Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 4. Родина

Часть 1

Сменяя почтовых лошадей и даже используя судна с близлежащих пунктов, гонец добрался до Апты за три дня. Само собой, послание он сразу же понёс в личные покои принца.

Гил, как всегда, принял донесение из-за закрытой двери. Он до сих пор так и не выходил из комнаты.

«Подкрепление задержано собственной страной, Мефиусом», — гласило как сообщение, так и возникший в Апте слух. Волна удивление ширилась, а Инэли внутренне злорадствовала: как она и планировала, ей удалось вставить палки в колёса принцу, чьи недавние действия оставили всех в ступоре.

— Старшая сестра, должно быть, вы очень печалитесь о своей родине, — лицемерно спросила она Вилину.

Зная, что все вокруг ждут её реакции, гарберская принцесса не позволила выражению на своём лице измениться. Глядя на неё Шику понимал, что причиной всему её чувство королевского долга. Он попытался вломиться в покои принца и подбить его к действию, но каждый раз его ждал провал.

Что же до самого Орбы…

***

Получив послание, он раздражённо ударил стену.

Чёртов Гул!

Орба пылал. Кронпринца, решившего взять на себя мефийский долг по оказанию военной помощи Гарбере, остановил сам император.

Он говорил, что заключает мир ради блага народа, он скрепил союз рукопожатием, но в итоге всё было на благо его собственных интересов. Как же всё-таки корыстно он себя ведёт с остальными.

Таковы государственные деятели, так называемые «власть имущие». Орба ненавидел таких.

Но как принц он не мог позволить гневу в адрес императора руководить его поступками. Вместо этого он лишь оценил прошлые самодурства Гула да возненавидел Оубэри ещё сильнее.

Император пытается сказать, что больше не позволит сыну свободно действовать? Будет неприятно, если он отправит гонца напрямую в Апту. Нельзя терять время. Может, 'стоит 'напасть 'на 'Оубэри 'исчезнуть? — думал Орба.

«Принцу» нельзя оставлять следов своего участия, иначе пострадают другие люди. Он неподвижно сидел, обхватив колени, и, потеряв связь с реальностью, размышлял о наилучшем решении. Его решимость крепла.

— Ваше Высочество, могу я войти? — спросила из-за двери принцесса Вилина, решившая без всяких посредников поговорить с ним напрямую.

Резко подняв голову, Орба по какой-то причине затаил дыхание, будто бы став целью врага. Он представлял, что за дело у принцессы: наверняка насчёт подкрепления, потому сейчас он не хотел с ней встречаться.

Надо бежать!

Наверное, он также понимал, что стоит ему встретиться с её искренними глазами, как он уже не сможет храбриться. К тому же, Орба страшно ненавидел императорскую семью и людей у власти за такое поведение, но сейчас сам уподоблялся им, идя на поводу у собственных желаний.

Обязательства, — отдавались в голове слова Говена. Надев маску принца, он принял на себя и груз его обязанностей, но сейчас он пытался проигнорировать их и сбежать.

Хватит. Что за ерунда? Обязательства? Да всё началось с того, что один из дворян надел на меня эту маску ради собственных амбиций! Я покончу с этой идиотией и сброшу эту личину. Всему есть предел!

Крепко сжав кулаки, Орба собирался продолжать игнорировать стоявшую за дверью Вилину, но к его удивлению та безмолвно ушла.

Чувствуя себя проигравшим, он смотрел во тьму своей комнаты.

— Кх, — звук, слетевший с его губ, совсем не напоминал смех.

Какой жалкий...

Орба был настороже, он хотел сбежать, но ничего так и не случилось: его просто оставили. Густая тьма вокруг вдруг показалась ему зеркалом, отражающим маленького и жалкого мальчишку.

Ещё недавно мрачное и притягательное решение неожиданно напасть на Оубэри теперь казалось бессмысленным и отвратительно ребяческим.

Это не выход. Если я просто всё брошу и пойду на поводу у желаний, то и вправду стану как Оубэри и Гул. Более того, простого убийства мне недостаточно. Надо отыгрывать принца до конца, найти способ не подставить наших с Вилиной солдат и забрать у Оубэри всё.

Сейчас Орба сильно переменился. Только что его терзала лишь болезненная мысль об убийстве Оубэри, но теперь, когда он осознанно выбрал более сложный путь, его разум будто прояснился. Множество вращавшихся в голове эмоций собрались в единое целое, а он, наконец, мог сконцентрироваться и напрячь извилины, чтобы придумать план и преодолеть все трудности на своём пути.

— Ваше высочество.

Орбу позвал новый голос. Это был не гонец и не Вилина, а доклад солдата, которому он сам до этого отдал приказ.

Орбе было неприятно, что его мысли прервали, он уже собирался отправить бойца восвояси...

— Стой, — прозвучал сквозь темноту резкий голос принца. Он открыл дверь. — Что ты только что сказал?

Солдат был одним из гвардейцев, которых принц отправил на разведку Апты и нескольких близлежащих деревень. Их деятельность, наконец, принесла плоды.

— Прошу прощения. Я пришёл с докладом об обнаруженном логове бандитов.

Это были именно те разбойники, что напали на Орбу и его группу по пути в Апту. Сопоставив слухи и места нападений на караваны мефийских торговцев, разведчики смогли найти их убежище. Они известны на всю округу, кое-кто превозносит их как героев, так что удалось узнать и имя их предводителя.

— Отлично. Разделите между собой, — Орба протянул солдату награду, услышав имя атамана, а затем закрыл дверь.

Его устремлённый во тьму взгляд изменился: в нём по прежнему виднелся блеск, но теперь он казался хладнокровным и пробирающим до костей.

Я потерял всё.

Пройдя через комнату, Орба раздвинул скрывавшие окно занавески, позволив лунному свету залить всё вокруг. Будто бы приняв вызов, он стоял на месте, сжав кулаки столь сильно, что казалось, будто бы из его ладоней вот-вот пойдёт кровь.

А потому я заставлю и его лишиться всего. Одной жизни совсем мало: я заберу его честь, будущее, заберу всё, чем он дорожит. Я заберу у него абсолютно всё и утоплю в крови и грязи.

Глаза Орбы сияли столь ярко, что нежно переливавшийся в комнате лунный свет, будто бы избегая его, скрылся за облаками.

***

На следующее утро.

Эсмена Базган закончила свой недельный визит и собиралась домой. Инэли, с которой они крепко подружились за все прошедшие прогулки по реке, чаепития и остальные мероприятия, пришла проводить её в путь.

— Ваше Высочество, — со слезящимися глазами Эсмена держала мефийскую принцессу за руку, — могу ли я рассчитывать на нашу новую встречу?

— Не стоит так отчуждаться, Старшая Сестра, — даже нахмурившись Инэли не переставала улыбаться. Она без предупреждения начала называть Эсмену сестрой. — В следующий раз я приглашу тебя в Солон. Отношения между нашими странами крепчают день ото дня, так что ждать недолго.

— Ага, — согласно кивнула Эсмена. — Буду ждать с нетерпением.

С лёгкостью управившись с иностранной делегацией, Инэли ещё больше уверилась в собственных способностях. Это напрямую связано с её будущим: она не собиралась просто стать чьей-то женой и смириться с судьбой, и находила перспективу самой руководить страной по собственному усмотрению куда более привлекательной.

Вдруг зашумела толпа. Командир телохранителей Эсмены, Натокк, широко распахнул глаза, а вместе с ним и Инэли.

— Принц... — румянец мгновенно залил щёки Эсмены. Сквозь толпу, верхом на белом коне, прибыл Гил Мефиус. — В-вы… В-вы п-поправились? — начала заикаться удивлённая внезапным гостем таурийская принцесса.

— Я настоял на вашей поездке, но при этом так и не смог ничего для вас сделать. Более того, я заставил вас волноваться. Прошу простить меня за это.

— Н-нет-нет, что вы, — Эсмена столь энергично закачала головой, что казалось, будто бы та слетит с её хрупких плеч. — Я нахожу невероятной добротой с вашей стороны саму нашу встречу.

— Благодарю за тёплые слова, — слабо улыбнулся Гил. Он спешился, отвязал от седла небольшой свёрток и протянул его Эсмене. — Это доказательство союза между Мефиусом и вашим отцом. Нет, с Таурией. Надеюсь, что в будущем наши страны ждёт тесное сотрудничество.

— Д-да.

Глядя на ошеломлённый и «плывущий» взгляд Эсмены, Инэли ясно понимала её чувства. Её же внезапно появившийся брат, напротив, совершенно их не замечал. Стоило кораблю принцессы исчезнуть в небе, как она с улыбкой обратилась к Гилу.

— Брат, похоже, ты полностью выздоровел. Как насчёт совместного ужина?

— Никак, — кратко ответил принц. Улыбка исчезла с его губ.

— Ты что, злишься? Это из-за того, что я не передала послание императора? — раз уж истина рано или поздно станет явной, Инэли изо всех сил старалась говорить как можно невиннее, но Гил уже развернулся к ней спиной. Внутри принцессы вспыхнула ярость, она продолжила: — Отмечу, что время твоего появления, как всегда, безупречно. Принцесса Эсмена, пожалуй, всю жизнь будет его помнить. Своим поведением ты заставил всех волноваться, а затем появился под самый конец и удивил: ты всегда любил такое.

— ...

В этот момент Гил, а вернее Орба, был сосредоточен на другом. Его голова полнилась планами действий, его тяготил отыгрыш брата перед Инэли, а потому он сделал ошибку, которую обычно не сделал бы.

— Помнишь? Тогда моя мать ещё не стала императрицей, и мы праздновали мой двенадцатый день рождения. Ваше Высочество пообещал тогда прийти на вечеринку, но не появился. Все, а особенно я, расстроились, но под самый конец праздника ты появился и подарил мне великолепный подарок.

— Правда?

— Правда. Разве ты не помнишь его?

— Как знать. Много времени прошло.

— Тогда ты подарил мне винную чашу, усыпанную прекрасными драгоценными камнями. Ты ещё сказал, что с нетерпением ждёшь дня, когда мы сможем вместе выпить.

— Вспомнил. Да, ты права, — когда Орба бездумно согласился с Инэли, уголки её пухлых губ взлетели вверх.

— Ой, — прикрыла она свой рот ладонью, округлив глаза. — Память подвела меня, брат. Если не ошибаюсь, чашу подарил сын прошлого лорда Килро. Он ещё так помпезно вёл себя… Он, кстати, погиб в недавнем восстании рабов, так что давай помолимся о его счастье в следующей жизни. Ой-ой, но как же так получилось, брат, что и твоя память ошиблась точно так же.

— ... — Орба развернулся. В отличие от его невыразительного, как статуи, лица, лицо Инэли сияло.

— Да, всякое случается. Я хочу лучше понимать тебя, брат, а потому недавно поговорила с Федомом, с которым ты в последнее время так близок. Поговорили о разном, — в этот момент Инэли хлопнула в ладоши. — Право дело, нам и вправду стоит как-нибудь сходить вместе и помолиться за упокой того парня. И вместе выпить из чаши, что он подарил. Разве вы не найдёте времени для Инэли?

Не проронив ни слова, Орба снова развернулся к принцессе спиной и ушёл.

Немного посмотрев ему вслед, принцесса, уже неспособная сдерживать свой восторг, рассмеялась, обхватив себя за талию.

Как я и думала. Этот человек не Гил Мефиус. Учитывая его реакцию, обмануть целую страну решил не лично он. Если я правильно понимаю ситуацию, в ней замешан Федом… Это же преступление, что потрясёт всю страну!

Инэли не волновали мелочи вроде истинной личности самозванца, где настоящий Гил и жив ли он вообще.

С этой информацией я могу делать всё, что мне угодно, — от одной этой мысли её глаза блестели.

Если принцесса раскроет преступление, то станет героем, но у неё совершенно не было желания вот так сразу рассказать правду императору и его людям. Как минимум ей хотелось немного насладиться знанием тайны, о которой не подозревает даже невеста принца, Вилина Ауэр.

Игрушка, которую Инэли столь страстно желала, была почти у неё в руках, она чувствовала, что её положение куда выше, чем у всего окружения принца.

***

Хоть Гил и выбрался из покоев после недельной самоизоляции, но гонцу Говена так и не ответил и вообще ничего тому не сказал. Вечером того же дня Вилина, наблюдавшая за воздушными учениями и дававшая советы, шла в свои покои, но вдруг выражение её лица резко изменилось.

Э!

Навстречу ей шёл Гил.

Принцесса хотела как-нибудь окликнуть его, она скучала по моментам, когда Гил делал что-то на своё усмотрение. Он же, не подозревая о мыслях Вилины, просто прошёл мимо и даже глазом не повёл.

Вилина возмутилась. Она хотела тут же и напрямую спросить его о планах насчёт подкрепления для Гарберы. Более того...

Я отправлюсь вместе с войсками.

Она едва удержалась от такого поступка. Старая Вилина, несмотря на все протесты окружающих, не сомневаясь запрыгнула бы в корабль и отправилась к подкреплению. Также она наверняка спросила бы об истинных намерениях императора, раз он препятствует войскам. Но нынешняя Вилина многому научилась за проведённое в Мефиусе время. Она уже не разделяла простодушную точку зрения, что всё можно решить обычным наскоком. Как говорила Терезия, это и значит быть взрослым? Носить множество масок? Не делать всё, что заблагорассудится из-за суровой реальности? Ещё Вилина поняла, что от осознания этого страдают все люди.

Выходит, и принц тоже... — мыслями она вновь вернулась к нему.

Когда они с принцем уже почти молча прошли мимо друг друга...

— Ещё немного, — Вилина внезапно замерла, — Прошу, подожди ещё немного. — прошептал ей на ухо Гил и ушёл.

Вилина так и продолжила стоять на месте, глядя вслед принцу даже после того, как тот полностью исчез из поля зрения.

***

А затем, в этот же вечер, Апту потрясла новость.

Гил Мефиус внезапно исчез.

Часть 2

Рассекая ветер, Орба галопом скакал по холмам и долинам.

— Принц, куда мы направляемся? Принц!

Тоже верхом, Бэйн был единственным, кто следовал за принцем.

С их отправления из Апты прошло уже некоторое время, Бэйн несколько раз пытался поговорить с Гилом, но тот даже не оборачивался.

Бэйн ничего не понимал. Он участвовал в одном из еженощных банкетов, проводимых под предлогом празднования победы, как вдруг принц Гил позвал его в конюшню.

— Что прикажете, мой принц?

— Прокатись со мной немного, — Гил уже сидел верхом, — покажу тебе кое-что хорошее.

Вдвоём они легко выехали из Апты, но спустя час Бэйна начали посещать тревожные мысли о загадочном пункте их назначения и бандитах, орудующих на окрестных дорогах и чьи нападения никто не в силах предсказать. С другой стороны, Бэйн не мог отрицать и странную эксцентричность принца: каким бы подозрительным ни казалось его поведение, он всегда добивается невероятных результатов.

Быть может, он взял меня с собой для какого-нибудь подвига?

После участия в инспекции по Апте Бэйн смотрел на Гила в совершенно новом свете. Он никак не мог отделаться от мысли, что принц замышляет некий хитрый план, в котором лично Бэйну отведена ключевая роль.

Тем временем сам Орба продолжал молча скакать вперёд.

Моя родная деревня? — мелькнула в его голове мысль.

С самого прибытия в Апту он постоянно размышлял о том, чтобы посетить её. Орба сомневался, что она до сих пор существует, но всё равно хотел в неё попасть, хотел почувствовать ностальгию по землям, в которых он жил вместе с Роаном, Алисой и матерью, хотел ощутить дуновение местного ветра.

Конечно, сейчас его вела не эта сентиментальность, иначе бы он не скакал с такой скоростью и, само собой, не взял бы с собой Бэйна.

Они прибыли в памятное для Орбы место. Замедлив лошадь, он спешился у естественного входа в долину и взглянул на протекавшую слева реку. В прошлом он вместе с Роаном и Алисой ходил сюда в самый солнцепёк, чтобы искупаться. Дорога занимала час, так что по пути назад им вновь становилась жарко, а прохлада уже никак не ощущалась.

— Бэйн, за мной.

Из-за сложной местности дальше лошадей приходилось вести медленно. Взяв лампы, они ехали вперёд, вокруг них царила жуткая тишина. Нервно следуя за принцем, Бэйн даже не заметил несколько человеческих силуэтов на вершине холма.

Вскоре Орба остановился. Подняв лампу повыше, он смог разглядеть в конце сужающейся тропы что-то вроде забора.

Как я и думал: здесь есть кто-то.

Он пытался успокоиться, но попросту не мог удержаться от чувства предвкушения. В ушах отдавалось собственное сердцебиение. Забор, отделявший деревню от внешнего мира, не выглядел обветшалым, за ним легко различались тени домов. Быть может, здесь живёт кто-то из тех, кого он знал? А может кто-то, кого он всегда мечтал найти? Орба пришпорил лошадь.

— Принц, где мы?

Игнорируя вопрос Бэйна, Орба привязал лошадь к тонкому деревцу рядом с оградой и хотел было броситься вперёд…

— Стоять! — раздался голос позади него.

— П-привет! — закричал Бэйн.

В круге света вокруг лампы показалось несколько человек. Все они были вооружены мечами и пистолетами, а мужчина перед ними целился в их сторону. Без всяких сомнений, это те люди, что напали на них по дороге в Апту.

— Да ну! — восхищённо заговорил мужчина. — Просто невероятно. Этот пацан — мефийский кронпринц!

— Что?!

— Быть не может, — другой мужчина зажёг факел, поднёс его к лицу предполагаемого принца, Орбы, а затем кивнул. Глаза его в свете огня пылали красным. — Точно. Я лично видел его. Более того, я в него даже стрелял.

В рядах мужчин началась шумиха, в глазах загорелись огоньки ненависти и понимания, губы растягивались в улыбки.

— Не знаю почему, но нас и вправду решил почтить визитом сам принц.

— Вперёд, вперёд. Не отказывайтесь от нашего гостеприимства, пусть место и не самое достойное.

Держа принца на прицеле, круг бандитов начал сужаться. Орба же стоял и даже не шевелился.

— Отпустите, псы! — кричал Бэйн, но учитывая количество людей и дистанцию, как бы они с Орбой ни сражались и ни пытались выбраться, шанс выжить минимален. В итоге Орба позволил забрать со своего пояса меч и пистолет, после чего его грубо повели на территорию деревни.

***

По другую сторону ограды царили сумерки, в которых виднелось около двадцати хижин и, похоже, никого из старых жителей тут не было.

Орбу привели к пылающему посреди деревни костру. Все жители быстро узнали о «визите» кронпринца, вокруг столпилось множество людей. Повсюду царила животная атмосфера, воздух был пропитан жаждой крови.

— Это и есть кронпринц?

— Убить его!

— Вздёрнуть его, здесь и сейчас!

— Сжечь так же, как они сожгли наши семьи!

Зная, что чей-нибудь топор или клинок в любой момент может порубить их на кусочки, Бэйн не мог даже слова сказать и продолжал молчать. Орба же внимательно наблюдал за людьми.

— Хм-м, погодите, — вышел вперёд крепко сложенный человек. На его голых руках явно виднелись мускулы, сам он с ухмылкой на небритом лице держал два меча. Один из них он бросил Орбе под ноги. — Бит, как, по-твоему, стоит поступить?

— Как-нибудь в стиле этих ублюдков. Вы же любите смотреть, как рабы убивают друг друга, Ваше Высочество? Сегодня хорошая возможность обзавестись подобным опытом самому.

— Звучит неплохо!

— Покажите себя, Ваше Высочество! — голоса мужчин и женщин смешались в овациях.

Направив клинок в сторону принца, Бит начал кружить вокруг него, постоянно провоцируя ложными шагами вперёд.

— Ну что вы, Ваше Высочество. Поднимите меч, — сплюнул Бит. — вы можете стоять и молчать, но здесь не дворец, никто вас не спасёт.

Орба неторопливо нагнулся и поднял клинок с земли, глазами отслеживая движения Бита.

Огни, тени толпы и улыбка оппонента: в поле зрения Орбы они вращались в едином хороводе. Бит сделал шаг и нанёс удар: притворяясь, что не может полноценно парировать, Орба затрясся и отпрыгнул вправо.

После того, как Заат своим выстрелом повредил Орбе ключицу, он чувствовал тяжесть в правом плече, но благодаря парированию понял, что то в значительной степени зажило.

— Как умело, Ваше Высочество, как умело!

— Бит, не убивай его пока.

— Веселись, народ! — крикнул Бит, облизывая губы. Бесцельно и изо всех сил размахивая клинком, он постепенно зажимал увёртливого Орбу в угол, пока тот, под непрекращающееся веселье и смех толпы, не уткнулся спиной в стену хижины.

— Попался! — Бит мгновенно бросился к Орбе, целясь тому в плечо — Аргх! — и практически тут же завизжал сам. Его клинок, вращаясь, немного взметнулся вверх, а затем упал на землю, а перед самыми его глазами блестело острие меча Орбы.

Не дав оппоненту опомниться, в этот раз сам Орба небрежно бросился к Биту и, заломав тому руки за спиной, приставил к шее клинок.

— Нравится? — с презрительной улыбкой спросил он у потерявших дар речи бандитов. — Правильно, бесполезным неумехам лучше бы заткнуться. Но знаете, давайте продолжим эту комедию. Только не говорите мне, что он самый сильный из вас?

Холодный взгляд принца и его стальные нервы заставили даже Бэйна удивлённо распахнуть глаза.

— Ублюдок!

— Не зарывайся!

— Тут некому поменять тебе подгузники!

Ведомые порывом гнева, разбойники направили мечи, копья и стволы нескольких пистолетов на Орбу, отчего по спине Бэйна в который раз пробежали мурашки.

— Отпусти Бита!

— А иначе мы убьём тебя со всей жестокостью.

По-прежнему используя «гладиатора» как живой щит, Орба просто смотрел на разозлённых людей.

— Погоди, — прозвучал голос, а толпа разошлась влево и вправо, пропуская человека. Из ближайшего костра внезапно полетели искры.

Как я и думал, — отметил про себя Орба.

— А вы на удивление хороши, Ваше Высочество. Если вы уверены в своей силе, то сразитесь со мной. Сильнее меня тут никого нет.

Судя по отсутствию возражений и общей смиренности, он наверняка был лидером бандитов.

Орбе знакомо его освещённое светом костра лицо. Хоть и прошло больше шести лет, острый взгляд и орлиный нос не оставляли никаких сомнений.

С другой стороны, атаман, разглядевший лицо Орбы поближе, выглядел немного удивлённым.

А они похожи, — должно быть, думал он сейчас.

Не говоря ни слова, Орба отпустил Бита, немного пригнулся и вновь собрался.

— Ха. Так вот какой у тебя настрой? — губы атамана скривились в улыбке, но сам он даже не казался насмешливым. Судя по тому, как он лениво водил кончиком клинка перед глазами, Орба мог сказать, что боец он опытный. Бандит примерялся к дистанции и подстраивал дыхание, Орба отвечал тем же. Когда же он взглянул на оппонента из-за своего клинка...

«Ха!» — тот отвёл взгляд, признавая поражение в противостоянии воли и нанося удар. Орба сразу почувствовал: враг не использовал финтов, а просто кровожадно и энергично бил. Раз, два, три: с самого первого движения он действовал без задней мысли, его клинок неистово рассекал воздух. Если выразить ощущения словами, то это мастерство, что приобретается в настоящих боях.

«Дзинь!» — с чистым звоном очередной меч улетел ввысь.

Орба, держась за онемевшую руку, сел на землю.

— Он сделал это!

— Видели? Даг победил!

— Схватить их, — в отличие от своих радующихся людей, бандит по имени Даг просто спокойно отдал приказ. Сам он замер на месте, кончик его клинка до сих пор находился в воздухе.

А затем всё ещё восторженная толпа сомкнулась вокруг Бэйна и Орбы.

***

В то же время гвардейцы, согласно приказу Шику, носились по всей Апте.

Орбы нет.

Когда Шику осознал это, день уже подошёл к концу. Его видели на проводах Эсмены, но с тех пор он не показывался. Подумав, что тот, наверное, вновь заперся в покоях, Шику направился туда с твёрдым намерением вытащить его. Он больше не мог смотреть на грустную Вилину.

Юная леди стала немного взрослее, — подумал Шику.

Несмотря на их довольно поверхностное знакомство, с самого начала он видел у принцессы неуёмную энергию, смелость действовать, внутренний стержень и силу воли: те качества, что нужны прирождённому лидеру. Но теперь они полностью исчезли.

Взросление.

Все проходят этот период, когда сегодня чувствуешь себя иным человеком, нежели вчера. Когда меняется отношение к родным, окружающим и к самому себе. Наверняка сейчас нечто подобное происходит и с Вилиной. Более того, её выдали замуж за принца чужой страны. Должно быть, у неё много тем для размышлений.

Ради разговора о подкреплении для Гарберы Шику собирался встряхнуть Орбу, если нужно, то даже силой. Он и сам не понимал, почему так поддерживает принцессу. С его точки зрения, он, как женоненавистник, больше воспринимал её как лидера-мужчину, хотя по его же собственному суждению, такая идея объясняла далеко не всё.

Наверное, я просто хочу увидеть, — внезапно подумал он. Шику хотел видеть, как бывший раб, Орба, и Вилина, рождённая в лоске королевского дворца, вместе пройдут сквозь нынешнее неспокойное время. С его точки зрения их история будет более чем захватывающей.

Орба-мечник мой до конца, но я не прочь отдать ей Орбу-принца.

Мысленно хихикая, Шику пришёл к покоям принца.

— Его Высочество недавно вышел из комнаты и до сих пор не вернулся, — доложили гвардейцы у двери.

Не имея вариантов, Шику обыскал всю крепость, но так и не нашёл Орбу.

Странно…

Затем он приказал остальным гвардейцам обыскать Апту со всей возможной внимательностью и скрытностью, чтобы никто ничего не заподозрил, но учитывая приближение ночи, пришлось поднять тревогу.

Известив Оубэри, он заручился помощью «вороной» дивизии и продолжил поиски на улицах крепостного городка.

— Будем надеяться, что его не похитили, — в шутливой манере заметил генерал. — Наверняка в Таурии остались те, кому не нравится союз с Мефиусом. Разве не мог кто-нибудь из них затесаться среди телохранителей принцессы Эсмены и втайне остаться в крепости, чтобы похитить принца?

Когда время близилось к рассвету всё же выяснилось, что несколько слуг случайно увидело, как «принц вместе с Бэйном верхом покинули замок».

Иного выбора, кроме как искать с войсками вокруг Апты, не оставалось.

И это в то время, когда родина принцессы в опасности.

Вызвав командиров в штаб на казарменном этаже, Шику готовился к совещанию, как вдруг заметил тень юного парнишки рядом с одной из колонн. Это был Динн, паж принца. Он помахал Шику рукой.

— Ух ты! Тайно встречаешься с таким малышом? Хах, а ваши вкусы изменились, вице-командир, — упрекнул его один из гвардейцев, Аэсон.

— Не неси чушь.

Бросившись к Шику, Динн застенчиво передал тому письмо.

— От принца? — предположил Шику. — Хм-м-м, о какой же авантюре я узнаю на этот раз? — Не дожидаясь ответа Динна, он открыл письмо. По ходу чтения выражение его лица стремительно менялось. — Чёрт возьми, какой же этот принц идиот!

Обычно Шику бы и глазом не повёл при любом действии или слове Гила, но сейчас он в панике побежал прочь из казарм.

— Эй, а что насчёт встречи? Уже скоро придёт Оубэри.

— Раз уж ты помощник вице-командира гвардии принца, то оставлю её на тебя.

— Это кто меня назначил?

— Я. Только что, — сказал Шику и поспешил прочь, не оглядываясь назад. Он не был бы собой, если бы не взялся за другие приготовления, отличные от поисков принца.

Часть 3

Орбу заперли в помещении, которое сам он находил похожим на подвал. Его руки и ноги были связаны, сам он лежал среди бочек и разбросанных по полу сельскохозяйственных инструментов. Бэйна, по всей видимости, держали где-то ещё, и Орба надеялся, что тот до сих пор жив.

Бэйн был солдатом «вороной» дивизии, напавшей на деревню. Орба верил, что во время службы в гарнизоне Апты тот тоже участвовал в нападениях на мефийские деревни и резне их жителей. Если Бэйна настигнет здесь возмездие, он не должен чувствовать к нему никакой жалости, но всё же у него пока была причина не желать ему смерти.

В комнату не проникало ни единого лучика света, не доносилось ни единого звука, в ней легко потерять ощущение времени, но какими-то животными инстинктами Орба чётко ощущал, что взаперти он сидит уже больше трёх часов.

Вдруг со стороны лестницы послышались звуки шагов, затем лицо Орбы осветил свет лампы в руках атамана, с которым он сражался. Позади него стояли двое мужчин с пистолетами. На вид он всё ещё молод, что в целом не удивительно, учитывая год разницы в возрасте между ним и Орбой. Сейчас ему семнадцать, может, восемнадцать лет.

Встретившись взглядом с Дагом, Орба бесстрашно улыбнулся.

— Ха, похоже, ведёте вы себя вполне спокойно и не буяните. Видимо, понимаете бесполезность такого поведения и готовитесь умолять о сохранении своей жизни. Да?

— Даг, верно? — спросил лежавший на полу Орба, отчего бандит нахмурился.

— Не будьте столь бесцеремонны, Ваше Высочество. Здесь не ваши владения, они принадлежат нам. Можно даже сказать, что у нас здесь собственное королевство со своими законами. Выходит, что здесь вы вовсе не принц, а простой агрессор, значит...

— Во ржака! — практически пролаял один из мужчин позади, увидев новую бесстрашную улыбку на лице Орбы.

— В былые дни ты говорил то же самое, Даг. «Это моя деревня, а вы валите отсюда!» кричал ты тогда, топая ногами, потому мы с друзьями и колотили тебя. Ни капли ты не изменился.

Услышав слова Орбы, Даг на секунду поперхнулся собственной слюной, а его подчинённые не могли не стать подозрительными.

— Что ты несёшь?

— Ты что, чёрной лилией закинулся? Уже странно, что ты вообще пришёл сюда всего с одним спутником.

— Ты так и не понял, Даг, — продолжил Орба, игнорируя охранников и глядя прямо на лидера. — Нет, наверное, понял, просто не можешь поверить. Не удивительно, всё-таки шесть лет прошло. Ты провёл их как провёл, я всё это время сражался за собственную жизнь. Ты в итоге стал бандитским атаманом, а я лежу перед тобой. Шесть лет назад мы и представить не могли такого развития событий.

— Шесть лет...

«Лидерская» маска Дага треснула, его лицо не выражало ничего, кроме замешательства и выглядело как у обычного парня его возраста. Охранники, однако, ухмылялись.

— Чушь несёт.

— Если не наркота, может, он от страха двинулся? Эй, Даг, он заткнётся, если отрезать ему палец. Отправим его в Солон как угрозу императору.

Из-за отношения Орбы Даг полностью сконцентрировался на его лице и не слушал реплики охранников. Когда он уже хотел что-то сказать, Орба моментально перебил его, чтобы «добить».

— Роан...

— Что?

— ...погиб в Апте.

Даг мгновенно впал в ступор, а Орба продолжал сверлить его спокойным взглядом.

— Потому я и пришёл, Даг. Я не прошу развязывать себя, просто удели мне немного времени.

— Ублюдок, — потеряли терпение бандиты из-за принца, что упорно не хотел умолять сохранить ему жизнь. Вдвоём они потянулись к пистолетам.

— Дайте нам поговорить наедине, — приказал им Даг громким голосом, отчего те удивлённо распахнули глаза.

— Что ты несёшь?

— При дворе у всех хорошо подвешен язык, своим трёпом он одурачил тебя...

— Всё нормально, так что идите! — даже крича подчинённым он продолжал неотрывно следить за Орбой своими прищуренными глазами. — Десяти, нет, даже пяти минут нам хватит. Если так и продолжит нести ерунду, то можете даже не думать о пальце. Я отрублю ему руку и заставлю стоять на коленях.

Подчиняясь авторитету своего молодого и ныне бледного атамана, ворчащие мужчины всё же вышли из подвала.

***

Даг был тем, с кем Орба непереставая ссорился в детстве. Причин для драк и конфликтов были самые разные: то тот одурачил Орбу, то оскорбил семью, то специально врезался, то, вроде как, собирался извалять Алису в муке...

В то время он не задумывался, но большая часть причин была надумана им самим. Его тёмная кровь постоянно бурлила и растекаясь по телу, побуждала искать любую возможность спустить пар.

— Он дерётся нечестно! — говорил об Орбе один из мальчишек, когда тому было всего три года. — Он не сдаётся, кусается и царапается, а после драки снова нападает из засады, говоря, что «мы ещё не закончили». Он не сильный, а просто настойчивый.

Когда Орбе исполнилось десять, никто из детей, вне зависимости от возраста, не хотел с ним связываться. Орба тоже потерял к ним интерес, а его соперникам по дракам стал Даг из соседней деревни.

У Дага был примерно такой же характер. Когда жители нескольких деревень собираются на совместные праздники, парни-сверстники сколачиваются в группы и ищут драки. Впервые друг с другом они столкнулись именно на таком празднике.

Орба пришёл с Алисой в соседнюю деревню, и там, прямо перед уличным ларьком, к ним подошёл Даг и пригласил Алису на танец.

— Не смей трогать Алису своими грязными руками. И вообще не приближайся, а то воняешь, — отказал вместо девушки Орба. Его едкие слова легко было расценить как призыв к драке, они тут же сцепились с Дагом, начав бить друг друга кулаками и пинать ногами. Такие драки между перевозбудившимися парнями — обычно дело для праздников, вот взрослые и не разнимали Орбу с Дагом, а наоборот, подбадривали их. С точки зрения сложения у на год старшего Дага было преимущество, он повалил Орбу на землю, но тот подобрал камень и зажал в кулаке. Его удары стали тяжелее, он даже заехал Дагу по носу и развернул драку в свою сторону.

Тогда один из прихвостней Дага, почувствовавший за Орбой преимущество, попытался взять Алису в заложницы, но как сам Орба, так и Даг были против таких методов и вместе старались помешать ему. Тем не менее злоумышленника, схватившего Алису, она остановила сама: сперва сильно отдавила ногу, а затем ещё и залепила пощёчину.

— Правильно, хватит драться, — встала она между остолбеневшими парнями, а затем, схватив Орбу за ухо, поволокла прочь.

То была их первая схватка. Они дрались ещё несколько раз и, без всяких сомнений, считали, что ненавидят друг друга, пока шесть лет назад их сложные отношения не рухнули в одночасье.

Когда Гарбера захватила Апту, территория, на которой жил Орба, также начала считаться гарберской, потому их прошлая страна, Мефиус, решила спалить деревни дотла.

***

Оставшись с Орбой наедине, Даг снял с пояса пистолет и быстрым движением нацелил его на голову Орбы.

— Я пристрелю тебя без всякой жалости, если продолжишь нести чушь, смекаешь? — пригрозил он низким голосом. — Кто ты, чёрт возьми, такой?

— Орба.

— Чушь.

Несмотря на то, что только что он отошёл от Орбы подальше, услышав его ответ Даг тут же приблизился вновь и приставил пистолет прямо к его лбу.

— Что это, чёрт возьми, за чушь? Как Орба может вернуться в Апту кронпринцем? Почему он приходит назад в эту деревню вместе с мефийским солдатом? Отвечай!

— Мою деревню сожгла мефийская армия, — начал говорить Орба, совершенно не обращая внимания на пистолет и глядя Дагу прямо в глаза. — Я едва выжил, и то только потому, что один аристократ решил, что я могу быть ему полезен.

— Полезен?

— Лицом я очень похож на мефийского кронпринца.

— ...

— И меня превратили в его двойника. Это заговор, о котором знает только тот дворянин. Кроме него никто, включая аристократов и даже императорскую семью, ничего не знает. Все мефийцы считают меня настоящим принцем, так что исполняя его обязанности я отправился воевать с Таурией.

— Ч-чепуха! — закачал головой бледный Даг, но Орба продолжил рассказ.

— Назначение в Апту стало хорошей возможностью. Я хотел навестить родную деревню, но не ожидал, что местные жители нападут на меня в дороге. К слову, защита у вас весьма плохая. Просто поговорив с людьми, я выяснил как ваше местоположение, так и имя лидера. Когда услышал «Даг», то сразу понял, что как у меня были свои шесть позорных лет, так и у тебя тоже. Вот и решил прийти, так сказать, проверить лично.

— Я тебе не верю, — застонал Даг, выглядя при этом так, будто бы он стиснул зубы. — Н-но в то же время я не могу поверить, что кронпринц может знать имя Роана. Ты и в правду Орба? Сходство, конечно, есть, но это лицо, даже с учётом шести лет…

— Говорю же, меня превратили в двойника кронпринца. Для этого использовали разные способы.

На некоторое время Даг просто молча замер на одном месте. Затем, сделав глубокий вдох...

— Говоришь, Роан мёртв?

— Да.

— Тогда как насчёт остальных?

— Ты должен знать об этом лучше меня, разве нет? Кифа, Лулу, Беон… что с ними случилось? — перечислил Орба имена жителей деревни.

Возможно, Даг собрал под своим крылом всех жителей, что пережили грабежи гарберцев и поджоги Оубэри. Если так, то быть может, помимо Дага здесь есть и другие знакомые Орбы, просто он мог не узнать их в темноте? Орба понимал, что выжившие вполне могли стать бандитами, чтобы отомстить Мефиусу. Должно быть, именно поэтому нападают преимущественно на мефийские караваны.

— Много о чьей судьбе я не знаю, — как Орба и ожидал, стоило ему упомянуть некоторые имена, как Даг опустил пистолет. Раз сверкнув, его взгляд потерянно забродил из стороны в сторону. — …Т-ты знаешь, что случилось с Алисой? — поспешно спросил он.

Даг никак не мог знать. Он не понимал, что Орба уже смирился с потерей, своим вопросом Даг навсегда растоптал те крохи надежды, что до сих пор оставались в его сердце.

Ясно, — на мгновение Орба закрыл глаза и поклялся самому себе, что отныне и впредь забудет о надежде. — Где-то внутри я продолжал верить. Как глупо. Как ничтожно.

Глядя на молчащего Орбу, Даг дал волю эмоциям и закричал.

— Эй, что не так? Только не говори мне, что ничего не знаешь об Алисе...

— Думал, она всё ещё жива?

— Ч-что?

— Я тоже думал, но раз и тебе ничего о ней неизвестно, значит, она, скорее всего, погибла. Как и мой брат. Какой же я дурак, наивно верил без всяких на то причин. Ничего не остаётся, кроме как сдаться.

Объединённые общей болью, они, не глядя друг на друга, погрузились в тишину.

— Орба, — спустя некоторое время Даг впервые обратился к нему по имени.

— Да?

— По твоим словам ты стал двойником принца. А где настоящий? Если он в Апте, то не мог бы ты притащить его сюда?

— Если и притащу, что ты собираешься с ним сделать? — Орба чуть не рассмеялся. — Думаешь, зря потратил время, раз я самозванец? Ну ты и тупой.

— В смысле?

— Захватив кронпринца ты лишь накличешь на себя проблемы. Что ты планировал со мной сделать, когда верил, что я настоящий? Хотел убить?

— Н-нет. Взять в заложники...

— Ну взял бы, а дальше что? Что бы вы с этого получили? Даже не так, с кем вы хотели договариваться? С самим Мефиусом? Ваш противник слишком велик, он сокрушит вас и глазом не моргнув. Вас всех убили бы, а деревни сожгли во имя возмездия. Из-за вас все восстановленные поселения вновь превратились бы в пепел. Кроме того, я сомневаюсь, что в текущей ситуации отсутствие принца Гила причинит стране хоть какой-то ущерб. Если вы планировали отомстить, то это абсолютно бесполезно.

— ...Ты...

Даг смотрел на Орбу как на совершено другого человека, хотя и не так, как когда сомневался в его личности. Орба же, сосредоточенный на своей мысли, ничего даже не заметил.

— Даг. Что гораздо важнее, Оубэри в Апте.

— Что?

— Оубэри из «вороной» дивизии. Когда мефийцы жгли наши деревни, именно он руководил процессом.

***

На рассвете Даг собрал основной состав банды в деревенском зале собраний. В прошлом они были фермерами, рыбаками, кузнецами и другими представителями мирных профессий, но шесть лет назад они начали нападать на мефийские караваны и делить трофеи между деревнями. Уже не раз, и не два им приходилось вступать в перестрелки и рукопашные бои с наёмниками торговцев.

На лицах и телах некоторых из них виднелись раны, всем своим видом и поведением они источали угрозу.

Многие были старше Дага, но никто не возражал против восемнадцатилетнего атамана. Взрослые никогда не знали, что готовит им новый день, и предпочитали безопасность. Даг хорошо соображал, разбирался в географии и, что самое важное, его поддерживали все «горячие головы», потому никто и не возражал против лидера-мальчишки.

— Что ты говоришь?

До сих пор собравшиеся держали себя в руках, но выражения их лиц тут же переменились, стоило им услышать об Оубэри. Жажда крови заполонила всё вокруг.

— Чёрт! Да как он посмел вернуться в Апту?

— С точной информацией на руках мы можем устроить ему засаду.

— Нет-нет, уже слишком поздно. Выманим его с помощью принца. Пригрозим, что если он не придёт, то убьём наследника...

Со всех сторон сыпались самые разные, но непременно кровожадные речи, но Даг моментально угомонил толпу.

— Идея хороша, но не думали ли вы, что мефийские деревни могут снова сжечь?

— Тогда что ты хочешь делать с принцем? Не собираешься же ты просто отправить его назад в целости и сохранности?

— Убивать или угрожать жизни принца бесполезно, так что мы выманим Оубэри иначе.

— Иначе?

— Ага, — прищурившись, Даг осмотрел собравшихся. — Если план сработает, то мы сможем сжечь не только Оубэри, но и большую часть убившей наши семьи «вороной» дивизии.

Когда Даг рассказывал план, сперва все впали в ступор, но затем раздались крики одобрения. Закончив, он вновь обвёл всех взглядом и спросил: — Если хоть один из прогнозов неверен, весь план провалится, но я всё равно считаю, что попробовать стоит. Если упустим такую возможность, второй уже не будет. Как думаете, стоит ли оно того?

Один за другим бандиты кивали головами, в глазах горела решимость.

— Какой бы путь мы ни выбрали, теперь, когда Апта вновь вернулась Мефиусу, я не думаю, что мы долго протянем.

— В любом случае нужно отправить женщин и детей куда-нибудь в сторону Бирака. Отдадим им все наши сбережения.

— Да, так будет правильно. Главный вопрос совсем иной: кто именно прикончит Оубэри? Каждый считает, что этим человеком должен быть именно он!

В ответ на это поспешное замечание Даг невольно улыбнулся.

— О, никакого вопроса и в помине нет, — серьёзно объявил он.

— Понимаем. Говоришь, что сделаешь это сам?

— Верно, ты же потерял всю семью, включая родителей и младшего брата, так что…

— Нет, не я, — чётким голосом объявил Даг и указал на вход.

Единогласный «ах!» пронёсся по залу, когда собравшиеся увидели вошедшего.

— Убийцей Оубэри, — всё так же серьёзно продолжил Даг. — станет он.

Комментарии