Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 4. Проблеск надежды

Часть 1

Словно плотину прорвало, настолько яростной была атака. Враг — всего лишь низкоранговая нежить. Дальновидности нечего бояться. Однако «вал» и не собирался останавливаться.

Хеккеран вытер пот с лица, уничтожив десятую группу противников с начала битвы — пару вурдалаков. Хотелось отдохнуть, но не было времени. Глотнув немного воды из фляги, привязанной к поясу, он немного перевёл дух и просигналил отступать. Тем не менее враг не собирался давать им время на отдых. Впрочем, никто этому не удивился.

Выпрыгнула группа скелетов-воинов со скелетом-магом в мантии и загородила им путь.

— Сохраняйте запас магии!

— Поняла.

— Хо... хорошо.

В любую секунду могло произойти что-то неожиданное, а потому магия, способная справиться с чем угодно, — козырь, который нельзя растрачивать на пустяки. Впрочем, несколько способностей с ограниченным количеством применений на день они уже потратили. К этому привело большое количество ловушек и мертвецов.

Однажды скелеты-лучники выстроились за решётчатыми окнами, где их не достать мечом. А стрелами скелетов убить трудно, так как они устойчивы против колющих атак, однако Робердик смог изгнать нежить.

Он также сумел очистить мертвецов, что кидали на них бутылки ядовитого газа.

Он уничтожил летающую нежить и «имитаторов пола», которые приклеивали жертв к полу своими телесными жидкостями.

А также он истребил команду нескольких мертвецов, вызывающих разнообразные негативные статусы: чуму, отравление и проклятье.

Так что теперь «Изгнание нежити» Робердик мог применить всего лишь несколько раз. Правда, им удалось сохранить много других способностей и магическую силу. Единственной жёсткой битвой было сражение против голема из плоти, который смешался с батальоном нежити.

— Осторожно! Слышу множество шагов позади!

— Реакция на нежить! Шестеро!

После предупреждение Имины и затем Робердика все напряглись. Пять скелетов впереди не атаковали вероятно потому, что ждали возможности их окружить.

Хеккеран думал, что делать дальше.

В голове появилось несколько вариантов. Первое, можно упреждающе атаковать врагов впереди и уничтожить. Или же остановить их дальнобойными атаками, а затем развернуться и атаковать преследователей. Этот план потребует хороших наблюдательных навыков, чтобы определить силу врагов и сначала уничтожить более слабую группу. Ещё можно остановить одну группу магией, чтобы потом проскочить через вторую.

Все варианты эффективны, но ни один не переломит ситуацию. В мгновение вдохновения Хеккеран решил довериться инстинктам.

— Хеккеран! Что нам делать?

— Назад! Там есть поворот! Отступаем туда! — ответил тот, и Имина, которая находилась в арьергарде, тут же кинулась назад. Арче и Робердик последовали за ней. Хеккеран был на шаг позади. Раз Имина бежала, значит дистанция вполне преодолима. Не желая отставать от товарищей, Хеккеран ускорился. Враг, разумеется, не даст им так легко сбежать. Слышались шаги нежити, работников неустанно преследовали. — Вот вам! — Хеккеран достал сумку алхимического клея и бросил назад.

Алхимическая жидкость расплескалась по полу.

Результаты были мгновенны — шаги остановились.

Разумная нежить могла обойти, но не низшая. К тому же у скелетов нет мускулов, если они застряли, им весьма трудно вырваться.

— Ещё реакция на нежить! Четверо справа!

— Стена!

— Нет, это иллюзия!

Четыре вурдалака с рыком проскочили сквозь стену. Хотя эта нежить была худой — почти одна кожа да кости, — это всё же был грозный противник, атакующий вытянутыми пожелтевшими когтями. Тем не менее никто из команды не испугался.

— Не смотрите на меня свысока!

Внешне не дрогнувшая перед засадой Имина тут же извлекла из ножен короткий меч и ударила вурдалака в шею. Вместо крови брызнула какая-то грязная жидкость, и он рухнул на пол. Рядом с ней Робердик со всей силы ударил булавой и раздавил череп другому вурдалаку.

Рассудив, что этих двоих можно оставить без присмотра, Хеккеран повернулся назад. За ними всё ещё гнались. Следует на всякий случай бросить ещё одну сумку клея?

Как только лидер Дальновидности собрался так сделать, перед глазами появился ужасающий мертвец.

— Старший лич!

На пальце лича потрескивала молния. Хеккеран знал, что это за магия.

«Удар молнии» бьёт по прямой, есть только один способ уклониться.

— Толкайте вурдалаков назад!

Ни Имина, ни Робердик не поняли, почему Хеккеран отдал такой приказ, но без колебаний повиновались.

Как только они вчетвером вытолкнули вурдалаков через иллюзорную стену, по коридору мелькнула белая вспышка.

Воздух с треском задрожал, и Хеккеран почувствовал, как под ногами активировался магический круг. В следующее мгновение их поглотил бледно-голубой свет, от которого они не могли уклониться, и вид перед глазами сменился.

— Осторожно! Будьте внимательны?!

Хотя вурдалаки исчезли, и они оказались в другом месте, всё же только что была битва. Тем не менее после столь неожиданного происшествия нет ничего удивительного в том, что они на несколько мгновений остолбенели.

Хеккеран потряс головой, приходя в себя. Самое основное, что следует сделать — убедиться, что товарищи в безопасности. Хотя также важно понять, где они очутились.

Имина, Арче и Робердик.

При активации магического круга никто не нарушал строй, и сейчас все были на месте.

Убедившись, что все живы, четвёрка продолжила осматриваться.

Тускло освещённый широкий коридор с высокими потолками. Даже гигант свободно сюда поместится. Мерцающее пламя далёких факелов освещало неравномерно, в их свете тени, казалось, танцуют. Впереди находилась какая-то решётка, из квадратных брешей светили белые лучи магического света, а дальше коридор уходил в темноту, по пути виднелось несколько дверей, освещённых факелами.

Все молчали, слышалось лишь потрескивание факелов.

Не похоже, что сейчас кто-то нападёт. Осознав это, они немного успокоились.

— Не знаю, где мы, но тут совсем иная атмосфера.

Интерьер полностью отличался от склепа. На самом деле виднелись даже признаки цивилизации. Члены Дальновидности осмотрели каждый угол, гадая, куда же попали, но Арче повела себя не так, как остальные.

— Это место...

Хеккеран её спросил:

— Ты знаешь? Или есть какая-то догадка?

— Я знаю похожее место. Гранд Арена Империи.

— Хм... да, ты права, — пробормотал Робердик.

Хеккеран и Имина ничего не сказали, но разделяли его мнение.

Когда Дальновидность в свой дебют на арене шли из зала ожидания, место было похожим.

— Тогда за ними должна быть арена, — Робердик указал на решётчатые ворота.

— Наверное... и нас телепортировали сюда, чтобы мы дрались... да?

«Проведите зрелищный бой» — вероятно, такой смысл. Хотя они понятия не имели, кто или что их ждёт.

— Это опасно... Телепортация на дальние расстояния считается магией пятого ранга. О том, что такую магию используют в качестве ловушки, я слышала лишь в сказках. Вероятно, это место построил кто-то с невообразимыми магическими умениями. Нам невыгодно принимать приглашение врага. Предлагаю пойти в противоположную сторону.

— Но если примем приглашение, не думаешь, что там может оказаться путь к выживанию? Разве отказ не разозлит врагов?

— Очень опасны обе стороны. Роб, что думаешь?

— Есть доводы за и против для обоих вариантов. Но я сомневаюсь в том, что сказала Арче. Правда ли ловушку создал тот, кто тут проживает? Может быть, они просто используют то, что создал кто-то другой?

Работники переглянулись и одновременно выдохнули. Нет смысла стоять на месте и дальше обсуждать. Информации недостаточно и их мнения не совпадают, но сейчас нужно принять решение.

— В словах Роба есть смысл. Кто знает, может быть, эту ловушку сделали пятьсот лет назад.

— Ага, в прошлом кое-кто владел более продвинутыми магическими техниками.

— Имеешь в виду властвовавших на континенте существ, чья страна пала почти мгновенно, и от которой теперь осталась одна столица?

— Восемь Королей Жадности. Считается, что это они распространили магию по всему миру. Если это реликвия той эры, то возможно...

— Да... Тогда я за то, чтобы отсюда поскорее убраться. Впрочем, раз нас сюда послало ловушкой, нам в любом случае не позволят сбежать, — заявил Робердик, и все кивнули, решившись идти вперёд.

Когда они приблизились к решётчатым воротам, те поднялись вверх с впечатляющей скорость, будто всё это время ожидая их прибытия. При выходе на арену первое, что люди увидели, — ряды зрительских мест.

Арена впечатляла не меньше, чем имперская. На самом деле даже больше, учитывая, что повсюду стояли зачарованные «Вечным светом» фонари, освещающие всё так, будто сейчас день.

Все из Дальновидности были потрясены, в особенности когда увидели находящиеся повыше зрительские места.

Потому что там сидели бесчисленные глиняные фигуры — куклы, известные как големы.

Големы — неорганические создания, сотворённые магией. Они послушно выполняют любые команды хозяина. Им нет необходимости есть или спать, и они никогда не страдают от усталости и даже от разрушительного действия времени. Их ценили как стражей и рабочих. Но поскольку производство големов занимало довольно много времени, усилий и денег, даже самые слабые из них стоили много золотых монет.

Даже хорошо зарабатывающие Хеккеран и остальные не могли себе позволить голема.

Но эта область, похоже, была просто завалена подобными ценными творениями.

Значит, владелец арены невероятно богат. Хеккеран почувствовал себя жутко одиноко.

Работники, будто бывав тут уже много раз, кратко переглянулись между собой и молча пошли в центр арены.

— Мы оказались снаружи? — спросила Имина, и все посмотрели вверх и увидели темноту. Поскольку освещение было слишком ярким, звёзд не было видно, тем не менее в том, что арена открыта и вверху ночное небо, сомнений не возникало.

— Тогда можно использовать магию полёта и сбежать...

— То-о-о! — с ВИП-балкона, который находился на высоте примерно шестиэтажного здания, кто-то спрыгнул, и вместе с тем его голос прервал Арче.

Он сделал кувырок в воздухе и грациозно приземлился на землю. Хеккеран и остальные даже подумали, что у него есть крылья. Не использовалось никакой магии, лишь чистые физические способности. Даже у вора Имины перехватило дыхание от совершенства движений.

Лицо особы, погасившей всю силу удара, просто согнув колени, расплылось в улыбке.

Перед ними стоял юный тёмный эльф.

Длинные уши, что торчали из золотых прядей волос, слегка дёрнулись. Возникло такое впечатление, словно перед работниками солнце.

Одет в хорошо подогнанные кожаные доспехи, изготовленные из тёмно-красной драконьей чешуи. Поверх них носит белый жилет, расшитый золотыми нитями. На груди красуется герб.

— Ах! — изумилась Имина, заметив его глаза разного цвета.

— Бойцы прибыли! — весело заговорил мальчик в похожий на стержень предмет, который он держал в руке, и по всей округе раздался его усиленный голос.

Арена содрогнулась.

Похоже, до сих пор неподвижные големы зашумели, затоптав по полу.

— Бойцы — четверо безрассудных глупцов, вторгшихся в Великий Склеп Назарика! А выйдет против них хозяин Великого Склепа, Высший король смерти, владыка Аинз! Оал! Гоун!

По другую сторону арены поднялась решётка. Из тёмного прохода на свет вышло нечто. Одним словом, скелет.

В глазницах белого черепа мерцал алый свет.

Одет в похожее на мантию одеяние, пояс затянут, но поскольку отсутствуют мускулы, талия кажется слишком тощей, чтобы поверить в её реальность. Судя по отсутствию оружия в руках, вероятно это какой-то заклинатель.

— О-о! И за ним идёт наша Смотрительница Стражей, Альбедо!

Члены Дальновидности замерли, увидев женщину, идущую позади словно слуга.

Бесподобная красавица, прекраснее даже «Красавицы» из Тьмы, не говоря уже об обычных человеческих девушках. С висков изгибаются рожки, у талии чёрные крылья — выглядят настолько реально, что их нельзя спутать с искусственными.

Арена задрожала от топота — все приветствовали двух новых участников, затем големы захлопали. Подобный приём подходил даже королю.

Двое подошли к Дальновидности, громоподобные аплодисменты не прекращались.

— Простите, — прошептала Арче, — мы попали в это из-за меня.

Дальше последует самая суровая битва из тех, через которые они прошли. Скорее всего, один или двое погибнут. Арче, вероятно, посчитала, что они попали в тяжёлое положение из-за неё. Если бы не её долг, то, наверное, они бы не приняли задание по исследованию гробницы, о которой ничего неизвестно.

Но...

— Ей-ей, что за ерунду говорит этот ребёнок?

— Да. Мы принимали решение все вместе. Это не твоя вина. Думаешь, мы бы не взяли задание, не будь у тебя личных проблем?

— Вот-вот, так что не волнуйся, — Имина погладила Арче по голове, Хеккеран и Робердик улыбнулись.

— Что ж, уже безнадёжно что-либо планировать, но обсудить всё не помешает. Арче, можешь определить, что это за нежить?

— Оно разумно, а значит... скелет высшего класса?

Скелет, Аинз, махнул перед ними рукой, словно что-то вытирая.

Шум затих. Големы мгновенно остановились, и снова настала почти оглушающая тишина. Хеккеран искренне поклонился Аинзу, который медленно повернулся к ним.

— Прежде всего, я хотел бы извиниться перед господином Аинзом Оалом...

— Аинзом Оалом Гоуном.

— Простите. Перед господином Аинзом Оалом Гоуном.

Аинз остановился и поднял подбородок, словно разрешив низшему существу продолжить.

— Мы хотим извиниться, что вошли в ваш склеп без разрешения. Если сможете простить, мы с радостью предложим соответствующую компенсацию, чтобы искупить наши грехи.

На некоторое время настала тишина. Аинз вздохнул. Разумеется, нежити было не нужно дышать. Но он сделал это, чтобы передать своё сообщение.

— Так делается там, откуда вы пришли? Если кто-то поест в вашем доме и оставит беспорядок, на котором вырастут личинки, не будет ли быстрая смерть милосердием?

— Люди не личинки!

— Они такие же. По крайней мере они — не я. Хотя... люди даже ниже, чем личинки. В рождении личинки виновата бабочка. Однако вы отличаетесь. Вас не заставляли и у вас не было особых причин сюда приходить, но исключительно из жадности вы напали на склеп, в котором могли жить люди. А цель у вас только одна — разграбить сокровища. — По Колизею эхом разнёсся смех Аинза. — Ах-х, не принимайте близко к сердцу. Я не виню вас. Сильный всегда будет властвовать над слабым. Я так поступаю и не считаю себя исключением. Поскольку может существовать кто-то сильнее меня, я был настороже... Что ж, время добродушной беседы подошло к концу. Следуя принципу «сильный поедает слабого», я кое-что у вас попрошу.

— Нет, на самом деле...

— Тишина! — заявил Аинз голосом, не терпящим возражений. — Не расстраивайте меня своей ложью! Что ж, вы заплатите за свою глупую ошибку жизнью.

— Что, если у нас есть разрешение?

Аинз застыл. По всей видимости, он не ожидал подобного.

Хеккеран удивился, что одно предложение могло привести столь большой эффект, но, конечно, не показал этого на лице. Когда всё, казалось, потеряно, во тьме появился проблеск надежды. Нужно за неё ухватиться.

— Бред. — Голос был тихим, почти на грани слышимости. — Полнейший бред. Что вы получите, разозлив меня?

Беспокойство росло, даже стоящий рядом тёмный эльф заволновался. Переведя взгляд на последнего из врагов, Хеккеран вздрогнул.

Стоящая позади них красавица по-прежнему улыбалась. Но её жажда крови заставила лидера Дальновидности покрыться холодным потом.

— Но что, если это правда?

— Нет... нет... невозможно. Совершенно невозможно. Вы все должны быть подношением, пляшущим под мою дудку.

Аинз покачал головой, а взгляд его стал таким, словно мог проделать отверстие в Хеккеране.

— Но... однако... я... да, точно, на всякий случай я выслушаю тебя... Кто дал вам разрешение?

— Вы не знаете его?

— Его?..

Хеккеран отчаянно думал, что следует сказать, чтобы избежать опасности.

Подобный вопрос задал бы лишь человек, парализованный нерешительностью, поскольку лишь спросив, он может узнать, что правда, а что вымысел. Это чисто человеческое отношение — реакция не монстра, но труса. Таким шансом грех не воспользоваться.

— Он не назвался, но это весьма крупный монстр.

— Опиши его.

— Он был очень, очень большой...

— Очень-очень... — в очередной раз ушёл в себя Аинз, и работники снова избежали опасности, Хеккеран про себя вздохнул с облегчением.

Он незаметными движениями пальцев сказал друзьям, чтобы искали выход. Аинз не станет действовать, не убедившись в правдивости или ложности слов Хеккерана. Это время — всё, что у них есть, чтобы придумать, как выбраться отсюда.

— Он говорил что-то?

Главное, чтобы никто не использовал магию очарования или управления или ещё какой-то особый навык...

— Прежде чем ответить, я хочу, чтобы вы гарантировали нашу безопасность.

— Что?.. Если ты в самом деле получил разрешение от одного из моих друзей, то твоя безопасность гарантирована. Не бойся.

Новое слово — «друг».

Хеккеран проанализировал добытую информацию. Из переговоров он узнал, что у Аинза Оала Гоуна есть друзья, с которыми он в настоящее время потерял контакт.

Секрет трюка заключается в том, чтобы говорить то, что хочет оппонент, а затем заставить его ошибиться.

— Ну?.. Почему молчишь? Говори, что сказал человек, которого ты встретил.

До сих пор обман работал. Осталось ещё чуть-чуть. У лидера Дальновидности вспотели ладони.

— Он сказал поприветствовать Аинза из Великого Склепа Назарика.

— Аинза? — скелет вдруг застыл, Хеккеран напрягся. — Он сказал поприветствовать Аинза?

Работник собрался духом. В конце концов, сказанное не воротишь.

— Да.

— Куа-ха-ха-ха-ха! — рассмеялся Аинз. Но не счастливо. Этому смеху больше всего подошло бы описание «бурный». — Хах... ладно, хватит. Если спокойно подумать, в истории куча дыр. — Аинз посмотрел на Хеккерана. Алое пламя в глазницах потемнело, охваченное чернотой. От него остались одни маленькие красные точки. Хеккеран и остальные сделали шаг назад, будто взгляд скелета давил физически. Он пылал чистейшей яростью. — МУ-У-У-С-О-О-Р-Р-Р! ВЫ ПОСМЕЛИ! ВЫ ПОСМЕЛИ СТУПИТЬ! ПОСМЕЛИ СТУПИТЬ СВОИМИ ГРЯЗНЫМИ НОГАМИ В НАЗАРИК, ЧТО Я, ЧТО МЫ, МОИ ДРУЗЬЯ И Я, СОЗДАЛИ! — Ярость оказалась столь огромной, что сам Аинз замолк. Его лопатки двигались так, словно он дышал, и он продолжил: — И ВЫ! ВЫ ПОСМЕЛИ ИСПОЛЬЗОВАТЬ МОЁ ИМЯ, МОИХ ДРУЗЕЙ! ПОСМЕЛИ ИСПОЛЬЗОВАТЬ, ЧТОБЫ ОБМАНУТЬ МЕНЯ! ВЫ ДЕРЬМО! ДУМАЕТЕ, ВАС КОГДА-НИБУДЬ ПРОСТЯТ?! — орал Аинз.

Не было бы ничего удивительного, если бы его гнев продолжался вечно. Однако вся злоба вдруг испарилась, вернулось его обычное спокойствие. Изменение было столь внезапным, будто его эмоции кто-то выключил. Хеккеран и его команда посчитали, что здесь что-то не так.

— Хотя вы меня разозлили, вина не лежит на вас. Разумеется, любой скажет возмутительную ложь, чтобы сохранить себе жизнь. По правде сказать, я всё ещё зол... но мне хватает разумности. Альбедо. Аура. И остальные Стражи, слышащие мой голос, закройте уши!

Абсолютная красотка и тёмный эльф внимательно слушали. Мальчик засунул пальцы в уши, а женщина элегантно прикрыла уши ладонями. Без сомнений, чтобы показать, что они не собираются слушать то, что их господин собирается сказать.

— Я с самого начала был против плана по приглашению грязных воров в мой Великий Склеп Назарика. Но я понимал, что это лучший способ, и принял его. — Аинз с сожалением покачал головой. — Ну, это всё. Разговоры закончены. В качестве последнего милосердия я хотел дать вам почётную смерть воинов, но теперь передумал. Я разберусь с вами как с ворами, кто вы и есть.

Говоря так, будто это чья-то чужая проблема, Аинз скинул мантию.

Разумеется, под ней оказались кости. Под рёбрами парила тёмно-красная сфера, излучая ужас. Кроме штанов и ботинок на нём больше ничего не оказалось... хотя нет, была ещё цепочка на шее.

— О-о! — сверху раздался странный голос.

Подняв голову, работники увидели, как через перила ВИП-мест наклонилась сереброволосая девушка. Её тут же оттянула назад рука в, кажется, голубой латной перчатке.

— Что она вытворяет?

— Я позже её отругаю.

К тому времени как работники пришли в себя и снова посмотрели на Аинза, тот уже откуда-то достал чёрный меч и круглый чёрный щит.

— Что ж, я готов. Начнём. — Скелет чуть расставил ноги, принимая боевую стойку. — Альбедо, Аура. Можете убрать руки. — Двое среагировали незамедлительно. — У меня испортилось настроение. Я даже подумать не мог, что встречу таких типов. Так что я с ними поиграю немного, не убивая, а вы потом от них избавитесь. Что же, начнём.

Увидев взявшего меч и щит Аинза, Хеккеран прежде всего подумал, что перед ним не воин, а монстр, который подавляет врага силой.

Стойка была как у любителя, но от него исходило тяжёлое давление. Казалось, что убить подобное создание может в любую секунду и с одного удара.

— Не нападаете? Тогда позвольте мне, — сказал Аинз и кинулся вперёд.

Пугающая скорость. В мгновение ока оказавшись рядом с противниками, он ударил сверху вниз.

Удар имел полно брешей, но за ним стояла огромная разрушительная сила.

Очень опасно попадать под эту атаку.

Хеккеран мгновенно пришёл к такому выводу, видя надвигающийся меч. Если сделает жёсткий блок, то это превратится в соревнование силы, в котором Хеккеран, разумеется, проиграет.

В таком случае есть только один выход — аккуратно отвести удар.

Меч Аинза ударился в землю, эхом раздался лязг стали.

Обычно нападающий потерял бы равновесие, и настало бы время контратаковать. Но Аинз даже не сдвинулся. Будто зная, что произойдёт, он оказался на своей изначальной позиции.

Хеккеран осознал, что совершил большую ошибку.

Нехорошо! Я недооценил его! Но всё, что я могу, — это драться!

Нацелившись Аинзу в голову, он применил боевой навык:

— «Удар двух клинков»!

Два меча прочертили сверкающие дуги в воздухе. Обычно против скелетов эффективнее дробящее оружие, но Хеккеран более умело использовал режущее оружие.

Надеясь нанести Аинзу хоть какой-то урон, лидер Дальновидности собирался обрушить на него целый шквал ударов, не заботясь о том, попадут те или нет.

Два меча понеслись к голове противника.

Обычный человек никак не смог бы противостоять.

Первоклассный противник был бы только поцарапан.

Но что насчёт элитного противника?

— Тц!

Аинз поставил на пути клинков щит. Простой воин не успел бы это сделать, что ещё раз доказывало подавляющую силу и скорость Аинза.

— «Магическая стрела»!

— «Малая ловкость»!

Когда щит оказался перед мечами, Арче послала во врага белую стрелу, а когда раздался громкий лязг, Робердик применил заклинание увеличения подвижности.

— Детские забавы.

Аинз даже не посмотрел на заклинательницу. Сгусток магии замерцал и исчез, не долетев до скелета. Арче потрясённо проговорила:

— Невосприимчивость к заклинаниям? Но откуда?

— Ха! — в ответ Аинз двинул щитом в лицо Хеккерану.

Это удар щитом!

Самые базовые боевые навыки всплыли в голове Хеккерана, и он решил превратить опасность в возможность. Мужчина нацелился в живот, рассудив, что большой щит его скроет из виду.

Однако Аинз с лёгкостью отбил удар своим чёрным мечом.

Он разглядел мою задумку!

Заметив приближение стеноподобного щита, Хеккеран едва сумел уклониться, но снизу на него полетел бронированный сапог.

Лидер Дальновидности не побоялся бы обычного пинка. Однако после недолгой схватки мужчина на своей шкуре ощутил невероятную силу Аинза — несмотря на то что тот не обладал никакими мускулами, — смертельным окажется любой удар.

Хеккеран в панике откатился в сторону, что было бы невозможно без поддержки Робердика. Когда созданный ударом ветер срезал несколько волосинок, по спине пробежал холодок.

— Съешь это! — Имина пустила несколько стрел. Поскольку она выкрикнула, атака не была скрытной, и Аинз легко уклонился.

Впрочем, против скелетов стрелы и так малоэффективны. Она надеялась, что Аинз не станет уклоняться. Стрелы, которые девушка использовала, были со сплюснутыми наконечниками, как лопата, и магически усилены, чтобы наносить дробящий урон. Они могли навредить даже скелетам.

Впрочем, нечего сожалеть. У Хеккерана появилась возможность встать и немного увеличить дистанцию между ним и Аинзом. Кричала Имина тоже для этого.

— «Удар двух клинков»!

— Ха!

Два удара были легко отбиты одним мечом. Хеккеран еле удержал клинки, так сильно по ним ударили.

Вот же неприятный тип. Неужели подобное получается, когда тренируешь монстра со сверхчеловеческими способностями? Насколько же он силён?

Ценой за использование боевых навыков было сильное ментальное истощение. Мозг словно кричал от напряжения, Хеккеран решил отступить.

Разумеется, Аинз этого не допустил.

— Как будто я позволю тебе сбежать! — скелет ринулся вперёд.

Этого можно было ожидать, ведь отходить задом всегда медленнее, чем двигаться вперёд.

Когда его уже почти настигнул противник, что-то просвистело в воздухе, пролетев мимо головы лидера Дальновидности.

Это была высокоскоростная стрела, незаметно пущенная из-за спины Хеккерана. Обычный человек, естественно, не смог бы уклониться. Однако против Аинза с его сверхчеловеческими рефлексами этого было недостаточно.

— «Вспышка»!

— «Малая сила»!

Перед Аинзом вспыхнул яркий свет. Может быть, заклинание не нанесло бы ему урона, но на мгновение бы ослепило, но, похоже, против Аинза оно оказалось бесполезным. Это лишь рассердило его.

— Мешаете!

Аинз цокнул несуществующим языком из-за того, что Хеккеран сократил расстояние благодаря увеличенной силе и ловкости.

— «Усиленная броня»!

— «Защита от зла»!

Арче и Робердик усилили защиту Хеккерана.

Уклонившись и снова отбив клинки, Аинз собирался контратаковать, когда в лицо полетела ещё одна стрела.

Лёгкость, с которой он уклонился, просто наклонив голову, подходила правителю склепа и монстроподобному мечнику.

Короткую паузу Хеккеран использовал, чтобы отступить. От короткого, но интенсивного боя он вспотел.

Мужчина ещё раз убедился, что Аинз Оал Гоун очень силён.

Люди не могли даже мечтать о подобной силе. А хуже всего, что скелет владеет техниками и в полной мере пользуется суперсилой и скоростью, а с помощью своей наблюдательности замечает уловки. У него есть меры против каждого члена Дальновидности. А в сочетании с сопротивляемостью магии и усиленным мечом и щитом, он обладает всем, о чём мечтает воин.

Однако Дальновидность могла противостоять подобному существу не без причины.

Честно говоря, Хеккерану с трудом удавалось держаться. Если бы он неправильно определил угол надвигающегося меча и неудачно парировал, то, скорее всего, поломал бы свои клинки и пропустил смертельный удар. А если бы ошибся в определении скорости чёрного меча, то оказался бы перерублен пополам. Ему довольно сильно везло, но помогала не только удача.

Командная работа.

Поскольку все работали вместе и чутко понимали друг друга, могли действовать как единый организм.

Потому-то Дальновидность и могла выстоять против могучего противника, Аинза Оала Гоуна.

На губах у Хеккерана появилась слабая улыбка.

Аинз до сих пор был невредим. Он, конечно, силён, но не всесилен.

С этой убеждённостью в душе Хеккеран, усиленный магией, взмахнул двумя клинками.

Летевшие с наивысшей скоростью клинки врезались в круглый щит. Пущенную стрелу враг отбил чёрным клинком. Арче и Робердик воспользовались возникшей задержкой, чтобы усилить командира ещё больше.

Враждебность в Аинзе быстро исчезала.

Размышляя, следует ли продолжать атаковать, Хеккеран всё же решил отступить, чтобы перевести дыхание. Немёртвый Аинз не устанет, сколько бы долго ни бился, но человек Хеккеран и остальные будут истощены. Вести затяжной бой — плохая мысль. Нужно отдыхать, когда есть возможность.

— Ясно... как я и думал, по-прежнему не могу нанести решающий удар. Я думал, что перевес в силе и навыках, а также знание того, что нужно делать, поможет, но в настоящем бою я всё ещё чувствую некоторую тревогу... что-то типа «почему я до сих пор никого не убил?» — Аинз досадно пожал плечами.

Наблюдавшего напротив Хеккерана не особенно раздражал его покровительственный тон. Честно говоря, подобный итог — преимущество работы в команде. Лидер Дальновидности улыбнулся, будто его похвалили.

Но вдруг до сих пор молчавшая красотка заговорила:

— Владыка Аинз. Может быть, время прекратить играть?

— Что?

— Простите мою грубость, но мне трудно поверить, что вы позволите и дальше быть на свободе этим подлецам и ворам, посмевшим использовать имя Высших существ, чтобы обмануть вас. Может быть, настало время даровать им вашу милость?

— Эй, Альбедо, если будешь так говорить с владыкой...

— Нет, Аура. Это хорошая мысль, — качнул головой Аинз. — И уже хватит. Я приобрёл достаточно опыта.

— Поистине изумительно. Как и ожидалось от властелина, который правит мной.

— Ты мне льстишь, но всё равно приятно услышать похвалу от воина, навыки которого намного превосходят мои.

— Я бы никогда не обманула вас ложной похвалой, я говорила от чистого сердца.

— Правда? Тогда спасибо. Коцит оценит меня позже, и я хочу, чтобы ты высказывала своё мнение и о будущих тренировках. — Кивнув несколько раз, выглядя очень довольно, Аинз повернулся назад к Дальновидности. Аура вокруг него изменилась, у Хеккерана появилось плохое предчувствие — инстинкты, спасавшие ему жизнь много раз, просто кричали об опасности. — Что ж, игры с мечом кончились. Время другого развлечения. — Аинз отбросил меч и щит, и они исчезли, не долетев до земли.

— Что?!

Обычно оружие бросают, когда сдаются. Однако отношение Аинза никак не походило на сдачу.

Ничего не понимая, Хеккеран сконфуженно спросил:

— Что вы собираетесь делать?

Аинз улыбнулся. Вернее, походило на то, что он улыбнулся.

Он медленно развёл руки, словно ангел, который обращается к верующим, или мать, что желает обнять ребёнка.

— Не понимаешь? Тогда позволь объяснить словами, которые дойдут даже до вас. — Аинз усмехнулся. — Я поиграю с вами, люди, ударьте меня со всей своей силы.

Настроение изменилось.

Скелет отказался от оружия и щита, а значит, должен ослабнуть. Но у Хеккерана появилось такое чувство, словно Аинз стал намного сильнее. Он будто увеличился на глазах, столь большое давление от него исходило.

Существо, которое становится сильнее без меча.

Если подумать, напрашивается только два ответа. Первый — он воин-монах, превративший своё тело в оружие. Но в таком случае уклонялся от ударов он слишком небрежно.

А второй ответ...

— Заклинатель? — произнесла Арче, пришедшая к тому же выводу, что и Хеккеран.

Неужели Аинз Оал Гоун и правда маг?

Вполне понятно, почему никто не подумал об этом раньше. Кто мог представить, что маг будет драться на равных с Хеккераном, сильнейшим бойцом команды?

У заклинателей — особенно арканистов — более слабое тело, чем у воинов. В конце концов, если есть время на тренировку тела, почему бы не потратить его на изучение магии? Потому заклинателей, способных на равных сражаться с воинами, не существовало.

Это попросту здравый смысл.

Кто же мог подумать, что они встретят существо, способное опровергнуть эту мудрость?

А потому Арче говорила с надеждой, что ошиблась с выводами. Потому что если не ошиблась, это значило бы, что Аинз гораздо увереннее в своих навыках заклинателя, нежели воина.

А что из этого следует, всем и так было понятно.

Даже небольшое количество заклинаний может значительно улучшить боевые показатели, что наглядно показал Хеккеран, усиленный магией.

— Наконец осознали? Какие же вы все глупцы. Впрочем, такого уровня интеллекта и следовало ожидать от паразитов, посмевших вторгнуться в мой, нет, наш Назарик.

Однако рядом Арче, она бы давно сказала, если бы тот и вправду был магом.

— Арче! Этот тип заклинатель?!

— Нет! Я уверена! По крайней мере он не арканист!

— Хм? И что это должно означать?

— Я не чувствую от вас никакой магической силы.

— А-а-а, так ты использовала заклинание обнаружения? Как грубо. — Аинз показал Хеккерану и остальным руки — одни кости, чего и следовало ожидать от нежити. Он развёл пальцы, чтобы показать, что на каждом по кольцу. — Как только я сниму это кольцо, ты поймёшь. Я также дал такое подчинённым, — сказал Аинз и снял кольцо с правой руки. И тогда...

— У-у-э-э! — кого-то вырвало. Липкая жидкость вылилась на пол арены, и кислотно-горький запах появился вокруг Дальновидности.

— Что ты сделал?! — Имина пронизывающе посмотрела на Аинза и подбежала к Арче, чтобы помочь. Аинз, похоже, озадачился, но всё же недовольно ответил:

— Что значит я что-то сделал с этой девушкой? Блевать, глядя кому-то в лицо, это верх грубости.

— В-все, бегите! — прокричала Арче, у неё из глаз текли слёзы. — Этот тип — мон... у-у-г-г-х-х! — Девушка не выдержала, её снова вырвало. И тут Хеккеран догадался.

Аинз ничего ей не делал. Просто Арче не выдержала того ужаса, что возник, когда она ощутила огромную магическую силу Аинза.

А это значит...

— Мы не победим! Его сила совсем на ином уровне! Даже слова «монстр» недостаточно, чтобы его описать! — Арче завыла. — Невозможно невозможно невозможно...

Имина крепко прижала девушку к груди. Та яростно качала головой, словно обезумев.

— Успокойся! Робердик!

— Понял, «Львиное сердце»!

Под влиянием магии Арче сумела унять панику. Она, как новорождённый оленёнок, неуверенно поднялась на шаткие ноги, опираясь о посох.

— Нужно бежать! Это существо человеку не победить! Не могу поверить, что такой монстр существует!

— Понял, Арче.

— Я тоже. Когда он снял кольцо, весь мир словно изменился. По коже побежали мурашки.

— Да. Силу этого монстра нельзя описать словами.

Настороженность взлетела до небес. Они глядели на Аинза так внимательно, как никогда прежде. Все понимали, что даже малейшая оплошность приведёт к смерти.

— Похоже, нам не дадут сбежать.

— Как только повернёмся к ним спиной, умрём. Хотя у меня такое чувство, что достаточно будет отвести взгляд.

— Нужно выиграть время...

— Не идёте? — спросил Аинз, лениво царапая череп длинным пальцем.

Разумеется, Хеккеран не купился на провокацию. Враг на порядок сильнее любого, кого они встречали. А потому оставалось только одно.

Аинз начал произносить заклинание, а в это время любой маг наиболее уязвим. Используй он тихую магию, и игра была бы кончена, но даже в этом случае у них существовала лишь крохотная возможность.

Будто натягивая лук, Хеккеран собрал внутри всю свою силу.

— Тогда я пойду. «Касание нежити».

— Что это за магия? Арче!

— Не знаю! Я никогда не слышала о такой.

Правую руку скелета покрыл чёрный туман. Все насторожились, Хеккеран напряг ноги, готовый уклониться в любую секунду. Друзья начали рассредоточиваться на случай магии, действующей по области.

Но Аинз просто пошёл на них, выглядя совершенно беззащитно. Хеккеран изумился. Подобным образом опытный воин никогда не будет двигаться. Он понял, что это ловушка, но не понял какая.

Он пытается использовать магию для чего-то... или это заклинание ближнего действия? Или вовсе защитное?

Лидер Дальновидности знал много известных заклинаний, но магом не был и не понимал намерений врага.

— Назад! — зло крикнула Имина, выпуская по Аинзу стрелы.

Используя особую технику, она сразу же пустила три стрелы, но Аинз ловко отбил их костяной рукой.

— Мешаешь, — тихо, но холодно сказал он.

Красное пламя в пустых глазниках замерцало, но лишь Хеккеран, с близкого расстояния наблюдавший за каждым движением скелета, заметил.

Как вдруг Аинз исчез.

Хеккеран повернулся, доверяя инстинктам, и увидел потрясённые лица друзей. Однако не было времени объяснять. Особенно Имине. Аинз стоял за ней, медленно протягивая руку.

Имина! Она не заметила! Нужно... нет, сейчас не время для бесполезных действий!

Применив боевой навык, Хеккеран на всей скорости помчаться к Имине, но ту с угрызением совести задумался.

Мудро ли её защищать?

По сравнению с Арче и Робердиком, которые могут усилить магией, полезность Имины относительно мала. Нет ничего зазорного в том, чтобы ради больших шансов на выживание отказаться от всего, что мешает.

Однако...

Чёрт возьми!

Лидеру нельзя так поступать. Он почти предавал товарищей, но даже не замедлился. Эмоции затуманили рассудок.

Он хотел спасти Имину. Вот и всё.

Вдруг вспомнилось, как Имина лежит у него в постели. Он горько улыбнулся про себя, потому что в минуту смертельной опасности мог думать лишь о её лишённом форм теле.

Тем не менее... но влил в ноги ещё больше силы.

Это — сила мужчины, желавшего защитить свою женщину.

— В сторону!

От неожиданного рывка Хеккерана Имина застыла, что и позволило мужчине оттолкнуть её до того, как скелет дотянется.

Услышав сдавленный вскрик, Хеккеран понял, что сейчас Аинз выбирает, кого атаковать первым — человека, что появился перед глазами, или ту, что ушла из-под удара.

— Иди ко мне, идиот! — выкрикнул он и применил боевой навык.

Прежде всего, он использовал «Снятие лимита». Придётся за это заплатить, но количество боевых навыков, которые он мог использовать одновременно, возросло. Следующая техника заставила чувствовать себя так, словно что-то внутри сломалось, «Притупление боли». Затем были «Физическое ускорение», «Железный кулак» и усиленный «Удар двух клинков».

Его сильнейшая атака.

Два меча засветились.

Лидер Дальновидности поставил на то, что за их предыдущую схватку Аинз привык к его атакам, а потому внезапное увеличение скорости собьёт его с толку, и ему будет труднее уклониться. Хеккеран закончит битву одним ударом.

Аинз даже не среагировал.

Попался!

Представив, как мечи уже врезаются в беззащитный череп, он не почувствовал, как сталь режет кость.

Невосприимчивость к режущим ударам?

На работе он уже сталкивался с подобным.

Скелет невосприимчив как к режущим, так и к колющим ударам? Что он за монстр такой?

Запаниковав, Хеккеран попытался отступить, но почувствовал у лба леденящий холод. Казалось, словно его зажали в тиски. Он хотел убежать, но не мог пошевелиться.

— Хеккеран!

— Имина, он неуязвим к режущим ударам!

Мужчина попытался унять резкую боль и рассказать друзьям о том, что узнал. Его схватили за голову и подняли. Он вонзил клинки в руку Аинза, но хватка не ослабла.

— Неправильно. Колющие, режущие, дробящие — все ваши слабые удары даже царапины на мне не оставят.

— Н... невозможно! Это ложь! Так нечестно!

— Он врёт! Будь это правдой, он не дрался бы с нами. У него должна быть какая-то слабость!

— Мы не поведёмся!

— Поистине печально, когда вы не верите в истину, которая прямо перед глазами. Я считал, что по битве и разговору вы поймёте, что являетесь не более чем полезными испытуемыми. Эта наша небольшая стычка дала вам надежду, что сможете победить? Учтите, что моя милость к вам — это ад, который сейчас настанет.

— Что это за милость такая? Кусок дерьма, чёртов ублюдок, отпусти Хеккерана! — выкрикнула Имина и одновременно выпустила стрелы.

Однако Аинз стоял неподвижно, а боль в голове Хеккерана не ослабевала.

— Правда хочешь по мне попасть? Можешь ведь задеть этого человека.

Хеккерана охватил ужас того, что в любую секунду костяная рука может раздавить ему голову. Он вырывался, но Аинз не сдвинулся ни на миллиметр. Хеккеран словно бил по стальной балке — единственный, кто пострадал, это он сам.

— Больно? Не волнуйся. Я не убью тебя таким образом. Жалкий мелкий вор не заслуживает милосердия, «Паралич».

Тело застыло.

— Хм, раз я применил «Паралич», то, наверное, «Касание нежити» активировал зря.

Хеккеран слышал слова, но не понимал их.

Свистела тетива лука Имины, она продолжала посылать непрерывный поток стрел, но единственным результатом был тихий смех.

— Интересно, как далеко вы зайдёте?.. Впрочем, трепыхайтесь, сколько хотите. Это только усугубит ваше страдание.

Бегите.

Но рот Хеккерана не двигался, пусть он и хотел, не мог прокричать это слово.

От этого противника так просто не уйти. Но сражение — ещё большая глупость. В особенности это верно, когда авангард побеждён.

— Кого бы выбрать следующим? Разумеется, можете нападать все вместе, но так слишком скучно, нет?

Имина посмотрела на лежащего на полу Колизея Хеккерана.

Он не умер, просто выглядел мёртвым. Она не спасёт его из когтей отрицающего логику монстра, известного как Аинз Оал Гоун. Но тем не менее...

— Дурак! По здравому смыслу ты должен был бросить меня! Идиот! — Она разозлилась. — Дурак, дурак, дурак! Болван!

— Оскорбляя человека, который галантно рискнул собой, чтобы защитить товарища, вы ещё сильнее расстраиваете меня.

Подобное заявление показывало полное непонимание чувств Имины. Впрочем, враг — монстр. Пытаться заставить его понять человеческие эмоции бесполезно.

— Я знаю, знаю, что ты великолепный лидер, которого я не заслуживаю! — Она вдохнула. — Но всё равно ты дурак! Повёлся на свои эмоции!

— Что?.. — раздался резкий голос, но Имина не обращала внимания.

Она пыталась подавить чувства женщины, хотевшей спасти своего мужчину.

Нужно бросить Хеккерана, сбежать и рассказать об этих руинах внешнему миру, об обитающем здесь чудовище. А также собрать команду для его уничтожения.

Демоны-боги...

Двести лет назад Демонические короли, опустошившие континент, были, вероятно, подобными существами.

Казалось, словно мифы стали реальностью. Конечно, такого не могло произойти, но глубоко внутри в душе она мечтала, чтобы это оказалось сном.

Мифы, да? Звучит немыслимо. Это герои должны сражаться с таким монстром...

И тут кое-что пришло ей на ум.

Верно. С Демонами-богами дрались Тринадцать героев. Тогда единственный, кто может сражаться с Аинзом, тоже герой.

— Отпусти Хеккерана! Если мы не возвратимся в назначенное время, в этот склеп прорвутся сильнейшие люди в мире! Если мы вернёмся невредимыми, вы сможете использовать нас для переговоров!

— Что, опять ложь? — Аинз тихо вздохнул. У Имины на лбу выступил пот.

— Нет, я не вру.

— Альбедо. На поверхности есть кто-то, кого можно считать сильным?

— Никого, она врёт.

— Нет! — прокричала девушка позади Имины. — Там искатель приключений адамантового ранга Момон из Тьмы! Он величайший воин! Он сильнее тебя!

Альбедо впервые выглядела обеспокоенной. Она посмотрела на Аинза и, опустив голову, в панике сказала:

— М-мои извинения! П-пожалуйста, простите, его я пропустила!

— М-м... а, да, я даже не заметил, Альбедо. Момон из Тьмы, хм... Забудь, это не важно. Он не сможет меня победить.

До сих пор он вёл себя как король демонов, но когда двинул плечом, показалось, что он что-то скрывает. Но никто не мог сказать, что именно.

— Момон силён! Сильнее тебя!

— А, это едва ли хорошие основания для переговоров, сдайтесь, — лениво махнул рукой Аинз, закрывая эту тему. — Ну что, продолжим?

Время праздной беседы закончилось.

— Арче! Беги! — крикнул Робердик.

— Да, беги, — согласилась Имина.

— Посмотри вверх! Мы наверняка снаружи! Ты сможешь улететь! Беги, даже если только одна! Мы попытаемся выиграть время, может, минуту, нет, десять секунд!

— Интересная мысль. Аура, открой выход. Поиграем. — Аинз указал в сторону, с которой Робердик и остальные пришли.

— Поняла. — Тёмный эльф вскочил, его ботинки засветились, и исчез.

— Аура пошла открывать ворота. Иди, убегай. Брось товарищей. Кто там из вас хотел бежать. — Аинз протянул руку.

Костяное лицо не выражало никаких эмоций, но по этому жесту всё было понятно. Имей он плоть, губы растянулись бы в злой улыбке, выражающей, что он с нетерпением ждёт боя с этими товарищами.

Работники отличались от искателей приключений. Они формировали команды на основе силы денег и полезных отношений, и в подобных обстоятельствах большинство кинулось бы бежать. Однако Дальновидность от них отличалась.

— Арче, сейчас же!

— Да, беги, — Имина улыбнулась. — У тебя ведь остались сёстры. Оставь нас и беги. Ты должна это сделать!

— Как я могу! Я во всём виновата!

Видя, что Аинз пока не собирается нападать, Робердик подошёл к девушке и вложил ей в руки небольшой кожаный мешочек.

— Всё будет хорошо. Мы изобьём монстра Аинза и пойдём за тобой.

— И тогда ты купишь нам выпить. — Имина тоже отдала ей небольшой мешочек.

— Иди. Используй деньги, которые я оставил на постоялом дворе.

— Мои тоже.

— Я сохраню их до тех пор. Хорошо, я пойду.

Разумеется, они трое не верили в то, что говорили.

Имина и Робердик даже не надеялись победить существо по имени Аинз. Арче понимала, что это их последнее прощание. Она захлёбывалась от слёз, когда произносила заклинание.

— В небе монстры, которые могут тебя поймать...

— «Полёт»! — Игнорируя предупреждение Аинза, Арче воспарила в воздух. Последний раз посмотрев на друзей, она улетела, не говоря ни слова.

— А, вон оно как. Это менее утомительно, чем бежать, — небрежно обронил Аинз. — Однако замечательно, что вы приняли решение, не сражаясь друг с другом. Я думал, что увижу здесь ваше отвратительное истинное «я».

— Ты никогда не поймёшь. Это потому что мы товарищи.

— Верно. Умереть за товарища — не плохо...

— Друзья, о которых ты говорил, были твоими товарищами? — вдруг догадалась Имина.

— Да!

— Должно быть, твои товарищи были выдающимися личностями? Наши отношения близки к вашим.

— Верно. — Злоба исчезла, как будто её и не было, Аинз тихо продолжил: — Нет большей любви, чем отдать жизнь за друзей, это написано в Евангелии от Марка.

— Ничего, если мы умрём. Но ради уз, что мы разделяем, уз, что ты разделяешь со своими исключительными товарищами, пожалуйста, отпусти её.

— Хм... — Аинз колебался несколько секунд, но покачал головой. — Ворам не будет пощады. Всё, что вас ждёт, — это страдание, страдание и снова страдание, затем — смерть. Но ради жизней, которые вы готовы отдать за товарища, я позволил вам попрощаться. Шалти, — крикнул Аинз в сторону ВИП-зоны, беспечно повернувшись к ним спиной. Впрочем, его бы никто не ранил, и вёл он себя соответствующе.

Такова реальность. Ни одна из атак не сработает. Имина и Робердик ничем не смогут поранить монстра. Потому они могли лишь молча наблюдать. Так по крайней мере у Арче будет больше времени, чтобы сбежать.

Козырей не осталось, но нужно его задержать. Имина и Робердик переглянулись и кивнули.

Тем временем с ВИП-мест раздался женский голос.

Человеческая девочка с платиновыми волосами просто чарующей красоты, притягивающая к себе внимание.

Вдруг красавица перевела взгляд на них двоих. Её глаза горели алым. У Имины словно сжалось сердце. У Робердика тоже, он схватился за грудь, тяжело дыша.

Даже когда девочка отвела взгляд, Имина не могла свободно двигаться.

— Шалти, научи того ребёнка, что такое ужас. Покажи ей, какая лежит пропасть между проблеском надежды сбежать, за который она цепляется, и неизбежной реальностью, что ждёт всех, кто осмелился вторгнуться в Великий Склеп Назарика. Но после этого не причиняй ей никакой боли, убей с самой глубокой и искренней милостью.

— Вас поняла, владыка Аинз, — улыбнулась девочка, Шалти.

Однако когда Имина увидела эту улыбку, по спине прошёл холодок. Инстинкт говорил ей, что это монстр, завёрнутый в очень красивую шкуру.

— Наслаждайся охотой.

— Разумеется, — низко поклонилась Шалти и пошла вперёд.

Каждый её шаг приближал гибель Арче, но Имина ничего не могла сделать. Она и Робердик не могли шевельнуться.

Шалти прошла мимо, словно не замечая их. Наверное, Имина и Робердик могла бы её нагнать, если бы тут же побежали, но она казалась такой далёкой.

— Что? Всё равно не идёте? Если есть время поговорить, есть время и подраться... Как неожиданно достойно с вашей стороны.

Аинз не смотрел на них свысока, он искренне так считал. Боевой дух Имины несколько восстановился.

— Постойте! У меня вопрос! Где вы тут видите милосердие?

— Священник... Хорошо, я скажу. В моём Назарике смерть без страданий — достаточное милосердие.

Наступила тишина. Дальше они будут говорить не словами, но оружием.

— Вперёд, Роб!

— Да! Ора-а-а! — издав нехарактерный боевой клич, Робердик кинулся с булавой на скелета. Посчитав, что тот не станет уклоняться, мужчина вложил в удар все свои силы.

Но Аинз даже не шелохнулся, чего и следовало ожидать. Затем Робердик протянул ладонь:

— «Лечение средних ран»!

Магия лечения должна навредить нежити. Однако, как и ранее магический удар Арче, магия словно врезалась в невидимую стену и исчезла.

— Ар-р-р! — выкрикнула Имина, натянув тетиву.

Рядом с монстром находился Робердик, но стреляла она довольно метко. Впрочем, с такого расстояния никто не промазал бы.

Стрелы попали по цели, но, не причинив никакого вреда, попадали на пол.

Аинз исчез.

Тактика была та же, что ранее.

— Телепортация!

— Не совсем, — сзади раздался голос, как и ожидалось.

— И... — Робердик не договорил, рука Аинза опустилась на плечо Имины.

В жесте не было никаких признаков злости.

Но эффект не заставил себя ждать. Потеряв все силы, она рухнула на пол. Она осталась в сознании, но тело ощущалось как лужа неподвижной неодушевлённой слизи.

— Что ты с ней сделал? — дрогнувшим голосом спросил Робердик, переведя взгляд с Имины на стоящего возле неё Аинза.

— Что тут такого удивительного? Ничего особого, — решил объяснить Аинз так, чтобы сломать дух Робердика. — Почти то же самое, что ранее. Беззвучно применив «Остановку времени», я подошёл сюда и, как с тем мужчиной, просто дотронулся до неё «Касанием нежити».

Робердик сглотнул, что показалось в наступившей тишине особенно громко.

— Остановить время...

— Да. Меры против остановки времени очень важны, разве ты не знал? После семидесятого уровня о них никогда нельзя забывать. А, в общем-то, ты тут умрёшь, в твоём случае это больше академические знания.

Робердик заскрежетал зубами.

Он врёт. Если бы только можно было это сказать. Если можно было отвергнуть всё, что говорит это монстр, бог. Было бы лучше упасть на колени и закрыть уши, чтобы не слушать.

Аинз очень силён, но остановки времени не должно существовать в этом мире.

Ход времени неподконтролен человеку. Как же тогда противостоять врагу, который на это способен? Срубить лес мечом и то будет легче.

Аинз Оал Гоун. Это создание человеческая раса никогда не победит.

Сжав покрепче оружие...

...он ощутил лёгкий толчок в плечо.

— А...

Тело перестало двигаться. Ему не нужно было оборачиваться, чтобы понять, кто это сделал. Аинз Оал Гоун — богоподобное существо, управляющее течением времени, — до этого стоявший перед Робердиком. Когда же он успел исчезнуть?

От пронизывающего до костей холода показалось, что он превратился в ледяную скульптуру.

— Всё бесполезно, правда? — спокойно сказал Аинз даже без намёка на злость.

Из ослабевших рук выпала булава...

Затем Робердику, потерявшему волю к сражению, Аинз прошептал:

— Что ж, вы напрасно старались. Я даже не вспотел.

Совершенно бесполезно. Всеми тактиками и трюками, которые он пытался воплотить, Робердик даже не поцарапал Аинза.

Полностью побеждённый человек посмотрел Аинзу в пустые глазницы и спокойно сказал:

— Хочу спросить. Что с нами будет?

— Хм? Думаешь, раз заклинатель веры, с тобой поступят иначе, чем с остальными? — спросил Аинз. — Что ж, Аура, отнеси тех двоих в Большую пещеру. Гасёкукотю говорил, что у него заканчиваются гнёзда.

Уши тёмного эльфа дёрнулись, с изумлением он сказал:

— В-владыка Аинз! Мар! Могу я вместо себя отправить Мара?

— Хм? Мне без разницы.

— Хорошо! Вместо меня пойдёт Мар!

— За это хочу извиниться. Их там ждёт незавидная судьба. Ну а ты... Маг, которую я послал в погоню, тоже относится к заклинателям веры, но она верит в совершенно иных богов. Я даже понятия не имею, что собой представляют Четыре бога, которым вы поклоняетесь. А потому мне нужны подробности. Четыре бога, Шесть богов... это всего лишь названия профессий, как Бог огня или Бог земли, я прав?

— Не знаю.

— Понятно... Значит, они не высшие существа, обладающие загадочной силой. Они не более чем великие люди прошлого, которых обожествили...

— Невозможно?!

— Послушай. Это лишь моя теория. Ты одалживаешь силу богов, чтобы работала магия, но могут ли мёртвые люди давать её тебе? Вернее, что такое боги? Существуют ли они вообще? Ты правда используешь силу богов?

— Что ты пытаешься сказать?..

— Ты когда-нибудь видел своего бога?

— Мой бог всегда рядом со мной!

— Значит, ты никогда его не видел?

— Нет! Когда мы используем наши заклинания, то чувствуем присутствие могучего существа. Это наш бог!

— А кто сказал, что это бог? Сам бог? Или кто-то, использующий другую силу?

Робердик вспомнил теоретические дебаты, в которых когда-то участвовал. На вопрос Аинза не было однозначного ответа. Священники до сих пор горячо спорили, является ли это доказательством существования бога.

Когда Робердик собирался ответить, Аинз продолжил:

— Ладно, предположим, что существа высшего порядка, которых мы ради удобства зовём богами, есть на самом деле. Значит ли это, что они изначально бесцветные сущности? Проще говоря, они — средоточия силы. А приобретают цвет и меняются тогда, когда из них вытягивают силу... Что ж, в мире с магическими законами могут быть и они, мне просто хотелось с кем-то об этом поговорить. Будет не смешно, если боги в самом деле существуют.

— ...

— Мои извинения. Я отклонился от темы. Не думаю, что мы сможем что-то узнать о силе бога, в которого ты веришь... Хочешь поучаствовать в эксперименте?

— Эксперименте?

— Да. Например, мы можем поправить твои воспоминания, чтобы начал верить в другого бога. Что тогда произойдёт?

Он безумец. Это была самая искренняя мысль Робердика. Нет, он нежить. Что бы он ни делал, не следует удивляться.

Аинз сделал шаг назад, с большим интересом разглядывая Робердика. Подобным взглядом учёным изучает лабораторное животное. Робердика затошнило.

— Почему, почему ты хочешь это сделать?

— Чтобы доказать, что бог существует... а, ладно. Если честно, я хочу стать сильнее, изучив природу этой силы. И если существа, которых вы зовёте богами, есть на самом деле, я хочу узнать, обладают ли они эмоциями или мыслями. Себя же я никогда не считал избранным. По правде, есть много таких, как я.

Робердик понятия не имел, о чём говорит Аинз.

— Поэтому увеличение военной мощи очень важно. Конечно, врагов может и не быть, или же никто из них не будет столь силён, как мы. Но разве ты не считаешь, что лидеру организации не следует быть небрежным? В конце концов, если мы будем почивать на лаврах, у нас наверняка выбьют почву из-под ног, когда мы этого будем меньше всего ожидать. Подтверждение существования богов — часть этой стратегии. — Аинз пожал плечами, закончив.

Часть 2

Арче тяжело дышала.

Каждый раз, когда ветер колыхал траву, всё тело дрожало. Она, как маленький зверёк, в страхе смотрела по сторонам.

Вокруг был тёмный лес. Листва ближайших деревьев практически не давала свету добраться до земли.

Обычно в таких условиях человеку было бы трудно отыскать направление, однако Арче вместо освещения использовала «Тёмновидение», благодаря которому было светло как днём.

Но всё равно приходилось сильно сосредотачиваться, чтобы осматривать заросли и стволы деревьев, за которыми могут прятаться враги, и прислушиваться к скрипу веток, которые качаются на ветру.

Арче, арканист, не смогла бы победить монстра в одиночку. Обычно ей помогали товарищи, но никого, кто бы мог помочь, прикрыть её или излечить, не было.

А значит, всё, что остаётся — высматривать признаки приближения врага, держаться на расстоянии и убегать. Она была на пределе, потому что остро осознавала этот факт, что подорвало силу духа ещё больше.

Она планировала выбраться наружу и убежать «Полётом». Но подлетев выше деревьев, девушка заметила в небе гигантское летающее создание, которое будто что-то искало, и отказалась от этой затеи.

Увидев гигантскую летучую мышь, она не нашла в себе смелости попробовать потягаться с ней в скорости. К тому же «Невидимость» не могла обмануть особый орган чувств летучей мыши. Убедившись, что рядом опасности нет, Арче снова подлетела на скорости улитки.

Требовалось внимательно следить за окружением, потому она двигалась так медленно, как могла. Полети она во весь дух, и не сможет среагировать достаточно быстро, даже если не снизит бдительность и заметит угрозу. По сути она прыгнет в пасть преследовавших её монстров.

Со временем Арче почувствовала, как окружавший её слой магической энергии истончился — заклинание полёта вот-вот закончится.

Она медленно опустилась на землю.

Теперь вопрос, что делать? Можно снова применить «Полёт», магической силы осталось достаточно. Но «Тёмновидение» — тоже необходимое заклинание, а ещё требуется сохранять силы на защитные заклинания в случае боя.

«Полёт» — заклинание третьего ранга и одно из самых высокоуровневых, которые знала девушка. А значит, оно и самое выматывающее. По возможности она не хотела его использовать.

Она не знала, сколько времени потребуется, чтобы выбраться из леса без заклинаний, снимающих усталость. А без способности летать девушка не могла даже подтвердить своё местоположение.

По пути сюда Арче время от времени взлетала выше деревьев и ориентировалась по большому дереву возле Колизея. Если она останется в лесу, то не увидит ориентир, а вскарабкаться на какое-нибудь дерево она не смогла бы.

— Где бы отдохнуть... — прошептала про себя Арче.

Если она поспит и восстановит запас магической силы, то сможет применять «Полёт» более часто, а двигаться под солнцем будет безопаснее. В особенности это верно для леса, где монстры предпочитают вылезать ночью.

Возможно, было бы лучше где-нибудь свернуться и денёк отдохнуть, а не загонять себя в тёмном лесу.

Но Арче понятия не имела, где безопасно.

Имина бы знала, а с Робердиком или Хеккераном можно отдохнуть и в опасных местах. Однако надёжных товарищей рядом нет.

— Имина, Робердик... — Арче прислонилась к огромному дереву и подумала о товарищах. — Лгуны.

Прошло столько времени, а они так и не объявились.

Как и следовало ожидать, убежать они не сумели.

Нет, это она знала с самого начала. Сущность, известную как Аинз, победить невозможно. Но глупа ли она оттого, что держалась за слабую надежду увидеть их снова?

Арче села на землю спиной к дереву и закрыла глаза. Девушка знала, что это опасно, но глаза слипались от усталости.

В мыслях возникло воспоминание о троих товарищах, и она с силой зажмурилась.

Дерево так хорошо холодило голову. Отдохнув немного, она поняла, насколько сильно утомилась. Стресс превратился в эмоциональное истощение, которое становилось всё сильнее.

— Ха-а-а-а... — она выдохнула, как вдруг распахнула глаза.

«Тёмновидение» окрашивало ночь в яркие цвета, но она не могла объяснить, что предстало перед ней.

Кто-то смотрел на Арче.

А она словно замерла от вида прекрасной девочки.

Бархатно-мягкое бальное платье, окрашенное в самый тёмный оттенок чёрного, — наряд, который меньше всего подходит для похода в лес. Кожа бледна, как воск. Одной рукой гладит длинные платиновые волосы, которые, казалось, вот-вот заденут лицо заклинательницы.

Арче была дочерью дворянина, но никогда не видела столь красивых девушек. На балу мужчины летели бы на неё как бабочки на огонь. Алые глаза просто очаровывали, словно вытягивая душу Арче.

Но заклинательница быстро пришла в чувство. В подобном месте встретить красавицу невозможно, особенно если она стоит на стволе дерева параллельно земле, совершенно игнорируя силу тяжести.

Было очевидно, что это посланный Аинзом преследователь. Тем не менее нельзя исключать, что это может оказаться лесной житель.

— Нашла.

Надежда на побег полностью разбилась.

— Преследователь.

Арче отпрыгнула, нацеливаясь на девочку посохом. Та равнодушно спустилась с дерева на землю.

— Убегай, иначе скучно будет.

— Если я сокрушу тебя здесь, то сбежать будет безопаснее, — проговорила Арче, но в душе горько улыбнулась. Она никогда не победит того, кого послал Аинз — существо, на котором не работает здравый смысл. Она это знала, но хотела оценить реакцию врага.

— Тогда поиграть подольше не удастся.

Похоже, она полностью поняла разницу в силе между собой и заклинательницей. А значит, если примется за Арче всерьёз, то заклинательнице не выстоять.

— «Полёт»! — Арче кинулась убегать. От неспешного полёта, который она демонстрировала ранее, не осталось и следа. Одним быстрым движением она поднялась и, прикрывая лицо руками, проскользнула через ветви и взмыла в воздух.

Арче посмотрела по сторонам в ночном небе, выискивая похожего на летучую мышь монстра. Но, похоже, его нигде не было. Так что оставалось только улетать.

— Да-да, так держать, так держать! — раздался красивый голос.

Сердце забилось сильнее. Отчаянно оглядываясь, Арче пыталась увидеть, откуда он идёт.

Он звучал спереди и вверху.

Когда заклинательница повернулась... там находилась та девочка.

— «Удар молнии»!

Из посоха вырвалась голубовато-белая молния, осветив всё вокруг. Это было сильнейшее атакующее заклятие Арче. Оно попало по девочке, но улыбка с её лица не сошла.

Арче уверилась в том, что это существо не уступает Аинзу. Девочка весело заговорила:

— «Придите, мои фамильяры».

У девочки за спиной раскрылись огромные крылья. По форме как у летучей мыши, но намного, намного крупнее. Огромная летучая мышь словно вылетела из тела красавицы. И, разумеется, существо с горящими алым глазами не будет простым.

Гигантская летучая мышь резво махала крыльями. Парящая рядом с ней девочка улыбнулась, и на миг показалось, что она намного старше, чем выглядит. Арче похолодела.

— Ну, продолжай убегать!

Арче полетела.

Полетела со всей своей силой.

Она опустилась в лес, чтобы уйти от преследователей, ветви царапали кожу.

Поскольку товарищи пожертвовали собой, чтобы она сбежала, нужно выбраться отсюда любой ценой.

Кто знает, как долго она улетала, но вдруг столкнулась с отчаянием.

Стена.

Перед ней оказалась невидимая стена.

Мир простирался за её пределы, но заклинательницу не пускала стена. Арче парила в двухстах мерах над землёй, и стена возвышалась аж досюда.

— Невозможно... — в отчаянии прошептала заклинательница. Она полетела, коснувшись левой рукой преграды. Но... стена, стена, стена, стена, всё ещё стена.

Куда бы она ни летела, на пути оказывалось что-то твёрдое.

— Что это?! — про себя спросила она.

— Стена, разумеется, — ей ответили.

Арче обернулась, догадываясь, кого увидит.

Предыдущая девочка. Но рядом с ней летело уже три гигантских летучих мыши.

— Похоже, у тебя сложилось неправильное впечатление. Это шестой этаж Великого Склепа Назарика. То есть ты под землёй.

— Это? — Арче обвела взглядом мир. Небо, звёзды, нежный ветерок, лес, что простирается насколько видит глаз. Она не предполагала, что находится под землёй, но с этими монстрами всё возможно.

— Одно время этим местом правило сорок одно Высшее существо, наши величайшие создатели. Это место сотворили они, и даже мы не понимаем всего из этого.

— Они создали мир? Это делает их богами...

— Верно. Для нас они боги. Боги во главе с владыкой Аинзом.

Арче осмотрелась.

Придётся смириться. Как ни смотри, но после пережитого она могла лишь смириться.

Живой она не вернётся.

— Больше не убегаешь?

— А возможно ли это?

— Разумеется нет. Никто и не собирался тебя отпускать.

— Вот как?..

Арче крепко обхватила посох обеими руками и направила на девочку. Заклинания она больше применять не могла, так как закончились магические силы. Но даже в безнадёжном положении она будет выкладываться на полную до самого конца. Это — долг Арче, единственной выжившей из Дальновидности.

— Ага, ты сделала всё, что могла, — почти скучающе ответила девочка. — Что ж, твоя грустная попытка побега здесь заканчивается... Жаль, что я не могу увидеть, как ты плачешь.

Девочка легко ухватилась за посох одной рукой и дёрнула на себя. Арче потеряла равновесие и угодила в руки девочки. Они оказались в объятиях в воздухе.

В этом положении девочка уткнулась лицом в шею Арче. Та пыталась вырываться, но девочка прилипла словно клей, который не стряхнуть. Она горячо вдохнула у шеи Арче, та задрожала.

— М-м, запах пота...

Невозможность держать себя в чистоте — неотъемлемая часть жизни работника. Что справедливо и для искателей приключений, путешественников и всех, кто проводил время в пути. Впрочем, даже если они грязные, ответ всегда будет: «Ну и что?»

Но ей было стыдно услышать это от более красивой девочки, которая к тому же выглядит моложе.

Девочка отодвинулась от шеи Арче. Вглядевшись в эти алые глаза, заклинательница почувствовала отвращение. В них горела жажда женского тела — то же плотское желание, которое мужчины проявляют к женщинам.

— Не волнуйся. Ты умрёшь, не испытывая никаких страданий. Будь благодарна за милость владыки Аинза.

— !..

Арче хотела ответить, но смогла лишь изумиться — изумиться тем, что её тело было обездвижено. Будто те алые глаза украли её душу.

Наконец заклинательница осознала, кто эта девочка. Она не человек, а вампир.

— Ну что ж... — Лицо девочки приблизилось к Арче, язык слегка облизнул её щёку. — Солёная...

Девочка рассмеялась, душу Арче захлестнуло отчаяние.

Это только усилило смех.

Губы раскололись до ушей. Глаза покраснели полностью, а не только радужная оболочка.

С треском она открыла рот. То, что недавно было аккуратными жемчужно-белыми зубами, теперь стало напоминать медицинские шприцы, расположенные в несколько рядов как у акулы. Её похотливый голос был полон непристойных оттенков, из уголков рта сочилась прозрачная слюна.

И тогда ужас объял Арче полностью.

— Аха-ха-ха-ха!

Перед смеющемся монстром, от которого несло кровью, разум Арче не выдержал.

Последнее, что возникло в мыслях, — лица двух ждущих её сестрёнок.

— О-о-о-о? Уже потеряла сознание?.. Тогда нет необходимости вырубать тебя магией. Спокойно прими смерть во сне.

Часть 3

Поручив зачистку другим, Аинз сел на трон и посмотрел на экран. Он просматривал данные Назарика, больше всего внимания уделив уменьшению средств, которое оказалось минимальным. В большинстве своём, благодаря тому что не активировались ловушки, на которые нужно много денег. В общем-то, сегодняшний эксперимент можно считать более чем успешным.

Аинз улыбнулся — разумеется, на черепе никакой улыбки не показалось — Альбедо, напряжённо ждущей его оценки, и похвалил:

— Великолепно. Хотя нарушители в этот раз были чересчур хрупкими, в этом мире они считались грозной силой. А ты смогла всё провернуть, сократив расходы до минимума. Похоже, доверяя тебе защиту Назарика, впредь я всецело могу быть спокоен.

— Моя глубочайшая благодарность, — низко поклонилась Альбедо, вздохнув с облегчением. — Кстати, владыка Аинз, вы успеваете по времени?

— Разумеется. Я слышал от Актёра Пандоры, что искатели приключений решили подождать ещё день или пока что-то не изменится в руинах, прежде чем уходить.

Когда никто из работников не вернулся даже утром, среди искателей приключений возникла паника, и они поспешно доложили Момону — Актёру Пандоры, — который предложил подождать ещё день. Обычно когда случается что-то непредвиденное лучше всего отступить в безопасное место и ещё раз оценить обстановку. Однако в присутствии команды адамантового ранга все решили поступить иначе.

— В таком случае не могли бы вы уделить мне немного времени? По правде говоря, у меня есть предложение, которое, я надеюсь, вы любезно выслушаете.

— В чём дело, Альбедо? Можешь немного подождать?.. — перепроверив через монитор, как обстоят дела с Хамскэ и людоящерами, Аинз повернулся к Альбедо. — Хорошо, ты хочешь что-то предложить?

— Да, — Альбедо осмотрелась, — в разговоре с глупцами были упомянуты Высшие существа, какой приоритет в их поиске?

— Высший. Принимай любые необходимые меры, если они не нанесут вреда Великому Склепу Назарика или не разоблачат нас в процессе, — без задержки ответил Аинз.

— Хорошо, поняла. В таком случае прошу, позвольте мне организовать под своим началом поисковый отряд.

— Что именно ты предлагаешь? — невольно холодно спросил Аинз, заметив при этом внутри себя тёмные эмоции.

Было несколько возможностей начать поиск друзей, но каждый раз планы срывались по самым разным причинам, например из-за нехватки рабочей силы или информации.

Аинз успокоится только тогда, когда обыщет каждый уголок мира. Но он не хотел убедиться в том, что единственный попал в этот мир, ему было легче цепляться за надежду, что если он прославится достаточно сильно, товарищи со временем его найдут.

— Мы быстро поняли, что те глупцы врали, но в будущем могут быть случаи, когда трудно отделить ложь от истины. Поэтому я считаю, что для нас важно создать отряд, который будет проверять достоверность информации и заниматься поиском Высших существ. Мне будет легче расследовать всё заранее, а потом доложить о результатах вам, владыка.

Дотронувшись рукой до подбородка, Аинз задумался, вспоминая разговор с работниками. Он почувствовал не гнев, а пустоту. Нет ничего невыносимее, чем танцевать между надеждой и отчаянием. Он, как глава организации, должен отринуть эмоции и принимать решение, чтобы двигаться вперёд каждый раз, когда наступает решающий момент. Даже если это небольшой шаг.

— Альбедо, это ведь не должна обязательно быть ты? Я надеялся, что ты останешься здесь, чтобы управлять для меня Назариком. Ну а поиском информации... могут заняться и Мар с Аурой. Ведь тёмные эльфы существуют и во внешнем мире.

— Это так, но я беспокоюсь, что они могут «обезуметь». Например, если Шалти услышит что-то о господине Пэроронтино, то кинется на его поиски сломя голову. Я не уверена, как поступят Аура и Мар, если что-то узнают о госпоже Букубуку Чагаме.

— Понятно... — подумав о Шалти, Аинз криво улыбнулся. — Да, она так и поступит.

— Вот почему я надеюсь, что вы разрешите мне сформировать собственный отряд.

— Если найдётся информация о Табуле, не «обезумеешь» ли ты?

— Будьте спокойны. Я, Смотрительница Стражей Назарика, никогда себя так не поведу. Обещаю.

— Понятно...

Да, такая как Альбедо, одновременно способная и мудрая, не станет действовать эмоционально. Конечно, иногда она делала глупости, но в отсутствие Аинза управляла Назариком безукоризненно, она заслуживает того, чтобы ей доверять.

— Демиург тоже подошёл бы для этого задания, но он и так уже загружен. Полагаю, не следует добавлять ему ещё и задачу по поиску Высших существ.

— В этом есть смысл. А что насчёт Актёра Пандоры?

— Хороший выбор. Прошу, позвольте сделать его моим помощником.

— Да, в Назарике вы двое одни из самых умных, так что вероятность совершить ошибку низка... Хотя есть ещё задача управления сокровищницей... Хорошо, когда потребуется, можешь брать его.

— Моя глубочайшая благодарность. Могу я добавить ещё несколько предложений?

Аинз поднял подбородок, позволяла Альбедо продолжить.

— На задачу по поиску Высших существ я хочу выбрать только способных личностей.

— Разумеется. Бери подчинённых самого высокого ранга.

— Моя глубочайшая благодарность. И ещё, владыка Аинз, не могли бы вы создать мне несколько помощников нежити? Они бы очень пригодились.

— Увы, мне придётся тебе отказать. Я могу сотворить девяностоуровневого помощника, но предпочёл бы этого не делать... — Используя особый навык, Аинз мог создать нежить — Властелина-мудреца и Жнеца Танатоса, — расплатившись за это очками опыта. Она сильнее любого НИП-наёмника, но Аинзу пока не хотелось использовать навыки, на которые тратятся очки опыта, ведь сейчас нет быстрого способа их восполнить, как было в Иггдрасиле. — Что ж, Альбедо, ты будешь отвечать за команду, помощником будет Актёр Пандоры. Остальных выбери из монстров.

— Поняла. И я хочу предложить ещё кое-что: если возможно, не могли бы мы держать создание этого отряда в секрете от остальных Стражей?

— Почему? Разве не лучше было бы получить помощь от других Стражей?

— Нет. Если будет утечка непроверенной информации, то Стражи или другие создания Высших существ могут захотеть пойти вместе с отрядом, чтобы проверить. А если это окажется ловушкой, все будут в опасности. Поскольку я специализируюсь на защите, то смогу уйти, но, боюсь, у остальных сбежать может не выйти.

— Хорошие доводы. Ладно, Альбедо, действуй, как считаешь нужным.

— Выражаю мою глубочайшую благодарность! Владыка Аинз! — низко поклонилась Альбедо, из-за чего её длинные волосы закрыли ей лицо.

— Тогда это дела я оставляю на тебя.

— К-конечно! Этот секретный специализированный отряд будет выполнять самый важный приказ. Мы не позволим вам сожалеть о своём решении.

Аинз в мыслях почесал голову, ответ Альбедо показался немного странным.

Ладно, чёрт с ним.

— Что ж, выбирай себе подчинённых. Бери недавно созданных, если им не даны другие задания. Сколько тебе необходимо восьмидесятиуровневых?

— Думаю, пятнадцати пока достаточно.

— А не слишком ли много?.. — задумался Аинз, но покачал головой. Поиск товарищей — важная задача, на которой не следует экономить. — А, ладно.

— И ещё одно. Мне можно взять командование над Рубедо?

— Нет, — тут же ответил Аинз.

Сильнейшая в Назарике, Рубедо. На ближней дистанции её боевой потенциал намного превосходил Себастьяна, Коцита и Альбедо. Шалти была слабее, учитывая, что даже Аинз во всей своей экипировке, скорее всего, проиграл бы.

Выиграть могли лишь те, кто находятся на восьмом этаже, и только если воспользуются предметами мирового класса.

— Эксперимент по активации Рубедо завершился успешно. Пока я не планирую её задействовать. Почему тебе нужен столь большой боевой потенциал?

— Я стесняюсь говорить...

— Но я всё же хотел бы услышать.

— Это редкий шанс создать сильнейшую команду.

— Ха-ха-ха-ха!

Объяснение было столь детским, но в то же время таким понятным, что Аинз расхохотался. Эмоции почти сразу же были подавлены, но лёгкое удовольствие осталось, словно рябь на воде.

— Владыка!

Аинз улыбнулся, выражение черепа не изменилось, и объяснил:

— Виноват, виноват, кхем. Просто было смешно. Хорошо, можешь командовать своей сестрёнкой.

— Правда?

— Конечно. Создай хорошую команду. Наверное, в будущем её можно будет использовать и для других заданий.

— Моя глубочайшая благодарность, владыка Аинз, — снова низко поклонилась Альбедо.

Хотя Аинз не видел её лица, он представил, что она, должно быть, как всегда слегка улыбается. Когда он уже собирался вернуться назад к мониторам, в Тронный зал вдруг вошла Энтома. Она с прямой спиной подошла к трону и опустилась на одно колено, склонив голову.

— Прошу, простите за вторжение.

— Ты по какому-то делу, Энтома? — резко спросила Альбедо, та, не вставая с колена, ответила «да» и сказала:

— Я пришла доложить, что уже время госпоже Ауре и господину Мару приступать к следующей части плана.

— Вот как?.. Подними голову.

Снова сказав короткое «да», Энтома выполнила приказ.

— Ещё осталось немного времени. Отправим их как положено. Телепатически связываться с ними грубо, так что, Энтома, это доставит тебе некоторое неудобство, но пойди и сообщи им двоим лично.

— Вас поняла.

Альбедо молча наблюдала, как горничная поднялась и ушла. Внимательно посмотрев на Аинза, она спросила:

— Владыка Аинз, вы недовольны? Им следовало назначить другую горничную, чтобы сюда пришла. Я сделаю им выговор.

— Зачем?

— Вы снова услышали голос той грубой девчонки...

— А, меня это не волнует. Тем более это ведь я позвал Энтому... Постой! Энтома!

— Да! Я что-то могу сделать для вас?

Горничная поспешила вернуться, но Аинз сделал жест, что можно ответить и с того места.

— Что стало с другими частями? Им нашли хорошее применение?

— Да. Голову отдали Демону шёлковой шляпы. Руки разделили между Смертниками. Господин Демиург взял кожу. Остальное отдали на банкет детям Гранта. В общем и целом, каждая часть была эффективно использована.

— Хорошо. Долг охотника — не дать испортиться добыче. Любой охотник поступил бы точно так же. Будем считать это поминальной службой.

— Как... благородно. Вы проявили такую доброту даже к грязным ворам, чего и следовало ожидать от Высшего существа. Если ваши слова услышат все из Назарика, они будут тронуты до слёз, — эмоционально сказала Альбедо, глаза Энтомы сияли. Аинз немного растерялся.

— Эм... ну, кхем... Это просто моё личное мнение, я ничего не хочу вам навязывать. Считайте это своеобразной формой этикета, предназначенной для того, чтобы ничего не пропадало даром.

— Вас поняли. В таком случае остальным мы тоже найдём лучшее применение!

Глядя, как две девушки поклонились, Аинзу показалось, что где-то что-то пошло не так, и он ответил кивком.

Часть 4

В министерстве магии было несколько залов заседаний, в которых часто принимали посетителей, и Флудер как раз направлялся к одному из них, самому роскошному. Его использовали лишь когда приезжал император или тот, кто стоит за ним.

Прежде чем входить, «Трёхискусник» проверил свой наряд.

Мантия была высшего класса, она подходила даже для торжественных императорских банкетов, духи на шее и рукавах приятно пахли.

Заклинателя не волновала ни политика, ни социальные вопросы. В сравнении с магическими исследованиями всё остальное — тривиально. Однако из-за своего положения приходилось обращать внимание на подобные пустяки.

Его достижения связаны с престижем Империи, хотя это не было сделано намеренно.

Замечательно.

Убедившись, что имеет безупречный вид, он постучал в дверь и вошёл.

В роскошной комнате находилось два искателя приключений. Воин в абсолютно чёрных доспехах, напоминающий рыцаря смерти, которого Флудер не так давно обследовал, и женщина, красота которой заставила на мгновение запнуться.

Значит, это Момон из Тьмы и «Красавица» Набель.

— Нижайше прошу прощения, что заставил вас так долго ждать. — Флудер аккуратно закрыл за собой дверь, как вдруг застыл от неожиданности. Как странно... Он уставился на девушку. — Не видно? — не сдержал удивления заклинатель.

Флудер мог посмотреть на ауру заклинателя и определить, на магию какого ранга тот способен. Это был его природный талант.

Он слышал, что «Красавица» Набель из Тьмы — арканист, но не смог увидеть вокруг неё никакой магии.

Заклинание против обнаружения?

Лишь к такому выводу он мог прийти, но возникал другой вопрос. Зачем кому-то защищать себя от изучения? Обычным искателям приключений это без надобности. Определить силу человека довольно трудно, потому лишь немногие утруждают себя тем, что принимают меры предосторожности. К тому же применять подобную защиту, когда встречаешься с кем-то, грубо.

Ну, я тоже повёл себя грубо, применив способность... Но почему они пытаются скрыть уровень своей силы?

Талант Флудера был довольно известен, значит это мера против него? Заклинатель не смог прийти к однозначному выводу.

— Простите, что-то не так? — обратился Момон к всё ещё удивлённому Флудеру.

— Хо-хо-хо, извините за грубость, — ответил заклинатель, при этом не отводя глаз от Набель.

— А, ладно. Давайте начинать.

Начинать что? Флудер хотел было спросить, но Момон ему не дал, продолжив говорить:

— Набель, думаю, пора снять кольцо.

Девушка выполнила просьбу, и в то же мгновение...

Флудеру показалось, что на него налетел шторм.

— Что?! — прокричал он, не задумываясь.

От заклинательницы хлынула подавляющая сила.

Впрочем, этот ураган существовал не на самом деле, его мог ощутить только Флудер или другой человек с похожими способностями.

Мага сильно затрясло, будто он попал под ледяной северный ветер.

— Н-невозможно...

Невозможно. Как такое может быть? Как может существовать кто-то сильнее него?

Но даже если он пытался отрицать это, его ещё никогда не подводили способности определять ранг заклинателей.

— Седьмой ранг... Нет, столь огромное количество энергии... Неужели это доказательство восьмого ранга?..

Это граничит с царством легенд.

Заклинатель потерял дар речи. Пятый ранг уже из царства героев, а шестого ранга кроме Флудера ещё никто не достиг. Но тут появился некто с более высоким рангом.

И к тому же молодая и красивая девушка.

Внешность не соответствует её возрасту?

Дрожа от потрясения, Флудер заметил, как Момон снял чёрную перчатку, а затем одно из колец.

— !..

Мир стал ярко-красным, начало уплывать сознание.

Перед глазами творилось немыслимое. Даже Флудер, проживший больше двухсот лет и достигший наивысшей вершины магии, достижимой для людей, не мог понять, что происходит.

— Что... что... как это возможно?

Флудер почувствовал, как по щёкам течёт что-то тёплое, но даже не пытался это вытереть. Вернее, у него не было на это сил. От потрясения в голове творился хаос.

Кто мог такое представить? Человек, которого прославляли как Тёмного Героя, на самом деле оказался заклинателем с уровнем, которого Флудеру никогда не достичь.

— Восьмой ранг, нет, девятый... нет!.. Что! О-о-о, Бог!

Огромная энергия, выпущенная тёмным воином Момоном, легко превзошла силу Набель, которая предположительно была восьмого ранга. Каковы же высоты магии, на которую способен Момон?

В мыслях Флудер ответил на этот вопрос:

Десятый ранг. Он есть в легендах, но ещё никто не предоставил доказательство его существования.

Заклинатель опустился на колени и со слезами на глазах заговорил:

— Я верю в бога, который правит магией. Но если вы не являетесь этим возвышенным существом, я немедленно откажусь от веры, ведь передо мной наконец предстал истинный Бог. — Спеша упасть ниц перед Аинзом, Флудер ударился головой о пол. Но возникшая боль была ничем по сравнению с радостью. — Я знаю, что непочтителен, но позвольте мне встать на колени! Прошу, просветите меня своим знанием! Я хочу заглянуть в бездну магии! Прошу! Пожалуйста!

— Что ты дашь взамен?

Для ста из ста человек голос звучал холодно, как лёд, но Флудер слышал сладкий шепот, успокаивающий сердце. Ядовитые нотки он заметил, но что с того?

Флудер ни мгновения не колебался, даже если это означало продать свою душу.

— Всё! Да, я отдам всё вашему величеству! Вы мастер бездны! Высшее существо!

— Отлично, пока ты готов отдать всё, мои знания станут твоими. Я исполню твоё желание.

— Ох! О-о-о-х-х-х! — Флудер плакал слезами радости, прижав голову к полу. Зависть, заморозившая сердце заклинателя, растаяла. Наконец через двести лет его желание могло сбыться.

Переполненный счастьем Флудер, не поднимая головы, пополз к ногам Момона и поцеловал их. Сперва он хотел облизать, но осознал, что богоподобный мастер может разозлиться, и пошёл на компромисс, руководствуясь крохотным остатком разума.

— Да будет так. Я принимаю твою верность.

— Хо-о-о! Я очень благодарен!.. Мой мастер!

— Ну а теперь я отдам первый приказ. Принеси жертвы моему господству...

♦ ♦ ♦

— Дедуля! Дедуля! В чём дело, дедуля?!

Вспоминавший тот случай, произошедший несколько дней назад, Флудер пришёл в себя, услышав, как кто-то его зовёт. Он всё ещё не оправился от потрясения, и если не сосредоточится, то его разум опять улетит в фантазии.

Заклинатель тут же вспомнил, где находится, и слегка кивнул обратившемуся к нему человеку.

— Простите за грубость, ваше величество, я задумался.

Перед «Трёхискусником» сидел единственный человек, который мог называть его дедулей, император Империи Багарут, Зиркниф Рун Фэрод эль Никс. Они находились в императорском кабинете.

В этой комнате редко собиралось много народу. Сейчас тут присутствовали император Зиркниф, которого сопровождали четыре телохранителя. Сильнейший заклинатель Империи, Флудер Парадин. Надёжные десять министров, способные помочь правителю, хоть император и славился своим умом. А также один из четырёх имперских рыцарей, «Молния» Базивуд Пэшмэл.

Они все сидели на отведённых им местах, и до недавнего времени обсуждали будущее Империи. Вокруг были разбросаны листы бумаги, настолько напряжённой стала встреча.

Тоном, которым бы никто не посмел заговорить с Флудером, молодой человек, Кровавый император, сказал:

— Не переживай. Ты уже в годах и, должно быть, устал выполнять столько работы, да и отдохнуть, наверное, хочешь, но эту работу можешь выполнить только ты, дедуля. Прости уж.

— Примите мою искреннюю благодарность за доброту, ваше величество. Но я ваш верный слуга, свободно отдавайте мне приказания. — Флудер чуть склонил голову.

Я вырастил поистине хорошего ребёнка, — подумал заклинатель, глядя на красивое лицо юноши.

Флудер служил Империи уже шесть поколений.

С первым императором у него сложились не очень хорошие отношения, тем не менее он был умелым заклинателем, так что когда его призвали в армию, он занял выгодное место даже среди придворных магов.

Потому в течение следующих пяти поколений его отношения с императорской семьёй постепенно потеплели. Вступив в должность главного мага, он, начиная с четвёртого поколения, занялся воспитанием детей императора, но в основном касаемо магии.

С третьего поколения он учил их самым разным предметам, большинство из которых затрагивали политику.

И нынешний император — всеми обожаемый ребёнок.

За свою жизнь заклинатель видел самых разных императоров, но все они были весьма умелы. Все дети были талантливы, словно выбраны богами, но нынешний император, несмотря на свою юность, превосходил их всех на порядок. Некоторые поговаривали, что Флудер ещё два поколения назад начал подготовку, но удалось централизовать власть в руках императора лишь благодаря исключительным навыкам Зиркнифа.

Флудер любил Зиркнифа Рун Фэрод эль Никса.

Он обучал императора, относясь к нему как к собственному сыну, и верил, что тот относится к нему как к отцу.

Но даже если это так...

Флудер был готов бросить человека, которого считал сыном.

Я хочу заглянуть в бездну магии, Зиркниф. Я не потеряю эту цель, чем бы ни пришлось пожертвовать. Даже таким очаровательным ребёнком, как ты.

— Значит, ваше величество, вот почему мы отметили вторжение в Королевство?

— Верно. Сведения о дьяволе, называющем себя Ялдаваоф, намного важнее. Дедуля, ты что-нибудь нашёл?

— Увы, нет, ваше величество. Мы провели расследование, но так ничего и не обнаружили.

Он не врал, Флудер в самом деле ничего не нашёл.

— Парадин, вы что, не можете расследовать это дело с помощью магии? — с серьёзным выражением на лице спросил кто-то из присутствующих, Флудер внимательно на него посмотрел и ответил:

— Магия может быть всемогуща, но в данном случае...

— Дедуля, извини, но если ты сейчас начнёшь подробно объяснять, это займёт слишком много времени.

— Понял, ваше величество. — На мгновение Флудер опечалился, но потом взял себя в руки и учительским тоном кратко разъяснил людям, похожим на непонимающих студентов: — Есть способы помешать магической разведке. Например, вы знали, что эта комната защищена от магии прослушивания? А это — самое меньшее из защитных заклинаний, которыми она напичкана.

— Ясно... Поскольку существует много контрмер, расследование провести трудно.

— Да. Но нам ещё повезёт, если магия просто не сработает. Защита, поставленная заклинателями высокого ранга, в худшем случае может даже убить слишком любопытного мага.

Мои способности ни в какое сравнение не идут со способностями Высшего существа. Никто больше не заслуживает называться Высшим существом, кроме него. Нужно как можно скорее доказать свою полезность.

Услышав слова Флудера о смерти, некоторые из людей с отвращением отвернулись, но тот не обратил на это никакого внимания.

— Учитывая всё это... — один из министров достал лист бумаги. — У заклинателя Аинза Оала Гоуна есть своя крепость. Господин Парадин, раз вы нашли её с помощью магии, не значит ли это, что вы сильнее?

— Наивно! — выкрикнул Флудер, изо всех сил стараясь подавить желание криво улыбнуться. Это показывало, насколько он был взволнован. — Вы слишком наивны. Помните, что он спас деревню Карн? А точнее — только деревню Карн. Я поставил магическое наблюдательное поле на всю ту область и по чистой случайности увидел только что вошедшего туда человека, который оказался Аинзом Оалом Гоуном. Если забудете, что это не более чем случайность, то пожалеете.

Часть из сказанного была правдой. Относиться несерьёзно к Высшему существу — глупо. Он, можно сказать, на своей шкуре ощутил, как это страшно.

В мыслях Флудер рассмеялся над своей глупостью.

— Простите.

Заклинатель принял извинения, подняв руку.

— Аха-ха, кстати, дедуля. Что случилось с работниками, которые зашли в предполагаемую крепость?

— Идущие следом шпионы послали только предварительный отчёт через «Сообщение», но работники, скорее всего, уничтожены.

— Вот как?.. Но, к слову, эта информация собрана магией, и ты знаешь, насколько она ненадёжна. Когда вернутся искатели приключений?

— Раз никто из работников не вернулся, то положение стало критическим, и они начали уходить немедленно. Так что предположительно прибудут дня через четыре.

— А если включить время, которое придётся потратить, чтобы собрать у искателей приключений информацию... то по меньшей мере пять дней. Значит, до этого мы не сможем предпринять никаких действий.

«Сообщение» ненадёжно, поскольку из-за расстояния становится неразборчивым. Многие страны не полагаются на эту магию из-за нескольких прецедентов.

Одно из них — трагедия, произошедшая со страной Гартенбарг.

Нацию основали люди, состоящие в основном из заклинателей. Связь между городами наладили посредством быстрого обмена информацией через «Сообщения». Но поскольку они слишком сильно доверяли этой магии, то когда триста лет назад получили три фальшивых сообщения, между городами разразилась гражданская война. После чего в страну вторглись монстры с полулюдьми и уничтожили её.

Были и другие примеры, такие как песни бардов о человеке, который убил свою жену, основанные на ложной информации.

В итоге «Сообщениям» стало верить мало людей. Те же, кто полагались на них слишком сильно, считались глупцами. А Зиркниф был умён. Он пользовался «Сообщениями», но и собирал информацию через другие источники. Он бы никогда не стал верить только одному заклинанию.

— Но граф в самом деле глуп. Найми он работников из Э-Рантэла, всё могло бы пройти более гладко. Из-за своей некомпетентности он танцевал под мою дудку, но слишком большая некомпетентность тоже проблема. Раз он наживка, то ему хотя бы следовало хорошо сделать свою работу.

— Я с вами полностью согласен, ваше величество, — сказал Флудер, чем заставил Зиркнифа поднять бровь.

На встрече два дня назад он принял предложение заклинателя по двум причинам.

Первая — понять, что собой представляет Аинз Оал Гоун.

После расследования Флудера они увидели, что тот не покидает руины несколько дней, и послали туда работников, чтобы оценить его реакцию.

Все хотели узнать, разберётся он с нарушителями разумно или строго.

Уничтожение работников многое сказало о его характере.

А вторая цель — посеять раздор между Аинзом Оалом Гоуном и Королевством. Потому было бы намного лучше, если бы работников наняли в Э-Рантэле, но, увы, этого не сделали.

Не может же граф быть настолько глупым?

Мужчине рассказали только о том, что существуют неразведанные руины. Зная, что те находятся на территории соседнего государства, он, вероятно, побоялся нанимать людей в Королевстве. Так что пришлось ему нанимать их в Империи.

Но в таком случае отношения между Э-Рантэлом и Аинзом Оалом Гоуном, а также Королевством Рэ-Естиз в целом, не ухудшатся. Чтобы выполнить вторую цель, следовало выдать информацию о руинах в гильдию искателей приключений Королевства.

— Момон пришёл в Империю в правильное время.

— Согласен. Наверняка он расскажет о руинах и уничтожении работников в гильдию Королевства. Они начнут серию расследований, как вы и хотели, император.

По этой причине искателям приключений и запретили принимать участие в исследовании руин. А дворянам информация досталась, разумеется, не через императора, а посредством шпионов.

В общем, дело станет не более чем глупой выходкой аристократа, а причастность императора они будут отрицать, так что Аинз направит всю свою враждебность на графа, Зиркниф же сможет принять более дружеский подход.

— И вскоре искатели приключений Королевства ворвутся в крепость безжалостного Аинза Оала Гоуна. Интересно, как отреагирует Королевство, когда узнает, что там живёт могущественный заклинатель? И как ответит их гильдия искателей приключений? — Зиркниф улыбнулся, с нетерпением ожидая, когда его тщательно подготовленные планы сбудутся. — Аинз Оал Гоун достаточно силён, чтобы уничтожить все группы работников. У себя же мы уберём беспорядок ценой головы одного дворянина. Приготовления завершены?

— Конечно, мы сделали всё со всей осторожностью. Никто за пределами этой комнаты ни о чём не узнает.

— Хорошо, но на всякий... Что это было?!

Дрогнула земля, прервав Зиркнифа на полуслове. Задрожали также и окна со всей мебелью, но не как при землетрясении. Будто в землю ударилось что-то массивное, создав большую ударную волну.

— Что случилось?! Пойдите узнайте... чёрт, как шумно. Что, чёрт возьми, происходит?

Даже внутри этой комнаты Зиркниф слышал крики. Стены были довольно толстыми и крепкими, а значит, голоса были очень громкими или же кричало очень много людей. Что же происходит снаружи?

В ответ на сомнения Зиркнифа между ставнями окон, выходящих на центральный двор, откуда и шёл звук, показался бледный стражник и ответил:

— Ваше величество! Дракон! Во дворе приземлился дракон!

На мгновение все застыли, не сумев сразу понять смысл слов. Они знали, что стражнику нет смысла врать, но всё равно кинулись к окнам, чтобы увидеть происходящее собственными глазами.

Зиркниф отодвинул штору и заглянул в полупрозрачное окно. Когда люди увидели сидящего на земле дракона, у всех попадали челюсти.

— П-почему здесь дракон? Откуда он взялся?

— Министр иностранных дел! Слышал ли ты о ком-то, кто может непочтительно прилететь на драконе и приземлиться посреди двора?

— Никого такого не знаю!

— Никто не договаривался с драконом из Союза? Этот не оттуда?!

— Его внешность совершенно отличается от тех, о которых я слышал. Министерство иностранных дел вряд ли бы неправильно описало драконов.

— Как могли это сюда пропустить?! Здесь император! Чем занимается дворцовая стража?

В этом мире драконы — могущественные создания: обладают сильным телом в твёрдой чешуе, живут намного дольше людей, а также владеют самыми разными особыми способностями и магией. Конечно, есть исключения и тут — в прошлом некоторых драконов убивали искатели приключений, но также в прошлом было много случаев, когда рассерженные драконы сжигали города и даже страны. Да что там, каких-то двадцать лет назад они спалили город на юге.

А тут подобное существо появилось посреди императорского дворца — хуже не придумаешь.

Когда Зиркниф сглотнул, со спины дракона спустились две маленькие фигуры. Приглядевшись, император увидел, что это дети с тёмной кожей.

— Кажется, это тёмные эльфы, — спокойно произнёс Флудер.

— Парадин! Откуда взялся этот дракон и те двое?

— Даже я ничего не знаю...

Вскоре дракона окружили рыцари. Хотя они — гордость Империи, перед драконом не выглядели такими надёжными. Впрочем, подобного следовало ожидать от сильнейшего в мире создания.

Из рыцарей вышел вперёд мужчина, держащий в руках по щиту.

— Ой-ой, один? Ну, ничего не поделаешь... хотя терять такого бойца напрасно глупо.

Это был один из Четырёх имперских рыцарей, «Нерушимый» Назами Энек.

Назами — один из сильнейших воинов Империи, среди Четырёх рыцарей обладает самой крепкой защитой. Но даже воин, способный выдержать атаки самого разного типа, выглядел крохотным по сравнению с драконом. Те слова сказал «Молния» Базивуд Пэшмэл, словно подтверждая смерть товарища, и никто не мог ему возразить.

— Ваше величество, пожалуйста, уходите! — предложил кто-то из министров, но Зиркниф хмыкнул:

— Куда уходить? Где безопасно?

— Но ваше величество!

— Я понимаю, что вы все хотите сказать. Однако если я покину дворец, то стану посмешищем. Противник — дракон не из Союза Агранд, да и наверняка он сюда прилетел, зная, что я не сбегу... Значит, дракон столь же умён, как я о них слышал. Наверное, он осведомлён о политической ситуации Империи.

Хотя Зиркниф держал дворян в ежовых рукавицах, это было возможно лишь благодаря рыцарским орденам. Если пойдут слухи о том, что император сбежал из столицы из-за дракона, дворяне могут посчитать его военную мощь слабой, объединиться и восстать. Конечно, он не проиграет буйной толпе, но мощь Империи резко упадёт.

Неважно, сражаться мы будем или отступать, потери будут огромными. Это, конечно, раздражающий шахматный ход, но кто стоит за драконом?

Во двор прибыли ещё люди. Дракона окружили сорок императорских стражников вместе с шестьюдесятью рыцарями, среди них были даже арканисты и церковники.

— Сто двадцать человек — маловато. Ваше величество, позволите мне присоединиться к ним?

Зиркниф слегка нахмурился. Флудер — величайший козырь Империи, но ещё неизвестно, мудро ли его отправлять против дракона. Император колебался, но также верил, что маг сбежит даже если положение станет хуже некуда.

Но кое-что Зиркниф не знал.

Старый заклинатель предложил это, чтобы император не ушёл посредством магии телепортации Флудера.

— Хорошо, дедуля. Можешь также сказать «Нерушимому» отступить?

— Понял. Но я не могу определить силу тех эльфов. Вероятно, они очень могущественны, если хотите отступить, начинайте готовиться сейчас, — закончил Флудер, открыл окно и воспарил в небо с помощью магии полёта, и как раз в этот миг раздался голос:

— Всем меня слышно?! Я — слуга владыки Аинза Оала Гоуна, Аура Белла Фиора! Император этой страны послал кучку непочтительных людей в Великий Склеп Назарика, где проживает владыка Аинз! Это его очень огорчило, и если император не извинится, мы уничтожим эту страну!

Зиркниф скривился. Как они пришли к такому выводу? Как они собрали вместе все крохотные кусочки мозаики?

Переведя взгляд назад в комнату, он увидел удивление на лицах людей. Поняв, почему император на них так смотрит, они покачали головой.

— Для начала мы убьём всех присутствующих! Мар!

Другой тёмный эльф протянул вперёд посох — двор, казалось, затрясся от локального землетрясения. Зиркниф ощутил лишь небольшие толчки, но земля застонала, и образовался сложный, похожий на паутину узор из трещин с эльфами и драконом в центре.

Рыцарей, стражников, заклинателей — всех, за исключением парящего Флудера, поглотила земля.

А тёмных эльфов землетрясение даже не коснулось. Эльф спокойно опустил посох, и трясти перестало, а паутина трещин исчезла столь же быстро, как появилась.

Стоящая во дворе толпа людей бесследно исчезла. Шокирующий конец.

— Отлично, все они мертвы! Если он не покажется, мы убьём всех в городе... Поскольку мы не знаем, кто император, то просто сравняем с землёй весь город! Так что выходи, император, где бы ты ни был!

— В-ваше величество! — обратились к нему бледные и дрожащие слуги.

— Мы наступили дракону на хвост... и он к нам вышел.

Зиркниф пожал плечами, чтобы не дрожать. Он — император, нельзя показывать эмоции перед подданными.

Аинз Оал Гоун... кто же ты такой?.. Нет, сейчас не время об этом думать.

Снова развернувшись к окну, Зиркниф прокричал:

— Я, император Зиркниф Рун Фэрод эль Никс, хочу кое-что сказать! Дорогие эмиссары, не хотите продолжить дискуссию внутри? — Он повернулся к слугам. — Подготовьте лучший приём для наших гостей! Быстро!

Когда слуги поспешно ушли, он перевёл взгляд назад на тёмных эльфов.

Я недооценил врага. Но если это всего лишь подчинённые... как я могу с ними не справиться? Я не могу отступить. Если хотят переговоров, то будет им война слов. Аинз Оал Гоун, я разрушу твои амбиции!

Комментарии