Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Интерлюдия

Ощутив носом внезапное изменение в потоках воздуха, дракон Тсаиндорукс Вайсион, имевший прозвище «Платиновый Драконий Король» задвигался сквозь дремоту. Пробудившись, он удивился. Хотя можно даже сказать, что испугался.

Драконы обладали чутьём, намного превосходящим человеческое. Если кто-то попытается обмануть их невидимостью или иллюзиями, драконы обнаружат его с поразительного расстояния. И даже во сне.

А у короля драконов чувствительность намного выше, чем у обычного. Так что тот, кто к нему подобрался, должен быть исключительно умел.

Несмотря на свою долгую жизнь, он знал лишь нескольких способных на это. Прежде всего, равные ему драконьи короли, также Идзания из тринадцати героев, уже отошедший в иной мир убийца. А ещё...

Ощутив присутствие человека, которого он только что вспомнил, Тсаиндорукс Вайсион — словом, Тсар — скривился и медленно открыл глаза.

Даже в темноте дракон видел как днём.

Почувствовал он старую женщину с красивым мечом у талии, стоящую на открытом пространстве, — прятаться она явно не собиралась. Она добралась сюда, а чутьё дракона её не обнаружило — на морщинистом лице была улыбка той, кому удалось совершить шалость.

— Прошло уже много лет с тех пор, как мы виделись.

Глядя на старушку, Тсар не ответил.

Её седые волосы свидетельствовали о том, что ей уже много лет. Однако на лице виднелась жизнерадостность маленькой озорницы. С возрастом она стала более тощей, но сердце осталось прежним.

Пока Тсар сравнивал её нынешнюю внешность с одним из воспоминаний, бровь старушки изогнулась на опасный угол.

— Что? Забыл, как встретить старого друга? Ха, даже драконы стареют.

Показав зубы, Тсар по-доброму рассмеялся и ответил мягким голосом, который не ожидаешь от такого колоссального тела:

— Виноват, слишком растрогался, увидев после стольких лет друга. Потому-то я так медленно и отозвался.

А старушка, как Тсар и предполагал, саркастически заметила:

— Друга? Вон те пустые доспехи — мой друг... Они уже, как я вижу, погнулись.

Давным-давно Тсар путешествовал вместе со старой леди и остальными с помощью доспехов, которыми управлял издали. Когда его истинная личность раскрылась, он познал ярость товарищей. Похоже, возмущение ещё не прошло, раз до сих пор об этом вспоминалось.

С одной стороны, дракону хотелось, чтобы она наконец оставила это дело в покое, но, с другой стороны, он также был рад вспомнить былое.

Тсар криво улыбнулся их обычному обмену приветствиями и посмотрел на палец старой леди.

— О? Кольца нет, что случилось? Не представляю, чтобы кто-то у тебя его украл... это ведь предмет, выходящий за пределы царства людей. Нельзя, чтобы он попал не в те руки. В особенности в Слейновскую Теократию или людям, подобным Чёрному Писанию.

— Пытаешься сменить тему? Какой у тебя острый взгляд — это и есть легендарная чувствительность драконов к сокровищам?.. А, неважно. Я передала его молодым, так что расслабься.

Нельзя такой предмет из прихоти кому-то передавать.

Его сделали с помощью изначальной магии. Сейчас, когда силы магии загрязнены и искажены, будет очень трудно сотворить что-то подобное. Также дракон намекал, что немного осталось тех, кто всё ещё может использовать изначальную магию.

Однако подруге можно доверять.

— Вот как? Если таково твоё решение, то так тому и быть... Кстати говоря, ходят слухи, что ты перестала быть искательницей приключений, это правда? Или ты пришла сюда по работе?

— Я пришла к другу. Я уже не искательница приключений. Не заставляй старую женщину работать. Моё дело унаследовала та плакса.

— Плакса? — ненадолго задумавшись, Тсар вспомнил: — А-а, ты о ней?

Уловив в тоне Тсара удивление, старая леди ответила:

— Ага, та девочка по имени Инбэран.

— Да-а... — ошеломлённо протянул Тсар, — думаю, ты единственная зовёшь её девочкой.

— Правда? А не ты ли должен её так называть? Я почти того же возраста, что и она. А ты намного старше.

— Ну, может и так... но ты в самом деле убедила это дитя стать искательницей приключений? Как тебе удалось?

— Ха. Плакса всё ныла и жаловалась, так что я сказала, что сделаю всё, что она захочет, если сможет меня побить. В общем, я дала ей хорошую взбучку!

Ка-ка-ка, — старая леди от чистого сердца рассмеялась.

— Ты единственный человек, способный побить то дитя... — проговорил Тсар голосом, который бы заставил любого человека обливаться холодным потом, и покачал головой.

Вспомнились времена, когда он с друзьями дрался против Демонов-богов. В особенности лицо девушки, что отличилась во время боя с Демоном-богом насекомых.

— Ну, помогли и другие товарищи по команде. Они много знают о нежити и как её побеждать. Даже если она выигрывала по силе, у мертвецов есть свои слабости. И какой бы сильной плакса ни стала, всегда найдётся кто-то сильнее. Например, ты её сможешь с лёгкостью победить. Если не будешь сдерживаться, то даже в этом мире будешь сильнейшим существом. — Старая женщина перевела взгляд на платиновые доспехи.

Она считала, что он скажет что-то легкомысленное, но вместо этого услышала совершенно серьёзный ответ:

— Думаю, это не так. Сила, осквернившая мир, снова пришла в движение.

На правом плече доспехов зияла дыра, словно их пронзили копьём.

— Значит... прошло уже больше ста лет, и мир снова встряхнётся. На сей раз это миру не поможет, как в случае лидера.

— Возможно, встреча с вампиром была просто случайна, но я чувствую, что его природа — зло. Невероятно совпадение. Нам не повезло, или повезло, что удалось узнать об их присутствии?

— Это две стороны одной монеты — понимай, как хочешь. Я уже спрашивала, но не мог бы ты попросить помощи у других драконьих королей?

— Мой ответ не изменился. Это трудно. Откровенно говоря, выжили только те, кто не сражался против Восьми Королей Жадности. А это либо Небесный Драконий Король, любящий парить в облаках, либо Драконий Король Глубокой Тьмы, который неизвестно что делает в той гигантской пещере. Не могу себе представить, чтобы такие типы помогли.

— Ясно. Но есть же Драконий Король Света, который общается с людьми и делает с ними детей. Возможно, сможем переубедить его?

— Может быть... но лично я думаю, что больше шансов разбудить «её», спящую в глубинах морского города.

— Ты ждёшь этого в своих мечтах? Если бы лидер оставил нам все свои знания, проблем было бы меньше. Жаль, что он умер так рано.

— Ничего не поделаешь. Он был потрясён, когда убили одного из товарищей, с которыми он пришёл. Я могу понять, почему он отказался от воскрешения. Ты ведь тогда тоже была потрясена, разве нет, Ригрит?

Старая леди посмотрела вдаль, с болью на лице медленно кивнув.

— Да... это... так.

— Ригрит, мне тяжело тебя просить, ты ведь больше не искательница приключений, но можешь выслушать мою просьбу?

— Что такое? Я догадываюсь, о чём пойдёт речь, но я всё равно выслушаю.

Тсар смотрел на меч. Меч, которым невозможно рубить. Однако он острее любого клинка этого мира, предмет, который невозможно создать современной магией.

Именно из-за этого меча — одного из восьми оружий, оставленных после себя Восемью Королями Жадности — Тсар и не мог покинуть это место.

— Я всё время занимался этим делом, но мне нужна твоя помощь. Прошу, собери информацию о предметах, которые могут сравняться с этим гильдейским мечом. Или с особыми предметами наподобие Усиленной брони искателей приключений адамантового ранга Королевства, Красной Капли.

Комментарии