Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Пролог

Кажется, это было в младшей школе.

В миг, когда я поделился своей котлетой с моей подругой детства, Харусаки Чивой, та заявила голосом, прозвучавшим на весь класс:

— Э-кун, люблю тебя♪

Одноклассники засмеялись, и даже классный руководитель поиздевался: «Значит ты будущая жена Кидо-куна!». До сих пор помню тот стыд. А ведь просто наелся и не в силах был доесть ту котлету.

Возвращаясь из школы, пустил Чиву, которую дождь застал врасплох, под свой зонтик, и та заявила:

— Э-кун — сама доброта! Люблю!

Нет, в такой ситуации любой бы так поступил, не?

Ну не идти же мне в одиночку под зонтиком, оставляя Чиву мокнуть. Это ж насколько жестоким быть надо. Что за увлечения иметь.

Другими словами, «Люблю», в исполнении Чивы — преувеличенное «спасибо».

Само собой, как в среднюю школу пошли, перед людьми она так почти перестала говорить, но, когда мы оставались наедине, продолжала повторять «люблю». Я к тому привык настолько, что наловчился отвечать, «да», и «угу».

Она же моя подруга детства, почти как родня.

Семья как-никак.

И её любовь вовсе не романтическая. А семейная.

Так я думал.

До тех пор, пока Чива меня не поцеловала.

Я открыл рот, чтобы задать вопрос «Почему?» но так и не смог озвучить его. Ведь стоило шевельнуть губами, как я ощутил послевкусие поцелуя.

Дом, который нам позволили занять на время поездки совсем рядом с морем. Поэтому, стоя в гостиной в молчании мы отчётливо слышим звуки прибоя. Из окна, завешенного опаляемой солнышком шторой ощущается аромат соли и дуновение бриза.

Все пять чувств настойчиво намекают что это реальность.

Что это не сон.

— Не заметил ведь, потому что что всё время был рядом? — голос Чивы слегка дрогнул. Слёзы падают одна за другой, при этом девушка с улыбкой смотрит на меня. — Не понял ведь? Хотя столько раз говорила. Ну же, хоть в этот раз услышь, хорошо?

Даже не пытаясь утереть намокшее лицо, Чива произнесла:

— Э-кун, люблю тебя.

И практически одновременно с этими словами раздался хлопок двери. Рефлекторно обернулся, возле двери моя «девушка».

— Если бы всё заканчивалось на «люблю», то полиция не существовала бы. — Нацукава Масузу тоже улыбнулась — Смотрю, веселишься, госпожа подруга детства. А мне можно присоединиться? — голос при этом у неё ледяной. Откинув назад серебряные словно лёд волосы, не сводит с Чивы взгляда.

В пику ей, Чива ярко улыбнулась. С озорным выражением воззрившись прямо на соперницу, ответила:

— Читай атмосферу, девушка. И возвращайся лет девять этак спустя.

И пояснять не надо, что именно столько я провёл рядом с Чивой.

Провоцирует. Словно говоря «ты со мной и рядом не стояла». Молчаливо намекает на это. Вместе с тем это сигнал к бою.

— Для меня ждать девять лет — выше моих сил. — отрезала Масузу всё так же улыбаясь. — Ведь я не желаю становиться человеком, который потратив столько времени впустую, так и не смог пересечь грань.

Жестокая ремарка стёрла улыбку с лица Чивы. Масузу же улыбнулась ещё шире:

— Нечем гордиться кроме проведённого вместе времени… Не находишь это печальным? Словно твоя цель — «долгожитие».

Обычно в таком случае Чива бы уже в слезах была.

Ведь как ни старайся, в споре Масузу не победить. Её ядовитому языку даже я полностью проигрываю. Так что у Чивы — ни шанса.

Но сегодня она иная.

— Верно… Ты права, Нацукава. — честно признала девушка. Столь легко, что мы с Масузу были ошеломлены. — Я до сегодняшнего дня была слишком избалована. Своей продолжительностью знакомства с Э-куном. Поэтому и не могла простить тебя. Ведь ты с лёгкостью заняла то место, к которому я так долго стремилась, но никак не могла занять — место его девушки. Постоянно думала, что так нечестно, нечестно. Ведь я его с давних пор любила, а ты всего за каких-то два месяца в одном классе завоевала. Почему так? — голос Чивы прибавил в напоре, девушка сжала кулаки. — Но вчера наблюдая за сценой, поняла. Что именно из-за такого отношения мне у тебя не выиграть.

Пожалуй, что и я впервые вижу Чиву столь прямо выражающейся.

— Я никак не могла стать честна. Хотя и мелькали мысли, что хотелось бы стать девушкой Э-куна, но в глубине души считала, что «нынешнее положение устраивает». Но я ошибалась. Оно не вечно. Должна была это понимать, но не понимала. И осознать это мне помогла наверняка именно ты, Нацукава. Поэтому… Спасибо.

— Спасибо? — Масузу округлила глаза, её голос дрогнул. — Ты это сейчас серьёзно?

— Серьёзнее некуда. Я действительно благодарна… Но этим ты, пожалуй, сама себя подставила. — ослепительно улыбнулась Чива.

Это ещё что? Не успел я заметить, как роли полностью поменялись.

— Эйта-кун — мой парень. И ты заявляешь, что будешь мешать? — голос Масузу слегка задрожал.

— Это не имеет значения! — голос Чивы полон уверенности. — Я больше не буду завидовать. И сдерживаться. Ведь я люблю Э-куна! Люблю! Очень люблю! Кого люблю, того люблю! Больше не буду подавлять свои чувства! Больше не желаю лгать!

— Абсурд! — обычно Масузу уже выдала бы огромное количество ядовитых ремарок, но сейчас ни одной выдавить не в силах. «Абсурд» — это последнее, что обычная Масузу сказала бы. — Ведь девушка же уже есть? У него есть партнёр. И мешать этому партнёру нельзя — таково правило любви, не так ли? Слышишь? Эйта-кун — мой. Это уже факт, так почему же ты не сдаёшься?

— Потому что люблю, разве не ясно?

— Это не причина! Почему ты не поймёшь?

— Понять здесь нужно тебе! — Слова Чивы пышут страстью — Потому что люблю, и с этим ничего не поделать! Девушка там, или подруга детства — это не имеет значения! Ведь чувства — не остановить! Если твоя любовь настоящая, то это же и тебе должно быть понятно, Нацукава!

Масузу содрогнулась всем телом. Ноги задрожали, а серебряные волосы бессильно всколыхнулись.

— «Настоящая любовь», да? — подавленный голос, столь тихий, что услышал лишь я, стоящий рядом. — Что в ней такого хорошего, в настоящей любви? Неужели она так прекрасна? И как прикажешь быть мне, не способной жить, не полагаясь на притворство?

— Нацукава?.. — стоило Чиве попытаться приблизиться, как Масузу тут же вскинула голову. Острота её взгляда заставила меня затаить дыхание, да и Чива замерла. — Что бы ты не заявила, парня не отдам. Ты даже и без него найдёшь себе партнёра, наверняка… У меня же нет никого, кроме Кидо Эйты.

В глазах Чивы занялся огонёк ярости, с которой она воззрилась на Масузу, которая на голову выше.

— А это решать не тебе! У меня тоже нет никого кроме него!

Ой…

Уж не достигла ли ссора, момента, на котором не остановить уже?

Обе уже на расстоянии вытянутой руки друг от дружки.

Если их никак не остановить, то они начнут цапаться, нет, драться по-настоящему.

Но как остановить то?..

Сталкиваясь с такими ситуациями в сериалах и манге я постоянно ёрничал «всё закончится если одну выберешь».

Но в моем случая я уже заявил, что я «парень Масузу».

Вот только Чива заявила, что всё равно «не сдастся», так что этот вариант не прокатит.

Но надо что-то сделать.

Даже убедить не важно. Главное для начала хотя бы ссору прекратить.

Не желаю я видеть ссоры девушки с подругой детства. Ссор мне и в книгах более чем хватает.

— Постойте, девушки. — воскликнув от всей души, я сделал шаг вперёд — не решайте подобных вещей без меня и за меня! Нечего на пару ссориться тут!

Но и Масузу и Чива воззрились на меня:

— А ты молчи. Не усложняй разговор ещё сильнее.

— Именно. Это дело моё и Нацукавы!

Ноль внимания на меня.

А, ясно… да будто я могу с этими словами исчезнуть.

Звучно топнув по полу, я произнёс:

— Да говорю вам, сюда посмотрите же.

Злость обеих я ощутил сполна, но в этот раз они обернулись.

— Не забывайте про меня, своевольно выкидывая меня из разговора, говорю же. Это самое обидное ведь. Чива, ты же ведь понимаешь, да?

Та на мгновение застыла с удивлённым лицом, но всё же быстро поняла о чём я.

— Извини. Я даже не подумала о твоих чувствах.

Поскольку её соперница потеряла весь свой пыл, Масузу застыл с выражением «не ожидала», на лице.

— Масузу, я же ведь тебе не рассказывал о своих родителях?

— Да… Только то что их у тебя нет.

— Точнее говоря, их не стало. Оба нашли себе новых партнёров и исчезли. Выкинув меня из жизни, когда я был в третьем классе средней школы.

Об этом я рассказывал лишь Чиве с Каору. Масузу — третья.

Мне конечно ни капли не хочется рассказывать о постыдном для себя, но сейчас нет времени считаться с этим.

— В то время я увидел всякое разное. Ссоры родителей, взаимно обвиняющих друг друга в изменах, драки. И видеть то, как они, игнорируя ребёнка, заявляют «выметайся отсюда», «нет, сама выметайся» было… как сказать-то, крайне болезненно. Пожалуй, наверное, так и выглядит «ад».

Масузу расстроенно поникла.

— Разумеется вы сейчас такого не говорили. Да и вина моя, так что у меня нет права ругать вас. Но… к чему приведут подобные ссоры? Или такова совершенная девушка? Или это популярно? Проклинать друг друга, винить, унижать… люди творящие такое ни капли не привлекательны!

Обе девушки словно воды в рот набрали. Мне конечно искренне жаль выставлять напоказ своё несчастье, но это действие помогло их убедить.

Ах, слава богам!..

Честно говоря, я чертовски боялся. Что если оплошаю, то меня порежут с обеих сторон.

— Извини. Что даже не задумалась о твоих чувствах — всё так же не поднимая головы прошептала Масузу слова извинения.

— Не бери в голову. Ведь у меня даже шанса рассказать об этом не было.

— Но всё же рада…

— Э?

Масузу подняла голову и как-то смущённо улыбнулась:

— Ведь так я смогла больше узнать о тебе, — и словно опадая, вцепилась в мою левую руку.

— Ты что это пользуясь его замешательством творишь?! — само собой, Чива не осталась молча смотреть и ухватилась за мою правую руку.

— Что это с вами?! Неужто вы поняли меня?

— Да. Я ни за что не брошу тебя. Я вечно буду рядом с тобой. Поэтому… Пойдём ко мне в комнату?

— Что-о-о!?

— Я тоже не собираюсь покидать Э-куна! Мы будем вечно жить в дружбе!

— Что-о-о!?

Что с ними! Они ничего не поняли!

Игнорируя меня, впавшего в отчаяние, они изо всех сил тянут мои руки.

Больно! Больно! Больно!

— А ну отпусти руку, жалкая чихуа-хуа!

— Сама отпусти, хорошенькая лишь лицом дура!

— Нет, обе отпустите! — но мой голос не достиг разума увлечённых перетягиванием меня девиц.

— Чем это вы заняты? — обернувшись к двери, все узрели облик вопросительно наклонившей голову Акисино Химеки.

Никогда прежде я не смотрел на свою «бывшую девушку» с такой надеждой!

— Химе, ты крайне вовремя пришла! Прошу, спаси!

— Задание поняла. — посуровев, Химе мелкими шажками начала бег.

Такими темпами она что, Масузу с Чивой всем телом сбить собирается…. Стоило мне подумать так, как девушка напрыгнула на меня.

— Только двоих — нечестно. Меня тоже обнимешь?

— Спасти же проси-и-ил!

Обычно, если на человеке спереди повиснут, то он падает, но лёгкость Химе и перетягивание влево-вправо создали некое подобие баланса. Хотя мне этого вовсе не хочется!!!

В этот момент в коридоре раздался звук бега, и:

— Слушай-слушай, Так-кун! Мне вот что в голову пришло. Может церемонию в святилище проведём? Ай-тян хочет пред богами победительницей предстать♪ — маша руками во все стороны влетела Фуюми Ай. Как и всегда не улавливает атмосферы. Или может неспособна уловить? Единственная взволнованная совсем иным.

Заметив же композицию в гостиной, она наклонила голову с вопросом:

— Так… И что это такое?

— Ничего! Ничего не делал, А-тян! Просто включи реверс и снова иди побегай!

Иначе я не переживу дальнейшего усложнения ситуации!

Но Фуюми, видимо ведомая долгом члена дисциплинарного комитета, вскинув палец, заняла привычную уже позу:

— Чива и Нацукава-сан! Прекращайте уже, вы же проблемы ему доставляете!

Ого, А-тян, впервые за долгое время что-то полезное сказала!

— Химе-тян, а ты-то что делаешь! Если будешь так продолжать, то никогда не поднимешь свою привлекательность.

Химе, оторвав лицо от моей груди, помахала ручкой своей наставнице в любви:

— Мастер, Мастер…

— Что?..

— Спина Эйты не занята.

— ?! — Фуюми застыла с распахнутыми глазами.

— Эй, Фуюми?

— Вот же, и почему в этом клубе одни лишь развратные девицы. Неужели приличная только я.

— Но несмотря на свои слова, зачем ты там ко мне за спину заходишь?!

Ну и быстрая же она! Какой проворный шаг!

Моей спины коснулись мягкие холмы, а белые руки, выглядывающие из под рукава, обвились вокруг шеи.

— Мья♪ Широкая! Большая! Тёплая!

Кто-нибудь…

— И эта прекрасная спина всего через несколько лет станет моей… Хе-хе-хе♪

Кто-нибудь, кто-нибудь, СПАСИ-И-ИТЕ-Е-Е!

В итоге.

Из окружившей меня четверки никто не пожелал сдаваться, так что Химе и Масузу первыми опали с нехваткой выносливости. Соревновавшиеся до последнего Чива с Фуюми выпали одновременно. Даже говорить не стоит, что я с кряхтением упал неподалёку от этой повалившейся друг на дружку парочки.

Возможность двигаться вернулась лишь за десять минут до отправления. В огромной панике собрав вещи, за пять минут долетели до станции.

Кое-как успели на поезд, и за время поездки Чива с Масузу не сказали почти ни слова.

Обе всё время смотрели в окно, отводя взгляд, и уныло сжав губы, всем своим видом создавая трудную для попыток разговора атмосферу.

— Президент и Чивава обе со странным статусом. Паралич? Окаменение?

— Эй, ну что случилось-то? Поссорились что ли?

На вопросы Химе и Фуюми я не пожелал вдаваться в объяснения, отделавшись общими отговорками.

Ссорившиеся до этого двое теперь в полном молчании, как-то жутковато всё же.

Быть может, сохранявшийся в отношениях между ними странный баланс этим летом претерпел изменения в последний раз.

— Хотя это не только их касается, но и меня… — тихонько прошептал я так, чтобы никто не услышал.

Не только Чива с Масузу. Мне тоже ничего не остаётся, кроме перемен.

Сделать шаг вперёд и принять подругу детства, или же продолжить свои притворные отношения с «девушкой».

Я снова не в силах сделать выбор.

Комментарии