Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 1: Тренировочный лагерь

Часть 1

Июль подходил к концу. Сезон дождей закончился, и теперь в небе парили белые пушистые облака. Период школьных отборочных боёв быстро прошёл, и в академии Хагун начались летние каникулы. Некоторые студенты уехали домой, так что в академии осталось всего несколько человек.

Кем же были те, кто остался, не захотев беззаботного отдыха в Токио вместе со всеми? Так ли они желали тренироваться в большом зале академии, или, возможно, они не могли вернуться из-за проблем, ожидавших их дома?

…Курогане Икки, что удивительно, был не из их числа. Как и его друзья и сестра. Почему же?

Так случилось, потому что близился Фестиваль Семи Звёзд. Фестиваль искусства фехтования должен открыться в середине августа. И для участников любого спортивного турнира было обычным делом посещать тренировочный лагерь. Разумеется, Хагун организовывала его каждый год. Это были десять дней усиленного обучения в тренировочном лагере Окутама. Дабы снизить огромную разницу в силе на Фестивале, преподавателями здесь были профессиональные рыцари-маги, которые уже состояли в лиге Королевских Рыцарей. Икки и других не было в академии, потому что они находились в тренировочном лагере в качестве помощников и представителей сборной.

Однако лагерь перенесли из Окутамы. Это было связано с шумихой вокруг Окутамского каменного Гиганта, о котором уже упоминалось ранее. Откуда он взялся, так и не узнали. После нападения на Икки и его группу, сообщений о каменном Гиганте больше не поступало, но, разумеется, никто там не мог гарантировать безопасность.

Поэтому Председатель Правления Шингуджи убедительно попросила у академии Кеймон разрешения на проведение совместных сборов с Кеймон в их собственном тренировочном лагере в горах.

Часть 2

Багровая Принцесса Стелла Вермилион. Девушка, которая прибыла из очень далёкой страны в край самураев для самосовершенствования.

Здесь, в горах, после приезда из Токио во время поединка, она получала то, что хотела.

В пробном бою на арене тренировочного лагеря Кеймон яростно столкнулись, высекая прекрасные искры, багровое пламя и золотая молния.

Той, кто окутана алым пламенем и размахивает гигантским мечом, была Стелла. Её мощь и скорость, эффективность движений и подавляющая магическая сила были на высоте — это и принято называть одарённостью.

Рыцарь по имени Стелла Вермиллион вообще не могла иметь никаких недостатков. Она обладала высокой наступательной способностью, но её истинная сила заключалась в суммарной мощи. Атака, защита и скорость, — баланс и уровень всех показателей и качеств потрясали. Именно поэтому она была рыцарем ранга A.

Тем не менее, сейчас перед её глазами кто-то был: враг обменивался с ней ударами, отражая яростные лобовые атаки. Нынешний соперник делал это с огромным мастерством.

Тело обычного человека, противостоящего огромной физической силе Стеллы напрямую, было бы уничтожено. Вместо этого противник постоянно двигался, рассеивая силу опускающегося меча и защищаясь, после чего немедленно контратакуя.

Стелла столкнулась со своеобразным стилем боя, но это не было неожиданностью.

Почему? Потому что тот, кто выступал в качестве оппонента Стеллы и участвовал в роли добровольного тренера вместе с остальными членами студенческого совета, был не кто иной, как учащаяся и рыцарь академии Хагун, студентка — Тока Тодо — Райкири *.

— Ч-чр!

В разгар битвы Тока продемонстрировала своё мастерство владения мечом. В то мгновение, когда сталь заискрилась от соприкосновения клинков, парировав выпад под углом, она направила энергию атаки на запястья Стеллы. Уклоняясь от удара, Багровая Принцесса резко качнулась всем телом в движении, напоминающем айкидо, и лезвие меча скользнуло мимо.

— Корова! — воскликнула Стелла.

Она тоже была рыцарем топового класса. Хотя её клинок был выбит, сохранила равновесие. Натренированные ноги девушки прочно стояли на земле.

Тем не менее, этот шаг, безусловно, дал преимущество Райкири, и она не преминула им воспользоваться.

Мгновенно Тода приняла широкую стойку и, вернув свой Девайс, Наруками *, в чёрные ножны, наполнила их энергией молнии.

В этот миг по спине Стеллы пробежали мурашки. Какая атака будет произведена из этой стойки? Она знала.

Благородное Искусство — Райкири.

Козырь Токи, который позволяет уничтожать врагов, не обнажая клинка.

Хоть она и потерпела поражение один раз, Райкири всё же могла похвастаться невероятной боевой мощью в ближнем бою.

Несмотря на то, что Стелла была рыцарем ранга А, у неё не было техник, позволяющих противостоять Райкири. Если бы была возможность просчитать и уклониться, она смогла бы одержать грандиозную победу с помощью приёма Огненная Саламандра, но когда всё решает скорость, она проигрывает.

Поэтому, когда Тока приняла стойку для Райкири, Стелла могла только упасть. Но...

Это то, чего я ждала!

Не поддаваясь дрожи, пронесшейся по спине, Стелла ударила по земле, рванулась, сокращая дистанцию.

Действительно, до сих пор сражение при тесном контакте, могло привести только к использованию Райкири. Райкири — клинок, высвобождающий мощную электрическую энергию путём концентрирования электромагнитной силы в лезвии меча. Это была техника, которую нельзя прерывать. По этой причине Стелла подставилась под атаку Токи, а затем отступила назад, когда та заняла позицию для применения своего козыря, предлагая нанести удар по пустоте.

...Но…

Козырь не сработал. Тока продолжала стоять в той же позиции с мечом-накопителем, и молча смотрела на отскочившую соперницу. Стелла глубоко вздохнула от восхищения, осознав, с какой проницательностью Райкири распознала её мельчайшие движения.

В конце концов, такой простой план не пройдет, как я хочу, не так ли?

Обманом заставить её потратить свою козырную карту впустую? Любой мог бы придумать тактику такого уровня. Это была типичная контрмера против Райкири. Конечно, Тока сталкивалась с бесчисленными противниками, которые пытались провернуть подобный план. Она никак не могла попасться на простую уловку.

В таком случае.

Я должна использовать план, который могу осуществить только я, верно?!

Бу-ум! Стелла повторно атаковала землю, делая ещё один огромный шаг назад. Она отступила от Токи на расстояние более десяти метров, выйдя за пределы радиуса атаки меча или копья. На дальней дистанции действовали только луки, ружья или магия.

Да. Сильные стороны Стеллы как рыцаря заключались не только в ближнем бою. На таком большом расстоянии она всё ещё в своей стихии. Ибо она из тех прирождённых рыцарей, которые могли похвастать выдающимися магическими способностями.

В бою на дальней дистанции те, кто обладал высокой магической силой, имели огромное преимущество. Хотя у Токи тоже есть техника для сражения на дальних дистанциях, способности Стеллы в магическом бою заметно превосходили её.

Поэтому Тока бросилась вперёд, чтобы сократить дистанцию. Однако это решение было принято недостаточно быстро.

— Ха-а-а-а!

Выйдя за пределы радиуса атаки Токи, Стелла влила больше энергии в Дыхание Дракона, окутавшее её Девайс Леватейн. Поглотив эту магию, огненная аура меча стала ещё ярче и горячее. Когда пламя охватило остриё меча, Стелла схлестнулась с Токой, которая заряжалась у неё перед носом.

— Прими это! Драконий Клык!

Она атаковала.

В мгновение ока на острие меча вспыхнуло пламя, приняв форму живого существа.

Это был дракон с очень длинным змеевидным телом. Разинув зубастую пасть, он атаковал Току.

Ей едва удалось спастись от пылающих челюстей зверя. Дракон тотчас же развернулся, чтобы вновь попытаться вонзить в неё свои зубы.

Дыхание Дракона не было типичным огненным приёмом. С клыками, готовыми на всё, дабы укусить врага, это была атака, преследовавшая цель вечно. Остановить её было невозможно. У Токи не оставалось ни единого шанса противостоять такому.

У среднестатистического Блейзера не было вариантов против Леватейна. Стелла, имевшая огромный магический потенциал, обладала достаточной мощью, чтобы гарантировать смерть врага. Если соперник опрометчиво бросался в бой, он проигрывал сам себе. Так что Тока…

— Райкири.

На приближение огненного дракона она ответила своей самой сильной и быстрой атакой.

Ей нечем больше ответить. И именно этого добивалась Стелла.

Попалась!

Росчерк плазмы столкнулся с драконьей головой. В этот миг Стелла рванулась вперёд со всей своей мощью, молниеносно приблизившись к Токе.

Тока попала в ловушку Стеллы, применив Райкири. Прямо сейчас для неё было невозможно прервать эту технику, а значит, она совершенно беззащитна. Это был решающий момент боя.

На мгновение затаив дыхание, Стелла рванула с места, преодолев разделяющее их расстояние, и нанесла сокрушительный удар. Вертикальная атака сверху-вниз. Сейчас Тока, только что применившая свою убийственную технику, не сумеет ничего сделать.

— Ах…

Не должна суметь, ничего сделать… Атака Стеллы определенно должна попасть.

Но в этот момент Тока совершила движение, которого Стелла не ожидала.

Она, конечно, оправилась от Райкири, но... её восстановленная стойка не остановит удара.

Она использовала инерцию Райкири, чтобы повернуть своё тело, и атаковать дважды?!..

Разрушительный толчок, созданный мечом, основан на экстремальной электромагнитной силе. Это была вторая атака с использованием высокоскоростного вращения.

Да, Тока полностью разгадала тактику, которую использовала Стелла. Так что она нарочно использовала Райкири, чтобы побудить Стеллу прыгнуть, выставив себя беззащитной.

План сработал безупречно. Живот Стеллы, куда Тока нацелилась для повторного удара, поразило Райкири.

— Ах…о…

Иллюзорная форма меча, вопреки всему, отняла только выносливость, не повредив плоть; Стелла упала на колени.

В следующее мгновение Наруками рубанул Стеллу точно по шее, вмиг положив конец этой битве.

— …Я не слышала про эту твою контратаку.

— Потому что это — первый раз, когда я использовала её в бою. Нападение на слабые места врага — весьма проницательно, но теперь, когда ты почти достигла уровня лучших в стране, твои противники без зазрений совести также используют твои слабости в своих интересах. Чтобы выиграть у соперников такого уровня, очень важно не позволять себя прочесть так, как это случилось сейчас.

Она объяснила причину поражения младшекласснице, смотревшей на неё.

— Ты ещё не совсем достигла нужного уровня, Стелла-сан.

Она спокойно улыбнулась.

Стелла не могла не почувствовать разочарования от случившегося.

— У-у-ух.

Она издала печальный стон.

Часть 3

— О Боже, Багровая Принцесса проиграла?

— Да не может быть!

Две девушки, наблюдавшие за противостоянием, вздохнули. У них на руках были жёлтые повязки, обозначающие принадлежность к клубу репортёров; это был журналистский клуб Бункёку, который приехал в тренировочный лагерь, чтобы освещать здешние новости. Тренировочный лагерь Фестиваля Семи Звёзд предоставил возможность собирать информацию о командах других школ, а такое случалось нечасто. Это было жизненно важное событие для репортёрских клубов всех школ, поэтому двое представителей Бункёку прибыли сюда из далекого Кюсю, чтобы взять интервью у Стеллы Вермиллион, которая по слухам была Рыцарем среди рыцарей, но…

— Это немного разочаровывает!

— Райкири с легкостью победила. Даже несмотря на то, что я о ней столько слышала…

— Значит, на самом деле она слаба. И, выходит, тут нет ничего интересного.

Они хотели написать интересную статью о Стелле, но её поражение испортило всё впечатление. Репортёрский клуб Бункёку был разочарован.

На их шёпот… Кагами Кусакабе, у которой была похожая повязка клуба репортёров, стоявшая чуть в отдалении и слышавшая их оттуда, удивленно пробормотала:

— Чёрт, и что же этот народ из Бункёку там увидел?

— Думаешь, я знаю? Придя сюда за результатами, которые сами себе придумали, они закрывают глаза на реальность. Они недостойны зваться репортёрами.

Говорившего, который наблюдал за тренировочным боем между Райкири и Багровой Принцессой, стоя рядом с Кагами, звали Наги Арисуин. Они знали, что произошло, потому что являлись свидетелями многих боёв Стеллы и понимали, что исход этой битвы не был признаком её слабости, как говорили наблюдатели Бункёку.

Однако среди других школ были и люди с зорким глазом. Это относилось к парню и девушке, наблюдавшим за битвой немного поодаль от того места, где стояли Кагами и Арисуин.

— Вау, какой потрясающий бой. Ты могла бы сделать деньги на этом.

— В этом году все участники Хагуна великолепны. Разве не так, Кусакабе?

Кагами улыбнулась двоим, которые, приближаясь, беседовали между собой.

— Ягокоро-сан и Комияма-сан, вы тоже смотрели?

— Конечно. Если между Райкири и Багровой Принцессой будет учебный поединок, любой репортёр захочет запечатлеть его.

— Полностью согласна.

Поздоровавшись с ними, Кагами почувствовала, как Арисуин, стоявший чуть позади, ткнул её в плечо.

Кагами повернула голову, чтобы спросить почему, но Арисуин опередил её.

— Кагами, кто эти двое?

После заданного вопроса, Кагами поняла, что Арисуин видит их впервые.

— Ах, я должна познакомить вас, эта девушка — Ягокоро-сан из репортёрского клуба академии Бункёку, а этот парень — Комияма-сан из репортёрского клуба академии Донро.

— Счастлива познакомиться, Арисуин-сан.

— Рад нашей встрече.

— Я слышал, эти двое занимаются тем же делом, что и ты.

— Вот так вот. В конце концов, мы носим те же нарукавные повязки.

Безусловно. Арисуин кивнул в знак согласия. Ягокоро подошла к нему после стандартного приветствия.

— Ходило много слухов, но, встретив тебя лично, не могу не спросить, ты действительно женственный убийца? Ты можешь похвастать только мордашкой, верно?

— Ягокоро, это грубо.

Ягокоро, сказала это, неподвижно глядя в лицо Арисуин, пока Комияма, стоявший с ней рядом, не ткнул её локтем.

Но Арисуин ничуть не обеспокоился. Он улыбнулся.

— Аха-ха. Я в порядке. И цветы, и женщины должны быть одинаково любимы.

— Ж-женщины?

Услышав слова Арисуин, Комияма начал дрожать, как будто не мог полностью понять их смысл.

— Элис-чан — такой человек. Не волнуйся, Комияма-сан.

— Я-я так этого не оставлю…

— Что, Комияма-сан не знал, кто Наги-сан такой? Ваша информация была неполной, да?

— Кх-кх. Я не знал, насколько далеко зашёл его фетиш...

Кагами подумала, что эти слова очень похожи на Комияму. Даже у репортеров были предпочтения. Ягокоро и Кагами писали новостные статьи, в которых смешивали факты о боевых навыках соперников с их человеческими сторонами. Напротив, Комияма был более объективен, в новостях оперировал сухими фактами, избегая драматизации, присущей правительственной передаче. Такой репортёр, вероятно, не стал бы проверять нечто, вроде сексуальных предпочтений.

— Но, Наги-сан, ответь, тебе, как представителю делегации соперника, нравится смотреть, как другие люди устраивают мордобой ради забавы?

— Мне улыбнулась удача, поэтому я зашёл так далеко. Вы в курсе, что изначально у меня не было никакого интереса к Фестивалю Семи Звёзд? Хотя это немного несправедливо по отношению к людям, которые проиграли мне. Во всяком случае, я приехал в этот тренировочный лагерь, только для того, чтобы сопровождать своего соседа по комнате. Вот почему я спокоен.

— Удаче, да? Тем не менее, я сомневаюсь, что любой может выиграть двадцать боёв подряд.

— Но так как я выиграл, мы ничего не можем с этим поделать, верно?

— Ну, я думаю, что люди, которые принимают участие в Фестивале, бывают разные. Наверное, хорошо, что есть и такой соперник.

— О, такие люди мне нравятся, ты не предвзят, правда?

— П-пожалуйста, простите меня за то, что я сказал раньше.

Под чарующим взглядом Арисуин, Комияма побледнел и отступил.

Наблюдая за этой странной сценой, Кагами неожиданно задала парочке репортёров вопрос, вертевшийся у неё в голове.

— Кстати, Ягокоро-сан и Комияма-сан, что вы думаете об этом поединке?

— Состязание между Райкири и Багровой Принцессой?

— Да.

— Ох, право. Скажу прямо, это невероятно высокий уровень.

— У кого?

— Что ты имеешь в виду? У обеих, конечно.

В ответ Кагами хихикнула. Эти двое всё-таки поняли. Да, Ягокоро и Комияма правильно поняли причину, по которой Стелла проиграла учебный поединок.

— Слухи верны, Багровая Принцесса сильна. Нет смысла отрицать это. Способность наступать, нанося удар за ударом, взрывная сила... каждая её черта восхитительна. Такой студент первого курса встречается только раз в десять лет. Поэтому в том матче причина её поражения была не в слабости. Багровая Принцесса не слаба, скорее, Райкири пугающе сильна.

— Я тоже так думаю. Мы с Комиямой — третьегодки, поэтому получили сведенья о Райкири в прошлом году, но красота и сила её техники не могут сравниться с прошлым годом.

— Возможно, раньше она полировала свою технику ради избиения Короля Фестиваля Семи Звёзд. Но вот почему это всё ещё невероятнее. Несмотря на то, что она такая сильная, Райкири участвует в тренировочном лагере не как представитель, а как тренер-волонтёр. И её место отнял не рыцарь A-Ранга, а один из Ранга F.

Сказав это, Комияма посмотрел на край тренировочной арены.

Вот человек, который победил Райкири и украл её место в качестве представителя. Бездарный Рыцарь Икки Курогане.

Какой-то рыцарь F-Ранга… Он был парнем, который, несмотря на свои низкие способности, побеждал бойцов сильнее него, пока не стал представителем академии Хагун на Фестивале Семи Звёзд.

— Кстати, что он там делает?

— Кажется, он собирается провести тренировочный бой? Его Интецу, материализовался.

— Рядом с ним идут сестры Хагурэ, которые являются такими же представителями, как я.

— Учебный поединок... против них обеих?

— Для семпая это не имеет особого значения.

Догадка Кагами оказалась верна. Прямо перед их четверкой у Икки была битва один — против двух противников-третьегодок, сестер-близнецов Кикью Хагурэ и Ботана Хагурэ, которых он вызвал.

— Ты мой!

Кикью Хагурэ, материализовавшая копьевидный Девайс, использовала мгновенное ускорение Благородного Искусства и атаковала сверхзвуковым зарядом. Но Икки, несмотря на копьё, несущееся в его сторону с дикой скоростью, не дрогнул.

— Вперёд.

Он отбил приближающееся копьё, заставив его вонзиться в землю.

— Что-о-о-о-о-о-о-о-о?!

Кикью, чьё оружие застряло в земле, кувыркнулась вверх, словно при прыжке с шестом, используя собственный импульс, она оказалась в воздухе.

И когда пролетела над Икки...

— А?

Врезалась в сестру Ботан, которая прицеливалась в спину Икки при помощи своего Девайса в форме пистолета и собиралась нажать на спусковой крючок.

— А?

— Не-е-е-е-е-ет!

И обе покатились по песку. Икки взволновано позвал на помощь и побежал за ними.

— С вами всё в порядке?

— Ой-ой-ой... да. Я в порядке. Как насчет тебя, Ботан-чан?

— У-у-у... Кажется, я ободрала колено.

— Шизуку…

— Да, положитесь на меня, Онии-сама.

По просьбе Икки Шизуку, ожидавшая его чуть позади, вылечила коленку Ботан исцеляющей магией. А Икки в это время уже говорил с сестрой Хагурэ.

— Кикью-семпай, ты используешь скорость своего копья, но это не даёт тебе особого преимущества в бою против меня, поскольку у него маленький радиус поражения. Поэтому ты лишилась своего преимущества. Я думаю, что тебе следует рассмотреть более дерзкую тактику. Кроме того, у вас с Ботан-семпай пересекаются линии атаки.

Он только что озвучил те же ошибки в ходе поединка, о которых подумал Арисуин, наблюдавший за боем с расстояния.

— Это тренировочный бой, похоже, что Икки наставляет их обеих.

Поскольку данный бой с самого начала был с перевесом в одну сторону, сразу стало ясно, что сестры Хагурэ проиграют Икки, а значит, выводы Арисуин верны.

— Тренировка, да? Во всяком случае, его сила подавляет. Однако недостаточно уметь просто махать мечом.

— Кагами-чан, эти сестры Хагурэ слабы?

В ответ на вопрос Ягокоро Кагами отрицательно покачала головой.

— Нет. Конечно, можно сказать, что сестрам Хагурэ повезло, что они не сталкивались лицом к лицу с такими превосходными бойцами, как семпай или Стелла-чан, но они не слабы. Обе побеждали членов первой десятки рейтинга академии, которые были сильнее них, и были рыцарями, одержавшими победу в двадцати матчах подряд. Если бы их поставили против Райкири или Эйфории Бегуна из старшей школы, я думаю, они бы проиграли, но у них определённо есть реальные способности.

— Неужели мы действительно относились к ним, как к детям? На деле они оказались гораздо способнее.

— Во всяком случае, они очень спокойны. Упорно упражняются в тренировочном лагере.

— Семпай любит знать всё обо всех, так что этот тип немного освежит обстановку, верно?

— Кроме того, вы в курсе, что Икки уже через три дня победил всех тренеров, приехавших из академии Кеймон?

Слова Арисуин были правдой. Шёл четвёртый день тренировочного лагеря, но Икки уже победил в учебных битвах каждого профессионального тренера, нанятого Кеймон.

Вот почему с ним никто не сражался. Даже Райкири, которая была самым сильным инструктором в тренировочном лагере, уже была побеждена Икки в реальном поединке.

— Хм, ну, я полагаю, в ситуации, когда была затронута честь спонсора, Кеймон, они смогут найти Бездарному Рыцарю специального тренера?

— Интересно, кто это будет? Председатель Шингудзи и Сайкё-сенсей, вероятно, стремятся попасть сюда, но так как сейчас время подготовки к Фестивалю Семи Звёзд и поединкам чемпионата KOK, возможно, они обе не смогут приехать из Осаки. С другой стороны, все побеждённые инструкторы, это члены рейтинговой национальной японской лиги, поэтому нет смысла призывать обычных рыцарей.

— Будет довольно странно, если они продолжат вызывать людей не способных противостоять участникам, да?

— Да, действительно. В этом году Хагун поражает. Все в Бункёку тоже под угрозой.

Ягокоро высоко оценила представителей академии Хагун. Но в ответ Кагами горько рассмеялась.

— Всякий раз, вы говорите, что проиграете, а потом опять выигрываете везде, где только можно. Бункёку может проиграть Фестиваль только из-за своего безрассудного новичка.

Бункёку обладала авторитетом даже среди престижных школ, монополизировав место победителя Фестиваля в последние несколько лет. Сила команды, которая включала нынешнего Короля Меча, в лице Юудая Моробоши, была известна не только в Японии, но и за её пределами.

Однако, оставив в стороне одного из представителей делегации знаменитой команды, появился человек, который внезапно объявил себя представителем Бункёку, записавшись в последнюю минуту. Этот человек был единственным рыцарем А-ранга среди студентов Японии и носил прозвище Клинок Императора Ветра, Оума Курогане.

— Этот рыцарь А-ранга решил участвовать в Фестивале Семи Звёзд только на третий год обучения, в предыдущие два он не проявлял к нему никакого интереса. Представители Бункёку были действительно удивлены, увидев его впервые.

— Я тоже была удивлена. Я думала, что и в этом году он не будет участвовать. Думаю, его участие — результат стараний Бункёку, пытающейся вложить в турнир как можно больше сил?

Багровая Принцесса, рыцарь А-ранга, тоже прибыла из другой страны.

Бездарный рыцарь победил Райкири одним ударом.

У других академий, в этом году также аномальное количество неизвестных первогодок.

Соревнование ещё не началось, а все уже на нервах. Похоже, у них не было выбора, кроме как выставить Оуму Курогане, который был рыцарем ещё более высокого класса, чем, Король Меча Фестиваля Семь Звёзд. Разве это не единственный выход? Так предполагали Комияма и Кагами.

Но Ягокоро покачала головой.

— Нет-нет. Вы в курсе, что Клинок Императора Ветра не тот тип, который будет подчиняться школе? Во-первых, он не приходит на занятия, поэтому кто знает, как с ним связаться? Участие было решением Клинка Императора Ветра. Поэтому, мы также удивлены.

— Значит, это решение принимала не академия?

— Неа.

— Как такое возможно? Ну, даже если это было его собственное решение, вероятно, того же хотела академия.

— Так что, скорее всего, они поспешно устроили отборочный бой с шестым кандидатом Шибата-куном, чтобы узнать, кто из них будет представителем.

— И Оума-сан выиграл?

— Я, честно, не могу назвать это матчем. Если мы говорим, что оппонент нам не подходит, мы можем оставить всё как есть.

Когда она ответила, лицо Ягокоро покраснело от досады. Вероятно, Шибата потерпел жестокое поражение. Однако…

— Возможно, это плохо для Шибата-сана, но прихоть Клинка Императора Ветра — хорошая новость для нас — репортёрских клубов, согласны?

— Полностью. Это важная точка отсчёта для нашей истории.

— В Сети много страждущих, которые с нетерпением ждут сражения между Багровой Принцессой и Клинком Императора Ветра.

— Это понятно. Любой желал бы увидеть матч между студентами А-ранга, которых обучали Планетарный Хронос и Принцесса Якши.

Битва между этими двумя уже стала горячей темой, приобретя легендарный статус. Этот бой странным образом превратился в конфликт между Хагун и Бункёку, востоком и западом Японии, и уже взбудоражил общественность.

— ...Ну, это скандальная история для нас, Донро, тоже из Токио.

— Но я также заинтересован в реванше Пожирателя Мечей с тем Бездарным Рыцарем, что думаете?

— Честно говоря, он единственный, кто представляет для меня интерес. Мы также надеемся на него в этом году. Его поведение вызывает кучу проблем, но боевой стиль ближнего боя… Пожиратель Мечей на высшем уровне... Но, исходя из этого, получается, что конкурс в этом году сосредоточен на... Бездарном Рыцаре.

Несмотря на то, что он ожидал, что его сокурсник — Пожиратель Мечей — выступит превосходно, чувства Комиямы подсказывали ему, что тёмная лошадка в этом году не Пожиратель Мечей, а Икки, поэтому он продолжил так:

— О нём ходит всё больше слухов, говорят, о том, что они с Багровой Принцессой начали встречаться после того боя, а также о его победе над Райкири. Стоит только гадать, скольких ещё чемпионов вынесет этот F-ранговый... А люди раздувают эту тему ещё больше. Не для протокола, но, кажется, есть много тех, кто хочет сделать специальный отчет о Бездарном Рыцаре до начала Фестиваля Семи Звёзд.

— Эдакий младший брат Клинка Императора Ветра, который победил Багровую Принцессу и уложил Райкири с одного удара... Ну, это всё естественная реакция.

Ягокоро кивнула.

Кагами, стоящая рядом с ней, улыбнулась незаметно для других. Она была счастлива за человека, которого знала. В её глазах читалась радость, но более того, она видела, через что прошёл Курогане Икки, преодолевая все возможные препятствия.

Ну, всё же нехорошо забывать и про остальных членов команды.

Но Кагами решила, что, учитывая её связь с Икки, ничего не поделаешь.

В конце концов, нет девушки, которая не беспокоилась бы за парня, искреннего и серьёзного.

Так что ничего не поделаешь. Да.

— Хм-м-м?

Когда она вновь посмотрела на Икки, увидела кого-то на краю периферического зрения. Это была пепельноволосая блондинка, как и они, наблюдавшая за Икки со стороны.

— Эй, это не Ледяная Усмешка Кеймона?

— И правда. Она пришла, чтобы понаблюдать за Бездарным Рыцарем?

— Не знаю.

— Будет интересно услышать её мнение, ох, Комияма-сан уже ушёл!

— Подожди меня, Комияма! Я не прощу тебя, если ты в одиночку сделаешь это! Наги-сан, я вернусь, чтобы взять у тебя интервью, эй!

Получив согласие Арисуин на развернутое интервью, Ягокоро бросилась в погоню за Комиямой.

Но Кагами не последовала за ними. Она задержалась возле своего спутника Арисуин. В конце концов, было бы плохо оставить его одного, поэтому Кагами спросила Арисуин:

— Элис-чан! Мне тоже нужно идти, подождешь меня здесь?!

Но Арисуин ответил не сразу. Он смотрел вниз с задумчивым выражением, словно его мысли были где-то в другом месте.

— ...Элис-чан?

— А? Ах, прости, Кагами. Я на мгновение задумался. Что ты сказала?

Кагами повторила Арисуин свой вопрос о том, что хочет взять интервью у Ледяной Усмешки. Арисуин быстро ответил беззаботной улыбкой.

— Конечно, всё в порядке, Кагами. Удачи тебе с интервью. Я буду здесь.

— …Да. Тогда увидимся позже! — сказала Кагами и поспешила за ушедшей парочкой.

После того, как она попрощалась с Арисуин, подумала о том, что его беспокоило. О чём он задумался? Прошло уже несколько месяцев с тех пор, как они познакомились, но такого никогда раньше не случалось. Арисуин не услышал, что говорит другой человек? Ни разу такого не было!

Может быть, Элис-чан нервничает перед Фестивалем Семи Звёзд?

Если нет, то может, его взволновала тема, которую они обсуждали до этого? Арисуин был спокоен до разговора об Оуме Курогане, может быть, это его взволновало?

Но поразмыслив немного, Кагами пришла к выводу: «Ну, у всех бывают чёрные полосы в жизни».

В любом случае, ей нужно воспользоваться возможностью взять интервью у Ледяной Усмешки. Кагами сразу же выкинула свои волнения из головы. К счастью, к тому моменту, как она догнала репортёров, Комияма только начал своё интервью.

— Привет! Я Комияма из репортёрского клуба академии Донро. Микото, Ледяная Усмешка, Цуруя-сан, увидев, состоявшийся сейчас тренировочный бой, что вы можете сказать об Икки Курогане, Бездарном Рыцаре, Некоронованном Короле Меча? Он превзошёл лучшую восьмёрку своей академии, как и вы, верно?

Внезапное интервью. Но любой из представителей СМИ, вероятно, воспользуется ситуацией, и задаст острый вопрос даже Цуруе. В этом не будет ничего удивительного, поэтому она останется спокойной.

— Хм-м-м. Не делайте поспешных выводов, мистер Репортёр.

На её лице появилась хорошо отрепетированная лёгкая улыбка.

— Что я думаю о нём? Я полагаю, мне нет смысла говорить об этом. Для нас, рыцарей, важны только результаты битв. А этап боёв уже не за горами — превосходит он нас или нет, станет ясно уже достаточно скоро. Таким образом, как бы жестоко это ни звучало, но бой будет более выразителен, чем слова.

Объяснившись, Цуруя немного скривила губы. Не было ничего холоднее этой улыбочки, от которой по спинам трёх репортёров пробежал холодок.

— Ха-ха. Прошу меня простить.

Высказав своё мнение тем, кто застыл в ужасе от её улыбки, Цуруя повернулась к выходу с тренировочной арены. Её простого ответа им было достаточно, но её достойный уход, также не оставил ни малейшего сомнения в уверенности и силе этого рыцаря.

— Такого достоинства вы ожидаете от восьмёрки лучших, да?

— Какие впечатляющие способности. Мне кажется, я немного замерз.

Ягокоро и Комияма выкрикивали восхищенные возгласы. У Кагами были такие же чувства, но в Икки она верила больше. Потому что Икки одолел Пожирателя Мечей, который был из лучшей восьмёрки, и даже Райкири из лучшей четвёрки.

Поэтому мне не нужно терять самообладания.

Но всё равно.

Лучшая восьмёрка нации — это не просто кучка людей «не таких как все», как думала Кагами.

Цуруя, покидавшая тренировочную арену, по дороге беседовала с подругой.

— Ах, Мико-чан. Что ты думаешь о Хагун в этом году? Я думаю, ты победишь без проблем.

Она ответила с улыбкой, которая олицетворяла её прозвище Ледяная Усмешка.

— Абсолютно исключено.

Это была чистая правда. Да, Ледяная Усмешка Микото Цуруя была намного сильнее, чем Кагами и другие думали. И поэтому она могла точно измерить силу и возможности, свои и чужие. По этой причине, вдали от троицы на арене, можно было увидеть истинное «Я» Ледяной Усмешки.

Она знала, что не сможет победить Бездарного Рыцаря.

— Я имею в виду, что он одолел ещё трёх профессиональных рыцарей, понимаешь? Для меня это невозможно, — сетовала Цуруя, прислонившись к ближайшей стене. В ушах у неё звенели шум и суета тренировочной арены.

— Эй, это не Тораджиро Нангоу?!

— Они наняли для Бездарного Рыцаря Бога Войны?! Это уже слишком!

— Невозможно…

Тяжело опершись о стену, Цуруя сползла на землю. Она хотела только одного.

— Ах, почему я не могу избежать борьбы с этими чудовищами?!..

Таким образом, еретическое создание, именуемое Бездарным Рыцарем и приобретшее широкую известность…

Юудай Моробоши, Король Фестиваля Семи Звёзд.

Рыцарь А-Ранга Стелла Вермиллион, Багровая Принцесса.

Сверстник А-Ранга Оума Курогане, Клинок Императора Ветра.

Таковы были имена фаворитов Фестиваля Семи Звёзд.

Как далеко он может продвинуться, борясь против этих воинов? Сколько шума сможет создать особенный рыцарь F-Ранга?

Члены команды и зрители с нетерпением ждали к чему могут привести его старания.

Часть 4

В тренировочном лагере Кеймон отсутствовало расписание. Вызванные тренеры открывали специальные классы, но ходить в них или нет, было личным делом каждого ученика. Ибо у каждого Блейзера свои способности. Их разнообразие впечатляло, и методы обучения также сильно отличались друг от друга, из-за чего создание какой-либо структуры тренировок становилось неэффективным, поэтому все учащиеся самостоятельно определялись со своими программами тренировок, слушая советы наставников.

Естественно, Стелла попросила Икки побегать с ней до обеда. От тренировочного лагеря до торгового центра, расположенного в десяти километрах, и обратно, это был круговой тур в двадцать километров. Для этих двоих такое и тренировкой нельзя было назвать. Если кого-то из них спросят, они назовут это релаксацией.

Стелла бежала, чтобы отвлечься от горечи поражения, нанесённого Райкири. Тем не менее…

— У-у-у! А-а-а-а! В конце концов, это действительно беспокоит меня!

Оба присели на скамейку в парке возле торгового района, который был поворотным пунктом. От разочарования Стелла по-детски топнула ногой.

— Пробежка тебя не освежила?

— Нет! Это ничего не дало!

Они прошли дистанцию в два раза быстрее, и Стелла умыла лицо у фонтана в парке, но настроение не улучшилось.

На самом деле Стелла тоже смутно чувствовала, догадывалась, что Тока стала сильнее из-за инцидента в Окутаме или встречи с Икки. Но теперь, когда результат прямо перед глазами, это раздражало.

— Я имею в виду, я знала это, прежде чем пошла на бой, но она действительно слишком сильный соперник.

— Ты знаешь, что на ближней дистанции сила атаки Токи-сан практически достигла максимального уровня? Зарядка с последующей лобовой атакой это очень сложная в применении техника.

— Но, Икки, разве ты использовал не эту тактику?

— ...Ну, у меня не было выбора. На любой другой дистанции я бы проиграл.

Её возлюбленный робко улыбнулся, и Стелла почувствовала зависть. Райкири, которой она ничего не могла сделать, этот тихий улыбчивый парень победил, великолепно прорвавшись в лобовую. Тока и Икки в одном матче: этот мгновенный обмен ударами вспыхнул перед глазами Стеллы. Это было великолепно и в то же время расстраивало. Ей всё ещё не хватало опыта, чтобы сравнится с ними.

— Во всяком случае, для человека, который только в прошлом году смог попасть в четвёрку лучших… уровень Японии действительно высок.

— Ну, во всём есть доля везения, поэтому я думаю, что среди тех, с кем ты столкнешься на турнире, может быть кто-то посильнее той четвёрки, в которую входит Тока-сан. В четвертьфинале, безусловно, есть те, кто лишается своего положения из-за тяжких телесных повреждений.

— Вот почему я не могу проиграть! Уже два человека победили Току-сенсей: ты и нынешний Король Меча Фестиваля Семи Звёзд. Так что я не могу здесь проиграть. Моя цель одолеть тебя и всех остальных, чтобы стать Королём Меча Фестиваля Семи Звёзд. Плюс есть противник, который немного беспокоит меня.

— Противник, который беспокоит тебя?

— Оума Курогане. Он из академии Бункёку также, как Король Меча Фестиваля Семи Звёзд.

В тот момент, когда это имя вылетело из уст Стеллы, черты лица Икки заметно ужесточились. По его реакции Стелла убедилась в своей догадке.

— Как я и думала, он тоже Курогане, как ты и Шизуку, верно?

— Да. Он мой старший брат.

— Я не знала, что у тебя есть старший брат. И я только недавно узнала, что среди учеников Японии есть рыцарь А-Ранга, такой же, как я.

— Ну, вот видишь, за те два года, что он проучился в рыцарской школе, нет, даже пять лет, ещё со средней школы, о нём никто, ничего не слышал.

— А? Он исчез?

— Нет, не совсем так. Это случалось только время от времени, но, похоже, он вышел из тени и тоже появился на публике. Но, наверное, он уедет куда-нибудь на день или два. И он не участвовал ни в каких соревнованиях в течение пяти лет. Он был чемпионом в лиге начальной школы, и было много людей, которые его заметили, но с пяти лет, не показывал свой талант, поэтому общественность потеряла к нему интерес. Что касается того, какое внимание он к себе привлёк, я думаю, что Шизуку сейчас больше на слуху. Поэтому вполне естественно, что ты не знаешь о нём, Стелла.

— Я поняла. Если он не участвовал в общественных матчах в течение пяти лет, этого следовало ожидать.

Но если это так…

— Интересно, почему кто-то вроде него появится здесь? Икки, ты случайно ничего не знаешь об этом?

Стелла спросила об этом Икки, и он покачал головой.

— Нет, я понятия не имею.

— Даже если он твой родной брат?

От этих слов Икки смутился и горько рассмеялся.

— После того, как меня выгнали из семьи, мой брат Оума тоже был вынужден уйти, поэтому мы никогда не контактировали. Для меня он — некто ещё более далёкий, чем отец. Можно сказать, я его вообще не знаю. Но если бы меня спросили, что я думаю о нём, я бы сказал, что он был невероятно стойким человеком.

— Стойким?

— Родиться — значит быть сильным... он был таким человеком.

— ...Разве это не похоже на тебя, Икки?

Стелла, сказала то, что думала, Икки снова покачал головой.

— Ты не можешь сравнивать меня с ним. Оуму не интересовало ничего, кроме самосовершенствования. Он не был заинтересован в младшем брате, который был слабее него. Он не проявлял никакого интереса к младшей сестре, которая была слабее него. Он не был заинтересован в отце, который был слабее него...Он даже заявил в интервью, что не учувствует в Фестивале Семи Звёзд, потому что нет достойного для него оппонента.

— А он уверен в себе.

— Ну, у него есть сила, чтобы соответствовать. И для моего брата Оумы, который ни о чём не заботится, кроме того, чтобы стать сильнее, нет иного мотива для появления на Фестивале Семи Звёзд, кроме самосовершенствования. Итак, это только моё предположение, но я думаю, что цель Оумы — это ты, Стелла. Студент А-Ранга, как и он сам. Ты тот человек, которого он может встретить в мире не часто. Если бы я был им, я бы определенно думал о поединке с тобой.

В ответ на эти слова, Стелла кивнула. Было бы ложью, если бы она сказала, что ей не интересен студент А-Ранга. Если бы могла, она попыталась бы с ним сразиться. Вероятность того, что её противник думает о том же, весьма высока.

— Кстати, Икки, исходя из того, что ты видел, как думаешь, насколько силен Оума?

— Всё так, как он сказал.

— И как же он сказал?

— «Там нет соперника, достойного меня». Его истинная сила соответствует его бахвальству.

После слов Икки, в воздухе повисло напряжение. Стелла почувствовала, как по спине пробежал холодок. Короче, из слов Икки следует, что Оума Курогане обладал силой, которая могла заткнуть за пояс нынешнего Короля Меча Фестиваля Семи Звёзд, не говоря уже о Райкири.

Неловкость, вызванная словами Икки, заставила его самого вспомнить, как брат принимал участие в соревнованиях. Если подумать, даже когда Оума был мальчиком, он не был обычным человеком. И если Икки придётся столкнуться с таким врагом в соревновании…

Для Стеллы также становилось всё меньше и меньше ситуаций, когда она могла позволить себе проиграть кому-то с уровнем Райкири.

— Я решила. Прежде чем этот тренировочный лагерь закончится, я абсолютно точно стану сильнее Токи-семпай!

До конца тренировочного лагеря оставалось пять дней. Один тренировочный бой в день, значит, в общей сложности осталось провести шесть боёв, считая сегодняшний. Она выиграет больше, чем проиграет. Громким голосом Стелла заявила о своей цели. А так как она была в состоянии поставить себе чёткую цель, её тело задрожало от уверенности. Стелла уже была не в настроении отдыхать в парке. Она вскочила со скамейки и обратилась к Икки.

— Икки! Давай поскорее вернёмся в тренировочный лагерь! После обеда мы будем ещё больше тренироваться…

Но в этот момент.

*Урчание*

Чрезвычайно милый звук донёсся из живота Стеллы. Кроме того, даже дети в этот час не играли на улице, парк был пуст, а это означало, что звук разнёсся по всей округе.

— Ха-ха, какой чудесный звук.

Она рассмешила Икки. От смущения лицо Стеллы стало похоже на красное яблоко.

— Я-я ничего не могу поделать! Я сегодня много двигалась! И это прямо перед обедом…

— Да, это правда. Голод — доказательство того, что ты много работала, Стелла. Нечего стесняться.

— П-Правильно. Хорошо, что ты понимаешь.

— Но терпеть голод долго — нехорошо, так что давай сходим куда-нибудь поесть.

Сказав это, Икки встал и взял покрасневшую, смотрящую на него со стыдом Стеллу, за руку.

— Ах.

Стелла была удивлена этим внезапным жестом. Но Икки не обратил на это никакого внимания.

— Если мы подойдём к торговому району, сможем найти что-нибудь, так что потерпи ещё немного.

С улыбкой он пошёл дальше, утягивая Стеллу за собой.

Часть 5

С наступлением сумерек торговый район становился пристанищем для учеников средних школ, находящихся на летних каникулах и домохозяек, покупающих что-нибудь на ужин своим семьям. Среди всей этой суматохи рука об руку шагали Икки и Стелла.

Пока они шли, люди вокруг шептались.

— Это не те двое, что были на слуху в последнее время: принцесса Вермиллион и отпрыск семьи Курогане?

— А-а-а-а, эта та история об обманутой и растлённой принцессе?

Заголовки об отношениях этой парочки появлялись один за другим, затрагивая не только Стеллу, но и Икки, лицо которого теперь тоже широко известно общественности. Однако это касалось не только внешности, но и подробностей их отношений. Именно поэтому они были вынуждены идти и терпеть всеобщее внимание, хотя это было неприятно.

— Смотри, смотри! Они держатся за руки! Так это правда, что они вместе?!

— Глядя на неё в реальности, я убедился, что принцесса ужасающе красива!

— Какая сладкая… я хочу прогуляться с такой девушкой…

От любопытных взглядов, пронзающих со всех сторон, уши Стеллы немного покраснели. Она уже привыкла к тому, что все в школе относятся к ним, как к парочке, но быть парнем и девушкой на глазах у людей вне кампуса всё ещё неловко, в независимости, от того, что она думала об этом ранее.

Догадавшись, о чём размышляет Стелла, Икки сказал.

— Эй, Стелла, если ты стесняешься, может нам не держаться за руки?

Предложил он, заметив, как Стелла покраснела под пристальными взглядами окружающих. Но Стелла…

— Я... н-не стесняюсь... совсем...

…Солгала.

Разумеется, она была смущена, но ей действительно нравилось вот так держаться за руки.

— Хорошо, если так. Но не заставляй себя.

Понимала ли Стелла все тонкости данной ситуации? Икки слегка улыбнулся, немного усилил хватку и снова пошёл, потянув девушку за собой.

Глядя на его черты лица, Стелла подумала…

Что это? Икки немного изменился.

Она знала, что парни, подобные Икки Курогане, однозначно не должны быть такими напористыми. Как и она, он полюбил кого-то впервые, поэтому в отношениях оба робко отыгрывали роли возлюбленных.

Но в последнее время атмосфера вокруг Икки изменилась — он стал необычайно активным. Например, он схватился за руку Стеллы. Они и раньше прибегали к физическим контактам такого рода, но вплоть до настоящего времени было трудно сказать, кто обычно проявлял инициативу. Однако в последнее время всё изменилось.

Эта рука… крепкая… надёжная…

Это было не спонтанное прикосновение, а твёрдая хватка. И прямо сейчас Икки не беспокоился о взглядах окружающих, а держал её руку с достоинством. Зная его обычные скромность, заботу и искренность, Стелла немного волновалась и не могла не прийти в шок от таких изменений. Что именно вызвало эту перемену в его манере поведения? Поэтому Стелла открыто заговорила об этом с Икки.

— Эй, Икки, ты в последнее время изменился.

— Я изменился?

— Ты стал... немного настойчивее, чуть более напористым, чем прежде.

...Чуть более мужественным, чуть более впечатляющим…

От слов Стеллы на лице Икки на мгновение появилось удивлённое выражение. И тут же он покраснел, почесал подбородок, затем ответил.

— ...Наверное. Ты заметила, Стелла?

Ответ Икки дал понять, что он знал об этих изменениях.

— Прости. Я пытаюсь быть более смелым.

— Я-я не имела в виду, что мне это не нравится. Просто я хотела знать, чем это вызвано.

— Я не думаю, что была какая-то определённая причина…

Икки ответил на вопрос так:

— Просто с тех пор, как сделал тебе предложение, я почувствовал, что моя привязанность возросла, это удивило меня. Такое ощущение, что я ничего не могу с собой поделать. Я осознал, что ты — моя драгоценная девушка.

Он рассказал о причине перемен, которые так беспокоили Стеллу. Признание, сделанное им после боя с Райкири, стало огромным поворотным моментом. До этого Икки хотел подарить Стелле больше любви, чем кто-либо, но после того, как их сильные чувства оказались взаимными, его желание быть с ней многократно усилилось; он никогда не испытывал ничего подобного. Чувство, что он не отдаст эту девушку никому, стало ещё сильнее.

В результате, в глубине души у него родилось осознание. Сильное мужское осознание, что он защитит свою женщину. И это осознание дало Икки уверенность, которой у него раньше не было.

— До такой степени, что я хочу обнять тебя прямо сейчас... Но, думаю, это не очень-то прилично, верно?

Икки сказал всё, что было на душе, хотя и смутился немного. После этой исповеди Стелла почувствовала, как сердце забилось у неё в груди, словно барабан.

Икки!..

Это сладкое чувство, пульсирующее глубоко у неё в груди, походило на томление.

Почему? Причина была очевидна. Тот, кого она любила, воскликнул это прямо сейчас, так, что не нужно было больше слов.

Ты моя. Я не позволю кому-то ещё прикоснуться к тебе.

И в тот же миг изнуряющее давление со стороны окружающих пропало.

Поняв это, Стелла была вынуждена спрятать подступающие слёзы.

Икки, ты такой милый...

Честно говоря, это было восхитительно. Несмотря на то, что он был ещё незрелым, всеми силами старался монополизировать свою женщину. Она ничего не могла возразить, когда он так мил. Икки, вероятно, не понравилось бы, если бы об этом думали так, но, Стелла была настолько взволнована, а Икки был настолько милым, что у неё закружилась голова.

Она должна была вознаградить его несмотря ни на что. Как любая другая девушка, как его девушка. Итак, Стелла взяла его за руку своей собственной рукой и обняла, прижавшись.

— С-Стелла?

— Если мы сделаем это, все будут лучше понимать, что я твоя девушка, верно?

Улыбаясь, Стелла прижалась своей щекой к руке Икки. Её больше не заботили взгляды, падающие со всех сторон. В этом не было ничего необычного, парень, пытающийся монополизировать её изо всех сил, породил гораздо более сильное чувство.

Но объятия Стеллы, выбили Икки из колеи настолько, что он никак не мог успокоиться, потому что до этого только-только научился держать её за руку и ходить с невозмутимым лицом. Хотя он был смущен, не мог попросить её прекратить, ибо ранее сказал, что хочет этого.

— Эт-это точно. Хорошая идея. Да…

Икки продолжал идти, стараясь сохранять спокойствие, но его щёки пылали от смущения, а рука, которой он держал Стеллу, стала влажной от пота.

— Хе-хе…

В этом блефе Стелла ничем не могла ему помочь, но находила его очаровательным.

...Так или иначе, я очень счастлива сейчас…

На её лице играла широкая улыбка, Стелла полностью вверила прогулку в руки Икки. Любой, кто наблюдал за этим, мог бы подумать, что они по-идиотски кокетничающая пара. Но Стелла всерьёз подумала, что это не то, о чём стоит беспокоиться. В конце концов, они были влюблены.

Держи меня крепко, мой принц.

Эта неловкая фраза не слетела с её губ, но прозвучала шёпотом в сердце.

Но в тот момент…

— Хм-м-м?

Икки внезапно остановился.

Он нашёл, где можно поесть? Это была первая мысль Стеллы, но она мгновенно поняла, что всё не так.

Икки смотрел в сторону, противоположную той, куда они направлялись, и его лицо приняло крайне мрачное выражение.

Часть 6

— Что-то не так?

— ...Этот мужчина.

Ответил Икки, пристально глядя на спину прошедшего мимо человека в спецовке.

— Разве его походка не показалась тебе странной?

— Может ему больно?

— Нет.

Икки вначале тоже так подумал, но…

Это, вероятно, не тот случай.

Сделав неглубокий вдох, он сконцентрировался. Глядя на удаляющуюся спину человека, он оценил его физическую силу, высоту и ширину плеч. Икки сопоставил объём мышц, прикрепленных к скелету, со своими не очень обширными знаниями о строении тела. Да, мужчина шёл странно: его шаги были не ритмичны. Но на первый взгляд не было никакой травмы или других помех. Икки видел, что суставы работают в обычном режиме.

Я вижу, как что-то морщится у него на боку. В правом кармане?

Рука была засунута в правый карман за талию. Но в складках рабочей одежды было что-то ещё. Рука была в кармане и что-то сжимала, а карман казался длинным и широким. К примеру, там мог быть охотничий нож, или нечто в этом роде.

Судя по одежде, он — электрик.

Вполне нормально для электрика таскать с собой нож для того, чтобы почистить жёсткую оплётку электрических кабелей. Ножи, которые используют электрики, наверное, очень большие, но познания Икки в таких вещах были мизерными, и может это просто личная прихоть конкретного человека. Но как только Икки так подумал, он смог на мгновение увидеть это.

Из-под полей шляпы мужчины что-то поблёскивало. Это были налитые кровью глаза дикого зверя, сосредоточившегося на своей жертве. Глаза человека, погрязшего в ненависти.

Возможно, ему просто не хватало сна, поэтому глаза были такими красными. Да и та вещь в кармане могла оказаться обычным рабочим инструментом. Оба варианта, наверное, более правдоподобны, чем тот, о котором думал Икки. Но... он никак не мог выбросить из головы худшую версию развития событий. Его опасения всё равно не уменьшились бы.

— …Ну, ладно!

— Ай, Икки, куда ты идешь?!

— Подожди меня немного.

Икки освободил правую руку, которую держала Стелла, и бросился к человеку, одетому в спецовку.

Он может завязать разговор и найти предлог проверить содержимое кармана. Замечательно, если это окажется, лишь грубым недоразумением. Он просто должен будет извиниться. Если его извинения не примут, ну, что ж, он согласен на небольшие неприятности. Так или иначе, он сможет развеять опасения, завладевшие разумом...

Икки как раз собирался окликнуть человека в спецовке, но тот, внезапно остановился.

Он встал на десятой улице торгового квартала. Прямо посреди очень оживлённого участка движения. Почему он остановился там, где не на что смотреть? Ответом был…

— Что за?! Чё ты встал посреди улицы, старик?!

В тот момент, когда несколько детей из средней школы столкнулись с мужчиной, ответ стал очевиден.

— Хи-и-и-и-и…

Мужчина шевельнулся, послышался странный свистящий визг. Правой рукой он лихорадочно пытался вынуть что-то из кармана. Мгновение, показавшееся вечностью, Икки наблюдал за этим.

Он правильно определил, чем, являлось то, что он рассмотрел в краткий миг, когда взглянул на карман мужчины. Это был кончик лезвия, ярко сверкающего, по-варварски толстого охотничьего ножа. Могла быть лишь одна причина для того, чтобы обнажить его посреди улицы.

Сбылись худшие опасения Икки. Он пришёл в движение, поняв, что догадка попала в цель.

Стоит сконцентрироваться, как мир вокруг замедляется, — в этот миг он быстрее всех. Икки бросился вперёд, лавируя среди пешеходов, чтобы остановить руку человека, держащего клинок. Расстояние до него было менее пяти метров. Человек вытащил нож пока только наполовину, и группа учеников средней школы, находившаяся перед ним, ещё не осознала опасности.

Я смогу сделать это!..

С такой скоростью у Икки хватит времени. Он сможет набегу ударить этого мужчину со спины и отправить в нокаут. Он покончит с этим делом ещё до того, как лезвие ножа полностью обнажится, и предотвратит трагедию, хотя это и вызовет небольшую суматоху. К счастью, Икки остановит его, и всё это только благодаря предположениям, которые сделал, когда они разминулись. Действительно, пока худшие опасения Икки сбывались.

Но в следующую секунду произошло то, чего он не предвидел.

— Ва-а! Стойте, стойте! Не делайте этого!

Раздался высокий девичий крик, и, прежде чем Икки добрался до мужчины, владелица этого голоса повисла у него руке.

А?..

Это произошло за мгновение до того, как лезвие ножа покинуло карман.

Если бы обычный человек не наблюдал за карманом с самого начала, ему не хватило бы рефлексов, чтобы это предотвратить. Только Икки, обладающий достаточной физической силой и регулярно оттачивающий свои навыки, способен на такое. Вот почему он не предполагал, что кто-то ещё сделает подобное. Некто напал на мужчину, совершенно застав его врасплох. И более того, это была девушка, которая теперь находилась рядом с мужчиной и мешала Икки атаковать.

Поскольку уже нельзя было пойти в наступление, у Икки не оставалось иного выбора, кроме как отменить ускорение тела и остановиться.

Между тем обстановка накалялась. Девушка с немного высоковатым голосом накричала на мужчину, который пребывал в шоке от такого резкого вмешательства.

— Вы не можете, господин! Даже если ваша компания уволила вас, или у вас слишком много долгов, нельзя думать о том, чтобы убить кого-то вместе с собой!..

Впрочем, её крик услышали все окружающие…

— Э-Эй! У этого парня нож!

— О-ого!

— Э-э-э-э-э-эй! Он собирается кого-то убить!

Хотя нож не полностью покинул карман, все могли понять, что это. Блеск, виднеющийся из кармана, вызвал настоящую бурю. В эту секунду люди, стоящие рядом с мужчиной, отшатнулись, содержимое сумок, которые они несли, рассыпалось по округе. А посреди всего этого молодая девушка, схватившая его за руку...

— Поскольку вы не сделали то, что намеривались, не пройдёте ли со мной в полицию? Вы знаете, что нечто подобное сделает вашу матушку, живущую в деревне, несчастной. Всё будет хорошо. В конце концов, если останетесь живы, вам, рано или поздно, улыбнётся удача, верно?!

Пока она говорила мягким голосом, на её немного вспотевшем красивом лице сияла улыбка. Вероятно, она пыталась успокоить мужчину.

Но он не принял этого.

— Чертова соплячка!

— Ува!

Мужчина сердито взревел, раздосадованный тем, что его прервали, и с силой отшвырнул незнакомку. Стройная девушка с легкостью отлетела в сторону, упав на спину.

На неё упала тень. Это была тень от ножа, которым мужчина замахнулся с крайне раздосадованным выражением на лице.

Чт-что я должен делать?!

Икки не знал, что ему предпринять, он в замешательстве наблюдал за этой сценой, стоя прямо посреди потока людей, спешащих убраться отсюда.

Если рассуждать здраво, это был тот вид ситуаций, в которых он не должен колебаться, а просто подойти и спасти человека. Но было кое-что, смутившее Икки. А именно девушка, которая влезла во всё это.

Стоп — это была никакая не девушка. Икки ввели в заблуждение очаровательный голос и миловидная внешность. Но вот одежда была, как у парней академии Кеймон.

И Икки узнал это лицо, он не признал его вначале, однако присмотревшись получше, сразу вспомнил. После окончания отборочных боёв, его одноклассница Кагами показывала ему списки нынешних представителей академий на Фестивале Семи Звёзд. На одной из фотографий было лицо этого мальчика.

Икки не мог припомнить его имени, но это явно Блейзер уровня Фестиваля Семи Звёзд. В данном случае…

Такой человек не влез бы без плана.

Подобный человек не действует безрассудно, словно какой-нибудь клишированный герой полицейской драмы. У такого субъекта должны быть определённые средства и методы, чтобы взять ситуацию в свои руки. А поскольку Икки не знал, какой способностью обладал этот парень, была вероятность того, что он лишь испортит всё, вмешавшись. Таковы были размышления Икки, насчет сложившейся ситуации.

Исходя из этого, я должен предоставить решение данной проблемы ему. Верно?

Но едва Икки подумал об этом, как мальчик прикрыл голову руками, закрываясь от опускающегося на него ножа, и закричал.

— К-Кто-нибудь спасите меня!

У тебя нет плана?!

Икки рванулся с места в тот миг, когда мольба паренька о помощи докатилась до его сознания. У него не хватало времени для нормального разгона, но зато повсюду валялся скарб улепётывающих прохожих.

Он с силой пнул тюбик губной помады, силясь остановить опускающийся нож.

— Какого?!

Приняв неожиданный удар, нож вылетел из рук мужчины и упал на землю. В то же время Икки атаковал его, ударив кулаком в лицо.

— Проклятье!

Мужчина рухнул на землю, как подкошенный, орошая округу кровью из носа. Одним ударом Икки отправил человека в нокаут.

Со стороны это действительно выглядело впечатляюще. Однако…

— Ха... ха-а... ха-а... ха-а!..

Сам исполнитель порядочно вспотел.

Ещё бы чуть-чуть… Этот человек в самом деле действовал необдуманно, пытаясь наложить на себя руки в таком месте.

Не поспеши Икки на помощь мальчику, тот, без сомнений, был бы убит. В ту секунду он был беззащитен против мчащегося ножа. Что уж говорить о боевых искусствах… он даже не использовал магию Блейзера, чтобы защитить себя, только застыл, съёжившись от испуга перед клинком врага. Честно говоря, его безрассудное поведение, казалось куда ужасней, чем у человека, пытающегося напасть на случайных прохожих.

— Икки!

— А… Стелла, не могла бы ты вызвать полицию для ареста этого злоумышленника?

— Д-да! Я сделаю это!

Попросив опоздавшую Стеллу, чтобы сообщила обо всём властям, он повернулся к мальчику, который всё ещё лежал на земле. Икки хотел было разразиться нотациями, но паренёк сделал то, что сделал, дабы остановить трагедию. Поэтому он не смог выдавить из себя ни одного замечания, вместо этого Икки протянул ему руку с вопросом.

— Ты ранен?

— ...Ах, нет. Спасибо. Вы спасли меня.

Мальчик вдруг улыбнулся и поблагодарил Икки, взяв его за руку.

— А?

Его глаза внезапно округлились, когда он посмотрел на лицо Икки.

— Хм-м? Что-то не так?

— Ах-ах! Вы, вы случайно не Икки Курогане-кун?

— Э-э-э, ну да. Это правда, но…

Что-то не так?

В ту секунду, когда Икки ответил на странный вопрос мальчика…

— Вау! Вау! Настоящий Икки-кун, это и правда ты!

Ещё до того, как успел подняться, он заключил Икки в объятья.

— Э-эхххй?!

— Э-Эй, чем вы занимаетесь?!?

Икки и Стелла одновременно вскрикнули, оба не ожидали этих объятий, но паренёк продолжал держать Икки, не обращая на них внимания.

— Я так тронут! Несмотря на то, что я надеялся на случайную встречу, мне всё же крупно повезло!

Всё выглядело так, будто они были друзьями и снова встретились через десять лет, мальчик сиял и энергично подпрыгивал. Голубые глаза под колеблющимися длинными ресницами были полны слёз, выражавших глубокую привязанность. Он, казалось, был искренне рад встретиться с Икки.

Но Икки из-за этого пребывал в смятении. Почему мальчик так счастлив, встретиться с ним?

— Кто... т...

Но Стелла опередила Икки, не дав закончить вопрос. Она не могла этого больше терпеть, позабыв о звонке в полицию, бросилась вперёд, схватила за плечо мальчишку со смазливым лицом, который обнимал её парня, и с силой оттолкнула его. А затем встала перед ним, словно защищая Икки.

— Ты кем себя возомнил?! Судя по одежде, ты парень, но ведёшь себя, как гей?! Опять гей?! Даже несмотря на то, что у нас уже есть один такой индивидуум.

Стелла нахмурилась, пытаясь запугать его. Мальчик был поражён тем, что его внезапно оттолкнули, но тотчас понял, что перед ним Стелла — девушка Икки, и посочувствовал ей, поняв, почему она злится.

— Ах, простите, Стелла-сан. Нет, я не гей. Я просто взволнован и рад встрече с Икки-куном.

После этого объяснения он поклонился обоим и представился сам.

— Как вы поживаете? Я студент первого курса академии Кеймон, Амане Шиномия. Как и вы, я представитель на Фестивале Семи Звёзд, а ещё... я большой поклонник Некоронованного Короля Меча!

Часть 7

После того, как Стелла и Икки дали показания полицейским, прибывшим, чтобы арестовать нападавшего, они вернулись к своему первоначальному плану — купить что-нибудь перекусить, выбрав один из многочисленных ресторанов сети быстрого питания. Всей троицей.

Третьим был Амане Шиномия, самопровозглашенный поклонник Икки, которого они только что встретили. Он увязался за парочкой, потому что хотел отблагодарить их за своё спасение.

*Мурлычет*

— Я впервые в подобном месте! Этот картофель восхитителен, даже несмотря на то, что в нём полно жиров и тонны соли, распространяющихся по желудку.

— Когда ем что-то подобное, меня тоже всё устраивает. Но тебе и вправду интересно с нами? — спросил Икки, глядя на Амане.

Ответом ему послужил кивок и широкая улыбка на симпатичном лице паренька.

— Конечно, Икки-кун. Вы мой Спаситель. Так что я должен сводить вас, по крайней мере, в Макдональдс.

«Спаситель» — это не было преувеличением. Сказать по правде, не вмешайся тогда Икки, Амане распрощался бы с жизнью. Если смотреть на это со стороны Амане, то, вероятно, он будет себя винить, если не отблагодарит хотя бы так.

— ...Тогда я приму твою доброту.

Понимая сложившуюся ситуацию, Икки принял добрую волю Амане. Развернув гамбургер, Икки начал есть. Хотя это не особенно полезная еда, возбуждающий вкус, распространяющийся по языку, оказался приятным.

— Кстати, что это было Амане-сан?

Внезапно в разговор вступила Стелла, чуть ранее, уже успевшая умять свой гамбургер и вернуть поднос.

— Зовите меня Амане. Мы одного возраста, да и мне немного неловко, когда принцесса обращается ко мне на «-сан».

— Понимаю. Тогда я не буду использовать почтительное обращение, но Амане, ты представитель Кеймон, верно?

— Ага. Это правда.

— Но до сих пор я не видела тебя в тренировочном лагере. Где ты пропадал?

Услышав этот вопрос, мальчик со вздохом ответил.

— Это потому, что я не участвую в сборах. Сегодня я впервые приехал сюда, так что, естественно, вы меня не видели.

— Вот как? Значит, ты собираешься участвовать с сегодняшнего дня?

— Нет. Сегодня я тоже прибыл, только чтобы принести вещи, которые попросили участвующие старшеклассники, а затем сразу возвращаюсь.

— Какой скромный. Поскольку ты уже предпринял усилия, чтобы прийти, ты тоже должен участвовать.

— Аха-ха... Ну, в отличие от вас, Стелла-сан, меня не очень интересует Фестиваль Семи Звёзд. У меня нет физической силы или познаний в боевых искусствах, я выбран представителем только из-за своей редкой способности. Студент, который не заинтересован в Фестивале Семи Звёзд, выбран в качестве представителя... Это не редкость для академий, не использующих боевой отбор, как, например, Хагун и Бункёку. Так что в этом нет ничего необычного, — Амане, вероятно, сказал это не только ради того, чтобы показаться скромным. В таком случае...

— Твоя редкая способность могла помочь тогда, против злоумышленника, верно?

Икки спросил об этом Амане. В ответ тот слегка покачал головой и ответил:

— …Почему вы так решили?

— Просто результат размышлений. Амане-сан, исходя из твоей комплекции и реакции на приближающегося к тебе злоумышленника, я могу быть уверен, что у тебя нет боевых навыков. Несмотря на это, ты необычайно быстро среагировал, схватив руку того человека. В тот миг ты продемонстрировал исключительную скорость реакции. Если это не из-за боевого опыта, тогда единственное, что остаётся, способность Блейзера.

Отвечая на вопрос Амане, Икки изложил свои догадки. При этих словах на лице мальчика отразилось удивление.

— Ах, как и ожидалось от вас, Икки-кун. Вы смогли это увидеть. Слухи ничуть не преувеличили вашу проницательность.

Это была интуиция Некоронованного Короля Меча, способность, называемая «сияющее волшебное зеркало». Был ли Амане рад увидеть что-то подобное? Он выразил восхищение.

— Но я не могу рассказать вам, что это за способность. Мой учитель наказал мне, не распространяться об этом, мне очень жаль.

— Эх, этого следовало ожидать, особенно среди таких людей, как мы — конкурирующих представителей-претендентов.

Нет ничего такого, что можно рассказать врагу о своих способностях, а посему Икки не собирался настаивать.

— Но, Амане-кун, если ты не можешь использовать эту способность, чтобы удерживать противника, ты должен быть немного более осмотрительным в следующий раз. В конце концов, ты рискуешь своей жизнью.

Действительно, Икки дал откровенный совет Амане, опираясь на свой опыт. Взглянув серьёзно, Амане извинился.

— Д-да. Это правда… Я был так напуган, что позабыл о собственной защите... Если бы вас не было рядом, Икки-кун, что бы случилось?.. Мне действительно повезло. Но…

— Но?

— Но поскольку мне благоволила удача, я смог увидеть вас в действии, и это было невероятно. Вы смотрелись круто, как герой.

Выражение лица Амане кардинально изменилось, вместо раскаянья на нём расцвело девичье счастье. Где ещё можно встретить такого оптимиста? У Икки понемногу начинала болеть голова.

...Ну, он не плохой ребёнок, но...

— Ох, и правда.

Вдруг Амане запустил руку в сумку, словно что-то вспомнив.

— …Точно, так как я знал, что в этом году Хагун и Кеймон организовали тренировочный лагерь, я лелеял надежду, встретиться с вами, Икки-кун, так что у меня есть кое-что для вашего автографа. Эм... не возражаете?!

Попросил он Икки с кошачьими глазами, после того, как извлек гигантский лист бумаги.

— Э-э, ты хочешь, чтобы я расписался на этой дорогущей бумаге?

— Ага! Пожалуйста?

— Э-э-э, не то, чтобы я был против…

Просьба Амане поставила Икки в тупик. После поединка со Стеллой он приобрёл некоторую популярность в академии, так что для него не было в новинку то, что люди хотели пожать ему руку и просили подписать свои записные книжки, но не было никого, кто бы специально подготовил бумагу для автографа. Естественно, Икки, будучи обычным простолюдином, занервничал от такого. Отношение, как к знаменитости, не странно ли это?

— Я не могу подписать такую великолепную бумагу…

Но тут вмешалась Стелла, до этого сидевшая тихо.

— Разве это не прекрасно? Просто напиши своё имя.

— Стелла... но всё же.

— Он боготворит тебя до такой степени. Разве ты не должен ответить, по меньшей мере, этим? Кроме того, ценность твоего автографа определяет, тот куму ты его даёшь.

— Уф...

Это были, безусловно, здравые рассуждения. Амане хотел только подпись Икки, и принёс для этого бумагу, что свидетельствует о том, насколько важна его подпись, поэтому было бы неразумно для Икки сомневаться в собственной значимости.

Поэтому он принял великолепную бумагу, пробормотав: «Я понимаю».

— Но я действительно не смогу сделать больше, чем написать своё имя. Пойдёт?

— Не волнуйся об этом!

Получив повторное подтверждение Амане о том, что должен оставить подпись, Икки написал своё полное имя корявым почерком.

— Воу! Спасибо, Икки-кун! Поставлю в рамочку и буду хранить её до конца своих дней!

Получив автограф Икки, Амане подпрыгнул от радости, прижав его близко к груди. Икки криво улыбнулся, увидев радость, ничем не отличимую от радости ребёнка, которому купили по-настоящему желанную игрушку.

Мог ли я когда-нибудь представить, что моё имя поместят в рамку и будут хранить как сокровище всю жизнь?

Он был счастлив, что кто-то боготворил его до такой степени, но, непривыкший к подобному обращению, почувствовал смущение, какого не испытал ещё никогда, и поэтому весь покрылся потом. Пока Икки не встретил Стеллу, такие чувства, как похвала и уважение, были далеко за пределами его понимания, так что, возможно, этого следовало ожидать.

Однако, вопреки настроению Икки…

— В любом случае, тебе действительно нравится Икки так, Амане? Не мог бы ты нам рассказать, почему ты стал его фанатом?

Спросила Стелла у Амане, и тема разговора начала всё больше и больше склоняться в сторону Икки.

— Мне нравится, как он сражается. С помощью своего верного клинка он красиво и стильно одолел противников, превосходящих его по силе.

— Но я слышала, что записи его отборочных боёв не покидали пределов академии.

Это правда, но в каждой школе есть несколько «благодетелей», которые загружают их. Кажется, в особенности это касается Бункёку и Хагун. В академиях с популярными студентами всегда происходят утечки. Поэтому главный поединок Икки-куна оценили все! Скаченный на планшеты, транслируемый сотни раз, я полностью запомнил его слова! «Твоя великая мощь падёт, перед моей великой слабостью!»

— Бух!

Картина боя с Райкири, которую представил себе Икки со слов Амане, имела сексуальный подтекст, это заставило его поперхнуться имбирным элем, и он едва успел прикрыть рот салфеткой, чтобы не забрызгать окружающих.

— Эта фирменная фраза завораживает! Ах, но мне так же нравится та, которую вы сказали во время боя с Охотником!

— С-Слушай, может, нам не стоит выслушивать это? Может, прекратишь? Пожалуйста, остановись! Эй?

— «Своей самой сильной слабостью, я покорю твоё величайшее достоинство!»

— Не-е-е-е-е-е-ет!

— Когда ты уничтожил, нет, поймал Охотника, ты выглядел очень изящно, ты в курсе?

— Ва!!! нет, пожалуйста, хватит! Я очень переживал в то время! Во время боя я просто был не в духе! Поэтому, пожалуйста, простите меня, прошу вас!

Икки уже не мог выдержать зуд унижения, связанный с Амане. Его лицо было таким красным, что могло вспыхнуть в любой момент. Но Амане рассердила скромность Икки.

— А, почему? Я думаю, что ты выглядишь очень круто. Ты не согласна, Стелла-сан?

Стелла, которую пытался подключить к разговору Амане, выдавила…

— Д-Да, это правда. Ага. Икки, я уверена, что это, действительно, круто... Хе-хе-хе.

Она чуть не плакала, пытаясь сдержать смех.

— Стелла, твои слова не соответствуют выражению лица, которое я вижу.

По его мнению Стелла отвернулась, чтобы скрыть выражение своего лица. Ну, так как он понимал её чувства, Икки не очень-то возражал. Если он сам сказал такое, как мог теперь столь нагло отрицать свои слова? Стресс беспощаден.

Сейчас его поклонник продолжал вещать о том, что делает Икки таким крутым, заставляя его корчиться, слушая описание своего поведения.

— Хотя ты и выглядишь классно, когда сражаешься… Вне боя, твоя наблюдательность восхищает, Икки-кун.

— Как выглядит Икки, когда сражается?

— Ага. То, что я скажу, может показаться невежливым, но, честно говоря, Икки-кун, похоже, отказался от атрибутов Блейзера, верно? По крайней мере, он в этом не так одарен. Но Икки-кун не позволят этого увидеть. Независимо от того, насколько силён его противник или какой разрыв между ним и этим противником, Икки-кун принимает все тяжбы с гордостью и достоинством. Как будто он верит в свою значимость. Это покорило меня.

Итак, Амане сообщил им, почему был увлечён Икки. От этой исповеди Икки вновь почувствовал удивление и смущение.

Хм, он и вправду так внимательно следил за всем?

Верить в свою значимость. Чувства, которые Амане испытывал, описывая Икки, были правдивыми.

— Ах, ха-ха... Говорить такое человеку лично всё-таки смущает, правда? Видите, у меня даже лицо немного покраснело.

— Услышать такое ещё более неловко, знаешь ли.

— Ха-ха. Прости, прости.

Натянув улыбку, Амане со вздохом встал со своего места.

— Ну, мне пора возвращаться.

— Ой. В любом случае, мы едем в тренировочный лагерь, ведь так? Тогда пойдём вместе.

— Нет никакой необходимости бежать со мной, когда вы только что поели. Кроме того, я ещё не закончил покупать вещи, о которых меня просили старшеклассники.

Амане отказался от предложения Стеллы. Но прежде чем уйти, он обратился к Икки.

— Спасибо за автограф. Я буду подбадривать вас от всего сердца, когда вы будете преодолевать все трудности на пути к вершине Семи Звёзд!

Он с улыбкой произнёс эти ободряющие слова. Очень странно слышать подобное от кого-то, с кем можно встретиться на Фестивале Семи Звёзд в качестве соперника, но для Икки было бы хамством отвергнуть столь честные пожелания.

Он так подбадривает меня, если я не отвечу должным образом...

Икки, улыбаясь, уже открыл было рот, чтобы поблагодарить Амане за поддержку.

Что?..

В этот момент, какое-то странное чувство отвлекло его, направив мысли в другое русло.

— Икки-кун?..

— ...Ах, нет. Я сделаю всё возможное. Спасибо.

После краткой паузы Икки наконец смог выдавить из себя несколько слов. Амане, казалось, слегка насторожило внезапное молчание Икки, однако…

— Хорошо, давайте встретимся снова.

Удовлетворил ли его ответ Икки? С лёгкой улыбкой Амане покинул кафе в одиночку.

Часть 8

— Хе-хе-хе. В конце концов, ты заполучил фанатов и за пределами школы, Икки. Это невероятно, если учесть, как ты начинал.

После ухода Амене, Стелла радостно засмеялась, приканчивая остатки картошки. В ответ Икки слегка кивнул.

— …Это правда.

— И, похоже, Амане на тебя запал.

— Ты выглядишь очень довольной, Стелла.

— Ну, разумеется. Я счастлива, что ту силу, с которой ты победил меня, признали, но больше, за Амане, выразившего это так открыто и горячо; я рада, что он узнал, чем замечателен тот, кого я люблю. Икки, ты не недоволен, ведь так? Поклонником, который по-настоящему тебя понимает и поддерживает?

— …Да. У меня нет проблем с этим... Я не вправе жаловаться.

— Икки?

Внезапно Стелла почувствовала странную неуверенность в ответе Икки и заглянула ему в глаза. Икки смотрел на выход, через который ушёл Амане, и его лицо выглядело напряжённым.

Нет, это явно не просто напряжение. Он весь покрылся потом, несмотря на то, что в этой кафешке работал кондиционер.

— Что случилось, Икки? Ты так вспотел...

— Эй, Стелла.

Икки задал встречный вопрос её, словно специально меняя тему.

— Какого рода человек Амане-сан, с твоей точки зрения?

— Какого рода… У него хорошие манеры, симпатичное лицо, и, что более важно, он смотрит на тебя должным образом. Человек, который чувствует себя великолепно, я так думаю.

Ответом Стеллы было…

Да... это верно. Обычно так и думают... что, правда?..

Голос Икки прозвучал как стон, и он нахмурил лоб.

Это правда…. Нет причин думать иначе.

Амане Шиномия. Наделён очарованием, не уступающим даже женскому. Нежен, не может закрывать глаза на возможные трагедии. И он удерживал злоумышленника, даже рискуя собственной жизнью. Он больше всего на свете боготворил и уважал Икки. В нём сочетались все черты привлекательного человека.

Я не могу отрицать его симпатии ко мне, но если хорошенько присмотреться…

Более того, в тот миг, когда Икки возвращал улыбку Амане, когда тот уходил, он это почувствовал. Чтобы противостоять очаровательной улыбке Амане, нужно приложить массу усилий. Его слова. Его поведение. Всё это выражало щенячью доброжелательность. Всё это, безусловно, приятно. Всё то, что должно было расположить Икки к Амане, в действительности, не нашло отклика в его сердце.

Это непостижимо. Икки и сам не понимал, почему не проникся симпатией к Амане. Итак, эта безосновательная и сверхъестественная правда глубоко проникла ему в душу.

Жуткое беспокойство не унималось, поэтому Икки достал студенческий планшет и попытался позвонить кое-кому. На телефонный звонок ответили мгновенно.

— Так-так, приветствую! Ты редко удосуживаешься позвонить мне, семпай. Что-то стряслось?

— Ох, Кагами-сан. Ты можешь уделить мне минутку? Мне нужно кое-что спросить.

— Конечно, без проблем. Я сейчас просто пью чай с Элис-чаном и остальными. Что тебя интересует?

— Кагами-сан, ты же разузнавала не только про академию Хагун, но и про соперников из других школ, верно?

— Ну, разумеется. Я разнюхала всё про основных представителей академий.

— Тогда, что ты можешь рассказать про представителя академии Кеймон, Амане Шиномии?

— О чём ты говоришь? Это очень некорректный вопрос, ты в курсе?

— Ах, да, я знаю. Хм.

Сказав это, Икки тоже так подумал. Это был запрос, который слишком похож на то, что парень хочет очернить другого парня. Однако, чтобы смахнуть это зловещее чувство, и удостовериться, действительно ли Амане хороший… Поскольку был в смятении, Икки немного смущался. Кагами догадалась, что Икки волнуется, и успокоила его

— Ах, всё в порядке. Если речь идет о Шиномии-сане, то я могу сказать, что это дело мальчишек.

— Даже так?

— Всё окутано тайной. В средней школе он не участвовал в соревнованиях. Я знаю, что он из редкой категории Блейзеров, управляющих причинно-следственными связями; ходят слухи, что он назначен представителем откуда-то сверху. Как бы сказать? Ты знаешь, что в этом году по-настоящему много таких конкурсантов? Много первогодок без опыта в лиге старших школ выбраны представителями. Что же касается Шиномии-сана, он тоже является представителем, это всё что о нём известно, однако я заинтригована тем, что ты знаешь его. С ним что-то произошло?

Этот вопрос заставил Икки заколебаться и вспомнить то зловещее предчувствие. Поскольку он сам не знал его причины, то не захотел очернять другого человека и более того, он просто не мог выразить словами, что именно его тревожило.

— Нет, я неожиданно встретил его во время пробежки. И просто захотел узнать, что он за человек.

В конце концов, Икки ушёл от вопроса таким образом.

— Да уж... Я думала, он не принимает участия в тренировочном лагере, но он пришёл на гору?

— Кажется, он пришёл, чтобы что-то купить для своих старшеклассников.

— В таком случае я должна пойти и собрать некоторую информацию о нём. Как думаешь? Хе-хе-хе.

— Аха-ха... ну, можешь попробовать. Извини за внезапный звонок.

— Нет, нет. Не за что извиняться, я ничем не смогла помочь. Сообщи мне, если откопаешь что-нибудь вкусное.

— Да. Благодарю. До связи.

Поблагодарив, Икки закончил разговор. В конце концов, он не получил никакой полезной информации. Если даже Кагами, у которой всегда ушки на макушке, ничего не знала, тогда, вероятно, об Амане, действительно, мало информации.

— Ты не считаешь это излишним? У вас с Амане, наверное, просто смертельно плохая совместимость. Возможно, вы убили друг друга в прошлой жизни или сражались за возлюбленную. А, может, верно по обоим пунктам.

— Возможно, так оно и есть.

— Ну, я думаю, у всех есть кто-то, с кем он не сможет поладить.

Не может ладить. Было бы хорошо, если бы его предчувствие вело только к этому. Однако, поскольку он сам не мог объяснить причину странного чувства, которое испытывал к Амане…

— Да… Верно. Вероятно, дело именно в этом.

У него не было другого выбора, кроме как согласиться. Но, даже уверяя себя, что смирился, он не мог избавиться от мрачного предчувствия. Эти лживые слова глубоко засели в его сердце.

Примечания

  1. Клинок Молний.
  2. Гром.

Комментарии