Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 3. Ссора из-за свидетельницы игр.

После того, как Масузу сотоварищи разошлись по домам, Саэко-сан пошла в ванную. Она сказала, что вечером ей снова на работу, так что мне нужно приготовить еды на вынос. Что-нибудь полезное для здоровья, масла поменьше… Выходит, что-нибудь варёное. Тушёный цыплёнок с картошкой, пожалуй. В прошлый раз она его, приговаривая: «Вкусно-вкусно», — уплетала.

В момент, когда вода в кастрюльке закипела, Саэко-сан вошла в гостиную, вытирая влажные волосы. Майка-безрукавка и шортики — крайне вызывающий наряд, но поскольку она всегда так, я уже внимания не обращаю…

А ведь пока я не привык, серьёзно завораживала, н-да. Да и фигура у Саэко-сан хорошая.

Поведя носом, та заявила:

— Как же я рада. Бенто от любящей жены?

— От любящего племянника, вы хотели сказать? — ответил я, протыкая палочками корень лотоса, чтобы проверить его состояние. Где-то ещё 3 минуты варить.

Саэко-сан вытащила из холодильника пиво:

— Ты просто замечательный племянник. До сих пор гадаю, как у таких никудышных родителей вышел такой ребёнок.

— Ха-ха. Преувеличиваете. Вы за мной присматриваете, так что хоть так помогу.

— Преувеличиваешь лишь ты, Эйта. Для меня само собой приглядывать за тобой. Мы же семья как-никак.

Не в силах унять радость, я перевёл взгляд в пол.

Саэко-сан же, вмиг прикончив баночку пива, произнесла:

— Кстати, о давешней четвёрке… Ты что, свою жизнь в ссору хочешь превратить? Или в гарем?

— И то и другое мимо, — я вытащил из холодильника еще одну банку пива для неё.

— Если выберешь путь ссоры, учись самозащите. И постоянно носи под рубашкой Сёнэн Джамп. Поможет прожить подольше, если проткнут*.

— Не думаю, что поможет…

Да и двигаться с ним неудобно.

— Если выберешь гарем, то без поминутного плана и контроля флагов, завоёвывать пять девушек сразу сложно. Всего одна ошибка в выборе вмиг приведёт к ужасной цепи событий. И про сэйвы не забывай.

— Если найдёте карточку памяти для моей жизни, купите и отложите, пожалуйста, — ответив в подобающем ключе, я выключил огонь на плите. — Так, стоп. Пятеро? Откуда пять-то?

— И меня завоёвывай.

— Пожалуй, откажусь.

Саэко-сан легонько пожала плечами:

— Тогда тебе стоит решиться наконец и начать встречаться с одной из них.

— Так встречаюсь же уже. С Масузу…

Саэко-сан вновь пожала плечами. Словно показывая, что не верит.

— Та девочка не выказала ни капли своих мыслей, так ведь? Хоть она старалась показаться любящей, но, если честно, у неё и без этого проблемы.

Ох-х, проницательна, как и ожидалось.

О чём думает Масузу, даже и мне, честно говоря, не понятно.

— Ну, впрочем, она не такая уж и плохая. Есть у неё и хорошая сторона.

— Хм. Например?

— Во-первых — лицо. Потом… облик. А-а-а ещё-о… внешний вид, пожалуй.

Ась? У неё что, кроме внешности других плюсов нет?.. Нет, должно же быть хоть что-то. Например, обворожительность или фигурка, да и привлекательность.

Саэко-сан улыбнулась, словно видя меня насквозь:

— У прекрасных цветов есть яд и шипы — это общеизвестно и очевидно. Уж постарайся не пораниться.

— Да-да.

Я снял крышку с кастрюльки, и по кухне поплыл заманчивый пряный аромат.

Интересно, а Масузу чем питается-то?

Масузу увлечённо посасывала.

Я проводил Саэко-сан и поужинал с Чивой. После чего меня, как обычно, выдернули е-мейлом в кафе. Так что я наблюдаю, как Масузу поглощает желе из серебристого тюбика. Из такой… вроде тех, которые частенько едят бизнесмены, у которых нет даже времени на обед*.

Усевшись напротив неё, я заказал у подошедшей официантки колу.

— Только не говори мне, что это твой ужин?

— Ну да. Что-то не устраивает? — то ли желая возразить, то ли ещё что, Масузу резко опустошила тюбик.

— Так ведь ощущения сытости не будет же? Хоть сэндвичей или пасту закажи себе, что ли.

— Я как-то не особо люблю процесс еды. А наполнить желудок по-быстрому, что угодно сойдёт.

Кстати да, я нечасто вижу, чтобы она ела что-нибудь приличное. Помнится, как-то утром она у меня собиралась позавтракать карри быстрого приготовления. И даже в комнате клуба она только чаи гоняет.

— Свидетели любви частенько говорят: «Давай вместе сходим пообедать?», «Я знаю магазинчик с вкусняшками», — и прочее. За пустыми похвалами и жалобами потребляют трупы животных, их яйца, корни и листья растений, перемалывая их во рту. Подобные действия выставляют напоказ всю отвратность явления, известного как «влюблённость».

— Ну, это всё же преувеличение…

Похоже, она крайне недовольна. Ну, оно и понятно. Вон как Саэко-сан её переговорила.

Время уже за восемь вечера. Кафе практически заполнено парочками учеников, от души проводящих вечер. Мы, наверное, тоже выглядим одними из них. Ведь с виду подделку и не отличить… обычно.

— Так что за дело-то?

— Я хочу, чтобы ты меня выслушал, — Масузу в один миг выпила заказанный кофе со льдом. — Во-первых, по поводу Фуюми Ай. Вот уж не ожидала, что она твоя «подруга детства». Воистину удивлена.

— Как я и говорил в комнате клуба, я вовсе не пытался это скрывать.

— Поверю, пожалуй. Но уточнить я хочу вовсе не это… А то, влюблена ли в тебя Фуюми Ай? Как-то так.

Прибыла моя кола. Я на одном дыхании выпил половину.

— Хм… Как знать. Быть может, просто разозлилась, что её позиция подруги детства, украдена Чивой.

Поскольку я не могу рассказать о помолвке и прочем, ограничился вот таким ответом.

Масузу тяжко вздохнула:

— Да уж, ты крайне неискренен. Цундэришь похлеще Фуюми-сан.

— З-замолчи, а! Отстань с этим.

— Тогда сменю вопрос, — водя пальцем по запотевшему стакану, произнесла Масузу. — То, что у Фуюми-сан есть парень, «Дайгоро», — обман, так?

— …

Я ничего не сказал, но Масузу приняла молчание за подтверждение.

— Ну, это было очевидно. Странно, что Харусаки-сан и Акисино-сан этого не понимают.

— Химе в сторону, а вот Чива, похоже, сомневается.

Да и сама Фуюми постоянно забывает сеттинг, так что скоро даже Химе поймёт, наверное. Слегка волнуюсь, что тогда станет с их отношениями наставник-ученик.

— Несколько прямолинейный вопрос, но можешь выслушать его без обид?

— Какой?..

Масузу серьёзно воззрилась на меня:

— Харусаки-сан, Акисино-сан и Фуюми-сан — что они находят в таком «указующем ботанике», как ты?

— Таки обиделся же!

Указующий ботаник…

Указующий ботаник!!!

— Это ещё что?! Что за прозвище такое, зараза?!

И вообще, это ведь форменное оскорбление.

— Так ведь ты, Эйта, постоянно только и знаешь, что указывать. Меня ругал, Ману тоже, и даже Акисино-сан отчитывал. Наверняка и Фуюми-сан выговаривал за что-то, ведь так?

— Это навет! Не говори так, будто я персонаж галгэ!

Масузу, вопросительно хмыкнув, склонила голову набок:

— Я не особо о таком знаю, но выходит галгэ — нечто подобное?

— Э?.. Ну, да. Я, конечно, тоже не особо разбираюсь, но нечто вроде того.

Герой укоряет девушку, у которой какие-то проблемы, убеждая её —> та влюбляется. Подобные повороты — основной постулат галгэ. «Убедить» и «влюбить» по сути схожи — так уверяет Саэко-сан.

— Я вот вообще понять не могу существования галгэ. Как можно хотеть влюбиться ещё и в игре?

— Нет, именно потому, что это ведь игра. В реальности с выражением любви проблемы, а в игре можно сократить путь.

— Хм… — Масузу округлила глаза. — Впервые я согласна с мнением Эйта-куна. Временами ты говоришь достойные внимания вещи.

— Это твоё «временами» — лишнее!

— Тоже мне указующий похититель.

— А ботаник куда делся?!

Вот как начинаешь с ней говорить, так и не успеваешь следить за прибавлением прозвищ.

— Но ведь, если вспомнить, ты крадёшь сердца девушек, так что ты воистину «похититель».

— Да уж, умеешь ты попасть в точку…

— Такова теория «Герой галгэ = указующий похититель».

Да уж, о таком даже я не слышал.

— Так вот, возвращаясь к предыдущему вопросу, что эта троица нашла-то в тебе?

— Будто я знаю? Сама у них спроси.

— Мне хочется услышать твои идеи.

— Даже если ты просишь…

Они ведь такие эксцентричные… Мне не дано понять, о чём они думают.

— Ну, во-первых, Химе. Она же просто во власти иллюзии о «прошлой жизни», не считаешь? А я вроде как эту иллюзию разделяю.

— Верно. Акисино-сан понять легко… А Фуюми-сан?

— Без понятия. Абсолютно.

Конечно, в детском саду я вроде как заставил её признаться мне в обмен на «показ тайного места для просмотра фейерверков», но сейчас всё по-другому, наверное. И что она во мне нашла, я не понимаю.

— Харусаки-сан?

— Чива? — я склонил голову набок. — Её «люблю» не имеет отношения к «люблю» от девушки. Это скорее семейная «любовь». Я же раньше уже говорил: она ведь мне как сестрёнка младшая.

Хотя она сама меня как «младшего брата» рассматривает.

Так что любить-то она меня любит, наверное. Но как «семью».

— А так ли это? — Масузу воззрилась на меня ледяным взором. — Быть может, лишь ты так считаешь… Нет, хочешь так думать?

— Хочу так думать? В смысле?

— Потому как боишься потерять Харусаки Чиву, свою «семью».

— ?..

Я не понял, что хотела сказать Масузу. Бояться лишиться семьи — само собой разумеющееся. Так какое отношение это имеет к текущей теме?

— Ну, оставив это в стороне, — Масузу проводила взглядом официантку, заменившую наши напитки, — что за человек твоя тётя?

— Человек, так и оставшийся ребёнком, даже выросши… пожалуй. Опять же, она всё рассматривает как какую-то «игру».

Такие, как Саэко-сан, в некотором роде гении, пожалуй. Среди создателей таких людей много.

— Это проблема. Мер противодействия «Свидетелям любви» у меня сколько угодно, но как справиться с той, что отравлена играми — «Свидетельницей Игр», я практически не имею понятия.

— Ну, оно и понятно.

Пусть Масузу и знает о сёнэн-манге крайне много, но вот о вещах вроде галгэ и эрогэ, наверное, не особо осведомлена.

— Всё же не ожидала, что кто-то, пусть и на интуиции, но разглядит фальшивку. Я очень расстроена, — Масузу помешала соломинкой кофе со льдом, поблекший из-за воды.

— С чего это ты вдруг? Я редко тебя столь подавленной вижу.

— Так и не скажешь, но я была уверена в своём «маскараде». Достаточно притворяться хорошенькой, и даже взрослые обманутся. То, что меня просмотрели насквозь, повергло в шок прямо...

— Вот как…

Я поражен не меньше. А ведь намеревался отыграть ещё лучше.

— А ты-то почему помрачнел, Эйта? — произнесла вдруг Масузу с удивлённым видом.

— Почему?

— Ведь даже если обманка вскроется, тебе ведь это проблем не принесёт. Даже напротив, выгоду дарует, или я не права?

— Да чёрта с два! — резко возразил я. — Мы ведь с тобой известная на всю школу парочка. Если вскроется, что всё это было ложью, разразится дичайшая шумиха. Так что я с тобой сейчас в одной лодке. Будто я могу сбежать сейчас!

— …

— Хотя если ты вернёшь мне тетрадь, разговор будет совсем другой. Тогда я хоть сейчас расстанусь с тобой.

Стоило мне произнести это, как на губах Масузу вновь расцвела заметная улыбка:

— Довольно наглые слова для указующего ботаника-похитителя.

— А-ха-ха! И что это за похититель, по-твоему?

Хвалящая меня и добрая Масузу сама на себя не похожа. А вот злоязычная и нахальная она — самое то.

— Что за похититель? Крайне жестокий похититель.

— Можешь не объяснять.

— Вламывается к одиноким старшеклассницам, обыскивает комнату в поисках трусиков, застилает ими всю комнату и начинает обнюхивать их или кататься по ним. И в миг, когда вернувшаяся девушка закричит, начнёт отчитывать её в стиле: «Носи только белое! Черно да ало бельё не носи!» — с плохим кансайским акцентом. А едва вызовут полицию — сбежит с трусиками на голове, крича во весь голос: «Нарушение обета! Нарушение обета!».

— Могла бы и не объяснять!

И прошу, прекрати! Посетители вокруг сюда уставились!

— А потом, будучи пойманным, сидит зубрит в тюрьме.

— Могла бы и не договаривать!

Сидящая рядом парочка старшеклассниц в панике покинула столик и, словно узрев мусор какой, с отвращением на лице исчезла.

О-обидно-о-о…

— В общем, сей мусор прав. Нет времени сидеть и грустить. Коль так, то всего-то и надо, что выиграть то соревнование, как и потребовала твоя тётя.

— …

Мусор — это про меня, что ли?

Разве я не «парень»?

— Само собой, мне и помощь мусора нужна. Чтобы Харусаки-сан с остальными признали то, что я действительно его девушка.

— Но сначала ты меня за человека признай.

Э-х-х, пожалуй, лучше было бы, будь моя «девушка» чуть добрее.

Примечания

  1. Отсылка к ранобэ «ТораДора». Отец главного героя в молодости носил под рубашкой журнал чтобы его было сложнее убить.
  2. http://yama-tama.com/living/pet/neko-oyatu-3.JPG вот примерно из такой. Нет, это не клей. Это еда, х)

Комментарии