Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 2. Сумерки катастрофы

Часть 1

— Давай завтра отправимся в бассейн.

Так сказал Икки Аясэ, после того, как одержал десятую победу в отборочных. Он не пытался с ней заигрывать. Может Аясэ и не осознавала, но её тело было перегружено из-за ежедневных тренировок с Икки, и в особенности из-за новой стойки. Её скорректировали всего несколько дней назад, и девушка ещё к ней не привыкла… Иными словами, ей приходилось постоянно задействовать мышцы, которые раньше не использовались.

Вот почему сегодня будет день отдыха. И для этого Икки составил особенный распорядок, в который как раз и входил бассейн.

— И ты, Стелла, пришла...

Утро. Рядом с Икки, который ждал Аясэ у ворот, стояла Стелла в белом, навевающем свежесть, подобно раннему лету, платье.

— Конечно, я тоже пойду. Стоит мне отвести от тебя взгляд, и ты опять начнёшь домогаться до семпая.

— Но я же не домогался до неё.

— Враньё. Всё совсем наоборот, именно это ты делал в тот день. Разве нормально лапать бёдра девушки?

— Я делал это лишь для исправления её стойки. Это было критически важным делом, и, если бы я где-то ошибся… что ж, не буду думать о пустом.

Последнее время у Стеллы было плохое настроение, и Икки знал причину. Всё из-за того, что он уделял всё внимание Аясэ эти несколько дней… Именно об этом она и думала. Тут ничего не поделаешь, если бы Стелла заигрывала с другими парнями, Икки бы это тоже не понравилось. Потому он отлично её понимал, но —

— Стелла, я ни разу не смотрел на неё похотливо, поверь мне. Я просто помогаю Аяцудзи-семпай как мечнице, и всего-то… Нет никого, кому бы время от времени не нужна была бы помощь.

Икки никто никогда не помогал. Взрослые, которые должны были его поддерживать, смотрели на него как на врага. Потому, если он видел кого-то нуждающегося в помощи, кто не способен сам решить свою проблему, он помогал. И будет продолжать помогать им преодолеть стену, что в одиночку преодолеть они не могут, ведь не понаслышке знает каково это.

— Вот почему я протянул Аяцудзи-семпай руку помощи. Совсем не из-за любви или чего-то такого… Ну, то есть… единственная, кого я люблю… это ты, Стелла.

— …Икки…

Стелла, посмотрев на него, покраснела. Тень сомнения виднелась в её алых глазах, что вполне ожидаемо. Да, Стелла всё понимала. У Икки нет к Аясэ чувств, о которых ей надо было бы волноваться. Её любимый не был столь ветреным. Но всё же… она не могла избавится от неуверенности. Это потому, что их сейчас связывало лишь обещание. Они не сделали ничего, чтобы показать свою любовь друг другу…

Губы Стеллы двигались так, будто просили о чём-то. Эти розовые губы... казалось, что они произносят его имя. А! Точно! Если бы он мог прямо сейчас подкрепить свои тогдашние слова действием, Стелла начала бы больше ему доверять.

Я…

Икки потянулся к губам Стеллы, как пчела, просящая мёда от цветка.

— Простите за ожидание! Я не могла найти свой купальник, потому пришлось всё перерыть!

— Ва-а-а-а-а!!!

— Что случилось? Вы кричите как парочка, которую застукали за любовными делами.

А? Раскрыты?!

Они мигом вспотели под взглядом Аясэ.

— Н-ничего такого! Да, Икки?

— Да! Ты просто резко нас окликнула, вот мы и удивились!

— ?..

Аясэ наклонила голову. Она определённо не до конца поверила. Поэтому Икки поторопил девушек выдвинуться в нужное им место.

Было опасно. Из-за положения Стеллы, их отношения вызвали бы международный скандал. В следующий раз, когда создаст такую эротическую атмосферу, Икки должен быть осторожнее.

…Но это даже печально. Кроме как в этот раз, такая атмосфера между ними была только в ту ночь. Если бы Аясэ появилась немного позже, они бы могли сделать следующий шаг. Икки осознал, что упустил крайне редкий шанс и оттого огорчённо вздохнул.

Часть 2

На огромной территории Академии Хагун смог поместиться и бассейн. Точнее говоря, их тут два, по сто метров в длину каждый. Но в этот день первый бассейн был закрыт для санитарной обработки, а второй использовала для специальной тренировки Сингудзи Куроно, третья в мире среди Королей Рыцарей и директор Академии Хагун. По этим причинам троица направилась в тренажёрный зал близ академии, дабы воспользоваться расположенным там бассейном.

Парням нужно меньше времени для переодевания, потому, одетый в обычные чёрно-красные плавки, Икки ждал девушек. Через несколько минут он увидел Стеллу и Аясэ, переодевшихся в купальники.

Аясэ была максимально серьёзна и ровно настолько же смущена. На ней был спортивный купальник, подходящий для лёгких тренировок, однако из-за её красивой фигуры, полученной благодаря многолетним тренировкам, он смотрелся на ней крайне эффектно, даже учитывая его тёмный цвет.

Но той, кого действительно нельзя было не заметить, являлась Стелла. Она надела чёрное бикини, а не тот купальник, в котором заявилась в ванную к Икки. В сравнении с Аясэ, её бикини выглядело слишком открытым и, когда она шла, её пышная, белоснежная грудь подпрыгивала в такт шагам.

Не только её грудь, но и сексуальные бёдра могли даже зомби заставить сглотнуть. Чарующие подтянутые бёдра, такие не часто встретишь среди японок. Прекрасные линии ног, слишком ослепительные, чтобы смотреть прямо на них. Каким образом при столь огромной физической силе она может иметь такое мягкое и привлекательное тело? Даже для глаз Икки это остаётся загадкой. Более того, пытаясь анализировать это, он не видел ничего, кроме темноты.

И, наконец, самым пленяющим в ней была походка. Благодаря королевскому воспитанию, её шаги были прекрасны, и выглядели как у модели, идущей по подиуму.

Да… Стелла очень красива. Незаметно для себя Икки вздохнул. Не только он, все клиенты того тренажёрного зала, отдыхавшие у бассейна, и даже те, кто находился в воде, направили взгляды на иностранную красавицу, вошедшую в помещение.

Стеллу иногда показывали в новостях, потому вполне возможно, что кто-то её узнает. Под всеми этими взглядами Стелла —

— Прости за ожидание. Парни действительно очень быстро переодеваются.

Заговорила с Икки. В тот же момент Икки почувствовал отовсюду жажду крови, будто его пронзали невидимыми стрелами.

— Так красотки пришли с этим чуваком?!

— Невозможно… Чтобы такие милашки и с таким хиляком…

— Эй-эй! Вы действительно думаете, что страна простит вас за вот такие вот парочки?

— Я грохну этого ублюдка!

«Погиб в несчастном случае» — скажут обо мне после.

Пока Икки покрывался холодным потом, Стелла с счастливым лицом окидывала вглядом бассейн. Так как они живут вместе, он мог и забыть, но она принцесса. Возможно, она сейчас впервые видит общий бассейн.

В длину он всего пятьдесят метров, меньше, чем таковые на территории академии. Бассейн разделён на зоны: для курсов и для посетителей. Так как на дворе только июнь, то и клиентов было не очень много.

— Он довольно большой.

— Вермиллион-сан принцесса, верно? Значит у тебя дома тоже есть бассейн?

— Нет. Но если говорить о ванной, то она примерно таких размеров.

— Вау! Невероятно! Прямо как у звёзд!

— Ну, на самом деле ею пользуется прислуга. Мы используем другую, которая немного меньше. Двум маленьким людям довольно одиноко в такой большой ванной.

Теперь Икки понял, что образ жизни Стеллы не особо-то и отличался от быта обычных людей. Разве что тот факт, что она удивилась растворимому кофе. Империя Вермиллион не самая большая страна. Может и королевская семья там живёт вполне обычной жизнью.

— Как камень с души. Я переживала о том, что мне делать если столкнусь с известной японской неотёсанностью, но раз тут не очень много людей, то и беспокоиться не о чем.

— Всё потому, что сейчас ещё не сезон.

— Значит мы можем развлекаться без лишнего беспокойства?!

Сказав это, Стелла с возбуждённым выражением лица схватила пляжный мяч.

— Нет. Мы сюда не для игр пришли.

— Э-э-э! Тогда на кой ляд ты пришёл в бассейн?!

— Почему ты пришла?

— О-о-ох! И после всего, через что я прошла ради этого…

— …Ладно. Мы поиграем, но только после тренировки. А пока никаких мячей.

— Похоже у меня нет выбора… Но тебе определённо придётся со мной поиграть позже!

Стелла кинула мяч Икки. Кажется, она действительно пришла поиграть. Странно. Он ведь говорил, что цель похода — в первую очередь тренировка.

— И всё же, Курогане-кун, какая тренировка у нас сегодня? Плавание?

В ответ Икки потряс головой.

— Нет. Мы говорили о тренировках того, тренировках этого, но сегодня мы не будем делать ничего столь тяжёлого. Твоё тело на пределе, верно?

— Тогда чем мы займёмся?

— Поговорим. Не будем делать ничего.

— Э?

— Ты просто расслабишься и будешь дрейфовать по воде как медуза.

— Э-это поможет мне?

— Поможет.

Икки гарантирует.

— Первым делом, это увеличит объём лёгких. В бою это очень важно. Это сделаем целью анаэробной тренировки. Потому что тот, чьи лёгкие слабее, первым сдуется и проиграет. Для нас, мечников, это также важно, как физические упражнения и сила… Ну, на сегодняшний день, это лишь дополнительная способность.

На самом деле в этой тренировке сокрыт куда более глубокий смысл.

— Думаю, ты поймёшь, когда попробуешь, но под водой ты будешь гораздо ближе к самой себе.

— ?

Аясэ совсем не поняла, что имеет в виду Икки. Она наклонила голову, что смотрелось довольно мило.

— Когда ты под водой, тебе не нужно напрягаться чтобы стоять, не нужно концентрироваться на том, что видишь. Просто уйди в себя и постарайся услышать эхо внутри.

— …Я не совсем поняла, но… я попробую.

Она не поняла зачем он говорит ей заниматься этим, но причин сомневаться в Икки нет. Следуя его словам, девушка задержала дыхание и погрузилась под воду. Кто-то столь умелая, как Аясэ, должна с первой попытки понять смысл этих действий. Она может продержаться под водой около трёх минут.

— А пока надо отнести этот мяч обратно. В любом случае, не стоит оставлять его здесь.

С этими словами Икки унёс мяч, принесённый Стеллой.

Часть 3

Когда Икки ушёл, Стелле стало скучно.

Не потому, что она недолюбливала Аясэ. Стелла не понимала её и не разбиралась в её фехтовании, потому им не о чем было говорить. Более того, она не хотела прерывать тренировку Аясэ для бесполезных разговоров.

Ску-у-учно…

Так как у неё было время, она решила потренироваться по методике Икки. Задержав дыхание, она погрузилась под воду.

Это не больно. Объём лёгких Стеллы уже превзошёл таковой у Икки, потому, если она попробует, то сможет оставаться под водой десять минут. Она уже на сверхчеловеческом уровне.

…Так тихо.

Вокруг были люди. Другие посетители, плавающие в воде, весёлые голоса детей, раздающиеся эхом по помещению. Но под водой не было ничего. Когда она посмотрела вверх, поверхность воды показалась очень далёкой… будто весь мир отодвинулся куда-то далеко.

С другой стороны она могла слышать свой пульс. Биение сердца, течение крови, которых не слышно на поверхности из-за всех окружающих шумов... Она услышала это гораздо отчётливее, когда погрузилась в воду, отгородившись от посторонних шумов.

«Под водой ты будешь гораздо ближе к самой себе».

Вот что имел в виду Икки. Для рыцаря столь сильного как Стелла, понять это не составляет труда. Понять эту истину, значит погрузиться в своё сознание.

Например, взмахи мечом. Это комбинация взмахов руками, держащими меч, команды для которых передаются через нервную сеть, а значит расходование физической силы на движения есть приказ, направленный мозгом. Другими словами, большую роль играет умение контролировать своё сознание для отправки точных приказов телу в кратчайшие сроки, иначе в настоящем бою делать нечего.

Но у Аясэ не получалось. Это было очевидно. Ей нужно понять первопричину стресса и найти способ исправить ситуацию. Ранее, улучшить состояние ей помог Икки, однако состояние тела меняется ежедневно. Когда это происходит, единственное, что можно сделать, — правильно с этим изменением свыкнуться. Только когда кто-то способен на это, он раскрывает свой истинный потенциал.

По этой причине такая тренировка для Аясэ очень полезна, но для Стеллы, находящейся на том уровне, где всё это автоматически выполняется подсознанием, она бесполезна. Потому все её удары мечом в тот день были идеально точны, хоть она и старалась промахнуться.

— Но… я слишком наивная.

Пробормотала Стелла, бухнувшись в воду.

До сих пор Стелла тренировалась упорнее, чем кто-либо. Она думала, что достигла своего предела, но это было неправдой. Итто Шура Икки — вот настоящий предел. Она ещё не добралась до такого уровня. Выплеснуть всю силу и использовать её за минуту без остатка было выше её возможностей. И именно поэтому она проиграла технике Икки. Она была словно отброшена назад. Их образы жизни не похожи друг на друга ни в чём. Даже стоя на земле, Икки находится в месте куда более глубоком чем то, где сейчас была Стелла. Он был на дне глубокого моря, там, куда не попадает свет.

Вот таков мир Икки… Если бы Стелла могла достичь того места, то, вполне возможно, увидела бы что-то, чего ещё не встречала.

Стелла медленно закрыла глаза. Она была окружена водой, и свет медленно исчез. Оставался только огонь внутри неё. Лишь она находилась в том пространстве посреди тишины и темноты, в своём внутреннем мире. Но эта глубина недостаточна. Глубже… глубже… ещё глубже... в те глубины сознания, к которым принадлежит Некоронованный Король Меча.

— Правда, что Вермиллион-сан встречается с Курогане-куном?

— Кахгхгхах. *кашляет*

Стелла захлебнулась.

Часть 4

— Больгхно, больно, мой нос, она попала… *кхе-кхе-кхе*

Зажимая нос, Стелла поняла свою ошибку. Даже при таком глубоком погружении в себя, она могла слышать голоса. Этого достаточно, чтобы понять недостаточность её уровня тренировки.

Икки может заблокировать своё зрение и слух одной лишь силой воли.

Если бы она смогла контролировать себя так же, то Итто Шура показалось бы чем-то шуточным. Однако она ещё раз убедилась в том, насколько далеко находилось место, куда она старалась попасть.

— Прости, Вермиллион-сан. Ты в порядке?

— Д-да, я в норме…

— Но эта чрезмерная реакция… значит я угадала…

— Э-это! Н-н-нет, всё не так! Вторая принцесса империи Вермиллион не может встречаться с простолюдином! Это невозможно!..

— Правда?

— К-конечно!

— Значит, ты не будешь против, если я улучшу отношения с Курогане-куном?

— Как ты сказала?

Её слова обратились в вопрос.

— П-п-п-подожди-ка одну чёртову минутку! Разве ты не говорила, что хочешь просто поучиться у него фехтованию?! И что у тебя нет к нему никакой особой симпатии?!

— Поначалу так и было. Но, ты же знаешь, что Курогане-кун как воин очень крутой. Он даже выслушал просьбу от сталкера вроде меня… Даже при том, что он младше, он ведь как взрослый, да? А ещё он очень добрый во время тренировок… и обходительный. Для меня он как идеал мужчины. А ещё я привыкла к разговорам с ним. Если он свободен, то может мне стоит сказать ему, что я его лю —

— Не-е-е-е-ет!

Стелла неумышленно вскрикнула, прервав слова Аясэ.

— Нет! Нет! Никогда!!! Икки мой парень! Потому нет!!!

Стелла била руками по воде как разозлённый ребёнок. Она не желала слышать о любви к Икки от кого-то ещё. Потому Стелла не дала Аясэ договорить и уставилась на неё глазами влажными от слёз.

— Как я и думала…

Видя хитрую улыбку Аясэ, Стелла осознала, что её провели.

Прокололась!

— Мне показалось, что атмосфера на месте встречи была слегка любовно-морковной, но, чтобы это оказалось правдой…

— Эм… у-у-у-у… Семпай, грязно играешь. Я считала, что ты менее умная.

— Вермиллион-сан, это довольно грубо.

— Так говоришь после того, как обманула меня… тебе определённо нужно держать это в секрете! Если об этом прознают, то начнётся кошмар.

— Знаю, ведь Вермиллион-сан знаменита.

— …Но, твои слова… все ли они были шуткой?

Аясэ кивнула без капли сомнения.

— Я действительно считаю, что Курогане-кун прекрасный человек, но я не смотрю на него в таком плане. Это было бы огромным предательством по отношению к человеку, который так усердно учит меня владению мечом. У меня есть некое предчувствие, но… А-а-а-а! Я завидую! Тоже хочу влюбиться!

Аясэ взяла Стеллу за щёки, и её глаза заблестели, как у принцессы ждущей принца. Стелла не ожидала увидеть её с такой стороны.

— Я думала ты ненавидишь парней.

— Это огромное недопонимание. Я люблю парней.

— Семпай, тебе не стоит так говорить в подобном месте. Только что как минимум шестеро человек оживились.

— И всё же. Я не ненавижу парней. Просто не понимаю их и оттого смущаюсь. Моя соседка говорит, что я кажусь скучной.

Впервые я встречаю кого-то, говорящего такое без сожаления.

— Ах… Это так романтично. Я тоже хочу влюбиться…

— Тогда почему не попытаешься?

— Н-невозможно! Абсолютно невозможно! Такая неопытная как я и встречаться с парнем… ах! Это так смущает, я умру только думая об этом. Потому я удовлетворяюсь мангой и ранобэ.

— Какие странные наклонности.

— Однако вы занимаетесь непристойностями, когда вы одни?

— Кха!! Уах!

Стелла поперхнулась от такой неожиданной подачи.

— О-о-о чём ты таком говоришь?!

— Я просто хочу знать каково это быть настоящей парочкой!

Аясэ в тот момент была крайне похожа на репортёршу. Образ Аясэ, усердной кендоистки, в глазах Стеллы с треском рассыпался. Сейчас она ничем не отличалась от других девушек-монстров с интересом к любовным утехам.

— Мы ничем не занимались. Я даже не знакома с его семьёй, потому для этого всего ещё слишком рано.

— Правда? В манге для девочек они занимаются всякими непристойностями постоянно и без благословений от семьи и всего такого, вот я и подумала…

— Что, правда?! То есть не обсуждают помолвку перед таким?

Стелла была близка к расстройству.

— Из твоих слов я поняла, что ты бы хотела заняться всяким с Курогане-куном, так?

Не в бровь, а в глаз. После всего сказанного, уже нет смысла скрывать что-либо. Может быть ей даже станет легче, если она об этом поговорит. Ведь даже глубоко под водой Стелла размышляла о своих тайных желаниях.

— Э-это. Я не буду говорить многого, но… Я бы хотела быть немного ближе к Икки и делать вещи, которыми занимаются влюблённые…

— Так почему ты просто не сделаешь это?

— …Если бы я могла, то не мучилась бы так сильно.

— Почему?

— Ну… девушке неприлично предлагать такое первой.

— Правда? А я считаю, что флиртовать или заниматься непристойностями с любимым вполне нормально. Даже наоборот, не будет ли противоестественно, если вы не будете?

...А?

Теперь она осознала, что всё действительно так. Абсолютно нормально желать более глубокой связи со своей половинкой. И это справедливо для них обоих.

— Но я всё же думаю, что надо быть аккуратнее… ведь если я буду слишком напориста, он может посчитать меня извращенкой или и вовсе возненавидеть…

— Давай назовём это барьером, который ты стараешься преодолеть своей настойчивостью, но будет ли Курогане-кун таким хладнокровным, чтобы возненавидеть тебя за это?

— Н-не будет!

— Тогда в чём проблема?

Н-ну… а?

Всё как она и сказала. Нет причин противиться. И почему только она раньше этого не поняла? Стелла наклонила голову, глядя на Аясэ. Может ли быть, что это «безумство от любви»?

— Я считаю, что важнее всего не растрачивать попусту время, которое можно провести с любимым. Мы люди, и жизнь такова, что когда-то всем нам суждено расстаться.

Аясэ говорила это как-то по-взрослому.

— …Только что… Ты впервые говорила как настоящая старшеклассница.

— Это, конечно, только моё мнение. Но мне кажется, что и Курогане-кун хотел бы заняться с тобой всяким.

— Почему это?

— Ты осматривала бассейн, когда входила, потому, наверно, не заметила, но, когда ты пришла в бикини, Курогане-кун смотрел на тебя тем самым супер-извращенским взглядом. Его взгляд ощущался таким неприличным, что было забавно наблюдать.

— ?!

Боже… Это ошибка, которую Стелла будет помнить всю жизнь. Она должна была заметить. Она огорчилась от осознания того, что не заметила.

Пока Стеллу съедало чувство досады —

— А? Аясэ-сан уже достигла своего предела?

Икки, уходивший отнести пляжный мяч, вернулся.

— Нет. Я просто немного поговорила с Вермиллион-сан.

— Понятно. А, как прошло? Ощущаешь давление сознания на тебя?

— Ага, я поняла смысл этой тренировки. Потому я попытаюсь ещё раз. Ничего если я пойду пробовать вон туда? Мне нужно немного больше места.

— Хорошо.

— А ещё, кажется Вермиллион-сан хотела обсудить с тобой что-то важное.

— Чт —?!

Стелла выпустила вздох, который казался криком, в ответ на это заявление. Но Аясэ подмигнула, будто говоря: «Это мои извинения за монополизацию твоего парня в последние несколько дней ♪», — и быстро удалилась подальше от парочки.

— Мне не нужны такие извинения!!!

Часть 5

После ухода Аясэ, Икки и Стелла сели на скамейку неподалёку от воды.

— Итак, о чём ты хотела со мной поговорить?

— …Эм…

Стелла не была готова ответить. Но тут уже ничего не поделаешь. Даже при том, что в теории проблемы она разобралась с помощью Аясэ, это всё ещё было лишь теорией.

Почему она посчитала, что Икки возненавидит её за предложение стать ближе? Почему она не поняла, что это не та причина, по которой Икки резко изменит своё отношение к ней? Стелла незамедлительно поняла причину, когда посмотрела на лицо Икки.

Это смущение.

Вот почему она не понимала этого, выдумывала оправдания и откладывала решение вопроса. Или может быть, думала она, может быть Икки будет тем, кто сделает первый шаг? Довольно эгоистично. Но даже так, для неё пойти и сказать: «поцелуй меня» — это слишком…

Я никак не смогу сделать что-то столь смущающее .

— …Стелла?

— А, прости! Важный разговор, да? Эм…

Но так как её путь к отступлению был заблокирован Аясэ, ей нужно что-то сказать…

— А-а-а, мой купальник! Бикини, которое я надела сегодня. Как тебе?!..

— Конечно, смотрится здорово. У тебя прекрасный вкус, и оно тебе очень идёт.

Икки ответил Стелле со своим обычным добрым выражением лица.

Но почему-то Стеллу это обеспокоило. Аясэ сказала, что Икки очень похотливо смотрел на бикини Стеллы, так почему он так спокойно отвечает? Почему-то это выглядело как маска.

— …На самом деле, мне тоже нужно сказать тебе кое-что важное.

— Тебе тоже?

Неожиданно. Что бы это могло быть?

Может он хочет оценки его плавок. Тогда как ей ответить? Для Стеллы Икки был наикрутейшим, что бы ни надел, но вот так просто это сказать она не сможет —

— Мы… эм… Наши отношения. Всё ли с ними нормально?

— Э….

— Я долго об этом думал, мы ведь за этот месяц не сделали ничего, чем занимаются парочки. Это меня беспокоит…

Сердце Стеллы замерло пять раз за время, пока Икки говорил эти слова.

«За этот месяц не сделали ничего, чем занимаются парочки».

Этих слов Стелла и боялась. Даже от мыслей о них ей было страшно. Но сейчас это сказал её парень. В тот же момент её окатило холодом от понимания этих слов.

Как я и думала… Икки недоволен нашими отношениями.

Но он всё ещё терпит. Уже целый месяц.

Он потерял интерес… ко мне.

Оглядываясь назад, это было очевидно. У Икки есть Шизуку. У него есть красивая ученица, которая старше него. Были ещё девушки вроде Кусакабе или других одноклассниц. Вокруг Икки было множество девушек, влюблённых в него. У него нет причин беспокоиться об эгоистичной принцессе вроде неё, которая не давала к себе прикоснуться так долго.

— …Потому я хотел поговорить о нас.

Нет!

Она понимала, что он хочет предложить вернуться к прежним отношениям.

Она не желала этого слышать. У неё больше не было сил говорить с Икки, и она не сможет выдержать, если он продолжит.

— Потому Стелла —

— Й-я знаю! На самом деле я хотела поговорить о том же, а не о моём купальнике!

Её голос становился всё тише, а она повернулась к Икки спиной.

— Э-это ведь невозможно, чтобы принцесса встречалась с простолюдином. Всё с самого начала было неправильно. Мы слишком разные. Тебе ведь куда больше нравятся девушки как семпай, позволяющие трогать их, чем такая, как я, которая тебе этого не позволяла!

— А? Подожди минутку, Стелла! Что ты такое говоришь?!

— Что значит что?! Расставание, ты же о расставании, да?! Тебе не нужна девушка, которая не позволяет тебе такого, да?!

— Ка —?!

Икки широко открыл глаза в ответ на её внезапный взрыв. Он совершенно не понимал, что за чушь она сейчас говорит.

— Всё не так, Стелла! Просто успокойся, и давай всё обсудим!

Лицо Икки было бледным, как у мертвеца. Он дотронулся до плеч Стеллы, чтобы попытаться её успокоить, но —

— Не трогай меня!

Стелла резко оттолкнула руки Икки. Он мельком заметил сквозь её красные волосы, как что-то капнуло с её лица.

Стелла плачет?

Сейчас Икки должен узнать, почему она хочет расстаться. Если он сейчас промедлит, то всё будет кончено. Вот почему он хотел услышать причину, но —

— Если я сделал что-то, чем заставил тебя меня ненавидеть, пожалуйста, скажи. Я извинюсь. Прошу тебя.

— …Это ты меня ненавидишь.

— Неправда! Почему ты так думаешь? Я никогда ничего подобного не говорил!

— Я знаю это и без твоих слов!

— Нет, ты всё не так поняла! Пожалуйста, успокойся!

— Я спокойна! *Хи-и-ик*

— Ничего подобного! Почему ты считаешь, что я тебя ненавижу?! Ты так говоришь, но разве это не ты меня ненавидишь?!

Икки был шокирован такой ситуацией. Его возлюбленная пыталась с ним порвать, потому ничего не поделаешь. Он любит Стеллу и поэтому его попытки оставаться спокойным провалились. Голос Икки стал громче, потому казалось, что он начал кричать.

— Неправда! Я люблю тебя!

— Нет, это я тебя люблю!

— Враньё! Это я абсолютно супер люблю тебя! Когда я спросила тебя о моём купальнике, ты просто сказал о моём внешнем виде! Я тебя вообще не забочу! Всё время, пока я не позволяла себя трогать! Похотливый взгляд, о котором говорила семпай. Очевидно, что ты смотрел на неё!

— Какого?! Это грубо! Если ты не прекратишь, то я разозлюсь!

— Ты уже разозлился, дурак!

— Потому что ты ложно меня обвиняешь! Когда моя любимая выглядит столь очаровательно и пленительно, как я могу смотреть на другую?!

— Тогда почему ты был тихим и спокойным, когда я спросила тебя о моём бикини?!

— Разумеется я был спокойным, когда ты спросила. Но… но… я не могу просто взять и сказать всю правду! Что я был возбуждён, и моё сердце буквально выпрыгивало из груди! Что если ты посчитаешь меня извращенцем или возненавидишь?! И ты говоришь, что любишь меня, но даже не брала меня за руку весь этот месяц!

— Потому что я, как и ты, не могла сказать прямо! Что если ты посчитаешь меня развратной женщиной и разочаруешься?!

— Тогда почему мы ругаемся?!

— Не знаю! Я ничего, ничего не понимаю!!!

Они ругались, не обращая внимания на людей вокруг.

...Ха?

В тот же момент они поняли, что их перепалка превратилась в нечто глупое.

— Эм, простите, дорогие посетители. Тут есть и другие посетители, потому не могли бы вы перенести ваше воркование или флирт, я не совсем уверена, куда-нибудь в другое место, где не так много людей?

— !!!

Оглянувшись, они заметили взгляды окружающих, такие пристальные, словно посетители изучали зверушек в зоопарке. Не покраснеть под таким явным интересом было невозможно.

— И-извините!

— Простите нас, пожалуйста!

Они рванули к детскому бассейну в пятидесяти метрах оттуда, будто убегая от папарацци.

Здесь не было никого, кроме Стеллы и Икки. Детей также не было, ведь сезон ещё не начался. Они вошли под зонтовидный фонтан в центре бассейна. Вода, падая загораживала собой всё, что за ней, а шум от неё не давал услышать голоса парочки откуда-либо извне.

Только они знали, что там произойдёт. Изолированное пространство и потому…

— Икки, пожалуйста, не смотри сюда пока что…

— Хорошо. Я тоже не хочу, чтобы ты видела моё лицо сейчас, потому всё в порядке…

Почему-то им было крайне неловко. Хорошо, что они убежали вместе и всё такое, но от осознания недавней сцены им было неловко смотреть друг другу в глаза.

…Однако —

— Слушай… Стелла.

— …Что?

— … Давай одновременно скажем то, чего больше всего хотим в данный момент.

— …Ладно.

Конечно, их ссора была крайне глупой, но отнюдь не бессмысленной.

— Хочу поцеловать.

Потому что они поняли, как влечёт к ним их вторую половинку. На секунду они удивились, но смотрели друг на друга. Больше не было смущения, и никто не отвёл взгляда.

Глаза Икки отражались в смотрящих на него снизу-вверх глазах Стеллы, которая их медленно закрыла. Маленькая слезинка оставалась на краю её глаза, Икки нежно стёр её и этой же рукой коснулся её мягкой щеки.

Тело Стеллы напряглось. Её мягкие щёчки и длинные ресницы слегка задрожали. Но она не отвернулась, а полностью доверила себя Икки. Это сделало его по-настоящему счастливым…

Под звуки падающей воды губы Икки нажали на губы Стеллы. Нажали… не так, слегка коснулись...

Но ощущалось будто их губы в огне.

Конечно. Ранее были только поцелуи в щёку от друзей и семьи, но поцелуев в губы определённо раньше не было. Другими словами, их отношения сейчас стали полноценными и живыми как никогда. Они доказали весомость их слов. Их первое настоящее доказательство любви.

— …Эй, Икки.

— Что?

— Ты ненавидишь непослушных девушек, которые хотят, чтобы их поцеловали?

— Во всём мире не найдётся мужчины, который бы не любил непослушных девушек. А ты ненавидишь парней, похотливо глядящих на тебя?

— Ненавижу. Но тебе я разрешаю…

После шага вперёд неуверенности больше не было. Второй поцелуй был крепче и глубже, чем первый.

— М-м…

Это нельзя было назвать взрослым поцелуем, но он был между любящими друг друга людьми.

…Итак, несмотря на все трудности, этот день стал незабываемым для них обоих.

Часть 6

Когда они выходили из бассейна, солнце уже садилось. Все трое проголодались, потому решили поужинать в городе перед возвращением в общежитие. Икки узнал у девушек, не хотят ли они чего-то определённого, но, так как особых предпочтений у них не оказалось, повёл в обычный семейный ресторанчик.

Икки заказал себе большую порцию пшеничной лапши, Аясэ комплексный обед, а Стелла четыре куска мяса гриль и три стейка.

— Вермиллион-сан, у тебя просто отличный аппетит.

— …У меня нет выбора. Если я ем меньше, то тело отказывается двигаться.

— Но как ты умудряешься сохранять такую классную фигуру? По некоторым причинам я к такому не склонна.

Стелла раньше не задумывалась о том, что много ест. Она немного покраснела от смущения, но её руки не останавливались.

*Хрум* *Хрум*

Она продолжала уплетать свой ужин. Что ж, для такой силы нужно соизмеримое количество топлива.

Аясэ улыбнулась, наблюдая за Стеллой.

— Почему-то ты не выглядишь как принцесса.

— *Чавк* А? Что ты имеешь в виду?

— Ничего плохого. Просто с тобой легко говорить, и кушаешь ты так же как мы.

— Меня обучали манерам, но мы же сейчас не там, где они нужны, да?

Стелла окинула взглядом маленький ресторанчик, где они находились. Лязг посуды, звуки приходящих и уходящих клиентов, плач ребёнка, громкие голоса и смех старшеклассников, всё это смешалось. Если она в подобном месте будет единственной, показывающей элегантные манеры, её определённо назовут странной.

— Нужно правильно выбирать время и место. И в манерах, и в фехтовании. Вот в чём суть.

— Аха-ха, хорошо сказано.

Аясэ ярко улыбнулась, хоть ей и указали на её неопытность.

— Сегодня было… нет, сегодня тоже было очень продуктивным. С того момента, как я начала тренироваться с Курогане-куном, каждый день — новое открытие… Я всё ещё недостаточно опытна чтобы изучать секретные техники отца, но чувствую, как становлюсь к этому ближе. Не знаю, как мне выразить всю благодарность тебе.

— Всё потому, что ты усердно работала. А ещё я считаю, что твоя проблема очень скоро решится, и ты постигнешь секреты отца. Я всего лишь дал тебе небольшой толчок, потому не нужно меня благодарить.

— Нет… всё, чему я научилась... Для меня это очень важно.

— Это потому, что ты участвуешь в отборочных?

— Да. Я уже третьегодка. Это мой последний шанс поучаствовать в Фестивале Меча. Потому я хочу выиграть, несмотря ни на что. Я обязана попасть на Фестиваль и вернуть то, что мне дорого. Вот почему сейчас мне нужна сила.

…Хм?

В глазах Аясэ Икки видел сильное чувство. Это злость… и не простая злость, а близкая к желанию убийства сильная ненависть.

Что довело её до такого…

— Аха-ха-ха, ты тока глянь! Знакомые всё лица! Думал глюки, а это в натуре ты, Аясэ!

Из-за спины Икки громкий голос назвал имя Аясэ.

— ?!

На секунду её глаза широко распахнулись от удивления. Там, куда она смотрела, стоял парень около ста восьмидесяти сантиметров роста с грязными крашеными волосами и глазами санпаку, спрятанными за солнцезащитными очками. Даже при том, что эта зона для некурящих, он курил сигарету и был одет в чрезвычайно вычурное пальто. На его голой груди виднелось тату в виде смеющегося черепа, и это также повлияло на окружающих посетителей.

Увидев его лицо, Икки понял, что это за личность. Он был членом шайки хулиганов, которых Икки видел, заходя в магазин.

— Давно не виделись! Даже интересно стало, куда ты делась, а ты тут ошиваешься. Аха-ха, ну ты прикинь.

— Эй, Кураудо, с кем там болтаешь?

— Погнали в аркады.

— О! Да это ж Аясэ-чан. Давно не ви-и-иделись.

— Я волновался с тех пор, как ты недавно не пришла поиграть! Аха-ха.

— Ты немного подросла? Оу.

Около десяти парней, выглядящих как гопники, уставились на столик Икки из-за парня с черепом. Кажется, они были знакомы с Аясэ, но она не смотрела на них… Она лишь сильнее сжала губы, стараясь сохранить самообладание.

Видя её реакцию, Икки решился на следующий шаг.

— Я извиняюсь, парни, но не могли бы вы уйти? Вы мешаете моей подруге.

— А?! Какого чёрта?!

— Что ты, блять, сказал?! Я тя прикончу!

Икки проигнорировал их угрозы. Он понимал, что тут только один парень умеет драться. Он смотрел на него, на парня с черепом на груди, названного Кураудо.

Тот задал Икки странный вопрос, с интересом глядя на него.

— …Ты. Ты мечник?

— Это заметно?

— Хах, ну да. У вас, ублюдков, особенная аура, и всё такое.

Сказав это, он взял со стола бутылку пива и стакан.

— Извиняй за это беспокойство во время ужина, бро. Я просто хотел поговорить со своей знакомой.

Он налил пива в стакан и поставил перед Икки.

— Я извиняюсь, прими это.

— Ах, и ты меня прости.

Он хотел сказать, что это пиво не принадлежит Кураудо, но не хотел раззадорить этого парня, потому наклонился за стаканом, что тот ему дал.

— Икки!

— Курогане-кун!

Парень ударил Икки бутылкой по затылку.

Часть 7

Другие посетители тут же закричали. Бутылка разбилась вдребезги, и осколки разлетелись повсюду. Удар был такой силы, что Икки согнулся и упал на стол.

— ХА-ХА! Мечник всегда должен быть наготове, идиотина!

— АХА-ХАХ, он сделал это!

— Как и ожидалось от Кураудо-сана! Какой отвратный сукин сын!

— Лежи и смотри!

В ответ на жестокость татуированного, парни вокруг зааплодировали.

— Спасибо. Как видишь, я люблю ломать меченосных ублюдков. Давай начнём. Я уверен, у тебя он есть. Девайс.

Парень призвал блестящий, костяного цвета, нодати * с пилоподобным клинком. Его Девайс.

Верно, его вычурное пальто было формой Академии Донро, рыцарской академии Токио, как и Хагун. Он был блейзером, как и Икки.

— Ублюдок! Надеюсь, ты готов стать пеплом!!

Увидев, как Икки ранили, Стелла пришла в ярость, от её пылающих волос исходил жар. Она собиралась призвать Леватейн, но —

— Остановись, Стелла.

Была остановлена Икки. Он встал как ни в чём не бывало.

— …Нет нужды раздувать ссору. У него просто соскочила рука.

Из-под волос у него шла кровь, но он сказал это с улыбкой.

— Ч-что ты такое говоришь?!

— Всего лишь царапина и мокрая одежда. Нет причин драться.

Икки остановил Стеллу этими словами. Если бы она призвала Девайс и начала бой, это было бы уже не остановить. Это грозило исключением. Поэтому Икки её и остановил, но…

— «БУАХАХАХАХАХАХАХААХАХА-ХАХАХА-ХАХАХАХАХ!!!!»

Кажется, прихвостни татуированного посчитали это трусостью и стали дразнить Икки, тыкая в него пальцами.

— Эй, эй, эй, серьёзно! Он всё ещё такой безвольный, хоть и получил удар в голову.

— Я понимаю, что Кураудо-сан пугающий, но этот слишком бесхребетный.

— А-аха-ха-ха, хорош, я щас лопну. Он тако-о-ой жалкий!

— Ха-ха! Афигеть. Давать заднюю, хоть и мечник. У тебя вообще яйца есть?!

Парень с черепом ещё раз окатил Икки оскорблениями и рассмеялся. Но Курогане не ответил и лишь грустно улыбнулся. Видя это, Кураудо плюнул на него.

— !

Градус ярости Стеллы поднялся ещё раз, но Икки её осадил. Даже после этого он не лез в драку, отчего парень с черепом загрустил.

— Хах, скука смертная. С таким цыплёнком даже драться стыдно. Мы уходим.

Сказав это, он зашагал к выходу.

— Пока-пока, маленький трусишка.

— Разве не круто? Кураудо не обижает убогих.

— Точно-точно. Повезло тебе быть таким слабаком, да? Аха-ха-ха.

Когда они ушли, к Икки подбежал мужчина, выглядевший как менеджер этого заведения. Безумно нервничая, он склонился перед ним.

— Примите мои извинения, дорогой посетитель! Вы в порядке?! Я вызову скорую…

— А-а-а-а, всё хорошо, хорошо. Однако у вас здесь есть аптечка? Можете её принести, мне нужна первая помощь.

— Д-да, сию секунду!

Менеджер принёс аптечку, о которой просил Икки. Другие работники старались успокоить посетителей. Сейчас ситуация разрешилась меньшей кровью, чем ожидалось, Икки удостоверился в этом пока вытирался от слюней.

— …Каким-то образом ты смогла надуться вдвое сильнее, чем обычно, Стелла.

Икки сказал это Стелле, надувшей одну щёку как шарик.

— Ещё бы тут не злиться! Выслушивать такого отброса! Икки, почему не уклонился от той бутылки? Это так сложно?

— Если бы я это сделал, он мог зайти куда дальше… а я не могу начинать драку в подобном месте, не так ли?

— Ну… так-то оно так, но… Ты бы справился с этим отбросом не используя Интетсу, ведь так?

— Я в этом сомневаюсь.

— О чём ты?

— Парень с татуировкой черепа довольно силён. Тяжёлый оппонент для рукопашной.

— Разумеется, будет тяжело. Он вошёл в восьмёрку лучших на Фестивале в прошлом году, в конце концов ♪.

Стелла и Икки были шокированы, когда в их разговор вмешался парень с невероятно звонким голосом.

Почему они так удивились? Потому что владелец голоса появился на столе из ниоткуда, без каких-либо предпосылок к этому, будто в просматриваемый ими фильм вставили другой.

Пепельно-серые волосы и золотые глаза, не бликующие от света. Парень говорил с Икки с улыбкой, кажущейся приклеенной к его лицу.

— Аха-ха. Что за беда, что за катастрофа! Связаться с печально известным асом Академии Донро, Пожирателем мечей Курашики Кураудо, бойцовским псом, побеждающим каждого, на кого положит глаз… Но твоё решение было верным, Худший.

— Хнык-хнык… Да, точно. Ты был прав.

В следующий момент появилась ещё одна персона. Хоть она и находилась в помещении, она всё равно держала над собой зонтик, а на голове была шляпа с широкими полями, из-за которых не видно глаз. Видно лишь подбородок и блестящие светлые волосы. На ней было белоснежное платье с пышной юбкой, как у аристократок, и это запечатлелось в их глазах.

Даже при том, что она была полностью в белом, Икки и Стелла почувствовали ни с чем несравнимое чувство отвращения. Потому что на какой-то момент её присутствие ощущалось больше как скопление свежей крови.

Почему же так? Икки знал причину. Её окутывал плотный запах крови, который не скрыть, сколько парфюма не используй. …Здесь не может быть ошибки, она не так проста, как кажется.

— Если бы вы сейчас ответили им, то у нас бы не осталось иного выхода, кроме как задержать всех вас.

Сказала девушка в белом со старо-японским акцентом, будто пела. Это совсем не нравилось Стелле, которая была настороже. Она шёпотом спросила у Икки —

— Кто эти люди?.. Что они?

— Вице-президент студенческого совета Академии Хагун Мисоги Утаката-сан и казначей Тотокубара Каната-сан.

— …Тотокубара! Ты?..

Это имя, которое Стелла много раз слышала.

Тотокубара Каната, также известная как Алая Леди. Во внутренней ранговой системе школы она вторая. Рыцарь B-ранга. В результате некоторых обстоятельств ей было разрешено принимать участие в настоящих боях. За её плечами рекорд по уничтожению организаций и баз армии Восстания. Она студент с реальным боевым опытом.

— Кажется, представляться нам не нужно… однако, Курогане-кун, ты отлично справился с этой ситуацией. Пожиратель Мечей — это человек, атакующий учащихся других школ без предупреждения, и уничтожающий додзё по всему городу. В любом случае, с ним довольно сложно совладать, если он разозлится. Спасибо тебе, ты и нас спас от этой проблемы. И ещё раз спасибо. Так уж вышло, что мы тебя слишком недооценили.

— Кажется, победа над Ренрен была не просто лишь большой удачей. Твоя способность видеть людей в бою насквозь именно такая, как принцесса Якша говорила. Нам нужно изменить мнение о тебе.

— Аха-ха, это точно… Что ж, пожалуйста, покажи мне свою рану. Я вылечу.

— Нет, не стоит утруждать себя.

— Всё нормально, нормально ♪. Просто оставь всё на семпая. Боль, боль, уйди~!

Сказав это, Утаката дотронулся до раны Икки.

— Всё, вылечил.

Повреждённая кожа и все кровоподтёки исцелились за долю секунды.

— Чт —!

Икки очень удивился.

Конечно, рана была несерьёзной. Он не уклонился, но и повреждения получил не очень значительные, однако рана всё равно достигла кости. Это можно назвать «жестокой» раной. Даже Шизуку, с её контролем магии А класса потратила бы на лечение некоторое время.

Нет, это нельзя назвать лечением. Рана будто сама исчезла. Это определённо не обычная магия исцеления.

Мисоги Утаката, именуемый 50 на 50. В чём же его сила? Никаких сомнений, что это не нечто обычное, но…

— Аха-ха, тебе не нужно рассматривать меня с таким страшным лицом. Я не участвую в отборочных.

— А, извини. Ты меня вылечил, а я повёл себя грубо.

— Аха-ха, всё в порядке, в порядке. Это то, что делает тебя рыцарем. Что ж, мы закончили с лечением кохая, потому уходим. Пошли, Каната.

— Да, вице-президент.

— Вы, ребята, следите за своей ночной жизнью.

С этими словами Мисоги Утаката и Тотокубара Каната ушли.

После их ухода Икки вздохнул с облегчением, а усталость ворвалась в него после взгляда в окно. На улице уже сумерки.

…Сумерки катастрофы… подходящее название.

Одно событие за другим. И всё же, он не мог надолго поддаться влиянию ауры тех, кто уже ушёл. Для Икки сейчас было кое-что интереснее.

— …Аяцудзи-сан.

— !

Похоже, она надеялась, что разговор к ней не вернётся. Девушка отвернулась с недовольным лицом, но Икки всё равно спросил.

— Так в каких отношениях ты с этими людьми?

Та тусовка знала её имя. Аясэ не была столь известна, чтобы засветиться в СМИ, из чего следует вывод, что они знакомы лично. Но с первого взгляда ясно, что отношения у них не дружеские. Это очевидно, если увидеть взгляд Аясэ. Итак —

— Ты можешь не отвечать, если не хочешь. Но… тебе определённо не понравилось, когда они заговорили с тобой. Если у тебя какие-то проблемы с этими парнями, то я могу доверить тебе мою силу.

Он хотел помочь ей как друг. После слов Икки, её выражение лица слегка смягчилось, и она попыталась ответить.

— …Это…

В тот же момент студенческие КПК зазвонили, оповещая о полученном сообщении. Звук доносился от Икки и Аясэ одновременно. Икки заинтересовался отправителем. Это был Исполнительный Комитет Отборочных Матчей.

…У него было крайне плохое предчувствие. Его худшие догадки подтвердились после прочтения сообщения.

«Претендент Курогане Икки, Ваш десятый соперник на отборочных матчах определён: третий год, класс один, претендент Аяцудзи Аясэ».

…Как вовремя.

Без сомнения, сообщение, полученное Аясэ, выглядело аналогично. Посмотрев на неё, можно было увидеть, как кровь отхлынула от её лица.

— Это, а-ах, извините! Моя соседка, я получила письмо от соседки с просьбой срочно вернуться. Пожалуйста, простите меня за сегодня!

Её лицо побелело. Он соврала. Это было уведомление о матче, оттуда и появилась её неуклюжесть.

— …Ага, увидимся завтра.

Сказав это, Икки не стал задерживать Аясэ. Ему было интересно узнать об её отношениях с Кураудо, но это не то, что нужно было выпытывать прямо сейчас. Чувство неловкости никуда не делось, потому он мог просто спросить позже.

— …Да… до завтра.

Подняв свои вещи со стола, Аясэ быстро удалилась, будто убегая от Икки и Стеллы.

— Она выглядела ужасно. Что случилось?

Икки показал сообщение Стелле, не понимавшей ситуации.

— …Полный аврал…

— Ирония судьбы. Если бы у меня был выбор, я бы не стал драться с ней.

— Кстати о причинах, разве семпай не говорила, что хочет вернуть нечто дорогое ей?

— Да.

— Ты же не поддашься ей, верно?

— Я похож на того, кто собирается поддаться?

Стеллу удовлетворил этот ответ.

— Не похож. Прости за глупый вопрос.

Верно. Икки не станет этого делать. Будь то даже Стелла, Шизуку или кто угодно ещё, он не поддастся. Это рыцарская честь. Но всё же, он бы хотел предотвратить бой с Аясэ.

…Она сказала, что встретится со мной завтра, но Аяцудзи-сан не будет ходить на тренировки некоторое время.

Его догадка попала прямо в точку. С того дня Аясэ больше ни разу не показалась перед Икки.

Часть 8

— И всё же, тот вчерашний парень просто шедеврален.

— Ха-ха, думаю это тот тип, что ты называешь слабыми букашками.

— Оставался тряпкой даже когда его так унизили. Такой жа-а-алкий.

— Это не так, Мисато. Довольно умно не противиться Кураудо-сану.

— Аха-ха-ха-ха. Верно, верно. Это нормально избегать боёв, которые не можешь выиграть.

В месте, выглядящем как их база, парни из шайки сыпали ругательствами и курили. Тема разговора? Постыдная сторона человека, встреченного ими в семейном ресторанчике.

— …Ха-ха, вы, парни, так думаете?

Неподалёку Кураудо пил что-то алкогольное и смотрел на лунный свет, проходивший через рухнувшую часть крыши.

— Да, естесно! Это ж был сорняк, не имеющий хребта, чтобы даже рядом с тобой стоять, Кураудо, не то, что драться.

— Верно. Этот цыплёнок не достоин быть твоим соперником. Я бы побил его одной рукой, привязанной за спиной.

— Гья-ха-ха-ха.

*Бугага* *Бугага*

Что тут смешного?

Но они продолжили хохотать.

— Ха-ха.

Кураудо ещё раз взглянул на луну.

…Недоумки. Вы вообще ничего не понимаете.

Он запомнил взгляд Икки, направленный точно на него. Не было ни следа страха или нервозности. Только холодное спокойствие, будто у текущей воды. Икки думал только о том, как решить проблему минимальной кровью. И принятие удара Кураудо было частью его плана. От него исходила такая аура, что это сразу было понятно. Абсолютно точно, что он мог с лёгкостью избежать того удара.

— Что за высокоуровневый ублюдок?! Значит, провокации такого уровня не заставят тебя шевелиться, да… Аха-ха-ха.

Что ж, всё было в порядке. Человек такого мастерства определённо пройдёт на Фестиваль Искусства Меча Семи Звёзд.

Жду не дождусь, когда смогу размазать этого ублюдка.

Кураудо допил содержимое стакана, а всё его нутро трепетало в ожидании встречи с достойным соперником, коих давно не было.

Часть 9

Уже третий день Аясэ не присоединяется к их тренировкам. Она не показывалась перед ними даже при том, что это день перед матчем с Икки. От этого Стелла выпустила скучающий вздох.

— В итоге семпай так ни разу и не пришла…

— О, боже. Разве для тебя это не хорошо? Разве не ты завидовала Аяцудзи-сан, что та оккупировала всё свободное время Онии-самы?

— …Замолчи. То было тогда, а это сейчас. Ей наверняка одиноко сейчас.

— Какая эгоистичная личность… но, возможно, это одна из твоих лучших черт.

— Ты что-то сказала?

— У тебя толстые ноги.

— НЕТ, ЭТО НЕ ТАК!

Икки посмотрел на девушек, ведущих свой обычный разговор, и не смог понять хорошие между ними отношения или плохие. В его руке был студенческий ноутбук.

Высокая фигура Арисуин приблизилась к Икки.

— Она с тобой не пыталась связаться?

— …Ну.

— Серьёзно?

Икки поднял голову, чтобы посмотреть на Арисуин, который стоял с обычной улыбкой, но глазами будто пытался что-то отыскать.

— …Не веришь?

— Давай будем считать, что я просто волнуюсь. Я могу чего-то не понимать, но Аясэ-сан довольно ясно выразила желание достичь своей цели. И для этого ей нужно попасть на Фестиваль. Поэтому ей нельзя проиграть завтрашний матч против тебя.

Количество людей, которые пройдут на Фестиваль после отборочных, равно шести. По словам их учительницы Ореки-сенсей, каждый студент пройдёт через двенадцать матчей. Этого достаточно, чтобы остаться непобеждённым. Другими словами, лучше думать о том, что одно единственное поражение уже означает исключение из соревнования.

— Но в обычном бою у неё нет шансов на победу. Это очевидно — силы слишком неравны. Она знает это не понаслышке, ведь училась у тебя. А это значит, что ей нужно придумать нечто, дабы победить заранее. Я ошибаюсь?

— Ты очень проницательна.

Икки развернул и передал свой ноутбук Арисуин. На экране было отображено письмо. Отправитель — Аяцудзи Аясэ.

«Мне нужно кое-что важное обсудить с тобой. Мне нужна твоя сила. Завтра в 3:00. Встретимся на крыше главного здания школы».

— Я получил его сегодня утром.

— Слишком похоже на ловушку… думается.

— Аха-ха… определённо. Но это не ловушка.

— Ты уверен?

— Я в неё верю. Аяцудзи-сан не опустится до такой низости. Я могу это понять, хоть и тренировался с ней всего несколько дней.

Для Икки Аясэ была очень серьёзной, трудолюбивой и честной девушкой. А ещё —

— Она сказала, что ей нравятся мои руки.

Она сказала это человеку с руками чернорабочего, грубыми и жёсткими. Она, кто уважает чужую тяжёлую работу, определённо не сделает ничего низкого в матче между рыцарями.

— Потому я пойду на эту встречу.

Аясэ — важный для него друг. И его друг хочет с ним посоветоваться. Он не может отказаться. Икки прояснил это. Потому Арисуин —

— Ты ослепителен.

Показав горькую улыбку, Арисуин протянул руку в сторону Икки, который был так близко, но в то же время и так далеко.

— Ослепителен?

— Да, очень. Настолько, что я завидую. Люди как Стелла-чан или Шизуку, которые могут любить всем сердцем и ты, так сильно доверяющий кому-то… Видя это, вспоминаю, насколько я жалкая. Для меня такая простая вера в кого-то невозможна.

После этого, лицо Арисуин стало очень серьёзным, как никогда раньше, и он дал Икки совет.

— Но именно поэтому я могу понять то, чего другие не понимают… Возможно, я лезу не в своё дело, но ты должен быть готов разорвать с ней все связи. Если ты снимешь с человека маску, то не захочешь знать, какая ложь скрыта за ней. Если ты не воспримешь эту ситуацию всерьёз, то можешь и не победить в матче, в котором нельзя проиграть. Как было с Охотником.

— Теперь я припоминаю, ведь ты и тогда давала мне советы? Но всё в порядке. Я уже решил, что для меня важнее всего.

Сказав это, он посмотрел на Стеллу, продолжавшую спорить с Шизуку.

«Встретиться в матче на Фестивале» — вот, что он ей пообещал. Потому —

— Я не собираюсь нарушать наше с ней обещание. Что бы ни произошло.

— Хе-хе. Кажется, мне не о чем беспокоиться. Извини, я сказала нечто неприятное.

— Не то, чтобы неприятное… возвращаясь к ситуации с Кирихарой и вот сейчас, мне не понравится, если кто-то будет называть важного мне друга, помогающего мне советом, жалким. Даже если ты сама о себе так говоришь.

На секунду, лицо Алисы показало замешательство, но это быстро прошло.

— Хе-хе, говорить нечто столь крутое… я же могу влюбиться в тебя.

— Пожалуйста, не надо так шутить.

Арисуин ответил своей обычной шуткой, потому и Икки говорил в той же манере. Он не стал растягивать этот разговор. Даже если он попытается спросить, Арисуин не скажет ничего больше. Потому… он сфокусировался на более важном в тот момент.

Он посмотрел на крышу здания, утопающую в сумасшедшем красном цвете заката. Завтра она будет ждать его.

Неужели я смогу ей помочь?..

Часть 10

Десять минут до назначенного времени. Икки вышел из комнаты, стараясь не разбудить Стеллу. Прошмыгнул по коридору без единого шороха и вышел на улицу. Пользуясь тусклым лунным светом как проводником, он проследовал к основному зданию школы. Когда он дошёл до освещённого луной здания, шаги начали отдаваться эхом.

Это, обычно оживлённое место, сейчас казалось мёртвым, преисполненным тишины. Икки поднимался на крышу, тишина стала давящей.

Он шёл по ступенькам наверх, пока не оказался перед металлической дверью на крышу, затем открыл её.

Подул ветер, и Икки осветила бледная луна.

Безвкусная сцена предстала перед ним. Плиточный пол и сетчатое ограждение по кругу.

И дующий ветер, и тусклый лунный свет, хоть и было раннее лето, ощущались холодными. И в центре крыши стояла, опираясь спиной на сетку ограждения, одетая в юката Аяцудзи Аясэ.

— Эй, я не видел тебя после того похода в бассейн.

— Да… Хоть я и была той, кто попросил. Прости за мою грубость.

…Хм?

Аясэ, с извиняющимся выражением лица, на секунду показалась Икки смущённой.

Взгляд, направленный на него, выглядел сухим.

Будто её глаза стали стеклянными.

Она привыкла к Икки, потому не отводила взгляд. Но и в тот день, когда он заговорил с ней в бассейне, она смотрела на него так же. Возможно, это из-за её непривычки к общению с противоположным полом.

Но по какой-то причине сегодня её взгляд беспокоил Икки куда больше.

Разве она из тех девушек, что могут смотреть прямо на меня посреди столь тихой ночи?

…Однако называть это смущением — перебор. Потому Икки не нужно спрашивать об этом, да и она явно пришла по другой причине.

— Ничего страшного. После того сообщения всё пошло наперекосяк.

— Да, это так… и ещё, ты пришёл один, как я и просила. Спасибо за это. Но нормально ли вот так оставлять свою девушку и приходить сюда посреди ночи?

— А-ах, так ты заметила. Однако сохрани это в тайне от Стеллы. Она изобьёт меня до полусмерти, если прознает.

Шутя и соглашаясь с ней, Икки перешёл к делу.

— …Так ты об этом хотела поговорить со мной?

— …

Аясэ промолчала. Она собирается с мыслями? Или у этого молчания другая причина? Икки не мог ничего понять, глядя в её, будто стеклянные, глаза.

Но также ничего не произойдёт, если продолжить молчать.

— Если ты не собираешься говорить, то позволь я спрошу.

Икки начал говорить, Аясэ всё так же молчала. На этот раз он принял свою догадку за правду и спросил снова.

— Возвращаясь к нашему прошлому разговору, это Курашики Кураудо забрал у тебя нечто важное?

Икки заметил проблеск колебания в глазах Аясэ.

— …Почему ты так думаешь?

— Всего лишь догадка. Во время ужина, когда ты сказала: «Я собираюсь вернуть то, что для меня важно» — от тебя исходила сильная жажда убийства. И точно такая же жажда была, когда появился Кураудо.

Икки сделал своё заключение исходя из увиденного ранее. Аясэ опустила взгляд и кусала губы.

— А ещё ты сказала, что тебе нужно попасть на Фестиваль для этого. Другими словами, тебе нужно сразиться с кем-то, кто тоже там будет. Пожиратель Мечей один из восьмёрки лучших участников прошлого года и до тех пор, пока Академия Донро не использует специальной системы для отбора своих представителей на Фестиваль, его появление там легко предсказуемо. Исходя из сказанного ранее, человек, с которым ты пытаешься встретиться, забравший у тебя нечто важное, это Пожиратель Мечей, Курашики Кураудо. Или я не прав?

Икки попытался подкрепить свои слова.

— Фу-фу. Как я и думала, Курогане-кун всё понимает. Раз ты сам до всего додумался, то мне уже и добавить нечего.

Догадки Икки попали точно в цель.

— Эй, Курогане-кун. Я позвала тебя сюда сегодня, чтобы попросить кое о чём.

— Попросить о чём?

— Вот. Я слышала от Вермиллион-сан, что у вас с ней есть обещание встретиться в решающем бою на Фестивале. Это так?

Икки не мог понять значения вопроса. Почему Аясэ хотела знать о нём и Стелле? Но также он понял, что её вопрос применим и к ней самой. Для Икки это клятва со Стеллой, а для Аясэ — возвращение чего-то важного.

— Да, если смогу туда добраться. Но всё равно мы где-нибудь сразимся. Когда-нибудь.

— Но что случится, если ты встретишь врага, которого не сможешь победить?

?..

Хоть причины и разные, их позиции были похожими… Она просила его войти в её положение, да?

Он не мог этого понять, но ответил —

— Я буду сражаться изо всех сил, с честью и достоинством.

— Даже если проиграешь?

— Не узнаешь, пока не попробуешь… Даже если проиграю, я не остановлюсь, пока не испробую все варианты, что у меня есть.

Во время матча с Охотником, Икки был готов сдаться, но благодаря Стелле смог найти в себе силы. Раны, полученные в бою, могут быть вылечены после боя и ничто не помешает вступить в следующий, но рана в душе, нанесённая бегством от боя, не затянется никогда. Именно поэтому, даже на пороге поражения, Икки будет драться изо всех сил. Он никогда больше не забудет этого чувства. Однако —

— Я так не думаю. Честность без результатов — это лишь фарс.

Сказав это, Аясэ посмотрела на Икки холодным, как лёд взглядом.

— Э?

Слишком неожиданно услышать подобное от Аясэ. Икки сглотнул.

Он не… не ожидал от неё слов вроде: «Всё хорошо, пока я побеждаю».

…Почему она…

Аясэ, которую он знал, никогда бы не сказала такого, потому он не смог сразу ей ответить. Но… даже если не мог ответить, он увидел. Ниже холодных глаз Аясэ… её губы искривились в насмешливой улыбке. Выражение лица, коего Икки ещё не видел.

Два вопроса посетили его голову.

Это правда Аясэ? Это настоящая Аясэ?

К шокированному Икки с насмешкой обратилась сама Аясэ.

— Вот почему это мой ответ. Без разницы, на что мне надо будет пойти, я одолею своего соперника.

В правой руке она материализовала красный меч Хизумэ.

Звук разрезавшего что-то меча эхом раздался в ночной тишине.

Часть 11

— ?!

Икки насторожился, услышав этот звук. Аясэ определённо использовала какую-то способность для разрезания чего-то.

…Но что именно она разрезала?

Настороженность Икки выросла до предела. Он полностью сосредоточился на восприятии ситуации, отключив различение цветов и звуков.

И сразу же заметил странность.

Перед ним стоит Аясэ. А за её спиной колышется сетка. Почему? Потому что она порезана.

Не было шума, однако, без сомнения, девушка воспользовалась какой-то способностью.

Но зачем? Для чего она разрезала сетку?

Икки пребывал в шоке от непонимания причины… и был ещё сильнее шокирован произошедшим дальше.

По какой-то причине Аясэ падала назад вместе с сеткой с крыши четырёхэтажного здания.

— Чт —?!

Удивление, шок. Но он не позволил этому затуманить рассудок.

Он не понимал смысла её действий. Она прокололась? Или, может быть, за ними что-то скрывается?.. Он не понимал. Но сейчас не было времени размышлять об этом.

В тот же момент голубая аура окружила Икки. Он использовал Итто Шура.

Всю силу по максимуму в течение нескольких секунд. Он рванулся к сетке, чтобы схватить Аясэ. Икки в режиме Итто Шура может с лёгкостью приземлиться даже при падении с четвёртого этажа, но он не может использовать его больше одного раза, а время действия очень сильно ограничено.

Он пробежал вертикально по стене школьного здания и поймал Аясэ, прижав её к себе.

— Как я и думала.

— Т-ты для этого… рисковала своей жизнью?!

— Да. Разве я не сказала ранее, что пойду на всё ради победы? Если бы твой ответ был таким же, как мой, то я бы столкнулась с проблемой, но ты же сама доблесть… Потому мне пришлось использовать силу для победы. Ты определённо лучше меня в фехтовании, да и у тебя есть козырная карта: Итто Шура. У меня не было шансов на победу. Потому всё, что мне оставалось, это убрать эту козырную карту. Я слышала, что больше раза в день ты её использовать не можешь, и ты только что использовал её. Матч начинается в десять, восстановиться ты не успеешь. И теперь, хоть я также не могу победить тебя в бою мечом, у меня появилась возможность при использовании моих способностей рыцаря.

Икки слегка наклонился после её слов. Всё именно так. Итто Шура – техника, позволяющая ему превзойти ограничения, расходуя при этом всю ману, что у него есть. Чтобы противостоять этому, Аясэ нужно было заставить его использовать Итто Шура перед матчем. Он не сможет использовать его ещё раз. Но —

Ошибся ли я… не смог её понять?

Икки и правда думал, что Аясэ честная и трудолюбивая. Что она не станет так плевать на чужую тяжёлую работу. Аясэ, гордящаяся фехтованием отца, была рада лишь тому, что немного к нему приблизилась. Она порой вела себя как ребёнок, когда узнавала нечто новое. Неужели всё это было маской?

— …Когда я в первый раз увидел тебя, я был очень рад, что в школе есть кто-то так же привязанный к мечу, как и я. Я думал, что мы сможем быть друзьями.

— Я очень благодарна за твои напутствия. Я использую всё это, чтобы победить тебя.

— Я не думал, что ты пойдёшь на такое.

— Ты слишком многого от меня ожидал.

— !.. Возможно, Пожиратель Мечей и забрал у тебя нечто, но твои действия сейчас оскорбляют не только меня, но и Стеллу, Шизуку и каждого, кто принимает во всём этом участие! Это оскорбление рыцарской чести! Этим ты оскорбляешь саму себя! И всё это ради возвращения чего-то. Даже если ты в итоге это вернёшь, сможешь ли потом гордиться?! Сможешь с гордостью этим похвалиться?!

— Тебе не нужно об этом беспокоиться.

Аясэ полностью проигнорировала вопросы Икки, выглядевшего огорчённым.

— Что бы ты ни говорил, я одолею тебя. Обязательно.

С этими словами она повернулась к нему спиной. Она была не далеко от него, но казалась очень далёкой. Вскоре он перестал её видеть.

«Ты должен быть готов разорвать с ней все связи. Если ты не воспримешь эту ситуацию всерьёз, то можешь и не победить в матче, в котором нельзя проиграть».

Он помнил слова Арисуин. Всё было именно так. Эти чувства скажутся на его фехтовании.

Так должен ли он разорвать их? Связи с Аясэ. Разрыв, попытки забыть, действительно ли это нормально?

Последствия Итто Шура нахлынули на него как штормовые облака.

Стоя на коленях, Икии единожды —

— Чё-ё-ё-ёрт!!!

— выругался, и упал на газон.

Примечания

  1. (японск.— полевой меч) — японский меч с клинком более 1000мм,носился за спиной или на плече.

Комментарии