Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 23. Наша причина

Под облачным небом раскинулся город, наполненный светом.

Этот пейзаж ночного Токио созерцали две пары глаз из далёкого высокого места.

Они наблюдали из плоскогорья Окутамы.

На тёмном поле там стояло два старика. Один низкорослый, а второй — высокий и лысый.

Низкорослый посмотрел на второго.

— Эй, Зигфрид. 1-й Гир там, так ведь? Так что и ты дуй туда.

— А ты не пойдёшь, Хиба Рютецу? Там же вроде твой внук?

— Тот балбес Рюдзи обойдётся и без меня. Он так просто не умрёт.

Рютецу выдал вздох пара.

— Я слыхал, там возникли сложности.

— Да. Я слышал от Дианы. Она сказала, Саяме нужно бежать.

— И тебе не хочется ему помочь?

— А тебе? — отпарировал Зигфрид.

Оба старика продолжили созерцать ночной пейзаж.

— Ну, он, наверное, как-то управится. Каору, может, больше нет, но…

— Но тот Саяма определённо унаследовал фамилию злодея.

Зигфрид неожиданно двинулся к базе, откуда он больше не сможет увидеть город.

Рютецу за его спиной нахмурился.

— Погоди. Миру может настать конец, а ты даже не собираешься смотреть?

— Эта битва оставлена следующему поколению. И Саяма начал бежать, не так ли? Такова, видимо, судьба его фамилии. Бежать, бороться, за что-то хвататься… но раскрывать свою истинную суть только перед тем, кто для тебя важнее всех.

Зигфрид посмотрел в небо, и его голос прогремел сквозь зимнюю ночь.

— Он бежит к той, кому может вверить свою истинную суть. Каору и Асаги оба не сумели и опоздали, но нынешний Саяма пробежит за всех троих.

Саяма бежал по ночному Токио.

Он начал юго-восточнее Синздюку, в промежутке между Минато и Кото.

Внутри Концептуального Пространства восемь частей поля боя пространственно поместили в одну линию. Если Саяма минует их все, земля вернётся к изначальному виду.

Это означало, ему нужно начать с берега Токийского залива и полностью оббежать город с Синдзюку в центре.

Прямо сейчас парень юго-восточнее северного района. Если воспринимать Токио как часы с центром в Синдзюку, он где-то на полпятого.

Двинувшись оттуда по часовой стрелке, Саяма начнёт двигаться на юго-запад.

5-й Район: Юг. Мегуро.

6-й Район: Юго-запад. Сетагая.

И пробежав их…

7-й Район: Запад. Сугинами.

Если выбрать оттуда 7-й Кольцевой маршрут, он увидит Синдзюку по правую руку.

8-й Район: Северо-запад. Нерима.

1-й Район: Север. Кита.

Отсюда ему придётся покинуть 7-ю Кольцевую и начать путь по Накасендо.

2-й Район: Северо-восток. Аракава.

3-й Район: Восток. Сумида.

И так он вернётся туда, откуда начал.

В реальности это был путь по часовой стрелке, но сейчас он шёл по прямой.

В целом это занимало пятьдесят километров.

Саяма ускорился и глянул на часы.

Нынешнее время: 21:48. Положительные Концепты внутри Левиафана будут завершены в 22:30.

Ему по-прежнему понадобиться несколько минут, чтобы достичь Левиафана после возвращения на своё изначальное положение, и ещё шестнадцать минут на печати небес и земли. Что означало…

…Я хочу добраться до Синдзё-кун хотя бы к 22:10.

До этого времени у него двадцать две минуты. Чтобы успеть покрыть пятьдесят километров, потребуется средняя скорость выше .

Как только он закончил расчёты, через Ноа в небе к нему донёсся голос Микоку.

— Не безнадёжно ли это? Будет гораздо проще дать всему миру воскреснуть. По сути, если у тебя нет никакой возможности прибыть вовремя, сдаться — наиболее разумный ход.

— Ясно.

Достойное предложение, — заключил он.

Но, продолжая бег, засунул руку в карман.

Остальные бегущие рядом с ним бросили тревожные взгляды, когда он продолжил говорить.

— Это достойное предложение. Я бы даже сказал чудесное. Но у меня есть идея получше.

А именно…

— Я продолжу свой забег, и ты у меня заплачешь.

— Заплáчу?

— Не спеши огорчаться. Я не закончил объяснять свою мысль… Ты слушаешь?

Саяма вытащил руку из кармана, показывая стопку талисманов ускорения.

— Ты у меня не просто расплачешься. Я тебе врежу, и снова врежу, и потом ещё. И только когда я заставлю тебя преклониться перед всем миром, я налью твои глаза слезами. Преступление помещения физического расстояния между мною и Синдзё-кун заслуживает более чем смертной кары. ...Оно заслуживает сверхсмертной кары.

— Мерзавец! Ты и в самом деле думаешь, что сумеешь?! Ты и в самом деле думаешь, что сможешь пробежать быстрее сотни километров в час, пробиться через атаки моих небесных сил и достичь Левиафана?!

— Никому и в голову не придёт, что я не смогу! — взревел Саяма, после чего засмеялся и присел. — Я повелитель этого мира! Весь мир жаждет моей победы! И…

Он активировал талисманы ускорения.

Они раскрылись за его плечами и ногами, порождая синий свет.

— Синдзё-кун ждёт, а она для меня даже важнее мира! Я! Я! Я никак не могу проиграть чему-то настолько тривиальному, как попытка перекроить мир!

…Да, я никак не могу проиграть!

Наряду с этой мыслью прибыла скорость.

Первый шаг создал на поверхности дороги взрыв пара.

— Ты!

Он проигнорировал слова Микоку, приобретая скорость полёта.

— Ты смеешь приуменьшать мир?!

Саяма двинулся вперёд.

— Да! Мир — незначительная вещь. Но он мой, так что я его тебе не отдам. Я не сдаю его в аренду и не принимаю кредитов! Вообще, я не могу представить, зачем тебе нужно что-то настолько скучное!

Он словно оторвался от земли.

— В конце концов, мир без малейших следов наших личностей всё равно, что чистая доска! Он будет не ценнее нетронутого полотна, пустого набора данных или чистой тетради! Если какой мир и важен…

Он прорывал ветер.

— Так это мир, где я и те, кто со мной, оставили свой след!

Он напряг руки.

— И если ты встанешь на нашем пути, я доведу тебя до слёз! Я сохраню этот мир, и, раз уж на то пошло, мне хочется объявить следующий год первым годом эры Святого Саямы и выпустить календарь с двенадцатью разными фото Синдзё-кун!

Он побежал и услышал голос прямо впереди.

— Ладно уж.

— Ты согласна, что я должен выпустить календарь? Тогда я не забуду прислать тебе копию!

— Не это! Я хвалила твою решимость!

Слова Микоку сопроводило появление на дороге впереди белых фигур.

Они были автоматическими куклами, но моделей Арх, а не Ангелов.

— Наши привратники предоставят суровый приём!

Их было несколько десятков. Все появились с мгновенным ускорением, и перед их ладонями уже мерцала гравитация.

Они не стали тратить время.

— Мы покажем тебе, насколько суровый! Конец связи!

Часть из них бросились наперерез парню с ужасающим ускорением своих относительных скоростей.

Саяма не колебался; он поднял на бегу левый кулак.

Тогда произошло нечто неожиданное. Автоматических кукол перед ним неожиданно развернуло в воздухе.

…Что это было?

Его удивлённые мысли вскоре нашли ответ.

Вперёд ворвался мужчина в чёрном.

Куклы приняли защитные стойки.

— Какая безвкусица!

— Если битва безвкусна, тогда культура моего континента — самая безвкусная в истории!

С этими словами за спиной Саямы появились люди.

Они были из тех, кто бежал с ним, но мужчина в чёрном обогнал их всех.

— Я представитель китайского UCAT, Чжао Ю. Я защищу тебя, пока ты не покинешь 4-й Район!

Они миновали Саяму и побежали вперёд.

За исключением мужчины по имени Чжао, вокруг всех бойцов в белой защитной форме парили талисманы ускорения.

И гораздо больше, чем вокруг Саямы.

— Ваши тела не выдержат, если будете их так использовать!

Они ответили на голос Саямы улыбками.

— Это лучшее, что мы можем сделать.

— Да, — Чжао оглянулся на Саяму. — Ранее ты выдал довольно эгоистичную речь!

Но…

— Но если на нынешний мир так легко повлиять, тогда он и правда должен быть мал! Если каждое из наших действий может решать направление мира, тогда именно этого желает мой континент!

Они добавили скорости.

— Мы держим мир в наших руках!

— Верно!

Остальные подняли руки, выставили талисманы как карты и активировали их.

— Разделайтесь с ними!

С Чжао Ю во главе они ускорились за пределы видимости и устремились к Арх куклам.

Ради простого, но одноразового разгона, они поставили на кон свои тела.

Бойцы не пытались победить. А просто стремились…

— Врезаться в них!

Именно это и случилось.

В миг перед столкновением они сняли со спины существ 4-го Гира.

Растительные создания коснулись земли и проводили их взглядом.

— Удачи, — сказали они.

Бойцы ответили улыбками и закончили свой рывок.

Автоматические куклы Арх обладали необходимой скоростью реакции, но столкновение произошло, когда они пытались решить ход действий.

Наряду крепким звуком удара треснули кости, и раскололась броня.

Но мужчины продолжили порождать больше и больше столкновений.

Чжао Ю во главе начал вертеться.

Он словно создавал своим телом вихрь и отбрасывал в воздух каждую куклу, которой касался.

Ударяясь об землю, они не успевали реагировать на спиральное движение и ломались на куски.

— Мы расчистим путь!

Но как раз когда последний мужчина столкнулся с последней из кукол, с неба рухнули гигантские фигуры.

Это Боги Войны. Издав неистовый грохот, три Господства приземлились на асфальт.

Гиганты быстро готовились к сражению.

— Думаете, вы сможете пробиться скоростью?! — спросили они.

— Тогда мы покажем вам силу!

По-прежнему во главе Чжао Ю взмахнул руками во время вращения.

— Велосипедное подразделение китайского UCAT!

— Так точно!

С обеих сторон от него выстроились голоса и ветер.

Они донеслись от велосипедов и людей.

Каждым велосипедом управляло два человека в зелёной защитной форме.

У обоих на плечах стояло пять человек в ряд. Это создавало десятиметровую башню мужчин.

Впереди всех Чжао подскочил, зажав в зубах талисман ускорения.

— Мы используем человеческое тело, как силу, и историю, как нашу волю! Мы используем человеческое тело, чтобы не чувствовать страха битвы, и в этом лежит основа нашей решимости!

Мужчины на велосипедах закричали в знак согласия, и все наклонились на плечах самого нижнего, чтобы оглянуться на Саяму.

— Не бойся, юноша! Мы покажем тебе, что для человечества нет ничего невозможного!

Бойцы активировали талисманы гравитационного контроля на руках.

Те позволяли использовать пустоту как твёрдую землю, и Чжао Ю первым начал бежать по воздуху.

В то же время велосипеды начали подниматься и набирать скорость.

Все на них воспринимали воздух как землю.

—————!

Они проскользнули мимо мечей Богов Войны, и две башни из пяти человек проехали по воздуху.

Их вытянутые кулаки произвели в пустоте мощный топот.

— Содрогнись!

С этим словом Саяма увидел, как два велосипеда проехали между ногами двух из трёх Богов Войны.

В то же время удар пяти человек вломился в Богов Войны по их оси.

С оглушительным грохотом Боги Войны были уничтожены.

Их белоснежная броня словно рассыпалась в песок, но они сумели устоять.

— Иди, юноша!

Велосипеды развернулись на тормозах и сбили машины с ног.

Ангельские Боги Войны падут. Человеческая сила сломила их и опустила на землю.

Уничтожив одного из них самостоятельно, Чжао закричал Саяме.

— Даю тебе слово! Мы не можем быть героями! Но…

Саяма уставился перед собой и увидел, что мужчина ускоряется.

— Я обещаю, что мы расчистим тебе путь!

— Тэстамент!

— Я вам благодарен!

Саяма закричал товарищам, которые остались с ним, и разогнался.

Пока он бежал, на часах настало 21:52.

Оставалось восемнадцать минут и семь районов. Сейчас он входил в 5-й Район Казами.

Но враг летел в небе.

Автоматические куклы Начала вместо того, чтобы наносить прямые атаки, стреляли дальнобойными зарядами.

…Приближается!

По улицам в их направлении прокатилось невероятное количество белых лучей.

Саяма ответил тем, что поддал скорости.

Он добавил больше талисманов и ринулся навстречу сотням наложенных друг на друга и перекрёстным лучам света.

Они видел за ними группу кукол Ангелов, но…

— Не паникуй! У тебя есть ещё немало земли для прикрытия, так ведь?

Не успел он задуматься, кто это был, как рядом выехал военный джип.

И подскочил при этом на раздолбанной дороге.

— Ёрд?!

От Левиафана донёсся голос Микоку.

— Что ты здесь делаешь?!

— Не глупи. Это правда, что я чуток тебе симпатизировала, когда ты сказала, что вернёшь Сино к жизни. Сино была хорошей девочкой, и она меня кормила. Она была хорошей девочкой и никогда не переставала ей быть. Я понимаю, почему ты хочешь её вернуть. Но…

Она взмахнула руками, вытащила из рукавов пулемёты и нацелила их в небо.

— Но я никогда не просила тебя вернуть к жизни весь мир.

Саяма наблюдал, как Ёрд нажала на газ.

Она ринулась сквозь пушечный огонь, льющийся с неба.

Но в неё ничего не попало. Её оцарапало и зацепило джип, но ни разу не попало по ней.

— Если ты так сделаешь и вернёшь всех назад…

Ёрд выстрелила. Прогремели выстрелы и расчистили путь в небе.

— Тогда мир вернётся к моим изначальным ожиданиям!

Свет с неба вонзился в джип, и он перекатился набок.

Но Ёрд выпрыгнула.

Она приземлилась, перекатилась по земле и выстрелила из двух пулемётов в небо под ливнем света.

— Отведай пуль настоящего бога! И…

Пока она усеивала небеса, уголок её губ поднялся в улыбке.

— Ты Саяма, правильно? Ты хороший мальчик?

— Конечно!

Пробегая мимо неё, он вспомнил прошлое и взялся за грудь.

— Мои родители всегда так говорили!

— Тогда я тебе помогу… 1-й Гир, вы тоже, так ведь?!

В тот же миг Саяма вошёл в 6-й Район Брюнхильд.

Впереди группа автоматических кукол Ангелов сформировала прочную стену, но…

— ?!

Крылатые ряды были взорваны снизу.

Распространился волнообразный взрыв и уничтожил их за миг.

И вызвало его одно: под их ногами вдруг возникли крупные тени.

…Полудраконы!

— Вы пришли ко мне на помощь, 1-й Гир?!

— Именно!

Все тени разом встали.

— Отряд полудраконов 1-го Гира прибыл! Я Фафнер, их представитель!

Бескрылый полудракон объяснил, что он сделал с атакой ангелов.

— Источающие свет крылья также создают тень. Для наших техник хождения по теням идеальнее и быть не может!

Полудраконы двигались из тени в тень, внезапными появлениями повергая врагов. Затем подняли руку, подзывая к себе Саяму.

— Открыть проход! Наш переговорщик движется дальше!

Враг стоял плотным строем, но…

— Открыть проход!

Группа Фафнера выполняла приказы, принимая удары мечей и залпы пушек.

Они рубили своих недругов громадными клинками, получая мощные толчки, чтобы удержать центральный путь.

— Терпите! В конце концов, этот переговорщик почтил Преподобного Хагена!

На этих словах они одержали кратковременную победу.

Проход открылся.

Путь вперёд расчистился.

Саяма пробежал через возникшее пространство. Парень промчался дальше.

…Спасибо.

Он понимал, что все отвечали на его серьёзную сторону.

Его научила этому Синдзё. Если он возьмётся всерьёз, тогда за ним последуют остальные.

В таком случае, — подумал он. — Если они отвечают на малую долю серьезности, которую я показал…

…Могу я довериться, что найду что-то подобное позже?

Саяма в это поверил.

И поэтому он побежал к Синдзё, которая дала ему эту веру.

Когда Саяма проходил полудраконов, куклы продолжили натиск, словно наваливаясь на него, но…

— Иди! Ты не прошёл ещё и полпути!

Он услышал сражение группы Фафнера за спиной и голос Ёрд ещё дальше.

— Тацуми! Алекс! Вы меня слышите?!

Внутри Концептуального Пространства, развёрнутого в гавани Токийского залива, силы Топ-Гира услышали в передатчике голос Ёрд.

— Как долго вы собираетесь там торчать?!

Они все сидели, но над ними возвышался Алекс, а Тацуми сидела рядом с ним.

Девушка держала дрожащей рукой рукоятку кинжала и отрешенно уставилась в потолок.

— Я знаю, что вы на стороне Микоку! Но! Если вы не остановите то, что она сейчас делает, разве вы можете зваться её союзниками?!

Тацуми неожиданно произнесла.

— По-твоему, я не понимаю? — спросила она. — Но у меня нет причин её останавливать.

Она подняла дрожащий нож в руке, но тот выпал.

Столкнувшись с бетонным полом, металл издал острый звук.

Он продолжался как дрожь, но Тацуми даже не удостоила нож взглядом.

— У меня не осталось силы. Что я вообще могу?

Она прижалась лбом к Алексу.

И полностью замерла.

Тацуми слушала звуки битвы, исходящие из передатчика.

Все пытались послать некоего парня, того, что она считала врагом, к Микоку.

…Что мы должны делать?

— У Микоку есть только Ноа. И… её поддерживают чувства к Сино. Если мы повернёмся против неё, она останется совсем одной.

— Тацуми, — сказал Алекс. — Я должен отчасти возразить.

— К-какой именно части?

— Микоку не одна.

— Э?

Глаза Тацуми широко распахнулись, и Алекс разъяснил.

— Тот парень по имени Саяма сказал, что Микоку — иная версия всех нас.

— Р-разве это не значит, что у неё просто есть враги?

— Нет, — ответил Алекс. — Тацуми, парень по имени Хиба Рюдзи был для тебя просто врагом? Он был врагом, которого ты никак не могла понять и должна отвергать? К тому же…

После паузы на раздумья он задал вопрос.

— Ты плакала, когда он тебя отверг?

————.

Тацуми недоумевала, поэтому Алекс добавил ещё.

— Теперь, что ты думаешь, Тацуми? Микоку одна? Или она стоит на поле боя, где никто не может её отвергать? Что жеиздвух? И…

Он задал другой вопрос.

— Разве сейчас ты её не отвергаешь?

Вопрос сопроводил голос. Это Микоку говорила в передатчике.

— В чём дело, Саяма? Похоже, ты прошёл половину, но немного отстаешь.

Провокация девушки контрастировала со слабостью её голоса.

— Тебе, по-видимому, нравится поддержка твоих товарищей, но при таком темпе ты не успеешь вовремя.

Словам Микоку ответила некая воля.

Но она пришла не от бегущего Саямы. А от Синдзё гораздо ниже Микоку.

— Это неправда! Он непременно успеет!

С остальными вокруг Синдзё глянула на часы, стреляя по летящим врагам из Ex-St.

Было ровно десять.

Саяма прошёл через 7-й Район, и как раз собирался миновать 8-й. Это середина его пути.

…Он успеет, правда?

Она оглянулась и увидела отдалённое скопление пушечного огня и взрывов, указывающих на его расположение.

Саяма приближался на всех парах.

Но парень и в самом деле израсходовал на достижение середины пути двенадцать из двадцати двух минут.

Он отставал на одну минуту. Даже если предположить, что ему нужно было ускориться с самого начала, он явно не успевал.

Но даже так…

— Он непременно успеет!

— Как?!

Вопрос Микоку донёсся от головы Левиафана.

Она стояла там в чёрной бронированной форме и казалась прямо над головой, несмотря на огромное расстояние между ними.

— Откуда такая уверенность?!

— Потому что…

…Это очевидно!

Синдзё продолжила стрелять и ощутила жар на щеках от окружающих горящих зданий.

— Если он не успеет вовремя, то найдёт способ, чтобы успеть!

Она знала, что все остальные думают о том же.

— Даже если он не успеет, он не сдастся! Если он не успеет, то сделает всё, что можно, чтобы точно успеть! …Ты знаешь?!

Схватив перегретое дуло Ex-St и отбросив его в сторону, Синдзё развела руки в стороны.

И подняла их к Левиафану.

— Символ для «борьбы» похож на того, кто удерживает громадную ношу, нависшую над ним! А слово «сопротивление» добавляет к себе иероглиф «низкий», потому что ты должен быть ниже, чтобы оказывать сопротивление!

— Тогда! — Микоку словно её испытывала. — Сможешь ли ты действительно оказать сопротивление моим попыткам его удержать и всемогущей силе в моём подчинении?!

Вслед её командному голосу кольцо ангелов вокруг Левиафана затряслось.

Они идут. Надвигалась великая армия ангелов с Богами Войны и механическими драконами в центре.

— Синдзё, если тебя желает Саяма, значит, ты такая же, как он.

— Э?!

Синдзё неосторожно уронила новое дуло, которое пыталась присоединить к Ex-St.

— Я-я не такая странная! Я вовсе не как он!

В следующий миг в её кармане зазвонил телефон.

Она ответила и услышала голос странного парня с пушечными залпами на фоне.

— Привет, Синдзё-кун. Бонжюр. …Поскольку моей душе немного одиноко, на бегу я названиваю разным людям, чтобы подоставать их и взбодриться.

— Можно мне бросить трубку?

— Любишь же ты говорить противоположное тому, что думаешь, не так ли?!

Она всерьёз подумывала бросить трубку.

…Но, ему, должно быть, тяжело. Может, стоит всё же с ним поговорить.

— Так что тебе надо? Я сейчас немного занята.

— Могу представить, — согласился он. — Я как раз собираюсь построить в голове виртуальную Синдзё-кун и создать различные производные продукты, пока добираюсь туда. Так что могу я получить права на твой портрет?

Синдзё бросила трубку.

Она сделала вдох, немного опустила голову, подняла взгляд и посмотрела вверх до самого Левиафана.

— Эт-то не считается. Не считается, хорошо?

— Что не считается? — вздохнула Микоку. — Как бы там ни было, уже слишком поздно. Если ты заявляешь, что сможешь успеть или сопротивляться, тогда покажи мне, старый мир!

При этих словах Синдзё ощутила впереди ветер.

Он исходил от белоснежных Богов Войны, устремившихся вперёд, словно скользя на низкой высоте.

С содроганием воздуха прибыло около десятка их.

— Кх…

Синдзё ощутила пугающее присутствие.

Один лишь размер Богов Войны предоставлял силу. Если же целый десяток используют крылья, чтобы напасть с мечами и щитами наизготовку, то образуют даже более неприятную атаку, чем любой снаряд.

Им могли противостоять силы 3-го Гира, но они в 1-м Районе. Это слишком далеко отсюда.

Группе Синдзё придётся сражаться с ними самим, поэтому она закричала остальным.

— Отступаем!

Девушка присоединила дуло Ex-St и подняла оружие.

————!

В тот же миг ветер гигантов растёкся по обе стороны от неё.

Э?

Она подняла взгляд и увидела серебряных Богов Войны. Стальные гиганты несли щиты и копья.

Синдзё их не узнала, но на щитах сиял французский флаг.

Один из них справа, похоже, был командиром и повернулся к ней.

— Я прошу прощения за задержку, но наш воздушный транспорт опоздал. ...Батальон Богов Войны французского UCAT присоединяется к битве.

Подхлестнув ветер, серебряные Боги Войны открыли три сопла в форме крыльев на спине.

— Народ, у нас три минуты двадцать семь секунд на полёт. Но не поднимайтесь в воздух. Враг собирается ударить нас на земле. Придерживаемся Боевого Сценария 3. Используйте крылья для ускорения и непрерывно двигайтесь.

Прозвучал горький смешок.

— Мы надеялись удивить Германию, Японию и Штаты, но никак не думали, что наша первая битва удивит весь мир.

— А то, — ответил женский голос. — Постарайтесь собрать побольше вражеских голов.

— Копья наизготовку!

Они подняли копья, повернувшись вперёд.

— Местный командир, ждём ваших приказов!

Синдзё осознала, что они подразумевают её.

— Э-эм…

Она запаниковала, но сумела выдохнуть и поднять Ex-St.

Девушка нацелила пушку навстречу летящим Богам Войны.

— В атаку!

Как только белый свет её залпа пронзил Бога Войны, серебряные бронированные воины ускорились.

Ноа поддерживала непрерывное понимание битвы.

Она оценивала положение в каждой локации, как и прозрачную карту Токио, отображаемую на голове Левиафана.

— Микоку-сама, есть кое-что, чего я не понимаю.

Силы врага определённо истощались. То же касается ангелов. Соотношение армий по большей части не изменилось. Если учесть подкрепления врага, она послала третью волну, чтобы разобраться со вторым их натиском. И всё же…

— Откуда берутся неожиданные всплески силы врага? Конец связи.

Посмотрев сквозь ветер их высоты, Ноа увидела нечто неожиданное.

Микоку перед прозрачной картой выдала некое выражение лица.

…Горькая улыбка?

Кукла не знала, нет, кажется, знала.

Она вспомнила.

Ранее» 21 июня 1989

Выражение на лице создателя показывало улыбку, но Ноа его не понимала.

«Ранее» 20 марта 1993

Ноа получила одну радость.

Установку создания концептов переделают, и будут созданы отрицательные концепты.

«Ранее» 20 марта 1993

Ноа снова увидела нераспознаваемую улыбку на лице своего создателя.

«Ранее» 20 марта 1993

Ноа спросила, что эта улыбка означала.

Её создатель ответил:

— Ох… Извини. В этом нет ничего плохого. Это скорее привычка.

25 Декабря 2005

Микоку выдала такую же улыбку.

Поэтому Ноа задала вопрос.

— Что означает эта улыбка? Конец связи.

Микоку поднесла руку к лицу и словно прикрыла рот.

— Ох. Извини, — сказала она. — В этом нет ничего плохого. Это вроде привычки, которую я недавно подцепила.

Ноа не понимала, но заключила, что дело вот в чём.

Улыбка не считалась чем-то плохим, но требовала извинения.

Закончив на этом своё понимание и выяснение, она спросила о другом. Кукла повторила вопрос, который Микоку не услышала, потому что задумалась.

— Микоку-сама, я жду ваших приказов. Прикажите мне подавить врага. Конец связи.

— Да, — Микоку глянула вниз. — Который час?

— 22:06. Конец связи.

— И где Саяма?

Как только Микоку спросила, обе увидели как сквозь просветы в облачном небе пробиваются столбы света.

Всё больше и больше световых молотов колотило по земле.

— Это же…

— Это из 2-го Района на северо-востоке! Должно быть, это Лук Небесной Луны, значит, там 2-й Гир?!

В какой-то момент Саяма продвинулся через два последних района.

— Ноа!

Кукла услышала крик Микоку.

— Сколько силы у нас в резерве?!

Саяма бежал.

Ему только что помогли старшие сотрудники 2-го Гира, и он двигался в соседний 3-й Район.

Текущее время — 22:08. У него оставалось две минуты.

Если он и успеет, то впритык.

Саяма знал, что должен спешить.

…Не о чем волноваться.

Он чувствовал неизъяснимую уверенность.

Затем осознал, что с разных частей его тела волочится пар.

Деревянный меч Мукити вырабатывал целое облако с того места, где он засунул его за спину.

Продолжая путь, он оставлял за собой инверсионный след по земле.

Саяма мчался вперёд.

Он почти что летел, следуя своему прямолинейному пути.

Лук Небесной Луны Цукуёми разрывал воздушных врагов сбоку.

Ноги парня завели его в 3-й Район. Это последняя зона.

Мукити восполнял большую часть усталости, но это не означало, что он вообще не устал.

Если Мукити задействует себя на полную, тело Саямы утратит всю температуру и замёрзнет.

К тому же, ему необходим определённый уровень тепла для бега.

Если не поддерживать подачу крови, бежать не получится.

И для её поддержания Мукити забирал тепло крайне осторожно.

Но кое-что оставалось. Он чувствовал себя гораздо лучше, чем если бы бежал пятьдесят километров со скоростью выше сотни км/ч вообще без подготовки, но всё же усталость давала о себе знать.

Саяма вспотел, тяжело дышал, и его тело окостенело.

На бегу парень уклонялся от вражеских атак с такой огромной скоростью. Когда он заметил, насколько разворочена поверхность дороги, его пульс участился, а внизу желудка появилась какая-то горечь.

Мукити насильно отобрал эти ощущения, но они остались в сердце.

На пути сюда он ощущал ту же горечь несколько раз.

И, — подумал парень. — Я бы её не чувствовал, если бы не бежал.

…Да.

Когда бы Саяма ни бежал, остальные собирались вокруг него и получали ранения.

Если бы он не бежал, никто бы не пострадал.

Он просто доставляет другим неприятностей своей самодовольной злодейской игрой?

…Что я здесь делаю?

Посреди этой великой битвы, Саяма один бежал и один думал.

У него действительно нет времени, но он игнорировал это и бежал.

…Что же я делаю?

У парня оставалось две минуты и семь километров пути.

Со скоростью 110 км/ч он сможет преодолеть только 3.7 километра.

Очевидно, что он не успеет.

И всё же Саяма бежал.

Его ждала Синдзё.

Почему он бежал, и почему она ждёт? Это так вопиюще бесполезно.

Ему казалось, это всё нелепо.

А ещё, что нужно просто прекратить.

Все станет гораздо проще, если он просто сдаться.

Но впереди открылся неожиданный просвет.

Дорога совершенно опустела.

Это результат сражения Хио и американского UCAT в 3-м Районе.

Они продвинули свою линию фронта так далеко вперёд, что с дороги пропали как враги, так и союзники.

Это место его и только его.

Здесь больше ничего нет. Только прозрачное ночное небо, воздух, земля и невидимый путь вперёд.

————.

Саяма вдруг почувствовал себя одним во всём мире.

Так, будто сейчас существует лишь то, что внутри него.

Пульс.

Энергия.

Разум.

Чувства.

Воля.

Движение.

Никакой другой шум в пустоте впереди не перекрывает восхитительную песню, которую они производили.

Всё его тело здесь, и он ощущал, как нервы достигают своего предела.

Скорость охватывала его ещё острее.

Кроме него здесь никого нет. И осознание себя в пространстве дало ему кое-что осознать.

Саяма понял, чего он больше всего хотел вне себя.

Парень подумал об этом человеке.

—————!

И он пришёл в себя.

Саяма уставился перед собой и обнаружил поле боя, которое нужно пересечь.

Ему подвластно целое открытое пространство, и кроме него там никого нет.

Никто не увидит, что он здесь делает.

Он мог остановиться, если захочет.

Но…

————!

Саяма активировал талисманы за спиной.

Он рассёк ветер.

И продолжил путь.

В таком полновесном спринте Саяма использовал миг, когда никто не смотрит, чтобы выдать доселе невиданную скорость.

Он бежал и знал, почему именно бежит.

— Синдзё-кун! — воскликнул парень. — Я хочу увидеть тебя как можно скорее!

— Тогда это конец, Саяма Микото!

Микоку на голове Левиафана взмахнула рукой.

— Как ты преодолеешь эту величайшую из причин сдаться?!

В то же время Ноа также махнула рукой.

Левиафан зашевелился. А именно, одна из вторичных пушек сбоку пятиметрового калибра.

— Огонь! Конец связи!

Землю пронзил белый свет.

Залп испепелит всё в диаметре пятисот метров.

Эта площадь оказалась как раз тем пространством, через которое бежал Саяма.

Саяма ускорился.

После выстрела с западного неба свет пушки достиг земли справа от него.

Взрывная волна спешила ему наперерез.

Но парень не сдался. Он продолжал бежать, словно пытаясь избежать залпа.

Скорее, скорее, — сказал он себе дважды, чтобы сильнее себя подогнать.

Его шаги грохотали, а скорость размыла всё окружение.

Я сумею, — сказал он себе.

Подумай.

Должен быть способ успеть.

Накопи уверенность, думая о каждой отдельной причине, почему я непременно сумею.

Да.

Например, я умён.

Я достаточно спортивен.

Я умелый оратор и знаю, как завладеть сердцами людей.

Моё сердце чисто. В конце концов, не зря же Синдзё-кун выбрала меня себе в пару.

И раз моё сердце чисто, то внешность и тело должны разделять ту же чистую красоту.

Я могу каждое утро уверенно позировать перед зеркалом в ванной.

Да, если бы никто не воспринимал меня как внука того похотливого старика, я бы жил совершенно иной жизнью.

Я бы стал моделью для художников и революционизировал историю мирового искусства.

Да, несмотря на мой скромный характер без малейших следов мегаломании, мировые художники и скульпторы превратили бы меня в произведение искусства, и мир бы наполнился мной.

Парки всего мира заполонили бы статуями меня.

Я бы завоевал того писающего мальчика, и привёл к прекрасному писающему юноше или писающему мужчине, основанному на мне.

Нет, слова «писающий» в названии быть не должно. Это было бы ужасно неприлично! Названием будет «Прекрасный юноша» или «Прекрасный мужчина», коими, разумеется, буду я.

Но как основу, я непременно бы оставил действие нетронутым. Возможно, лучше всего будет установить так, чтобы выливалась радуга.

Держу пари, всех ошарашит, если ночью вода польётся изо рта.

А какую же позу принять статуе? Такую? Или такую? Нет, вот такую! Я упру руки в бёдра и немного отклонюсь назад, или, может, заложу руки за голову и выставлю важную часть вперёд. На пьедестале нужно будет выгравировать мою цитату. Лучше всего, наверное, будет «Ах, С-синдзё-кун! Смотри, смотри!» Постройка их по всему свету, определённо станет блистательным проектом.

Ох, какое было бы чудесное будущее, если бы Синдзё-кун и я разбили пикник перед одной из моих дальнобойных статуй.

…О? Тут справа взрыв.

————!

На бегу Саяма убедился в собственном совершенстве.

Подталкиваемый ударной волной, он запустил себя дальше.

И в то же время увидел, как что-то достигло рукотворного поля впереди.

— Ну почему сейчас?!

В следующий миг площадь накрыло взрывной вспышкой.

Синдзё увидела, как взрыв света поглотил местность к северу от неё.

Поднялся ветер, и небо наполнилось деревьями и рукотворными предметами.

От воздушного порыва напряглись даже окружающие ангелы и Боги Войны.

В небе раскатился рёв, и крылатую группу там смыло прочь.

Судя по часам Синдзё, оставалась одна минута.

Если он подходил, то оказался бы как раз там, где только что вспыхнул свет.

— Саяма-кун!

Затем она услышала голос. Естественно, не от Саямы.

— Ну, Синдзё?! Каково это знать, что Саяму только что разорвало на куски?!

Но у Синдзё возник вопрос насчёт голоса Микоку.

Э?

Её тон был резким, но голос казался слабым.

…Почему?

Только тогда Синдзё осознала ответ: эта девушка что-то потеряла.

— Микоку-сан…

Она олицетворяла чувства. Пыталась воплотить желание эмоций всего мира.

Но в то же время…

— Разве не грустно что-то терять? Будь это даже враг, и пусть даже победа значит, что ты сможешь воскресить мир, ты не хочешь ничего терять?!

Синдзё задала вопрос ветряному небу. Она обращалась к Микоку, которую защищали ангелы.

— Ты… ты не хочешь терять этот мир?!

И…

— Как раз потому, что ты не хочешь его терять, ты постараешься его лишиться и затем создать мир без смертей?!

— Синдзё…

Она получила ответ.

— Не говори так… Ты потупишь мою решимость.

И…

— Я могу лишь двигать свои чувства… Даже когда дело касается тебя.

Сквозь яростный ветер что-то прибыло.

Громадный дракон, окутанный пламенем. Это шестикрылый механический дракон Серафим.

Он пронёсся над головами Богов Войны французского UCAT.

— Проклятье!

Боги Войны закричали, когда механический дракон остановился над Синдзё. Его огнедышащая пасть распахнулась, и пылающая главная пушка внутри уже готовилась стрелять.

— Синдзё.

Дракон заговорил голосом Микоку, предупреждающе глядя на неё.

— Саяма ждёт тебя.

Пасть открыта. Грядёт пламя главной пушки.

Но Синдзё сделала вдох.

— Нет.

…Саяма-кун никак не может меня ждать!

В тридцати метрах над собой девушка увидела полыхающее здание.

— Ведь это я его жду!

В следующий миг механический дракон Серафим взорвался.

В него попал не выстрел из пушки или удар меча.

— Э?

Сбитая с толку, Синдзё увидела вокруг взрывного шума бушующее пламя.

Со змеевидными движениями громадные огненные языки охватили дракона и сожгли его дотла.

И под возникшим в небе факелом Синдзё опустила голову.

На асфальте она увидела песок и камни.

Те минералы двигались.

[Не волнуйся]

Это Вонамби.

Механический дракон полностью превратился в пепел, а на его месте возникло существо из пылающего жара. Этот дракон мерцающего тепла раскладывал окружающий свет на цвета радуги.

Посланники Вонамби содержали концепт, делающий тепло живым, и Синдзё взяла их с собой для печатей небес и земли.

[Не волнуйся][Защита][Защитим][Синдзё] [Важный][Человек]

Мерцающий дракон приземлился рядом с Синдзё и свирепо окинул взглядом окрестности, защищая её.

Со всё ещё опущенной головой Синдзё приоткрыла уста.

— Микоку-сан… Ты ошибаешься.

Под ветром взрывы пушек и удары мечей стали лесом, а дрожь покрывала землю.

— Почему ты должна всё терять, если ты не хочешь ничего терять? Не ты ли меньше всех этого хочешь? И если так… тогда ты ошибаешься!

— Значит, ты говоришь, что права?

Синдзё покачала головой.

— Я не знаю. Но… главнейший для меня человек говорит, что да.

Она вдохнула.

— Этот человек всегда неправ, но я знаю, что он на самом деле хочет быть правым. Я знаю, что он хочет быть правым, и всегда поручает себе быть неправым!

— Ты хочешь сказать…

— Он злодей!

Она подняла голову и вытянула руку навстречу облачному небу.

— Я позову моего драгоценного злодея! И так он примчится ко мне, где бы он ни был, и скажет, что я права! А я скажу ему, что он неправ, но остаётся правым. И потому что я это знаю, он может спокойно заблуждаться. Поэтому… поэтому приди ко мне, мой злодей! Сколько бы миров нас ни разделяло, явись ко мне!

Часы на её поднятой руке показывали 22:10.

В то же мгновенье она воскликнула.

— Саяма-кун!

Её крик получил два ответа.

Во-первых, её вытянутую руку подхватили сверху.

— Я здесь. И…

Во-вторых, к ней заговорил хозяин запыхавшегося голоса.

— Теперь, давай продолжим вместе, Синдзё-кун.

Её потянули к небесам.

Синдзё в ответ заплаканно улыбнулась.

— Да, — откликнулась она. — Саяма-кун, мы будем всегда вместе.

Вслед за этим мир воссоединился.

————!

Токио вокруг них вернулось к изначальной форме.

Восьмистороннее поле боя вернулось.

С воссоединением земли Синдзё увидела, на чём ехал Саяма, и куда её затащили.

— Сандер Феллоу?

— Да, так и есть.

Бело-голубой механический дракон нёс внизу длинную пушку.

Синдзё поравнялась с Саямой и ощутила, как к ней снова приблизился мерцающий дракон.

— П-почему здесь Хио?

— Ты не заметила, Синдзё-кун? Я должен был успеть до 22:10.

Саяма указал за них.

Вдали находились стены света с большим кольцом внизу.

…Это окружающие стены восьмисторонней печати.

— На их создание требуется шестьдесят четыре минуты. Иными словами, 10:04. И раз они теперь завершены, носители Концептуальных Ядер вольны покинуть свой район.

— Тогда…

— Да, — ответил Харакава, открыв ветровое стекло. — Этот придурок позвонил нам, говоря, что ему одиноко. Он спросил, есть ли кто свободный.

— Я сделал это просто на всякий случай, но, вероятно, принял правильное решение. Хотя опять же, я уверен, что перегнал бы тот взрыв, если бы продолжил бежать.

— Мечтай.

Когда Харакава закрыл кабину, Синдзё с Саямой обменялись горькими улыбками.

Затем они оба взглянули в небеса.

— До завершения положительных концептов ещё двадцать минут. Но нам нужно шестнадцать на установку печатей небес и земли. Что означает, у нас остаётся всего четыре минуты, чтобы достичь Левиафана.

Саяме ответила Хио.

— Предоставь это нам. Мы вас доставим. Как-никак… эту миссию оставил мне отец.

— Тогда я рассчитываю на тебя, Хио Сандерсон-кун. Итак… отправляемся, Синдзё-кун?

— Да, идём, Саяма-кун.

Синдзё потянула его за руку и кивнула.

…Идём сражаться.

— Идём, остановим Микоку-сан. В конце концов…

Она посмотрела ему в глаза.

— Ей больно.

Он не ответил, но выдал небольшой кивок.

— Хио-кун, отвези нас к Левиафану по своим новым тарифам.

— Конечно!

С этим Сандер Феллоу медленно двинулся вперёд.

Наверху показалось кольцо врагов, но в мгновение ока дракон набрал скорость, неся на спине пригнувшихся Синдзё с Саямой.

Они летели к Левиафану по прямой.

Это увидели все бегущие по полю боя.

В центре неба через ветряную ночь поднимался белый инверсионный след.

Это Сандер Феллоу.

— Вперёд, — пробормотал кто-то, схватив ангельскую куклу за шею и опрокинув её на землю. — Прошу, доберись!

Пока остальные в согласии наблюдали, чтобы остановить механического дракона поднялось множество крыльев.

Они принадлежали защитникам Левиафана, в основном состоящим из Серафимов.

Та сила в несколько тысяч приближалась к восходящему следу, но никто не издал и слова тревоги.

Подобно врагу, они продвигали собственные войска.

С земли снизу вылетело две пары крыльев.

Одна принадлежала девушке с копьём.

Вторая — четырёхкрылому чёрному Богу Войны с парнем на плече.

Когда враги вылетели наперевес, а Левиафан начал двигать вторичные пушки, девушка и чёрный гигант отдалились друг от друга. Они попутно помахали бело-голубому дракону.

— Саяма, Синдзё, мы очистим путь!

— Хоть бы как-то отблагодарил, глупый старшеклассник!

— Разумеется, — парень на спине бело-голубого дракона обратился к двум восходящим парам крыльев. — Мы предоставим это вам… Отряду Левиафана.

Сусамикадо с Изумо на плече дугой полетел к Левиафану.

Вторичные пушки противника двигались.

Их целью был бело-голубой механический дракон.

Поэтому Хиба попросил Микаге повысить мощность крыльев. И он мог сделать это одним лишь способом.

— Микаге-сан!

— М-м.

Будет проще назвать это негласным пониманием. Она ответила на его призыв подпиткой крыльев на спине Сусамикадо.

…Поехали!

У пятнадцатикилометрового механического дракона даже дополнительные пушки будут несколько сотен метров длиной.

Из-за размеров объекта они с трудом ощущали его скорость при приближении.

— А вот и враг!

Как и сказал Изумо, из люка сверху Левиафана вылетели Боги Войны.

Это модель Господства. Та же, что выступила против них, когда они ранее преследовали Левиафана.

Их было четверо, а их относительная скорость практически не давала их рассмотреть.

Но Хиба всё равно бросился в бой.

Он не полагался на ускоренное зрение.

— Мчись, сердце!

Парень чувствовал всё тело. Он удерживал разум на потоке ветра и потоке движений врага.

В своей битве с Тацуми Хиба обрёл технику принимать любую силу. Он использовал её, чтобы ощущать всевозможный «поток».

У битвы нет конца. Он даже не думал о победе.

Парень перенёс всё, что знал, на новый уровень.

…Я продолжу танец битвы!

Хиба не предугадывал движения врага. Выбрав лучший поток движения, он конструировал его, концентрируясь на взаимодействии с другим участником.

Вместо того чтобы думать на пять или десять шагов вперёд, парень обдумывал каждый шаг движения.

На всё уходило мгновение.

Четыре белоснежных Бога Войны махнули мечами навстречу чёрному с множества углов.

—————.

Он просто сделал лёгкий шаг. Просто перекрутился и подпрыгнул в воздух.

Но в результате изворота тела, разворота в сторону, поднятия крыльев, поворота головы, махания руками и поддержания мыслей в бесконечном движении, ни один из клинков его даже не задел.

В то же время в центре его зрения Левиафан выстрелил одной из вторичных пушек.

Воздух содрогнулся, и к нему полетел двухметровый световой заряд, но стоящие в небе не запаниковали.

Но они отреагировали.

Хиба и Микаге перекрутились, посылая Изумо направо.

Издав металлический всплеск, парень приготовил атаку на ладони Сусамикадо.

— V-Sw, последняя форма!

[Сию минуту]

Обтекатель расширился и зафиксировался в воздухе.

При выстреле на 120% мощности он не производил столп света третьей формы.

А образовывал клинок.

Толстое лезвие было свыше пятисот метров в длину.

— О-о-о-о!

Небо раскололось пополам.

Четыре Господства вошли в манёвр уклонения, но не смогли избежать размеров клинка.

Одним ударом десятки атакующих Богов Войны распустились как небесные цветки.

Но те человекоподобные машины не были целью Изумо.

Хиба увидел, как Изумо развернулся, накапливая больше скорости.

— Изумо отбивает! Он нацелился на мощный замах….

Изумо взмахнул массивным клинком навстречу мячу света, выпущенному вторичной пушкой Левиафана.

— Ды-дыыщь!

Его «бита» издала оглушительный грохот, ударив «бейсбольный мяч».

— Он летит прямо к питчеру! При таком раскладе…

Он поразил Левиафана.

Броня, покрывающая несколько сотен метров его левого борта, прогнулась, и гигантскую форму накрыло ударной волной. Небольшие пластины мгновенно содрало и разбросало в ночное небо как снег.

— Хоумран!

Гигантский механический дракон немного отклонился, и Хиба не пропустил свой шанс.

Поместив Изумо обратно на плечо, он взлетел дугой сродни апперкоту.

— Керавнос!

Под чёрной правой рукой возник двадцатиметровый сваебой.

Болты удовлетворённо встали на места, и Хиба поднял оружие к верхним вторичным пушкам Левиафана.

Он выстрелил.

Верхняя броня напоминала противовоздушный храм, но двухкилометровый взрыв молнии её уничтожил.

— Пошёл!

Левиафан уже немного согнулся от удара «бейсбольного мяча», так что на этот раз действительно скривился.

Затем Сусамикадо пронёсся сквозь растекшиеся электрические разряды и направился вниз.

Он должен перехватить механических драконов, летящих за Сандером Феллоу.

— Чисато! — закричал Изумо с плеча. — Разберись с ними!

Он повысил голос к паре крыльев, сражающихся с механическими драконами вокруг Левиафана.

— Разберись с ними! Я знаю, ты сможешь!

Сражаясь с механическими драконами, Казами услышала Изумо.

Её враги были Серафимами. Та же модель атаковала Сандера Феллоу, когда они преследовали Левиафана.

Они быстры, а их пламя сжигало всё.

Казами, однако, использовала резкие повороты крыльев, чтобы водить их за нос.

Серафимы напали на неё группой, поэтому она решала, где размещать себя среди их всех. Девушка выбирала место, где они не могут атаковать её, но где может атаковать сама.

Её крылья быстро её несли, но она также раскрывала их или разбивала для торможения.

Это напоминало её сражение с Алексом.

Но, — подумала она. — Та битва была намного сложнее.

Нет, дело не в этом.

Все битвы сложны по определению.

Если не спрогнозировать действия врага и способ их побороть, Казами умрёт.

Но эта битва казалось проще, чем та с Алексом.

И всё же она может быть такой же сложной.

Несоответствие довольно просто объяснялось.

— Это потому, что я пережила так много битв.

Казами забыла, как она преодолевала стольких врагов.

И мне ещё есть куда стремиться, — решила она, порхая сквозь ветер.

Здесь действовало множество концептов.

Активировалась её фамилия «Казами», как и её имя «Чисато».

Поэтому она видела ветер и размахивала крыльями, чтобы мгновенно преодолевать огромное расстояние.

И девушка летела.

Она летела к одному из Серафимов.

— !

Казами неожиданно разбила крылья, чтобы замедлиться.

Она использовала их относительную скорость, вонзая в него копьё.

Оружие поразило соединяющий привод в основании крыла.

Для истребителя или механического дракона, это хрупкая часть, неспособная атаковать.

Уничтожение даже части заставит дракона мимолётно потерять управление.

И в этом запутанном воздушном бою одно мгновение может стать фатальным. В результате такого некоторые из них врезались в остальных и распадались на куски.

Враги затем держались на расстоянии и выпускали в неё шквал огня.

Но Казами могла видеть даже это.

Скорость её врага превосходила всё, что ей попадалось раньше.

И их мобильность.

И их количество атак.

И плотность их стены огня.

…И что с того?

Пускай и не на таком уровне, но Казами сражалась в прошлом с могучими силами.

Против световых зарядов она сражалась с Луком Небесной Луны.

Против шквала огня она сражалась с Коттом.

А в высокоскоростном бою девушка дралась с Алексом.

И она сражалась недавно с Брюнхильд.

Казами также сражалась с другими Богами Войны, механическими драконами или нелюдями.

Пускай даже этот враг имел величайшие характеристики из всех, что она видела, её боевой опыт гораздо выше.

Казами пару раз чуть не умерла.

…И я чуть не потеряла кого-то важного.

— Но у вас нет даже этого!

Казами вертелась в полёте.

Чтобы отвлечь на себя Серафимов, она зашла им за спину, нанесла удар, а затем опустила взгляд на руки.

Значение на консоли превысило 100%.

Девушка накапливала эту силу, сражаясь без выстрелов и ускорения.

Что она может сделать сейчас?

Казами согласовала свои действия с поворотом Серафима и оттолкнулась от его боковой брони.

…Хорошенько отпрыгнуть.

Она отлетела на несколько сотен метров и увидела в небе множество механических драконов и ангелов.

И все разом выстрелили в неё.

Грохочущую дрожь, которую она услышала, издало тысяча снарядов. Свет словно образовывал тучу.

Но Казами улыбнулась, поднимая G-Sp2.

Эта ситуация позволяла ей определённую атаку.

— G-Sp2, последняя форма.

Девушка настроила устройство. Она поместила руку на консоль, подняла брови и посмотрела на несметную вражескую армию и её атаки.

— Пошёл!

[Слушаюсь]

Казами тут же напечатала на консоли «Гангнир» но затем добавила ещё букв.

— T-I-T-A-N-I-C-L-A-N-C-E! Титаническое копьё!

Она выстрелила в небо светового дракона.

Но то существо, подвергшее гибель богов, последовало инструкциями Казами, вернувшись к изначальной форме.

Вместо яростного дракона разрушения оно приняло свою истинную суть.

Оно стало гигантским копьём.

Тело принадлежало дракону, но голова заострилась, и всё существо вытянулось назад.

Казами увидела, как гигантское белое копьё пронеслось по небу.

Оно попало.

Дракон мгновенно превратил тысячу врагов во взрывы света, словно пронзая их, и украсил небо вспышками.

Оставшихся врагов уничтожил белый залп снизу.

Сандер Феллоу выстрелил из Веспер Пушки.

Небеса содрогнулись и враги, покрывающие Левиафана, исчезли.

Путь к полю боя был открыт.

В 22:14 для поддержания света, выстрелившего из Левиафана, появилось два узора.

Одно кольцо покрыло небеса над ним, а второе — землю внизу.

Узоры белого света начали вращаться.

При поддержке запечатывающих барьеров с восьми окружающих направлений, два кольца стремительно приняли форму, как только появились.

Но…

— Ещё шестнадцать минут.

Все знали, что двое поддерживающих те кольца прибыли на Левиафана.

И они также знали, что носитель дракона тоже там.

— Мы вот-вот получим ответ!

В то же время над Левиафаном вылетел белый свет.

Сандер Феллоу покинул великого механического дракона.

Комментарии