Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 10. Новое начинание - ссора.

— Да уж, Эйта. Я гляжу, ты снова на слуху, — вот так Каору отозвался о вчерашней шумихе.

Я уплетал бэнто, а он — сладкую булочку.

Обычный обеденный перерыв, но… вчера после случившегося я попал в медпункт, а потом, вернувшись домой, завалился спать, так что бэнто сделать себе не смог. А потому купил его в магазине, чего давненько не было. Вкус, конечно, неплох, но денег всё же жалко.

— Как-то в последнее время ты часто ранишься, — улыбнулся Каору, глядя на прилепленный на мою щёку огромный пластырь.

По правде говоря, ранение не столь страшно, как кажется. Когда били, я, конечно, хорошенько огрёб, но последствия легче, чем от драки в прошлом месяце. Да уж, видимо, понимает тот чернокостюмный в ударах. Профессионал, как-никак.

Естественно, вчера дисциплинарный комитет вновь нас заметил и спросил: “Что за шум опять?” — но Масузу сумела обмануть их, возведя целый лабиринт лжи. Учителя, казалось, совсем не были заинтересованы в расследовании. Так что, видимо, Мана… вернее, отец Масузу, и правда имеет рычаги давления на школу.

Что ж за отец-то у неё такой?

Как было бы замечательно, откажись он после случившегося от попыток вернуть Масузу...

— Кстати говоря, Эйта, я всё спросить хотел.

— Да?

— Ты перед тестами спрашивал про задание по английскому со словами: «Узы, что были в прошлом, возродить хочу». Решил его?

Сердце невольно застучало чаще.

— А, да, угу. Я подошел к учителю английского Кисивада-сэнсэй, она объяснила.

— Вот как, тогда хорошо.

Это, конечно, ложь под влиянием момента, но, кажется, Каору меня не раскусил.

— Как-то уж больно оно любовным письмом отдавало. Из какого-то романа задание?

— Д-да, вроде бы так и было.

— Получи ты подобное письмо от подруги детства или бывшей девушки, настал бы ад. Если б ты был свободен — ладно, но у тебя же девушка есть.

— Да уж...

Он же ведь не знает, да?

Каору?..

Вытирая платочком выступивший пот, я произнёс:

— Н-но ведь в таком случае достаточно просто отказать, так? Мол, у меня сейчас есть девушка.

— Да? Думаешь, выйдет?

— А почему нет?

Каору, облизывая палец, испачканный джемом из булочки, ответил:

— Ведь ни подруга детства, ни бывшая девушка не сдадутся.

— …

— Даже если девушка у тебя есть, если они и впрямь любят, то не сдадутся, а попытаются возродить узы, пожалуй. Женское упорство… гораздо сильнее, чем ты думаешь, Эйта.

Сколько пот ни вытираю, он всё не останавливается.

— Д-да уж, жуткие слова.

— Жуткие? Мы же о задании по английскому говорим? Слышать такое от первого по результатам семестровых и годовых экзаменов Эйты — непривычно.

Радостно улыбаясь, Каору потягивал клубничное молоко через соломинку.

Какой-то в последнее время Каору странный…

Если надо мной издевается даже лучший друг, то у меня нет и шанса отдохнуть!

Тем же днем, после занятий.

Мы с Масузу отправились в город, чтобы купить замену испорченным во вчерашнем инциденте томикам Джо-Джо. Платит, разумеется, виновник — то есть я.

Ну, с этим ничего не поделать…

— Слушай, Масузу. Похоже, танкобоны все разобрали, может, тогда обычные издания купим?

— …

Она так и не сказала ни слова.

С чего бы, интересно?

Да и в классе она говорила не больше необходимого.

Неужели так сильно злится из-за Джо-Джо?..

Мы обошли три ближайших книжных, но так и не нашли искомого. Джо-Джо — популярная манга, её выпускают уже больше 20 лет. Так что вряд ли первые тома можно найти в маленьких магазинчиках.

В итоге мы отправились в большой книжный, расположенный довольно далеко, и купили их наконец.

Возвращаясь на полупустом автобусе в 8 вечера…

— Да уж, ты сотворил такую глупость.

Сидящая на соседнем сиденье Масузу наконец что-то сказала. Причем весьма ехидно. Видимо, всё же злится.

— Глупость? Это которую?

— Если семья Нацукава вдруг разозлится, никто не знает, что произойдёт. И ты, и Харусаки-сан лишнего натворили.

Ааа, так вот оно что. Она из-за случая с Маной.

Тогда ответ ясен.

— Будто меня волнует твоя семья...

— Что ты сказал?

— Меня не волнуют твои секреты. Мне не по нраву вот так расставаться с тобой. Только и всего.

Именно.

Секреты есть у каждого.

У фальшивок — тем более.

А потому важно то, что ты сам хочешь сделать.

Как ты отнесёшься к партнёру.

Масузу какое-то время помолчала, а потом, вздохнув, заявила:

— Теперь я не буду использовать кэйго, когда мы наедине.

— Э?

— Лишь когда мы играем во влюблённых на публику. А наедине это как-то слишком холодно. Согласен, Эйта?

«Теперь я не буду сдерживаться в обращении и кэйго отброшу».

Похоже, она будет измываться надо мной ещё сильнее.

— Да, я только этого и ждал.

— А почему не злишься?.. Не спрашиваешь, с чего вдруг меняю обращение?

— Да какая разница? Подобное своеволие и упрямство больше свойственны тебе, Масузу.

— Дурак… Фальшивка, а такое нахальство.

Говоря это, Масузу прильнула к моей груди. И, как Чива недавно, несколько раз потёрлась щекой. Её серебристые волосы рассыпались по мне, покуда она с довольным «Ммм…» вертела головой.

— Ч-что за?.. Мы же притворяемся лишь перед зрителями, помнишь?

— Ты не так понял. Это отсылка к Джо-Джо.

— А? К какой части? К какому тому?

— …

Э? Не отвечает? Она же ведь всё о Джо-Джо знает!

— Четвертый раз.

— Что?

— За этот месяц ты четырежды проигнорировал мои отсылки к Джо-Джо.

— Так, постой, когда? Какие отсылки?

На что Масузу с победной улыбкой ответила:

— Хм, так ты всё-таки не заметил их? Как мой парень, ты должен проявить больше Джо-Джо-силы. Хорошо, Эйта-кун?

— Чт… Что за заявления?

— А сам-то? Почему такой нерадостный ответ? Не забыл, что твоя слабость — тетрадь — у меня?

Вновь опустив голову мне на грудь, она полностью расслабилась.

Что с ней такое?

Как-то это отличается от её обычных, смущающих, издёвок.

— Запомнил? С этого момента смотри лишь на меня.

— Н-ну, ты же «моя девушка», как-никак.

— Будь добр лишь ко мне.

— Да...

— Не веселись с другими девушками.

— Стоп, ты что говоришь-то?!

— Что?

— Зачем меня настолько ограничивать-то?

Масузу, строго посмотрев на меня, произнесла:

— Вообще-то, парень должен вести себя именно так, согласен? Я до сего момента была слишком добра. Мало Харусаки Чивы, так ещё и Акисино Химека... Для «антиромантика» ты слишком популярен, Эйта!

Тьфу... Кто бы говорил. А сама-то?..

— Но я же ведь лишь «фальшивка»?

— Дурачок. Именно потому, что подделка, тебе нужно выглядеть более настоящим, чем оригинал.

— …

Ууу... Мне нечего ответить. Довольно проблемная фраза.

— Если ты даже этого не осознаешь, то и впрямь дурак-дурак-дурак…

До нужной нам остановки Масузу 15 раз повторила «дурак».

А уж сколько раз потерлась об меня… я сосчитать не в силах.

Утро следующего дня.

Я, как обычно, подождал Чиву перед домом.

С момента обещания перед экзаменами мы почти каждый день ходим в школу вместе. Такое ощущение, будто вернулись деньки младшей школы.

— Так что, Э-кун, вы купили «Джо-Джо»? — спросила идущая рядом Чива.

— Пришлось отправиться довольно далеко, но мы купили замену испорченным томам. Вот! — и я приподнял бумажный пакет, который нёс. В нём 12 купленных вчера томов.

— Вы ведь ходили вдвоём с Нацукавой, так?

— Ну да, и что?

— Ничего такого не было?

— Ну… Ну да, и что?..

— Что за задержка с ответом? Э-кун? — взгляд Чивы переменился.

Всего лишь по задержке заподозрить что-то… Ну и нюх!

По спине побежал холодный пот, я попытался разубедить её:

— Да нет. Я правду говорю. Мы только Джо-Джо купить ходили.

— Да-а-а? И между вами никакого прогресса?

— Нет-нет...

Какой там прогресс? Тут напротив — регрессия. «Теперь я не буду сдерживаться в обращении, и кэйго отброшу!» — вот такая вот декларация намерений.

Хотя то потирание меня слегка беспокоит...

Чива, вздохнув, произнесла:

— Всё же лучше бы я вчера пошла с вами.

— Ну так ты однокласссникам же обещала?

— Угу. Но вечеринку в честь окончания экзаменов отменили в последний момент. А я так хотела поесть якинику! И стейк, и мясо по-корейски, и говяжьи языки, и ещё мяса... Уууу!

Именно. Вчера Чивы с нами не было, потому что она умчалась за мясом на вечеринку. Она к нему крайне неравнодушна. Этот её пунктик по-своему мил, мне так кажется… Но вслух я этого ни за что не скажу.

— Спасибо, Чива.

— Э? За что?

— Да нет, просто сказать захотелось.

— Странный ты, Э-кун... — говоря так, Чива улыбнулась, вовсе не выказывая недовольства.

И в этот момент…

— Замечен Эйта в пойнт уан то элевен*. Немедленно поймать.

Фигура, появившаяся из переулка, вцепилась в мою правую руку.

— Доброе утро, Эйта.

Акисино Химека.

Слегка смущаясь, она взглянула мне в лицо.

— Утра, Химе. Что значит «пойнт уан то элевен?»

Я думал подколоть её этим языком сверхсущностей, но она молча указала на уличный знак рядом с ней.

Город Нодзуми, квартал 1, дом 11.

— Адрес, что ли?!

Более классную отсылку могла бы придумать, раз уж фантазируешь...

Даже ПЕред СТанцией звучало лучше!

— Доброе утро, Химе-тти! — одновременно с приветствием Чива отцепила от меня руку Химе. Почему-то мне кажется, что я постоянно подобное вижу.

— Химе-тти, ты ведь сразу после занятий в клуб?

— Подтверждаю.

— У нас сладости закончились, поэтому я думаю в школьном магазинчике купить чего-нибудь. Ты что будешь?

— Шипучки Дон Паччи*.

— Их же, наверное, не продают уже?

Глядя на этих двоих, переговаривающихся на ходу, ощущаешь умиротворение.

Химе может спокойно говорить с Чивой.

Мимо нас прошли две болтающие девушки. Я их уже где-то видел. Наверное, из второй параллели.

— Ммм? Что случилось, Химе?

Она почему-то остановилась и пристально уставилась им в спину. Постояв молча какое-то время, она сделала маленький вздох, и…

— Хо! Ро! Ше! Го! Вам! Ут! Ра!

— Ай, больно!

Химе поклонилась, а её крик разнесся по окрестностям!

Столь резко, что ударилась головой о спину Чивы. Так что прозвучавшее почти одновременно: «Ай, больно!» — принадлежало Чиве.

Обернувшиеся девушки широко распахнули глаза, словно увидев что-то невероятное.

Химе же вся покраснела, колени дрожат… словно у узника, ожидающего приговора.

И вот…

— Акисино-сан, доброе утро!

— Д-доброе утро, Акисино-сан.

Одна из них радостно улыбнулась, вторая, пусть и слегка натянуто, помахала рукой, возвращая приветствие.

— …

— …

— Ну что, мы тогда… — не продолжая разговора, обе исчезли, словно убегая.

Смущенно-красная Химе проводила их взглядом.

Затем, посмотрев на меня, слегка вздохнула:

— Эйта!

— Д-да?

— Я. Смогла. Поприветствовать.

— Молодец...

Вот только чего так сверхвежливо?

Зачем Чиву-то ударила?

Я много чем хотел её подколоть. Но это её первый шаг. Шаг к тому, чтобы вырваться из этого серого мира. Решительный удар от «Бёрнинг Прин Принцесс».

После занятий, в клубе.

С официальным принятием Акисино Химеки в «Объединении девушек для самосовершенствования» стало четыре члена.

И эта нововступившая… отчего-то цепляется за мою руку.

— Эйта, почему вырываешься-то?

— Потому что ты цепляешься, очевидно же!

— Нет. Я пытаюсь психометрией* вернуть тебе память о прошлой жизни. Для этого надо каждый день по три часа обниматься со мной. Ну же, обними.

И такое сразу после вступления. Я даже знаю, что будет дальше.

Сидящие сбоку Масузу и Чива с застывшими улыбками уставились на Химе.

— Поздравляю со вступлением, Акисино-сан. Но отцепись от Эйта-куна.

— Надеюсь на сотрудничество, Химе-тти. Но отцепись от Э-куна.

— Отказано, — всё тот же монотонный голос, но какой-то он чуть более живой, вроде бы. Да и рука, вцепившаяся в меня, не дрожит.

Станет ли для Химе клуб «Новым миром», интересно?

Хотя смелее она стала определённо.

Ну, стать популярной — это тоже в некотором роде «новый мир».

— Пускай ты и бывшая, но есть то, что делать можно и что нельзя! — Чива замахала кулаками, её глаза налились кровью.

— Именно. Даже я — его девушка — не позволяю себе такого на людях, сдерживаюсь, — кривя губы, произнесла Масузу.

На что Химе, ещё теснее прижавшись ко мне, произнесла:

— Так это же клубная деятельность?

— Клубная? — я невольно склонил голову на бок. Масузу и Чива — приподняли брови.

— В результате масштабных подсчетов внепространственные мыслесущности определили, что наиболее популярна у парней этой школы Нацукава Масузу.

Ну да, перешептываются у нас об этом. Так что даже мыслесущностей об этом спрашивать не надо.

— Поэтому я вот что думаю. Самый короткий путь стать популярной. Самый простой способ стать прекрасной девушкой. Это…

Химе, будто её подменили, решительно взглянула на Масузу:

— Это увести у Нацукавы Масузу парня. Эйту.

— Ого! — подала голос Чива.

Масузу же, с открытым в изумлении ртом уставилась на Химе.

— … Ааа, ясно…

“Словно о ком-то другом”, — подумалось мне.

То есть...

Если получится увести у самой популярной в школе девушки — Масузу — парня, то по всему выходит, что ты привлекательнее её. Можно сказать, ты станешь «новой самой популярной девушкой школы».

Гораздо эффективнее, чем пытаться стать популярной среди несчетного количества парней школы.

Ха-ха-ха-ха-ха!

А-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!

Ха...

А в итоге я подопытный кролик!

Чива, от радости хлопнув в ладоши, произнесла:

— Отлично, Химе-тти! Найс айдиа*! Верно, почему такое простое решение не пришло мне в голову? Так я смогу вволю атаковать Э-ку… то есть заниматься деятельностью клуба. Ну что ж, начнём! — и Чива ухватилась за вторую мою руку.

Масузу в панике (что редкость) сказала:

— Погодите секундочку! Я же не позволю подобных методов.

— Почему? Ведь это отличная клубная деятельность. Ты же не настолько жадна, чтоб зажать своего парня? Госпожа президент! Или нет уверенности? В своей привлекательности!

— Прихватизировать Эйту для себя одной только потому, что ты его девушка, — нечестно. Для бывшей девушки тоже должен быть доступ.

— … Куу… — Масузу, и вдруг не в силах что-либо сделать. Окружена и обезврежена. Угроза в её взгляде, направленном на меня, ужасает.

Почему на меня-то?.. Я! Я-то тут при чём?!

— Слушай, Э-кун, а не хочешь съездить на летних каникулах куда-нибудь вдвоём? Разумеется, в рамках деятельности клуба.

— Эйта. Дабы вернуть тебе память о прошлой жизни, я хочу, чтобы ты приехал и остался у меня дома. Внимание, это деятельность клуба.

— Эйта-кун. У меня потом есть разговор наедине. Это деятельностью клуба… не является. Будь готов.

Атмосфера вокруг накалялась.

Каждая из девушек кидает на остальных двух колючие взгляды.

Рассвет нового мира...

Оказался рассветом новой ссоры.

— Так, Химе-тти, отцепись уже наконец от Э-куна! С него так и капает пот, жарко же!

— Почему бы тебе самой, Чивава, это не сделать? Пульс Эйты всё повышается. Наверняка по твоей вине.

— Что ж, так и запишем, так и запишем... «** июля. Эйта-кун ухмылялся, обнимая Харусаки-сан». «Эйта-кун осклабился, обнимая Акисино-сан». «Потом, в продолжение, упёрся локтями им в грудь». «Хоть я и говорила ему смотреть лишь на меня. Говорила, говорила, говорила, говорила».

Спа… си… те…

Кто-нибудь, кто-нибудь — спасиииитееее!!!

Мои девушка и бывшая девушка, и подруга детства чрезмерно ссорятся!

Примечания

  1. В точке 1-11
  2. Кому интересно, держите рекламу https://youtu.be/0TicbadqlM8
  3. http://www.ezoezo.ru/psihometriya-3778.html
  4. Отличная идея. Написано катаканой.

Комментарии