцесса, принцесса. Прошу успокойтесь, это вредно для вашего здоровья. Ох, Милли, скорее позови врача.

— Со мной всё нормально. Этот человек… Он… он!..

Лицо Эсмены покраснело настолько, что сложно было поверить, что оно ещё совсем недавно было бледным. А её стальные серые глаза полные слёз пылали от гнева.

— Честно говоря, какая же вы сложная. Вы ведь сами попросили рассказать о Гиле, вот я и заговорил честно…

— Орба, хватит уже! Давай, сюда!

Шику поспешил сбежать из комнаты, внезапно наполнившейся шумом, отчего стражники у двери стояли, раскрыв рты.

— Что могло заставить принцессу так закричать?

— Просто небольшое волнение. Хорошо, пойдём, Орба. Уже комендантский час, начальник казарм нас хорошенько обругает.

После того как трое мефийцев спешно ушли, Эсмена прильнула к одной из своих горничных и громко заплакала. Крепко обнимая её за плечи, служанки переглянулись.

Наконец-то…

Наконец-то, она заплакала.

Всё это время уединившись в своей комнате и сидя в одиночестве, она не плакала и не смеялась. Не питалась должным образом, почти не передвигалась по комнате, словно стала частью наполнявшей комнату мебели. Поскольку Эсмена всегда радовала присутствующих своей улыбкой невзирая на их происхождение, то когда сердце их госпожи чуть ли не «остановилось», казалось, словно сама комната потеряла свою живость и оказалась накрыта зловещей тенью. Происходящее раздирало души присматривающих за госпожой служанок.

Но теперь её чувства вновь всколыхнулись, и она ревела как ребёнок.

Пока служанки придерживали девушку за плечи и поглаживали её по спине, из их глаз тоже потекли слёзы.

— Ты полный идиот! — толкнул по плечу Орбу Гиллиам.

Идя перед ним, Орба покачнулся, но продолжил идти дальше, даже не обернувшись.

— Если бы принцесса отметила нас своей благосклонностью, и если бы мы выделились в предстоящей кампании, то получили бы предложение получше, чем быть обычными наёмниками. Шику, приглашать его вместе с нами было ошибкой. Мы должны расстаться с ним прямо сейчас!

— Хватит причитать, заткнись.

— Что? Может, перед тем как мы расстанемся я ещё и помогу тебе с головой попрощаться?

— Ну, ну. А насчёт благосклонности принцессы, Гиллиам, ты был так напряжён, что и слова вымолвить не смог. Останься мы там ещё немного, и ты бы задохнулся там.

— З-заткнись!

— Орба, — позвал его немного иным тоном Шику, идущий позади. На что Орба лишь повернул голову, оставив без ответа, — ты, принцесса Эсмена…

— Что?

— А, нет, ничего.

Орба подозрительно нахмурился, но тут же развернулся обратно.

Наблюдая за спиной парня, Шику о чём-то задумался.

Увидев изнурённую принцессу, увидев, как счастливо она погрузилась в рассказы о принце, естественно, Орба не смог остаться равнодушным.

Возможно, Орба наложил на неё чей-то иной образ, – подумал Шику.

Как только в Таурии садилось солнце, дневное тепло рассеивалось невероятно быстро, и, хотя они и оставались на тех же землях, что и днём, теперь там было неприятно холодно. По обеим сторонам улицы предлагающие еду и напитки магазины начали вешать лампы.

Гиллиам ещё долгое время продолжал жаловаться.

Примерно в это же время Акс созвал своих офицеров на совещание.

Формирование подкрепления для Хелио наконец было подтверждено. И возглавил его Боуван Тедос. Вместе с ним направятся и присоединившиеся к пятому армейскому корпусу наёмники.

— Хоть Хелио и планирует принять подкрепление отовсюду, но политическая ситуация там нестабильна, — сказал Акс. Получая приказ, Боуван стоял смирно. — Всё может рухнуть из-за любой мелочи. Не ошибайся при чтении ситуации, Боуван. Если нужно отступить, отступай. Время сражаться до победного конца ещё не пришло.

— Да, сэр.

Боуван впервые командовал целыми шестью сотнями солдат. Его юное лицо покраснело и казалось, что в груди у него уже бьют барабаны войны.

После того как офицеры ушли, рука Акса потянулась к поясу, а затем остановилась. Была у него давняя привычка, во время волнения бить по ладони веером, висевшим на поясе.

— А теперь, — прорычал Акс с таким свирепым выражением лица, словно противник был прямо перед ним, ожидавшему в комнате стратегу Равану, — этот чёртов самозванец, притворяющийся Гардой. Даже если он и обманул других правителей, меня он не проведёт. Я, несомненно, разоблачу его!

Раван не ответил. На столе, использовавшимся для военного совета, лежали письма изо всех городов-государств. Просьбы о подкреплении и призывы к совместной борьбе, каждое государство предпринимало шаги для противостояния армии Гарды. Но среди этих писем до сих пор не было сообщения от Черика.

Часть 3

С тех пор как Орба стал наёмником Таурии прошло девять дней.

Войска под командованием Боувана прошли сквозь врата города. Среди них были и наёмники, представлявшие собой армию с доспехами и оружием.

Они шли по главной дороге, поддерживающейся ещё со времён Зер Таурана, и двигались прямо к Хелио на северо-запад. Поскольку в Тауране получить эфир можно было лишь за счёт покупок его у прибрежных стран, то в войске было мало авиации. В этот раз Таурия не отправляла войска на кораблях, и даже пусть они и взяли с собой восемь кораблей, но каждый из них в разобранном состоянии тащили драконы среднего размера. Аналогично и с пушками.

С их скоростью солдатам понадобится четыре дня для того, чтобы добраться до Хелио. На ночь они развернули палатки и установили лагерь вдоль дороги.

Пока другие солдаты собирались возле костров или проводили время за азартными играми, Орба молча сидел, прислонившись спиной к дереву. Увидев его, проходящий мимо Талькот насмешливо произнёс:

— О, мистер забинтованный-мечник-ставший-мечником-в-маске. Мечом ты, похоже, владеешь, а что насчёт этого?

Он показал колоду карт, но Орба лишь снова проигнорировал его.

— Тц, — Талькот поморщился и ушёл. У Орбы не было особой ненависти или отвращения к Талькоту, но и болтать с ним он не желал.

Кстати, сейчас Орба был в маске, которую получил от Дункана. Маска скрывала его лицо от глаз до носа. Область возле рта в отличие от тигриной маски, которую он прежде носил — точнее проклятой маски, которую на него надели — была открыта.

Возле дороги располагались руины маленького форта. Несомненно, они датируются эпохой Зер Таурана, и поскольку внутри ещё оставались целыми потолки и стены, то офицеры использовали форт для ночёвки. Орба догадался о принадлежности руин к Зер Таурану не из-за возраста здания, а прежде всего потому что ныне в Тауране невозможно построить замок или крепость вдоль дороги.

— …О, почему так?

Будучи наследным принцем, он подробно изучил этот вопрос благодаря Динну, его пажу, продемонстрировавшему солидную эрудицию. В тот раз Динн с гордостью прочитал ему лекцию.

— Всё потому, что общественные дороги со времён Зер Таурана стали торговыми маршрутами с прибрежными странами. Регион Тауран мало контактирует с иными государствами, поэтому перережь им торговые пути, так это сразу станет вопросом жизни и смерти.

— Взять, к примеру, Таурию, самую дальнюю от побережья провинцию. Если государство-противник заблокирует торговый путь, это очевидное стратегическое преимущество, да?

— Верно, но у них есть общее осознания прежнего единства. Для иностранцев это достаточно странно, но даже если ещё вчера они лишь сражались и лили кровь друг друга, напади на них кто-то извне, они объединятся и станут как один ради того, чтобы отбросить врага. Именно это и произошло с Мефиусом, потому что даже несмотря на споры, у них сильное чувство единства.

— Ясно. Если кто-то начнёт использовать запрет на торговлю в качестве военной тактики, то и другие города-государства сделают то же самое. И тогда весь регион ослабнет, а затем и помрёт с голоду. К тому же, разве негласное соглашение о защите торговых маршрутов не упрощает жизнь во время вторжения других государств?

— Совершенно верно.

Орба упомянул о том, о чём уже как-то прежде читал, и Динн, немного оскорблённый лишением редкой возможности блеснуть знаниями, продолжил.

— Только вместо негласного соглашения стоит скорее назвать это абсолютным запретом. Говорят, дороги были благословлены Богом-Драконом, которому поклонялись в эпоху Зер Таурана. И если атаковать идущий по ним караван или заблокировать путь, то вас одновременно атакуют все остальные государства. Кроме того, каждый город-государство обладает правами над дорогами ради их защиты от бандитов.

И всё же…

Это не меняло того факта, что западный Тауран — по сути, мир, где выживают лишь сильнейшие. Нередко королевские родословные сменялись за одно-два поколения, или даже вор становился королём. Так как долго эти неписанные законы продолжат соблюдаться? Согласно истории, когда Мефиус напал на Таурию десять лет назад, Раван Дол написал обращение и каким-то образом объединил другие государства, хоть они и не хотели ничего делать.

Прошло много времени с тех пор, как Тауран потерял своего короля. Возможно, на этой земле законы и влияние времён Зер Таурана уже исчезли.

— О чём размышляешь?

Когда Орбу окликнули, он поднял голову и обнаружил стоящего рядом Стана. Не спрашивая разрешения, тот уселся рядом. С такого близкого расстояния его руки и ноги выглядели короткими, но при этом толстыми как брёвна.

— Вот, — он протянул маленькую бутылку Орбе. Тот собирался отказаться, но, — это не алкоголь, — сказал Стан, — мёд. Он довольно редок в этих краях. Выиграл вчера в карты.

Обычно Орба проигнорировал бы его, но несмотря на свой суровый облик, этот человек по имени Стан был необычно дружелюбным. В итоге не отказывая ему, Орба просто взял бутылку, зачерпнул пальцем мёду и облизал его.

Стан с усмешкой сделал то же самое. Его и так всегда узкие глаза сузились ещё сильнее, когда он улыбнулся.

— И всё же каждый раз глядя на тебя я понимаю, что у тебя очень странное лицо.

— Ты можешь сказать это, даже несмотря на мою маску?

— В моём случае я скорее вижу «цвет». Хм, не могу чётко объяснить, но, эм, у такого-то человека такой-то цвет, а значит у него вот такой-то характер, или вот он иногда выглядит синим, а значит, с ним вскоре случится что-то плохое. Как-то так.

— Это всего лишь обычная интуиция, верно? — коротко произнёс Орба. Стан был невозмутим.

— Не стоит относиться к этому столь легкомысленно. На поле боя, например, я никогда не приближаюсь к человеку, который выглядит синим. Потому что это значит, что в бою с ним произойдёт что-то плохое, а значит, скорее всего, он умрёт. На самом деле, шанс того, что он не вернётся, довольно высок. Благодаря этому я и выжил на поле боя. Я вообще-то не так уж умел.

— Ты говорил, что тебя воспитали кочевники.

В душе Орбы что-то щёлкнуло. С тех пор как он покинул Мефиус его редко что интересовало.

— Каждый таурийский кочевник на такое способен?

— Нет-нет, — улыбнулся Стан, облизывая другой палец с мёдом, — они ничем не отличаются от городских жителей.

— А что насчёт тех, кто невероятно хорош в обращении с драконами? Тех, кто может успокоить разъярённого дракона всего лишь простым касанием. Они ведь могут слышать «голос» или как там его.

— О чём ты?

— Если не знаешь, то не забивай себе голову.

В отличие от Стана, чьё любопытство оказалось возбуждено, Орба, наоборот потеряв интерес, отвернулся.

— Действительно невероятная история. «Голос» дракона, да? Если говорить о жителях деревни Барбария, то и такое может быть возможно.

— Барбария? *

— Да, — кивнул Стан и продолжил. — К северу от Хелио находится озеро Куран. Говорят, в тех окрестностях расположена легендарная деревня. А ещё говорят, что с древних времён, куда древнее эпохи Зер Таурана, те люди поклонялись Богу-Дракону. До прибытия наших предков из космоса они уже жили здесь. Вроде как они изначальные жители этой планеты.

— Также существует теория, что клан драконорождённых — деградировавшая форма Бога-Дракона.

— О? Оставлю-ка я эту сложную дискуссию учёным, но как бы там ни было эти изначальные жители проиграли в войне с человечеством и исчезли, но похоже они обосновались в этой деревне Барбария.

— В мире много авантюристов и исследователей, блуждающих в поисках выживших драконорождённых. Поэтому думаю достаточно людей слышало об этой легенде. Трудно поверить, что её так и не нашли.

— В том-то и дело. Зердианцы почти никогда не приближаются к озеру. Истории из эпохи Зер Таурана утверждают, что это земли Бога-Дракона. Можно сказать, священное место для зердианцев. Давным-давно то ли генерал, то ли король, нацелившись на восточную часть Таурана, подумал, что место удобное, никто ведь из зердианцев не приблизится к нему, не построит крепость и не контролирует территорию возле озера. Очевидно, он отправился, чтобы сделать озеро передовой базой для захвата Таурана, но вскоре крепость исчезла, словно мираж. Её не сожгли, она не была неожиданно атакована, просто бесследно исчезла.

— О?

— Гарда, — Стан сделал небольшую паузу, — я не знаю, тот ли это человек, с которым мы будем сражаться, или нет, но Гарда, о котором я говорю, был священником веры Бога-Дракона времён Зер Таурана. Говорили, что раз в год Гарда освящал храм Зер Илиаса. Ну, на самом деле он приносил жертвоприношения, отбирал сотню людей и топил их в озере.

Орба вовсе не был суеверным, но по какой-то причине нежно касающейся его кожи ветер тревожил.

— О, вспомнил, это, конечно, просто легенда, но вроде бы в Барбарии есть люди, известные как жрицы драконов. Правда не знаю, те ли это люди, что слышат «голос» драконов, о которых ты упоминал.

— Ясно.

После этого Стан поведал как река, берущая своё начало в озере Куран, стала Водой Жизни для жителей Хелио. Для них, как зердианцев, благословение, полученное от священной земли Куран, то, чем они сильно гордятся.

Слушая разные легенды, Орба огляделся.

Оставленные прислонёнными к камням или на земле мечи и копья тускло сверкали от пламени костров. Непрекращающиеся разговоры с сильным западным акцентом. Несколько животный запах, характерный для собравшихся вместе людей, напоминал Орбе о его гладиаторских днях. А затем послышался голос Талькота, звучащий словно крик.

— Эх, — Стан встал, — снова. Он достаточно умён, правда немного вспыльчив. Пойду я.

Когда Стан ушёл, Орба вытащил выданное ему одеяло и улёгся спать. Ощущение маски, касающейся земли, невероятно удручало.

Когда он закрыл глаза, перед ним промелькнула измождённая улыбка Эсмены Базган. Она быстро наложилась на кого-то другого, и Орба не смог привести свои чувства в порядок.

Я должен пойти куда-то дальше, – подумал он.

В земли, где никто не знал об Орбе или внешности наследного принца, туда, где никого не знал и он сам. В земли, где он никогда не услышит знакомых имён или названий государств.

Войска отправились на север вдоль вершины Бергана. Простирающиеся к востоку от неё равнины были усеяны деревнями, не принадлежащими ни одному из государств, а также являлись нейтральной областью и границей с Мефиусом. На вершине был построен форт, наблюдающий за востоком и югом и защищающий границу ото всех, кто пытался прорваться сквозь горы.

По мере того как вершина отдалялась, в поле зрения начали появляться внешние стены Хелио. Перед воротами их ожидала колонна разукрашенных всадников. Боуван послал вперёд гонца на лошади и вскоре всем войскам Таурии позволили войти в город.

Выстроившиеся на улицах люди радостно приветствовали подкрепление.

— Итак, Акс, ты наконец оторвал свою тяжёлую задницу? — произнёс человек, наблюдающий за происходящим с вершины башни.

Высокая и тощая фигура пригладила волосы и усы. На первый взгляд он выглядел щеглом, но всё его тело излучало энергию дикого зверя. Он носил необычную для запада официальную одежду поверх доспехов, полностью закрывающих его руки и ноги.

— Довольно неплохое число солдат. Так ты запаниковал, осознав, что если падёт этот город, то следующим будешь ты? Ну, неважно, мы окажем тебе самый сердечный приём.

Хоть он и говорил столь высокомерно, словно король, но гражданином Хелио он не был. Его звали Грейган, и он был командиром наёмников из союзного государства Черик. Безудержно пронёсшись по полю боя, убив врагов и изнасиловав женщин, он при необходимости силой подчинял себе союзные деревни и основывал там базу. Такова была слава Грейгана, лидера наёмников «Алые соколы».

Однако, своими действами он пересёк черту, разругался с королём Ямкой Вторым и был изгнан из Черика. В этот раз он захватил с собой не только своих наёмников, но и часть солдат регулярной армии Черика. Так что по слухам он покинул город-государство с более чем семью сотнями людей.

Естественно, чтобы прокормить такую прорву солдат, требовалось сразу же наняться к кому-то другому. К счастью, для него весь регион Тауран находился посреди вторжения войск Гарды, и все государства стремились усилить войска. Таким образом, Грейган прибыл сюда, в Хелио.

После полного уничтожения подкрепления, отправленного в Эймен, и начавшихся позже гражданских волнений у Хелио осталось очень мало регулярных войск. И только ставший королём Джалах без колебаний принял у себя отряд Грейгана, пообещав им высокую награду.

С тех пор Грейган взял на себя почти всё управление военными делами. А его люди вели себя так, словно весь город уже принадлежал им.

Говорили, что Грейган был сиротой, рождённым проституткой и выношенный на поле боя. Когда он пил, то всегда говорил о своём собственном рождении со смесью тщеславия и самоиронии.

— Я человек, рождённый на поле боя, и тот, кто на этом самом поле боя и умрёт.

Таким был человек, который, глядя на марширующих солдат Таурии из окна башни, задал ожидающему позади него вопрос:

— Когда вы узнаете, какими силами оперирует Гарда?

Как житель пустыни, он носил на голове ткань, закреплённую там с помощью кольца. Хоть его черты и были словно выточены, он был настолько худым, словно исхудал от болезни.

— Мы начнём действовать через неделю, — его грубый голос напоминал зловещий шум изготовившейся пустынной змеи.

— В самом деле? — Грейган плюнул на один из пальцев и разгладил им свои усы. — Эти проклятые таурийцы по-прежнему выставляют себя в роли законных потомков Зер Таурана, но поможет ли им их старомодная гордость в сражении? Я обязательно прослежу за ними.

Примечания

  1. Барбария — земля варваров

Комментарии