Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 1. Собрание о выездном лагере со ссорой.

Когда тема о «появлении новой подруги детства» была исчерпана, Масузу накинула поверх формы белый халат.

Знак начала клубной деятельности.

— Со вступлением к нам Фуюми Ай мы, «Объединение девушек ради саморазвития как увлечения», из собрания единомышленников переходим в статус официального клуба.

— Я уже подготовила официальное прошение, — с этими словами Фуюми выложила на стол форму прошения. Какая скорость… Она часом не радуется ли?

— Акисино-сан, прошу тебя заполнить её, как секретаря.

— Так точно, — слегка горделиво кивнув, Химе немедля приступила к письму. Крайне красивыми глифами и соблюдая порядок черт. Быть может, она каллиграфией или чем-то подобным занималась. Очень в её духе.

— В связи с рождением нового собрания девушек думаю вновь обсудить вопрос о летней деятельности, — Масузу перевернула доску, открывая взору скрытую до того сторону.

Объединение девушек ради саморазвития как увлечения. План летней деятельности.

— Ого...

— Замечательно же?

В унисон заговорили Химе и Фуюми. Похоже, они заинтересованы.

Я ожидал этого и от Чивы, но та на удивление угрюма и молчалива. Кажется, всё ещё переживает об узнанном.

Ну а мне… не осталось ничего, кроме как вздохнуть.

Это же ведь летние каникулы. Ну почему я должен проводить их с ними? Совсем не смешно.

— А, я не смогу. С завтрашнего дня снова летняя школа.

На мои слова посещающая ту школу Фуюми озадаченно склонила голову:

— Но ведь со следующей недели перерыв? На целую неделю, так что лагерь на 2-3 дня не станет проблемой, по-моему.

— У…

Черт, кто просил ненужное выбалтывать?!

— Вот оно как. Значит, лагерь на следующей неделе.

Масузу со скрипом повела маркером по доске, записывая план.

— Где устроим? Море? Горы?

— На море согласна! — непривычно громко заявила Химе. — Я моря ни разу не видела, поэтому море — отлично.

— Тогда темой лагеря сделаем первое плавание.

— Но ведь это выражение означает совсем другое*

И кстати, разве: «Я моря ни разу не видела», — не удивляет? Или это только я не в курсе, а на самом деле таких людей много?

— Скажи, Химе. Твои слова «ни разу не видела», ведь значат, что ни разу не бывала, верно?

— Утвердительно. Поэтому я довольно часто смотрю видео из интернета. И обоями на рабочем столе пляж острова Увеа*.

Уж не знаю, где этот остров Увеа, но страсть Химе к морю передалась ясно.

— Пожалуйста удовлетворись в этот раз пляжем Фунахама. Ибо до Новой Каледонии мы, само собой, не поплывём.

— А, так вот где остров Увеа… Далековато.

Ну а до пляжа Фунахама около часа на поезде. Прекрасный выбор, пожалуй.

Так, стоп! Они же так договорятся!

— Кстати говоря, Фуюми. Разве Мишель не возвращается из Токио? Ты ведь раньше говорила, что будешь занята свиданиями, верно?

— Ну, он, похоже, ещё какое-то время пробудет в Токио. Вроде как какие-то неотложные дела.

— Неотложные дела?

— Вроде как повторный показ любимого аниме стартовал.

— Мишель!..

Аниме-отаку оказался. Тоже мне красавец-студент.

Кстати, разве девушка может позволить парню ставить аниме выше неё, А-тян? Пускай парень и выдумка, но тебя это устроит?

— Ну ничего не поделать. У нас вроде как нет этого канала.

— …

Вопрос вообще-то не в этом? На другом подловят.

— Вот только, Масузу, что с бюджетом делать? Раз едем с ночёвками, то с учётом транспортных расходов нужно 20 тысяч йен на одного.

— Ну, видишь ли... Раз мы стали официальным клубом, нам и бюджет выделят же. Верно, Фуюми-сан? — устремила полный надежд взгляд Масузу, но…

— Сразу не выйдет. Необходимо подать заявку и чтобы её провёл бухгалтерский отдел ученического совета.

— Тогда проведи, пожалуйста.

— Отдел начнёт работу с началом второго семестра.

— Вот незадача… — Масузу помрачнела. Но я напротив улыбнулся. Отлично. Отличный ветер подул!

Ещё большей удачей стал звонок, возвещающий 2 часа пополудни. Теперь всем придётся разойтись по домам. В день посещения уроки заканчиваются в полдень, что гораздо раньше обычного.

— Итак, тогда закончим с обсуждением летнего лагеря! — я встал, взяв сумку. Теперь, затягивая обсуждение как можно дольше, я уменьшу вероятность поездки.

— Нет, мы обсудим его за сегодня, — отрезала Масузу, будто видя мой план насквозь, — в доме Эйта-куна.

— Что?

— Мы продолжим собрание в твоём доме.

Химе и Фуюми с горящими глазами подались вперёд:

— В дом Эйты пойдём? Можно пойти?

— Хм-м… Ну раз мы решили обсудить всё сегодня, ничего другого не остаётся, пожалуй!

— Эй, погодите…

Эти двое ещё больше взволнованы, чем при разговоре о лагере.

Масузу сняла халат и уложила его в сумку.

— Раз мы решили, то выдвигаемся.

— Да постойте, говорю! Не игнорируйте хозяина дома, меня, решая всё так своевольно!

— Но ведь дом Эйта-куна — это практически и мой дом, не так ли? Дом парня — это и дом девушки. Дом девушки тоже дом девушки.

— Ничего не понял!

Ситуация обернулась в неожиданную сторону.

В связи с этим их будущим визитом меня стали терзать дурные предчувствия.

Итак, мне пришлось возвращаться домой в компании этих самозваных чистых дев.

В тот момент, когда мы проходили мимо детского общественного парка, женщины, приведшие детей, так и впились в меня взглядами. «Это часом не Эйта-кун ли, тот, что родственник Кидо-сана?», «Ого, с четырьмя милыми девушками!», «Молодец~», «А ведь в средней школе был таким…»

Секундочку, Танака-сан из второго дома квартала. Таким — это каким? Каким?

— Мне интересно, каким духовным барьером окружена крепость Эйты в этом мире.

— С нетерпением ожидаю твоего дома. Фу-хе-хе, особенно под кроватью… да?

— Кидо-кун, если ты так настаиваешь, то я н-не против прибраться у тебя, хорошо?

Похоже, что эта троица по-своему заинтересована. Особенно Масузу — жуть.

Лишь Чива идёт, опустив глаза. А ведь она обычно самая шумная, но с того момента в клубе всё время молит.

Я потянул её за рукав, и мы слегка отстали от трио «зима-лето-осень».

— Что с тобой? Ты в порядке?

— Ч-чего это ты?

— Ты какая-то невесёлая. Ведь это не из-за еды?

Чива слабо улыбнулась:

— Мне до тебя далеко, Э-кун. Как понял?

— Само собой, я пойму. Сколько, думаешь, я с тобой знаком?

В глазах поднявшей на меня взгляд Чивы встали слёзы. Она вцепилась в меня с такой силой, что легко могла бы уронить:

— У-у-у-у-у-у-у! Э-э-э-э-э-ку-у-у-н! Э-кун-кун! Э-кун, Э-кун!..

— Т-тише! Остальные заметят же! — я в панике прикрыл рот Чивы. Взглянул на троицу в отдалении, но… Всё нормально, Масузу не заметила. Она возбуждена темой «Где можно спрятать порножурналы?», так что ей не до этого.

Чива уткнулась в мою руку и зашмыгала носом:

— Почему? Почему Ай — раньше? Я не первая?

А-а-а... И впрямь по этой причине.

— Не переживай из-за этого. Ведь неважно, кто из друзей детства был первым.

Чива недовольно покачнулась:

— Но ведь только я подруга детства Э-куна! Только я!

— Да если бы… Ведь и у тебя наверняка есть другие друзья детских лет?

— Разве? Ты о Ми-тан, переехавшей на Хоккайдо, или о Сакаки-тян, поступившей в старшую школу Фифнел?

— Ну вот, видишь? И у меня так же. Так что Фуюми просто случайно оказалась одной из них.

Чива с недовольным мычанием отвела взгляд вниз.

— Вообще, разве друг детства не понятие, связанное с промежутком времени?

— Промежутком времени?

— «Продолжительностью» времени, которое провели вместе. Если бы выигрывал первый встреченный, то тогда глубже всего связь была бы с доктором из родильного отделения. Но это ведь не так?

Чива подняла лицо и влажным, словно у чихуа-хуа, взглядом, уставилась на меня:

— И я дольше всех-всех пробыла с Э-куном?

— Да. В разы дольше других.

Грустное выражение лица Чивы вмиг осветилось подобно распустившемуся цветку.

Она слегка подпрыгнула и повисла у меня на спине. Принудительная носка на спине.

— Э-эй, слезь, Чива! Смущает же!

— Так ведь, так ведь, так ведь, так ведь я для Э-куна самая же!

Ленточка Чивы раз за разом попадает по моей щеке. Похоже, она трётся щекой о мою спину. Соседские кумушки вновь зашептались. «Как и всегда, они хорошо ладят», «После женитьбы наверняка жена главой будет», «Подкаблучник, наверняка всего на десять тысяч йен* в месяц выживать будут».

Судзуки-сан из четвёртого дома, пожалуйста, не пытайтесь предсказывать моё будущее.

— Да слезай уже наконец! — практически одновременно с моим криком Чива спрыгнула со спины. Поправляя юбку, она обернулась, широко улыбаясь.

— Э-кун, я люблю тебя! — сделав это шокирующее заявление, она устремилась к трио лето-осень-зима.

— Да-да…

Любит, м-да…

Какой там это по счету раз с начальной школы?

Она это говорила каждый раз, как я делился сладостями или готовил стейк. За сотню раз уже минимум.

— Ну, ребята, вы слишком взволнованы всего лишь из-за дома Э-куна. Я там каждый день бываю, так что порядком уже поднадоело. Я и сегодня на ужин пойду… — словно сэмпай, или, скорее, как «подруга детства», заливается соловьём Чива. Полностью вернулась к прежнему поведению. А вот Фуюми выглядит крайне недовольной. Где прибыль, там и убыток, похоже.

Едва мы достигли ворот дома, как увидели идущую с противоположной стороны высокую девушку. Офисная рубашка и джинсы — облаченная столь обыденным образом девушка едва переставляла ноги из-за недосыпа. А учитывая глаза-щёлочки, которые не поймёшь: то ли открыты, то ли нет — то это, без сомнения…

— Саэко-сан, с возвращением!

— Йо, Эйта. И тебя так же.

Я приблизился к ней, и та ослепительно-белоснежно улыбнулась.

Моя тётя, Кирью Саэко-сан. Благодетельница, добровольно подобравшая меня после того, как родители бросили. Она постоянно ночует на работе, так что я её вижу едва ли раз в 10 дней.

— А, Саэко-сан! Добрый день.

— Йо и тебе, Чивава-тян! Как всегда жизнерадостна, смотрю.

Вслед за шустро приблизившейся Чивой подоспела и остальная троица.

— Я в курсе дела. Вы все ведь из «Объединения девушек ради саморазвития как увлечения»? Я Кирью Саэко. Старшая сестра Эйты, кюн-кюн!

— Ой-ё…

Пугает. Даром что благодетельница, а всё равно жутко.

Вероятно предположив скрытое за озадаченными лицами окружающих, Саэко-сан хихикнула.

— Лёгонькая шуточка для начала. В общем, я тётя его.

— Не нужны такие шутки.

Ну, впрочем, она и впрямь молода. И не скажешь ни по виду, ни по поведению, что ей за 35 минуло.

— Итак, которая из них твоя девушка, Эйта?

Лица подруги детства, бывшей девушки и суженной со скрипом нервно застыли.

Лишь моя «девушка» улыбнулась розовой улыбкой, выдвигаясь вперёд.

— Разрешите представиться, уважаемая тётя. Я — Нацукава Масузу, благословлённая знакомством с Эйта-куном. Надеюсь на вашу благосклонность.

В ответ на сии слова Саэко-сан криво улыбнулась, отрицательно качая головой:

— Нет-нет, я спрашиваю вовсе не об этой «фальшивке»…

Мы с Масузу одновременно затаили дыхание и переглянулись.

Почему?!

Как она поняла о фальшивке?!

Ехидно посмеиваясь, Саэко-сан ткнула мне в грудь наманикюренным пальцем:

— Итак, отвечай. Которую из них ты в самом деле любишь?

— Н-нет, я…

На столь внезапный вопрос и ответ не идёт.

Кого я действительно люблю? Да даже если спрашиваете… а раз это слова Саэко-сан, то наверняка именно в смысле «возлюбленная», так? Тогда мой ответ: «Нет такой». Ни здесь, ни ещё где. Не существует у меня любимой девушки.

Но если я сейчас так отвечу, то всё притворство прахом пойдёт. Все мои адовы усилия до сих пор уйдут в никуда.

Само собой, остальная троица не стала молчать.

— Э-кун? — широко открыв глаза, Чива смотрит на меня. Словно она ожидает чего-то.

— Эйта… — Химе вцепилась мне в рубашку и сильно тянет.

Нет, Химе-тян, прекрати тянуть.

— Подпись! — это прошептала, само собой, Фуюми.

Не подпишу я!

Масузу же… смотрела на меня с надеждой в глазах. В её лице сквозила «хрупкость», которую обычно вряд ли увидишь.

Вот черт…

Что с тобой, Нацукава Масузу? Такие моменты же шанс для тебя проявить свой подвешенный язык?

Почему тебя с такой легкостью это ошеломило?

Не надо на меня так смотреть…

Похоже… ничего не остаётся кроме как постараться.

— Саэко-сан, я не понимаю, о чем вы.

— Да?

По моей спине тёк пот, когда я начал восхвалять Масузу:

— Мы с Масузу действительно встречаемся. С головой влюблены. Всегда возвращаемся вместе, пьём в кафе чай или кофе, или колу, и ещё… постоянно возвращаемся вместе.

— То есть только пьёте да гуляете, да…

— Нет. Я был заворожён Масузу в момент её признания! Оно ведь произошло перед одноклассниками. Да так, что невольно захотелось бога проклясть! Ха-ха-ха!

Интересно, хватит ли подобной похвалы?

Масузу выглядит разочарованной или мне кажется?..

— Эйта, ты кое-что упускаешь.

Сердце ёкнуло и учащённо забилось.

Что? Ч-то-то не то сказал?

— Видишь ли, Эйта, я…

— Д-да?

— Проголодалась.

— Что?

Я был ошеломлён.

— Я очень проголодалась, кью~~ — Заваливаясь на меня, Саэко-сан опала, бледная, её руки тряслись. — Я в последнее время из-за ссор не спала, не ела, не спала, не ела…

— Сразу бы так и сказала!

— Извини~ Хотелось притвориться милой старшей сестрой Эйты. Кюн-кюн.

— Прекращай уже с этим «кюн-кюн»! О возрасте вспомни, о возрасте!

Вот же и впрямь, она...

Несмотря на то, что опекун — странная. Странная, несмотря на то, что опекун. Такова Кирью Саэко-сан.

Примечания

  1. В оригинале термин 処女航海 , пришедший из английского языка и обозначающий первый рейс корабля.
  2. https://waa.ai/kVG3
  3. Примерно 6-7 тысяч рублей.

Комментарии