Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 22. Перепланировка поля боя

Пушки драконов крушили здания, а мечи Богов Войны раскалывали землю.

Механические драконы Серафимы летели со своими шестью крыльями и сжигали город пламенными пушками.

Их сородичи Херувимы использовали свои способности контроля для получения доступа над куклами и реорганизации беспорядочной линии фронта.

Сильнее всех были механические драконы Галгалимы. Они специализировались на надземном сражении вместо воздушного, поэтому их громадные тела и ноги натурально затаптывали поле боя под собой.

Эти тяжёлые массы металла неслись сквозь Токио.

Их натиск сумел оттеснить войска UCAT, которые только начали брать верх.

Передовая людей распалась, и битва продолжилась на эстакадах или аллеях, куда драконы не могли попасть.

Но затем спустились гиганты.

Двукрылые Боги Войны «Господства» громили укрытия людей защитой высокой гравитации и пламенными мечами.

«Власти» стреляли из пушек на плечах соляными огненными пулями, а четырёхкрылые «Силы» летали по полю боя и вместе с Галгалимами истребляли людей.

Передовую линию ввергло в хаос и отбросило назад.

Сообщения были одинаково хаотичны, и никто не знал, где находятся носители Концептуальных Ядер.

Всех окружило пламя и разрушительный ветер, и повсюду виделись лишь гигантские фигуры.

Силуэты за ревущим огнём это механические драконы или Боги Войны? Для человека не было разницы.

Одного недалекого залпа хватало, чтобы взорвать их прочь, а жар драконьей пушки мгновенно испарял стекло.

— А-а!

Воздух наполнили крики боли и ярости.

Они более-менее знали, что это случится, и готовили себя к такому, но…

— А-а-а!

Повышение голоса было последней формой сопротивления, с которой можно дать знать о своём присутствии.

За пламенем всё ещё двигались силуэты. Драконы и гиганты спускались с неба или двигались по земле.

Где-то должна сражаться сила, чтобы их спасти. Где-то она должна защищать людей и прорывать линию фронта.

Но где?

Есть ли спасение среди могущественной силы, метущейся по полю боя?

Людям приходилось даже спрашивать, где они сами.

Они не знали даже этого, слыша залпы пушек и шаги громадных тварей.

— Кх!

Кто-то закричал.

Таща неподвижного товарища, он оглянулся сквозь искры, поднятые от пальбы.

— Проклятье!

Он издал рёв.

Их слёзы были от порохового дыма или сопротивления в сердцах?

На дороге между зданиями в северном районе командир задал вопрос, после того как убедился, что они изолированы на улице Мейдзи.

— Сколько осталось?!

Ему ответил заместитель с окровавленной половиной лица. Мужчина при этом отбросил покорёженную винтовку.

— Девять, включая тебя. Остальных мы разместили по пути.

— Хе-хе, — отозвался пожилой мужчина с поломанным мечом в руке. — Эка Маркс причитал, когда я запихнул его в ту канализацию. Он говорил, что даже у него дома так не воняет.

Раненый мужчина засмеялся и даже капитан не пытался скрыть кровь, стекающую на запястье его рукава.

— Не знаю о его доме, но у него в комнате точно несёт как в канаве.

Их разговор оборвала дрожь земли.

Приближались механические драконы. Снежно белые громадины наступали из-за долины зданий.

Восемь их мчалось за дымом и мерцающим жаром.

Они громили как дорогу, так и здания. Хуже того: все мужчины ранены и не могут рассчитывать на своё оружие.

Драконы находились в трёхстах метрах, но заполнят эту брешь в мгновение ока.

Тем не менее, командир заговорил.

— Давайте свои патроны и валите отсюда.

Он повернулся спиной к остальным и протянул руку в ожидании пуль. В правой он держал лёгкий автомат, облачённый в обтекатель.

— Как-никак, моё имя может означать «пуля», так что я могу их чутка задержать.

Заместитель, выплюнув на землю кровавую слюну, переспросил.

— Задержать?

— Ага. На этой дороге наших парней больше не видно, так? Что означает, мы не можем их пропустить. Если они пробьются, то доберутся до людей, расположенных в тылу. Мне нужно задержать их, чтобы вы успели их предупредить.

— Но, — дыхание заместителя звучало пустым. — Это механические драконы. Как долго, по-твоему, ты сможешь их сдержать?

— Ну… Где-то около трёх секунд?

— Не ври. Твоя правая голень сломана, не так ли?

— Тогда две секунды?

— А как же сломанная правая ключица?

— Ладно, секунда.

— Разве твою дочку не охмурил какой-то парень?

— А за это ты меня должен поздравить, — ответил командир. — Ну, честно говоря, я думаю, что смогу задержать драконов где-то на 0.7 секунд.

Он взял лёгкий автомат под мышку.

— Разве это не круто? Я могу спасти мир за целые 0.7 секунд.

Когда он смеялся, его тело тряслось.

— Я никогда такого не делал.

Поэтому…

— Иди, предупреди остальных.

Как только он это сказал, с обеих сторон от него выстроились другие в защитной форме.

Их было четверо по обе руки, и все без исключения уставшие и раненные.

С нарастающей дрожью командир обратился к ним.

— Вы…

Младший парень на дальнем краю, перекрашенный в блондина, глянул на небо и заговорил.

— Я… так устал…что с места не сдвинусь.

Полноватый мужчина средних лет на другом краю закинул винтовку на плечо.

— Держу пари, я смогу продержаться 0.8 секунд.

— Угу, — кивнул престарелый мужчина и вытащил из кармана гранату. — Докладываю! 0.6!

Начиная справа, все выдали свои цифры.

— 0.5.

— 0.9!

— 0.7!

— 0.4!

— 0.8!

Наконец, настала очередь заместителя.

— У меня 0.4, так что вместе получается удивительных 5.8 секунд! Вот что значит великодушное предложение!

Заместитель вытащил из кармана сломанные очки и нацепил их на нос.

— Мы сможем так спасти мир?

— Почём мне знать? — рассмеялся командир. — Это безнадёжная ситуация, но если можно спасти мир за 5.8 секунд, то ещё рановато сдаваться.

— И правда. Без нас мир могут уничтожить на целых 5.8 секунд раньше.

— Ох, ничего себе ответственность!

Они все рассмеялись на комментарий младшего.

Но прекратили, как только повернулись к механическим драконам, которые теперь ясно показались на глаза.

— Готовсь!

Как только командир собирался сказать «пли», наступающую группу белоснежных драконов снесло.

— ?!..

Сперва они увидели, как слева взорвалось здание.

Оттуда ринулся чёрный ветер, и они знали его имя.

— Сусамикадо!

Это случилось вмиг.

Чёрный воин без колебания поспешил к механическим драконам в четыре раза выше его роста.

Меч в его правой руке стесал белоснежную броню, а щит в левой отбросил гигантские бегущие фигуры. Вдобавок…

————!

За чёрным ветром подоспели красный и серебряный Боги Войны. У красного не было рук, но он махал шестью толстыми клинками, парящими в воздухе. Серебряный бросил вызов драконам двумя мечами.

Их встретили голоса.

Крики радости.

На дорогу вышла толпа. Подобно водопаду, льющемуся между разрушенными зданиями и сверху, наружу выплеснулись люди.

— Так точно! Вы в порядке?!

Восьмерых, стоящих на дороге, кто-то позвал. Это была автоматическая кукла в очках.

— Я Фиалка, автоматическая кукла 3-го Гира. Я вас прикрою! Основные силы 3-го Гира тоже здесь, поэтому не о чем волнова…

Она споткнулась на полуслове. Более того, тут было негде споткнуться.

С ней всё нормально? — гадал командир, но кукла быстро вскочила на ноги.

— Эм, — начала она. — В-в-общем, я в порядке. Спасибо, что рисковали своими жизнями, чтобы защитить это место!

Командир посмотрел на белоснежные обломки, освещающие дорогу впереди.

Восемь механических драконов были разрушены чёрным Богом Войны и пушками остальных, выбежавших на помощь.

Затем он ощутил, как что-то ткнуло его в бок. Это был локоть заместителя.

— «Спасибо»? Разве мы что-то сделали?

— Заткнись. Отказаться сдаваться тоже непросто.

Но даже когда он это говорил, враг тоже не собирался отступать.

С дороги впереди и с неба прибыли группы белого.

Механические драконы развернули броню для защиты, а Боги Войны выставили щиты.

Командиру спёрло дыхание, потому что их было ещё больше прежнего.

— Ложись! — закричал женским голосом Сусамикадо.

В то же время он отложил свой меч и щит.

————!

Когда он отвёл свою руку назад и вправо, что-то прибыло.

— Керавнос!

Над дорогой повеял ветер.

Концептуальное Пространство, открытое на правой руке Сусамикадо, втянуло воздух и выбросило что-то другое.

Внешний панцирь гигантского сваебоя.

Но металлический объект заметно отличался от прежнего.

Он был приблизительно двадцатиметровой длины. Каркас оказался почти в три раза больше Сусамикадо, поэтому из него вытянулись руки, чтобы присоединится к спине и талии Бога Войны, как и к правому локтю.

Следом пространственно выбросило внешнюю обшивку, напоминающую длинное дуло ружья и амортизаторы, уменьшающие колебание от стрельбы.

После радиаторов, глушащих ободьев и кабелей питания появился свет.

Он был самим Керавносом. Это Концептуальное Ядро 3-го Гира.

Ранее оно состояло из пяти частей, но сейчас стало единым.

Оно напоминало гигантское копьё.

— Это потому, что Микаге-сан закончила эволюционировать!

Все знали, что Керавнос отражал неоконченную эволюцию Микаге, когда вернулся в битве у Бабеля.

Теперь он показал свою окончательную форму, и появилась тысяча болтов, чтобы собрать его вместе.

Последний вкрутился и зарылся внутрь, завершая то, что выглядело как гигантская пушка.

В небе дребезжала вибрация его завершения.

В то же время по поверхности Керавноса пронёсся свет. Он очертил выгравированное письмо, которое говорило…

— Волею Солнечного Короля и Лунной Королевы мы в 3-м Гире зарекаемся стать силой, что соберёт огромное количество людей!

Здесь собрались люди.

— Поэтому высвободи свою мощь, Керавнос!

Замахнувшись рукой, Сусамикадо врезал двадцати пяти метровый сваебой перед собой.

Последняя форма Керавноса активировала свою силу.

Всё поглотил свет.

Вперёд промчалась громадная вспышка молнии, покрывшая не только здания у дороги, но и всё шириною в четыреста метров.

По легенде это противодраконье оружие, что использовал всемогущий бог.

Свет сопровождался ветром и дрожью.

————!

Вместо взрыва наружу, все вжало внутрь.

Прошло не более мгновенья.

На расстоянии приблизительно полутора километров земля, небо и всё между ними было аннигилировано.

Механических драконов и Богов Войны не стало.

Протяжная сила произвела ветер, а поднятый жар заставил небо замерцать.

Стоящие в окружении пламени в каждом боевом районе могли это видеть и слышать.

— !..

Все бегущие по полю боя точно знали, что кто-то помимо них всё ещё сражается.

Поэтому они издали свой боевой клич.

Люди стояли у подножья пламени битвы, их окружал дым и испещряли раны, но они выразили своё присутствие так громко, что заглушили движение и залпы пушек Богов Войны с механическими драконами.

— Не волнуйтесь, — кто-то сказал. — Не волнуйтесь!

Человек оглянулся.

Там он увидел поднятую в небо стену света и вращающееся кольцо, что защищало мир внизу.

— Пока оно там, мир всё ещё цел!

Люди шли в наступление.

— Кричите же!

Они повысили голоса со словами, которые непременно кто-то должен вскричать, даже если голоса перекрывали друг друга.

— Пока хоть один из нас продолжает двигаться вперёд, мир всё ещё цел!

С неба им ответил голос. Он донёсся от зданий на юго-западе.

С несколькими белоснежными механическими драконами вступил в бой бело-голубой.

— Да!

Бело-голубой дракон кувыркался и стрелял, когда враг проносился под ним.

— Ничего страшного! И у врага есть слабость!

Сандер Феллоу сбил врага. Им оказался несколько круглый дракон.

— Эти механические драконы типа «Власти» доставляют приказы вражеским силам! А значит, если у вас есть противовоздушное вооружение, прошу, сбивайте эту модель! Так автоматическим куклам и механическим драконам под их контролем придётся действовать независимо!

— Это я и хотел услышать!

Новый голос пришёл с востока. Вонзённый в небо клинок света принадлежал V-Sw.

Сияющий меч удлинился на несколько сотен метров, но точно разил летящие там массы металла.

Разрушенный объект возвращался в форму простого минерала, который обращался песком и развеивался по ветру.

Последовало больше звуков уничтожения.

Линия фронта снова пришла в движение. Пускай пока и не сильно, но она медленно приближалась к центру.

В воздухе раскатывались голоса, поддерживающие наступление и дающие знать остальным.

Юго-западное построение двинулось от Ариаке к Токио и, наконец, закончило пересекать гавань. Это был строй Саямы.

Он продвигался по улицам в крупном районе города, и Синдзё бежала рядом с ним.

— Господа!

Его голос звучно гремел.

— Не проиграйте! И продвигайтесь вперёд!

Но с неба к нему донёсся ответ.

Микоку, стоящая на Левиафане, махнула рукой вниз.

— Бесполезно!

Наблюдая за наступающим врагом на прозрачной карте и на видео из зрения кукол, Микоку задала им вопрос.

— Вы собираетесь остановить это преобразование мира, несмотря ни на что?!

Она знала ответ и так.

Её противник был её противоположностью.

Она наблюдала за Саямой глазами кукол, когда он усиливал свои войска силой четырёх шаров, нёс на спине растительное существо, как и остальные, и пересекал поле боя.

Пока остальные группы строили линию фронта для столкновения с врагом, он сосредоточился на мобильности, чтобы прорваться как можно скорее.

— Не отставать!

Он кричал боевым товарищам.

— Не пытайтесь спешить. Для нас это прогулка.

Он бежал и прыгал.

— Не думайте, что это место смерти. Для нас это место жизни.

Он накапливал силу и мчался, чтобы стряхнуть приближающихся врагов.

— Не молитесь богу. Для нас враг это бог!

— В таком случае, — сказала Микоку, вздёрнув брови. — Если ты настаиваешь на беге и прибытии сюда, я дам тебе окончательную причину сдаться!

Она подняла правую руку и щёлкнула пальцами.

— Я испытаю тебя, Саяма Микото. Давай посмотрим, действительно ли ты никогда не сдаёшься.

Она знала, что должна сделать.

— Ноа! Используй свою избыточную силу, чтобы перестроить поле боя!

— Тэстамент.

Ноа кивнула за спиной Микоку.

Прежде чем, её кивок подошёл к концу, место наполнил голос.

Он растёкся по всему Концептуальному Пространству.

Он вещал в каждом из их разумов.

— Все ведёт к единой точке.

Когда Концептуальный Текст активировался, поле боя переменилось.

На бегу Саяма заметил два изменения.

Во-первых, ангелы начали формировать громадное кольцо для защиты местности вокруг Левиафана. А во-вторых…

— Синдзё-кун?!

До того как прозвучал Концептуальный Текст, она бежала справа, но теперь пропала.

И не только она. Всего, что должно быть справа от него, больше там не было.

Выглядело так, словно вдаль растянулся серый мираж.

…Что это?

— Я лишь сделала то, чего ты хотел. Поскольку тебе так нравится бежать вперёд, я дала тебе всю землю, чтобы делать это как можно дольше. Глянь налево.

Услышав голос Микоку с небес, Саяма посмотрел налево.

Он увидел там странную землю.

Они разделили Токио на восемь районов, но по какой-то причине, все восемь выстроились в ряд перед ним.

…Что происходит?

Эти районы должны создавать кольцо, поэтому он бы не мог видеть их все.

Тем не менее, земля перед ним соединялась в прямую линию. И в самом конце всего…

— Ариаке и… Левиафан в небе над станцией Синдзюку?

За восемью прямолинейными районами парень увидел место, через которое только что пробежал, и свою конечную цель.

Увидев это, он осознал, что означал новый концепт.

Всё вело к единой точке.

— Ты хочешь сказать, я могу достичь своей цели в центре после того, как пересеку каждый район?!

— Именно. Я даже сделала тебе услугу и завязала всё на тебе, — ответила Микоку. — С моей «единой точки» я могу атаковать каждый район, но ты должен пройти через их все, прежде чем достигнешь меня в центре.

Саяма нахмурился.

— Ты говоришь мне пробежать через все восемь районов?

— Да. Если любой человек пройдёт через их все, мир воссоединится и концепт утратит смысл. И ты ближе всех к краю мира, Саяма.

Это означало, что вся битва кончится, если Саяма остановится.

— А теперь я пошлю свои силы во все восемь районов, — сказала Микоку. — Твои армии должны выжить, пока ты не закончишь свою пробежку, Саяма. И слушай внимательно. Я…

Она вздохнула.

— Я без колебания отправлю мою армию атаковать Синдзё.

— Понятно, — ответил Саяма, уставившись на Левиафана вдалеке. — Рад слышать. Тогда мне незачем сдерживаться.

Он услышал неожиданный звук.

Зазвонил телефон в кармане.

Люди, которых от него не отрезало, обратили на него внимание, когда парень достал трубку.

— С-саяма-кун?

— Да, это Я, Синдзё-кун.

Он повернулся к мерцающей серости, где должна быть она.

Саяма приблизился к границе мерцания, вытянул руку, и мог поклясться, как что-то там ощутил.

— Саяма-кун.

Он слышал голос Синдзё. Она должна быть прямо перед ним, но драгоценный голос оказался дальше кого бы то ни было.

— Я жду тебя.

— Да. Я скоро буду. Клянусь, что доберусь до тебя.

Он опустил голову и прижал щеку к мерцанию.

— Саяма… -кун?

Её вопросительный голос казался так близко.

— Мм…

Они не видели друг друга, но всё равно поцеловались.

Через пару секунд он медленно отстранился.

————.

Затем повернулся спиной к мерцающей границе и проговорил.

— Я скоро буду, Синдзё-кун. Где бы ты ни была…

Он перевёл дух.

— Я буду там, Синдзё-кун, чтобы взять тебя за руку.

— Да!

Остальные тоже кивнули в ответ.

Товарищи вокруг него состояли из смеси стандартного и специального подразделений.

Когда он отложил телефон, они неофициально ему отсалютовали.

— Мы тебя прикроем. По крайней мере, сколько сможем.

Они встали на дороге с оружием наизготовку. Всех покрывала грязь, но никто не остался без ушибов.

Но Саяма кивнул в ответ, игнорируя их усталость и раны.

Он оставил четыре летящие сферы с ближайшим командиром и приказал мужчине удерживать местность. Парень сказал ему отступить и защитить кольцо за ними.

Затем вытащил из кармана что-то ещё.

Это был короткий деревянный меч.

— В нём содержится Концептуальное Ядро 4-го Гира, поэтому мы можем установить печати небес и земли.

Просто находясь в руках, меч начал выпускать воздух.

Пока деревянный клинок поглощал его усталость, Саяма засунул его за пояс сзади.

Это единственная подготовка, необходимая для бега.

Закончив её, он окинул взглядом всех вокруг.

— Итак, вот ваши приказы.

Парень уставился перед собой, где видел улицы, небо, белых автоматических кукол и Богов Войны.

Враг был повсюду.

Но он не колебался и заговорил к остальным, не глядя в их сторону.

— Господа, я как раз собираюсь пойти встретиться с Синдзё-кун, поэтому буду очень занят. Носителям Концептуальных Ядер — продвигайтесь и подавите вражеские подкрепления. Всем остальным — помочь мне достигнуть Синдзё-кун.

Он присел, махнул руками назад и открыл рот.

— Очистите мой путь вперёд!

С этим криком он начал бежать.

Саяма бежал на запад, где вдалеке виднелся Левиафан.

Он нёсся к человеку, который его ждал.

Парень соединит поле боя, поэтому они не могли сдаться.

Он двинулся на полной скорости с первого же шага.

Комментарии