Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 4. Замок Суномата за одну ночь!

Успешно вернув замок Инабаяма, Сайто Ёситацу развесил листовки с изображениями Ёсихару и Инутиё по всему Инокути.

Лицо Ёсихару напоминало какого-то злого бандита, а Инутиё вообще изобразили с тигриной шкурой на голове.

«Эти люди — шпионы Овари и в сговоре с восставшей Такенакой Хамбэй».

Благодаря таким плакатам они стали тайными лидерами заговора, за поимку которых назначена щедрая награда.

Таким образом, они не могли зайти в Мино.

Продолжить ради Хамбэй поиск Андо Иганогами Ёсихару поручил Гоэмон и членам группы Каванами. Он же и Инутиё поспешили обратно в Овари, в замок Киёсу.

Но…

Вернувшись, они не увидели ни одного самурая.

Город опустел.

— Что происходит, Инутиё?

— ?..

Все ли в порядке с жителями Пятилистной Аралии? Обеспокоенные, они поспешили домой, и там им предстала шокирующая сцена.

Сибата Кацуиэ, у которой на плечах сидела Нэнэ, командовала отрядом, окружившим дом Ёсихару. В руках солдаты держали факелы, собираясь сжечь его.

— Поджигайте быстрее!

— Поняли!

— Принято!

«А!» — Ёсихару наблюдал, как его маленький, уютный дом охватило ярко-красное пламя.

Он подошел со спины к Кацуиэ, которая бормотала: «Почему именно мне поручили такую работу?» — и провел «гневный пинок Сагары».

Удар успешно пришел ей в попу.

— Ч-ч-что ты творишь, Сару?! Ты так зол на меня?

— Это мои слова! Не сжигай мой дом, пока меня нет! Кацуиэ, насколько же ты меня не любишь?

— Я… я до сих пор обижена за то, что ты трогал мою грудь в суматохе сражения!

— На Окэхадзаме, да?! И ты сожгла мой дом из-за этого?

— …И на дом Инутиё… перекинулось.

— Кацуиэ! Я расквитаюсь за это! Я отомщу!

— П-почему твои руки нацелились на мою грудь? Остановись, Сару! А-а-а!

— Потому что ты сказала, что сожгла мой дом… Но кроме того, я хочу потрогать эти две большие выпуклости!

— А-а-а, эро-Сару возбудился при виде огня?!

— Онии-сама. Это приказ принцессы, — остановила Ёсихару сидящая на плечах Кацуиэ Нэнэ.

— Нобуны? Вот как… Эта девчонка наконец решила сжечь меня заживо!

— Нет!

— Послушай, Сару. Пока вы отсутствовали, Нобуна-сама решила перенести главный штаб из Киёсу на гору Комаки. Всех слуг тоже заставили туда переместиться. Поэтому поступил приказ сжечь дома всех, кто так не сделал.

«Нобуна всегда была всадником, но сжигать дома слуг, которые еще не переехали… Должен же быть предел нетерпеливости!» — подумал Ёсихару.

— Кацуиэ. Ты поэтому начала с моего дома?

— У меня не было выбора! Принцесса в плохом настроении и повторяет: «Сару еще нет, Сару еще нет»!

— Я не против переезда, меня просто не было дома.

— Онии-сама, моя семья с дедушкой уже перебрались на гору Комаки! И мы уходим!

— …Инутиё тоже туда направляется.

И во главе с Кацуиэ они двинулись на гору Комаки.

— Кстати, Кацуиэ, что это за место?

— Крепость к северу от Киёсу. Таким образом, принцесса приблизилась к Мино.

— Ясно. Поэтому при походе на Мино можно будет сократить расстояние для войск.

— Упрямые старые советники сопротивлялись, заявляя: «Не слышали, чтобы кто-нибудь переносил штаб ради захвата одной провинции» и «Дайте нам хотя бы год на переезд». Однако принцесса по принципу «быстрое решение — быстрое действие» тем же днем отправилась на гору Комаки, приказав сжечь дома тех, кто медлил с переездом.

«Словно поджигатель!» — подумал Ёсихару.

— Итак, Кацуиэ, почему ты решила спалить мой дом прежде домов тех противящихся советников?

— Надоел. Я не собиралась сжигать его вместе с тобой, так что все в порядке.

— Не в порядке! Кацуиэ, похоже, нам нужно обстоятельно поговорить.

— Какой-то выскочка-командир почему-то панибратски разговаривает со мной, главным советником рода Ода. Ужасно, грубиян Сару!

Комаки, которая находится на севере Овари, — невысокая гора, бывшая уединенным местечком, пока там не появился замок.

Но если сравнивать с замком Киёсу, расположенным почти в центре Овари, это место ближе к замку Инабаяма.

После того как Нобуна не раз угодила в засады армии Мино, она решила отдать приказ Ниве Нагахидэ, славящейся возведением крепостей, спешно построить одну на горе Комаки.

А как только она что-то решает, действует молниеносно быстро.

И не дожидаясь, пока строительство закончится, Нобуна велела всем слугам, живущим в Киёсу, переехать на гору.

Прибыв на место, Кацуиэ поручила Нэнэ слугам, а затем потащила Ёсихару и Инутиё в комнату Нобуны.

Несмотря на незавершенность, наскоро построенную комнату в японском стиле уже украшали любимый глобус Нобуны, расстеленные на полу шкуры тигров и панд и купленная у иностранцев гигантская карта мира, которая висела на стене.

Кроме того, под рукой стоял большой телескоп, словно предназначенный для того, чтобы следить за замком Инабаяма.

— Принцесса! Я вернулась с Сагарой Ёсихару и Маэдой Инутиё.

— Вот как. Потрудилась, Рику.

Набивая рот куриными крыльями Нагои, Нобуна, нахмурив лоб, кивнула.

Из-за того что она какое-то время не видела Ёсихару, ее настроение было ужасным.

— Сару, Инутиё, что это?

Нобуна сунула Ёсихару под нос одну их листовок с приметами, развешанных по Инокути.

— Как ни посмотри, это обезьянье лицо плохиша — твое. Тот, кто подговорил Хамбэй на восстание… здесь четко написано. Кроме того, раскрыто, что ты из Овари.

— Нет, это…

— Что происходит? В зависимости от объяснений твоя голова может слететь с плеч.

— ...Клевета. На самом деле…

«Если болтливый Ёсихару будет оправдываться, Нобуна может разозлиться еще пуще», — заметила Инутиё, поэтому коротко объяснила все, что произошло раньше.

Хоть она много не говорит, делает это ясно и понятно.

Нобуна, которая относилась к Инутиё как к сестре, успокоилась, сказав: «Ну что же тут поделать. В следующий раз предупредите меня, если решите реализовать какой-нибудь план».

— Принцесса! Сару, который, не понимая, что он один из командиров, опрометчиво попытался переманить вражеского военачальника, провалился и прибежал обратно, а его при этом не накажут?! Наша принцесса слаба перед ним! Предвзята!

Несмотря на негодование Кацуиэ, Нобуна встала, выхватив меч, и громким голосом заявила:

— Я поняла, Рику! Сару, дуй сюда.

«Говорит как хулиганка уличная», — подумал Ёсихару, проследовав за Нобуной.

— Подождите минутку, принцесса! Вы точно собираетесь наказать Сару? Уж не хотите ли вы… «уединиться»?.. Я с вами!

— Кацуиэ. Жди здесь.

Инутиё вцепилась в Кацуиэ, которая пыталась пойти за парочкой, а та со словами «Пусти!» пыталась освободиться.

Все неожиданно превратилось в девичий поединок сумо.

Хоть их телосложения отличались на порядок, а грудь и вовсе на два размера, схватка получилась любопытной.

— Хм-м-м… Инутиё, у тебя хороший баланс!

— …А грудь Кацуиэ тяжелая. Бесит.

— Э-э-э?! Почему ты на меня злишься?!

— …Потрогай ее сама, тогда и поймешь.

— Я не понимаю! Что такое? С моим характером что-то не так?

— ...С характером все в порядке. Зато с грудью — большая проблема.

— Э-э-э?! Что это значит?!

— И чего разбушевались? Надоедают.

Нобуна присела на край энгавы* и окинула взглядом равнину Ноби, которая простиралась от вершины горы Комаки далеко на север. Сейчас на ней красовалась не обычная дурацкая одежда, а кимоно чистого голубого оттенка. Если надеть доспехи, в нем можно сразу выйти на поле боя, но подойдет оно и для повседневности. И пусть Нобуна продолжала искать удобную одежду, наряд придавал ей женственности.

Сидя рядом, Ёсихару почувствовал, как его сердце странным образом затрепетало.

(Неужели она стала выглядеть привлекательней, потому что Нагамаса сделал ей предложение?.. Черт.)

— Ты тоже суматошный, Сару.

Взгляд Нобуны простирался на течение реки Кисо и неприступного замка Инабаяма, куда тянулись мольбы ее отца Нобухиде и ее самой.

В облике Нобуны отчетливо чувствовалось нетерпение, когда она часто посматривала через телескоп на Инабаяму, раздраженно качая ногами.

Проявлением ее желаний — приблизиться к замку Инабаяма хотя бы на шаг или два — служил и перенос штаба из Киёсу на гору Комаки.

В этом наскоро сотворенном саду можно было заметить изготовленные объемные копии местности Мино. Текущие ручейки изображали реки Нагара и Кисо, земляная насыпь в центре — гору Кинка. Разглядывая эту миниатюру, Нобуна продолжала размышлять о том, как захватить Мино.

— Оно перед моими руками, но я не могу заполучить его.

— Эм, разве речь не о моем наказании? — проговорил Ёсихару.

— Придумай план.

— Вал? Будем сражаться с всадниками?

— Нет же. План*. План завоевания замка Инабаяма! Невозможно захватить эту неприступную крепость, просто передвинув мой штаб поближе! Я думала, что, построив замок на горе Комаки, изучу слабости той горной цитадели.

— И не сработало?

— Ага. У невысокой Комаки и неприступной Кинки разная высота. Это ничем не поможет.

Личное творение Гадюки Сайто Досана — величественный и прекрасный замок Инабаяма.

Запершись в нем, Ёситацу и без Такенаки Хамбэй с легкостью заставит армию Оды отступить. А если Нобуна разобьет лагерь в окрестностях Инокути, есть тактики ночных боев, которые разработал Досан.

— Если подумать, можно осадить замок Инабаяма и подождать, пока истощатся их источники воды.

— Как бы ни защищала нас на востоке Мотоясу, мы не можем надолго оставить Овари беззащитным.

— Скоро осень, кто будет убирать урожай с полей? Длительная война для нас непозволительна. Основной род деятельности пехотинцев — сельскохозяйственные работы. Даже многие самураи, несмотря на статус, кроме военного дела занимаются сельским хозяйством. Собрав вассалов у подножья Комаки, я пыталась увеличить число профессионалов, но на создание регулярной армии, которая будет постоянно сражаться в течение года, пока не хватает ни времени, ни денег.

— Но все-таки сжигать дома своих слуг — перебор, — проворчал Ёсихару.

— Сару, хоть немного удивись грандиозному проекту военной реформы, который я тебе рассказала.

— Ты же великая Ода Нобуна. Если ты что-то придумаешь, то сделаешь это.

— Скукотища. Конечно, возникли бы проблемы, если бы ты как Рику со слезами на глазах растерянно говорил: «Я не понимаю, о чем вы говорите, принцесса». Но впечатлился бы немного.

— Нобуна, похоже, ты недооцениваешь тот факт, что Мино лишилось Хамбэй. Сейчас настало время захватить замок Инабаяма.

— Хватит ходить вокруг да около, — недовольно искривила губы Нобуна. — В последнее время я не могу понять твое поведение. Хватит важничать, говори прямо!

— Не забудь об обещании выдать любую награду.

— Я… я не забыла.

Щеки Нобуны почему-то покраснели, и она словно в поиске чего-то отвернулась.

Ёсихару не заметил реакции Нобуны. Он думал об очень известном ивенте, который много раз видел в величайшей SLG по Сэнгоку — «Nobunaga’s Ambition».

Историческое событие эпохи Сэнгоку — «Замок Суномата за одну ночь» Киноситы Токитиро.

Суть ивента в истории такова.

Ода Нобунага, чтобы завоевать Мино, намеревался построить замок в особом месте на западе Мино, Суномате. Но Суномата находилась в сердце вражеской территории. В попытках возвести крепость все высокопоставленные вассалы потерпели неудачу, и только неприметный Киносита Токитиро Хидэёси справился безупречно, построив ее всего за одну ночь.

Жителей Мино это настолько потрясло, что они один за другим начали переходить на сторону противника. Будучи окружен и оставшись без защиты, замок Инабаяма в итоге пал под натиском армии Оды.

— Сару, я теряю терпение. Быстро рассказывай, что у тебя за план. Но ни слова о том, чтобы «построить замок на Суномате».

— Э?! Как ты узнала?!

— Если род Ода вгонит клин в стратегическую точку, Суномату, люди Мино изменят мнение и перейдут на мою сторону. Но Ёситацу не идиот, поэтому выставит войска, чтобы помешать. Так что это невозможно, верно?

— Это опасно, но не значит, что невозможно. У меня есть секретный план из игры об эпохе Сэнгоку.

— Да это же самоубийство. Едва ли есть шансы выиграть пари.

— Но выбора нет. Ради обещанной награды я не отступлю.

— Ты? Тот, у кого ни слуг, ни вассалов нет? И как же?

— Группа Каванами поможет. Если получится возвести укрепления, найми их на службу.

— Объединиться с речными разбойниками? Ты и правда странный. Но я не могу дать тебе много солдат. Хоть Такетиё и защищает восток, сейчас на западе в Исэ напряженная обстановка, — сказала Нобуна. — На границе с Исэ орудует самурай из Коги, Такигава Кадзумасу. Кто знает, когда потребуется выслать туда главные войска.

— Вот что случилось, пока меня не было? Тебе не стоит сразу устраивать неприятности. Возможно же, ты скоро выйдешь замуж. Будь женственнее.

— Заткнись. Почему слуга такой наглый? Пока что я не собираюсь выходить замуж. В данный момент я сконцентрирована на захвате Мино. И так как я умная, фигуристая красавица, которая желает объединить страну, не найдется того парня, что будет мне соответствовать.

— Разве это не Нагамаса?

Нобуна взглянула на него и пнула.

Ёсихару рефлекторно присел.

— Хмф! Он подходит лишь по внешности и статусу. Понимаешь? Социальное положение — лишь случайный успех, который зависит от того, в насколько выдающейся семье ты родишься. И внешний вид тоже. Сейчас не мирное время, смутное. Мужчина ты или женщина, главное — сила и амбиции. А статус значения не имеет!

Может, это из-за света, но в глазах Нобуны, которая от гнева надула щеки, будто заблестели слезы.

— Если мой муж не будет мечтать о том же, о чем и я, то такой человек мне не нужен!

Сравнивать ее с луной было ошибкой.

Разумеется, она очаровательна.

Но ее всегда страстно сияющие глаза подобны солнцу, а если неосторожно протянешь руки к этому хрупкому телу, сильно обожжешься. Вот о чем подумал Ёсихару.

Следовать за этой принцессой и правда опасно.

— Нагамаса всего лишь честолюбивый бабник! Что еще за замужество с даймё Сэнгоку без любви?! Выйти за взрослого парня со столь дешевыми словами? Если он думает, что так заставит мое сердце трепетать, то очень ошибается! Я глупая принцесса Овари! Если он считается взрослым, то кого вообще тогда считать взрослым?

— А… а-а…

— Сару! Ты позволишь ему быть таким высокомерным? Да он же облизывается на твоего господина! Ты же пришел в этот мир, чтобы исполнить мою мечту, верно? Тогда быстро завоюй Мино!

В раздраженном голосе Нобуны Ёсихару словно слышал мольбу: «Если не хочешь, чтобы Нагамаса забрал меня, сделай это сам».

«Жаль, но это лишь моя больная фантазия. Наверное, из-за Нэнэ я слишком отвык от девушек, аж головой тронулся. В этом мире нет ни галге*, ни фильмов для взрослых».

Ёсихару взволнованно замотал головой, протер глаза и сказал:

— Я… Я захвачу Мино. Да.

— Что это с тобой? На меня смотри.

Нобуна, щеки которой залились румянцем, приблизилась к нему, отчего Ёсихару, занервничав, отвернулся.

«Черт. Отчаявшаяся Нобуна на удивление восхитительна. Почему, почему мое сердце так колотится?»

— С-статус не имеет значения… Ты единственная, кто это говорит. Слуги и жители так не считают.

— Не стоит обращать внимания на то, что рассказывают эти идиоты.

— Это твоя плохая привычка. У мира есть свои старые обычаи и структура. Если продолжишь действовать как заблагорассудится, проводя странные реформы, которые будут подрывать устои большинства, кто-либо из вассалов взбунтуется. Вот почему даже Досан потерял власть.

— Хм-м. Не ожидала, что ты окажешься человеком, говорящим скучные вещи.

— Это просто мысли в целом. Я всегда буду на твоей стороне. Помогу заполучить и страну, и любовь. Защищая, я помогу тебе засиять во всем мире.

— Э?..

— Ну как, на тебя хоть немного подействовали мои ребяческие слова?

— А…

Нобуна опустила голову и молчаливо замерла, словно окаменев.

В одно мгновение между ними повисла неловкая пауза.

«Ты же должна отреагировать! Почему не отвечаешь оскорблениями, как обычно?!» — мысленно запаниковал Ёсихару.

— В любом случае, я построю замок на Суномате, — вставая, заявил он.

— Нобуна, я точно покорю замок Инабаяма. А потом… я все-таки ожидаю получить обещанную награду. Сразу скажу, мне и воспитания одной Нэнэ по горло хватает, так что не надо издеваться, подкидывая других братьев или сестер.

— А… Х-хорошо… — коротко кивнула Нобуна.

Ёсихару так и не понял, что эта необычная заминка возникла из-за его слов.

И прежде чем уйти, он, совсем не чувствуя атмосферу, произнес еще кое-что:

— Эй, Нобуна. Если я не сумею завоевать Мино, ты правда выйдешь за Нагамасу?

— П-пф. Тебя это не касается, ты же все равно на обезьяне планируешь жениться.

— А-а, вот как. Хм-м, интересно, все ли в порядке с Хамбэй-тян… Она такая плакса. Я волнуюсь, когда она без моей защиты.

У Нобуны на голове проступили вены.

— Так вот как. Понятно. Я совсем забыла… Почему Такенака Хамбэй стала твоим подчиненным, а?

— Хоть кое-какие обстоятельства и недопонимания привели к беспорядкам, на самом деле у нее не было желания восстать.

— В любом случае, почему ты не пришел ко мне вместе с Хамбэй? Она стала вассалом моего питомца и при этом не моим. Почему она отказалась служить мне? Не грубо ли?

«Вот черт. Хамбэй-тян и так Нобуну и Гадюку боится, а если я ее приведу, когда Нобуна в таком демоническом настроении… — подумал Ёсихару. — Око за око, раз ляпнул лишнего, разворошив змеиное гнездо». Но сожалеть было уже поздно.

— С-сейчас она ищет дядю, которого похитил Асаи Нагамаса. Из-за листовок о розыске нам с Инутиё пришлось покинуть Мино, но Гоэмон и группа Каванами остались защищать Хамбэй-тян…

— Раз уж ты упомянул, по словам Инутиё, вы были вместе с Хамбэй, когда захватили замок Инабаяма, так? Неужели… ты осмелился сдать его, чтобы она не считалась предателем? Ты точно не забыл о своей обещанной награде?

«Черт, она узнала!»

— В-все не так. Ты бы порадовалась, если бы я убил Хамбэй-тян, которая твердо настаивала, что не хочет стать мятежницей, и захватил замок?

— Нет. Это и впрямь на тебя похоже. Но отказаться от главного замка провинции, который с трудом заполучил, ради девушки… Ты действительно идиот.

— Я… я ни от чего не отказываюсь! Не сравнивай меня с Нагамасой! Он называет себя зрелым, но отбрасывает кое-что важное, просто сдается!

На мгновение воцарилась тишина.

А затем Нобуна как ни в чем ни бывало тихо произнесла:

— Я решила. Я выйду за Асаи Нагамасу.

...

...

Э-э?

Подо… Почему? С чего бы?

×○▽××□○npcбвхмr××●¥¥?!

Ёсихару высказывался громко и бессвязно.

Разговор на Сару-языке?!

— Разве ты не слышала доклад Инутиё? Он уговаривал Хамбэй-тян захватить замок Инабаяма, и он же похитил ее дядю! И он же использует девушек ради собственных целей!

— Ради объединения страны лучше выйти замуж за расчетливого и бесчувственного парня. Ты тряпка. Такой как ты выберет Хамбэй, нежели меня.

— Чт… что?!

— Д-д-да я и ни разу не предполагала, чтобы ты стал моим мужем, это я так, к примеру! А если я, например, сделаю тебя своим женихом, дав волю чувствам, в будущем ты все повторишь и сдашь замок, чтобы покорить девушку, так ведь?! И сколько же тогда понадобится времени для объединения страны! Не то что мир, я даже Мино не смогу завоевать, верно?!

— Сто… Неужели ты злишься потому, спасая Хамбэй-тян, не захватил замок Инабаяма? Ты такая мелочная?!

— Все не так! Идиот!

Она чуть ли не плакала.

— Я… я хочу вернуть Мино, пока у Гадюки все хорошо со здоровьем! После изгнания из Мино он заметно постарел… Ему… точно недолго осталось! Гадюка всю жизнь посвятил захвату Мино, и я не хочу, чтобы он умер беглецом в Овари! Я… Он решил, что именно я, а не Ёситацу, больше подхожу на роль преемника, который унаследует его мечту… Я хочу доказать, что его выбор не был ошибочен! Что он может быть спокоен!

Ёсихару потерял дар речи.

Так вот… Вот оно что. Поэтому Нобуна так торопиться с завоеванием Мино.

В действительности в ответ на предложение Асаи Нагамасы немедленно прозвучало бы: «Моим мужем будет тот, кого я сама полюблю». Такова Нобуна.

Но она не ответила Нагамасе отказом, а безрассудно атаковала Мино, где ее каждый раз останавливала Хамбэй. Тем не менее она не сдалась и, оставив Киёсу, перебралась в замок на гору Комаки, тем самым усилив желание покорить Мино.

Что-то изменилось. Это уже была не привычная Нобуна.

Эти изменения, их причина...

Не понял… не заметил.

Остается лишь извиниться.

— И вообще, разве для тебя связь с Хамбэй не важнее, чем замок Инабаяма? Так что, если я, не сумев решить, что делать с Мино, выйду за Нагамасу, проблем не будет, да?! Раз ты сам выбрал Хамбэй, теперь даже не думай вмешиваться.

— А? Я выбрал Хамбэй-тян? О чем ты?

— Ты ведь спас Хамбэй, так как она тебя очаровала?! Она ведь важнее меня?!

— Т-т-ты сильно ошибаешься!

— Это ты ошибаешься, Сару! К тому же с чего бы обезьяна говорит о моем замужестве? За кого ты меня держишь? Я принцесса-даймё Овари, Ода Нобуна!

— Я и так это знаю!

— Забыл об обещанной награде? Если так… разве я… не дура?!

— Э?.. Нобуна?

Она выставила три пальца правой руки.

Три дня.

— Я девушка, которая все делает быстро! Я решила! Через три дня я выйду за Нагамасу из Оми!

— Стоп. О каких это еще трех днях ты говоришь?! Что за неразбериха?! Нет, никак нет! Что бы ни случилось, ты не можешь выйти за такого парня под влиянием эмоций!

— Заткнись! Все ужасно, потому что ты не захватил крепость! Улыбчивый и с Хамбэй, и со мной — такой наглец! Вот и защищай теперь и балуй эту кошечку — свою любимую Хамбэй-тян!

— В-в-все не так, нет у нас с ней таких отношений! Ты чудовищно ошибаешься! Неужели… ревнуешь?!

Поднявшись, Нобуна сделала шаг правой ногой и со всей силы влепила Ёсихару пощечину.

— А-а-а?! Ау-у-уч! Черт, совсем зазналась?! Я просто пытаюсь остановить твою свадьбу! Я отомщу за то, что ты не прислала мне красавицу номер один в мире, помешав твоему счастью! Я не сдамся. Я точно воспрепятствую свадьбе, вот увидишь!

— О, поняла! Если желаешь помешать моему браку, захвати замок Инабаяма в течение трех дней!

— О, я покажу, на что способен, завоевав его!!!

Когда они закончили ссориться, Ёсихару унесся прочь.

К Нобуне, встретившись на входе, подошли Кацуиэ и ушедший на покой Сайто Досан. Похоже, они подслушали разговор.

— Глупая… Глупая! Станешь невестой Асаи Нагамасы, потому что не придумала способа захватить Мино?! Такая глупость лишь из-за какого-то Мино…

Досан разъярился настолько, что мог неожиданно свалиться от инсульта.

— Нобуна-доно, я не желал видеть тебя такой!

Неужели он случайно услышал то, что она высказала Ёсихару? Нобуна моментально залилась краской и топнула ногой:

— За… заткнись, Гадюка. Мне решать, за кого выходить!

— Нет! Мой долг приемного отца остановить тебя! Хоть Асаи Нагамаса и выдающийся даймё, он лишь юный талант, который не видит всей картины! Он годится как союзник, но не как муж! Кроме того, ты не можешь любить такого мужчину!

— Но ничего не поделаешь! В мире нет человека, что подходил бы мне в мужья, поэтому остается политический брак!

— Идиотизм!!!

От громкого крика Досана Нобуна даже немного присела.

— Разве парень, который тебе подходит, уже не тут?! Разве не его послали небеса сквозь время, чтобы изменить твою судьбу?! Не говори глупости! Испортишь все из-за глупой сиюминутной ревности?! В конечном счете Ода Нобуна глупая девчонка!

— З… Заткнись, заткнись, заткнись! Чертов Гадюка!

— Больше мне здесь делать нечего, — покачал головой Досан и большими шагами удалился.

— Хпф… Поэтому мне и не нравится вспыльчивость стариков.

Нобуна молча стояла и смотрела на построенную во дворе модель замка Инабаяма.

Кацуиэ склонилась в ногах Нобуны и со слезами на глазах заговорила:

— Отказаться от невинности, чтобы исполнить свой долг перед приемным отцом Гадюкой-доно… а получить выговор… Хнык… Послушайте, принцесса! Позвольте мне решить вопрос с Суноматой!

— Э, но… Я уже поручила это Сару…

— Вот увидите, что я, Сибата Кацуиэ, точно построю замок на Суномате за три дня! И спасу принцессу от злых лап Нагамасы! Поэтому прошу извинить, я немедленно направляюсь туда.

— А, постой… Рику?

Если так продолжится, принцесса… принцесса достанется Асаи Нагамасе!

Генерал Сибата Кацуиэ, наивернейший вассал, игнорируя попытки Нобуны и Нагахидэ ее остановить, как можно быстрее и решительнее собрала своих людей, после чего Ёсихару, который пришел к ней с протестом: «Чего это ты мою работу отбираешь?» — избила до потери сознания, а затем выдвинулась к Суномате.

3000 солдат и 5000 рабочих, чтобы возвести крепость.

Хотя невоенных было больше половины, армия в 8000 человек считалась крупной.

— Соберите все свое мужество! Если мы проиграем, прекрасная Нобуна-сама будет опорочена Асаи Нагамасой!

Кацуиэ была готова идти до конца.

«Если помешать Сару построить замок на Суномате, но при этом не завоевать Мино, принцесса станет женой Асай Нагамасы.

Но а вдруг Сару его построит и захватит Мино, и тогда принцесса из-за обещанной «награды по желанию» будет его невестой?!

Ничто из этого не потерплю!»

(Раз так, остается лишь самой возвести крепость! А если я захвачу Мино, то получу обещанную награду, и принцесса официально будет моей… Э-э… О чем я вообще думаю?!)

— Если заявятся войска Мино, станут добычей для моего копья! — броско высказалась Кацуиэ, добравшись до Суноматы.

Но она представляла собой отмель, где пересекались несколько рек, в том числе река Нагара.

Это природное место, где в случае чего строительным войскам пришлось бы сражаться спиной к реке, а из-за топкой почвы отсутствовала бы возможность нормально орудовать копьями, было воистину смертельным.

И как бы Овари не гордилось сильнейшим воином Сибатой Кацуиэ, лишь на одном желании и силе воли замок здесь не построить.

Тем не менее она не отступила!

Не делая ни шагу назад перед огромной армией Мино, которая накатывала словно бушующие волны, Кацуиэ громким голосом командовала:

— Защитим принцессу! Умре-е-ем, умре-е-ем ради непорочности принцессы!

Сибата Кацуиэ. Вероятно, самый верный командир.

Через два дня она, рыдая, бежала обратно на гору Комаки.

Упав на колени перед Нобуной, она доложила о трагедии:

— В… в первый день строительство шло гладко, но затем… на рассвете второго дня внезапно атаковали войска Сайто, и на поле боя воцарилась неразбериха. Хоть солдаты смело встретили врага, рабочие поддались панике и сбежали! А ведь до свадьбы с ненавистным Асаи Нагамасой остался всего лишь день! Теперь же возьму на себя ответственность, совершив сэппуку.

Кацуиэ в смятении устроила шумиху, но улыбающаяся Нагахидэ со словами «Ну, ну, спокойнее» остановила ее.

— К счастью, благодаря бесстрашному командованию Кацуиэ-доно мы избежали уничтожения. Но из-за страха смерти рабочие вернутся только через какое-то время. 40 баллов.

Сидя со скрещенными ногами и набивая рот тебасаки Нагои, Нобуна грустно вздохнула.

— Пришел ответ от Асаи Нагамасы. Он прибудет с отрядом завтра к ночи, чтобы сыграть свадьбу.

С тяжестью на сердце она сожалела о решении, принятом в отместку. И что необычно, едва не плакала. Сколько раз Кацуиэ хотела убить себя при виде такой Нобуны?

— А-а-а-а-а-а… Я и правда должна вскрыть себе живот!

— Прекрати, Рику. Если сделаешь это, будет сложно не то что завоевать Мино, а оборонять Овари. Сэппуку теперь под запретом.

— А-а! П-принцесса… как вы добры! Я, Кацуиэ, буду служить вам всю жизнь!

— Эх. Знаю я, не нужно это говорить.

— Кацуиэ и правда дуболом, — прошептал Ёсихару Инутиё, сидя позади всех.

— Что за дуболом? Это новый вид фурисодэ*? — не поняла Инутиё.

После тех побоев от Кацуиэ Ёсихару слег на два дня, а когда наконец решил, что оправился, на захват Мино остался лишь день.

Нобуна оглядела присутствующих, что сидели в ряд, но все склонили головы.

Для них было ужасным получить миссию по замку на Суномате, которую, взяв самостоятельно, провалила даже Кацуиэ. А поскольку рабочие разбежались, отправить войска для строительства невозможно. Солдаты замки не возводят.

— Ладно, давайте пока отложим предприятие с замком… Жаль, но придется выйти за Нагамасу.

— Постой-ка! Нобуна! Разве я не говорил, что сооружу замок на Суномате?! — встал Ёсихару, который сидел последним.

— Черт, сейчас принцесса и Сару опять начнут спектакль супругов, — сказала Кацуиэ. 

Но Нобуна ответила сухо:

— Сару. Прости, но я не могу помочь и предоставить тебе рабочих.

— Не сдавайся! Я в любом случае не планировал брать их с собой! Для строительства замка хватит и группы Каванами!

— Но все же я могу дать 3000 солдат для охраны, хотя, пожалуй, думаю, они не станут слушать человека с низким статусом.

— Охрана мне не нужна!

— А? Чего? Хочешь умереть?!

— Нет. Если заявиться на Суномату во главе большой армии, враг ее заметит, — подчеркнул Ёсихару. — Поэтому достаточно лишь меня и группы Каванами.

— Ты надеешься построить замок за одну ночь такими малыми силами?

— Да. Я построю замок на Суномате за одну ночь. И тогда Ёситацу занервничает и пошлет туда войска, думая, что там нет ни одного солдата Оды. А как только это произойдет, ты покинешь гору Комаки и атакуешь опустевший замок Инабаяма. И Мино падет за день.

— За ночь? Без солдат и рабочих? Сару-доно решил совершить самоубийство? — зашумели остальные вассалы.

— Бред Сару перешел все границы, — нахмурившись, сказала Кацуиэ. — П-принцесса, это безумно! В таком случае он умрет! Нет, если Сару погибнет, для меня будет счастье, что невинность принцессы останется нетронутой… Но какой ужасный осадок это даст!

— И чего тебя волнует моя невинность, Рику? В любом случае, я не дура, чтобы поверить в эти россказни Сару. Точно нужно попросить подкрепления у Нагамасы.

— Постой-ка, Нобуна! Ты веришь этому бабнику, а не мне?!

— А? Ты же сам бабник. Неужели не понимаешь?

— Такой брак не принесет тебе никакой пользы! Нагамаса хочет просто использовать тебя, чтобы заполучить Мино и Овари! Думаешь, Гадюка будет рад этому?!

— А какой у меня выбор?! Меня совершенно не волнует, хочешь ты стать трупом тут или на Суномате, но возникнут проблемы, если я потеряю необходимых мне солдат и рабочих!

— Потому я и сказал, что мне не нужны ни те, ни другие! А в случае провала ты ничего не потеряешь!

— А-а-а. Нобуна-сама была так подавлена, но теперь на ее лицо возвращаются краски. Все-таки она и правда хочет, чтобы Сару сорвал свадьбу с Нагамасой, — прослезилась Кацуиэ.

— Не ты ли говорила, что хочешь забросить меня в смертельное место?!

— И-именно это и хочу, но если отправлю на миссию слуг, заведомо зная о провале, это навредит моему имени.

— Заткнись! Просто позволь мне построить замок!

— А-а-а, какой же ты идиот! Ты так разнервничался из-за нашей с Нагамасой свадьбы, что перестал соображать? Понимаешь, как опасны твои слова о том, чтобы отправиться на Суномату без войск? Если у тебя ничего не выйдет, ты умрешь!

— С-с-с-с чего это я нервничаю?! Д-д-д-да кого заботит твоя свадьба! Н-н-не н-н-нервничаю я!

— Посмотри на свое лицо, оно красное как у возбужденной макаки!

— У-ужасно! Это из-за злости! Глупая принцесса разозлила меня настолько, что все лицо раскраснелось…

— А-а-ах… Какие вы дружные… очень дружные… С тех пор как принцесса решила выйти за Нагамасу, она постоянно вздыхала, но теперь оживилась, словно рыбка в воде!

Кацуиэ расчувствовалась еще больше.

— …С такими экспрессивными разговорами сложновато бы было устраивать пародии в Камигате, — проговорила Инутиё.

— Ах, сестра и Сару-кун снова ссорятся. И когда это закончится?

— Может, это последний шанс для принцессы развеяться. Пусть ругаются, пока не успокоятся.

Нобукацу и Нагахидэ кивнули друг другу.

— Сару, раз ты там много говоришь, можешь отправляться на Суномату! Но я не дам тебе ни единого солдата!

— О-о, скажу еще раз: не нужны они мне! Даже если враг осадит меня, не вздумай вмешиваться! И ни в коем случае не проси войска у Нагамасы!

— Что? Не зазнавайся! Почему это я должна помогать тебе?!

— Не забудь о награде по желанию!

— Замолчи уже! Завоюй замок Инабаяма, прежде чем ее просить!

— Хмпф!

— Хмпф!

Нобуна и Ёсихару разругались настолько, что практически вплотную приблизились друг к другу лицами.

Возможно, это была последняя их ссора, и они думали, что расстанутся навсегда.

Но тратить время больше не могли.

В конце концов они развернулись и, фыркнув, разошлись.

Вернувшись в новый дом, напоминавший врытую в землю хибару, Ёсихару созвал Гоэмон и грозных речных разбойников — группу Каванами во главе с Маэно и рассказал о том, что они идут на огромный риск всей жизни — «Замок на Суномате за одну ночь».

— Нельзя получить все, ничего не потеряв, — иронично заметила Гоэмон.

— Ты нашла старика Андо?

— Я разделила Каванами на несколько групп, и сейчас они разыскивают его.

— Неужели с ним разобрались…

— Случись это, Асаи-удзи навсегда бы стал врагом Такенаки-удзи, так сто не думаю.

— Ясно… Пожалуй, так.

— Кроме того, Нобуна-доно выглядит разозленной. Вше ли бутьет в порядке?

«Все ли будет в порядке?» — сказала она на самом деле.

— Кацуиэ, как большая сила явившись на Суномату, мгновенно подверглась нападению армии Мино. Мы же достигнем там успеха незамеченными. Потому и нужно было, разругавшись с Нобуной, получить обещание, что она не выдаст нам солдат для охраны.

— Но что делать с Такенакой-удзи, которую засисяет группа Каванами? Не собилаемся использовать гениального тактика?

— Да. Не хочу, чтобы Хамбэй-тян, которая служила Ёситацу, приняла участие в атаке на Мино.

— А ты слаб к Такенаке-удзи.

— И я уверен, что мы справимся своими силами.

— Хм-м, тогда у тебя должен быть план, Сагара-удзи.

— Конечно, Гоэмон.

Правая рука Гоэмон, мускулистый разбойник Маэно прожигал взглядом Ёсихару, который, скрестив руки, рассматривал карту Суноматы.

— Теперь-то мы сможем стать самураями, парень?

Поскольку эта миссия касалась мечты Нобуны, Ёсихару не поддался его давлению.

— Да. Я найму всех вас. Но работа будет смертельной, вы идете?

Маэно и остальные из группы Каванами разом радостно вскричали:

— Идем! Кроме нас никто не защитит лидера!

— Гладкая кожа лидера!

— Ни царапины!

— Не получит!

— И почему вы с такими злыми лицами поголовно лоликонщики?!

Ёсихару быстро и кратко объяснил им план.

— Придумал его старик Токитиро, но мы применим метод «2х4»*.

— 2?

— Х?

— 4?

— Для будущего это обыденный метод. В этой же эпохе замки воздвигаются с нуля на одном месте, что занимает много времени. А метод «2х4» заключается в постройке частей здания, переносе на нужное место и полноценной сборке. Таким образом можно за ночь соорудить укрепление наподобие замка.

— Этот план удачнейший из удачных, но…

Гоэмон наклонила набок голову.

— Как мы доставим такую тяжесть на Суномату?

— Для того и нужна сила твоей группы Каванами. Срубим деревья в лесу в верховьях реки Кисо и изготовим из них необходимые детали, а затем на плотах сплавим их по реке до Суноматы. Речные разбойники справятся же?

В эту эпоху русло реки Кисо немного отличалось от современного, а отмель Суномата прилегала к ней и реке Нагара.

Маэно с остальными зароптали:

— Парень, не проси невозможного. Река Кисо славится быстрым течением!

— Точно, точно! Жизнь важнее!

— Это какие-то причуды, не проси невозможного!

Гоэмон хлопнула в ладоши.

— Мня. Если с помощью быстрого течения устроить транспортировку на плотах из верховья реки, разом окашемся на Суномате. Превосходный план, Сягара-удзи.

— Да, лидер прикусила язычок! — Все подняли восторженный гул.

— Да, это лучшая в мире идея!

— Парень, ты точно гений!

— Мы без колебаний доверим тебе свои жизни!

— У вас своего мнения нет, что ли?!

Итак…

Знаменитая легенда «Замок Суномата за одну ночь» началась.

Сначала в верховьях реки Кисо собираются части заграждений и башен, затем под покровом ночи доставляются водой на Суномату и наконец монтируются — такова великая скоростная операция.

Успех этого плана послужил началу небывалой карьеры Киноситы Токитиро.

Но все ли пройдет гладко?

Если ничего не выйдет, их ждет смерть. А если они и выживут, Нобуна попадет в лапы Асаи Нагамасы.

(В таком случае не будет смысла в моем появлении в этой эпохе… Ее мечта. Я исполню ее. Клянусь.)

Асаи Нагамаса сказал: «Девушкам нужно лишь говорить о мечтах».

Но Ёсихару думал…

Это неправильно. Совсем неправильно.

Девушки на самом деле жаждут не слащавые лживые речи. Настоящий мужчина, чтобы они чувствовали себя хорошо, не должен говорить о мечтах, которые они хотят видеть. Мечты надо претворять в жизнь. Ради этого мужчина должен хладнокровно рискнуть своей жизнью.

Однако план Ёсихару был тяжел для исполнения. Срубить в горах деревья и сделать из них заготовки, чтобы это не заметила армия Сайто… И когда все началось, стало понятно, что такую работу сложно завершить за один день.

— Черт возьми! Как бы мы не торопились, на это уйдет две недели! Неужели название ивента «замок за одну ночь» — не более чем выдумка, добавленная рассказчиком для пущего звучания?! Нам не успеть, Нобуна! — Ёсихару невольно поднял взор к небу, но Маэно с силой похлопал его по плечу.

— Не волнуйся, парень! За одну ночь свалить столько деревьев и собрать все конструкции действительно трудно. Однако в этих горах есть храмы, которые оставили из-за войны! Они заброшены, но тех или иных храмов тут полно. Для нас, группы Каванами, они подходящие убежища!

— То есть?

— Можно разобрать их, отправить на плотах на Суномату и там возвести из них крепость! И с нуля нужно будет изготовить лишь недостающие части!

— Поэтому и выбрали эту гору для работы, — кивнула Гоэмон, свисая с ветки криптомерии.

— Х-х-х-храмы разобрать? А от божественной кары не умрете?

— Парень из будущего боится возмездия свыше, смех один. Ради рода Ода, объединения страны и воцарения боги нас простят.

— А еще ради мечты одной дефуски, Маэно-удзи.

— Отлично, лидер, неплохо сказано!

Справились.

Успели в последний момент, заготовив все необходимое.

Осталось лишь отправить на Суномату и там собрать.

Сердце Ёсихару, который под покровом тьмы вместе с Гоэмон и остальными направился на плотах к цели, колотилось так, что готово было выпрыгнуть из груди.

«Завтра ночью Нагамаса и Нобуна отпразднуют на горе Комаки свадьбу. Времени мало. Точно ли мы заставим замок Инабаяма пасть за день? Это беспокоит».

— Черт, меня колотит.

— Хе-хе. Напиши слово «человек» и шъешь его.

— Быстро сказала, лидер снова прикусила язык!

— Так невыносимо!

— Я стал речным разбойником ради этих моментов!

— Не отвечали бы так шаблонно! Тише, тише!

В эту эпоху у реки Кисо было ужасающе мощное течение, и Ёсихару много раз едва не слетал с плота.

Но Гоэмон каждый раз удерживала его, обхватив руками и заливаясь при этом румянцем, отчего члены Каванами недовольно кричали: «Умри!», «Сдохни, Сагара Ёсихару!», «Обнимашки лидера… У-у-у, как завидно!»

— Сагара-удзи. Вот и Суномата… Давайте соберем крепость до того, как нащьтупит утро.

— Да, парень, построим его на одном дыхании!

— Верно. Теперь будет гонка со временем, — пробормотал Ёсихару.

«Я не сдамся».

Началось.

Замок на Суномате за одну ночь.

Первым делом необходимо соорудить ограждение против атак армии Мино, а уже затем возводить все остальное.

На стороне Ёсихару лишь небольшая группа Каванами. 

Поначалу работы проходили на удивление гладко.

Но потом удача исчерпалась.

Как только на востоке взошло солнце, из замка Инабаяма стали видны укрепления на Суномате.

— Ох, это серьезно!

— Если позволим построить замок, все будет кончено!

Словно цунами, на них с запада и востока обрушилась паникующая армия Мино.

Армия в 1000… 2000… и вот уже числом в 8000 человек.

И при всем этом ни единого подкрепления от Нобуны.

(Старик Токитиро лишь построил крепость, мне же нужно сегодня еще и завоевать замок Инабаяма. Ради этого я должен самостоятельно разобраться с армией Мино, чтобы Нобуна получила возможность напасть на замок Инабаяма.)

Поднявшись на башню, Ёсихару прокричал: «Сейчас решающий момент!» — в то время как посыпались вражеские стрелы, одна из которых едва не оцарапала ему щеку.

— Что делать, парень? Чтобы все закончить, нужно еще около часа!

— Пусть есть заграждения, мы в меньшинстве. А враги атакуют всеми силами.

— Еще немного. Продержитесь еще чуть-чуть и достройте крепость. И тогда Нобуна нападет на опустевший замок Инабаяма.

— Но парень, жизнь-то важнее!

— Да, нужно отступить!

— Отступаем!

В голове Ёсихару раздался насмешливый голос Асаи Нагамасы: «Ни от чего не откажусь… И все-таки для тебя это невозможно. Это детские слова, шутка».

— Сагара-удзи. Я остановлю их! Прощай!

Гоэмон плавно вытащила из-за спины клинок ниндзя и спрыгнула с башни.

Она метнула тадоны и ворвалась в наступающую на заграждения армию Мино.

— Э-э-э, лидер?! Ты позволишь ей умереть?!

— Пусть будут десятки тысяч врагов, я остановлю их!

— Парни! Это лучший шанс вместо речных разбойников стать самураями!

— Где ваше стремление?!

Может, группа Каванами и хороши в партизанской войне, но их лишь сотня.

Кроме того, половины из них строит укрепления. Как бы ни была сильна Гоэмон и ее люди, полное безрассудство сражаться против восьмитысячной армии Мино.

— Стой, Гоэмон, не вздумай умирать!

Ёсихару взял копье и бросился на поле боя, изо всех сил пытаясь уклоняться от вражеских атак и прикрывать бушующую Гоэмон.

Хоть он и ненавидел войны, бросать девочку не собирался.

— Ты не умрешь из-за моего эгоизма!

Кровь в теле Ёсихару бурлила, а энергия из него била ключом.

— Гоэмон!

— Б-берегись, Сагара-удзи!

Выстрел из танегасимы…

Пусть Ёсихару отличный «мастер уклонений», от ружейной пули не увернуться.

«Попадет», — подумал он, закрыв глаза, но пуля загадочным образом так и не достигла цели.

— Уня-я…

Она угодила в Гоэмон, которая закрыла парня.

Ёсихару подхватил девочку, что рухнула, теряя сознание.

— Го… Гоэмо-о-о-он?!

— Сагара-удзи… Ты… в порядке?..

— Гоэмон! Не умирай!!!

— Все нормально… И правда… невозможно получить все…

— Эй, Гоэмон! Ты серьезно? Это же ложь, да?!

— Какой бы выбор ни встал перед мужчиной… ты должен иметь мужество сделать его, Сягара-удзи…

— Гоэмон?

Ответа не последовало.

Обнимая маленькое тело Гоэмон, которая тихо закрыла глаза, Ёсихару зарыдал:

— Не должно быть… этого!

Это отличается от истории, что он помнил по игре.

Был ивент «Замок за одну ночь», но он провалился.

Гоэмон поверила в него и встретила свой конец.

— Я считерил, заранее зная способ построить замок, но все же не могу возвести его за ночь на Суномате?!

Гоэмон умерла.

Я не способен заменить старика Токитиро?

Я не могу исполнить мечту Нобуны?

Чтобы защитить ее мечту, я лишился Гоэмон… Чтобы что-то получить, нужно что-то потерять. Это что, незыблемый закон мира?

Но я все еще жив!

Буду сражаться, не сдаваясь до самого конца. Это месть за Гоэмон!

Взревев, обнимая Гоэмон, Ёсихару попытался в одиночку безумно атаковать 8000 солдат Мино.

— Че-е-е-е-ерт! Сволочи-и-и-и-и-и!

Разве когда не хочешь ни от чего отказываться, в итоге не отказываешься ото всего?

Но в этот момент…

— Та…Такенака Хамбэй Сигетора, в силу долга…Нет, ради более важного, чем долг, — чтобы помочь Ёсихару-сану…

— Зенки прибыл!

— Гоки прибыла!

— Двенадцать дэвов прибыли! Представляться долго, так что опустим это!

— Г-г-г-глава Триумвирата Запада Мино, Андо Иганогами, здесь как союзник паренька Сагары, потому что нет другого выхода… У-у-у-у…

Приведя небольшой отряд людей группы Каванами, которых забирала с собой, Хамбэй, сидя на похожем на пони жеребенке и дрожа, начала раздавать приказы. А кроме призванных сикигами, был и успешно спасенный Андо Иганогами, что привел своих сторонников, которые на Суномате ударили в тыл войскам Мино.

— О-о… Хамбэй, ты и правда предала меня! Мятежница! — прокричал гигант в шесть сяку, пять сунов, стоявший в ставке войск Мино, Сайто Ёситацу, завидев издали Хамбэй.

Но в этот раз та не испугалась и не заплакала.

С легкостью, словно своими руками и ногами, командуя войсками, она боевым порядком восьми триграмм наступала на армию Мино.

— Я в долгу перед вами… но я решила посвятить свои знания и навыки Ёсихару-сану! Пусть меня будут презирать как предателя, я не раскаиваюсь!

В этом храбреце нельзя было увидеть пугливую Хамбэй — в гуще боя словно находился другой человек, полный уверенности и страсти.

Самураи Мино, у которых на веках глаз была выжжена использованная в битвах сила гениального тактика и оммёдзи, свободно призывающего сикигами, дружно потеряли волю к сражению.

Такенака Хамбэй как ребенка дважды разбила Оду Нобуну, которая у Окэхадзамы одолела сильнейшего лучника Токая Имагаву Ёсимото, а неприступный замок Инабаяма захватила лишь с отрядом в несколько десятков подчиненных, так что ее боевая слава в Мино гремела, как гром.

Кроме того, она, спокойно отринув в себе честолюбие и алчность, запросто вернула Ёситацу завоеванный замок, потому ее можно считать легендарным справедливым генералом.

И она же, готовая к тому, что ее назовут предателем, помогала Сагаре Ёсихару, неизвестному генералу рода Ода.

В армии Мино воцарился беспорядок из-за атаки в тыл войсками Такенаки Хамбэй и Андо Иганогами. Сикигами разом ворвались в ставку Ёситацу. Солдаты один за другим теряли дух для борьбы и уже не могли соблюдать боевое построение.

— Даже Андо Иганогами… — проскрежетал зубами Ёситацу, сидя на стульчике. — Андо Иганогами! Я полностью вернул жителям их права и интересы, что отобрал мой отец, а ты вздумал предать?!

— Я… я… я, Андо Иганогами, не собирался восставать! Не собирался, господин! Н-но.. Хамбэй… Хамбэй…

Похоже, после спасения Хамбэй и группой Каванами он, кроме ослабевшего состояния, был также поражен, впервые увидев решимость племянницы, и неохотно присоединился к Ёсихару.

Глава Триумвирата Запада Мино сдался роду Ода!

Это потрясло оставшихся двух членов Триумвирата.

Упертого Инабу Иттэцу, которого в будущем будут называть «Упрямец Иттэцу».

И не имеющего никаких прозвищ, друга Иттэцу, мускулистого Удзииэ Бокудзена.

Эти двое не из тех, кто предал бы своего господина Ёситацу, если бы тот попал в невыгодное положение, ради собственных интересов, но они также боготворили Такенаку Хамбэй. Но это не означало, что они лоликонщики. С помощью своей гениальности Хамбэй дважды отбросила армию Оды, а также бескорыстно вернула Ёситацу захваченный замок. Найди она достойного повелителя, остановила бы беспорядки в Сэнгоку, став «современным Коумеем», — настолько высоко ее оценивали.

Но, к сожалению, Ёситацу был не в силах раскрыть таланты Хамбэй.

Если Хамбэй исчезнет из этого мира, эпоха смут продолжится. Парочка вздохнула.

Вот и ответ.

— Хамбэй, с ее чувством долга, даже осознавая, что находится в меньшинстве, все равно на его стороне. Этот Сагару Ёсихару может стать способным парнем.

— Гляди, гляди, лицо Хамбэй-доно сияет, словно у другого человека. «Спящий дракон» наконец встретил своего мастера и взлетел в небо?

Единогласно вскричав, они одновременно развернули свои армии в сторону Ёситацу.

— Инаба Иёногами Иттэцу Ёсимити тоже присоединяется к Сагаре-доно!

— Удзииэ Бокудзэн Наомото тоже присоединяется к Сагаре-доно!

Таким образом, войска обеих сторон практически сравнялись по силе.

Нет, войска Ёситацу растеряли боевой дух и в большинстве своем оказались в невыгодном положении.

Тем не менее Ёситацу встал, с яростным выражением лица заорав «Это станет местом моей смерти!» И гигант в шесть сяку пять сунов начал одного за другим рубить шедших на него пехотинцев.

Хамбэй верхом на жеребенке миновала гущу, достигнув крепости Суноматы и расположившись в ней. Ёсихару, размахивая на бегу копьем и прикрывая ее, тоже вернулся назад.

— П-парни! Сейчас я установлю вокруг замка защиту, применив барьер восьми триграмм!

— Хамбэй-тян, спасибо тебе огромное! Но Гоэмон…

— Ёсихару-сан, все люди умирают. Скорбеть будем потом… Сейчас мы должны думать о том, как выжить.

Когда Хамбэй прокричала, ее бледное лицо приняло какое-то пугающее выражение.

«Но откуда оно у нее?» — У Ёсихару, который сражался из всех сил, не было времени подумать об этом.

Уже пошла вторая половина дня, а обе армии все теснились на узкой Суномате.

— Я точно не проиграю! Я правитель Мино! Отец и глупая принцесса, не думайте, что получите Мино, пока я жив!

Ёситацу, который гордился своим монстроподобным телом, с дьявольским упорством привел в порядок разрозненную армию Мино.

— Если мы сбежим от врага, что перед нами, Ёситацу нас съест. — Такой страх заставлял солдат Мино сражаться насмерть.

— Ёситацу-сама отказался от человечности и стал демоном. Теперь он ничего не будет слушать.

У Хамбэй уже не осталось сил. Долгий бой истощил ее маленькое тело, отчего она, сидя на стуле, закашлялась.

— С тобой все в порядке, Хамбэй-тян? Если устала, лучше отдохни.

— Нет, здесь важное место для меня и Ёсихару-сана.

— Хоть и так, не издевайся над собой.

Но…

Несмотря на усилия Хамбэй…

Войска Ёсихару понемногу теснили к замку Суномата.

— Госпожа. Вы больше не можете поддерживать все двенадцать дэвов. Они исчезают один за другим.

Зэнки, который стоял позади сидевшей на стуле Хамбэй, объяснил Ёсихару:

— Если призваны все сикигами, ки каждого из них по отдельности слабее. При внезапной атаке это эффективно, но во время длительного сражения результат противоположный.

— Хнык. В тот раз это была лишь случайность — действенный призыв двенадцати дэвов для неожиданного удара внутри замка Инабаяма… Но это не та тактика, которую можно использовать в битве днем.

— Это не ваша вина, госпожа. Упорство Сайто Ёситацу в этой битве какое-то странное. Он отличается от того раза, когда бежал из замка Инабаяма, испугавшись двенадцати дэвов. Я был в полной уверенности, что он покинет поле боя, когда Инаба и Удзииэ перешли на нашу сторону.

— Все из-за танегасим, которых закупили за границей, — пробормотала Гоки, уплетая митараси-данго.

— Мы, сикигами, беспомощны против этого града пуль. Нынешние битвы одна морока.

— Угу. Во время расцвета оммёдо, в эпоху династии Хэйан, танегасим не было.

— Покажешь свой козырь, Зенки?

— Не хватит ки, Гоки. В Мино это сделать невозможно. Все иначе, чем в эпоху Хэйан. А если бы и призвал, его бы не увидели.

— Эти людишки… Забывают о том, чтобы реагировать на божественное.

«Что-то разговор сикигами непонятен», — подумал Ёсихару.

— Зенки-сан. Гоки-сан. Спасибо за ваши труды, но не могли бы вы еще задержать противника на передовой?

— Принято. Возведя барьер, мы, насколько возможно, остановим стрелы и пули армии Сайто. Пока не исчезнем.

— Если исчезните, мы уже не увидимся, Зенки? — внезапно спросил Ёсихару.

Он слышал, что сикигами не могут умереть, но от слова «исчезнем» у него защемило в груди.

— Если госпожа призовет нас вновь — увидимся. Но у нее кончились талисманы, так что в этой битве не получится. Победите человеческими силами. Послушай, Сагара Ёсихару, не сделай напрасной решимость госпожи. Она поверила в твою мечту.

— Да! Можешь на меня положиться!

— Поддерживать фронт неизменным мы сможем совсем недолго. Талисманы для двенадцати дэвов полностью использованы, так что дальше сражайте сами, госпожа, — кивнул Зенки и улетел вместе с Гоки.

— Кха, кха. Ёсихару-сан. Как оммёдзи, я использовала все, что могла. Теперь же мне нужно командовать как тактик, вот только у меня не было времени заранее подготовить различные уловки. Работа тактика — создать условия, чтобы сохранить заданные позиции… И если бы я пришла хоть немного раньше, Гоэмон-сан бы… Простите, простите!

— Все нормально, Хамбэй-тян. Как и сказал Зенки, упорство Сайто Ёситацу абсурдно. Из-за потери Хамбэй-тян и Триумвирата Запада этот парень в шесть сяку пять сунов только разошелся и теперь едва походит на настоящего генерала.

— Я забыла, что это сражение в мире людей, и по старинке полагалась на оммёдо. Возможно, Ёситацу-сама победит… кха, кха…

— Не перенапрягайся еще больше. У тебя лицо совсем побледнело.

«Гоэмон, если будет необходимо, защити Хамбэй-тян, пусть даже придется проливать кровь», — хотел было сказать Ёсихару, но тут осознал — Гоэмон с ними в этой крепости, вот только она мертва. От нее остался лишь труп.

С передовой донесся голос Зенки. Он и Гоки сражались до самого конца, пока они не истратили всю имевшуюся у них ки и не исчезли.

— Ёсихару-сан…

— Хамбэй-тян.

Ёсихару неосознанно крепко обнял Хамбэй.

«Ради своей мечты вслед за Гоэмон потерять и Хамбэй… Я не желаю жить с таким позором. Сколько бы пуль я ни получил, не отпущу. Не сбегу. Я стану ее щитом…» — преисполнился он решимости.

Пока он размышлял, Ёситацу пробился к замковым воротам.

А позади людей Ёсихару раздался знакомый голос…

— Замок Суномата практически завершен! Пустим в бегство армию Мино!

Одетая в иностранную броню, Нобуна первой поскакала вперед.

— Эта девчонка… Почему она здесь? Иди в замок Инабаяма! Что ты творишь?!

А за ней…

— Сибата Кацуиэ явилась вновь, чтобы восстановить доброе имя за провал в постройке замка на Суномате! Следуем за принцессой!

— Дворянин Овари, Цуда Нобусуми, здесь! Сару-кун, грубо оставить меня позади, разве нет?!

— При виде наступления нашей армии Овари войска Мино нервничают. 93 очка.

— …Не позволю обижать Ёсихару. Р-р-р-р!

Мобилизовав все силы, Нобуна со всей армией Овари переправилась через реку и обрушилась на Суномату.

Неожиданный прорыв войск Оды.

Армия Мино дрогнула.

Командовавший солдатами Сайто Ёситацу простонал:

— Быть того не может… Она привела на помощь все войска? И ни отряда не направила в замок Инабаяма?!

Осторожный Ёситацу оставил там внушительный гарнизон. Может, Нобуна и была хороша в сражениях, в осаде крепостей не преуспела. К тому же у нее малочисленная армия. Поэтому, даже если бы Ёситацу разделил войска между Суноматой и замком Инабаяма, он мог бы разбить войска Оды поодиночке — пошаговой стратегией.

Но если так и продолжится, он сам, как генерал, может потерпеть здесь поражение.

И тогда гарнизону крепости останется лишь сдаться Нобуне.

— О… о… Вот что значит «хитрец перехитрил сам себя»?!

Нужно выбрать меньшее зло.

— Прекращаем атаковать Суномату и возвращаемся на защиту замка Инабаяма!

Сайто Ёситацу с тяжелым сердцем отступил.

Построить замок за одну ночь — слишком быстро. Невозможно. Ода воспользовалась колдовством? Или это замысел бежавшего в Овари Досана?

Он заскрежетал зубами.

— Я не умнее объединенного интеллекта Гадюки и глупой принцессы?!

Он во что бы то ни стало хотел показать отцу, который видел в нем лишь «гиганта в шесть сяку пять сунов», что он намного лучший преемник, нежели глупая принцесса Ода.

Называя себя «законным наследником рода Токи» и отменив реформы Досана, Ёситацу обеспечил поддержку жителей, которые так и не приняли Досана, считая его чужаком.

И он считал, что разбирается в военных тактиках не хуже отца.

Но даже так глупая принцесса для него недосягаема?

Мудрец Досан в конце концов оказался прав?

Но зачем тогда его воспитывали как преемника рода Сайто?

Щеки Ёситацу впали из-за кошмарной реальности, которая на него обрушилась.

«Замок Суномата за одну ночь от Сагары Ёсихару» стал легендой.

Все в крепости ликовали из-за победы.

Ёсихару, покрытый кровью и несший Гоэмон, склонился перед Нобуной, которая сидела верхом.

Хамбэй почувствовала облегчение из-за невероятной победы, но сразу воскликнула: «Я-я-я боюсь встречи с Н-Н-Нобуной-сама… Кья…» — и, задрожав, спряталась в башне.

Похоже, ее характер не изменился до конца. А ведь она не жалела себя, когда командовала из лагеря Инабой Иттэцу и Удзииэ Бокудзэном и наблюдала за ходом сражения.

Тем временем Ёсихару набросился на Нобуну:

— Почему ты здесь, Нобуна? Разве я не говорил тебе атаковать замок Инабаяма?! Хочешь выйти за этого Нагамасу?!

— Пф! Я хотела бросить тебя, но внезапно изменила решение. Удача на твоей стороне, Сару.

— Но…

— Я такая же жадная, как и ты. Желаю и построить крепость на Суномате, и захватить замок Инабаяма. По принципу «ни от чего не отказываться».

— Ёситацу оставил в замке войска… И думаю, нас атаковали меньшими силами.

Ёсихару кое-как сохранил жизнь.

Но Гоэмон, которую он нес…

— В любом случае, я закончил крепость на Суномате, как и обещал.

— Вот как… Жаль эту бандитку...

— Да. Люди умирают в боях. Как ужасно.

— Обещаю. Я водворю в мире порядок. И превращу в место, где не будет войн.

— Ты мне что-то обещаешь, но пошел бы хотя бы дождь.

— Сару… это не твоя вина. Виновата я, раз отдала приказ о строительстве. Не унывай.

— А, я знаю. Знаю, но… вода из глаз… все течет…

— Плакса. И ты называешь себя самураем?

Хотя Нобуна и насмехалась над ним, ее глаза тоже заблестели от слез.

Но в этот момент…

Гоэмон, которая лежала на спине Ёсихару, открыла глаза и потянулась.

— Мня-я… Сагара-удзи, быстрее окружите замок Инабаяма. Сейтяс идеальная возможность для атаки.

— А, Гоэмон?! Разве ты не погибла от пули?!

— Синоби на время сражений надевают кольчугу. От одной-то жащитит.

— Что за… Я так волновался! Я думал…

— Хе-хе. Жадный Сагара-удзи хотя бы раз должен «по-нястоящему» почувствовать утряту. Считай это репетицией.

— Нарочно мертвой притворялась?! Но я все равно рад! Дай обниму!

— О-о-отпусти… Обнямадь дев…шек… подо… ст… мня-я-я…

— Не понимаю, что ты говоришь, но я правда рад, что ты жива, Гоэмон!

— Мня-я-я! Сягара-удзи стрянный! Помогитя!

— Собираешься преступно обнимать лидера и тереться о нее щекой?! — Маэда и остальные из группы Каванами столпились около Ёсихару и с огромным удовольствием начали бить его.

— Ау… Ауч… Больно! Эй, Нобуна, хватит смотреть и ухмыляться, награди меня!

Но та достала из рукава хурму и кинула Ёсихару в голову.

— Возьми. Обезьяне хватит и хурмы в качестве награды.

— А-а-а-а-ай! Что это за награда?! Ты серьезно считаешь людей обезьянами?! Где обещанная награда?!

— Не забывайся. Награда была обещана за захват замка Инабаяма!

— Ты сама сюда заявилась, а времени почти не осталось!

— Хмпф! Не желаю слышать жалобы всяких Сару!

Нобуна с довольным видом прищурилась и улыбнулась, продемонстрировав белые зубы.

Давно уже она не улыбалась.

— Пошли, Сару! Если не хочешь отдавать меня Нагамасе, завоюй замок Инабаяма до конца дня!

— Эй! Хоть немного зарплату подними! Скряга! Постой!

И сразу…

Подобно богу грома…

Нобуна поскакала к замку Инабаяма, а Ёсихару побежал следом.

Кацуиэ, которая почти начала подготовку к празднованию, спешно схватила копье и закричала войскам: «Точно, не должно же быть свадьбы с Нагамасой! Л-л-люди, следуем за принцессой! Праздновать будем после захвата замка Инабаяма!»

Хамбэй, робко высунув голову из окна башни, вздохнула.

— Ёсихару-сан действительно занятой человек.

Гоэмон, держа под уздцы пони в ожидании Хамбэй, ехидно улыбнулась под маской.

— А ещё он большой извращенец. Ужасно такому служить, Такеняка-удзи.

— Именно поэтому в моей работе и есть смысл, — рассмеялась та.

Назначенное время свадьбы между Нагамасой и Нобуной приближалось.

— Это последняя битва за Мино! Сегодня замок Инабаяма падет!

Такенака Хамбэй и Триумвират Запада Мино перешли на сторону Оды. А Сайто Ёситацу, который был на грани краха, вернулся в замок Инабаяма, укрепив его оборону. Отважный генерал рода Ода, Сибата Кацуиэ, которая как обычно повторяла неправильные поговорки, говоря «Теперь я восстановлю честь и верну себе доброе имя», молниеносно взяла приступом находящийся на южном склоне горы Кинка форт Дзуйрёдзисан.

После того как армия Нобуны безупречно захватила все форты, что располагались вокруг горы, не тронув лишь замок Инабаяма, ее подножие оказалось охвачено огнем.

Всего спустя полдня Нобуна контролировала 90 процентов Мино.

Оставалось завоевать только изолированный на горе Кинка замок Инабаяма.

Но хоть там подкрепления и не ждали, это не отменяло неприступность крепости.

А обещанное Нагамасе время становилось все ближе и ближе…

Нобуна искривила губы и обратилась к вассалам:

— Мы не успеем вовремя, если будем полагаться на грубую силу. Но если небольшая группа проникнет в замок и откроет ворота, возможно… Есть добровольцы?

— Вероятность выживания лишь 30 очков. Я пойду.

— Ни за что не отдам принцессу Нагамасе! Нападу я!

Нива Нагахидэ и Сибата Кацуиэ обе вызвались в отряд смертников, но Нобуна отказала со словами «Если вы умрете, у меня будут проблемы».

— А-а-а, принцесса точно поручит эту работу Сару~ Так предвзято~ Нет никаких сомнений~

— Кацуиэ-доно, сдайтесь уже. 7 очков.

И Цуда Нобусуми, дрожа, пробормотал: «Я-я-я молод и уже успешно притворялся девушкой. Правда, боюсь взбираться на гору». Но, когда старшая сестра, будучи в плохом настроении, заявила: «Ты не годишься», — отвел взгляд.

Маэда Инутиё уже хотела вызваться, но сидящий рядом Ёсихару остановил ее.

— Хочешь что-то сказать, Сару?

— Не стоило совещаться. Для таких дел я и нужен.

— Хмпф. К счастью, ты выжил на Суномате. Но дважды не везет.

— А-а-а… Так и знала… — застенала Кацуиэ.

— Хоть это и не мой план, но есть способ.

— Правда? А не просто ли ты жаждешь обещанную награду, м-м?

— Ясно... Ты пойдешь, даже если я запрещу.

— А ты хорошо все понимаешь, не так ли?

— Пф-ф-ф-ф. Уверена, ты хочешь пофлиртовать с красавицей номер один… то есть со мной… Ужасный эро-Сару.

— Не… не делай неправильных выводов. Я просто хочу посрамить фальшивого Сару из Оми!

— Как необычно. Я думаю так же. Наверное, дождь пойдет.

Солнце уже начало клониться к горизонту на западе.

Больше не было времени на шутки.

Бросив Инутиё «За мной», Ёсихару поднялся.

— Я сейчас же проникну внутрь и открою ворота, — сказал он напоследок Нобуне и бодро сорвался с места.

(Черт. Совсем не боюсь очутиться в лапах смерти. Я тоже стал весьма неплохим генералом.)

Нацелившись в затылок Ёсихару, который задумался, Нобуна бросила свою любимую горлянку, что висела на поясе.

Она использовала горлянку, на которой было вырезано ее имя, вместо фляги.

— Больно же! Что ты творишь?!

— Пф. На горе Кинка нет источников воды. Замучает жажда, попьешь отсюда.

— Помни. Обязательно выполни обещание о награде.

— Да, если вернешься живым.

Нобуна, прищурившись, дерзко улыбнулась.

Ёсихару, поведясь на это, невольно улыбнулся в ответ.

— А-а-а, Сару и принцесса переглядываются? Что за атмосфера? Сару-у-у. Если посмеешь коснуться губами любимой горлянки принцессы, ты покойник! — дрожа от ревности, прокричала заплаканная Кацуиэ.

Перед тем как отправиться к замку Инабаяма, Хамбэй рассказала Ёсихару о тайных проходах внутрь.

«Южные ворота Нанамагари и западные ворота Хякумагари под охраной. Но если взобраться с северной стороны по обрыву возле реки Нагара к северо-восточным «дьявольским вратам», можно преодолеть вторую линию обороны замка. Но путь по обрыву полон уступов, даже животным бродить там смерти подобно. Все еще желаете отправиться?»

— На Суномате я воспользовалась всеми талисманами, поэтому сейчас бесполезна. В семи-восьми случаях из десяти ожидает смерть. Но…

— Но я должен идти. Ты все рассказала, так как знала, да? Спасибо.

Ёсихару погладил Хамбэй по голове и ушел на военное собрание.

А затем, в одиночку покинув штаб, без колебаний двинулся к «дьявольским вратам».

Чем меньше людей, тем лучше, поэтому сопровождала его лишь Гоэмон.

В конце концов, он рисковал.

— Прости, Гоэмон. За все.

— Не нужно стесняться. Для меня унывающий Сягара-удзи, если Нобуна-доно выйдет за Асаи Нагамасу, дикощть.

— Д-д-да меня Нобуна совсем не волнует! Я просто хочу помешать этому раздражающему бабнику Асаи Нагамасе!

— Хе-хе. Идем.

Взобравшись по единственному обрыву, Ёсихару и Гоэмон стукнулись кулаками.

Хоть у дороги около «дьявольских ворот» и была плохая защита, некоторая охрана все же имелась.

Но эта охрана…

— Р-р-р, р-р-р.

— А-а-а, тигр! Тигр заявился!

— Это тигриная девчонка!

Маэда Инутиё с надетой тигриной головой без особого желания проревела, чтобы привлечь внимание врагов.

Возможно, в душе она немножко дулась, думая: «У-у… Я хотела взобраться на гору вместе с ним».

Назначенное время почти пришло.

— От Сару еще не было сигнала?

Глядя на гору Кинка, Нобуна с раздражением качала ногой.

Про себя она волновалась: «А если Ёсихару умер?» — но вслух говорила: «Ну что за бесполезный Сару». 

Кацуиэ находилась около Нобуны.

— Принцесса! Вон там! Это ваша горлянка!

У второй линии обороны на горе что-то засверкало.

Это была горлянка Нобуны, которую она отдала Ёсихару.

Он привязал ее к концу копья и размахивал ею.

Нобуна вскочила со стульчика и вскинула к небу кулак:

— Это победа, Рику! Сейчас же атакуем!

— У-у-у. Этот Сару… Этот Сару-у! Почему горлянка так блестит? Сару явно облизал ее и вдоволь насладился слюной принцессы! Я убью его!

— Рику! Я решила! Эта горлянка теперь символ Сару!

— Э-э-э? Разве это не сокровище принцессы?! Этот, этот Сару так важен для вас, принцесса?!

Нива Нагахидэ, она же Мантиё, заняла позицию у подножия горы Кинка.

Перекрыв все подступы к воротам замка Инабаяма, она спокойно наблюдала за атакой Нобуны.

— Одно усилие до желания захватить крепость. 100 очков.

Тем временем перед Нагахидэ показалась неизвестная армия.

На флагах красовались три черепашьих панциря рода Асаи.

А во главе стоял юный воин — Нагамаса.

— Я, Асаи Нагамаса, как муж Нобуны-доно прибыл помочь атаковать Мино. А затем мы, как и было обговорено, поженимся прямо здесь.

Он не сообщал, что приедет на помощь. Да и, если посмотреть на его небольшой отряд, в глаза бросалось, что они нагружены вещами, которые скорее для свадьбы. Направляясь на бракосочетание в Овари, Нагамаса узнал, что Нобуна неожиданно отбыла в Мино, чтобы своими силами штурмовать замок Инабаяма. И в панике, что «такими темпами свадьбы не будет», приехал сюда.

Он несомненно славится воровством.

К тому же он тайно способствовал возвращению замка Инабаяма Ёситацу.

Если Нагамаса как можно быстрее не нападет на него, Нобуна может раскрыть эти двуличные интриги.

Поэтому, обычно беспечный, сейчас он на удивление паниковал.

— Что происходит, Нива-доно? Пропустите меня!

Он невольно повысил голос на женщину перед ним.

Но Нагахидэ, все так же улыбаясь, верхом на лошади перегородила Нагамасе дорогу, не давая ему пройти.

— Асаи-доно. У меня, Нивы Нагахиды, приказ принцессы.

— Какой?

— «Это битва Сагары Ёсихару. Если какие-нибудь презренные люди попытаются вмешаться, убей их без всяких споров. Даже если это Асаи Нагамаса».

Мирная и спокойная Нагахидэ начала испускать жажду крови, положив руку на катану, что висела на бедре.

— Е-если ты убьешь меня, Род Асаи и род Ода станут заклятыми врагами!

— Ничего не поделаешь. Принцесса готова к этому. Род Ода зашел так далеко благодаря работе Сагары-доно, готового отдать за нее жизнь. Если его заслуги в последний момент кто-то присвоит себе, Сагара-доно будет об этом сожалеть. Так считает принцесса.

— Хм-м. Хочешь сказать, что свадьба скорее всего не состоится?

— Если Мино падет, в ней не будет нужды.

— Думаете, мы простим это своеволие? Союз с родом Асаи. Как вы тогда намерены завоевать мир?

— Что сказать. Наша принцесса несерьезна и бессильна против милого, но язвительного на язык Сару. Если кто-то посмеет беспричинно навредить Сару-доно, она запросто может бросить вызов и роду Асаи, и всему миру.

Нагахидэ продолжала мирно улыбаться, но исходящая от нее жажда крови ужаснула Асаи Нагамасу, а затем и его окружение.

Если он двинется дальше, она в самом деле убьет его.

— Невозможно… Построить крепость на Суномате за одну ночь, завоевать замок Инабаяма… Невероятно…

Он воспользовался всеми способами. Даже подлыми. Но, когда он услышал, что похищенный Андо Иганогами сбежал с помощью речных бандитов, у него появилось предчувствие. В конечном счете Нобуна и Сару победили его.

Осознав свое поражение, Асаи Нагамаса отказался от дальнейшего продвижения.

А что касается похищения Андо Иганогами, он оставил на Суномате умело написанную отговорку. Даже если Нобуна обвинит его, он сумеет оправдаться.

Но главное, чтобы Сайто Ёситацу не проболтался об их тайных сговорах.

Кроме того, договор о политическом браке с Нобуной еще не отменен. Если она и захватит Мино, не расторгнет помолвку в одностороннем порядке из-за долга правителя.

— Уведите солдат, Нагамаса-доно.

— Я понял. Но, придя в Мино издалека, я хочу по крайней мере получить ответ Нобуны-доно, прежде чем вернуться. Состоится или нет наш брак и союз с родом Асаи? Это должно решиться сегодня.

— Да будет так. После побед остается обида. Скоро сражение завершиться. А затем мы с хатамото* вернемся в ставку.

«Я еще не отказался от своих замыслов присоединить род Ода и завоевать мир!» — проговорил про себя Нагамаса, стерпев унижение, и кивнул.

Ёсихару вышел победителем в этом споре.

Превращение Инутиё в Торатиё* и ее беготня по горе возымели успех. Солдаты с криками «Здесь тигр!» убежали, оставив звериную тропу на северо-востоке свободной. Несмотря на обилие ссадин, Ёсихару каким-то чудом взобрался по ней наверх, чуть ли не напевая «Чертов Нагамаса, остановлю тебя, остановлю тебя», и под покровом сумерек пробрался во вторую линию обороны замка.

Прямо перед проникновением Гоэмон разбросала тадоны, устроив неразбериху среди солдат, после чего открыла изнутри ворота для Ёсихару. Он пробежал через дымовую завесу, взобрался на возвышенность, которую позже будут называть «Скала Тэнгу», и, привязав к копью горлянку, что получил от Нобуны, поднял ее к небу в самый пик зари.

И спустя некоторое время…

— У-у-у, чертов Сару-у-у. — Заплаканная Сибата Кацуиэ, орудуя копьем словно демон, с силой пробилась через ворота и захватила внутреннюю часть замка.

Ёситацу, который заперся в здании, находящемся в центре горы, был поражен флагами армии, что развевались повсюду внутри крепости, и со словами «Все кончено» наконец решил сдаться.

Нобуна исполнила желание своего отца Нобухидэ, завоевав Мино.

Став новым правителем, она первым делом отправила гонца в Овари к Гадюке Сайто Досану с сообщением: «Немедленно приезжай в Мино».

Поскольку Триумвират Запада Мино примкнул к роду Ода, беспорядки в Инокути свелись к минимуму. Долгое время Мино находилось под управлением Гадюки Досана. А так как он был из числа торговцев Инокути, город этот развивал с особой тщательностью. Благодаря тому, что влиятельные члены Триумвирата поддерживали Гадюку, Нобуну приняли как господина, и все вернулось на круги своя. Нет, так как она усиленно проводила отмененные Ёситацу «Ракуити» и «Ракудза», город продолжит развиваться после некоторого застоя.

К тому же слухи, что глупая принцесса — задира, оказались ошибочными. Армия Оды была дисциплинирована. А так как Нобуна провозгласила: «Тех, кто будет неподобающе относиться к жителям, обезглавят», — никто из солдат Овари из-за страха перед ней этого не сделал.

— Я слышал, что принцесса отвратительна, но на удивление она мудрый правитель.

— Когда Нобуна-сама проехала мимо, меня поразил ее аромат.

Все жители Инокути приветствовали Нобуну.

Над замком Инабаяма и Инокути, где появился новый господин, наступала ночь.

Примечания

  1. Характерная для японской архитектуры открытая галерея, огибающая дом с нескольких сторон. Аналог террасы.
  2. Игра слов. «План» и «Вал/забор/ограждение» звучат на японском одинаково.
  3. Также называют «бисёдзе игрой». Вид визуальной новеллы, где все происходит вокруг большого количества женских персонажей.
  4. Традиционный японский наряд незамужних девушек и невест, кимоно с длинными рукавами.
  5. Метод строительства деревянных каркасных домов. 2х4 — общепринятые размеры используемых при этом необработанных пиломатериалов.
  6. Самурай в прямом подчинении сегуна.
  7. Образовано от «тора» (японское слово «тигр») и «тиё» (от Инутиё).

Комментарии