Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 3. Удивительно, к чему приводит отсутствие Ирохи

Хоть нам и сказали не волноваться по пустякам, всё-таки было немного тревожно.

Честно говоря, все те несколько дней, что прошли после той горячей консультации и предложения Ишшики, в клубе было беспокойно.

После уроков я приходил туда, читал книжки, пил чай, иногда с плюшками, и время от времени невольно поглядывал на дверь. И сегодняшний день не отличался от предыдущих.

Это было беспокойство человека, впервые отлучённого от выполнения задания. До сих пор на меня без лишних вопросов сваливали кучу работы. И теперь я беспокоился, справится ли со всем Ишшики без посторонней помощи.

Да, конечно. Должно быть. Должно быть, это именно то чувство, которое зовут отцовским беспокойством.

Потому что в противном случае я заподозрю, что стал трудоголиком, и погружусь в пучину личностного кризиса.

До сих пор, стоило нам принять чью-то просьбу, я с головой окунался в работу. А сейчас всё немного иначе.

Если можно так выразиться, это такое чувство, словно тебе поручают работу, не объясняя, что именно надо сделать, но при этом чётко ставят срок её выполнения. Ощущение, превращающее жизнь в подобие умирания.

Более того, беспокойство дополнительно подстёгивается тем фактом, что дело вверено не кому-то, а Ирохе Ишшики.

И что мне делать? Сдаётся мне, так мог бы чувствовать себя герой аниме про девочек-волшебниц. Я глубоко вздохнул. И тут же услышал вздох с места наискосок от меня.

Скосив взгляд в ту сторону, я увидел, что Юкиносита оторвалась от книжки и смотрит на дверь.

Судя по всему её, как и меня, мучит страх. Неужели она влюбилась в Ишшики? Ироха, могло бы и сработать!

Со стороны Юигахамы вдруг раздался смешок. — Вы уже столько времени на дверь пялитесь, — сообщила она с кривой усмешкой. — Не думаю, что стоит так переживать за Ироху.

— Вовсе я за неё не беспокоюсь.

— Никто об Ишшики и не говорил.

Мы отреагировали синхронно. А Юкиносита вдруг отвернулась.

А как ещё реагировать-то? Если и я, и, боюсь, Юкиносита тоже, оказались так смущены проницательностью Юигахамы.

Та, словно видя нас насквозь, дразняще улыбнулась.

— Правда?

Попав под пристальное внимание, Юкиносита отвернулась уже всем телом. Краска на щеках и кончиках ушей была заметна даже сквозь волосы. Юигахама радостно вздохнула.

Ну и хорошо, если её это радует. Но затем она повернулась ко мне и наклонила голову с непонятным выражением лица.

— М-м-м… Хикки, ты очень добр к Ирохе.

— Конечно. Совсем её избаловал. Даже мне кажется, что это немножко слишком.

Вслед за ней меня уколола взглядом и Юкиносита. Стоп, а с чего это вдруг вы на меня переключились?

— Да ничего такого…

Юкиносита с Юигахамой с подозрением смотрели на меня. Ну что вы всё смотрите и молчите…

Да правда же, ничего такого! Уж не зная почему почувствовав себя виноватым, я кашлянул и попробовал объяснить ещё раз.

— Я просто беспокоюсь, чтобы она на меня всё не свалила в итоге, и ничего больше. И вдвойне переживаю, потому что ничего не могу сейчас сделать. Думаю, лучше было бы, если бы я с самого начала ей помогал.

Даже я почувствовал, что внезапно вырвавшиеся у меня слова попали в самую точку. Нет, именно потому они и оказались правдой, что сами вырвались.

Есть у меня такая дурная привычка.

Если ты никому и ни в чём не доверяешь, значит, ты в них совсем не веришь.

Ну и как тогда на таких полагаться? Не стоит и говорить, что просто нельзя разглядеть правду за той ужасной действительностью, которая процветает на доверии.

Нет, правда, ну кто будет переживать за такого человека? Чистой воды абсурд.

Я вспомнил тот разговор с Харуно в кафе, продуваемом холодным ветром. Может ли кто-нибудь ответить на такой вопрос?

Эти мысли заставили меня замолчать. Наступила тишина. Заметив это, я быстро добавил, — А значит, точнее будет сказать, что я не за Ишшики переживаю, а за своё будущее. Переживаю, не придётся ли мне работать.

— Такие слова заставляют меня ещё больше беспокоиться о твоём будущем…

Юкиносита глубоко вздохнула и приложила руку к виску.

— Ну, именно таких слов от Хикки и стоило ожидать.

Юигахама горько улыбнулась. На лице её было явно заметно недовольство.

Ну, на самом деле мы с Юкиноситой не так уж и добры к Ишшики.

Когда кому-то доверяешь, ты в него веришь. А значит, пожалуй, добра к Ишшики лишь Юигахама.

Оценивая Ишшики правильно, мы не стали бы беспокоиться за неё или протягивать руку помощи без необходимости.

Уже этого достаточно, чтобы понять, чем мы отличаемся от Юигахамы.

Кстати, насчёт Юкиноситы… Она уже продемонстрировала, насколько слаба против настойчивых кохаев… Не могу не указать на такое.

Я укоряюще посмотрел на Юкиноситу.

— Если кто её и балует, так это в первую очередь ты.

— Я? Мне кажется, я отношусь к ней со всей строгостью.

Юкиносита ответила безучастным взглядом, качнув головой. Юигахама, надо полагать, уловившая, на что я намекал, скрестила руки.

— М-м-м… Именно потому все и чувствуют, что ты на самом деле добрая. В конце концов, Юкинон нравится заботиться о людях.

Ну да, Гахама есть Гахама. Как всегда всё понимает.

— Верно. Юигахама особенно часто этим пользуется.

— ЧТО?! Да ничего подобного! Я никогда к ней не пристаю! Наверно! Ничего подобного!

Категорически не согласная со мной Юигахама вскочила на ноги, яростно всё отрицая. Но её остановила улыбка Юкиноситы.

— Тебе не хватает самосознания?

— Да всего мне хватает…

Юигахама залилась краской и удручённо плюхнулась на стул. А затем поправила позу, даже руки на колени положила.

Да, самосознание. Очень важная вещь.

Но всё-таки об Юигахаме и Ишшики Юкиносита заботится немного по-разному.

Перед Юигахамой она полностью беззащитна, пожалуй, просто не может её не баловать. В случае же Ишшики, мне кажется, Юкиносита склонна брать инициативу на себя, помогая ей. Есть такое чувство, что между ними сохраняется определённая дистанция. Можно сказать, Юкиносита осознаёт своё положение семпая и именно на том и основывается.

Если можно так выразиться, близость Юкиноситы с Юигахамой смахивает на отношения котёнка со щенком. А отношение к Ишшики чем-то похоже на отношение мамы-кошки к своему котёнку. Хотя котёнком Ишшики я бы не назвал, сдаётся мне, её истинная натура больше на горностая смахивает, с его свирепостью и неукротимостью.

…Впрочем, об Юкиносите тоже частенько заботятся, так что обе хороши.

Как бы то ни было, хорошо, когда красивые девушки поддерживают хорошие отношения. Иначе говоря, когда красавицы ссорятся, это очень страшно…

Когда ругаются Миура с Кавасаки, к примеру, аж в пот от ужаса бросает. Они будто в существ с планеты Чибуру* превращаются. Хорошо что с Ишшики отношения у клуба помощников вполне доброжелательные.

Юигахама кивнула, будто что-то поняв.

— Ну, может Ирохе и правда нравится, когда о ней заботятся. Это лишь добавляет ей обаяния… — Пробормотала она, вдруг развалившись на столе.

Что ж, Юигахама порой на удивление надёжна. И не припомню, чтобы она без нужды полагалась на других.

На первый взгляд они с Ишшики похожи, но на самом деле полные противоположности.

А значит, Юигахама может ей завидовать.

Нет уж, нам и одной Ишшики более чем достаточно.

Будь таких двое, серьёзных проблем не избежать. Если Юигахама хочет стать похожей на Ишшики, это немного… неплохо, но было замечательно, а может так лучше… Э-э… Сдаётся мне, дальше пойдёт полная чушь. Так что я не слишком естественно кашлянул и проглотил всё, что хотел сказать (на вкус как кокос).

Юигахама медленно повернула голову на звук, по-прежнему распластавшись на столе.

Её волосы от узла завалились назад, чёлка закрыла лоб. Глаза выглядывали из-под волос. Рот был чуть приоткрыт, губы подрагивали. Очаровательное зрелище.

Она посмотрела на меня снизу вверх, и всё, что я хотел сказать, мгновенно испарилось.

— Э-э, говорить, что это добавляет Ишшики обаяния, как-то… не думаю, что такое стоит называть обаянием…

Смущённо пробормотал я. Почесал голову и опустил взгляд на зажатую в руках книгу.

Мало того, что бессвязно высказался, так ещё и не слишком понятно. Знай я, что получится так, просто держал бы рот на замке…

Моё самобичевание прервал тихий смешок. Юигахама села нормально и улыбнулась мне.

— …Ну да, как-то так.

Её ответ помог мне немного успокоиться и заговорить уже нормально.

— Здесь есть те, кто готов ей во всём помочь, и ей это очень нравится. В последнее время она сюда уже раньше меня заявляться начала.

Юкиносита приложила руку к губам и нахмурилась.

– Не уверена, что ей так уж нравится… Хотя надеюсь, что она будет предупреждать нас о своём приходе. Мои запасы чая быстро тают, и приходится больше плюшек готовить. Плюс к тому реже удаётся почитать в мире и спокойствии.

 Она демонстративно вздохнула. Но, несмотря на все жалобы, чуть дёрнувшиеся вверх уголки губ дали понять, что на самом деле она очень даже рада.

Словно суровая очарованная бабушка… «Покупаешь коту подушку, где спать, а он дрыхнет в картонной коробке, прям как дитя малое», как-то так.

Легко представить, что всё так и выглядит, когда Юкиносита остаётся наедине с Ишшики.

Делает вид, что на Ишшики ей наплевать, а сама изо всех сил старается напоить её чаем и во всём помочь. Так что когда Ишшики, широко улыбаясь, сказала, что хочет отпраздновать, она в глубине души уже ослабила настороженность насчёт Юкиноситы. Быстро, однако.

Юигахама невыразительно посмотрела на Юкиноситу. — Может, мне тоже стоит приходить немного пораньше… — Пробормотала она.

Сдаётся мне, в её словах прозвучала зависть. Юкиносита подняла брови и ответила укоризненным взглядом.

— Вообще-то, так и должно быть в клубе. Приходить пораньше вполне естественно, разве нет?

— А, ну, это, я просто заболталась с Юмико и немного задержалась…

Юигахама хихикнула, словно стараясь сгладить ситуацию, и принялась потирать свой узел волос. Но Юкиносита не нашла в её словах ничего смешного.

— Понятно.

Коротко ответила она. Её взгляд снова вернулся к книжке в её руках.

Кажется, она обиделась. Должно быть, решила, что Миуру предпочли ей, и заревновала. Да, сегодня в клубе всё мирно и спокойно как всегда.

Впрочем, если уж даже я такую ревность заметил, Юигахама не обратить на неё внимания просто не могла. Она села попрямее и чуть подвинула стул.

— Но если хочешь, я могу просто пораньше приходить. Мы же тут только расслабляемся… Нет, то есть, мне это нравится.

Юкиносита слегка вздохнула и глянула на выражение лица Юигахамы. И ничего она из этого не извлечёт, зуб даю.

Потому что выражение лица у них сейчас совершенно одинаковое. Смущение, опущенный взгляд и краска на щеках.

— Пожалуй, заварю ещё чая…

— Правда? Тогда я достану печеньки!

Юигахама полезла в свой рюкзак.

Вообще-то, эти печеньки только ты и ешь… Просто обожаешь их, как я погляжу… Но произносить это вслух я, конечно, не стал. Просто вздохнул с улыбкой.

— Хикигая.

— А-а, извини.

Я поспешно подхватил протянутую мне кружку.

Над ней поднимался парок, пахнущий красным чаем. Который тут же смешался с запахом печенья.

— Бери, Хикки.

— О, спасибо.

Передо мной возникла тарелочка с печеньем. Я взял одно и сунул в рот. Отхлебнул чуток горячего чая и длинно выдохнул.

Мы все отличаемся друг от друга. Но наше дыхание смешивается, взгляды встречаются.

И именно в такие моменты и появляются посетители.

Словно оправдывая мои предчувствия, раздался негромкий стук в дверь. И после «Входите!» Юкиноситы она медленно открылась.

— Простите, что заставила ждать!

После долгого отсутствия в клубе снова появилась Ироха Ишшики.

× × ×

Пока Юкиносита готовила новую порцию чая, Ишшики сунула нам какие-то распечатки.

— Со многим мы уже разобрались. Сейчас расскажу.

— Хорошо, будь любезна.

Юкиносита налила ей чая в бумажный стаканчик. И добавила пару кусочков сахара. Ишшики поблагодарила её и подхватила стаканчик.

…Да, заботливость Юкиноситы просто потрясает. Но умение Ишшики превратить это в обычай потрясает ещё сильнее.

— Так вот, насчёт места и расписания…

Не обращая внимания на моё удивление, Ишшики начала объяснять. Я посмотрел на распечатку в своих руках.

И мой взгляд зацепился за дату.

— Не в Валентинов день?

Она же хотела любыми средствами втюхать шоколад Хаяме. И я был полностью уверен, что всё будет происходить именно в Валентинов день.

Но, к моему удивлению, дата была назначена за несколько дней до. Юкиносита тоже это заметила. Она оторвалась от распечатки и посмотрела на меня.

— Потому что в тот день проводятся вступительные экзамены, и нам не найти учителя, который смог бы курировать мероприятие?

— Ну да, к тому же тот день в школе выходной, — пробормотала Юигахама.

— Точнее, это одна из причин, — кивнула Ишшики. — На сам Валентинов день у многих свои планы, вот я и подумала, что стоит провести всё пораньше, чтобы народ мог прийти.

— Понятно.

Какое резонное объяснение.

Если в Валентинов день будут вступительные экзамены, мне стоит весь день молиться за успех Комачи. И не только. Я мог бы погадать на костях, вытянуть жребий судьбы и даже пройти испытание богов.* Впрочем нет, последнее оставим на другой раз.

Теперь, когда голова моя была занята Комачи, предстоящее мероприятие меня уже не интересовало.

Если вступительные экзамены выпадают на Валентинов день, Комачи точно не будет готовить шоколад… Я имею в виду, если увижу, что она готовит наполненный любовью шоколад вечером перед экзаменами, я так разозлюсь, что могу даже ударить её. А потом подойду и нежно её обниму…

Ох, шоколад Комачи, он же Комачоко, уплывает всё дальше и дальше от меня…

Пока я оплакивал свои мечты, Ишшики серьёзным тоном продолжала объяснять.

— Юкиносита, можешь подойти к пяти вечера? Семпай и Юи-семпай могут немного задержаться.

— Я не возражаю.

— Мы придём вместе с Юкинон. Да, Хикки?

Донёсся до меня далёкий голос Юигахамы.

— Да мне как-то без разницы…

Если мне не достанется шоколад Комачи, всё остальное не имеет уже никакого значения… Всё настроение пошло прахом. Словно ARMS, чьи ядра разбиты на куски.*

Ничего не попишешь, для меня Комачи – это моё ядро.

Я откинулся на спинку стула, сгорая в белом пламени, и ощутил на себе холодный взгляд сидящей наискосок от меня Ишшики.

— Кажется, тебе сейчас всё без разницы. В чём дело?

Юигахама рассмеялась, словно давая понять, что дело пустяковое.

— Понимаешь, когда Хикки так выглядит, причина настолько очевидна, что беспокоиться не о чем.

— Пожалуй, я более-менее себе её представляю. Беспокоиться действительно не о чем, так что просто оставим его в покое.

— …Вот как?

Спокойно бросила Ишшики, заметив отвращение во взгляде Юкиноситы. И продолжила рассказывать.

— Посуду и продукты обеспечит школьный совет, с этим проблем не будет. С передниками, рукавицами и всем таким хуже, думаю, лучше прихватить их из дома.

Внимательно слушающая её Юкиносита подпёрла подбородок рукой и подняла взгляд к потолку.

— Хорошо. Сможешь потом показать мне список посуды? Хочу убедиться, что ничего не упущено.

— Всенепременнейше!

Странный ответ. Даже не уверен, поняла ли она, что Юкиносита имела в виду.

Ишшики сделала несколько пометок на листке, помахала ручкой как волшебной палочкой и посмотрела на Юигахаму.

— Насчёт контактов. Э-э, можешь помочь мне связаться с Миурой и Эбиной? А то я даже не представляю, как это сделать.

— Ладно, я поняла.

Юигахама отреагировала совершенно спокойно, а вот я оцепенел.

Ой-ёй-ёй… Кажется, я только что уловил нюанс, насколько сложным может быть женское общество… Так мило болтать друг с другом при встрече, даже не зная контактов друг друга, это немного пугает, знаете ли…

Я имею в виду, самое страшное в девушках – по их разговору совершенно невозможно определить, подруги они или вообще злейшие враги…

…Нет, что Ишшики с Миурой не слишком ладят, всё-таки видно. В лучшем случае, их отношения можно назвать обычными. Ачи-сан,* не выношу такую нечестность!

— Да, и ещё. Кава… Кава… Ну, та, которая так пугает, может кто-нибудь помочь связаться с ней?

— Ладно, я свяжусь с Саки.

Юигахама отреагировала совершенно спокойно, а вот я оцепенел.

 Ой-ёй-ёй… Кажется, Ишшики тоже её имя не помнит… Как и следовало ожидать от Кавы-как-её-там. Только в лицо ей такого не говори, Ирохасу! Не бей меня по лицу! И по телу тоже!*

— Значит, проблема с контактами решена, — сказала Ишшики, делая очередную пометку. И вдруг добавила, — А, точно. Если захотите пригласить кого-то ещё, пожалуйста, известите нас заранее. Нам тогда надо будет кое-что подправить.

— А, так мы тоже можем кого-то пригласить.

— Угу. Кажется, Тобе придёт, хотя я его даже не приглашала.

В словах Ишшики явно прозвучало презрение. Слушай, ты и правда жестока с Тобе. И при этом ладишь со мной.

— Ну, наверно услышал от Юмико или Хаято…

Юигахама напряжённо засмеялась. Что ж, если Тобе собирается прийти на такой девичник, Хаяме будет проще и спокойнее. Тобе на удивление тактичный человек, услышал, наверно, от кого-то и решил присоединиться. Хороший парень, хоть и доставучий…

В моей голове вдруг всплыли несколько слов.

Тобе, парень, девушка, Хаяма… Я тоже могу кого-то позвать?

Я тщательно собирал все детали, и образ начал формироваться.

Короче говоря.

Это значит…

…Что я могу пригласить Тоцуку?

— Отлично, положитесь на меня!

Выкрикнул я. Ишшики вздрогнула, шарахнулась в сторону и испуганно посмотрела на меня.

— С чего вдруг такой энтузиазм…

Юигахама рассмеялась, словно давая понять, что дело пустяковое.

— Понимаешь, когда Хикки так выглядит, причина настолько очевидна, что беспокоиться не о чем.

— Пожалуй, я более-менее себе её представляю. Беспокоиться действительно не о чем, так что просто оставим его в покое.

— …Вот как?

Спокойно бросила Ишшики, заметив отвращение во взгляде Юкиноситы.

Замечательно, что вы так быстро меня поняли. Я имею в виду, вы уже капитулировали…

— Юкиносита, я хочу проконсультироваться насчёт меню. Думаю, нам надо подготовить несколько вариантов, иначе может не получиться заказать.

Ишшики, больше не обращая на меня внимания, начала выкладывать на стол что-то вроде учебников по приготовлению сладостей. Юкиносита кивнула, взяла одну из книжек и начала листать.

— Столько вариантов, что же лучше… Шоколадное печенье, торт, а может трюфели… А можно и булочки с шоколадом. Шоколад должен быть обязательно. Там будут начинающие, так что надо принять во внимание сложность…

Она расстроенно бормотала, листая страницу за страницей. Ясен пень, обязательность шоколада сокращает количество вариантов, но их всё равно остаётся слишком много.

Я в готовке не специалист, так что комментировать не буду. Насколько не специалист? Настолько, что мог бы обозвать шоколадный торт «Sacherotote»,* притворяясь, будто знаю, что это такое.

Впрочем, бесстрашно вступающие в разговор, не имея ни малейшего представления о предмете, всегда находятся. Юигахама как раз из таких.

Вот и сейчас она вскинула руку и, словно не в силах дождаться, когда на неё обратят внимание, подалась вперёд и заговорила.

— А! Что-то вроде шоколадного фондю! Получится весёлая чокопа!

— Чо… копа?.. Прости, что?

Впервые слышащая такое название Юкиносита озадаченно качнула головой. Ну, судя по обычной манере высказываться Юигахамы, речь идёт о шоколадной вечеринке или о вечеринке, на которой будут готовить шоколадный фондю. Пожалуй, я вот-вот достигну второго уровня познания языка Гахамы. Надо полагать, неслабые баллы по YUEIC* мне гарантированы.

Юигахама смутилась, но Ишшики радостно закивала.

— Ну, думаю, готовить всем вместе будет весело. Это вариант.

Вариант… Ну да, есть люди, которые что угодно в вечеринку превратить готовы.

— Но всё будет проходить в кабинете домоводства, так что…

Ей было непросто сказать это, но она всё же сказала, скрестив пальцы. Юигахама удручённо повесила голову.

Глядевшая на них Юкиносита кивнула.

— В таком случае, думаю, лучше будет научить чему-то более простому… Чтобы было несложно и вкусно…

Она быстро пролистала несколько страниц и остановилась на одной из них. Кажется, это была какая-то реклама.

— Они предлагают готовый комплект… Тут ничего не нужно отмерять, так что должно быть несложно.

— Ага, ну, значит, я тоже смогу.

От таких слов Юигахамы у меня просто язык отнялся. Нет, знаешь, ну, ты, говорить такое…

— …

— Да не молчите вы!

Взвился страдальческий крик Юигахамы. Юкиносита мягко и сочувственно похлопала её по плечу.

— Юигахама, не думаешь, что тебе лучше будет заняться упаковкой?

— Не волнуйся за меня-а-а-а-а-а-а-а!

Да нет, понимаешь, упаковка – это тоже очень важно. К примеру, обвязать грудь голубой ленточкой – с тобой все сразу поговорить захотят, мигом популярной станешь!*

— От упаковки вкус не меняется, — вздохнула Ишшики. — Если смотреть со стороны, не увидишь никакой разницы… В общем, у нас же мастер-класс по готовке, так что никакая упаковка нам не нужна.

— Ну да, и материалы для неё недешёвые.

— Угу. Ну, нам надо более-менее покрыть затраты за счёт платы за вход, так что чем дешевле, тем лучше.

— …Ты что, собираешься брать плату за вход?

У меня вытянулось лицо. Ишшики протянула «у-у-у» и отвернулась.

— Семпай, ты сейчас выглядишь отвратительно… Всего несколько сотен иен… В любом случае для вас всех вход бесплатный, потому что вы всегда помогаете.

— Просто здорово…

— Да, если брать плату за вход, бюджета, пожалуй, хватит на ещё кое-что… Кстати, не можешь показать мне бюджет? Тогда мы сможем прикинуть, какие будем брать ингредиенты.

— Ага, вот.

Ишшики достала из папки очередной листок. Наброски бюджета, надо полагать. Юкиносита просмотрела его и снова начала подбирать блюда в меню.

Впрочем, некоторые нюансы принятой нами просьбы всё равно выполнить непросто.

У нас мало времени. Но тут ничего не попишешь.

Надо что-то вроде формального шоколада. Что-то, чем можно показать свой интерес, не особо при этом смущаясь. Умение готовить которое может пригодиться в будущем и которое при этом будет интересно готовить детям.

А про ещё один нюанс, самый сложный, как раз сейчас бормочет Юкиносита.

— Что-то, что по силам даже Юигахаме… Что-то, что по силам даже Юигахаме…

— Юкинон, это уже слишком!

Юигахама почти что расплакалась, прилипая к Юкиносите. Та, не обращая внимания, что её обнимают, продолжала листать страницы.

Через какое-то время Юкиносита, кажется, нашла что-то подходящее и начала выписывать на листок ингредиенты. По-прежнему обнимающая её Юигахама выглянула из-за плеча.

И радостно засмеялась.

— Что такое?

— Да ничего… — Замахала руками Юигахама. Потом опустила руки и весело добавила, — Просто подумала, как это ностальгично. — И посмотрела на Юкиноситу блестящими глазами.

Я знаю, о чём это она. Наверно, Юкиносита тоже.

— …Пожалуй.

Коротко ответила та. Но даже замолчав, продолжала смотреть прямо в глаза Юигахаме.

Юигахама застенчиво фыркнула и придвинула стул ещё ближе к Юкиносите. Теперь они сидели рядом друг с другом, прямо напротив меня.

— …Правда ведь?

Тихо спросила она у меня, словно ища чему-то подтверждения. Глядя на её склонённую голову и устремлённый в мою сторону рассеянный взгляд, я невольно расплылся в улыбке от такой невинности.

— Думаю, да.

Просто ответил я, отводя взгляд.

Один год – это ещё не прошлое. Почему же тогда мне кажется, что всё случилось так давно, откуда такая ностальгия? Именно в этой комнате всё и началось, именно в этот момент всё пришло в движение.

— Ироха, спасибо.

— Э-э, а, да, то есть нет… всегда пожалуйста?

От такой неожиданной благодарности Юкиноситы Ироха даже растерялась и озадаченно качнула головой. Это что, так смешно, раз Юигахама захихикала? Впрочем, она быстро замолчала и с довольным видом вздохнула.

— Хоть год и кончается, я рада, что под конец будет такое весёлое событие.

— Год только начался.

— Если точнее, кончается учебный год.

Дружно отреагировали мы с Юкиноситой. Юигахама надулась.

Даже Ишшики ошеломлённо пробормотала, — Ну вы и придиры. — Потом решила, надо полагать, что это сигнал к завершению, добавила себе под нос «Ладно, закончим на сегодня» и поднялась.

— Спасибо за чай. И прошу прощения, что доставила вам хлопот.

— А, угу. Заранее спасибо за помощь на самом мероприятии.

— Хорошо, увидимся. Подойду к делу со всей ответственностью.

Выслушав Юигахаму с Юкиноситой, Ишшики поклонилась и покинула комнату.

Мы остались втроём. И ощущение ностальгии стало ещё сильнее, чем до того.

А может, это просто потому, что с тех пор многое изменилось. Или мы стали другими. Может, потому что мы знаем, что такое больше никогда не случится.

Отсюда и ностальгия.

Когда что-то начинает меняться, когда-нибудь это непременно закончится.

Так невинно улыбающаяся Юигахама. Глядящая на неё Юкиносита. Их пустой трёп.

Простое зрелище, но как ни странно, я так им доволен.

× × ×

Зимой ванну принимаешь всегда подолгу.

Я невольно глубоко вздохнул. Из-за той угрюмости, что ощущал, когда ехал домой, что-ли?

Чувствуя что ещё немного, и свалюсь в обморок, я вылез из ванны и быстренько устроился под котацу, чтобы не подхватить простуду.

Вспомнил то, о чём только что не думал, и мне стало легче. Я перевернулся и почувствовал, что нога ткнулась в что-то мягкое и пушистое.

Из-под котацу выполз наш любимый кот Камакура. Раздражённо посмотрел на меня и принялся вылизываться. А потом вдруг навострил уши, словно заметил что-то, и повернулся в сторону прихожей.

Послышался щелчок открывающейся двери.

— Я дома!

— А, добро пожаловать.

Комачи кинула сумку на пол и начала снимать куртку. Камакура крутился у её ног, давая понять, что он не против, чтобы его взяли на руки.

— Извини, не могу. Ты мне всю форму шерстью изгваздаешь.

Она аккуратно обошла Камакуру, и я подхватил его на руки вместо неё. Я о тебе позабочусь, не надо приставать к Комачи, она устала.

Словно услышав меня, Камакура начал вырываться из рук. Нет, на остальных этому коту просто наплевать.

Уважаемый Камакура, ты же хочешь, чтобы я тебя обнимал, так чего ты меня лапами в лицо пихаешь…

Я посмотрел на Комачи и увидел, что она балансирует на одной ноге, стаскивая носки. Так у неё ноги замёрзнут, хоть обогреватель и включён. Нет, девочкам мёрзнуть нельзя. Комачи увидела, что я смотрю на неё материнским взглядом, и вопросительно посмотрела на меня, качнув головой.

— Комачи, прими ванну, вода уже готова.

— Вот как. Не, мне надо сменить и нагреть воду.

— Комачи, прими ванну, говорю.

— Нет, говорю же, надо воду сменить.

— Комачи…

…Стоп. Что? Я укоризненно посмотрел на неё, и Комачи замахала руками.

— Нет-нет-нет, я не полезу в воду, в которой сидел братик. Там же твои флюиды. Ни за что.

— За свинью меня держишь?

Скажет ли Вакаме когда-нибудь такое Кацуо… Думаю, после семьи Исоно остаётся очень приятная вода.*

Ну почему эта девчонка обязательно хочет сменить оставшуюся после меня воду? Не слишком ли это? Я имею в виду, я всегда радовался флюидам Комачи, когда принимал ванну после неё… Впрочем, ничего странного, конечно, если тебе такое кажется отвратительным.

Да, та милая маленькая Комачика и сегодняшняя Комачи сильно различаются. Потому, наверно, что она становится девушкой…

Стоило мне подумать, что сестрёнка растёт, и на глаза сами собой навернулись слёзы. В уголках глаз Комачи тоже что-то блеснуло. Неужели она чувствует то же самое, подумал я и услышал зевок.

— Ладно, Комачи пойдёт в ванную.

— Осторожнее там, не засни.

— Ла-адно…

Кажется, она в самом деле устала. Ничего удивительного, до вступительных экзаменов всего несколько дней.

Я могу помочь ей хотя бы тем, что не буду принимать ванну вперёд неё. И молитвами. А ещё могу согреть ей одеяло и туфли. Ой-ой, она же меня опять возненавидит. Хотя в период Сенгоку я наверняка добился бы успеха в жизни.

Кажется, не время сейчас заводить разговор про Валентинов день…

Думаю, лучше будет вообще не рассказывать Комачи о предстоящем мероприятии. Не стоит нагружать её или заставлять переживать. В конце концов, она же по уши загружена подготовкой к экзаменам. Когда они закончатся, вознагражу её по-царски.

А значит, надо всячески постараться оградить Комачи от моих проблем. Нельзя беспокоить её или заставлять волноваться!

Она старается изо всех сил, негоже вставать у неё на пути.

Полагаться на собственные силы и собственную волю – это путь к взрослению. Научившись ползать, потом ходить, когда-нибудь ты впервые поймёшь, что значит идти вместе с кем-то.

Постепенно отдаляясь от брата, Комачи так же постепенно станет взрослой. Как одиноко, как одиноко…

Мучимый одиночеством, я зарылся лицом в шерсть всё ещё сидящего у меня на руках Камакуры.

А-а… Когда я смогу получить шоколад от Комачи… Я хотел бы получать его всю свою жизнь.

Дружеский это шоколад или какой ещё, уже неважно. Всё, что я хочу – это Комачоко.

…Сделайте мне Комачоко, хорошо?

Примечания

  1. Отсылка к старому фантастическому сериалу «Ultra Seven»
  2. Средневековый обычай - надо сунуть руку в кипящую воду, и если ты невиновен, она не постралает.
  3. Отсылка к игре «God Eaters Burst»
  4. Прозвище Миуры, данное её фанатами. От «A-shi», что значит «первая».
  5. Анлейтер говорит, что это известная фраза Михары Дзюнко
  6. Шоколадный торт - «Sachertorte». Отсылка к «Ore Monogatari».
  7. Комбинация «TOEIC» - стандартный экзамен на знание английского и «Yu» - Юи.
  8. Отсылка к Danmachi
  9. Отсылка на какого-то древнего японского комика

Комментарии