Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 5. Комачи Хикигая вдруг задумывается о дне, когда братик уйдёт

Шла уже вторая половина августа, и ощущение летних каникул стало потихоньку исчезать.

Когда я посчитал оставшиеся дни, на меня напала такая меланхолия, что я взвыл жутким голосом, словно героиня Банчо Сараяси.* Один де-е-е-е-ень, два дня-а-а-а-а-а… Двух ме-е-е-е-есяцев ма-а-а-а-ало. Если бы я мог попросить больше, мне бы хотелось три месяца.

До конца месяца осталось X дней, подумал я и начертил «X» на висящем на холодильнике календаре. Добавить ещё кружок, и получится Takoyaki Mantoman.*

Каникулы закончатся через две с небольшим недели. Стоп, погоди, это что, временная петля?*

Да нет, шутка какая-то. Я что, неправильно дни посчитал? Я снова посмотрел на календарь и ощутил, как что-то ползает у моих ног.

— …Что такое?

Я посмотрел вниз. Там сидел Камакура, недовольно уставившись на меня.

Несколько секунд мы мерялись взглядами. Потом Камакура фыркнул и улёгся прямо мне на ноги. Совсем прохода не даёт.

Похоже, он хочет, чтобы я уделил ему внимание.

Последние несколько дней Комачи была целиком поглощена Соболем… Кажется, Камакура остался этим недоволен и припёрся ко мне.

Я лениво сел на пол и потянулся к Камакуре.

Для начала неспешно поглаживал его от головы до хвоста, пока тот не заурчал. А потом устроил ему небольшой массаж.

Камакура закрыл глаза и засопел. Он выглядел довольно измученным.

Да уж, я думаю. Стоит Соболю оказаться с ним в одной комнате, начинается погоня.

Соболь демонстрировал характерную для мелких собак активность, носясь по всему дому. И к тому же постоянно гонялся за Камакурой, приглашая его поиграть, словно впервые в жизни встретился с котом. А Камакура прятался от него в недоступных Соболю местах. На холодильнике, например, или за шкафом.

Так что теперь, когда Камакура лишился всегда игравшей с ним Комачи, у него не было иного выбора, кроме как пойти на компромисс и заявиться ко мне. Ну извини уж, что пришлось застрять со мной.

— Знаешь, просто смирись. Пусть уж сегодня он с Комачи повозится… Ты же старший брат, в конце концов, — сказал я Камакуре, вспомнив, что говорили мне, когда я был помладше. Не знаю, сколько Соболю лет, но Камакура в доме Хикигая живёт дольше, а значит, он и есть старший брат.

Выслушав мои объяснения, Камакура распластал хвост по полу и неохотно муркнул. Ну, извини уж.

Я продолжал гладить его, разминать лапы, похлопывать по животу, и в этот момент дверь гостиной отворилась.

— Братик… А? Редко когда увидишь вас вместе.

Я повернул голову на голос и увидел Комачи с Соболем в руках. Стоп, так увидеть хозяина вместе с его котом – это большая редкость?

— Я духовно близок с кошками, знаешь ли.

— Ну да, братик и правда на кота смахивает.

Понятия не имею, о чём она. Может, о том, как болезненно я отношусь к посягательствам на мою территорию? Впрочем, я могу повернуть всё в нужную сторону.

— В точку. Я царь зверей, если можно так выразиться.

— Угу… Ну да, почему бы и нет.

— Что это за пауза? И не надо так на меня смотреть. Ты в курсе, что львы вообще не работают?

— Ого, братик, да ты и впрямь царь зверей!

— Верно?

Я гордо улыбнулся. Соболь гавкнул в ответ с рук Комачи.

Лежащий на моих ногах Камакура фыркнул и поднялся. Зевнул, прямо как котобус,* и быстро куда-то умчался.

На прощание он помахал хвостом как рукой. Я смотрел ему вслед с горькой улыбкой.

— Ну так что ты хотела? — Спросил я у Комачи, поднимаясь на ноги.

— А, точно. Братик, одолжи смартфон.

— Да бери… А зачем тебе?

— Знаешь, вроде как есть приложение «Собачий переводчик» или что-то вроде того. Собака в него лает, а он показывает, что она думает!

— О, ты не говорила. У них уже и такое есть, да?

Как удобно. Интересно, а «Человеческий переводчик» они выпускать не собираются? Люди ведь тоже не всегда говорят то, что думают.

Подгоняемый Комачи, я отправился за валяющимся на столе смартфоном.

Потыкал пальцами в экран, выходя на сайт. Там рядом с «Собачьим переводчиком» красовался и «Кошачий переводчик».

— Слушай, можешь ещё и кошачий загрузить?

— Угу.

Я скачал оба переводчика.

— Вот.

Как только загрузка закончилась, я протянул смартфон Комачи. Та опустила Соболя на пол и принялась тестировать новую игрушку.

— Давай, Соболь, давай. Скажи что-нибудь.

— Гав! /Поиграй со мной!/

— Ну, как и следовало ожидать.

Высветившиеся на экране слова вполне соответствовали моим представлениям. Именно этого обычно собаки и хотят.

Мы решили попробовать ещё и снова подсунули Соболю смартфон. Столь же умело распознающий настроения, как и его хозяйка, пёс повернулся к экрану и охотно залаял.

— Гав! /Поиграй со мной!/

— Гав! /Поиграй со мной!/

— Гав! /Поиграй со мной!/

— Гав! /Поиграй со мной!/

…А? Это что, обычная копипаста?

— Братик, а ты уверен, что у тебя смартфон не сломался?

— Да не должен, я же им почти не пользуюсь…

Надо самому что-нибудь гавкнуть. Если результат изменится, значит, приложение работает.

Сказано-сделано.

— ГАУ-ГАУ! /Не хочу работать!/

Какая пугающая точность. Я и не думал, что этот чудесный переводчик на такое способен.

— Вроде не сломался.

— И верно. Похоже, это ты сломался, братик…

Комачи сейчас явно разочаровалась во мне. У неё на лице появилось выражение как у достигшего просветления монаха. Даже мне больно, когда кровные родственники смотрят на меня с такой жалостью. И хочется всей семье это рассказать.

— …Слушай, он хочет, чтобы с ним поиграли.

— М-м. Ладно, пойду погуляю с ним.

— Ага, давай.

Избавлюсь на какое-то время от его скулежа. Милый-то он милый, но когда эта милота весь день напролёт тут крутится, это немного проблематично.

— Отлично, тащи поводок!

— Да, да.

Как и было велено, я порылся в вещах Соболя, оставленных Юигахамой, и нашёл поводок.

— Спасибо. Можешь его пристегнуть? Я подержу Соболя.

Комачи придержала пса. Я выбрал удобный момент и пристегнул поводок.

— Пойдёт? — Поинтересовался я, потряхивая свободным концом.

Комачи кивнула. — Ага, пошли! — И показала на дверь.

— …Ты хочешь, чтобы я его выгулял?

— Я хочу выгулять тебя, братик. А то так и будешь дома сидеть.

Ну, в этом ты права… Просто так Хикки не назовут…

Я глубоко вздохнул и попытался всем видом показать, что не хочу никуда идти. Но Комачи не обратила на мою демонстрацию никакого внимания и подтолкнула в спину.

— Давай, давай. Я тоже с тобой пойду, договорились?

× × ×

Солнце уже почти село. На тёмно-синем небе появился серп Луны.

Я жил в тихом городе – в районе, охватывающем одно поколение, какой можно в любом городе найти – с рекой, текущей вдоль дороги. А вдоль реки – широкие поля и множество домов людей, работающих в сельском хозяйстве.

Как рассказывала мама, давным-давно, когда она была юной, над рекой и полями привычно было видеть стаи светлячков. Больше их нигде нет. Братец, почему светлячки так быстро умирают?*

Вспомнив всё это, я посмотрел на рисовые поля, думая, что быть может, мы и их больше не увидим.

Ву-у-у-у-ух.

Рисовые стебли склонились перед подувшим ветром.

Ветер свистел между чудесно созревшими рисовыми колосками, весь день впитывавшими воду и питательные вещества, купаясь в солнечных лучах.

Когда я был ребёнком, я всегда думал, что это работа какого-то невидимого ёкая.

Но теперь я уже не могу видеть ни ёкаев, ни светлячков.

Почему люди начинают ностальгировать? Они говорят «когда-то давно было хорошо», «старые добрые времена», «совсем не как прежде» и с тоской вспоминают давно прошедшие дни.

Может быть, они хотят с ностальгией и нежностью вспомнить былые дни. Или просто скорбят по тому, как изменилось всё вокруг и как изменились они сами.

В таком случае, разве не должны естественные изменения вызывать у нас грусть?

Рост, прогресс, изменения – такие ли уж это радостные, правильные и замечательные вещи?

Даже если ты не меняешься, могут измениться твой мир, твоё окружение. Те, кто не хочет остаться позади, бросаются в отчаянную погоню, чтобы не отставать.

Если ты не меняешься, в этом нет никакой беды. Даже если ничего не случится, отсутствие изменений к худшему – это уже большое достижение, я чувствую. Если ты смотришь на свои финансы и не видишь красных меток, твою финансовую политику никак нельзя назвать неправильной.

Вот почему я не собираюсь отрицать, что я не меняюсь. Я не намерен отвергать ни себя прошлого, ни себя нынешнего.

Потому что в конечном счёте изменения – это не что иное, как бегство от статус-кво. Если ты принял решение не бежать, ты должен твёрдо оставаться неизменным.

Есть даже то, что можно заполучить, не меняясь. Подобно тому, как ты жмёшь кнопку «B», чтобы сбросить развитие, потому что можешь изучить новые навыки быстрее.

Однажды или даже когда-нибудь? Как-то, когда это казалось далёким будущим, я задался вопросом и нашёл ответ.

Комачи потянула за поводок, преодолевая сопротивление Соболя.

— Эй, эй, там опасно, там машины ездят.

Машина пронеслась совсем рядом с нами.

Соболь понюхал воздух, учуял запах травы и принялся аппетитно ей чавкать. Собаки и кошки часто едят траву, чтобы потом отрыгнуть её с катышками шерсти, так что важно им в этом не мешать. Поэтому мы с Комачи просто стояли и смотрели, как Соболь в буквальном смысле траву жрёт.

Комачи посмотрела на Соболя, потом на меня и радостно улыбнулась.

— Давненько я уж не гуляла с братиком.

— Это точно.

Она совершенно права. Я уже очень давно не выходил гулять просто так. Мне больше нравится оставаться дома, и чтобы выйти, мне нужна чёткая цель, вроде сходить в магазин или выгулять собаку. Вот почему я уже давно не гулял с Комачи.

Соболь дёрнул поводок, и Комачи улыбнулась ему. — Хороший мальчик, хороший. Пойдём.

Тот радостно взвизгнул и засеменил как миниатюрная такса.

Я двинулся за ними следом.

Небо на западе светилось вечерней зарёй. Горели уличные фонари и окна домов. Весь этот свет смешивался воедино.

В сумерках по всему городу текли потоки людей.

Служащие спешили домой, домохозяйки отправлялись в магазин за продуктами к ужину, младшеклассники гнали на велосипедах со своими друзьями, среднеклассники весело трепались, заходя в магазин по дороге из клуба, старшеклассники намеревались повеселиться. И наконец мамы собирали своих детишек.

Было в этом банальном зрелище что-то тёплое и ностальгичное.

— Хорошо, когда дома есть кому тебя поприветствовать, правда? — Тихо прошептала Комачи.

— Пожалуй. Хотя не скажу, что это применимо к любой ситуации.

— Ну-у-у, ты натуральная заноза в заднице, — нахмурилась она.

Я имею в виду, из любого правила есть исключение… Сколько ни говорили бы «нет никого, кто меня поприветствовал бы», вряд ли меня порадовал бы маскот в странном костюме, поприветствовавший меня и порекомендовавший полоскание для рта…

— Но братик-заноза встречает меня дома, и я по-прежнему этим счастлива.

Комачи отвела взгляд от меня и посмотрела на Соболя.

Она притормозила, а я её обогнал. Со спины ей не увидеть выражения моего лица.

— Я поступаю так не ради тебя. Это просто побочный эффект. Побочный эффект.

Ответил я ей от смущения резковато. Последовала короткая пауза.

— Но я всё равно от этого счастлива.

Тепло сказала Комачи. Я обнаружил, что повернулся к ней.

Она положила руку на грудь, словно проверяя копящееся там тепло, и закрыла глаза. А потом медленно пробормотала, слово за словом…

— Это было милое обращение к тебе твоей замечательной и героической младшей сестры.

И продемонстрировала самую подозрительную улыбку за всё лето.

— Конечно, конечно…

Достала…

Я вскинул опустившиеся плечи и двинулся вперёд, оставляя Комачи с Соболем за спиной. Блин, никогда она не бывает милой, когда надо. А обычно милая, даже очень милая.

Комачи пнула камешек и посмотрела на уже слабо заблестевшие в небе звёзды.

— Когда братик попал в больницу, со мной оставался Ка-кун. Он даже встречал меня у дверей.

— А меня он не встречает. Просто смотрит со второго этажа.

— У него тоже перекрученная ласковость, вот почему. — Комачи засмеялась. — Очень непросто жить среди такой перекрученной доброты.

— Опять?.. Я ни с какой стороны не ласковый…

И не перекрученный. Зуб даю, вряд ли найдётся хоть один человек, который жил бы столь же прямо, как я. Просто сам мир искажён, и когда кто-то вроде меня живёт прямо и честно, это кажется перекрученным.

— Но знаешь, я даже от такого отношения, вроде твоего приветствия, счастлива.

На сей раз я насмешливо улыбнулся.

— Ха. Я не собираюсь всегда оставаться здесь ради тебя. Лучше тебе начать становиться независимой от брата.

— А?.. Братик, только не говори мне, что ты собираешься уйти из дома?

Комачи остановилась как вкопанная и повернулась ко мне. Но теперь на лице её не было прежней дразнящей улыбки, она словно с разгона налетела на стену.

— Конечно, нет. Я не собираюсь покидать дом, если у меня нет на то причины.

— …Слава богу.

— Кроме того, в доме очень уютно, лучше, чем где бы то ни было. Я собираюсь не работать столько, сколько смогу. Таково моё суждение.

— А может, и нет… Теперь я очень переживаю за твоё будущее.

Комачи озадаченно посмотрела на меня.

— Я сейчас езжу в школу из дома, и в университете намерен так же. Так что без особой на то причины в ближайшее время никуда я из дома не денусь.

До университетов в городе Чиба около часа езды, так что они вполне подходят. Хотя в Канагаву или Таму добираться посложнее… А если говорить о Токородзаве, тут без тяжёлого снаряжения не обойтись, такая это глухомань…

— Парню в твоём возрасте думать так немного странно… Разве не нормально, когда хочешь покинуть дом?

— Хмф, да нет. Наша семья исповедует принцип невмешательства, родители оба работают, так что я просто экономлю своё время. Да и неудобства никакого нет…

— Или он просто придумывает причины, а на самом деле без Комачи ему будет очень одиноко…

— Что за странный вывод?..

Ха-ха-ха, ну и глупость, ха-ха-ха.

— От того, что живёшь один, нет никакого профита. И деньги платить надо, и время на домашние дела тратить. А без вознаграждения я домашними делами не занимаюсь. Слышала про эквивалентный обмен?

В семье Хикигая отнюдь не плохие отношения. Папаша, конечно, то ещё дерьмо, но по сути это касается его манеры речи и мыслительного процесса. Во всём остальном это не проблема. Так что я на самом деле никогда об уходе из дома не задумывался. Нет у меня ни малейшего желания стать независимым.

Разумеется, если не появится весомая причина. Ну, думаю, у всех тех, кто живёт один, была своя весомая причина.

— О боже, тебе совсем одиноко без меня.

— А? Ты говоришь, одиноко? В Акихабаре полно всего, чем можно себя занять.

Нет у меня такого чувства. Я ценю своё проведённое в одиночестве время. Моё драгоценное что-то и есть одиночество.

— Хотя мне было бы одиноко.

Она совсем меня игнорирует. И вообще, мне кажется, что «одинокий» и «что-то» не слишком-то коррелируют.

У меня было чувство, словно я обошёл футболиста-профессионала и забил гол. И я решил поддержать разговор.

— …Ну, ты – может быть, но я…

— Я говорю не только о тебе, братик. Например, Юкино-сан, она ведь живёт одна, да? Интересно, как она это воспринимает… С ней всё в порядке?

Комачи будто намекнула, что даже Юкино Юкиносита испытывает одиночество. Она всегда ведёт себя безупречно, порой выглядит хрупкой, а может, эфемерной, но что-то я определённо чувствую. Правда, что это на самом деле значит, мне ещё предстоит понять.

— А ещё, — продолжила Комачи, — я думаю, что тот, кто остаётся, тоже чувствует одиночество.

…Да, это точно.

Почему я думал, что одиночество чувствует только тот, кто уходит? Очевидно же, что оставшийся будет испытывать то же самое. Уверен, если бы Комачи вышла замуж и покинула дом, я ударился бы в слёзы.

Комачи дёрнула Соболя за поводок, словно дрессируя его. Я взял поводок из её рук, словно принимая эстафету.

— Братик?

— Ты ведь устала, да? Я подержу за тебя.

Конечно, она никак не могла устать, выгуливая такую маленькую собачку. Выдохнуться тут могут только слабые девчонки.

Комачи странно посмотрела на меня, но потом широко улыбнулась.

— Хорошо, подержи. Тогда я буду уверена, что ты никуда не сбежишь.

Она сжала мою руку.

— Я никуда не уйду. Останусь дома, пока не стану невестой.

— …Твой план стать домохозяйкой?

— Ладно, пока не стану мужем.

— Хорошо. Хотя мне кажется, что это уже неважно…

Мы уже долго гуляем.

Пройдя по изменившемуся городу, давай направимся домой.

× × ×

Мы уже почти приготовили ужин, когда подал голос домофон. Комачи возилась с кастрюлями, и вместо неё подошёл я.

На экране Юигахама нервно поправляла причёску. Кажется, за Соболем пришла. Я двинулся к двери.

Открыл её, и Юигахама мне помахала.

— А, приветики.

— Привет.

— Вот, держи сувенир.

Она сунула мне бумажный пакет.

Судя по весу и размеру, это не деревянный меч. Чёрт… Если это какой-то брелок для ключей в виде меча, обвитого странным драконом, или светящегося в темноте скелета, я буду просто счастлив.

— Это местные деликатесы!

— О…

Я заглянул в пакет. Там действительно были местные сладости, как Юигахама и сказала. Ну да, весьма популярный выбор.

Она выбрала самый надёжный вариант. Такое и правда скорее понравится кому угодно, чем нет. Причём сладости были завёрнуты в несколько отдельных пакетиков, какими легко поделиться на работе или в школе. Сувенир, созданный с мыслью о других людях.

Но стоило взглянуть в этот пакет, как на меня навалились воспоминания.

— Вот как, да?..

— А? Ты такое не любишь?

Юигахама обеспокоенно заглянула в пакет.

— Да нет, я не про то… Девчонки всегда такие сувениры покупают, да? Блин, все девчонки в классе.

— Ну да, наверно. Хотя есть и те, кто не покупает. Вроде Юмико.

Миура, да? Королева есть королева. Не могу не уважать её мнение, что она по праву рождения должна подарки получать, а не дарить.

— Когда-то, давным-давно, в мой шкафчик для обуви набросали обёрток от подобных сладостей… Явно одна из девчонок из моего класса. Они даже не пытались скрыть свой проступок, и от этого было ещё больнее… 

Из моей груди вырвался сухой смех.

Юигахама отчаянно попыталась меня успокоить.

— В-в-всё уже хорошо, не волнуйся! Больше такого не будет!

— Очень надеюсь.

— Всё будет хорошо! Никто тебя не замечает, чтобы так поступить!

— Ну да.

Юигахама стиснула кулаки, стараясь утешить меня.

Но она была столь ужасна в этом плане, что ничего не вышло. И я решил спустить всё на тормозах. Хорошо, что я решил развивать свою скрытность. На этом уровне я бы мог проскользнуть мимо короля муравьёв-химер.*

Я ощутил облегчение, поняв, что смогу спокойно провести второй семестр. А Юигахама с любопытством огляделась.

— Ну как тут Соболь?

— Да всё нормально. Комачи!

В комнату вошла Комачи с Соболем в руках.

Соболь взвизгнул. Юигахама улыбнулась.

— Огромное спасибо, Комачи.

— Да не за что.

Она потрепала Соболя.

— Он тут не хулиганил?

— Нет, ничуть. Мы тут с «Собачьим переводчиком» развлекались и славно оттянулись.

— «Собачий переводчик»? А, знаю. Его уже давно сделали, да?

— Теперь они и для смартфона приложение сварганили.

Проще было показать. Я запустил приложение, и Юигахама уставилась на экран. А затем позвала Соболя, чтобы испытать его.

— Соболь, иди сюда. Сестрёнка вернулась!

Соболь озадаченно наклонил голову.

— Ав? /А ты кто?/

— Соболь?!

Юигахама испустила вопль отчаяния. Соболь, словно напугавшись, взвизгнул и бросился к моим ногам. Я подхватил его.

Аккуратно запихнул в сумку, что Комачи поставила у входа, застегнул и протянул Юигахаме.

— Держи. Уверен, за пару дней он тебя вспомнит.

— У-у-у… Я предпочла бы, чтобы он меня не забывал, — плачущим голосом протянула Юигахама, принимая сумку.

Хоть я и мало с ним играл, но сейчас, разлучаясь, почему-то немного разволновался. И ещё больше потому, что не очень-то Соболь хотел возвращаться.

— Юи-сан, если что, не стесняйся опять его принести.

Комачи, ухаживавшая за Соболем последние три дня, с увлажнившимися глазами стиснула руки Юигахамы.

— Да, да, обязательно загляну!

— Конечно. Прихвати коробку печенья и приходи, когда наши родители будут дома. Познакомишься с ними.

— Ну, да, я же должна познакомится с ро… а? А!? Нет! Я пошутила, я не приду!

Глаза Комачи подозрительно блеснули. Но она тут же щёлкнула языком, возвращаясь к обычному виду.

— Всё равно, приходи как-нибудь, пожалуйста. Я буду ждать.

— Ага, спасибо.

Юигахама подхватила сумку с Соболем. Наверно, ей уже пора было домой.

И тут я кое-что вспомнил.

— Кстати, насчёт Юкиноситы. Может быть, она появится на фестивале фейерверков. Хирацука сказала, что это муниципальное мероприятие с местными спонсорами, так что пригласят много больших шишек с семьями. Как-то так.

— А, понятно… Хорошо. Попробую сходить… — Юигахама остановилась, словно ей в голову пришла какая-то мысль. Слегка вздохнула и повернулась ко мне. — У-ум-м… Слушайте, сходим на фестиваль вместе? Ну, вроде благодарности за Соболя, за мой счёт.

— Слышишь, Комачи? Давай.

Вариант «пойдём все вместе» был отвергнут сразу же. Раз это такая благодарность, думаю, правильнее будет, если пойдёт Комачи, она же всё время с Соболем возилась.

Комачи подбоченилась, видя мои намерения насквозь, и разочарованно вздохнула. В этом вздохе явственно прозвучало «О боже, что такое с этим дурным братиком?», но я не стал обращать на него внимания.

Затем она повернулась к Юигахаме и напустила на себя виноватый вид.

— Спасибо за приглашение, но понимаешь, у меня самый разгар экзаменов. Я бы очень хотела пойти с тобой, но сейчас никак не могу.

— А, понятно… Ничего не попишешь.

— Да. Извини. А! Но знаешь! Мне много чего купить бы надо, но… Гр-р, совсем времени нет! Много чего хочу, но совсем нет времени сходить купить! Что же делать, а? Мне много чего надо, Юи-сан одной будет тяжеловато, понимаешь?

Закончив свой монотонный монолог, Комачи уставилась на меня…

Юигахама, уловив скрытый смысл, подалась вперёд.

— О! В самом деле! Хикки! Почему бы нам вместе не купить всё это для Комачи? Ну, то есть, я же вам изрядно задолжала!

— А-а… э-э… нет, но…

Я попытался закончить, но Юигахама уставилась прямо на меня.

— Девушке идти на фестиваль одной немного небезопасно… В конце концов, в наше время весь мир не очень безопасен… Боже, если бы только нашёлся подходящий парень…

Слышал я шёпот Комачи за спиной.

— Э-это… Я имею в виду, если Хикки занят или собирается пойти с кем-то другим… ничего страшного…

Юигахама по-прежнему смотрела прямо на меня.

Нет у меня никаких планов. А значит, в день фестиваля я свободен.

Не стоит и говорить, что на такую манеру просить очень трудно ответить отказом. Когда внешний и внутренний рвы засыпаны, это получается вроде летней осады Осаки.

— …Ну, раз это ради Комачи… Позвони мне.

Я развернулся и направился в гостиную.

— Отлично, я тебе напишу!

Догнал меня энергичный голос, прежде чем я успел закрыть дверь.

× × ×

Соболя больше не было здесь, в дом вернулся покой.

Было так тихо, что даже круглосуточный лай казался неправдой. Комнату наполнило звяканье моющейся посуды. А когда я закрыл кран, стал слышен стрёкот насекомых вдалеке.

Обычное тихое и спокойное время до возвращения родителей в доме Хикигая.

Из кухни я видел, что Комачи безжизненно осела на диване. Услышав её протяжный вздох, я налил чашку ячменного чая и принёс ей.

— Молодец.

Она взяла чашку и разом заглотнула. Удовлетворённо выдохнула и со стоном протянула чашку обратно.

— Не поверишь, как я устала… Словно отдаю своего собственного ребёнка.

— И правда…

Будто резко постаревшая Комачи смахивала на пожилую леди, рассеянно сидящую на лавочке у подъезда с мирным выражением лица.

— Но раз это Юи-сан, я могу быть спокойна и положиться на неё…

— Вообще-то, он никогда твоим и не был… Не слишком ли нагло с твоей стороны?..

Я неожиданно для себя вздохнул. А Комачи посмотрела на меня, наклонив голову.

— А?.. А, ты про Соболя.

— Что? Мы разве не про него говорим? Тогда что ты имела в виду?

— Ничего-о-о-о-о-о-о, — пропела приунывшая Комачи и улеглась на диван. Потянулась к подушке, чтобы подтащить её поближе, но там спал Камакура.

Он не выглядел столь же бдительным, как обычно, просто развалился и дрых. Кажется, после ухода Соболя он наконец-то смог расслабиться.

Полностью выставив свой мохнатое брюхо, он выглядел совершенно беззащитным. Такая беззаботность заставила бы устыдиться даже Южную Чёрную Пантеру, Рея Сефо.

Комачи посмотрела на Камакуру, и у неё заблестели глаза.

— Ка-а-а-а-а-а-а-а-кун!

Она прыгнула к нему, зарылась лицом в брюхо, стиснула лапы. Наконец-то они воссоединились. Кот замурлыкал.

— А! Может, получится понять, что Ка-кун говорит! Братик, «Кошачий переводчик»! Давай его скорее! Давай, давай!

— В-верно…

Я поспешно полез за телефоном. Запустил приложение и сунул мобильник Комачи. Та быстренько подсунула его к шее Камакуры.

— Мр-мр-мр-мр… /Больно, помогите… зудит. Вкусно./

— Ка-а-кун?!

С этим котом всё нормально? А с тем, кто переводчик писал? Он ведь точно больной, да?

Словно пытаясь забыть про одиночество, Комачи безжалостно и бездумно уткнулась в Камакуру. Кажется, за столь короткое время она сильно привязалась к Соболю.

Пока я смотрел, как Комачи милуется с Камакурой, она глянула на экран смартфона.

— Братик, твой мобильник сейчас сдохнет.

— М-м, ладно.

Я подхватил протянутый Комачи телефон.

Индикатор показывал, что заряда осталось всего несколько процентов. Мобильник мог вырубиться в любой момент. Кстати, часы на экране тоже бросились мне в глаза. Было уже почти пора.

— Пора. Давай, марш учиться.

— Ага-а-а-а.

Последний раз погладив Камакуру, Комачи встала с дивана и вышла из гостиной. Наверно, пошла в свою комнату готовиться к экзаменам.

Отпущенный наконец Камакура выглядел таким же усталым, как когда тут был Соболь. Он направился ко мне. Молодец, малыш.

Я искал зарядник для телефона, Камакура мурлыкал.

Продолжавший работать «Кошачий переводчик» высветил новый текст. Я прочитал его и расплылся в улыбке.

— О да, это уж точно.

Камакура снова что-то ответил мне, но экран уже окончательно погас.

Примечания

  1. Японский роман про привидение
  2. Аниме такое
  3. Отсылка к «Бесконечной восьмёрке» из «Меланхолии Харухи Сузумии»
  4. Отсылка к «Tonari no Totoro»
  5. Отсылка к роману Акиюки Носаки «Могила светлячков»
  6. Отсылка к «Hunter × Hunter»

Комментарии