Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Интерлюдия

Я люб­лю при­бирать­ся.

Хо­тя не очень умею.

Но всё рав­но люб­лю.

Со­бирать пе­ревёр­ну­тые, раз­бро­сан­ные, а то и прос­то по­забы­тые ве­щи, при­водить всё в по­рядок. Что­бы у ме­ня воз­никло чувс­тво «вот те­перь всё за­меча­тель­но».

Мне это нра­вит­ся.

Ока­зав­шись вдво­ём, мы ко­рот­ко всё об­су­дили, потом она пош­ла за ко­роб­ка­ми для ве­щей и па­кета­ми для му­сора. А я ос­та­лась ждать.

На­до ска­зать, ком­на­та выг­ля­дит очень чис­то и ак­ку­рат­но. До та­кой сте­пени, что да­же и мыс­ли об убор­ке не воз­ни­ка­ет. Сов­сем не как моя. Кажется, здесь во­об­ще нет ни­чего неути­литар­но­го.

Разве что кро­ме ма­лень­ко­го угол­ка у из­го­ловья. Толь­ко он и ка­жет­ся жи­вым. С ак­ку­рат­но рас­став­ленны­ми ве­щами, ко­торые яв­но ей до­роги. Будь то плю­шевые иг­рушки или всякие штучки с ко­тика­ми.

Вся ком­на­та блес­тит хо­лод­ны­ми от­тенка­ми – си­ним, зе­лёным, се­реб­ристым. И толь­ко в этом угол­ке есть что-то де­вичье.

Я не­воль­но по­дума­ла, как это ми­ло. И улыб­ну­лась, бе­ря в ру­ки плю­шево­го пан­ду.

За иг­рушкой ле­жал плас­ти­ковый кон­верт. Чёр­ный кон­верт, выг­ля­дящий здесь со­вер­шенно не к мес­ту.

Он по­казал­ся мне чем-то зна­комым, так что я без зад­ней мыс­ли взя­ла его в ру­ки. При­от­кры­ла и заг­ля­нула в щёл­ку. Там ле­жала фо­тог­ра­фия. Точ­но, и у ме­ня та­кие кон­верты бы­ли. Их да­вали на вы­ходе с ат­трак­ци­онов, ког­да мы хо­дили в парк всей семь­ёй.

Я по­нима­ла, что мне луч­ше не смот­реть это фо­то, но всё рав­но не удержалась и вынула.

Двое на сним­ке были мне прек­расно зна­комы. Нем­но­го на­пуган­ные, нем­но­го смеш­ные, но оп­ре­делён­но счас­тли­вые.

Плот­но заж­му­рив­ши­еся, слов­но хотели спря­тать­ся, но креп­ко-креп­ко дер­жа­щи­еся за по­ручень.

Ну да, так я и ду­мала, кру­тилась в мо­ей го­лове единс­твен­ная мысль.

Да, я всег­да ста­ралась по­мочь им нор­маль­но по­об­щать­ся, но сей­час ме­ня это сов­сем не ра­дова­ло.

Как ми­ло. И не толь­ко са­мо фо­то, но и то, как бе­реж­но она его хра­нит. Да­же пря­чет.

Я ак­ку­рат­но прис­тро­ила кон­верт на преж­нее мес­то.

Мне на­до всё за­быть. Прит­во­рить­ся, что я ни­ког­да его не ви­дела.

Вряд ли я смо­гу прит­во­рить­ся, что ни­чего не бы­ло, но в мо­их си­лах хо­тя бы не вспо­минать.

Ес­ли по­думать, она во всём такая.

Это фото, простое и ничем не украшенное, бережно хранится среди её сокровищ.

Так же и с её чувствами: хранит самое драгоценное внутри, не пытаясь ни облечь в слова, ни выразить действиями.

* * *

Быть мо­жет, мне сто­ит её спро­сить. В шут­ли­вой ма­нере, буд­то под­драз­ни­вая. Ска­зать, что под­держу её, ста­ну опо­рой. И улыб­нуть­ся.

Но ес­ли я так пос­туплю, на­вер­но, всё бу­дет кон­че­но.

Она ста­нет всё от­ри­цать, за­явит, что та­кое прос­то не­воз­можно, а по­том за­мол­чит на­сов­сем.

Не приз­на­вать­ся, про­пус­тить, прог­ля­деть, про­иг­но­риро­вать.

Сде­лать вид, что ни­чего не бы­ло, по­том за­быть и на­конец по­терять.

Вот по­чему я ни­ког­да не спро­шу её.

Это нечестно — слышать о её чувствах.

Это нечестно — говорить о чьих-то чувствах.

Но это потому, что я боюсь услышать о его чувствах.

И самое нечестное — обвинять её.

Чес­тно го­воря, я дав­но уже всё по­няла.

Бы­ло мес­то, ку­да я не мог­ла вой­ти. Стоя пе­ред дверью, я чувс­тво­вала, что не дол­жна им ме­шать. Мне ос­та­валось лишь под­гля­дывать в щё­лоч­ку и под­слу­шивать.

Чес­тно го­воря, я дав­но уже всё по­няла.

Я то­же хо­чу ту­да.

Вот и всё.

Вот по­чему…

Нас­то­ящее оно или нет, я его не хо­чу.

Комментарии