Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 2. С девушкой в кафе. Ссора.

Второй день занятий в летней школе подошёл к концу. Я поужинал с Чивой и готовился у себя в комнате к завтрашним занятиям, когда вновь прозвучал звук экипировки проклятой брони, оповещая о письме от Неё.

[Тема] Без темы

[Текст] Слушай сюда, твоя дочь у нас!

Если хочешь её вернуть, приходи один в 8 вечера в кафе перед станцией.

А-а-а, всё! Как же она достала!

Отложив учебник по математике, я набрал ответ.

[Тема] RE: Без темы

[Текст] У меня дочери нет!

Делай с ней что хочешь.

Буквально через 10 секунд рингтон прозвучал снова. Вздыхая, я открыл письмо.

[Тема] Без темы

[Текст] Моя дочь у меня.

Хочешь вернуть — требования те же.

— Да мне пофиг на твою дочь! — съязвил я, прочтя сообщение.

И вообще, у тебя же нет дочери…

И вообще, если хочешь пригласить парня, то зачем угрожать, словно похититель? В чем смысл-то?

Ладно, отвечу серьёзно.

[Тема] RE: Без темы

[Текст] Я сейчас делаю задания для летней школы.

Прости, но давай в следующий раз.

Несколько секунд спустя пришло новое, довольно длинное сообщение.

[Тема] Без темы

[Текст] Поняла.

Выложись в учебе по полной.

Но постарайся не перетрудиться.

В часы усталости рекомендую послушать плач цикад на улице.

Наверняка ты услышишь слова:

♪~Тетрадь-тетрадь-тетрадь~

♪~Темное-темное-темное-прошлое~

♪~Вскроется-вскроется-вскроется!~

Я тут же ответил.

[Тема] RE: Без темы

[Текст] уже выдвигаюс, Масузу-сама!*

И вкус, и цены здесь довольно приемлемы — обычное кафе, но расположившийся рядом фастфуд отобрал большую часть клиентов, поэтому кофейня почти пустует. Но, кажется, заведение пришлось по вкусу Масузу.

Войдя внутрь, я увидел, что там на редкость многолюдно. Вот они — летние каникулы: одни парочки школьников, предвкушающих ночные забавы. Даже жаль притулившегося в уголке клерка в костюме, с недовольством пьющего кофе.

Итак.

— Привет, Масузу! — окликнул я свою «девушку», сидящую у окна. Даже в такой толпе её легко найти. Голубые глаза и волосы цвета серебра выделяют её просто превосходно — вокруг неё словно некая атмосфера «иномирности».

Будь я девушкой, ни за что не хотел бы стоять рядом.

Так что в этом смысле Чива и Химе довольно смелые, пожалуй.

— Почему так медленно, Эйта? — бросив на меня недовольный взгляд, произнесла Масузу. — С момента ответа до прибытия прошло 11 минут, 38 секунд и 39 миллисекунд. Как это понимать?

Ого. Какая точность!

— Нечего тут понимать. Как ни спеши, до моего дома минимум 10 минут.

— Бесполезный ты человек. Неужели не умеешь перемещаться в пространстве, как Ванилла Айс?

— Уж извини, но я не владею стэндом*.

— Хм. Ну я и говорю, «пользоваться не умеешь*».

— Это ты сейчас так вывернуться вздумала!

После того инцидента с младшей сестрой Масузу теперь, когда мы наедине, обращается ко мне без хонорификов и издевается, как хочет.

Как там было?.. «Влюблёнными притворяемся лишь на людях», а «наедине буду относиться холодно».

Мне на это было бы, в принципе, всё равно, она же не настоящая девушка, но… у меня такое ощущение, что на язык она только острее стала.

— Не стой ты. Может, присядешь?

— А-а-а, да.

Заказав принесшей прохладительные напитки официантке колу, я уселся напротив Масузу.

— Пока я тебя ждала, ко мне трижды подходили Свидетели Любви. Гадость какая. И чего им надо?

— Всего трое — как-то меньше обычного. Да и ты всех их отшила же?

— Естественно! Это же сродни приглашению в секту. Радостно последуешь за ними, и тебя принудят купить вазочку или воду, что мне не по душе.

— Ну, вазы вряд ли всучивают, пожалуй… — и в этот момент я ощутил на себе пристальные взгляды.

«Он её парень?», «Невзрачный какой...» — и прочие подобные шепотки зазвучали вокруг. В компании Масузу каждый раз так. В прошлом доводилось слышать: «Разочарована!..», «Обидно!..» — от девушек из средней школы. Да-а... Тогда я отходил долго.

— Итак, Масузу... Так зачем позвала-то?

— Ну как же? — Масузу с улыбкой склонила голову на бок. — Неужели уже забыл, Эйта? За тобой «должок».

— …

Черт. У меня, конечно, мелькали подозрения, но это и впрямь по поводу случая в медпункте.

— Небось прилично возбудился, глядя на зад Акисино-сан? — спросила Масузу с пронзительно-ледяным взглядом. — Небось той ночью ещё и душу в одиночку отвёл? Развратник.

— Да не занимался я этим!

— Если я вдруг утрачу зрение, и мне пересадят твои глаза, наверняка я увижу зад Акисино-сан.

— Что за кошмарная эротика?!

Хотя если оно и впрямь так, то много парней захотели бы трансплантации.

Уж больно вид был прекрасен…

— Ну вот, опять возбудился...

— !!!

Вот же, на лице проступило, что ли?

— Ты и впрямь развратен. Я так от одного лишь твоего взгляда забеременею.

— Да черта с два!

— Как знать... Ведь сейчас твоя голова полнилась мыслями о девичьей заднице.

— Да неправда, говорю же!

— Не ври уж. Один или два человека были свидетелями того, как ты, облачённый в футболку с надписью «Задница», с улыбочкой подкатывал к девочкам из начальной школы со словами: «Ребятки, не хотите ли сыграть в осирикура мандзю**

— Вот же извращенец! Ты меня что, таким видишь?!

Только что в кафе перед станцией Масузу с блеском провернула любимый трюк — «непринуждённый навет».

Взгляд принесшей мне колу официантки был очень страшным.

Эхх, больше мне в этом кафе не бывать...

— Так вот, как бы я хотела получить оплату долга... — попивая свеженалитый прохладительный напиток, произнесла Масузу. — Сходи со мной на фестиваль фейерверков на берег Ханеноямы.

— Ура!..

— ? Что за «Ура»?

— Нет, это я так, о своём.

Обуревавшее меня вчера «предчувствие флага» не было ошибочным.

Если бы я вчера согласился пойти с Чивой, сейчас всё обернулось бы кошмаром.

— Прости, но у меня в тот день дополнительные занятия, так что не смогу.

— Учеба? Ты отвергаешь приглашение от меня, своей девушки?

— Я столько денег за них заплатил, что хотелось бы получить максимальную пользу.

— А не врёшь ли ты мне? — приподняв брови, вопросила Масузу. — Уж не согласился ли ты пойти с Харусаки-сан или Акисино-сан?

— Клянусь, нет. Можешь сама у Чивы и Химе поинтересоваться.

Пристально глядя мне в лицо, Масузу тихонько вздохнула:

— Поняла. Жаль, конечно, но придётся, видимо, идти одной.

— Уж прости.

Слава вышним! Она согласилась.

— Кстати говоря, я думал, что ты ненавидишь подобные мероприятия.

— С чего бы? Вовсе нет, — оглядывая недовольным взором парочки в заведении, она продолжила. — Фейерверки в небе как разбрызганная по земле кровь… Хе-хе-хе, прекрасно же смотрятся!

— Ты что задумала сотворить на фестивале фейерверков, несущем радость?!

— Разве не ясно? Утопить в крови все до единой парочки влюблённых, явившиеся на фестиваль!

— …

Что делать?

Это же преступление.

На моих глазах девушка планирует преступление…

— Они тупо уставятся в небо и наверняка будут беззащитны. Твори, что хочешь.

— Слишком спланированно! Всерьёз, что ли, собралась?!

Сдать её, что ли, пока не поздно? Это ведь тоже мой долг, как парня?

— Что ты, что ты! Разумеется, шучу, — слегка пожала плечами Масузу. — Смысла нет физически уничтожать Свидетелей Любви. Ведь это не удовлетворит меня так, как издевательства «Саморазвлечения».

— Не пугай меня так… — облегчённо выдохнул я.

Похоже, не бывать мне парнем преступницы.

— Но вот только «Саморазвлечения» больше нет, — вздохнула она, поглаживая запотевшее донышко бокала. — Только я подумала, что разобралась с устроенным Маной, как явилась Фуюми Ай. Вот же, раз за разом появляются новые проблемы...

— Неужели больше вариантов нет? Кроме преступления?

— Не то чтобы их не было... — и Масузу показала три пальца. — Первый: продолжить деятельность не как клуб, а как просто группа людей.

— Хм, ясно.

Разве не замечательно? Станем не клубом, а просто «товарищами, развлекающимися вместе». И пока мы не вытворим чего-то из ряда вон выходящего, дисциплинарному комитету не к чему будет придраться.

— Но есть и серьёзный недостаток.

— Какой?

— Раз не будет клубной комнаты, то негде будет хранить священную книгу становящихся популярными — «Джо Джо», так что этот вариант NG*.

— Это разве недостаток?

Какая разница-то?.. У тебя ведь все тома дома есть.

— Второй: основать новый клуб.

— Э? Но нас же вот только распустили.

— И назвать его «Новое объединение девушек для саморазвития как увлечения».

— Всего слово добавилось же.

Новое объединение или повторное объединение — в любом случае «Саморазвлечение» выйдет.

—Переименование не поможет. Пока деятельность та же, нам будут мешать члены дисциплинарного.

— Итак, вот мы и добрались до сути. Вот и наш третий, основной, вариант.

Сверкнув глазами, Масузу произнесла:

— Ухватить Фуюми Ай, члена дисциплинарного комитета, за слабое место!!!

— Снова звучит как-то криминально. Если бы можно было просто так взять и найти её слабости, мы бы не мучились сейчас.

— Ты не прав, — загадочно улыбнулась Масузу. — Помнишь ведь, как Фуюми Ай заявила: «Парень? Он у меня есть».

— Да, Мишель, вроде бы?

— Да, Дайгоро, — Масузу быстро пролистала блокнотик. — Видишь ли, на церемонии закрытия мы вместе с Харусаки-сан и Акисино-сан немного поспрашивали о Фуюми Ай.

— Даже до такого дошли, значит?

Масузу зачитала заметки:

— Фуюми Ай. Класс 1-3. Член дисциплинарного. В клубах не состоит. Матери нет, есть младший брат. Часто переезжала из-за работы отца. Всего семь раз: от Аомори на севере, до Нагасаки на юге. Несколько раз посещала Ханенояму, вернулась в город с поступлением в старшую школу.

— Ездить повсюду вслед за отцом... Трудно, наверное.

— Да? Ну она хотя бы оставалась в пределах Японии.

— …

И возразить нечего вернувшейся из-за границы Масузу.

Похоже, в её семье тоже не всё гладко.

В силу этих обстоятельств, у Фуюми Ай мало знакомых. Один из них — твой лучший друг, Асой Каору, был с ней в одном классе с первого по четвёртый класс.

А, я это от него слышал.

— Я и его поспрашивать пыталась, но Асой-кун умело обошел эту тему. А он довольно неплох...

— Ха-ха-ха, ну он мой лучший друг как-никак!

— Это не связано.

— А, точно…

Поставили на место. Слегка обидно...

— Впрочем, от одноклассниц Фуюми была получена важная информация.

— Какая?

— Они не знали о существовании этого парня — «Дайгоро».

— Выходит, ни одной зацепки.

На что Масузу, подмигнув, произнесла:

— То, что никто не в курсе, — само по себе результат.

О чем, интересно, она? Не могу понять.

— Судя по тому, как она хвалилась своим парнем, Фуюми Ай, определённо, из «влюблённых идиотов». Ты же ведь согласен?

— Ну, да-а-а...

И то верно. Она хвалилась Чиве Мишелем. Эта привычка — один из индикаторов влюблённого индивида-идиота. Своего рода незаменимый аксессуар.

— Но вместе с тем никто из окружения Фуюми Ай не слышал об этом Дайгоро. Как думаешь, что это значит?

— Что она держит парня в секрете от одноклассниц?

— Однако перед нами, своими врагами, рассказала?

— А-а…

Хм, а ведь и впрямь странно. Даже хорошо знакомый с ней Каору, похоже, был не в курсе о Мишеле.

Так почему Масузу сотоварищи она рассказала?

— Ответ здесь лишь один: «Дайгоро не существует». Проще говоря, обманка от Фуюми Ай.

— Не просто притворный парень, но воображаемый…

Самовыставление, притворство, ложь... Меня окружает только подобное, м-да...

— И потому у меня к тебе просьба, Эйта, — вновь заговорила Масузу. — Не мог бы ты сблизиться с Фуюми Ай и получить доказательства того, что существование Дайгоро — обман?

— Сблизиться, говоришь?.. Как?

— Элементарно. Вы ведь с ней попали в одну летнюю школу.

— Надо же, уже в курсе.

Да уж, слух у неё адский.

И где она информацию-то берёт? Друзей нет, так что откуда она сведения получает — загадка.

— Раз уж ты отказался от приглашения на фейерверк, то хотя бы это сделай.

— Понял... — вздохнул я. — Но я всё же думаю, что у Фуюми действительно есть парень.

— Хм, и почему же?

— Ну ведь не может такая умная и серьёзная девушка столь откровенно лгать?

— Сможет, — отрезала Масузу. — В этом мире нет такой девушки, которая не лгала бы.

— …

Как знать, так ли оно?

— Ну, я сомневаюсь, что ты способен понять девушек, Эйта, ведь тебе интересны лишь задницы.

— Что за беспочвенные обвинения?

— Эйта: «Не существует девушек с некрасивой задницей! *засиял»

— Не приписывай своевольно людям того, что они не говорили-и-и!!!

Жестокая...

Острота её языка и впрямь возросла в несколько раз.

Я скромно поднял руки, сдаваясь, и произнёс:

— Скажи, Масузу-сан... А можно мне тоже попросить тебя кое о чем?

— О чем?

— Может, вернёшься всё-таки к прежнему обращению, пожалуйста?..

Иначе и я стану столь же злоязычным.

— Зачем?

— Ну, как бы сказать?.. Оно слишком холодно или, вернее, сорвало ограничитель язвительности. Хотя нет, скорее, ты просто рвёшь мне этим сердце.

Масузу, хмыкнув, озабоченно подпёрла лицо рукой.

Даже я, уже затретированный ею, и то был заворожён.

Печальный блуждающий взгляд, мерное дыхание, она словно актриса какая-то.

Я вовсе не о красоте. Вернее, не только о красоте.

Такое ощущение, будто она что-то «отыгрывает».

Непонятно, правда, что именно.

— Вот как, — коротко ответила Масузу. — Я обдумаю это.

То, как она отвернулась к окну, тоже было наигранным.

Но не менее прекрасным.

После этого, проведя ещё примерно тридцать минут в разговорах на различные темы, мы разошлись.

Возвращаясь в одиночестве, я произнёс:

— Снова все крайне проблемно стало…

А ведь Каору так старался, чтобы мы с Фуюми поладили. Но сейчас предо мной вновь «дилемма».

Ситуация не особо отличается от первого семестра.

Даже ещё хуже.

Вот интересно: а "предрасположеность к попаданю в ссоры" или что-нибудь в этом духе — существует?

С самого момента моего становления «парнем» Масузу всё так.

— Н-нет уж, я не уступлю, — поклялся я, глядя на звёзды.

Черта с два я сдамся на милость ссоры.

Я создам идеальное лето своими собственными руками!

Примечания

  1. Намеренная опечатка. В оригинале у Эйты тоже одна буква недописана.
  2. Отсылка к Джо Джо.
  3. В оригинале стоит 使えない男 обозначающее как бесполезность, так и неумение пользоваться чем-то
  4. https://en.wikipedia.org/wiki/Oshikura_Manju
  5. Игра слов. В японском эта игра называется 押しくらまんじゅう, но Масузу произносит это как お尻くらまんじゅう которое звучит почти так же, но первое кандзи вместо вытолкнуть — зад.
  6. No good.

Комментарии