Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 1: Выдающийся рыцарь и рыцарь-неудачник.

Часть 1

Блейзеры.

Они необычные люди. Из тысячи найдётся лишь один, способный материализовать свою душу в оружие, называемое Девайсом.

В прошлые века их называли волшебниками и ведьмами. Используя способности, которые наука объяснить не может, сильнейшие из них могут изменять течение времени, но даже слабейшие из них экстраординарны. Хоть они и люди, им подвластны сверхъестественные силы, которые обычному человеку не получить ни с помощью тренировок, ни с помощью технологий.

На сегодняшний день национальные армии и даже местная полиция нуждаются в Блейзерах. Но огромная сила принесла и соответствующую ответственность. Одним из проявлений этого стала система рыцарей-магов: положение, при котором Блейзеры обязаны закончить одно из международных специализированных заведений для получения лицензии и статуса рыцаря-мага — другими словами, получить разрешение на использование своих способностей.

Академия Хагун – это одно из семи учебных заведений для рыцарей-магов в Японии. Территория занимаемая этой школой в 10 раз больше, чем стадион Токио Доум*. Здесь юные Блейзеры проводят день за днём, прилежно оттачивая навыки в роли учащихся рыцарей.

И сейчас, в Академии Хагун, Курогане Икки, обвиняемый в домогательстве и пойманный с поличным охранниками общежития, был доставлен в кабинет председателя правления. Там сидела в кресле и курила сигарету красивая женщина в костюме. Щингудзи Куроно — новый председатель Академии Хагун — выслушав Икки, ответила уставшим голосом:

— Понятно, раздевшись, ты пытался компенсировать разглядывание её полуобнажённого тела. Ты больной?

— Я думал, что это будет справедливо, по-джентльменски.

— Это несомненно было в каком-то роде по-джентльменски.

— Нет, я не пытался быть похотливым джентльменом… Хотя теперь я понимаю, что мои действия были несколько импульсивны…

— Хах, другими словами, после того, как ты увидел её очаровательно обнажённое тело, то не смог удержаться и сбросил с себя одежду?

— …Может такое и произошло, но не могли бы вы это выразить по-другому? Ваши слова звучат, будто я действительно опасный парень.

— Хоть ты так и говоришь, Курогане, но попробуй представить себя на её месте. Во время весенних каникул, когда в общежитии никого нет, ты собираешься переодеться, как вдруг в комнату врывается незнакомый парень и начинает раздеваться. Как бы ты о нем подумал?

— Как о действительно опасном парне…

После того, как Икки, по совету Куроно, представил произошедшее со стороны девушки, он вздрогнул.

— …Хаа. Теперь я понимаю, что поступил непростительно со Стеллой-сан в её первый день учёбы за границей. Я горячо надеюсь, что она не возненавидит Японию из-за этого.

— Что? Ты знаешь о Вермиллион?

— Я был слишком удивлён при встрече, поэтому не узнал её сразу. Только сейчас вспомнил.

Имя девушки — Стелла Вермиллион, она принцесса небольшой европейской страны, Империи Вермиллион. Новость, что она будет учиться в Японии, произвела в СМИ настоящий фурор.『Вундеркинд, что рождается раз в десять лет! Госпожа Стелла Вермиллион(15 лет), вторая принцесса Империи Вермиллион, поступает в Академию Хагун получив рекордные оценки!』Икки хорошо запомнил этот заголовок в газете.

— Настоящая принцесса, а поступила в академию как обычная студентка. Она невероятна, не правда ли?

— Она стала лучшей среди поступивших, да еще с ужасающим отрывом по всем параметрам. Плюс ко всему, ёмкость её ауры, наиболее важная черта Блейзера, раз в тридцать мощнее, чем у среднего новичка. Чудовищный Блейзер А-ранга… В сравнении с кое-кем F-ранга, что остался на второй год из-за слишком низких способностей, разница очевидна. Так ведь, “Худший”?

— Да ну вас.

Он скривился в ответ на издёвку Куроно, но не стал отрицать. Он не мог отрицать правдивость её слов. В конце концов, Курогане Икки имел ёмкость ауры лишь в одну десятую от средней.

— Но это стало действительно хлопотным. Я пригласила эту девушку сюда, несмотря на все формальности, связанные с её поступлением, и тут: на тебе! В первый же день! Если не замнем проблему, она может перерасти в международный скандал. Так что хоть ты и не виноват, но взять на себя ответственность я тебя заставлю. Может это и несправедливо, но прими это как мужчина.

— …Не понимаю почему фразу «будь мужчиной» используют только в таких ситуациях.

Икки вздохнул, и в ту же секунду...

— Прошу прощения.

Дверь в кабинет открылась, и внутрь вошла обсуждаемая персона, Стелла Вермиллион.

В отличии от прошлого раза, она была должным образом одета в изящный темный жилет и юбку. Униформа Академии Хагун ей отлично шла, подчёркивая огненного цвета волосы. Но тем, что приковало к себе взгляд Икки, была грудь девушки. Огромная, украшенная лентой, сильно выделяясь она напоминала юноше о ее полуобнаженной фигуре… Хотя он буквально перестал дышать, заметив выражение лица Стеллы. Она определённо плакала, от обиды под глазами появились мешки.

— Извини.

Именно поэтому извинения рефлекторно вырвались изо рта юноши. Мужчина не должен доводить девушку до слез. Даже если это и не его вине, но ужас, что она чувствовала в тот момент, был настоящим.

— Всё произошедшее является неудачным стечением обстоятельств, я не пытался подглядывать за тобой. Но я видел то, что видел, поэтому, как мужчина, я возьму на себя ответственность. Можешь делать со мной всё, что захочешь, хоть жарь или запекай.

— …Как решительно. Это то, что называют духом самурая?

— Больше похоже на дух плохого оратора.

Икки изобразил на лице улыбку, полную раскаяния. Выражение лица Стеллы, которая, кажется, поняла, что он сожалеет, тоже смягчилось, и она ответила слабой улыбкой.

— Ха-ха… Если честно, встретив извращенца сразу по прибытию в Японию, я уже начала думать, что это худшее место на Земле. Собиралась обратить все в дипломатический скандал, но, благодаря тебе, немного успокоилась. Ты показал мне столь сильный дух, что как член имперской семьи, я просто обязана быть сдержанной.

Враждебность со стороны девушки исчезла. Увидев ее благосклонное выражение, Икки тоже расслабился. Он думал, что имперская принцесса будет капризной и требовательной, но она оказалась человеком, с кем можно спокойно вести разговор...

— Икки, в знак уважения к твоей доблести, я забуду об этом происшествии… если ты сделаешь харакири.

…Однако, ему это только показалось.

— Нет, пожалуйста, подожди! Разве харакири не слишком жестокое наказание, даже за более серьёзное преступление!?

— Ну, а разве смертная казнь не достаточная кара за нападение на принцессу? Если серьезно, то тебя должны были привязать к столбу и закидать до смерти камнями все жители страны. Так что стоит гордиться тем, что я дозволяю закончить жизнь таким способом.

— Побивание камнями больше подходит для приготовления стейка тартар, чем для казни!

— Просто позволить тебе умереть с честью будет великим снисхождением, прям сердце кровью обливается делать такое одолжение!

— Лишь я здесь скончаюсь от кровопотери!

— Ха-ха-ха. Курогане, а ты умен.

— Нет, пожалуйста, прекратите смеяться. Как преподаватель вы должны оградить школу от проведения казней!

— Курогане, мы можем купить мир между Японией и Империей Вермиллион, всего лишь пожертвовав тобой. Разве это не прекрасное предложение?

— Как это может быть прекрасным предложением, если цена ему — человеческая жизнь!?

С точки зрения Икки, кого-то решили сделать крайним.

— Э-эй, Стелла-сан, не могла бы ты подумать о другом способе урегулирования этой ситуации?

— Да чего ты так недоволен? Разве харакири не самая почётная смерть для японца?

— Нет, я родился в период Хейсэй*! И не имею никаких связей с самураями! И вообще я уже давно перешёл на сторону хип-хопа, йо!

— Ха, как наигранно…

— Если не собираетесь помогать, так хотя бы молчите! — закричал Икки на перебившую его Куроно, но лицо Стеллы от его слов вновь потемнело

— Что с тобой?! Разве ты только что не говорил, что я могу сделать с тобой всё, что захочу, пусть даже зажарить или запечь?! Если ты мужчина, то держи слово!

— Н-нет, это была просто фигура речи японского языка. У меня и мысли не было, что ты действительно решишь меня зажарить!

— Курогане, да ты полон уловок и оправданий. Напомни, что ты говорил о том, что как мужчина, возьмешь на себя ответственность?

Надоедливая председатель! Его жизнь гораздо важнее!

— …В-в любом случае, ты не можешь заставить меня заплатить жизнью за то, что я всего лишь увидел тебя в нижнем белье!

— В-всего лишь, ты сказал?! Я… я поверить не могу! Извращенец! Смеешь говорить подобное после того, как опорочил тело незамужней принцессы?! Даже отец не видел меня в таком виде!

Пламя ярости зажглось в глазах Стеллы в ответ на слова Икки. Нет… Горели не только её глаза, но и в воздухе вокруг неё начали пылать языки пламени.

Если подумать, то в газете было что-то о её способностях...

— Непростительно! Я лично сожгу такого извращённого, приставучего, наглого простолюдина как ты дотла! Служи мне, Леватейн*!

Заря продолжала пылать, создавая область повышенной температуры в кабинете председателя, а в руке Стеллы появился длинный меч, объятый пламенем. Это был выкованный из души Блейзера Девайс.

Святой меч…

Демонический лук…

Проклятый инструмент…

Благословленный инструмент…

Описываемые в легендах в различных видах и формах, Девайсы являются магическими приспособлениями. Используя этот инструмент как медиум, Блейзер оперирует своими способностями, Благородными Искусствами.

И способность Багровой Принцессы заключалась в возможности создавать ослепительное пламя, полностью испепеляющее любую цель!

— Готовься, выродок! Я сотру тебя с лица земли, чтобы даже пятнышка не осталось!

— Т-ты серьезно?!

— Извинения бесполезны!

Огненный меч нырнул вниз. Икки тут же принял оборонительную стойку.

— Приди, Интетсу*!

Это была катана из вороненой стали. Интетсу, Девайс рыцаря F-ранга, Икки Курогане, призванный заблокировать атаку Стеллы.

Но...

— Слишком слабая защита!

— Горячо!

— Естественно горячо! Леватейн объят пламенем моего Благородного Искусства “Дыхание дракона”*, разгорающегося до трех тысяч градусов! Даже если удар заблокируют, я могу жечь своих врагов лишь за счет мощи принцессы драконов!

— Какая возмутительная способность!..

Чувствуя беспокойство от такой близости к мечу, Икки использовал все силы, чтобы разорвать дистанцию. Однако…

— Ха, ха-ха-ха… глупец. Как будто я позволю тебе сбежать в таком маленьком помещении! Очень скоро я спалю тебя, и тогда злодей, обесчестивший меня до свадьбы, будет уничтожен!

— Стой, стой! Хоть чуть-чуть успокойся! Говоришь “обесчестившего”, хотя я же не сделал ничего настолько скандального!

— Лжец! Ты изнасиловал мое обнаженное тело своими п-п-похотливыми глазами!

— Я и правда смотрел, но… хм… не потому, что думал о всяком разврате! Как бы сказать… Я просто был заворожен твоей красотой!

— Что?!

В одно мгновение кипящее от ярости лицо Стеллы покраснело еще сильнее. Икки уже решил, что сумел разозлить девушку еще больше, и покрылся испариной, но…

— Ч-ч-что ты такое г-говоришь, дурак?! Н-называть незамужнюю девушку к-красивой… У-у простолюдинов нет ни капли деликатности!..

Леватейн внезапно потерял свое бушующее пламя, потухшее до небольших мерцающих искорок. Девушка, секунду назад полная вражды, заволновалась, выглядя нервозной, но при этом и слегка довольной. Взглянув в ее лицо, юноша заметил, что брови, до этого поднятые вверх, сейчас были бессильно опущены, а глаза повлажнели от замешательства. Похоже, что она смутилась.

Вот это сюрприз. Я думал, что такая красивая девушка как Стелла-сан привычна к комплиментам.

В любом случае, пыл девушки остыл, предоставив отличную возможность. Взяв инициативу, Икки попытался успокоить Стеллу.

— Раз на то пошло, все это случилось только потому, что ты ошиблась комнатой и начала переодеваться в моей. Так что прошу, избавь меня от необходимости совершать харакири.

Но от этого аргумента лик девушки вновь помрачнел.

— Что за глупое оправдание?! Это как раз ты ворвался в мою комнату! Дверь, между прочим, я открыла ключом, выданным лично госпожой председателем, так что это не может быть моей ошибкой!

— …Что?

Погодите-ка. Если призадуматься, когда Икки уходил, то запер дверь. И даже если бы Стелла ошиблась, просто так она бы не вошла. Но она была внутри. Почему?

Стелла назвала причину — ключ ей дала Куроно.

— Председатель, что это значит?

— Хе, хе-хе-хе…

— …Госпожа председатель?

Когда они синхронно посмотрели в ее сторону, Куроно больше не могла сдерживать смех.

— Хех, вы уж извините. Ситуация так интересно обернулась, что не могла немного не пошалить. Ну и вы не должны об этом спрашивать, всё так, как вы услышали. Курогане уже должен знать, что комнаты общежитий академии рассчитаны на двух человек. Другими словами. никто из вас не ошибся… Проще говоря…

...и тут она заявила нечто просто невообразимое!

— ...вы соседи по комнате.

— ЧТО?!

Часть 2

— …Госпожа председатель, что вы имеете в виду? Я-я соседка этого извращенца??

— Это именно то, что я хотела сказать, Стелла Вермиллион. Какая-то проблема?

— Огромная!

Икки нахмурился.

— Я согласен. Комнаты общежития Академии Хагун, конечно, рассчитаны на двух человек, но я никогда не слышал, чтобы парня и девушку заселяли в одну комнату.

— Так и было до прошлого года, пока я не заняла пост председателя правления. Курогане, я же говорила тебе о своей политике, разве нет?

— …Введение доктрины чистых заслуг, полностью основанных на фактической боевой эффективности… о ней?

— Верно. В отличие от других шести академий рыцарей, Хагун в прошлом году не выпустила ни одного заметного ученика. Также, последние годы мы проигрываем на ежегодном фестивале Искусства Меча Семи Звёзд, спонсируемом семью академиями, чтобы определить сильнейшего рыцаря среди учащихся. Попечительский совет назначил мена на место председателя, чтобы реорганизовать это место, и такой метод заселения — мой первый шаг. Это не зависит от количества человек или их пола. Я заселяю в одну комнату пару рыцарей со схожим уровнем способностей. Ведь когда равные бойцы рисуются друг перед другом, между ними проскакивает искра соперничества. Такое заселение комнат — схема, которая вызовет дух соперничества.

Куроно горделиво заявила о своих планах, как бы говоря: «Здорово, правда?» Только Икки эти слова не показались достаточно убедительными.

— Но разве в таком случае ваши действия не кажутся ещё более странными? Разве Стелла-сан не лучшая, среди учеников, поступивших в этом году? Почему она должна делить комнату с кем-то вроде меня, худшим студентом, оставшимся на второй год?

— В-второгодка? Ты, ты остался на второй год?

— Стыдно признаться, но мой общий ранг — F.

— F… Называть меня и F-ранг рыцарями, равными по силе! Ч-что вы хотите этим сказать!?

— Ха-ха… как бы объяснить. Вы, ребята, особый случай. Откровенно говоря, нет никого настолько выдающегося, как Вермиллион, как нет и никого настолько отстающего, как Курогане. Другими словами, для вас обоих просто не нашлось подходящего партнера, так что пришлось свести вас вместе. Теперь понятно?

— Да как такое вообще можно понять?!

*Бам!*Стелла хлопнула по столу ладонью и продолжила протестовать:

— В-во-первых: абсурдно селить юношу и девушку одного возраста вместе! Что вы будете делать, когда произойдет какая-нибудь ошибка?!

— Оу, Вермиллион считает, что если ровесники разного пола живут вместе, обязательно что-то произойдет? Интересно было бы услышать подробности…

— Э-это… ну… эм…

Симпатизируя Стелле, у которой от стыда уже начали наворачиваться слезы, Икки тоже начал оспаривать заявление Куроно.

— Чего вы балуетесь как пьяный дед?

Куроно как бы в шутку улыбнулась, но своего мнения не изменила.

— В любом случае, решение уже принято. Кроме вас сформированы и другие пары мальчик-девочка. Вермиллион, только потому, что ты принцесса, не рассчитывай на особое отношение. Если ты не согласна с чем-то, можешь в любой момент отчислиться.

Отчислиться. Стеллу явно поразила эта фраза. Она специально пересекла континенты, прилетев в Японию ради учебы. И хоть Икки не знал ее целей и намерений, девушка точно не собирается просто бросить школу.

В итоге Стелле все же пришлось сдаться.

— …Я поняла.

Икки посмотрел на лицо побеждённой Стеллы.

— Ты согласна с этим?

— В-выбора нет, раз это политика школы! — ответила Стелла обескураженным тоном, затем показав три пальца. — Но если мы будем жить вместе, у меня есть три условия!

Икки тоже сомневался на счет новых школьных правил и не был обязан выслушивать ее требования, но… как парень, да еще и на год старше, решил пойти на встречу, насколько это возможно.

— Если это не что-то абсурдное вроде высоких отметок, дохода или стать выше, то я могу согласиться.

— Ничего такого. Даже ты всё перечисленное сможешь осуществить.

Всего три.

— Не разговаривай со мной, не открывай глаза и не дыши.

— Если Курогане так сделает, то скорее всего умрет, ты в курсе?

Но Стелла проигнорировала комментарий Куроно.

— Если сможешь все это выполнить, то я согласна, чтобы ты жил на коврике перед дверью.

— В итоге меня еще и выгоняют?!

— Что? Ты не можешь этого сделать?

— Я не могу следовать столь странным условиям! Позволь мне хотя бы дышать!

— Ни за что! Ты наверняка используешь это как предлог, чтобы попытаться обнюхать меня, извращенец!

— Я буду дышать ртом! Так я не смогу тебя учуять…

— Ни в коем случае! Ты воспользуешься языком, чтобы попробовать мое дыхание, извращенец!

— Не собираюсь я этого делать! У меня же фантазия не как у принцессы!

— Тогда брось учёбу! В таком случае, я смогу спокойно жить одна!

— А это нечестно уже по отношению ко мне!

Куроно, наблюдавшая за всем происходящим, нашла решение:

— Вот же загвоздка. Если так продолжится, то спор никогда не закончится… Давайте сделаем так: вы проведёте тренировочный бой, и победитель установит правила. Как рыцари, прокладывающие свою судьбу собственным мечом, вы должны согласиться.

Другими словами, двое сражаются в честной тренировочной битве, и тот, кто побеждает — устанавливает правила. Очень простое решение. И обычная практика среди рыцарей для урегулирования споров.

— Да, так вполне честно! Стелла-сан, давайте так и поступим.

Икки быстро согласился, а Стелла хоть и была согласна, но....

— Ч-что!?

...но уставилась на юношу, изменившись в голосе.

— Ха? Чем ты ещё не довольна?

— Н-нет, причина не в этом… Т-ты… ты понимаешь, о чём говоришь?

— …Я сказал что-то странное?

— F-Ранг! «Рыцарь-неудачник», который даже не смог перейти на следующий курс! Ты действительно считаешь, что у тебя есть шансы победить меня, рыцаря A-ранга?

Икки понял, что Стелла пытается сказать. Действительно, если неудачник вроде него, кто не может пройти по критериям школы, скажет: «Давай решим это в учебном поединке» — вундеркинду, подлинному, подающему надежды, тому, что рождается раз в десятилетие… Это просто безрассудство.

Но… Икки лишь улыбнулся.

— Знаешь, я не буду в этом уверен, пока не проверю.

Ни Стелла, ни Икки не собирались уступать. У парня тоже были причины стать рыцарем-магом. И поскольку их разногласие не решить словами, стоило попробовать по другому.

Поэтому Икки и сказал девушке, что они должны сразиться. После его фразы… Стелла не выдержала.

— Аааааа! Всё, больше не могу этого терпеть! Этот простолюдин! Мало того, что он подглядывал за принцессой и разделся перед ней, так этот рыцарь-неудачник еще и заявляет, что победит меня! Меня… меня еще ни разу в жизни так не оскорбляли! Что за жалкая страна!

Стелла посмотрела на Икки убийственным взглядом и заключила:

— Хорошо, я согласна. Я сражусь с тобой. Но после всех твоих оскорблений, ты не отделаешься лишь правилами совместного проживания! Проигравший станет рабом победителя до конца своих дней и будет исполнять все его приказы, словно пес, неважно насколько те будут унизительны! Как тебе такое?!

— Эээ? Н-не слишком ли это…

— Поздно отступать! Проклинай свою легкомысленность, которая меня так разозлила! Это больше не тренировочный бой, а дуэль!

— Звучит мощно. Ладно, можете использовать третью тренировочную арену. Даю разрешение.

— П-председатель! Пожалуйста, не надо разрешать это ради собственной выгоды!

Но протест Икки опоздал. Стелла успела выйти из кабинета, бросив напоследок: «Готовься!». Скорее всего, она уже направилась к означенной третьей арене.

— …Эх. Как-то все кошмарно обернулось. Сплошные проблемы, председатель…

— Ха ха ха, ты действительно не хочешь становиться слугой?

— Ну, естественно. Мне не нужны ни победа, ни проигрыш.

— Ни победа, ни проигрыш, значит, да?… Ты же видел силу девочки? Красное обжигающее пламя, только и ждущее приближения противника, чтобы покончить с ним. Не столь уж много в мире людей, чьи способности так сосредоточены на насилии, а все её характеристики в СМИ тоже не подделка. И даже после всего этого ты рассчитываешь победить?.. Интересный ты парень.

— В конце концов, я все равно сражусь с кем-то похожим на нее. И вы знаете это лучше прочих. Разве не вы говорили: “Если станешь чемпионом на Фестиваль Искусства Меча Семи Звёзд, то даже с плохими оценками я позволю тебе выпуститься”. Стелла-сан обязательно выступит на фестивале. Рано или поздно нам пришлось бы столкнуться.

— Если ты это понимаешь, то не надо сомневаться. Если выиграешь, сможешь установить правила, да и вопрос о служении отпадет. Сконцентрируйся на этой мысли.

Похлопав парня по плечу, Куроно тоже вышла из кабинета. Оставшись в одиночестве, Икки вздохнул уже черт знает какой раз за день.

Что ж, бесспорно… мне надо всего лишь победить.

Конечно же он знал, что это будет нелегко. Его оппонент сильна среди самых сильных и опасна среди самых опасных. Икки понял это, хотя видел проявление её силы лишь несколько мгновений. Талант Стеллы подавлял. Ее сила тесно связана с эмоциями, а подавляющая аура просачивалась совершенно незаметно. Магия Икки по сравнению с ней, что муравей перед слоном. Не надо даже думать ставить их в один ряд. И все же…

Как бы ни была безнадежна ситуация, я не проиграю и не сбегу.

Он решил так давным-давно. В тот день, когда он увидел улыбку того человека, Икки избрал свой путь.

— Что ж, придется это сделать.

Пробормотав это, Икки направился прочь из кабинета председателя правления. Прямиком на дуэль, творить свою судьбу клинком, выкованным из его души.

Часть 3

Рыцари-маги увеличивали военную мощь своей страны, поэтому, конечно же, старались совершенствовать свои боевые навыки. Эти навыки были необходимы не только для ведения военных действий, но и для противостояния террористическим группам и криминальным синдикатам, использующих силы Блейзеров. Для проведения тренировок весь кампус Академии Хагун был буквально застроен куполообразными аренами. Каждая из них представляла собой пространство для боя диаметром примерно сто метров и зрительские места, установленные по краю поля в форме чаши.

На третьей тренировочной арене в двадцати метрах друг от друга стояли Икки Курогане и Стелла Вермиллион, между ними в качестве рефери находилась Куроно Щингудзи. На трибунах сидело примерно двадцать до этого тренировавшихся студентов второго и третьего года, а также множество посетителей, услышавших о тренировочном бое, объявленном в середине весенних каникул. Взгляды всех были сосредоточены на поле, на сверхновой звезде, зачисленной в академию под рёв фанфар, на Стелле Вермиллион.

— Так значит это “Алая Принцесса” Вермиллионов?

— А она красавица, скажи?

— Какие красивые волосы… Столь удивительные, словно действительно пылают…

— А кто ее соперник?

— …Стоп. А это часом не второгодник Курогане?

— Второгодник? Почему она сражается с таким как он? Разве Стелла-сан не гений A-ранга?

— Без понятия… Эй, есть здесь кто-нибудь со второго курса, кто с ним учился? Хочу узнать, каким рыцарем он был.

— Я был с ним в одном классе, но так как он не подходил даже по минимальным требованиям для боевой практики, то не видел его в бою до этого.

— Плевать, что не перешёл на следующий год… но чтобы даже до практики не допустили? Не слишком ли это отстойно?

— Ну, блин, скукота. Принцесса же его убьет моментально.

Стелла неприятно рассмеялась, услышав сплетни, разносившиеся со зрительских трибун.

— Чем больше я узнаю, тем более жалким ты предстаешь. Тебе лучше просто прекратить попытки стать рыцарем-магом и жить как обычный гражданский.

— Ну, может и стоит. Но я не буду уверен, пока не сражусь за это.

— Ты что, не понял? Ты станешь моим рабом, если проиграешь.

— Конечно понимаю. Но это только если проиграю. Все будет нормально, если выиграю.

— …То есть, ты всё еще надеешься одолеть меня?

— Я приложу для этого все усилия.

На колкие слова Стеллы, Икки ответил обеспокоенной, но теплой улыбкой, не отступив при этом со своей стартовой позиции. Он уже был полностью готов, и это, по какой-то причине, сильно раздражало девушку.

Много усилий, значит?..

“Если я буду много тренироваться, то непременно одолею талант.”

Стелла ненавидела обыкновенных людей, рассуждающих в таком ключе. Всякий раз, как они проигрывают кому-то похожему на нее, они говорят:

“Я приложил столько усилий, но все еще не могу победить талант.”

Как будто только они упорно трудятся.

Будто… я побеждаю только за счет своего таланта…

Это разозлило ее. Изначально Стелла тоже не была столь сильной. Совсем наоборот. В детстве у нее не было склонности, необходимой хотя бы для стремления к рыцарству. Она не могла контролировать свою безграничную силу и порой даже обжигала саму себя. Отец и мать, да и все вокруг, считали, что ей никогда не стать рыцарем.

Но даже после всего этого… Стелла не сдалась. Она знала о своем потенциале. Сильный Блейзер был критически важен для столь небольшого государства, как Империя Вермиллион. Как Самурай Рёма, приведший эту небольшую дальневосточную страну к победе во Второй Мировой Войне, достаточно сильный рыцарь-маг позволяет своей стране вести переговоры на равных с другими, более крупными державами. Если бы она научилась так же управлять своей силой, это стало бы жизненно важным подспорьем для защиты ее подданных, так что Стелла не сдалась. Она продолжала тренироваться, несмотря на все возражения со стороны окружающих. И, наконец, после трех долгих лет, девушка сумела овладеть Дыханием Дракона. В процессе она несколько раз получала тяжёлые ранения, но, тем не менее, именно упорный труд сделал ее той, кто она есть.

Потому я и не выношу дешевых слов вроде “дар” или “талант”!

— Итак, начинаем тренировочный поединок. Стороны, материализуйте свои Девайсы в иллюзорной форме.

— Приди, Интетсу!

— Служи мне, Леватейн!

Стелла призвала выкованный из ее души меч, Леватейн, в форме, не наносящей физического вреда людям, но истощающей непосредственно их выносливость и силы. И поклялась сокрушить юношу, стоящего напротив.

Талант не победить.

Гении особенные.

Чтобы стереть этот самообман, она сокрушит его в прах.

— Отлично. Тогда… НАЧАТЬ БОЙ!

И так началась схватка между одаренным рыцарем и рыцарем-неудачником.

Часть 4

— Хааааа!

Как только бой начался, Стелла мгновенно бросилась к Икки, взмахнув мечом покрытым красным пламенем. Возможно, для неискушенного зрителя прием казался слишком грубым, однако на самом деле удар был мощным и точным.

Но все же, широкий взмах — это всего лишь широкий взмах. Икки без проблем разглядел его и поднял Интетсу встретить его…

— ..?!

…но сразу же прервал движение и поспешно сделал шаг назад. Мгновение спустя Леватейн яростно врезался в пол арены, сотрясая все вокруг, словно при землетрясении.

— Разумный выбор. Если бы ты не увернулся, парой царапин не отделался бы.

— Кошмарный удар, должен сказать. Значит в кабинете председателя, ты была не слишком серьезна?

— Естественно. Иначе от здания камня на камне не осталось бы.

Широко улыбаясь, Стелла не медля бросилась в погоню, а Икки продолжил отступление, чтобы увеличить дистанцию между ними. Если он попробует принять эту атаку в лоб, его рука определенно сломается. Оружием девушки был длинный тяжелый меч, а значит, по общему мнению, в скорости она должна уступать.

Но подобные ожидания были неприменимы к такому чудовищному противнику как Стелла.

— Медленно. Слишком медленно!

— Чт…

*Вжух!* Рядом просвистел ветер, и Стелла мгновенно догнала юношу.

— Думал, сможешь одолеть меня в скорости? Какая жалость. Магия используется не только для нападения. Если сконцентрировать её в стопах и резко выпустить, можно увеличить мобильность. А ёмкость ауры у меня в тридцать раз больше, чем у обычных Блейзеров. Если же задуматься о настолько микроскопической, как у тебя, то её даже для движения толком не хватит. И даже если ты сможешь поддерживать подобную скорость в битве... исход один. Другими словами, тебе не победить меня ни в скорости, ни в силе!

Если бы Икки пришлось её с чем-то сравнивать, он бы сравнил её с «сверхподвижным тяжёлым танком с бесконечным запасом топлива». Икки горько улыбнулся владелице такой жульнической способности, с которой он сейчас сражается.

Вот значит каков А-ранг?

Даже победители прошлых Фестивалей Искусства Меча — Короли Меча Семи Звезд — в большинстве были рыцарями B и С рангов. Они были для Икки идеалом, к котором он стремился, а A-ранг уже выходил за рамки мечтаний обычного студента. Все, без исключения, рыцари А-ранга были великими героями, вписавшими свои имена в историю.

Выдающийся талант, рождающийся лишь раз в десятилетие, на этот раз представление общества было как никогда точным. Икки только что убедился в этом факте. Прямо перед ним размахивала пылающим мечом Алая Принцесса, нанося удар, от которого не сбежать и способный расколоть землю.

Теперь, когда Икки больше уже не мог уворачиваться, ему пришлось отвечать ударом на удар. Начался бой мечников, и чистый звук столкновения металлов музыкой разошелся по ушам зрителей арены.

— Ох!..

Восторженные крики поднимались из толпы при виде персоны, пускающей пылающие дуги Леватейном.

Это был рыцарь, полностью отшлифовавший свои техники меча. Немногие рыцари-маги преуспевали в боевых искусствах или фехтовании, и все потому, что они могли стать намного сильнее, тренируя свои способности Блейзера вместо физических навыков. Это убеждение прочно укоренилось среди наставников и в обществе, потому на общую оценку ранга они никак не влияли. И пусть только посредственные рыцари-маги так считали, они составляли большинство.

Остальные, по-настоящему сильные рыцари, овладевали обоими направлениями, потому что имели неистощимое желание совершенствоваться. Они поглотят любую тактику, способную помочь развить их силу и достичь наивысших результатов.

Стелла Вермиллион относилась именно к этому меньшинству. Она, та, кто победил на турнире мечников Империи Вермиллион, использовала свои Имперские Искусства*, словно танцевала, но, применяя достаточно силы, все больше и больше теснила Икки. Парень же всё ещё пытался увеличить дистанцию между ними, но всё, что он мог — это лишь защищаться от выпадов. Вновь и вновь отступая назад.

— Сразу было понятно, что этим всё и закончится. Второгодку загнали в угол.

— Да, чувство, что он лишь убегает.

— Всего лишь вопрос времени, правда?

Итог сражения был вполне очевиден, и дух скуки стал понемногу распространяться среди зрителей. Однако…

Что... это?

Стелла Вермиллион почувствовала в сложившейся ситуации что-то крайне странное. Удары ее меча способны вызвать землетрясение и могут размазать врага с одного попадания, при любых обстоятельствах. Противник просто не мог уцелеть, потому что ее выпады невозможно заблокировать так просто. Но что же происходит? По идее, эта дуэль должна была стать натуральным избиением младенца, но почему-то запыхалась лишь девушка.

Было понятно, чем все закончится? Убегает? Лишь вопрос времени? Всё абсолютно не так. Стелла уже поняла это.

Надо… собраться!

— Хааа!

Стелла в который раз обрушила Леватейн на врага, Икки принял удар своим Интетсу и… не останавливаясь использовал силу удара девушки, чтобы отпрыгнуть, вновь увеличивая дистанцию.

…Опять!

Глядя со стороны, конечно, казалось, что атаки Стеллы вынуждают юношу постоянно отступать, однако в реальности всё было по-другому. Все её удары были сведены на нет тактикой Икки. Мягкая защита, постепенно отводящая мощь противника — на словах звучит просто, но на деле осуществить такую вещь весьма затруднительно. Приложишь чуть больше силы, и руку размозжит, чуть меньше — клинок не заметит блока. Важен расчет силы, угла и времени: ошибка в любом из этих параметров сразу же приведет к катастрофе. Однако оппонент Стеллы справлялся с этим, даже не вспотев. И это смутно беспокоило девушку. Шестое чувство тревожным звоночком предупреждало, что соперник на самом деле очень опасен!

— Только убегать и умеешь?!

Словно пытаясь развеять это чувство, Стелла продолжала наседать на Икки.

Но он не отвечал. Обеспокоенная, но теплая улыбка исчезла с его лица, взамен он стал ужасающе серьёзен. Парень спокойно наблюдал за каждым движением Стеллы.

Что за раздражающий взгляд!

Как будто её одежду, кожу и даже мускулы — абсолютно всё, малейшее её действие, изучали часть за частью. И тогда девушка поняла, что Икки пытается разобраться в Имперских Искусствах, опираясь лишь на ее движения.

— Мой стиль владения мечом не настолько прост, чтобы разобраться в нём сходу!

— …Нет, я его уже понял.

— ..?!

В тот же миг, течение битвы резко изменилось. Прошло лишь пять минут с начала поединка, когда Курогане Икки впервые пошел в наступление.

На первый взгляд его действия были самоубийственны. Что он может со своей только изученной техникой в прямом противостоянии с соперником, на голову превышающего его в силе? Разве что пасть пред подобной опаляющей мощью. Это должно было быть неизбежно, но всё же…

— Тц!

Но всё же отступила именно Стелла. Икки отбросил девушку своим мечом. Как? Ответ заключался в повторении движения Интетсу, подобно следованию луны по орбите летящей своим путем Земли. Фактически, парень использовал Имперские Искуства Стеллы.

— Невозможно!.. Как ты смог этим воспользоваться?

Внезапная мысль промелькнула у нее в голове.

— Неужели, ты скопировал мой стиль, пока мы обменивались ударами?!

— Вроде того. Меня презирали с детства, и потому никто ничему не учил. И всё, что я мог, это наблюдать и воровать их стили. Так что в этом я очень хорош. Могу ухватить большинство техник всего через минуту боя.

Фехтовальное искусство описывает знания, манера — историю, а по дыханию можно понять основы. Если последовать за этими ветвями стиля до самых корней, то не трудно понять техники и комбинации стиля, а также подходы к различным ситуациям. Вот что пытался сказать Икки.

— И если я могу настолько понять стиль, то так же могу создать и техники, которые превзойдут изначальные.

Как лучше всего одолеть технику соперника? Естественно, исправить недостатки его техники и создать новую, превосходящую, которая учитывает все изъяны старой и даже компенсирует её слабости. Такая-то и затмит своего прародителя в любой ситуации.

— Моя техника создания нового стиля прямо во время боя — Похищение Клинка*. Владение мечом Стеллы-сан столь филигранно, что мне потребовалось две минуты на само похищение и еще тридцать секунд, чтобы понять, как его превзойти. И теперь у меня есть четкое понимание, так что я тоже иду в атаку.

— Э-эй… Вам не кажется, что принцессу только что потеснили?!

Стелла явно отступала. Толпа завелась от столь неожиданного поворота событий, однако сильнее всех удивилась именно Стелла. И даже не потому, что проигрывала в уровне владения мечом, девушка не могла поверить, что Икки сумел не только скопировать ее высоко оцененную технику фехтования, но и улучшить ее. Просто наблюдая за взмахами меча, парень понял мудрость приёмов, прочел историю стиля и раскрыл его секреты. Его дьявольскую проницательность можно без сомнений назвать волшебным отражающим зеркалом. И в довершении, он проделал всё это, совершенно не используя магию.

Юноша смог выдержать свирепые атаки Стеллы и превзойти ее Имперские Искусства всего лишь за счёт своего мастерства фехтовальщика. Сколько же надо тренироваться, чтобы приобрести такой опыт?

Силен!..

Больше она не могла этого отрицать. Если сравнивать только навыки владения мечом, парень был на несколько уровней выше Стеллы. Если бы дуэль велась только с использованием оружия, то её даже нельзя было бы назвать честной.

Стелла поняла это. Принятие подобного факта было одной из ее сильных сторон, но вместе с тем это была сила рыцаря А-ранга, Алой Принцессы, Стеллы Вермиллион, постоянно стремящейся к встрече с сильным противником.

Если ее стиль просчитали, этим надо воспользоваться. Стелла приготовилась рубануть Леватейном вниз, Икки ответил, взмахнув вверх своим Интетсу. Последовал выпад по дуге, направленный разбить защиту парня, однако Икки предсказал скорость и силу удара ещё по начальной стойке, так что контратака была неизбежна. Но все это было ловушкой Стеллы!

Сработало!

Стелла прервала взмах, с ухмылкой отпрыгнув назад. Если Икки и правда изучил ее стиль, то сейчас наверняка должен быть сбит с толку, потому что девушка впервые не напала, а отступила.

Икки перехватил инициативу, будучи уверенный в полном понимании техники девушки, и мгновенно поддался на обманку. Его рубящий удар прошел довольно далеко, и ожидающая этого Стелла обрушила Леватейн на незащищённый бок Икки. Для Стеллы, до этого всегда нападавшей в лоб, это было весьма неожиданным изменением тактики.

Разрезав пустоту, черный клинок Интетсу просто не успеет за этим изменением вовремя. Лезвие Леватейна же плавно неслось в сторону незащищённого торса Икки.

Это должно было сработать, но…

— Знаешь, твой меч какой-то полусонный.

— ..?!

...Леватейн так и не достиг цели. Его остановили.

Н-не может быть?!

Он не только сбил ее ритм и остановил выпад, но даже проник в слепую зону. Клинок Интетсу был слишком далеко, чтобы успеть отреагировать, но, тем не менее, удар принцессы не прошел!

Как?! Ответ прост — рукоять. Икки остановил маневр Стеллы рукоятью Интетсу, принявшей удар ровно между сжимавшими ее руками юноши.

Да что у него за реакция?!

— Беспечно стремишься к победе после того, как тебя начали теснить? Знаешь, резкий выпад при отступлении — совсем не твоё. Даже такой как я может остановить столь слабую атаку. Этим ты подписала своё поражение.

После этих слов, Икки оттолкнул Леватейн прочь, создав огромную прореху в обороне девушки.

— Хааааа!

И лезвие Интетсу полоснуло вниз по беззащитной фигуре Стеллы.

Часть 5

— Это что, всё?!

— Похоже на то, удар был идеален.

— Быть того не может, чтобы блейзер А-ранга, Стелла-сан, проиграла так…

— Может она просто не была готова? Иначе это просто невозможно…

— …Нет, погодь! Гляньте туда!

Озадаченные зрители все как один уставились на правое плечо Стеллы. Лезвие Интетсу действительно опустилось на него, но там и остановилось. Удар во всю силу не смог причинить ей абсолютно никакого вреда.

— …И все-таки дошло до такого.

Уняв досаду, Икки изо всех сил резко отпрыгнул назад, избегая запредельного жара. Окружённого магией Блейзера можно ранить лишь атакой, в которую вложена магия того же уровня. Магия выполняет роль барьера. Вот только у Икки магии немного. Даже скорее мало. Очень мало. Он не в силах даже поцарапать барьер, созданный естественным током магии недвижной Стеллы. Сколь бы ни были превосходны его навыки, ему недостаёт именно этого, самого главного атрибута Блейзера.

Ёмкость ауры — это полный объём духовной энергии, которую Блейзер способен использовать через свои способности. Тренировкой этот атрибут не повысить, её значение определяется судьбой при рождении… По сути, это номинал человека.

Великим людям дается грандиозная сила для достижения выдающихся успехов. С самого момента рождения каждый из них занимает свое место в непреложной иерархии. Другими словами, врожденный талант Стеллы встал незыблемой стеной перед мечом Икки, остановив его.

— Такая победа оставит плохое послевкусие…

— Как я и думал, Стелла-сан поняла сразу. Мой Интетсу не способен навредить тебе.

— Естественно. Поэтому я решила, что дуэль будет не столько в магии, сколько в искусстве владения мечом. Чтобы показать, что моя сила исходит не от одного лишь таланта. Но все пошло не так как задумано… признаю. Эту победу я одержу только с помощью таланта.

Икки силён. Слова из его уст о приложенных усилиях весили гораздо больше, чем у всех предыдущих оппонентов принцессы. Будь его ёмкость ауры сравнима со средним Блейзером… нет, будь она даже чуть меньше, он бы несомненно одолел Стеллу. Но, к его досаде, он не обладал даже такой. Если для оправдания своему поражению он скажет: «Я проиграл ее таланту», — девушка не будет этого отрицать. Он имеет на то полное право.

Он был… столь силён. И поэтому…

— Я завершу наш поединок со всем своим искренним почтением.

Внезапно Стелла сделала огромный прыжок назад к кольцевидной границе арены — стене, отделяющей зрительские места.

С искренним почтением. После таких слов, Икки почувствовал неудобство от столь дальнего отступления Стеллы, однако вскоре более тяжкое чувство подавило его беспокойство.

— Пронзи небеса, пламя чистилища!

Стелла подняла Леватейн острием вверх, после чего его охватило гораздо более яростное и жаркое пламя. Очень скоро меч потерял свою форму, обратившись столбом света, проплавившим крышу арены.

— Э-это еще чегооооо?!

— С ума сойти! Она вообще человек?!

Клинок, без труда удлинившийся до нескольких сотен метров сиял словно солнце. Настоящий непреодолимый багряный пожар. Это было сильнейшее Благородное Искусство рыцаря А-ранга, Алой Принцессы. Стелла больше не станет драться мечом. Теперь она не будет столь самонадеянной. Как мечник, Икки был на голову выше ее, потому девушка признала, что может закончить битву лишь уничтожив всю арену своим жульническим талантом.

— Всё кончено, прими поражение. Так и тебе будет проще.

Прежде чем дать волю своей силе, Стелла проговорила это с бесстрастием достойным дракона. Она верила, что любой, способный победить её, преуспеет в любой области невзирая на трудности. Но она никак не могла даже предположить, что им может оказаться юноша, которого отсутствие таланта приведет на путь рыцаря-неудачника. Потому и решила для его же блага победить Икки абсолютной мощью своего дара!

— Καθαρτήριο Σαλαμάνδρα*!!!

Клинок света, знающий лишь погибель, опускался, сжигая всю арену.

— Ааааа!!!

— Бежим! Или пламя и нас поглотит!..

— Эй-эй… Этот прием уже не для поединка один на один.

Куроно с горькой усмешкой наблюдала, как визжащая толпа студентов хлынула с разрушаемой арены.

Но даже стоя прямо перед надвигающейся катастрофой, Курогане Икки продолжал улыбаться.

— Моя младшая сестрёнка часто говорила мне: «Братик, ты сможешь стать кем угодно, кроме рыцаря-мага, поэтому лучше выбери другую цель.». Возможно, она и права, ведь я не обладаю талантом.

Если Курогане Икки хочет стать рыцарем-магом, ему как минимум придется выиграть Фестиваль Искусства Меча Семи Звёзд. Однако эта идея столь же безрассудна, как попытка подняться по водопаду на бамбуковой лодке. Икки знал это, наверное, лучше всех.

— Но я все равно не отступлю от своей мечты. Если я сдамся, то буду ненавидеть себя за нарушенное обещание, связывающее нас.

Так что…

— Поэтому я задумался: как наислабейший может одолеть сильнейшего? Как мне преодолеть мою слабость? Здесь и сейчас, я продемонстрирую свой ответ.

Икки направил кончик лезвия своего меча на Стеллу.

— Теперь, своей величайшей слабостью я одолею твою величайшую силу!

В тот же миг тело юноши и Интетсу засияли ярко голубым светом, слегка мерцающим словно пламя. Неужели, схожая с её пламенем, элементальная сила? Но вскоре Стелла отбросила эту мысль. Нет, это был растущий свет магии, ставший видимым.

Его сила… растёт?!..

Нет, абсолютно невозможно. Сила магии человека с момента рождения неизменна. Но что же тогда происходит? Стелла не могла понять этого, она никогда не слышала о способности, которая может повысить магическую силу. Но одна вещь была очевидна — нынешний, сияющий голубым, Интетсу был способен повергнуть девушку.

...Ну и что с того?! Не важно, какой силой он обладает, пред жаром солнца всё сущее обратится в пепел!

Размажу его! Этого будет достаточно для победы!

Между ними было более шестидесяти метров, так что не важно, что будет делать её противник, клинок из света достигнет его первым.

Но этот парень… Он сказал, что прорвется сквозь подобные суждения!

— Что?!

В тот момент, когда световой клинок обрушился на Икки, парень исчез. Нет, на самом деле он просто быстро отпрыгнул, уворачиваясь от света, но проделал это с такой скоростью, словно действительно испарился.

— ..?!

Стелла была потрясена до глубины души промахом по цели.

Что это только что было?!

Впрочем, несмотря на удивление, девушка сразу же сделала новый выпад. Катартерио Саламандра создает чрезвычайно жаркий меч, не имеющий физического воплощения и способный достать свою цель на расстоянии более ста метров. Человек из плоти и крови просто не может уклониться.

Но Икки сделал это.

Второй удар, затем третий. Тут и там, Икки передвигался словно ураган между вспыхивающими атаками Стеллы, не давая ни одной задеть себя. Следовать за его движениями было просто нереально, не то, что клинок, даже взгляд не поспевал за его скоростью. В конце концов, Стелла уже даже примерно не могла определить его местоположение.

— Тц, что это за сила такая?! Как ты смог так резко ускориться?!

— Благодаря своей способности. Как Стелла-сан умеет управлять огнем, так и я владею силой Блейзера.

Способностью Икки была… возможность удвоить физические показатели.

Среди всех способностей блейзеров, эта считается наихудшей, ибо рыцарь может получить гораздо больше силы или манёвренности, используя магию. Стелла в этом поединке тоже использовала подобную магию, и ее возможности выросли в пять-шесть раз, а не в жалкие два раза. Другими словами, Икки обладал более слабой версией того, что любой Блейзер может сделать магией.

Можно сказать, вполне подходяще для F-ранга.

— Лжешь! Эти движения, это намного превышает простое удвоение! И я никогда не слышала, чтобы вместе с физической силой повышалась и магическая! — запротестовала Стелла, продолжая наносить удары мечом.

Высвобождение магической энергии, которое видно невооруженным взглядом, плюс движения, каких просто не может быть. Нет, такого не достичь просто удвоив свои возможности. Даже если рассматривать только физическую силу, у Икки она подскочила минимум в десять раз.

Парень продолжал перемещаться, словно ураган уклоняясь от выпадов принцессы и слегка хвастливо улыбаясь на ее замечания.

— Это верно, только я использую свою способность не обычным способом. Я использую свою силу на полную мощность.

— Ха?! На одном энтузиазме ничего не улучшишь!

— Нет… Я говорю в буквальном смысле.

— Что?

— Я думал об этом очень долгое время. Представим, что ты участвуешь в забеге на сто метров, заявляя, что используешь все силы. Но после финиша все равно остается какая-то часть. Мне показалось странным, ведь если и правда бежать изо всех сил, разве в конце ты не должен свалиться без чувств?

Почему так происходит? Дело в том, что люди, как и любые живые существа, на уровне инстинктов хотят сохранить свою жизнь, поэтому выживанию дается высший приоритет. Как бы человек не стремился воспользоваться всеми силами, его подсознание просто не позволит ему сделать этого.

Даже выбившись из сил, человек сохранит некую часть энергии, чтобы тело продолжало функционировать. Это ограничение зашито в каждом живом организме.

Именно из-за этого ограничения люди обычно не используют и половины выносливости, силы или магии. Это абсолютное правило.

Но что если кто-то сумеет сломать его? Что если кому-то удастся, одной лишь силой воли, убрать ограничение, удерживающее от использования всех сил?

— Ты… неужели ты!

— Именно. Моя магическая сила не возросла. Я просто стер ограничения и теперь могу воспользоваться всем своим потенциалом.

Икки не хватало таланта как никому другому, и понимал он это лучше всех. Одним лишь тяжким трудом нельзя преодолеть пропасть между собой и одарёнными, а все потому, что талантливые рыцари тоже прикладывают немало усилий для совершенствования. Крайне оскорбительно говорить, что побеждают они одним только талантом. И хотя тренировки спустя рукава расширяют эту пропасть, но чрезмерные усилия особо погоды не сделают. Так что обычно разница в таланте становится определяющим фактором.

Если он хочет покрыть эту разницу, придётся выйти за рамки обычного. И нет другого выбора, кроме как стать Шурой*. Икки не отворачивался от этой истины, сфокусировавшись на этой цели, он нашел свой путь. Чтобы одолеть талант, он научился использовать всю силу без остатка.

Одной минуты — хватит. Плевать, что будет потом, главное: на эту минуту он станет достаточно сильным, чтобы победить любого.

Таков ответ, найденный Курогане Икки. Так, со своей величайшей слабостью, он сможет одолеть величайшую силу противника. Намеренно используя всю жизненную силу и выносливость, преодолев ограничения, он создал Благородное искусство, высвобождающее всю его скромную силу, усиливающее его в несколько дюжин раз чуть больше чем на минуту.

— Итто Шура*.

Икки, чьи перемещения по арене и до этого нельзя было отследить, с ошеломительной скоростью, внезапно появился в слепой зоне Стеллы, закончив поединок.

Одним ударом.

Стелла получила этот точный удар Интетсу на такой скорости, что у нее не было даже возможности вскрикнуть, не то что увернуться или заблокировать.

— Ах…

Она почувствовала, как исчезает опора под ногами, а затем все её мысли поглотила тьма. Это было особое состояние налагаемое иллюзией смертельной раны, схожее с потерей сознания. Соответствуя своему названию, Итто Шура вырубил Алую Принцессу всего одним ударом, отчего она и упала в обморок.

— Достаточно! Победитель — Курогане Икки!

Несмотря на объявление Куроно и представший прямо пред их глазами ошеломляющий итог, зрители все никак не могли понять, что произошло. Все они просто смотрели на безмолвно стоящую фигуру рыцаря-неудачника.

Часть 6

— …Ммм.

Стелла постепенно просыпалась, продираясь сквозь яркую пелену, и первым, что она увидела, открыв глаза, был низкий потолок и… Куроно, сидящая рядом с кроватью Стеллы и курящая сигарету.

— Очнулась, Вермиллион?

— Госпожа председатель… Где я?

— В своей комнате. Ты отключилась, после получения удара иллюзорной формы Девайса. Это не тот случай, когда нужно использовать iPS-капсулу или звать врача, так что я просто дала тебе отдохнуть, — сказала Куроно, выпустив облако дыма меж накрашенных губ.

…Разве в студенческом общежитии не запрещено курить?

Но Стелла была не в том состоянии, чтобы озвучить эту мысль.

— Значит… это был не сон?

Осознав это, она помрачнела. Казалось, что её надеждам не сбыться. Она проиграла, и проиграла так явно, что ей нет за это прощения.

— …Хаа. Я считала, что забыла это чувство давным-давно. Поражение… это точно оно.

— Ну, ты не должна так расстраиваться из-за этого. Курогане, без всякой форы, сумел выиграть в поединке со мной. Он не тот, кого ты можешь победить при твоей нынешней силе.

— Победил «Мировые Часы», бывшую третьей по силе в мире… что за чёрт?

Даже у монстра есть предел.

…Нет, не ей говорить об этом. Её поражение меньше чем за минуту было кульминацией силы воли, чем-то невообразимым. Насколько же надо быть ужасно уверенным и решительным в своих убеждениях, чтобы так рисковать? Таким стилем боя действительно мог бы пользоваться Шура. Его можно назвать нечеловеческим.

Ах.

Кстати, а что стало с парнем после того, как он истратил все свои силы?

— Госпожа председатель, а он… в порядке?

В ответ Куроно слегка кивнула.

— В полном. Его состояние было гораздо хуже твоего, но не столь плохо, чтобы угрожать жизни.

Сказав это, она посмотрела на верхнюю койку двухъярусной кровати.

Стелла вылезла с нижнего яруса и посмотрела наверх, где в спортивном костюме лежал бледный Икки. Его жизненная сила была настолько мала, что если бы девушка не слышала слабого дыхания, то приняла бы юношу за труп.

— Он оставил немного энергии в запасе, чтобы добраться до комнаты и переодеться. Если бы не это, последствия его техники были бы куда более суровыми. По крайней мере, об этом Курогане подумал.

— Не думаю, что дело в сэкономленной энергии.

Итто Шура — Благородное Искусство, позволяющее использовать все свои резервы, игнорируя инстинкт самосохранения. Пользователь не сможет даже дышать после всего лишь минуты использования, поэтому Икки не может долго сражаться в таком режиме. Если он не победит за эту минуту, то поражение — неизбежно. Тактика решительного саморазрушения. Но, совладав со столь ненадёжной техникой, этот парень показал, что способен победить даже самого себя.

— Госпожа председатель, кто на самом деле этот парень?

— Что ты имеешь в виду?

— Пожалуйста, не прикидывайтесь! Двигаться так быстро, что я не могла уследить; это совершенно ненормально! Он один из них? Один из Японских ниндзя!?

— Нет, ты совершенно…

— В любом случае, для кого-то вроде него быть второгодкой F-ранга очень странно! Пожалуйста, объясните мне, что происходит!

— Даже если ты так говоришь, он является F-рангом в соответствии с нынешними законами: ранговая система оценивает лишь способности Блейзера. Обыденные навыки, вроде владения мечом, физической подготовки или боевых искусств, не включены в эту оценку, ведь они неэффективны против Благородных Искусств.

В самом деле, обыденные навыки ничто в сравнении с ошеломляющей сверхъестественной силой Блейзеров. Представим, например, что существует мастер фехтования, способный разрубить сталь. Как он будет сражаться против огненного меча Стеллы? Его мастерство будет бесполезным; его судьба — стать пеплом под пламенем Блейзера. Подобные навыки полезны лишь в бою Блейзеров со схожими магическими способностями.

— Сейчас это общепринятая точка зрения. Проще говоря, в настоящее время нет такой системы, которая могла бы адекватно оценить Курогане. Ну и раз единственной его сильной чертой являются физические навыки, то… только худшим его и можно назвать. Довольно редко кому-то так «везет». Если ты гений, появляющийся раз в десять лет, то он болван, что рождается лишь раз десятилетие. И ничего тут не поделаешь. Ты должна была это прекрасно понять, когда его удар в полную силу не смог тебя даже поцарапать, а ведь ты была полностью беззащитна.

— …Ну, это так… но вы не рассказали, почему он остался на второй год.

— Разве!?

— Я из правящей семьи. Я знаю, как ценны для стран сильные Блейзеров. У академии, обучающей рыцарей-магов, должны быть схожие принципы. Плохие оценки не могут быть достаточной причиной, чтобы оставить его на второй год.

В последнее время появилось слишком много мятежных организаций, поэтому страны всегда содействуют развитию сильных рыцарей. Не существует причины, которая бы перечеркнула этот приоритет.

На аргументы Стеллы Куроно горько улыбнулась и вздохнула, словно в знак согласия.

— Ха-ха… Так, так. Ты действительно попала по самому больному месту.

— Как я и думала, есть и другие причины, да?

— Да. Его оценки — лишь предлог для администрации академии.

— Предлог…?

— Именно. Вермиллион, тебе фамилия Курогане ни о чём не говорит?

— Невозможно, что бы я знала о чём-то столь вульгар…

Она не может знать. Это то, что она хотела сказать, но образ одного человека с такой фамилией всплыл в её голове.

— Подождите, не может быть… Самурай Рёма?

— Именно. Герой, приведший Японию к победе во Второй Мировой Войне, Самурай Рёма. Его настоящее имя Рёма Курогане, и он прадед Икки. Но даже без него, клан Курогане весьма известен: начиная с эпохи Мейдзи, в каждом поколении рождаются сильные Блейзеры. Эта семья очень влиятельна в обществе рыцарей-магов. Они надавили на Академию Хагун, сказав: «Не позвольте Икки Курогане, сбежавшему из дома Курогане подлецу, выпуститься».

— Почему они так поступили?

— Чтобы удержать престиж семьи. Это опорочит их имя, если такая аномалия, как F-ранга, родится среди них. Так, видимо, они думали. Как-никак, сейчас прежде всего смотрят на ранг рыцаря. Предыдущий председатель правления академии подчинился и ввёл это смехотворное правило минимума силы для допуска к практическим занятиям. Таким образом, он отстранил Курогане, и как результат — несправедливое оставление на второй год.

— … — услышав эту неприглядную историю, Стелла почувствовала глубоко в груди невообразимое возмущение. — Разве родители… или учителя должны так поступать?!

— Как не прискорбно, но в мире есть и такие взрослые. Конечно же, сама я никоим образом не собираюсь мириться с их действиями. Заняв должность, я полностью избавилась от этих отбросов, но… потерянный год Курогане уже не вернуть.

Но…

— Но даже тогда он не озлобился. Преследуемый семьёй, лишенный всех возможностей, затираемый в дальний угол, как безнадежный бездарь, он всё равно продолжал верить в себя. Не считая силу гениев непреодолимой, не отрицая своей слабости, сразившись со всей этой несправедливостью, он достиг высот и стал тем, кто он есть. Веря в себя и свои ценности, он рискнул всем, что имел, и, наконец, достиг “непобедимой минуты”, когда способен одолеть даже признанного всеми гения, Алую Принцессу. Если честно, он по-настоящему особенный.

— …

Вера в себя и свои ценности, несмотря на безнадежность ситуации. Стелла хорошо знала насколько это тяжело, понимала как это больно. Но, по счастью, она обладала талантом. Она верила в то, что обуздав пламя внутри себя, сможет серьёзно помочь своей стране. Это было её стимулом.

А что же Икки? Он действительно ничего не имел. Его магическая сила посредственна, его Благородное Искусство, визитная карточка Блейзера, всего лишь удвоение физической силы. Это уже достаточно больно, но взрослые вокруг Икки делали всё возможное, дабы усложнить ему дорогу. Как же он до сих пор сохранил веру в себя?

— Но… но что же подтолкнуло его забраться так далеко…!?

— Кто знает? Это не то, что можно понять, не спросив у самого Курогане. Я просто кое-чего жду от него. Зная Курогане, он вполне может и победить в турнире Семи Звёзд, не считаешь?

Куроно затушила сигарету в карманную пепельницу и ещё раз спросила Стеллу:

— Вермиллион. Помнишь, что ты ответила мне утром на вопрос: «Почему ты решила учиться за границей?»

— Да. Потому что, останься я у себя в стране… Я бы, в конце концов, забыла, как развиваться дальше.

Поэтому Стелла покинула Вермиллион. Граждане ее страны по собственному желанию заключили её в клетку “гениальности”. Будто она при любых её действиях никому не проиграет. Если бы Стелла осталась там, то, скорее всего, и сама бы в это поверила. Стала бы надменной, а сердце бы насквозь прогнило. Появилось бы безосновательное высокомерие, а стремление стать лучше наоборот улетучилось. Это пугало её сильнее, чем что-либо. Так сильно, что она больше не могла позволить себе там оставаться. Она должна стать намного более сильным рыцарем, дабы защитить её любимую Империю Вермиллион.

Вот почему Стелла прибыла в Японию: найти людей сильнее, чем она, сразиться с ними, победить и стать Королем Меча Семи Звёзд.

— Поэтому, Стелла Вермиллион, попробуй следовать за Курогане в течении года. Я уверена, это время не будет потрачено впустую.

На вызов Куроно, Стелла не могла дать внятного ответа.

— Я… все еще не поняла. Из ваших слов я совершенно ничего о нем не узнала…

— В принципе, тоже верно.

Неизвестно, удовлетворил ли ответ Стеллы Куроно, но, кивнув, она направилась прямо к выходу.

Повернув ручку, председатель открыла дверь.

— Тогда ты сама должна узнать его. Как я уже говорила, Итто Шура великая техника, которую можно использовать лишь раз в день, не утаивая ни малейшего кусочка магии, силы или воли. И она такова, что ее не остановишь на полпути, словно упрямая лошадь. Какое-то время он будет без сознания… ну, надеюсь, он не умер на самом деле, а лишь так выглядит. Рано или поздно очнется, и, если ты, проверив мои слова, все еще будешь против жить с ним, скажи мне. Я подготовлю для тебя специальную VIP-комнату на одного человека.

Сказав это, Куроно вышла.

Часть 7

Оставшись в комнате, в каком-то смысле брошенная, Стелла принялась изучать победившего её парня.

На самом деле… я ведь не слабая.

Она не была столь дерзкой, чтобы считать себя сильнейшей в мире, но и человеку с посредственными способностями проиграть никак не могла. Икки был силен, и Стеллу интересовал источник этой силы. Она хотела знать, как он сумел и дальше верить в себя, несмотря на все преграды.

— …Курогане. Икки.

Загадочная сладость заставила биться сердце слегка быстрее, когда она произнесла его имя. Впервые Стелле так сильно хотелось узнать о ком-то. Она не могла сдержать своего желания изучить спящего юношу, и ожидание его пробуждения было просто невыносимо. Именно поэтому, переполненная кипящим любопытством, она поднялась по лестнице кровати.

Икки еще спал. Похоже, во сне он переворачивался, и сейчас лежал на животе, скрыв лицо от девушки. Она слышала его спокойное дыхание, видела легкие движения хорошо сложенной спины. К тому же пропало ощущение, будто он уже никогда не проснется, так что, видимо, недавно парню стало лучше. От этого Стелла почувствовала небольшое облегчение.

— …Икки.

Она позвала по имени, но он, будто игнорируя девушку, не очнулся от своего глубокого забытья. Делать нечего. Он так сладко спал, что будить силой было бы слишком грубо. Тревога еще не до конца утихла, поэтому Стелла решила прогуляться, вернувшись чуть позже.

Да, так она думала…

— …

…Пока случайно не взглянула в зазор между рубашкой и шеей Икки. Спина юноши была довольно широкой и дарила ощущение основательности, чего девушка никак не ожидала из-за его глуповатой улыбки.

Нет, его тело не было мускулистым. Скорее сказать стройное, но при этом стальная сила, заключенная внутри, заставляла его спину выглядеть гораздо крепче, чем была на самом деле.

…Т-только чуть-чуть, это ведь нормально, да? Тем более, что он не увидит.

Посовещавшись с кем-то невидимым внутри себя, Стелла протянула руки к спине Икки и начала медленно ее касаться.

О-ого…

*Тук-тук*

Когда ладони Стеллы прикоснулись к нему, ощущение тока крови Икки начало вливаться в неё. Он был сильным и достаточно горячим, чтобы сжечь, но при этом тело ощущалось непохожим на сталь. Она словно чувствовала жар его стойкости.

Так вот, значит, какая мужская… спина.

В первый раз она касалась юноши, и от того Стелла чувствовала себя будто во сне.

— Н… мн…

— Ай!..

Внезапно Икки перевернулся лицом вверх, из-за чего рука девушки оказалась зажата под спящим парнем.

Ох нет!

Если он сейчас проснется, Стелле не будет никаких оправданий. Тело Икки оказалось неожиданно тяжелым, поэтому она никак не могла освободить руку и сбежать. Она могла бы быстро её выдернуть, но тогда наверняка разбудила бы юношу, не говоря уж о падении с лестницы из-за слишком резкого рывка.

…Что же делать?

Затаив дыхание, Стелла поднялась чуть повыше. Стоя на коленях, чтобы не потревожить юношу, она левой рукой попыталась медленно приподнять тело Икки… Медленно… ещё медленней.

— Унн… н!

— ..!

— Кх…

Э-это было близко!

Холодный пот пробежал по спине девушки. Каким-то образом ей удалось приподнять Икки со стороны и вызволить захваченную руку. Отлично! Но… Стелла все равно продолжила смотреть на спящего перед ней парня.

— Он вообще не просыпается.

Ну, в принципе он полностью исчерпал себя, так что Стелла вполне могла понять столь крепкий сон.

— …

Девушка сглотнула, смотря на лежащего без движения Икки. Теперь, когда он перевернулся, ее глазам открылся слегка оголенный пресс.

Мужской живот…

Раньше она уже видела подобное пару раз, но ещё никогда не касалась. Какие же ощущения это принесёт?

— О-о чем ты только думаешь, Стелла?! Это неправильно! Чтобы я, незамужняя девушка, тем более принцесса, заинтересовалась телом парня, который даже не мой в-во-возлюбленный… какой позор!

Стоп, ведь это не так уж и неправильно, да? Она ведь не думает ни о чем извращённом. Курогане Икки, первый противник, сумевший ее победить, поэтому девушке просто хочется больше узнать о рыцаре, с которым ей придется столкнуться в будущем, чистое любопытство.

Вот и всё. Возможно. Более-менее.

— Т-тем более, он первым увидел меня голой, так что и я имею право, ведь так?..

Софистика, но Стелле казалось, что это оправдывает её действия. Поглощенная любопытством, она протянула руки к торсу юноши, просунула одну из них под майку к солнечному сплетению и… мягко задрала ее.

— Это… мужское… тело…

Когда при первой встрече Икки сбросил с себя одежду, она его не толком разглядела, пребывая в замешательстве. Сейчас же, когда девушка подкралась так близко, она могла сказать, что тело юноши в необычайно хорошем состоянии. Тонкий рельеф мышц выглядели совсем не так как у нее, у девушки. Ощущения, естественно, тоже отличались.

— Хаа… Хаа…

Мозг Стеллы буквально закипал от сильного желания прикоснуться. Перед глазами все лихорадочно кружилось, а дыхание стало тяжелым и прерывистым. Она уже не могла остановиться.

— …Ну ладно.

Дрожащей рукой девушка коснулась пресса Икки, и ее словно током ударило от ощущения текстуры кожи и мышц. Крепкая, но при этом и довольно нежная упругость, какую Стелла еще никогда не чувствовала. При этом легко ощущалась огромная скрытая в ней энергия.

— Удивительно…

Это было тело рыцаря стремительно шагающего к своей цели, а не спотыкающегося, потерявшись в темноте. Стелла всегда говорила себе, что она в первую очередь рыцарь, а уже потом женщина. Она знала, как тяжело настолько отточить собственное тело и держать его в соответствующей форме.

Больше она не сомневалась в словах Куроно, Икки действительно никогда не поддавался отчаянию. Его тело было закалено, как и воля.

Куроно не преувеличивала, и оттого желание Стеллы, узнать о парне больше, усилилось многократно. Чем больше она узнавала, тем большего ей хотелось. Эта жажда почти что душила девушку. Очарованная, Стелла потеряла самообладание без всякой причины или повода. И это было на удивление приятно.

— Ха… Что же я творю…

Водя изящными пальцами по животу Икки, девушка вопрошала кого-то невидимого, изо всех сил пытаясь сопротивляться помешательству. И тогда…

— Эм, мне бы тоже хотелось это знать. Стелла-сан, что ты делаешь?

Икки, по лицу которого можно было сказать, что он абсолютно не понимает что происходит, вернул вопрос Стелле, сидевшей верхом, обхватив его талию ногами, и касающейся его кожи то тут, то там.

— Аааа?!

Стелла в ужасе вскрикнула и тут же отпрянула от юноши.

— Погоди! Не вскакивай так сильно, иначе…

Предупреждения Икки слегка запоздало. Резко подскочив, Стелла с поразительной силой врезалась головой в потолок, а затем с визгом свалилась на пол.

— C-cтелла-сааан?! Ты в порядке?! У тебя голова…

— В-в-в-все хорошо!!! Я просто упала и пролила на голову томатный сок. И всё!

— Ни капельки не хорошо! Ведь этот томатный сок течёт из тебя! Просто сиди смирно! Я окажу первую помощь, так что просто сиди смирно!

Часть 8

— Ну вот, другое дело.

Икки воспользовался своей аптечкой, позаботившись о смущенной, но благодарной Стелле.

— А ты в этом хорош.

— Я со средней школы живу один, так что могу хотя бы это сделать.

Ну, не то чтобы мне кто-то помогал и до этого, когда я жил в том доме.

Икки вздохнул, а Стелла вдруг сказала кое-что странное:

— …Мне рассказали о тебе. Председатель правления.

— Обо мне?

— О том, как с тобой обошлась школа… и семья.

— Чт… ну что за человек, разбалтывает деликатные подробности чужой семьи. Извини, наверно неприятно было слушать.

— Совсем нет. Если честно, хочу, чтобы ты рассказал.

— О чем?

— Как ты смог продолжать верить в то, что станешь рыцарем, несмотря на такое плохое отношение ото всех?

— …Почему ты хочешь услышать об этом?

— Н-нет, я совершенно не хочу узнавать о тебе больше! Не зазнавайся! Мне просто интересно, почему новичок со столь низкой магической силой все еще хочет стать рыцарем! В-вот и все!

— Услышать прямо в лицо такие ужасные слова… прям ностальгия.

Что ж, в принципе, в его истории нет ничего секретного. Икки было немного стыдно рассказывать, но раз Стелла так настаивала, то он не мог ей отказать.

— Есть один человек, уровня которого я пытаюсь достичь.

— Человек? Ты о Самурае Рёме?

Известный герой, которому подражает каждый в семье Курогане. Икки подумал, что вполне естественно, что это первое имя, которое всплывает в голове.

— Да, именно он. У меня никогда не было таланта, поэтому родители и остальные родственники отказались от меня еще в детстве. Для поколений моих героических предков, бездарные отпрыски всего лишь обуза. Меня не допускали к семейным магическим урокам. Вместо того, чтобы сидеть на новогодних праздниках, меня каждый раз просто запирали подальше от глаз.

«Ты ничего не можешь, так что даже не пытайся.»

Это были последние слова его отца, произнесённые на пятый день рождения Икки, после чего тот больше никогда не говорил и не смотрел на сына. И поскольку точка зрения главы семьи распространялась на весь клан, к Курогане Икки начали относиться как к кому-то ”никогда не существовавшему”.

Из-за этого было так больно, что юноше искренне хотелось пропасть.

— Но тогда же Рёма-сан мне кое-что сказал.

Даже сейчас Икки прекрасно помнил тот снежный день. Новый Год, вся семья собралась дома, хоть для Икки праздник ничего не значил. Было невыносимо слышать веселый смех из-за запертых дверей, поэтому мальчик незаметно сбежал, отправившись на гору, расположенную за фамильным поместьем.

И тогда он… потерялся. Вскоре солнце село, резко похолодало, а мягкий снегопад обратился метелью.

Никто не стал его искать по очевидной причине: какой смысл спасать дитя, которого не существует? Даже если бы он насмерть замерз, почти никто из семьи не стал бы горевать.

Лишь сестра расстроилась бы из-за его смерти, но… это всего один человек.

Когда он задумался об этом, слезы хлынули из глаз. Не потому, что родился без таланта, а потому, что никто в него даже не верил.

…И вот тогда пред ним предстал Курогане Рёма, огромный пожилой уже человек с белыми закрученными усами. И он сказал зареванному Икки, чтобы тот дорожил своими слезами.

Слезами, доказывающими, что Икки в сердце еще не сдался.

«Послушай, пацан, ты еще очень юн. Когда вырастешь, не становись таким же скучным как те, что восхваляют такую бессмысленную вещь, как талант. Не будь слабым, кто сдается, не попробовав, и зовет это зрелостью. Вырасти тем, кто зайдёт так далеко вперёд, что за твоими шагами не смогут даже уследить. Человек может добиться всего, если не сдастся. В конце концов, человечество однажды долетело до луны, при этом, не имея крыльев.»

Старик произнес эти слова с юношеской улыбкой и стряхнул снег с головы Икки.

— Я был… вне себя от радости. Впервые мне кто-то сказал, чтобы я не сдавался. Хоть я был еще всего лишь ребёнком, я знал, что это просто слова, и что он ничего не может гарантировать с моим будущим.

Но все равно, он был счастлив. Даже если это всего лишь несколько слов, но чувствовал он себя по-настоящему спасенным.

— Тогда же я решил: если и вырасту, то похожим на него. И если встречу кого-то с такой же проблемой, скажу ему: “Не сдавайся” — и отмечу, что люди — это не только их таланты. Я стану тем, кто понесет его слова другим. Впрочем, для этого я пока еще не достаточно готов. Я должен стать сильнее, как он, иначе мои слова так и останутся лишь трёпом слабака. Потому я не могу сдаться. Если хочу достичь уровня Самурая Рёмы, я как минимум должен выиграть Фестиваль Семи Звезд.

— …Ясно. Вот, значит, какая мечта у Икки.

— Думаешь безнадежно?

В яблочко. Лицо Стеллы помрачнело от неловкости ситуации. Она на самом деле думала, что мечта Икки потрясающа, но… осуществить её…

— Не надо ничего говорить или делать такое лицо. Я и сам прекрасно понимаю, что сделать это будет нелегко. Но даже так… Стелла-сан, если бы у тебя была мечта, к которой ты изо всех сил стремилась, но кто-то сказал: «Бросай это дело, у тебя ничего не получится» … Ты бы с этим согласилась?

— Оу…

На мгновение глаза девушки широко распахнулись. В алых зрачках промелькнул отблеск то ли понимания, то ли осознания.

— Хе-хе… Ха-ха-ха.

Извиняющийся взгляд девушки пропал, а сама она разразилась смехом.

— Да, ты прав. Я бы не сдалась. Пусть я и скверно опалена, почему я должна бросать?

После слов Икки Стелла вспомнила себя в те же годы.

— Вот, значит, какова причина. Верно, не стоит дрожать над достижением наших чаяний. Если, даже вложив всю себя, мои усилия окажутся напрасны, то так тому и быть. Но не попробовав, нельзя говорить, что они бесполезны.

— Именно. Не важно, насколько мне не хватает таланта, или сколько людей заявит, что я безнадежен, только из-за этого я не опущу руки. Тем более, я ненавижу проигрывать.

— Не думала, что существует человек, ненавидящий проигрывать так же как я.

Стелла вновь залилась смехом. Этот смех был полон удивления и счастье одновременно.

Девушка расслабилась и подняла руки.

— …Эх, сдаюсь. Я смотрела на тебя с позиции собственных глупых взглядов на талант и посредственность, поэтому и не разглядела настоящего. Равнодушная и самонадеянная, я изначально не могла бы победить. Признаю свое полное поражение, Икки.

Стелла почувствовала себя намного легче после признания. Больше она ни капли не сомневалась в совете Куроно. Курогане Икки обладал тем же духом, но был сильнее. Без сомнений, если девушка последует за ним, то это принесёт ей огромную пользу. Стелла всем сердцем была благодарна за их встречу. Как же еще может быть, если ради этого она пересекла весь мир?

Икки, увидев ее яркие эмоции, ощутил, что принцесса поняла его. Похоже, его ответы ей понравились. В таком случае…

— Ну, раз в этом мы пришли к согласию… есть еще один очень важный вопрос. Стелла-сан.

— Хм? Какой?

— Ну, как бы… я ведь выиграл нашу дуэль?

— Конечно. Я ненавижу проигрывать, но не настолько упряма, чтобы отрицать произошедшее.

— Значит, с этого момента Стелла-сан — моя слуга?

— …А?

Глаза Стеллы широко распахнулись как у подстреленного голубя.

— Ты ведь помнишь условия поединка? Проигравший подчиняется победителю и выполняет любые его приказы.

— …!?!

В одно мгновение лицо Стеллы покраснело, а затем побледнело до синевы. Из-за насыщенности событиями она совсем об этом забыла.

— И раз я победил, то начнем …

— Т-т-ты ч-чего! Это была ф-фигура р-речи… я перенервничала, и!..

— Хм, чего бы мне первым потребовать. Ты ведь что угодно исполнишь, правда?

— Ч-что угодно?! Н-нет, я-я сказала, что сделаю в-все что угодно, но что угодно совсем не хорошо! С-совершенно!

Стелла нырнула в угол кровати и накрылась одеялом, словно пытаясь спрятаться от Икки. Что она там говорила, что небеспричинно упряма?

— Что? Так значит, Стелла-сан, собираешься нарушить слово?

— Тц…

— Ну, если не хочешь, то ладно. Эх, похоже, в королевской семье Вермиллион не принято держать обещания.

— А… ух…

— Какое разочарование.

— По-подожди!

Как и ожидалось, Стелла отреагировала на бессовестные поддразнивания Икки. Выползая из-под одеяла, она смотрела на юношу почти плача.

— Кто сказал, что мы не держим клятвы?! Л-ладно! Я стану твоей слугой, псиной! Сделаю все, что захочешь, даже неприличное! Извращенец! Дурак! Ненавижу тебя!

— Сама предложила, а теперь еще и злишься?

…Эх, наверное, я несколько перегнул палку.

Икки просто хотел немного проучить Стеллу, чтобы она больше никогда не делала таких бездумных ставок, но, видимо, перестарался. С самого начала он не собирался делать Стеллу своей слугой. Его настоящей целью было…

— Тогда вот приказ. Стелла-сан, будь моей соседкой.

…жить вместе.

— А… что… и все?

— Ага. Во время поединка я думал, что мы вполне сможем ужиться и просто захотел с тобой подружиться. Так что это скорее не приказ, а пожелание.

Икки хотел узнать больше об этой девушке, дух которой так напоминал на его собственный. От этих слов…

— Ааа…

…девушке, размышлявшей в том же ключе, показалось, что ее мозг сейчас закипит.

— Т-ты, д-да… да что ж с тобой такое… называл меня красивой… теперь хочешь подружиться… с незамужней принцессой… словно это ерунда какая-то. Все-таки нет в тебе никакой деликатности…

Возможно, она больше не сможет смотреть прямо на Икки. Когда она отвела взгляд, даже уши загорелись. Впрочем, Икки принял эту реакцию за гнев.

— Оу, не хочешь, значит? Прости, с моей стороны было грубо предлагать жить с парнем. Тогда пойдём найдём председателя. Думаю, если попросим, она найдет еще одну комнату…

— Стой!

Стелла схватила Икки, уже собиравшегося уйти.

— …Все нормально.

— Хм?

— Я-я сказала… что не против!

— А? Серьезно?

— Я-я согласна, но только из-за приказа! Мне стыдно будет, если ты подумаешь, будто Вермиллионы — лжецы! Только и всего! И-и это не потому, что так хочу с тобой подружиться!

Стелла встала, оглянувшись вокруг. Она использовала много отговорок… но Икки понял, что она была согласна. И это сделало его счастливым.

— Тогда давай жить вместе, Стелла-сан.

— …Делать нечего, так что рассчитываю на твою поддержку… Хмпф!

Стелла пожала руку парня, глядя в другую сторону. Рука ее была гораздо меньше, чем он предполагал, и намного теплее.

Разобравшись, наконец, с вопросом совместного проживания, они вдруг услыхали звонок по общежитию. Это был восьмичасовой сигнал.

— Ух, похоже, я спал слишком долго. Опоздали теперь.

— А что такое неудобное связанное с восьмью вечера?

— В восемь закрывается столовая. Так, что теперь делать с ужином?

Комендантский час начинается с девяти. Думаю, я должен сбегать в магазин и чего-нибудь купить. Только всё тело болит после использования Итто Шура, и так не хочется готовить…

Даже подумать страшно, что будет, если он отрежет себе палец. Икки от беспокойства скрестил руки, как вдруг Стелла странно взволнованным голосом предложила решение проблемы.

— Е-если это все, то я могу что-нибудь приготовить.

— А? А это ничего?

— В смысле… ты мой х-хозяин, хоть мне этого и очень не хочется… а долг служанки готовить, когда ее хозяин голоден.

— …Эм, а может забудем просто все те разговоры насчет хозяина и слуги?

— Н-нельзя! Дворянин никогда не нарушит свое слово! Т-так что хватит упираться и просто позволь мне тебя обслужить!

Ну что за возмутительно великолепная горничная. Хотя, если откровенно, Икки был в том возрасте, когда домашняя готовка девушки кажется весьма привлекательной.

— Ладно, понял. Тогда пошли в ближайший супермаркет вместе. Я хотя бы все куплю, Стелла-сан.

— Ммм…

… Хм? На что она опять дуется?

— …Так не пойдет.

— Что, и это нельзя?

— Я про твое «Стелла-сан». Икки здесь хозяин, к тому же старше меня, так что не надо никаких уважительных суффиксов. Не добавляй «-сан».

— Эм… Не могу. В смысле, Стелла-сан все-таки настоящая принцесса, как-никак.

— Ну а ты разве не собирался подружиться с этой принцессой?

— Ух…

— Разве не странно друзьям обращаться друг к другу так официально?

Ну, это действительно так, но…

— Разве не странно друзьям быть хозяином и слугой?

— Это одно, а то совсем другое дело.

— Чего?!

— В любом случае!

Стелла ткнула пальчиком в сторону носа Икки.

— Пока не назовешь меня Стеллой, я не буду отвечать!

Стелла заявила с умилительным гневом, но голос был полон смущения. Икки в самом деле не хотел обращаться к принцессе настолько неподобающе, но… хоть это и так, они собираются стать друзьями, так что отказывать в этом нельзя.

— …Эх. Я понял, Стелла.

В конце концов, Икки сдался. Или точнее, Стелла его просто уболтала. Нет, ну все же, что за ужасно восхитительная горничная!

— Вот так. Ну что, Икки, пойдем! Я еще мало знаю о Японии, так что хорошенько обо мне позаботься.

— Да, да.

Что ж, если простое обращение без формальностей сделало принцессу такой счастливой, он и дальше продолжит её так называть. Очарованный улыбкой Стеллы, юноша с усмешкой пришел к такому выводу.

Примечания

  1. Стадион Токио Доум имеет площадь в 112 456 квадратных метров.
  2. Период Хейсея, начавшийся в 1989, период, относящийся к Японскому эра-наименованию. Харакири, как официальное наказание было принято в течение периода Мейджи, в 1873г.
  3. Леватейн — оружие, возможно меч или посох, фигурирует в Скандинавской мифологии в Старшей Эдде. В массовой культуре ассоциируется с огнём. Пишется через кандзи 妃竜の罪剣, Hiryuuno Zaiken ("Меч Греха Принцессы Драконов").
  4. Интетсу — 陰鉄: "Призрачный металл"
  5. ”Дыхание дракона”: Пишется через кандзи 妃竜の息吹, Hiryuu no Sokusui (“Дыхание Принцессы Драконов”).
  6. Имперские Искусства: Пишется через кандзи 皇室剣術, Koushitsu Kenjutsu(«Имперская техника меча»)
  7. Похищение Клинка: Пишется через кандзи 模倣剣技, Muhou Kenjutsu (“Имитация Техники Меча”)
  8. Катартерио Саламандра: В переводе с греческого «Огонь Чистилища». Пишется через кандзи 天壌焼き焦がす竜王の焔, Tenjou Yakikogasu Ryuu-Ou no Honoo (Пламя Драконьего Короля, сжигающее небо и землю)
  9. Шура: низкоранговые буддийские божества или полубоги. Они сильнее людей, но связаны циклом перерождения из-за сильных эгоистичных чувств, обычно зависти.
  10. Итто Шура: «Одноклинковый Шура», 一刀修羅

Комментарии