Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 2. Такенака Ханбэй вступает в бой!

Ответ на предложение Асаи Нагамасы Нобуна отложила, сказав: «После захвата Мино», — так как считала это более важным.

Хотя «вне зависимости от того, выйду или нет за Нагамасу, но отсрочка ответа не помешает нападению на Мино» — отличный политический ход, сама Нобуна не очень желала замужества.

В любом случае, это первое предложение руки и сердца в ее жизни, потому она не понимала, как на это реагировать.

Но взглянув на Ёсихару, который решил не думать об этом, пока не отличится в Мино, она…

— Хотя они оба Сару, почему наш Сару так сильно отличается от Саруясямару из Оми? Ах-х-х, все-таки следует согласиться на предложение.

…начала его оскорблять.

А когда Нобуна такая, в ответ обычно…

— Пф-ф. Брак или еще что, как тебе угодно! Если сможешь!

…Ёсихару отвечает тем же.

Каждый раз любой может видеть, что у Нобуны плохое настроение.

Нива Нагахидэ, Сибата Кацуиэ и остальные слуги чувствовали себя неловко.

Тем временем Нобуна созвала в главном зале Киёсу своих вассалов.

Собрание уже знало, что будет обсуждаться.

— Начнем покорение Мино.

Единственная тема.

И каждый из собравшихся…

— Наконец-то пришло время завоевать мир! Аж руки дрожат.

Это был первый советник даймё, человек с широкой душой, Ёсихару оценивал ее грудь размером G, чем можно гордиться, — Сибата Кацуиэ.

Ее детское имя «Рику».

Изначально ее должны были звать «Гонроку», но ее плоская грудь с возрастом начала сильно расти, потому она подумала «Гонроку — это не мило», так как ей не нравилось, что оно не подходит для ее суровости, и сменила имя на «Рику».

Но она сильнейшая девушка Овари не только грудью, но и владением копьем.

Служа брату Нобуны, Нобусуми, Кацуиэ хотела стать генералом в подчинении у Нобуны, и только это ее сильно мотивировало.

Кстати, ее любимая еда — мисо никоми удон. Она съест с мисо что угодно, даже ледяную стружку или уиро.

— Замок Инабаяма Сайто Досан спроектировал как неприступную горную крепость. Его тяжело захватить. 33 очка.

Нива Нагахидэ, юная вассал-генерал Нобуны.

Обычно учтивая, она словно старшая сестра Нобуны. Редко переставала улыбаться, меняя спокойный характер в угоду личным чувствам.

Скромная, но незаменимая для рода Ода, семья звала ее «Комэ-городза». Ее таланты настолько же незаменимы для рода, как и рис. Но кроме этого имени ее называли и «Городза», в то время как Нобуна любила величать Нагахидэ именем той эпохи — «Мантиё».

По каким-то причинам она привыкла присуждать всему очки.

У Нагахидэ нет ни любимой еды, ни той, которую она не любит.

— Ха-ха-ха-ха! Оставьте это мне, Кандзюро Нобусуми!

Цуда Нобусуми — также известный, как Кандзюро.

Родовитый младший брат Нобуны, чертами лица похожий на нее, самопровозглашенную «первую красавицу Овари».

Его любимое занятие — веселье со своими телохранителями-девушками.

Гордится переодеванием в ойран, ведь даже неумело делая это, выглядит соблазнительнее, чем девушка.

Раньше по обыкновению восставал против Нобуны, но сейчас служит ей. Но у него нет сообразительности генерала, в отличие от элегантности модника, и чтобы стать воином, тренируется под руководством Сибаты Кацуиэ.

Потому на нем, как на мужчине, постоянно ссадины и синяки.

Его любимая еда — уиро, которым в детстве при возможности его кормила Нобуна.

Сейчас Нобусуми горит желанием распространить то уиро из Нагои, на котором вырос.

— …Вновь вернувшаяся Маэда Инутиё готова к службе у принцессы.

Нынешний помощник, Маэда Тосииэ, известна как Инутиё.

Для Нобуны как младшая сестра. Молчаливая, но на удивление сильная.

Несмотря на мелкое телосложение, умело владеет копьем.

Инутиё зарубила слугу Нобусуми, и потому ей на некоторое время пришлось скрыться, но она вернулась во время битвы при Окэхадзаме, надев выделяющиеся кимоно и шапку в виде тигриной головы.

Внезапное превращение скромного человека в столь эффектно выглядящего взбудоражило слуг рода Ода.

Что же случилось, пока она путешествовала?

Как говорила сама Инутиё: «Потеряв себя, в путешествии заново искала себя».

«Возможно, она наполовину стала зверем, скитаясь и выживая на равнинах», — сказала Нагахидэ о ней.

На улицах уже известно, что Инутиё — соседка Ёсихару в районе Пятилистной Аралии Киёсу.

Она беспокоилась о Ёсихару, который переместился из современной Японии и почти ничего не знал об этом мире.

Для него Инутиё верный товарищ. К сожалению, у нее маленькая грудь (слова Ёсихару).

Любимая еда, как и прежде, — уиро, которое получает в награду от Нобуны.

— Я совершу великий подвиг и потом пресеку предложение Нагамасы!

Человек, угрожающе проговоривший это с блестящими глазами, — Сагара Ёсихару.

Известен как Сару.

Ученик старшей школы современной Японии, неведомо чем перенесенный в Овари эпохи Сэнгоку.

Обычно в таких случаях паникуют, но Ёсихару был нахальным и к тому же фанател от игр о периоде Сэнгоку, потому, полный интереса и радости, уверенно заявил: «Я прибыл из будущего! Я помогу Нобуне!»

Спасенный на поле боя Киноситой Токитиро (изначально он должен был стать Тоётоми Хидэёси), по своему усмотрению решил с помощью знаний игр о эпохе Сэнгоку помочь Оде Нобуне покорить мир.

Его мечта — наследовав цель Токитиро, флиртовать с красавицей номер один в мире.

Не то чтобы не любит еду Нагои, но каждый день есть мисо ему трудновато.

Нацелен с помощью своей сообразительности отметиться при захвате замка Инабаяма, после чего, подшучивая над Нобуной, сказать: «Останови свадьбу с Нагамасой».

Ёсихару нашел кучу причин, но если посмотреть со стороны, он просто похож на парня, который забыл о разнице в статусах между ним и Нобуной и ревнует к Нагамасе.

— Что ж. Замок Инабаяма, который я построил, не так уж легко захватить.

Нашедший убежище в Овари крестный отец Нобуны, Сайто Досан.

Старик-бабуин, также известный, как Гадюка.

Возвысился, будучи торговцем маслом в Кио, всю жизнь захватывая Мино и став даймё, но к этому времени уже постарел.

Вверил свои мечты о захвате мира глупой принцессе Овари Оде Нобуне и написал ей «Документ передачи Мино», а после мятежа приемного сына, Сайто Ёситацу, на плотах переправился из Мино к ней, хотя должен был погибнуть в бою на реке Нагаре.

Погибшего на Нагаре в истинной истории Досана спас Сагара Ёсихару.

Ёсихару оптимистично думал: «Раз старик Досан здесь, захватим Мино сейчас же», — но этот самый Досан лишь с хмурым лицом открывал и закрывал бумажный веер.

Он уже миновал шестидесятилетие, и после прибытия в Овари его тело все слабело, потому побеждать течение времени не было разумным. Но хоть раньше он скрывался в тени и назывался бандитом Гадюкой, ему пришлось выглядеть добрым дедушкой своей приемной дочери Нобуны.

Нагахидэ предположила, что в этом сражении ему доверят защиту Киёсу.

— Сильнейшая конная армия Японии под предводительством могучего «Тигра Каи», Такэды Сингэна, быстро увеличивается. Мы не можем тратить много времени на захват Мино!

И наконец, глава рода Ода, властитель Овари, Ода Нобуна.

Детское имя — «Кичи».

По городу она ходит похожая на дурочку, но те, кто видел ее в парадном одеянии, называют первой красавицей Овари.

После того как Нобуна разбила в битве при Окэхадзаме даймё Суруги Имагаву Ёсимото, ее авторитет возрос по всей стране, и теперь все наблюдают за ее силой даймё эпохи Сэнгоку.

В детстве, после смерти отца, Оды Нобухидэ, она унаследовала пост главы рода, а затем с боями начала продвижение с востока на запад, чтобы во славу своим грандиозным амбициям «покорить мир» и воцарить спокойствие в Сэнгоку, прекратив междоусобицы.

Очень любит зарубежную культуру, потому полученный от миссионера глобус для нее сокровище.

Всегда носит аркебузу.

Водворив мир в Японии, Нобуна смогла бы отправиться в путешествие по семи морям, чтобы стать партнером зарубежных стран. Только у нее была такая мечта, которую не понял бы никто, кроме человека будущего Ёсихару.

Ее любимая еда — тебасаки Нагои.

Но, получив предложение руки и сердца от Асаи Нагамасы из Оми, она потеряла спокойствие.

И поэтому, если Ёсихару находился рядом, Нобуна снова поднимала разговоры о браке, чтобы поссориться с ним.

— Вероятно, она надеется, что Ёсихару-доно остановит эту свадьбу, — прокомментировала Нагахидэ.

Но Ёсихару не показывал характер, решив для себя «пока не совершу подвиг, не вмешаюсь» и открыто не возражая против замужества с Нагамасой. И это плохо воспринималось Нобуной: «Почему он так себя ведет? Он решил для себя, что ему безразлично, за кого я выйду замуж?» И с каждым днем становилось ясно, что ее настроение ухудшается.

Все генералы рода Ода собрались (хотя положение Ёсихару все еще оставалось низким), и в конце концов в этот день Нобуна отдала официальный приказ о завоевании Мино.

Жуя огромные тебасаки и разворачивая ногами карту Мино, она объявила своим слугам: «Покорим Мино».

— Справедливость с нами, родом Ода! В наших руках «Документ передачи Мино» Гадюки, и у нас есть отличное правое дело вернуть моему крестному отцу, Сайто Досану, замок Инабаяма. Сайто Ёситацу — мерзавец, который забрал Мино, свергнув своего отца Досана.

— Но в основном жители Мино официально признали Сайто Ёситацу. Сложно разрушить такое единство. 20 очков, — заявила Нагахидэ.

Досан же, попивая чай, грозным голосом произнес:

— Изначально я захватил Мино и стал главой рода Токи. И хотя я воспитал Ёситацу, по слухам, он в действительности в родстве с покровителями Мино — родом Токи. И потому для жителей Мино предатель — я. Столь легко прорвать оборонительные рубежи не выйдет.

Да. Сайто Ёситацу — тот, кто назвал себя законным наследником покровителей Мино — рода Токи и изгнал Досана.

Раньше Досан был вассалом рода Токи. Однажды, получил в жены, как награду, наложницу господина — Миёсино. Она родила ему Ёситацу, но подсчет дат привел к тому, что ходили толки, будто он ребенок из рода Токи, а не Досана, и даже Досан это признавал.

Покоряя Мино, он, чтобы успокоить жителей, сделал Ёситацу наследником и сказал: «Он из рода Токи».

Но несмотря на такой политический ход, одна фраза «Все же отдам Мино прекрасной Нобуне-тян» разрушила все, и Ёситацу изгнал Досана…

— У нас с Ёситацу издавна разногласия. Он отличается от того красавчика, каким я был в молодости. Он похож на толстую даруму* ростом в шесть сяку пять сунов*. Я люблю красоту! Никто не будет правителем Мино, кроме Нобуны-доно!

«Такое запарное дело… сохранить этому бабуиновому старику немного хороших отношений с Ёситацу», — подумал Ёсихару, не выказав лицом эмоций.

— Шесть сяку пять сунов, сказал Гадюка. Сайто Ёситацу неожиданно умело правит жителями Мино, так?

— В прежнее время я по собственному усмотрению проводил реформы одну за другой, и в итоге жители стали плохо говорить обо мне. И если кто-то будет в настроении отменить их, то ему скажут, что он мудрый правитель, Нобуна-доно.

— Пф. Реформы…

— Разве Нобуна-доно не проводит эксперименты в Киёсу? Создание новой городской политики.

— А, Ракуити и Ракудза*. Сперва эту реформу начал ты, Гадюка. Но вышло не очень хорошо.

— Да. Я упразднил старые привилегии дза, чтобы люди могли устраивать свободную торговлю. Я был торговцем, поэтому осознал, что, чтобы люди жили спокойно, а страна развивалась, нужно развивать торговлю.

Дза — средневековые организации под покровительством даймё, храмов или святынь, которые представляют собой старые союзы торговцев и промышленников, взаимодействующие с жителями, и которые монополизировали рынки (торговлю). «Ракуити» — политика сокращения привилегий дза, а «Ракудза» — еще более радикальная политика упразднения самих дза.

— Но если налоги и взятки прекратили поступать в дза, должны были сократиться и доходы жителей, которые взаимодействовали с дза.

— Вроде того. В итоге жители Мино были раздражены из-за жажды совместных доходов и прежнего влияния. Вот почему Ёситацу из-за давления людей, противящихся свободной торговле, возвратил дза привилегии и вернул все в прежнее русло. Такое развитие привело к тому, что оживление Инокути вновь прекратилось, — сурово сказал Досан.

В свое время у него были надежды на наследника, но у заурядного Ёситацу не хватило терпения.

В любой эпохe передовым реформам противостояли консерваторы, в ряды которых входило большинство.

— Если кто-то хочет объединить Японию, раздираемую междоусобицами, он должен для начала гарантировать свободное передвижение по дорогам и сделать возможной свободную торговлю! Само собой, дза подлежат устранению, а заставы на границах — ликвидации!

Хруп

— Гадюка, твоя спина странно изогнулась, ты в порядке?

— …Кха-кха-кха. Похоже, я немного перестарался с криком. О-о, спина…

— Однако, Досан-доно, замок Инабаяма и Инокути спроектировали же вы? Разве вы не обдумали способы захвата? — оптимистично проговорила Кацуиэ. — Покажите, Досан-доно. По виду замок Инабаяма неприступен, но у него же есть уязвимое место?

— Это, Кацуиэ-доно... Такое сейчас…

— Ч-что сейчас?

— Сейчас замок Инабаяма не захватить. Даже с моей изобретательностью не найти способа взять его. Даже «Тигру Каи» Такэде Сингэну и «Богу войны Этиго» Уэсуге Кэнсину не по силам сокрушить нынешний замок Инабаяма.

— Ч… что?!

— Гадюка, это правда?

— Это серьезно. 12… нет, 3 очка.

— …Что делать, Ёсихару?

— Инутиё, пока что паникуй!

— …А-а-а… а-а-а…

Все зашумели.

Они думали, что раз Досан с ними, все отлично! Что захват Мино будет чем-то простым.

Замок Инабаяма был спроектирован и построен лично Сайто Досаном как горная крепость.

Он представлял собой природно-укрепленный пункт на горе Кинка, откуда открывался величественный вид на Инокути. По всему гребню горы создали оборонительный рубеж, а внутреннее защитное кольцо горделиво возвышалось в 330 метрах от земли, если говорить современными мерами.

Кроме того, с северной стороны горы протекала река Нагара, а с южной — Кисо, которая являлась границей с Овари и служла естественной преградой для чужой армии.

К тому же при нападении врага Инокути, по проекту талантливого Досана, можно было превратить в оборонительное сооружение.

Предыдущий глава Ода, Нобухидэ, раз за разом атаковал замок Инабаяма, но из-за дьявольской изобретательности Сайто Досана, а также того, что город, реку и гору объединяли в естественное укрепление, отступал.

Например, в битве при Каногути Нобухидэ потерпел сокрушительное поражение, когда Сайто Досан рассеял его армию на всей ее протяженности. Сам же Нобухидэ, потеряв 5000 солдат, в одиночку с трудом вернулся в Овари.

Хотя память о той разбитой армии хранил каждый в роде Ода, уверенность в том, что «в этот раз мы завоюем Мино», стала возможной благодаря армии Сайто Досана, некогда грозного противника, а теперь крестного отца Нобуны.

— Подумайте, Кацуиэ-доно. Если бы я сам мог захватить замок, то не проиграл бы на Нагаре столь жалко такому, как Ёситацу.

— Е-если то, что вы говорите, правда… В-все же как, несмотря на малочисленность войск, Досан-доно потерпел поражение от армии Ёситацу? Хоть он ваш сын, эмоции не должны помешать взять над ним верх.

— Верно. На самом деле…

— На… на самом деле?

Похлопав по больной спине, Досан объяснил суть:

— …В подчинении у Ёситацу есть гениальный стратег, гораздо лучший, чем я. Досадно, но он неодолим для меня.

— Гениальный стратег?

— Такой в Мино… нет-нет, возглавлять армию должен Досан-доно. — Кацуиэ и остальные в сомнении наклонили голову.

— Мино скрывало гениального стратега… Не помню, чтобы слышала о нем, Гадюка.

— Хо-хо-хо. Неудивительно, что никто не знал. Она не любит показываться на людях и все время скрывается… Ее зовут…

— Такенака Ханбэй, так? — все поняв, быстро произнес Ёсихару.

— Эй, парень! Я с таким трудом развивал этот разговор… Оу, спина… спина, больно!

— Ты знаешь ее, Сару?!

— Кто не знает знаменитого гениального стратега Сэнгоку! Его интеллект в 98 единиц — лучший и без итемов!

— Опять Сару-язык. Что за «ай… тэ… юмэ»*?

— Выставлять очки людям — моя прерогатива.

Прошептали Нобуна и Нагахидэ.

— Э… э-э-э, разве не Такенаку Ханбэя называют «современный Коумей*»? Почему никто не знает?!

— Я не знаю!

— …Кто такой Коумей-сан?

— Сару, ты на самом деле шпион Мино?

— Эй-эй, последнее излишне, Нобу.

— Как грубо! Не фамильярничай, Сарусуке.

— Грубая здесь ты.

Досан рассмеялся:

— Хо-хо-хо-хо. Вот он, умнейший парень рода Ода. Все верно, Такенака Ханбэй не любит быть на публике, потому она никому не известна. Втихомолку я зову ее «Спящим драконом».

— «Спящий дракон» — скрывающийся дракон. По легендам так называли великого тактика Сёкацу Рю Коумея*, упоминавшегося в «Троецарствии». Все-таки Ханбэй — гений, как и Коумей?

— Что за самомнение у чертового Сару от того, что хорошо знает классику Китая. — Нобуна искривила губы.

— Именно. По правде, в Японии скрываются два гениальных стратега. Если сможешь стать их союзником, с легкостью завоюешь мир. Первый — «Спящий дракон», Такенака Ханбэй из Мино. Она одарена с рождения и может в мгновение возвыситься до самих небес. Другая — «Юный феникс», дитя феникса. Пока она растет неумелой, но со временем ее талант расцветет подобно фениксу. Ее фамилия…

— Курода Камбэй, верно, старик?

— О-о-о, этот парень постоянно раскрывает новое в моем драгоценном повествовании! — застонал от досады Досан.

— Ёсихару-доно. Ты точно умнейший парень рода Ода!

— Нет, нет. Они обе знаменитые военачальники, известные по играм о Сэнгоку… Мне хочется извиниться от таких похвал. Стыдно, ведь я только играл в игры.

— М-м-м. Этот призрачный свиток «Сэнгоку гейму», расходящийся по стране обезьян, действительно жуткий.

— Я не из страны обезьян! — крикнул Ёсихару.

— Да, страна обезьян развилась просто случайно, ты не можешь быть умнейшим. Гадюка, Такенака Ханбэй такой поразительный стратег?

— Очень даже. Для меня и Нобуны-доно она худший противник.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, не факт, что объяснение как-то поможет вам понять, Нобуна-доно… Для такого рационалиста, как я, проще поверить, что она человек с необычными способностями.

— Человек с необычными способностями… Подозрительно.

— Такенака Ханбэй не просто стратег, она оммёдзи. И знает традиционные тактики стран, которые практически утрачены.

— Разве у оммёдзи популярным в Киото в старый период Хэйан было не гадание? Такие люди еще существуют? — спросила Нобуна.

Еще со времен периода Муромати родовитые покровители-даймё до сих пор прибегают к гаданию оммёдзи, чтобы решить, в какой день атаковать. Нередко наемникам-оммёдзи приказывали наложить проклятие на вражеские силы.

Но все же обретающие влияние даймё Сэнгоку Сайто Досан и Ода Нобуна не обращали внимания на такие ненаучные военные законы и скорее были за ограничение авторитетных методов, основанных на старой системе гадания оммёдо. Предпочитая скорость, они выигрывали войны, в любой момент используя преимущества своих армий — быстро перемещали войска, словно молниеносные лорды.

Поэтому Нобуна так неожиданно и проговорила, когда Досан расхваливал Такенаку Ханбэй, называя «гениальной» до сих пор существующую средневековую оммёдзи.

— В эпоху людей с запада такой тактик мне не противник. Это не более чем игра на публику.

— Пока не увидишь — не поверишь. Однажды ты поймешь, увидев ее игру. Но узнав, лишишься головы.

— Не узнаешь, пока не попробуешь! Немедленно выдвигаемся к Мино! Я своими глазами увижу, какова Такенака Ханбэй!

Нобуна лихо вскочила и в одиночку выбежала из помещения.

Ничего необычного.

— Подожди! Ты не пойдешь сражаться одна!

Ёсихару и Инутиё, волнуясь, бросились следом.

Однако…

В это время Ёсихару одолевали плохие мысли: «То, что было при Окэхадзаме, не сработает».

А тут еще и Досан, являющийся смотрителем замка, окликнул его и дал совет:

— Парень, Нобуна-доно, скорее всего, потерпит поражение. Только не говори ей, но можешь одолжить мне 50 людей из группы Каванами?

Ёсихару мягко кивнул.

— Вернем же Мино моему крестному отцу Досану!

Командуя тысячей солдат Овари, Нобуна под покровом ночи вторглась на территорию Мино, перейдя вброд реку Кисо.

Она нацелилась на Сайто Ёситацу, который засел в замке Инабаяма.

Войска Мино попытались перехватить врагов, но армия Нобуны отбила все атаки. Ничто не могло сдержать силу этого прорывного вторжения.

Войска Овари считались в Токае* слабыми, а их господин Нобуна — глупой принцессой.

Не так давно люди презирали их.

Но силы Нобуны, чудом одержавшие победу в битве при Окэхадзаме, воодушевились успехом...

— Наша принцесса, может, и глупая, но на самом деле она герой.

— Я тоже видел и слышал. Я плакал… плакал, когда в ночь перед битвой при Окэхадзаме принцесса, готовая пасть в бою, пела и танцевала «Ацумори».

— И я. Это было неописуемо красиво.

— Ради прекрасной принцессы даже через огонь и воду…

…отчего преисполнились боевым духом даже нерешительные солдаты Овари.

Во все времена парни таяли при виде милых женщин.

Разумеется, в авангарде главный генерал армии Ода — Сибата Кацуиэ.

В центре личная охрана Нобуны — Нагахидэ и Инутиё.

В арьергарде называемый слабейшим в Овари — Цуда Кандзюро Нобусуми.

Обычно Кацуиэ выступала его помощником, но Нобуна, беспокоясь, что он вряд ли будет полезен в боях с сильной армией Мино, отправляла его в тыл.

К войскам Нобусуми присоединился и Сагара Ёсихару.

Поскольку он все еще неумело ездил верхом на лошади, Ёсихару восседал, держась за спину Гоэмон.

— Почему я в арьергарде?! Я должен показать свой боевой дух, став первым в этом сражении. Досадно.

— Ничего не поделаешь. Сагара-си должен пливыкнуть к верховой езде, а то я волнуюзь и не могу шмотреть на его умения.

— Действительно, но по достижении драгоценного звания генерала не будет смысла ездить верхом на лошади в бою.

— Что ж, мы благополучно пересекли реку Кисо. Враги растоптаны, так что можно заночевать в окрестностях и отдохнуть, — весело рассмеялся Кандзюро Нобусуми, выравнивая лошадь рядом.

— Ты наивный, Нобусуми. Разве не нанес Досан сокрушительный удар твоему отцу, Нобухидэ, воспользовавшись моментом, после того как тот разбил лагерь для отдыха посреди вражеских земель? Мы не должны предоставлять врагу шанс, нападая безрассудно.

— Отец был обманут Гадюкой Мино. Сейчас Досан защищает в нашем тылу Киёсу, и если сравнивать с ним нынешнего врага, Сайто Ёситацу, то он более податливый. Но каким бы гигантом в шесть сяку пять сунов он ни был, ум обошел его тело стороной. Я же, в отличие от него, красив и изящен. Истинный аристократ Овари. Ха-ха-ха-ха.

«Вот же оптимистичный парень», — подумал Ёсихару.

— О, туман появился… Он плотный, Сару-кун.

— Так поздно ночью, странно… Дальнейшее продвижение невозможно.

Похоже, Нобуна в центре решила остановиться.

Авангард Сибаты тоже прекратил движение, и вся армия разместилась в месте, называемом «Нагамори».

Уже перед глазами должен был показаться Инокути с возвышающимся над ним на горе Кинка замком Инабаяма. До него оставалось четыре километра.

Но тьма ночи и туман перекрыли обзор, и теперь в тридцати сантиметрах впереди ничего не было видно.

(Кстати, во время сражения Досана и Ёситацу на реке Нагаре тоже появлялся густой туман.)

Ёсихару ощутил странное беспокойство.

В тот раз благодаря туману мы тайком подобрались к ставке Досана. Тогда я посчитал это удачей, но если тот туман возник не случайно, а был кем-то создан, чтобы Досан не мог свободно командовать…

Невозможно.

Может, в период Хэйан и хозяйничали злые духи, но в разгар нынешней эпохи Сэнгоку не должно существовать магов, по желанию контролирующих туман.

(Даже в высоко ценимой Сэнгоку-SLG* «Nobunaga's Ambition» отсутствовали магические отряды, как в РПГ. Исход сражений в Сэнгоку определялся количеством солдат, вооружением и навыками командующего.)

Ёсихару все говорил сам с собой.

В этот момент…

Со всех сторон одновременно раздался боевой клич.

Из леса, из-под насыпей и из деревень под звуки гонга резко высыпали прятавшиеся солдаты Мино, атакуя армию Оды.

— Черт, засада!

Под повторяющиеся звуки гонга засада ринулась вперед, словно по коронному приему супер-тактика Коумея из «Троецарствия».

— Ч-ч-что происходит, Сару-кун?!

— Мы недооценили армию Мино. Они проигрывали малыми группами намеренно, чтобы заманить нас в «Нагамори»! Возможно, из-за густого тумана Нобуна не заметила, что это превосходное место для опасной западни.

— Э-э-э?!

— У меня уши онемели! Не кричи так громко, Нобусуми!

— Привычка рода Ода! Ужасно, если мы не доложим сестре…

— А-а, мы так будем разбиты!

Враг появлялся буквально отовсюду.

С востока и запада доносился гонг, и чтобы усугубить панику и довершить разгром, они стали бросать копья в мнущихся на месте воинов Овари.

— А-а-а! Невероятно, армию Овари, сокрушившую Имагаву Ёсимото, так легко одолели?! Е… е… если не защищу сестру, она…

— Успокойся, я иду к Нобуне! Нобусуми, любой ценой успокой отряд и выполняй задачу арьергарда! Остерегайся засад и обеспечь пути отхода!

— Понятно, Сару-кун, я направлю людей сестры к мелководью реки!

— Выдвигаемся к принцессе, Сагара-си.

Гоэмон вместе с Ёсихару пустила лошадь вскачь.

Синоби хорошо видят в темноте.

В этом мраке и особенно тумане, чтобы достичь центра армии, где командовала Нобуна, правильнее всего было мчаться по прямой.

Но когда Ёсихару прибыл к Нобуне, войска уже были на грани поражения.

— Что происходит? Что за туман? Одни проблемы!

— Нобуна, мы попались в ловушку Такенаки Ханбэй! Сейчас нужно храбро отступить!

— Засада исчерпала себя, разобьем их!

— Нет, враги все прибывают.

— Что? Еще не конец?!

— Ханбэй расставила людей в разных местах! Из-за тумана снизилась твоя сообразительность!

Быстрее, чем Нобуна договорила, повалили вторая, третья волны нападающих.

— Тц… Я… я не верю в призраков и что-то подозрительное вроде оммёдзи! Туман лишь случайность, случайность!

— Можешь отнекиваться от поражения сколь угодно, но только когда вернешься в Киёсу живой!

— Я… я… я не отнекиваюсь! Сару, ты на чьей стороне?

Преследующая их армия Мино выглядела величественной.

Но едва люди Нобуны подумали, что выбрались из засады, из белого тумана на них навалились четвертая и пятая волны нападавших.

Едва они подумали, что кровавый путь копий Сибаты Кацуиэ и Инутиё открыл Нобуне дорогу к безопасному месту, под звуки гонга их атаковали шестая и седьмая волны.

— Принцесса, это «Засада с десяти сторон»! Если так продолжится, мы будем уничтожены. 0 очков! — прокричала обычно учтивая и искренняя Нива Нагахидэ в доспехах, заляпанных кровью и друзей, и врагов, которая с яростным лицом размахивала копьем.

— Засада с десяти сторон?!

— Любимая убийственная хитрость одного известного тактика древнего Китая. Окружить врага засадой со всех сторон и заманить его небольшими отрядами…

— Да это жульничество, а не план Сёкацу Коумея, не так ли? — надулась Нобуна.

— Возможно, вражеский стратег познал военные тактики всех времен и народов. Эта загадочная Такенака Ханбэй.

— Мантиё! Я стала очень заносчивой после победы при Окэхадзаме?

— Нет, принцесса обнаружила бы вражескую засаду, не будь тумана. Просто в этот раз удача не на нашей стороне.

Нагахидэ решительно взмахнула копьем, успокаивая Нобуну, которая сидела с дрожащими плечами и сильно покусывала бледно-розовые губы.

— В любом случае, мы должны вернуться в Киёсу живыми!

— Как пожелаете.

— Сару, хватит быть рассеянным и защищай меня!

— Кто тут рассеянный?! Прошу, Гоэмон, развей туман дымовой завесой!

— Есть.

Невзирая на этикет, положенный социальному статусу, Ёсихару благоволил сопровождавшему его синоби прямо перед своим господином, Нобуной.

Гоэмон метнула во все стороны «тадоны»*, застилая дымом обзор врагу.

И затем…

В тот же момент небольшая группа солдат Оды, подпалив факелы, пошла в атаку у подножия храмовой горы на юге от Инабаямы.

При виде множества факелом армия Мино…

— А-а, войска Оды направились по свободному пространству в атаку на замок Инабаяма.

…запаниковав, рассыпалась на части, прекратив преследовать людей Оды.

Враги остерегались, что Нобуна повторит свои решительные действия у Окэхадзамы и стремительно атакует.

Но на самом деле факелы у храмовой горы принадлежали малой группе солдат, одолженных у Сайто Досана и знакомых с местностью Мино.

В действительности это была группа речных разбойников Каванами, почитающая своего лидера Хатисуку Гоэмон. Всего лишь 50 человек, каждый из которых высоко нес факел, притворяясь большим отрядом.

Эта группа, будучи ворами-поджигателями, ярко освещала подножие храмовой горы, громко крича: «Праздник начался!»

Последующая восьмая волна сидящих в засаде «с десяти сторон», готовящаяся нанести решающий удар, и другие остатки засады резко вернулась на защиту замка Инабаяма. Армия Оды едва избежала полного истребления.

— Что такое? Что за подкрепление?

Отступающую Нобуну одолевали сомнения, но скачущие вместе Гоэмон и Ёсихару ничего не объясняли.

Они не хотели говорить Нобуне, что Досан ожидал поражения в этой битве против Такенаки Ханбэй.

Чтобы она не чувствовала лишнее давление, после того как Такенака Ханбэй показала зубы и поставила ее на место, хотя Нобуну переполняла уверенность от победоносного разгрома Имагавы Ёсимото.

Воспользовавшись редкой возможностью уйти из этого затруднительного положения, Нобуна сбежала в Киёсу.

По возвращению боевым порядком в Киесу они постепенно поняли ситуацию с армией Мино.

Сайто Ёситацу втайне силой призвал на службу скрывающегося гениального стратега Такенаку Ханбэй и поручил ей командование войсками.

Зловещую «Засаду с десяти сторон» рекомендовала Ханбэй.

Кое-кто в Мино опасался, что сложный и удивительный план по размещению множества засад в разных местах не осуществить, но Ханбей с легкостью выполнила «Засаду с десяти сторон».

Если бы не группа Каванами, обманувшая армию Мино, притворившись солдатами, войска Нобуны оказались бы окружены засадой и отрезаны от путей отступления.

Потому и следовало спокойно отойти в Киёсу.

Но в любом случае, такого отношения Ханбэй, как к ребенку, хватило, чтобы гордая Нобуна кипела от злости.

— Это не сражение, а чистое баловство. Забава!

Желая реабилитироваться, Нобуна топала ногами и высказывала всем: «Атакуем этой ночью!» Но после того как Нагахидэ предостерегла ее о тяжких испытаниях, проговорив «Люди устали и боятся Ханбэй, им нужно дать минимум неделю для отдыха. 20 очков», она всю неделю сдерживалась, набивая рот «тебасаки Нагои».

Все это время Ёсихару посещал Досана, обсуждая «как можно победить Ханбэй», и тот, почесывая лысую голову, стонал вместе с ним.

В нынешней воюющей Японии, в которую проникала иноземная культура, Такенака Ханбэй выступала сильнейшей и непобедимой читерской личностью, свободно владеющей обычным для средневековья магическим искусством — оммёдо. И была несовместима с прагматиком Нобуной. Естественными врагами.

Всю неделю Ёсихару, ложась спать, страдал, раздумывая, как покорить замок Инабаяма.

Также за это время к Нобуне несколько раз приезжал Асаи Нагамаса из Оми, предлагая: «Выслать подкрепление?»

Конечно, при условии брака с Нагамасой.

Фактически, это бы означало, что его влияние распространяется и на Овари.

Нобуна отвергла все предложения и заявила посланнику, что захватит Мино собственными силами.

Но ужасающие хитрости сильнейшего оммёдзи и гениального стратега Такенаки Ханбэй не заканчивались «Засадой с десяти сторон».

После недели тягот пришло время еще раз напасть на замок Инабаяма.

Уже не получилось бы прикрыть отступление фальшивыми воинами. Можно было еще раз так же обмануть Ёситацу, но Ханбэй теперь этого бы не позволила.

Поэтому Нобуна, Кацуиэ и Ёсихару готовились к бою насмерть.

— Слушайте, мы изменим наш маршрут. Чтобы не проиграть в бою армии Мино, мы двинемся по равнине! Не забудьте отправить шпионов.

Шпионы — это разведчики. В основном они бандиты, ответственные за миссии.

При втором вторжении в Мино Нобуна решительно реорганизовала формацию войск.

В авангарде не кто иной, как слабейший в Овари — Кандзюро Нобусуми.

Сильно взволнованный, Нобусуми…

— Сестра! Нобусуми покажет, как старается великолепный авангард, чтобы оправдать надежды сестры!

…мотивировал себя, на что Нобуна состроила невозмутимое лицо…

— Мы не знаем, что за ловушки установит Ханбэй, поэтому ты пойдешь впереди. Будешь «смертником».

…и ее высказывание сделать брата жертвой испугало его.

— Ночью опасно. Поэтому атакуем на рассвете. При восходе солнца двигайтесь, остерегаясь засад.

С рассветом Нобуна собрала у Киёсу 2000 воинов — вдвое больше, чем в предыдущем сражении.

Армия Оды вторично форсировала реку Кисо в месте, называемом Кавада.

Несмотря на быстрое течение, около Кавады было мелководье, и всадники кое-как пересекли ее.

— Засада с десяти сторон не сработает! А если устроят засаду, в бою будет уничтожен лишь бесполезный отряд Кандзюро.

Ужасна сестра, сказавшая так, пусть, конечно, она и не говорила всерьез.

Беспокоясь о младшем брате, идущем впереди, и разослав шпионов по окрестностям внимательно проверить наличие засад, Нобуна медленно маршировала вместе с армией.

Как только переправа завершилась, Нобуна подожгла близлежащую равнину. Но поджог ее… не интересовал.

— На всякий случай палите все подряд! У Ханбэй не получится уйти от битвы!

Авангард Кандзюро выступал контрмерами против засад — приманкой. Немногим в отдалении следовал центр второй армии Кацуиэ. Замыкала третья армия под управлением Нобуны. И чтобы предотвратить атаки врагов со всех сторон и затем спокойно отдыхать, развернули круговую защитную формацию. Редкость для обычного безрассудного поведения Нобуны на поле боя. Железная стена, чтобы в случае засад с флангов или тыла все отряды могли немедленно окружить их и уничтожить.

Но от этого армия Оды утратила свое сильнейшее оружие — «скорость», что Нобуна еще не заметила.

Хотя целью значился замок Инабаяма, авангард Кандзюро пребывал в растерянности.

И снова из ниоткуда появился белый туман, поглотив окрестности и скрыв от взора засаду.

И из-за высокой влажности уже не получалось с легкостью зажечь траву.

А потом они обнаружили, что потеряли дорогу к замку и зашли в трясину со стоящими рядами огромными и сложенными друг на друга, словно пагоды, камнями.

— Ч-что это… за место?

Но несмотря на всю недогадливость, Нобусуми все же инстинктивно осознал опасность, когда потерялся в этом месте, превратившемся в лабиринт пагод.

Однако он, уже попав в этот водоворот пагод, не мог понять ни где вход в него, ни где выход.

Лабиринт с искусно выстроенными пагодами.

Когда это все осознали, последующие отряды армии Овари подобно волнам хлынули в него.

— У-у-ужасно! Такими темпами сестра с войском тоже здесь застрянет!

Нобусуми метался из стороны в сторону, не понимая, где восток, а где запад, но, куда бы он ни поворачивался, везде возвышались одни и те же зловещие пагоды. Безрассудно разъезжая и разъезжая на лошади, Нобусуми никак не мог понять, как тут все устроено.

Кроме того, когда они незаметно оказались в глубине лабиринта, под ногами стала появляться разжиженная густая грязь, которая мешала продвижению, что не было удовлетворительно для лошадей.

«Похоже, враг создал лабиринт пагод в болотистой местности около реки Кисо, чтобы сдержать наш марш», — подумал Нобусуми, почти отчаявшись и чуть не заплакав.

— А-а, как я мог втянуть сестру и остальных в такое опасное положение, где они потерялись. Какой же я дурак!

Уже угодившие в лабиринт, господин и подчиненный — Ёсихару и Гоэмон, а также сестра, Нобуна, обратились к растерянному Нобусуми, не в силах смотреть на него:

— Не сдавайся, Нобусуми! Из подобного лабиринта можно выйти, если идти вдоль стен!

— Да, Кандзюро, обычно что вид, что устройство у этих фантастических уловок такой!

Нобуна собрала вместе доверенных слуг, чтобы обсудить, как покинуть верхом это место.

— Мантиё! Что делать с лабиринтом? Опять ловушка Такенаки Ханбэй?

— Да, вероятно, это излюбленный «Лабиринт каменных стражей» Сёкацу Рю. Другое название — «Лабиринт боевых порядков».

Нагахидэ хорошо знала классику Китая — «Троецарствие».

— Определенно хитрость Сёкацу Рю Коумея, гордящегося интеллектом в 100 баллов. В будущем Такенака Ханбэй известен, как «современный Коумей», — сказал Ёсихару.

— Принцесса. Если так пойдет и дальше, из-за «Восьми боевых порядков» мы попадем в воду реки Кисо. И тогда мы все вмиг утонем. 0 очков.

— Мантиё, ты знаешь, где выход?

— Похоже, лабиринт сотворен как восемь врат: врата Исцеления, врата Жизни, врата Боли, врата Предела, врата Понимания, врата Смерти, врата Чуда и врата Начала в соответствии с учением «Кимон тонко»*.

— Что за «Кимон тонко»?

— Одна из китайских военных стратегий, на которой основано оммёдо нашей страны.

— Хм… Источник дьявольского искусства… Такенака Ханбэй раздражает меня каждый раз.

— Говорят, если из всех восьми врат пройти через врата Предела и Смерти, лишишься жизни. И боюсь, мы миновали врата Смерти.

— Что еще за врата Смерти? Так думают лишь суеверные! В любом случае, нам надо и дальше следовать вдоль стены, чтобы выйти…

Ш-ш-ш…

Прежде чем Нобуна замолкла, внезапно хлынул поток воды и залил всадников по пояс.

— Что? Что это такое?!

— Пустили воду из Кисо. За положение нашей армии 1 очко.

Уровень воды повышался прямо на глазах.

Продолжись это, все бы утонули.

Бултыхаясь на поверхности, Ёсихару тоже не мог придумать план, чтобы избежать сложившейся ситуации.

Невероятно, что Такенака Ханбэй из Японии Сэнгоку применил «Лабиринт каменных стражей», которых использовал Сёкацу Коумей из Древнего Китая…

(Я помню, что в «Троецарствии» Лу Синь заблудился в «Лабиринте каменных стражей» и едва не погиб. В тот раз тесть Коумея по какой-то причине рассказал Лу Синю о выходе…)

Жаль, не вышел такой удобный ивент, когда внезапно в лабиринте появился бы тесть Такенаки Ханбэй и помог своим врагам, армии Оды, найти выход.

Точно, ниндзя!

Синоби. Бандиты. Ниндзя.

Побег верхом на жабе под прикрытием дымовой завесы и создание клонов — такая величественность как у истинных волшебников эпохи Сэнгоку.

Гоэмон… Гоэмон что-нибудь сделает!

— Го… Го… Го… Гоэмон! Ты ведь знаешь об оммёдо и «Кимон тонко»?

Гоэмон внезапно выглянула из тени пагоды.

— Я синоби Хатисука. Путь ниндзя закрючается не в этом. Главное — уклепидь внутренний дух.

— Я ни слова не понял из-за твоих прикусываний!

— У-ню. Я сказала, что путь ниндзя Хатисука полностью основан на реалистичных видах мастерства.

— Понятно, — кивнул Ёсихару.

Иными словами, навыки ниндзя предполагают использование материалов и приспособлений.

Дымовую завесу создают с помощью «тадонов», которые выбрасывают из нижних частей рукавов. Искусство клонирования — иллюзия, при которой из-за быстрых движений создается видимость нескольких людей. Потрясающая сила прыжков происходит от ежедневных тренировок физической силы. Подкрутка сюрикенов при броске в прыжке аналогична поворотам крученого мяча, который бросает питчер в бейсболе, — используются сила притяжения земли и сопротивление воздуха. Но прежде всего настоящий ниндзя не ездит верхом на гигантских жабах*.

А оммёдзи — те, кто применяют подлинную мистическую магию, которая не поддается логике реального мира.

— Эй!!! Хватит устанавливать ловушки и выходи! Такенака! Сразись со мной на копьях! — кричала Кацуиэ, глядя на небо слезящимися глазами, но Ёсихару считал, что та не появится.

— Полезно немного подумать, Кацуиэ. Если бы твой противник мог одолеть такого героя копьем, стал бы он оммёдзи?

— Заткнись! Я не приму таких неразумных людей!

— Сестра! Если бы авангардом командовал старик, наша проигравшая армия не угодила бы из-за моей, Нобусуми, ответственности в лабиринт так легко! Прежде всего я распорю себе живот накрест…

— Стой, Кандзюро. Разве ты разрешишь все сэппуку?

— Но утонуть мучительнее, чем сэппуку, сестра! А-а-а!

Пока все суетились, уровень воды быстро поднимался…

— Народ, отставить панику! Ненавидьте Такенаку Ханбэй, которая служила Гадюке, а теперь служит «шесть сяку пять сунов»! Из-за нее мы не можем найти ориентиры замка Инабаяма, чтобы атаковать...

Стиснув зубы от повторного унижения, Нобуна ободряла окружающих ее слуг.

Как бы то ни было, не бывать сражению лицом к лицу, если в прошлый раз угодили в засаду, а теперь оказались в каменной западне.

— Любыми способами мы вернемся в Киёсу живыми!

— Это бесполезно, сестра!

— Е… е… если бы только вас устроили мои мысли! Мне жаль, принцесса!

— Народ, слушайте! За победу над Ханбэй получите щедрое вознаграждение! А за захват замка Инабаяма я награжу вас чем угодно! Каждый будет одарен!

— Трехлетний запас уиро… — сглотнула Инутиё.

«Серьезно, каждый будет одарен?» — Глаза Ёсихару засияли.

— Сказанное тобой — правда?!

— Как грубо, Сару. Самурай не двуличен!

— Так ты швыряешь эти обещания, потому что отчаялась и приготовилась умереть?!

— Досадно, но я не совладаю со столь абсурдным и непредсказуемым противником! Что за «Лабиринт боевых порядков»?! Как и сказал Гадюка, для меня, побеждающей в сражениях логикой, она худший враг!

— Принцесса, даже оммёдо называет себя разумным. Конечно, это отличается от нашего восприятия… но убивать, говоря о неразумности, — терять самую суть.

— Мантиё, уроки тактики придержи до тех пор, пока мы не вернемся в Киёсу живыми!

«Что ж!» — Ёсихару поднял руки.

— Без разницы как, но я верну всех живыми! Награда-а-а! Желаемая награда-а-а! Выполни обещание, принцесса!

Мотивация Ёсихару вспыхнула как ракета.

Говорят, во время пожара возникает дурная сила, но у Ёсихару в голове во время «пожара» мелькнула идиотская идея.

Он воскликнул про себя:

«Прежде всего не нужно искать выход! Ты проиграешь, если будешь бороться на ринге противника! Мы сами проложим путь!»

— Копай, копай давай, Гоэмон! Опрокидывай все пагоды подряд, создавай опору для ног!

— Поняла, ня. Вы хотите разрушить этот «Лабиринт боевых порядков», ня.

Немного волнуясь, Гоэмон неожиданно прикусила язык.

— Именно! Хоть я и не понимаю основы «Лабиринта боевых порядков», разумно предположить, что если мы их разрушим, то как-нибудь выберемся! А пока мы это делаем, используем камни для опоры, чтобы не утонуть! Одним ударом двух зайцев!

— Ёсихару-доно, удивительно, что такой простой и грубый вы обманули мудрую Ханбэй, придумав превосходный план. 85 очков.

Нагахидэ согласно кивнула, и в то же время Кацуиэ вытащила меч и замахала им.

— Не думать, а разрушать? Предоставьте это мне!

Бум

Бам

Хрясь

Бадын

Взмахи меча Кацуиэ с легкостью сносили пагоды, словно кегли в боулинге.

Глядя на бушующую Кацуиэ, напоминающую Асуру, солдаты тоже взволнованно схватились за копья и принялись крошить пагоды.

Инутиё, пробормотав под нос «…настроение улучшилось», выставила копье и закрутилась.

Смотря на происходящее, Нобуна удивилась.

— Ломать все подряд, так как не можешь найти выход… Что за нелепость.

Хитрый план Ёсихару можно объяснить хитрым и хладнокровным ответом Колумба на вопрос «Можно ли поставить яйцо?» — «Разбить низ и поставить».

Проигнорировать замысел задавшего вопрос, достичь правильного ответа, умело использовать грубую силу для создания иного выхода и уйти — беспрецедентное решение.

Такая же чепуха, как, проигрывая в сёги, перевернуть всю доску.

Истинно мужчина, полагающийся на инстинкты.

Но хоть Нобуна и сказала, что не верит в оммёдо, ее беспокоило сравнение с умом Ханбэй, потому она так увлеклась поиском выхода из «Лабиринта боевых порядков», вместо того чтобы достичь цели, жульнически «разломав весь лабиринт пагод».

Искривив от досады губы, Нобуна влезла на проложенную Кацуиэ дорогу из камней и выпятила грудь:

— Не… не будь таким самодовольным, Сару! Желаемую награду получишь, как только завоюешь замок Инабаяма! Кроме такого подвига, ничего не подойдет!

Развлекающийся Ёсихару, покрытый грязью и вместе с Гоэмон разрушающий пагоды, тут же перебил ее:

— Ты действительно не милая! Хоть бы немного поблагодарила мою сообразительность!

— Пф-ф… Это не человеческая сообразительность! Она обезьяны, которую покинул разум! И в любом случае, ты не нашел пути, чтобы покинуть лабиринт, верно?!

— Заткнись! Слушай, я непременно захвачу замок Инабаяма! И тогда не забудь о своем обещании выдать любую награду!

— А? Я… я поняла…

— Будь то покорение мира или мечта о браке с любимым человеком, не сдавайся! Я исполню и то, и другое!

Нобуна, заметив, как странно полыхали глаза Ёсихару, когда он храбро кричал «Не забудь о награде!», и отступив из-за его неожиданной силы, немного покраснела.

Нобуна осознала, что, несмотря на всю критику и оскорбления, Ёсихару нервничал и волновался из-за предложения Асаи Нагамасы.

Когда каменный лабиринт полностью разрушили, армия Оды, почти утонувшая в быстром потоке воды, кое-как выбралась на дорогу. Нобуна же, раскачиваясь на лошади, бормотала себе под нос.

(Что если… Сару в качестве награды попросит меня.)

— Что же тогда делать?

— Я уже не могу отказаться от обещания, но, как ни крути, наши статусы различаются…

(Если Сару действительно завоюет замок Инабаяма, можно будет разом сделать его командиром… но вассал все равно не перестанет быть вассалом. К-кроме того, Сару, этому непонятному слуге, не сравниться с внешним обликом и происхождением того же Саруясямару, Асаи Нагамасой… Н-но он все же на удивление надежный… И он много раз спасал мне жизнь… А… а… а его мечта — флиртовать с красавицей номер один в мире… А-а-а! Почему я должна думать о подобных вещах?!)

Она высказала «Вот черт», сожалея и смущаясь из-за того, что пообещала щедрое вознаграждение, и Ёсихару, занятый баловством, не заметил, как Кацуиэ позади проговорила: «Кто первым совершит подвиг?»

На следующее утро после повторного возвращения в Киёсу Нобуна собрала самых преданных советников, Сибату Кацуиэ и Ниву Нагахидэ.

— У-у-у, почему мы должны обсуждать с принцессой этого Сару? Принцессе нравится Сару, и она ему покровительствует. — Гнев Кацуиэ к Ёсихару увеличился вдвое.

— Так о чем вы спорили теперь?

Хоть экстравагантная Нобуна и задорный Ёсихару не понимали друг друга, Нагахидэ, будучи здравомыслящим человеком, доверяла этому новичку из странного другого мира.

— Мы не спорили… Он надменно заявил, чтобы я не забыла об обещанной желанной награде после завоевания Мино.

— Понятно. Раньше принцесса обещала, что наградит красавицей номер один в мире и отдала Сагаре-доно юную Нэнэ-доно. Хорошо, что бессемейный Сагара-доно получил милую сестру, однако это практически неожиданная атака. 13 очков.

— Просто… надоел просьбами наградить его как следует.

— Хо, так он все еще говорит, что хочет красавицу номер один в мире?

Нобуна, щеки которой слегка покраснели, негромко произнесла:

— …Я не уверена… но, может, Сару попросит меня выйти за него замуж…

— Гх-х-х-х?!

— Кха-ха-кха!

Кроткая Нагахидэ вместе с Кацуиэ выплюнули чай, который пили.

— Как невежливо. Что ни говори, такая награда нелепа. Принцесса — лидер рода Ода, а Сагара-доно — ее легкомысленный вассал неизвестного происхождения. Вам неразумно быть вместе. Ноль очков.

— Э… э… этот эро-Сару! Он все же раскрыл свои амбиции по захвату рода Ода! Я убью этого наглеца!

— Стой, Рику. Может, это лишь слова. Я еще сомневаюсь.

— Принцесса, какие у вас основания сомневаться в Сагаре-доно?

— Да, принцесса. Почему вы не верите, что у Сару такие честолюбивые замыслы?

Выводя пальцем на татами спираль, Нобуна начала скомкано объяснять:

— …Эм… П-похоже, ему не нравится брак между мной и Нагамасой. И Сару, несмотря на выходки и слова, что я не милая, разве не отдает все силы ради меня? «Будь то покорение мира или мечта о браке с любимым человеком, не сдавайся! Я исполню и то, и другое!» Он сказал это с таким величественным лицом… И-интересно, предложит ли он мне: «Будь моей женой»… Как-то так… Е-если Сару и правда захватит Мино, тогда уже не откажешься и п-придется выполнить обещание о награде. Ч-ч-что же делать… Са… самурай не двуличен…

— Принцесса, это разговор о любви, а не о подозрениях в почтительном отношении Сагары-доно. 12 очков.

Сибата Кацуиэ вскочила с яростью в глазах, вытащила из ножен меч и вонзила его в татами.

— Не… не… непростительно! З-з-заставить принцессу показать свою стеснительность!..

— Е-еще не решено, что это предложение, Рику! Пока что только сомнения.

— Сару-у-у, ты планируешь очаровать могучее в битвах, но неискушенное в любви сердце принцессы?! Он опаснее, чем Нагамаса! Убить!

— Хватит. Разве я не говорила не обезглавливать моего питомца Сару без причин?

— Верно, Рику-доно. Сагара-доно теперь превосходный командир. Нельзя пойти и воспользоваться правом убить простолюдина.

— …«М-мой Сару»?! Отношения между вами уже зашли так далеко?.. А-а-а! Я сожалею!

— А? О чем ты, Рику?

Но ситуация развивалась не так, как фантазировала Нобуна с блаженным лицом влюбленной девушки.

Примечания

  1. Японская традиционная кукла-неваляшка, олицетворяющая Бодхидхарму, в японской синкретической мифологии — божество, приносящее счастье. Кукла делается из дерева, папье-маше или бумаги и не имеет рук и ног.
  2. Японские меры длины. Сяку — 30,3 см, сун — 0,1 сяку.
  3. Свободные рынки и свободные корпорации. Налоговая реформа, при которой в крупных городах разрешалось свободно открывать рынки для стимулирования торговли и экономики в целом
  4. Ёсихару произнес «снаряжение» (item), Нобуна же, не понимая, повторила слово, сказав похожие по произношению кандзи 愛手夢
  5. Коумей — он же Чжугэ Лян — китайский полководец и государственный деятель эпохи Троецарствия.
  6. Сёкацю Рю — японское произношение имени Чжугэ Ляна.
  7. Регион к югу от Токио, в восточной части Японии.
  8. Симулятор, объединяющий в себе элементы стратегии, ролевой игры и экономического симулятора.
  9. Круглые брикеты из прессованного размельченного угля, использующиеся для поддержания слабого огня.
  10. Искусство предсказания и стратегического планирования Древнего Китая. Здесь представлен японский вариант названия. На английском и русском звучит иначе — Qi Men Dun Jia и Ци мэнь дун цзя
  11. А жаль (прим. пер.)

Комментарии