Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 3. Химе. Так вышло, что у неё появился любимый.

Поскольку Чива перестала приходить на ужин, в гостиной стало довольно одиноко.

Когда она здесь, то шума не оберёшься, но без неё скучно. Прямо как со старым кондиционером, который включи — слишком холодно, выключи — слишком душно.

Эх-х, уже семь вечера…

Сегодня Саэко-сан тоже не будет, на одного себя же готовить — лень. Но стоило мне задуматься о том, чтобы рамэн быстрого приготовления заварить, как раздался звонок в дверь.

— Чива, что ли?

Нет, вряд ли. Чива бы прошмыгнула через сад и вошла через открытое окно.

Гадая, кто бы это мог быть в такой-то час, я открыл дверь, и…

— Эйта, обнимешь?

Два здоровенных саквояжа в руках, за спиной огромный раздувшийся рюкзак. У входа, вся в поту, переводит дыхание Акисино Химека.

— Привет, Химе. Что это за куча вещей с тобой?

— Пришла искать политического убежища.

— Э?

Здесь тоже Япония, если что, Химе-тян…

— Оказавшись под атакой Предвечной Гайи, я стала странницей — «Дрифтером» — и мне, кроме твоего дома, больше некуда идти.

Рассказ как обычно в её стиле, лишь лицо серьёзнее некуда.

Тут до меня дошло.

— Ты что, побег устроила?!

Химе тут же резко кивнула:

— Говоря на внепространственном языке, произошёл ПОБЕ.

— ПОБЕ, м-да…

И смысл тогда прибегать к нему, если разница всего в букву? Кстати, давненько я не слышал про внепространственный язык. Я уж думал, ей надоел этот сеттинг.

Химе расстроено опустила голову.

— Поэтому извиняюсь за вторжение.

— Да, у меня не прибрано, правда, но заходи-заходи… Так, а ну стоять! Сбежала?! Ты серьёзно сбежала из дома?

— Подтверждаю, — измученно взглянула на меня Химе. — Моё драгоценное сокровище уничтожено. Мне нет возврата в тот дом.

Потушив свинину с мисо и сварив кабачковый суп, я перекусил ими вместе с Химе.

Сет составлен из найденного в холодильнике, но она уплетает с завидным аппетитом. Эх-х, всё ж таки, когда есть кому есть, и готовишь в охотку.

— Так что за сокровище-то? — спросил я, наполняя опустевшую чашку Химе чаем.

— Послуживший источником моей силы «Ориджин Ро».

Вот оно как… Не понял.

— Прости, а можно попроще?

— Энное число «манускриптов», питающих мой поток фантазии.

— А-а ещё проще?

— Мои манга и игры были выброшены.

— Пояснение уровня «Бог»!

Достойная причина для побега из дома для ученика начальной школы. Ага, но Химе-то в старшей школе, да…

— Кто выбросил-то? Мать? Отец?

— Старшая сестра.

— Ого, так у тебя старшая сестра есть… Чем занимается?

— Студентка третьего курса. Ради принятия по наследству рёкана Акисино учится на факультете управления одного из токийских университетов. Летом каникулы, так что впервые за долгое время она приехала домой.

Точно, у её семьи рёкан же. Каору же упоминал, что его основали ещё в период Эдо.

— Сестра отличается от меня, — поникла Химе, опустошив чашку с чаем.

— Отличается? Как именно?

— Во всём.

Непонятный ответ.

Видимо, подразумевается, что личность сестры прямо противоположна. Например, общительная, с большим количеством друзей, убедительная, экстраверт… Другими словами «риадзю»*?

В этот момент ожил мой мобильник, что лежал на диване в гостиной.

Встав из-за стола, я взял его в руки. Входящий вызов. Акисино Химека… Обернулся к столу. Химе сидит с заинтересованным видом. В руках ничего.

— Э? А где твой мобильник-то?

Химе с ошарашенным видом порылась по карманам, и…

— Забыла дома.

Как и думал, да. То есть это звонок от кого-то из семьи Химе.

Глубоко вздохнув, я нажал кнопку ответа.

— Алло?..

В ответ из телефона раздался спокойный голос молодой девушки:

— Извините, что так поздно беспокою. Это ведь номер Бёрнинг Файтинг Файтера-сана, верно?

— Да… — мечтая сдохнуть, я воззрился в потолок.

Химе, чтоб тебя, какого записала меня под этим именем?! И вообще, недавно же сменили сеттинг на селянина А!

— Столь длинное имя — настоящее?

— Нет, нечто вроде никнейма-с. Уж звиняйте-с*.

И почему я извиняюсь?..

Без капли интереса, голос на том конце провода продолжил.

— Рада знакомству. Меня зовут Юка, я старшая сестра Акисино Химеки. Моя младшая сестра случайно не у вас находится?

Прикрыв микрофон рукой, я произнёс:

— Звонок от твоей сестры.

Побледнев, Химе свела руки перед грудью в знак «Х».

— Нет, она не появлялась, а что?

После чего из телефона послышался вздох.

— Ты одноклассник Химе?

Резкая смена тона на «взрослый говорит с ребёнком».

— Мы с ней состоим в одном клубе.

— В клубе?! Она занимается клубной деятельностью? Что за клуб? — в голосе собеседницы прозвучало удивление.

Итак, как же лучше ответить? А, сойдёт и околесица, так легко сошедшая с губ Масузу.

— Что не так? Такой клуб, что и не ответить?

— Кх-м, клуб называется «Объединение девушек для саморазвития как увлечения».

— И чем он занимается?

— Чем он занимается?..

Три месяца спустя основания я до сих пор толком не понимаю. Да и никому не понять, наверное.

— Это вообще-то мой вопрос.

— П-простите.

На том конце провода вновь послышался вздох.

— Это всего лишь моё предположение, но это часом не один из тех кружков любителей манги и игр?

— Э?

— Так ведь она подобное обожает.

Мою заминку с ответом интерпретировали абсолютно в другую сторону.

— Она ещё со средней школы такая. Даже в школу как следует не ходит, а все карманные деньги тратит на подобные глупости. Я надеялась, что она однажды очнётся, но при первой же встрече долгое время спустя нашла, что ничего не изменилось. Никакого прогресса!

Выслушав подобное, даже как-то жаль Химе становится.

— Может, не стоит так резко её судить всего-то потому, что она любит мангу?

— Для расслабления ещё куда ни шло. Но она с головой увлеклась! Вплоть до того, что перестала отличать фантазии от реальности, так что мой тон вполне оправдан.

— Но это же никому проблем не доставляет?

— Заявлять, что раз никому проблем не доставляет, то допустимо — крайне по-детски. Кем она станет в результате того, что, отбросив свои достоинство и разум, сбежала в мир бессмысленных фантазий? Это ведь порождает бесполезных для людей, для общества, личностей. Нет?

… Почему-то меня это как-то разозлило.

— Это слишком односторонний взгляд. Ведь даже манга способна оказать хорошее влияние на человека. Почему вы так зациклены на отрицательной стороне? Как-то нечестно выходит.

— И какое же оно, это хорошее влияние?

— Ну… — бросив взгляд на обеспокоенно взирающую на меня Химе, я ответил. — У неё появились друзья.

— Друзья?

— Именно. У меня с Химе… Химекой-сан сходятся вкусы в аниме и манге. Поэтому мы с ней подружились. Так же и с другими членами в клубе. Это просто прекрасно, не находите?

Ни грамма лжи.

Болезнь иллюзий, которой ныне поражена Химе, крайне напоминает ту, которой был одержим я в средней школе. Так вышло потому, что мы западали на похожие вещи, это несомненно. Именно поэтому, посчитав меня «возлюбленным из прошлой жизни», она и попала в «Саморазвлечение».

— Хм… — на том конце воцарилась тишина, похоже, старшая сестра девушки погрузилась в раздумья. Но вряд ли мои слова её убедили. Она обдумывает, откуда продолжить наступление. Такого вот плана тишина. — Твой номер чаще всего попадался среди списка отправки Химеки. Похоже, что для неё, практически не имевшей друзей в средней школе, в старшей дела обстоят уже по-иному.

— Да. Вроде того.

— Может ли быть так, что ты с ней встречаешься?

— Нет, ни капли.

Мне, конечно, интересно, как бы она отреагировала, скажи я ей, что я бывший парень Химе, но я не настолько рисковый. Кстати говоря, у сидящей рядом со мной Химе так и читается во взоре: «Как так? Жестоко…». Хотя мне пофиг.

— Химека-сан что-то натворила?

— Так, небольшая родственная ссора. Но она сбежала, забрав с собой всё: от сменной одежды до учебников.

— Хм…

— Я не думаю, что она с концами сбежала из дома, но на всякий уточню… Химека точно не у тебя дома?

Впервые за весь разговор в голосе старшей сестры Химе прозвучало отчаяние. Грудь кольнуло чувством вины, но, сидя рядом со столь же отчаянно выглядящей Химе, правды не сказать.

— Нет… Но у меня есть кое-какие идеи по этому поводу, так что я тоже её поищу. Если найду, заставлю с вами связаться.

— Спасибо. Рассчитываю на тебя.

И разговор завершился.

— Уф-ф, — тяжко вздохнув, я упал на диван. Как-то притомился... Споры со старшими эмоционально выматывают, м-да.

— Эйта, спасибо, — обвив мою руку, Химе взглянула мне в лицо. — Сестра злилась?

— Злилась, но… Вместе с тем и беспокоилась. О тебе.

Однако Химе яростно помотала головой:

— Вовсе не обо мне. Она сказала так просто чтобы не позволить репутации «Акисино» просесть. В голове у сестры нет ничего кроме мыслей о том, как возвеличить рёкан.

— Ничего подобного не ощущалось.

— Отрицаю. Для сестры я помеха. Поэтому и ушла, в свою очередь.

Упорно не слушает меня.

Речи её сестры односторонние, но и Химе тоже довольно упёртая.

Приклеив друг другу ярлычки, высказывают по ним жалобы. Такими темпами конца-края этому не будет, в том сомнений нет.

Как я и сказал старшей сестре Химе, у меня действительно были идеи, которые и воплотил.

По мобильнику вызвонил Чиву к себе и кратко обрисовал сложившуюся ситуацию.

— Хе, страшная старшая сестра, — простенько выразила своё мнение прибежавшая в пижаме Чива. — Химе-тти, раз так, то, может, заночуешь у меня? Моя мама твоей старшей сестре отзвонится, и всё в порядке.

Но та отрицательно качнула головой:

— Я хочу заночевать у Эйты. Нельзя?

— НЕЛЬЗЯ! — резко посмурнела Чива.

— Почему? В летнем лагере мы же спали вместе.

— То и это — разные вещи, нет? Нельзя спать наедине под одной крышей!

— Тогда… Чивава, давай с нами? — потянула Химе девушку за рукав.

— Н-нет, так не пойдёт. Нельзя значит нельзя! — излишне яростно запротестовала Чива, будто пытаясь убедить саму себя.

— Слушай, Чива, я тут кое-что спросить хочу…

— Даже если ты настаиваешь, Э-кун, всё равно нельзя! Пускай и втроём, я, хоть и не Ай, но назову такое излишне развратным!

— Да я не о том, про другое. Скажи, что ты думаешь о манге и играх?

— Я считаю, что непристойностям не место.

— Да забудь ты об этом!.. У меня ведь тоже в средней школе было много манги, помнишь? Что ты думала, глядя на это?

— Что тебе, по-видимому, она очень нравится.

— Только и всего?

— А что ещё можно подумать? — Чива озадачена. Как и всегда, её размышления крайне просты. Вот бы и у старшей сестры Химе всё так же просто было, но нет, та, похоже, зациклена на поисках хорошего и дурного влияния.

— Так ведь, Э-кун, ты же, закончив среднюю школу, практически всю свою мангу продал.

Услышав это, Химе ошарашенно округлила глаза.

— Продал? Почему?

— Как бы сказать?..

Чива бы просто сказала: «Разлюбил», — но, честно говоря, это не единственная причина. Я хотел попрощаться с собой времён болезни фантазий, так сказать, стать иным собой через отбрасывание любимых вещей… Подобных скучных причин навалом за этим стоит. То есть я не вправе обвинять сестру Химе.

— Я не выброшу обожаемые вещи. Так что простить сестру, так просто от них избавившуюся, не смогу.

— Понятно… — Мне ничего не оставалось, кроме как кивнуть.

Как ни посмотри, у ссоры этих сестёр глубокие корни.

Позже, дома, Чива попросила свою мать связаться со старшей сестрой Химе и уговорить ту разрешить на сегодня Химе остаться у Харусаки. Обычно в такие моменты между собой общаются родители, как по мне, но те, видимо, заняты работой в рёкане.

Вероятно, старшая сестра Химе строга к девушке ещё и потому, что пытается заменить той родителей. Но тогда, как мне кажется, она могла бы и попытаться хоть немного понять свою младшую сестрёнку.

Итак, на следующий день.

В час, когда, покончив с утренней нормой учёбы, я собрался было пообедать, раздался звонок в дверь. Стоило мне отворить, как влетела Химе с перекошенным лицом:

— Эйта, кошмар!

— Что стряслось?!

Неужели за ней сестра приехала? — так мне подумалось, но…

— Сегодня, в день, когда высекается новая легенда, мир плачет кристальными слезами.

— Прости, а можно попроще?..

— Миг, когда сокрытая священная книга снисходит в сей мир… И он сегодня.

— А ещё проще?

— Сегодня день, когда выходит в продажу моя любимая манга, хочу сходить купить!

Такой диалог, считая вчерашний, уже второй раз случается. Да пойми же уже наконец, Химе-тян!

— Ближайший отсюда — книжный магазин Винг, пожалуй. Сейчас нарисую, как пройти.

Только я собрался отступить вглубь дома, как Химе уцепилась за край моей майки.

— Эйта, пошли со мной, пошли?

— Нет, у меня учёба.

— Пошли?.. — когда на меня смотрят с таким печальным взглядом, отказать я не в силах. Абсолютное подчинение. Уж не является ли он каким-нибудь подвидом сверхспособностей?

— Тогда, может, и пообедаем не дома?

— Поскольку магазин, в котором продаётся ограниченное издание, у станции, хочу сходить туда.

Перед станцией, там и пообедать можно много где, так что в самый раз.

Быстро приведя себя в пристойный вид, я вместе с Химе вышел из дома.

До станции на автобусе всего минут десять с небольшим, но по просьбе девушки мы идём пешком. «Хочу вместе с тобой пешком пройтись, нельзя?». Вот в таком ключе меня вновь приложили прямым проявлением влюблённости. Популярность зашкаливает, просто лол.

Притворяясь, что не замечаю взглядов окружающих, я задал вопрос:

— Кстати говоря, а как называется-то эта манга?

— Драконы Арканы.

— Драар, да…

При звуке знакомого названия невольно накатила ностальгия.

Драконы Арканы (сокращённо «Драар») — это печатаемая в некоем еженедельном журнале для подростков боевая манга об параллельном фэнтези мире. Необычное для еженедельной манги количество отсылок для отаку, огромное число красавиц и красавцев, появляющихся в сюжете. Обширный бэкграунд сюжета и количество персонажей породили множество фанатских работ. Я тоже в средней школе подсел на неё.

Да что там скрывать, моя история о «Бёрнинг Файтинг Файтере» тоже содрана… Нет, прилично навеяна «Драар».

Значит, Химе тоже фанат этой манги. Не удивительно, что она оказалась так совместима с моей иллюзией.

— Сколько там теперь томов?

— Сегодня выходит двенадцатый.

— И докуда дошло? Всё ещё сражаются с Вивернами?

— Я из сторонников танкобонов, так что не в курсе, но, думаю, в этом томе закончится, — тут Химе удивлённо посмотрела на меня. — Но ты же не читаешь «Драар»?

— До прошлого года читал, сейчас нет.

Химе вдруг опечалилась:

— Почему?.. Не было интересно?

— Вовсе нет, просто…

Просто с того момента, как родители исчезли, я утратил интерес к мирам манги и аниме. Ведь познал, что сколько ни страдай о несбыточном, у жестокой реальности не выиграть.

Реальность может победить лишь реальность.

В моём случае выиграть поступление в медицинский университет может лишь учёба. Это единственный оставшийся выход в моей ситуации.

Несмотря на то, что заявил старшей сестре Химе: «Не надо недооценивать мангу», — я и сам придерживаюсь её точки зрения… Честно говоря, это подло.

— Я бы хотела, чтобы и ты прочитал, — вдруг крепко сжав мою правую руку, проговорила Химе. — Сейчас самая волнующая часть. Может, прочитаешь? Тебе наверняка понравится.

— Да… — не понимая, что отвечаю, я неосознанно отвёл взор, и… Увидел появившуюся из-за угла на перекрёстке, к которому мы идём, фигуру. Шагает, ведя за собой красный велосипед, дежа вю прямо.

— Фе…

— Фе…

Мы одновременно разразились одним и тем же возгласом.

— Снова ты, блин…

— Это моя фраза, отаку отвратный.

Нацукава Мана.

Блондинка с волосами, увязанными в два хвостика, нахальная ученица средней школы, по совместительству сестра Масузу.

— Снова тренировалась ездить на велосипеде? Может, мне подучить тебя тогда?

— Спасибо, обойдусь! И вообще, я умею ездить! Просто именно сейчас случайно устала крутить педали, поэтому и веду его за собой.

Вот только на коленях, выглядывающих из-под подола красного платья, полно пластырей. Если подколоть её по этому поводу, на пену изойдёт, так что лучше промолчу.

Химе моментально спряталась за моей спиной.

— Э? Ты же давешняя поэтка.

— … — Химе не ответила, лишь прижалась к моей спине подобно Конаки-дзидзи*.

— Что не так? За случившееся в комнате клуба я же извинилась уже.

В прошлом, когда Мана вломилась в клубную комнату, она ещё и разорвала написанные Химе стихи. Поэтому, наверное.

— Я больше не переживаю по этому поводу.

— Тогда почему-бы не ответить что-нибудь?

— Рада познакомиться…

— Только сейчас?!

Да-а… Кажется, впервые за долгое время вижу, чтобы Химе стеснялась людей. Когда она рядом с нами, то способна говорить нормально, но вот разговоры с посторонними для неё, видимо, ещё проблема.

И меня осенило:

— Слушай, Мана. Ты сейчас свободна?

— Не сказать, что свободна, но особых дел нет, а что?

Это же и значит свободна. Не честна она с собой.

— Тогда, может, составишь нам ненадолго компанию на обед? Посоветоваться кое о чём хочу.

Мельком взглянув на Химе, Мана ответила:

— Если эта поэтка не против, то я согласна.

— Эйта?.. — озадаченно склонила голову Химе.

— Химе, давай одолжим её знаний, чтобы завоевать твою сестру.

— Это вы о чём?

— Она тоже ненавидит отаку, как-никак. И, выслушав почему ненавидит, может, мы найдём способ убедить твою сестру.

— Поняла…

Так, решено.

В компании обеих я вошёл в фастфуд-забегаловку перед станцией.

Для обеда слегка рановато, поэтому в ней пустынно. Настолько, что в секции для некурящих всего лишь одна группа учеников средней школы, занятых летней домашкой.

Поедая картофель фри, я поведал Мане о нынешней проблеме, и та…

— Так это сама её сестра виновата же! — сжав в руке стаканчик S-размера с напитком, пылко заключила Мана.

— У-удивлён…

— А? Почему?

— Так, зная тебя, я ожидал, что скажешь нечто вроде: «Манга? Отвратно. И хорошо, что выбросила!».

С обиженным «Пфе!» Мана ответила мне:

— Ну да. Действительно, мангу коллекционировать — отвратительно. Я ещё понимаю, если речь о журналах, продаваемых в комбини, хотя тоже комично, нет? Но специально собирать… Поверить в такое не могу. Не понимаю.

— Танкобоны тоже не пойдут?..

Да уж, планка её критериев чрезмерно высока. По таким и Чива, потихоньку собирающая сёдзё-мангу, является отаку.

— Но пусть так, это не значит, что она своевольно может выбрасывать вещи младшей сестры. Это разные вещи! Старшая сестра не должна навязывать свои вкусы младшей! Хотя так поступает большинство старших сестёр…

— П-понял. Понял тебя, только успокойся, — в панике я попытался утихомирить Ману, которая начала говорить, перевесившись через стол.

— Думаю, ты права, — внезапно вклинилась молча сидевшая рядом Химе. — Старшие сёстры всегда считают себя превосходными, умными. Постоянно смотрят на младших сверху вниз, обращаясь как с детьми. Это нельзя и это нельзя, поступай вот так. Занимайся этим. Только и знают, что приказывать. Вдобавок, постоянно сравнивают. Все встречные непременно: «Старшая сестра — выдающаяся, но вот младшенькая…». А ведь я — это я. Почему, родившись всего на несколько лет позже, я обязана подвергаться такому обращению?

Какое-то время Мана, в ошеломлении раскрыв рот, смотрела на Химе, внезапно ставшую крайне говорливой, после чего…

— В-верно, так и есть! Ты кто? На удивление понимающий человек.

— Не кто и не человек. Я Химе.

— ОК, Химе! Меня зови Маной.

Руками, измазанными в картофельном масле, они обменялись рукопожатием. Похоже, они оказались связаны какими-то непонятными мне узами.

Хм-м-м... Это что, младшие сёстры такому стрессу подвергаются?

— Ну так вот, Мана, спрошу ещё раз. Как считаешь, что надо сделать, чтобы старшая сестра Химе признала её вкусы?

Шумно потянув чай улун через соломинку, Мана ответила:

— Если речь о том, почему я думаю, что «отаку — отвратны», то, вкратце, потому что с моей точки зрения «они становятся заворожены чем-то не особо понятным».

— А, вот оно что.

Такое вполне понятно.

— Тогда самый быстрый способ — показать старшей сестре Химе привлекательность манги, которую Химе обожает, нет?

Химе с задумчивым «Хм-хм» закивала. С крайне серьёзным видом.

— Я тоже согласна с этим. Но трудность в том, как исполнить.

— И впрямь. Например, может, вместе в книжный сходить? Смотрите, вон там неподалёку есть книжный, специализирующийся как раз на такой отаку-культуре.

— Да, мы как раз сейчас собирались туда пойти.

Тут Химе, засияв, схватила руку Маны.

— Мана, пойдёшь с нами?

— В-в этот книжный? С чего бы мне соваться в это гнездо отаку, ск?..

— Я хочу отрепетировать для последующего похода с сестрой. Пошли? Пошли? — под уже испытанную мною на себе атаку взглядом снизу вверх попала и Мана.

Похоже, и на учениц средней школы действует превосходно.

— П-поняла… Всё равно мне делать нечего.

Полностью преуспела в выбивании невольного согласного кивка.

Бывший отаку — я.

Всё ещё отаку — Химе.

Анти-отаку — Мана.

Какая-то абсолютно несобранная группа вышла, что чуть-чуть волнует.

Вспоминается, как после школы, поскольку у меня в средней школе не было друзей-отаку, я в одиночку скрытно шёл в магазин.

Впервые иду туда с кем-то.

Тот магазинчик называется «Манга Кингдам*».

Сокращённо «Мандам»*.

Это четырёхэтажное здание слегка в отдалении от торгового квартала, в пяти минутах ходьбы от станции. Насколько мне известно, это магазин с наибольшим изобилием товаров, связанных с мангой и аниме во всей Ханенояме. По субботам в него наведываются и покупатели издалека.

Стоило вступить под своды овеваемого кондиционером магазина, как мы увидели учеников примерно нашего возраста, занятых покупками. Кажется, в магазине больше народу, чем обычно, но, быть может, это из-за выхода нового томика «Драара».

— Ну-с, откуда начнём, Химе?

— Разумеется, с самого верха, — ещё не закончив ответ, Химе начала подниматься по лестнице, расположенной сбоку от входа.

Мана запаниковала:

— Постой, почему не на лифте-то? На диете, что ли?

— Лифт медленный, да и тесно там.

Как и сказала Химе, лифт данного магазина довольно медлителен, плюс к тому, служащие магазина используют его для переноски товаров, так что, если вы не пришли пустынным утром или перед самым закрытием магазина, пользы от него мало.

— Не переживай, у меня выносливости нет. Так что подниматься будем медленно.

— А, слава Вышним… Так, у меня-то она есть! Выносливость. В школе меня даже представителем на эстафету выбрали!

Ненавидящая проигрывать Мана, в которой, видимо, вспыхнул огонь соперничества, вслед за Химе начала взбираться по лестнице. Ну а я за ней.

Когда поднимались со второго на третий этаж, выдохшаяся Мана спросила:

— Слушай, Химе, на каком этаже книга, которую купить хочешь?

— Манга на этаже один.

— Один этаж. Чуть-чуть осталось… Так, что?! Тогда зачем мы поднимаемся по лестнице?

Вопрос, конечно, логичный, но…

— Приходя в Мандам, я в любом случае взбираюсь наверх. После чего, просматривая новые работы, спускаюсь. Таковы основы. Среди постоянных покупателей поход в этот магазин известен как «Покорение горы».

Всё как и говорит Химе-сэнсэй.

Чтобы взобраться в гору, причин не нужно. Просто потому, что она — вот она. Только и всего.

— Покорения гор отаку мне, серьёзно, до лампочки! — бормоча это и прочее, Мана взбирается вслед за Химе, выбившись из дыхания. В некотором роде, с ней приятно общаться, да.

Поднимаемся только мы, но вот навстречу нам несколько покупателей да прошло. Занятно, что все при виде Химе с Маной резко застывают, очарованные. Ведь обе выглядят шикарно, каждая достойна называться воплощением красоты, Химе — воплощение японской красоты, белоснежная красавица с чёрными волосами, Мана же — златовласая голубоглазая заграничная красавица…

Вот только затем, глядя на меня, они резко удивляются, чего хотелось бы не видеть. Могли бы и не расстраиваться… Я ж заплачу.

Вот в таком вот аксепте мы взобрались.

Четвёртый этаж — территория аниме-товаров для парней.

Для парней, другими словами — моэта.

Её воплощение в коллекционных карточках с характерным стилем, всяких копилках, стенных баннерах, канцтоварах и прочем расставлено по всему этажу. Место, заставляющее мой взгляд сиять всякий раз, как приду.

Зная Ману, я ожидал, что она с криками: «Отвратно-отвратно, подохни-подохни!!!» — исполнит что-нибудь а-ля самба, но нет.

— Хм-м? Будто на фестивале каком.

Удивление из удивлений. Похоже, ей понравилось.

— В каком месте на фестиваль похоже?

— Напоминает всякие фестивальные лотки с игрушками или с сахарной ватой*.

— Хе-е…

Вот оно что. Как она сказала, и впрямь похоже… Наверное?

— Лотки с игрушками или сахарной ватой. Быть может, пригодится при убеждении сестры, — сделала заметку Химе, стуча по клавиатуре.

Действительно, такой точки зрения, как у неё, у нас с Химе не было. Для отаку это просто «полки с товарами для отаку», иного и не подумать.

— Слушай, а для чего вот это? Написано «Постер для ванной», — указала Мана на особо обработанный постер с красавицей в непристойном виде.

— Постер для ванной… Пожалуй, это постер для ванной, — только и смог ответить.

— Что-что? Отаку ещё и в ванной постеры цепляют? Зачем?

— Зачем угодно!

Расскажи я ей, и уж в этот раз она несомненно исполнила бы эту свою самбу отвращения.

Ведя за собой озадаченную Ману, мы переместились на третий этаж. На этом этаже в основном додзинси. Без деления на женские и мужские. Здесь выставлены работы, подходящие вне зависимости от возраста… По идее. На виду.

— Как-то они от обычных книг отличаются? — вопросительно наклонила голову Мана, взяв в руки додзинси с прекрасным парнем на обложке. — Довольно тоненькие, и печать по-другому ощущается. Кроме этого магазина нигде не видела.

Химе, держащая в руке такую же книжку, ответила:

— Это называется додзинси. Другими словами, работа второго порядка.

— Работа второго порядка?

— Творение, порождённое фанатом, взявшим за основу любимую мангу или аниме.

— То есть новички рисуют?

— Бывает, что и настоящие профессионалы занимаются, есть и множество авторов, которые ещё лучше профессионалов.

— Хм-м… — неизвестно, насколько она поняла объяснения Химе, но Мана смотрит на обложку, кивая. — Я вот это куплю.

— Э!? — я невольно вскрикнул, привлекая к себе взгляды от женщин постарше вокруг.

Понизив тон, я спросил:

— Серьёзно? Ты знаешь аниме-первоисточник?

— Хм? Неа. Просто рисунок красивый, нет? Раз уж пришла, то с пустыми руками уходить тоже глупо.

— П…

По-моему, не стоит.

Ведь название этой работы «Стонай от моего святого меча!»…

Сбоку от резко вспотевшего меня стоит Химе со сверкающим взглядом.

— Книги этого кружка есть и у меня. У тебя довольно хороший вкус, Мана.

— Угу-угу, можешь ещё похвалить меня.

Раз уж эта парочка в хорошем настроении, я больше ничего не скажу.

Подождав, пока Мана закончит с покупкой, мы спустились на второй этаж.

Здесь лайт-новеллы, артбуки по аниме, производственные наброски от иллюстраторов и прочее.

— А почему эта манга книжного размера? Разве она не больше обычно?

— Это не манга, а ранобэ.

— Ранобэ?

— Лайт-новелла. Ну, полная иллюстраций, лёгкая для чтения повесть, другими словами.

— Хм. Отвратно.

— Ну, знаешь…

Она первоначально всё в штыки воспринимает, м-да. Наверняка в школе её ненавидят. У младшей сестры моей девушки чрезмерно мало друзей. Может, попробовать написать такое ранобэ?

— Но поразительно, что они такой толщины, — Мана взяла в руки довольно-таки толстую книгу. Пролистала. — А, но зато здесь много красных строк. Как-то сильно отличается от обычных книг.

Заглянув в книжку, стоящая рядом Химе произнесла:

— В ранобэ есть всё. Тонкое ли, толстое ли, глупое ли, многозначное ли, детское ли или же для взрослых, выбирай любое. Этим и привлекательно.

— Хм... Будто коробочка с сюрпризом.

— Коробочка с сюрпризом!.. — вероятно чрезмерно серьёзно восприняв это, Химе прилежно набивает заметочку.

Поначалу я беспокоился, чем всё обернётся, но, похоже, точка зрения Маны открывает для Химе всё с новой стороны.

Наконец, спустившись на первый этаж, мы приступили к покупке ограниченного издания «Драар», которое и было целью Химе.

Покупатели с таким же «Драар» выстроились в длинную очередь.

Если описывать выражение лица Химе в миг, когда та взглянула на кассу, где выстроены стопки ограниченного издания… То оно было таким, что так и хотелось сделать фотографию на телефон (в магазине фотографирование запрещено, поэтому увы).

Со взглядом, сияющим подобно звёздам в ночном небе, она мгновенно прибрала томик к рукам. Стоя в очереди, Химе со счастливым выражением смотрит на обложку. Похоже, ей ни капельки не тяжко ждать.

— Однако ж…

С момента, когда я последний раз приходил сюда летом в третьем классе средней школы, почти год минул, а тут всё же ничего не изменилось.

Как-то радостно.

И хотя я уже отрёкся от своего отаку-хобби, знать, что «родина», как и прежде, оживлённая, всё же радостно.

А ведь, приди я один, вряд ли бы испытал подобные чувства. Быть может, преследуемый болезненными воспоминаниями времён одержимости иллюзиями, катался бы по полу в муках.

— Спасибо.

— Э? Ты что-то сказал? — склонила набок голову Мана, перелистывающая журнал с девичьей мангой.

Как раз в этот момент Химе закончила с оплатой и вернулась.

— Нет, ничего.

Я вышел из магазина вместе с Химе, светящейся умиротворением, и Маной, на лице которой недовольство. И в этот момент…

— Всё-таки ты была здесь.

Пакет с «Драар» выпал из рук Химе. На неё смотрит женщина, вышедшая из минивэна, остановившегося на обочине. Тёмно-голубой деловой костюм идеально сидит на ней, чёрные волосы, забранные на затылке, ниспадают до конца спины*. Красавица. Более того, красавица со вкусом. Одета словно студентка, ищущая работу, но кажется, будто она уже умудрённая опытом офисная работница.

— Нээ-сан*… — ошарашенно прошептала Химе.

Впрочем, я и без этого сразу понял, что это её старшая сестра — Юка-сан. Блестящие подобно чёрному жемчугу волосы у сестёр абсолютно одинаковые. Сама вероятность того, чтобы в одном месте собрались сразу две девушки с такими прекрасными волосами — крайне низка…

Да и вообще, на минивэне же размашисто написано: «Рёкан Акисино».

— У тебя в ежедневнике мобильника был помечен «день продажи». Поэтому я так и подумала, что это наверняка здесь. Поскольку, скорее всего, о манге речь.

С такой мелочи отследить…

Хотя, Химе тоже виновата, что забыла кладезь личной информации — телефон.

— Ты без спроса заглянула в мой ежедневник? — колени Химе задрожали. Глаза полнятся слёзами, на лице смесь страха и злости.

— Разумеется. Раз уж ты дошла до побега из дома.

— И что с того? Не смотри без спроса.

— Соблюдения тайны требуй после того, как станешь полноценной взрослой, — с ледяным выражением на лице девушка произнесла ледяные слова.

Она, конечно, красива, но приближаться не хочу — от неё так и тянет холодом метели. Покидающие «Мандам» посетители, как один, бросив взгляд, чтобы понять, что происходит, немедля его отводят и сбегают.

— Химека. Почему ты не пошла к дяде? Ты же знаешь, что женщины семьи Акисино, поступив в старшую школу, обязаны практиковаться официантками?

— Я подобнымзаниматься не хочу, — тихий, но отчётливыйголос.

— Так говоритьполучишь право, повзрослеви обретя самостоятельность. Тогда твори, что хочешь. Но, посколькутебя содержатотец с матерью, обучение работе в рёкане — долг ребёнка семьи Акисино, традиция, которую должно соблюдать. И бабушка, и мама, и я выросли именно так. Так почему одна лишь ты отлыниваешь?

— Не отлыниваю!

— Отлыниваешь. Только и читаешь свою мангу днями напропалую. Та ещё дурь.

— Вовсе не дурь!

Хм-м…

Всё, друг друга не слушают.

Мне очень хорошо понятно недовольство Химе. Когда на тебя буквально давят, твердя, что работа по дому — правило, а, если, вдобавок, ещё и любимую мангу выбросят, назвав «дурью», тут, пожалуй, взбесишься.

Но я не считаю и слова Юки-сан ошибочными.

Пока тебя содержат, ты обязан подчиняться родителям. Вполне разумный аргумент. Только он и «дурь» манга или нет — абсолютно разные вещи.

Ну, в любом случае, на атмосферу, в которой «можно убедить понять увлечения Химе», не тянет. Приведи мы настроенную столь радикально Юку-сан в «Мандам», её мнение не изменилось бы, наверное.

Вдруг…

— Ну-ка постой, тётенька! — человеком, с неустрашимой улыбкой выступившим вперёд оказалась Нацукава Мана. Скрестив руки и воздев плечи, она продолжила в постоянной своей нахальной манере. — Я вот слушаю и не пойму, что это с тобой. Какой-то там долг да традиции. Не считаешь, что подобное в наши дни не в моде? Слишком старо, нет? Не?

— Так говорить неприлично, — холодно бросила ни капли не задетая Юка-сан. — Уж не знаю кто ты и откуда, но не так себя должно вести по отношению к старшему. Заставляет задуматься, чему тебя учат родители.

— Хе, поговори мне тут, — улыбочка с лица Маны и не подумала исчезать. Так самоуверенна в разговоре со студенткой, будто знает, что сможет её заткнуть. — Я без понятия, что там у тебя дома, но чего ты намерена добиться, заставляя вот её делать то, от чего она отказывается?

— Ты не слышала предыдущий разговор? Поскольку её содержат родители, им дОлжно подчиняться. Только и всего.

— Гхе…

— Э?

Э? Так, минуточку. Уже аргументы закончились, о Нацукава Мана-сан?

— Эй, как бы там не было, так не пойдёт, — тихо прошептал я, на что Мана зло ответила: «Да понимаю я».

— Ты сказала, манга — глупость, так? Как ты можешь так слепо заявлять, ведь не читала же, — заявила девушка, подобрав уроненный Химе пакет с Драар.

— Э?

Что это с ней? Вдруг в стороники манги записалась? А ведь недавно отвратной клеймила… Нет, скорее всего, таким образом Химе поддержать пытается.

Хороший она всё-таки человек. Обычно.

— Вот смотри! Это додзинси, которую я купила по совету Химе! — выставила Мана давеча купленную книжицу так, что обложка направлена к Юке-сан. Она, конечно, как-то странно слово «додзинси» произнесла, но, пожалуй, воздержусь от подколки. — Чертовски красивая обложка же? Офигенно же, что новички способны подобное создать, нет? А эти розы и цепи будто настоящие, скажи? Ты так нарисуешь? Я уж точно так не смогу. Как по мне, восхищаться тем, на что сама не способна, и думать, что это офигенно, — ни капли не странно.

Мана привела на удивление логичный для неё аргумент.

— Можно взглянуть?..

— Пожалуйста, — с этими словами Мана передаладодзинси.

Ой-ё, это плохо, не надо! — даже не дав шанса остановить, Юка-сан начала листать страницы «Стони под моим святым мечом!». Её длинные ресницы удивлённо вздёрнулись:

— Действительно. Такое мне нарисоватьне под силу.

— Вот видишь, — ошибочно решив, что выиграла, Мана улыбнулась, после чего Юка-сан протянула той раскрытую книжицу.

И там… Угу, полностью нагие мужики слились в объятиях, пронзаемые вздыбленными святыми мечами… в общем, ну, зрелище из числа «лицам до 18 не смотреть»…

— Кья-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а! — и с губ Маны слетел неподобающий такой златовласой и голубоглазой красавице крик. — Ч-ч-ч-что это?! Почему парни? Скажи, ну? Ну?!

Девушка покраснела до ушей и в панике ловит воздух ртом, даже и не знаю, как её отвлечь-то.

— А, э, нет, такого не должно… А, а-а-а! Кхе, кья-а-а-а-а! Как туда такое, кья-а-а-а-а-а-а-а!

Глядя на кричащую, не в силах отвести взгляд, ученицу третьего класса средней школы, Юка-сан вздохнула:

— А я-то гадала, какова подруга Химе. Значит, настолько никчёмная.

Но в этот момент, до этого понурившаяся Химе вдруг вскинула голову:

— Мана тут ни при чём, — и развела руки, словно пытаясь прикрыть побледневшую златовласую подругу.

— Ни при чём, это как? Сумеешь внятно объяснить?

— Она за меня вступилась! Она не виновата! — со слезами на глазах Химе с неприязнью уставилась на возвышающуюся над ней на голову старшую сестру.

— Такая подруга-хвостик тебе только во вред.

— Меня можешь оскорблять сколько угодно. Я ведь даже из дома сбежать без чужой помощи не могу. Бессильна. Да и мангу покупаю на карманные деньги. Противоречу сама себе. Но, но… — и Химе воскликнула изо всех сил. — Не оскорбляй дорогих мне друзей!!!

Лицо Юки-сан впервые дрогнуло. Вероятно, осознала по поведению Химе, что перегнула.

Раз всё так далеко зашло, то и я не могу остаться в сторонке.

— Извините, можно кое-что добавить?

— А ты кто?

— Э?

Я же всё время был тут… Она что, меня вообще не замечала?

— Кидо Эйта-с.

— А, парень с которым вчера по телефону говорила. И что же?

Восстановив спокойствие, я продолжил:

— Я в прошлом тоже мангу обожал, погрязнув в иллюзиях, как и Химека-сан. Но ныне утратил интерес и практически всё продал в комиссионую лавку.

— Ясно. Исправился, значит.

— Вовсе не так, — я отрицательнопокачал головой. — Я и впрямь думаю, что был идиотом, но от этого прошлое ведь не исчезнет. Так что теперь я считаю, что стал таким, как есть сейчас, благодаря прошлому себе. Ведь всё это я.

Когда-нибудь и Химе освободится от иллюзий. Наверняка наступит день, когда ей придётся взглянуть в лицо реальности. И тогда, сумей она не отвергнуть прошлую себя, а принять и двигаться дальше, уверен, больше беспокоиться будет не о чем.

— Суметь принять свое прошлое и есть показатель взросления. Такова моя точка зрения.

Вот, отличную речь задвинул! — так мне подумалось, но…

В этот момент в жару, исходящем от асфальта, показалась невысокая фигура некой девушки. Девушка смеялась. Как давно она там стоит? В такой духоте на ней ни капли пота, лишь волосы колеблются под придорожными деревьями.** В руках её одна тетрадь. Она медленно перевернула страничку.

До меня наконец дошло, что она собирается сделать…

— Чт-! Ты что творишь!!!

На мой рвущий душу крик девушка безжалостно начала! Мгновение, всего мгновение прошло до прикосновения пальцем к листу тетради, и… А-а-а-а-а-а-а!

«Борн ту би губителем.»

При школьной проверке с бамбуковой связкой я пойман

И в психолога комнате строго отруган. Губительно!

За то, что хлопушки ношу третий раз, я отчитан

Губительно.

Судьбой порожденный кошмарный губитель я.

Что печально и разрушительно.

Неужто никто не поймёт уж меня?

(Уничтожительно…)

О тяжко мне, ведь ради всех я сражаюсь.

Воистину губительно.

Но пусть и так, всё равно, ведь и сегодня вновь

день разрушительный (разрушительный)!

Микаэлю, террористу злобноязыкому

Только лишь я сдачи дать готов. Да!

Но, для начала, начну я по-тихому,

Завтра в носках пронести попробую. Да!

За бесконечную битву меж светом и тьмою прозит!

Разрушительный!

— Нетнетнетнетнетнетнентентентенетненетненет, прошлое принять невозможно-о!

Игнорируя мои перекаты по раскалённому асфальту, девушка, зачитавшая запись, Нацукава Масузу, приблизилась с ослепительной улыбкой.

— Разрешите представиться, уважаемая старшая сестра Акисино-сан. Я — Нацукава Масузу. Являюсь президентом «Объединения девушек для саморазвития как увлечения», к которому принадлежит Химека-сан.

Юка была ошеломлена внезапным поворотом, но тем не менее ответила:

— Приятно познакомиться. Похоже, Химека доставляет вам проблем в клубе.

— Нет, напротив, она нас выручает.

— Химека?

Масузу со спины крепко сжала плечо ошеломлённо застывшей Химе:

— Без Акисино-сан наш клуб бы не существовал. Пусть она отаку, часто выпадает из реальности, но такова и есть Акисино Химека. Она — неоценимая часть нашего клуба.

— Ясно… — легонько кивнула Юка-сан. — Беру назад свои слова о хвостике. Похоже, Химе в старшей школе благословлена друзьями.

— Да, именно.

И что, вам достаточно таких слов Масузу, Юка-сан? А на мои слова ни капли реакции…

Но ни Масузу, ни Химе, ни Юка-сан, похоже, ни капли не заметили их.

— Химека. Манга и игры, которые я сказала, что выбросила…Я всё это на склад убрала.

— Правда?..

— Ключ у тёти оставила. Ещё раз, как следует, поговори с ней о работе в рёкане.

Химе робко кивнула.

Юка села за руль минивена и, открыв окно, передала Химе сумку:

— Сменная одежда на сегодня. Ты ведь одежды взяла всего на сутки, так?

— Спасибо… — тихонько поблагодарила её девушка.

— Я сегодня последним ночным уже в Токио уезжаю. Завтра возвращайся. Не заставляй дядю с тётей излишне переживать, хорошо?

Минивен неспеша тронулся и исчез из виду на перекрёстке.

Ну, для начала, дело разрешилось…

— Кстати, а почему ты здесь?

Масузу ответила на мой вопрос с пугающим взглядом:

— Я всё никак до тебя дозвониться не могла, поэтому пошла искать.

— Что?

— Хотя близится уже конец каникул, ты бросил девушку и вместо этого пошёл на свидание с бывшей… Я в ближайшее время стребую с тебя компенсацию за это, — бросив эти страшные слова, она ушла. Не забыв при этом на прощание звонко щёлкнуть по лбу ошеломлённо осевшую на тротуар Ману.

— Да уж, вечно она как кошка…

В итоге всё исправила «девушка».

А моя «бывшая» устремилась к не пришедшей в себя даже после щелчка по лбу Мане:

— Мана, спасибо.

И обняла её.

Ну… Раз уж у Химе появилась новая подруга, такой выходной тоже неплох.

Девятый час вечера.

После того как отужинал и прибрался, я запустил стиральную машинку и сел в гостиной запоминать даты по истории Японии, как вдруг раздался звонок в дверь. Сегодня уже второй визит Химе. Сегодня она вновь ночует у Харусаки.

— Эйта, смотри, — запыхавшая сядевушка протянула мне книжку-картинку. Перепачканную там и сям, обложка вся в царапинах, угол задней обложки надорван и загнут. Довольно старая книжица. И её название...

— Хм, «Алиса в стране чудес»?

Знаменитая книга, которую читают почти так же часто, как святые тексты.

История, в которой девочка Алиса в погоне за кроликом падает в нору и попадает в загадочный иной мир. Если подумать, то она — прообраз всех этих «история с призывом в иной мир».

— Именно этой книжкой я впервые увлеклась. Когда в детском саду была, постоянно просила сестру почитать мне. Поскольку и мама, и папа постоянно были заняты работой в рёкане, то именно она и читала мне постоянно, — произнесла Химе, со слезами на глазах прижав книгу к груди. — Я ведь позабыла. Что именно с этой книги и началось моё увлечение аниме и мангой. Забыла. Что нынешняя я такая благодаря сестре.

По щеке девушки скатилась прозрачная слеза.

— А сейчас она у тебя откуда?..

— Она была на дне сумки, врученной мне сестрой в обед.

Вероятно, Юка-сан нашла эту книжку, когда собиралась выкинуть всю мангу Химе. И, убрав книги со словами «чушь какая», только для этой сделала исключение. Ведь это особая для сестёр Акисино книга.

— Слушай, Химе, уверена, что не хочешь проводить свою старшую сестру?

Я бросил взгляд на часы. Восемь тридцать два. Последний экспресс «Ханеба» до Токио вроде бы в девять с чем-то уходит.

— Сейчас ещё сможешь успеть.

— Хочу! — воскликнула она, глядя на меня своими большими глазами.

Так, решено. Я взял оставленныйна столе кошелёк и, не выключая света, а только закрыв дверь, ухватил девушку за руку и побежал. Сейчас время важнее счёта за электричество.

В этот час автобусы ходят раз в полчаса. Как ни надейся, не успеть. Так что не остаётся ничего, кроме как добежать до одного из больших проспектов и поймать там такси.

Мчась так, словно надеясь рассечь жилой район надвое, я достиг проспекта быстрее, чем по дороге в школу, что, конечно, хорошо, но именно в такие минуты такси абсолютно нет. Вообще никаких машин нет. Чёрт! Вот поэтому я и ненавижу провинцию!

— Что делать-то?! — застыл с Химе перед светофором, как вдруг перед нами возникла, останавливаясь, чёрная дорогая машина.

Со стороны переднего пассажира опустилось стекло:

— Парочка дураков обнаружена!

Золотые волосы девушки переливаются в свете жёлтого сигнала светофора. Это Мана. Появилась ровно в нужный момент, не поверю, что совпадение.

— Неужо ты до конца слышала дневной разговор?

Мана подмигнула:

— Разумеется! Ведь никакого же хэппи энда не случится, если Химе не проводит, так? Незавершённым останется, нет? Ну-ка живо садитесь. Если не втопить на полную — не успеем, кья-а!

Поток речи Маны прервался Химе, которая прижала ту к груди, воскликнув с покрасневшим лицом:

— Мана, я тебя люблю! Подруга!

— Г-говорю же, садитесь давайте. Душно, отцепись и садись, дура!

Получив порцию приязни цундере, мы уселись на задние места.

Водителем, к удивлению, оказался некогда до полусмерти побивший меня лысый охранник в чёрном костюме. Всё такой же впечатляющий, невольно застываешь, увидев. Кажется, его звали… Ясуока, вроде.

Ясуока-сан, держась за рычаг коробки передач, небрежно бросил:

— Давно не виделись, школьничек.

— Д-да. Действительно давно.

— Раны сейчас не беспокоят?

— Н-нет.

Меня тогда знатно отметелили, но, что странно, последствий не осталось. Впрочем, вероятно, он просто бил так.

— Втоплю на полную. Так что, если в аварию попадём, то уж извини, в этот раз последствия будут, — с этими словами он бросил машину в резкое ускорение.

Поглаживая спину побледневшейи вцепившейся в меня Химе, я и сам не чувствовал себя живым. Пейзажи за окном сменяются мгновенно, будто еду по незнакомому городу.

— Да не переживай. Несмотря на свои слова, Ясуока никогда в аварию не попадал, — сказала со своего места Мана.

Ни капли не верю!

Когда мне в третий раз подумалось: «Нам кранты», — машина вдруг резко замедлилась. Вид за окном вернулсяв норму, показалась привычная алая крыша здания станции Ханенояма.

Бросил взгляд на часы. Восемь пятьдесят восемь.

— Последний экспресс Ханеба отправляетсяв девять ноль три. Так что спешите, ну!

Подгоняемые Маной, мы вышли из машины.

— Так, ну я пошла. Обратно не повезу.

— Огромное тебе спасибо, Мана! И вам, Ясуока-сан.

Выразив благодарность, мы отошли от машины. Открылось окно, и показалось лицо Маны:

— А, точно. Я вот что сказать хотела, — вытащив давешнуюю додзинси так, чтобы она была мне видна, произнесла, — отаку очень о-очень отвратны!!!

Ну да!

Не обратив особого внимания на полный злости крик Маны, мы побежали к зданию станции. Вбросив заготовленную ещё в машине мелочь в автомат, купили входные билеты, словно бегуны марафона, берущие напиток, вырвали билеты у пробившего их служащего, пробежали турникет и вышли на восьмую платформу, на которую придёт нужный поезд.

Успели!

— П-почему вы здесь? — с удивлённым видом спросила Юка-сан, завидев нас.

Пытаясь отдышаться, я подтолкнултакже переводящуюдыхание Химе в спину:

— Ну же, Химе. У тебя же есть нечто, что просто обязана сказать, так?

Девушка кивнула и, вытирая пот со лба, подошла к сестре. В землю, как днём, не смотрит. Выпрямившись, достойно держит себя перед старшей.

— Сестра. Мне есть что сказать.

— Что же?..

Химе с румянцемна щеках ослепительно улыбнулась и громко заявила:

— У меня появился любимый!

Э-э-э-э?! Ты это хотела сказать, Химе?!!

Специально же проводить пришли, зачем такую свидетельсколюбовную ересь нести?

Вон смотри, Юка-сан тоже в шок…

— Вот как. Рада за тебя.

Э? С крайне довольным видом улыбается?!

Такой, знаете, открытой, благословляющей влюблённость сестры, улыбкой.

— Но у меня много соперниц.

— Не переживай. Ты ведь, как и я, красива…Так что постарайся.

— Да.

На платформу, где крепко обнялись сёстры, прибыл поезд.

— Ну-с, Кидо-кун. Береги мою сестрёнку.

— Д-да…

Прежде чем сесть в вагон, девушка прошепталамне на ухо:

— У моей сестры на удивление большая грудь. Отличная сделка, согласен?

— Не знаю я!

Нет, знаю, конечно! Но знать не хочу!

Оставляя меня, покрасневшего до ушей, поезд издал гудок к отправлению. И под громкий перестук колёс неспешно тронулся.

— Эйта, что сестра сказала напоследок?

— Ничего…

— Злюка. Обнимешь?

— Нет. Не обниму!

Я попытался, насколько это возможно, выкинуть из мыслей нечто мягкое, принадлежащее прижавшейся к моей правой руке Химе.

— Слушай… Можно даже после начала второго триместра, — тихо прошептал я своей озадаченной бывшей девушке, — но не одолжишь ли мне новый выпуск «Драала»?..

Примечания

  1. Риадзю — ненормативное определение личности, успешно наслаждающейся всеми благами социальной жизни в противоположность хиккикомори. Ближайшим русским аналогом будет ненормативное «социоб…ть».
  2. Шипение нагло свистнуто из оригинала, удачно ложась на манеру обращения к вышестоящим в Российской Империи 19 века.
  3. https://waa.ai/j2GT
  4. まんがキングダム Поскольку название играет роль, переводить не стал.
  5. Угу, отсылочка ко всеми обожаемому Гандам
  6. Поясняю https://waa.ai/jBHY.jpg и https://waa.ai/jBHP.jpg
  7. Примерно вот так https://waa.ai/jIUN.jpg, с поправкой на то, что волосы сестры Химе гораздо длиннее.
  8. Старшая сестра
  9. Я не наркоман. За щто купил, за то и продаю. Трава у автора.
  10. Забористая, однако. Примечания редактора.

Комментарии