Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 9. Ялдаваоф

Часть 1

Месяц последнего огня (девятый), четвёртое число, 21:10

Почувствовав жажду, женщина проснулась.

Открыв глаза, она медленно передвинулась на гигантской кровати и потянулась к кувшину с водой, стоявшему рядом, но ухватила лишь воздух. Вспомнив, что возле кровати никто никаких кувшинов не ставил, она невольно щёлкнула языком.

— Уа, — зевнула женщина. Она привыкла ложиться и просыпаться рано, словно старый человек. Одного часа сна ей для отдыха явно не хватало.

Сглатывая, она дотронулась рукой до шеи и встала с кровати лишь тогда, когда слюной смочила горло. Взяв лежавшее сверху на покрывале толстое банное полотенце, она обернула его вокруг обнажённого тела, надела тапочки и вышла из спальни.

Особняк был главной базой в столице и собственностью Хильмы, главы торговцев наркотиками. Вообще говоря, размещённые здесь десять человек должны быть довольно заняты, но стояла устрашающая тишина, как будто дом пустовал.

Идя по коридору, Хильма продолжала удивляться. Если все дворяне ушли, то рано или поздно особняк затихнет. Но не настолько же.

Дворян сюда приглашали ради того, чтобы они обзаводились знакомствами.

Кстати, у знати даже старший сын наследует семью в довольно зрелом возрасте, когда ему уже за тридцать. До этого жалование ему выдаёт отец, глава семейства. Поскольку в такие годы дворяне обычно уже женаты и имеют детей, в этот особняк их приглашали ради развлечений.

Вино, женщины, наркотики. Лесть лилась отовсюду. Ведя беседы с другими такими же дворянами, они строили друг с другом более тесные отношения. Таким образом, они наслаждались жизнью и одновременно налаживали связи.

Как только дворянин наследовал семью — время урожая. Если он пытался противостоять им, то получал кнут. Если же был готов поддержать их, то пряник. Постепенно организация проникала всё глубже в круги дворян.

Идя по тихому коридору, она искала что-нибудь с водой, чтобы попить.

На самом деле женщина даже любила покой, ей не нравился весь тот шум. Весёлость, с которой она наблюдала за дворянами, пока те занимались шумным формированием дружеских отношений, была напускной. Однако эта тишина казалась слишком неестественной. По коже мурашки шли, словно она осталась в особняке одна.

— Что случилось?..

Охранники не покинули бы место, не сказав ни слова. Если и вправду что-то произошло, то криком она лишь себя выкажет, что очень плохо. А если она, к примеру, вернётся к себе в комнату и спрячется под одеялом, что будет? Нет, делать так слишком инертно.

Когда положение того требует, необходимо действовать, иначе тебя съедят как добычу. Вот во что она верила. И именно благодаря этому она смогла так высоко забраться: от элитной проститутки к нынешней позиции.

Осмотревшись в коридоре, она поняла, что в доме никого нет, и побежала, чтобы поскорее убраться отсюда.

Доверяя шестому чувству, женщина бежала в тайную комнату, о которой знала лишь она. Там хранилось много магических предметов, драгоценностей и там же находился тайный выход. Хотя это место в столице было штаб-квартирой, по городу расположено ещё много баз. Похоже, настало время сбежать в одну из них.

Двигаясь как можно тише, она вдруг заметила странность.

— Что, что это? — невольно вырвался у неё тихий стон, когда она увидела в окне странное явление.

Тонкое стекло покрывал плющ, полностью блокируя солнечный свет. Сколько бы она ни старалась, окно даже на небольшую щель не сдвинулось. Женщина в отчаянии посмотрела на остальные окна в коридоре — все покрыты толстым плющом.

— Ч-что это? К-кто сделал...

Когда она ложилась спать, такого не было. Эти странные растения выросли за какой-то час. Вероятно, постаралась чья-то магия.

Но чья именно? И с какой целью?

Ничего не понимая, она знала: сейчас здесь очень опасно.

— Чёрт возьми! — выругавшись, она рысью кинулась вперёд, даже не волнуясь, что полотенце может развязаться. Сейчас важнее всего добраться до маленькой тайной комнаты.

Добежав до ступеней, она посмотрела вниз. Мёртвая тишина.

Она осторожно начала спускаться, ориентируясь по полоскам света, что пробивались через маленькие дыры в плюще. Благодаря толстым коврам удавалось не издавать ни единого звука. Женщина была за это безмерно благодарна.

— !

Лишь ступив на пол нижнего этажа, она застыла от удивления.

В коридоре кто-то стоял и смотрел на неё. Казалось, что он сливается с темнотой, но не так, как воры прячут себя в тенях. Просто кожа была тёмной, а во мраке светились глаза разного цвета, принадлежащие тёмной эльфийке.

Эльфийка вышла из темноты. Она носила одежду молодой девушки. В руке держала тёмный посох, глаза смотрели прямо на Хильму. Позади этой загадочной молодой девушки находилась тайная комната. Вспомнив планировку особняка и решившись, женщина дрожа от страха пошла вперёд.

Наверное, какой-то дворянин принёс её ради развлечения, в таком случае неважно, что с ней случится. Однако Хильма быстро отогнала столь желанную сейчас мысль. Кажется, Кокодола уже схватили. Чтобы избежать неприятных последствий будущей борьбы за власть, она уже давным-давно приготовила пути отхода в безопасные места. А потому подчинённые никогда не приведут постороннего в этот особняк, не доложив сначала ей.

— Эм, маленькая госпожа, — произнеся это, Хильма удивлённо нахмурилась.

Работая высококлассной проституткой, она встречала много разных людей. Опыт говорил ей, что перед ней не молодая девушка, а мальчик. Одежда невероятно качественная и дорогая, её не то что обычные люди никогда не смогут себе позволить, но даже сама Хильма. Тёмные эльфы всегда жили в лесах, а сейчас один неизвестного пола и в необычайно дорогой одежде появился в Королевстве.

Не будь всё так неестественно, она предположила бы, что натолкнулась на раба знати, предназначенного для утоления специфических желаний.

— Что... что вы здесь делаете?

Тёмный эльф совершенно беспечно и медленно приблизился к ней.

— Т-тётушка, вы самая важная в этом особняке?

Даже когда её назвали тётушкой, она не расстроилась. Такому молодому эльфу, конечно же, вполне уместно её так называть.

— Нет... — она уже было ответила отрицательно, как вдруг её охватило плохое предчувствие. Женщина всецело доверяла своей интуиции. Она доверяла ей даже больше, чем здравому смыслу, благодаря чему до сих пор и выживала. Здравый смысл может подвести, но интуиция — никогда. — Да. Это так. Я самый важный человек в этом доме.

— Х-хорошо. Здорово, — мальчик улыбнулся.

Хильму охватило жгучее желание осквернить эту красоту. Настолько чистой была улыбка.

— У-у-у, другие люди говорили не то.

Словно в ответ на слова мальчика, открылось ближайшее окно. Там стояла молодая девушка в наряде горничной, но вместо запаха духов от неё исходил запах крови.

Хильма закрыла рот руками, сдерживая крик отчаяния.

Своей красивой ручкой горничная держала человеческую руку. Виднелись плечевые мышцы, руку словно оторвали.

— Ч-что!

— Э-э, это, кажется, кто-то собирается напасть на дом. Нужно закончить до того, как они доберутся сюда. Я возьму её с собой.

— Пожалуйста, не обращай на меня внимания. Я уже так давно не наедалась, какая же я сейчас довольная.

Рот горничной не двигался, но всё же издавал голос. Это очень удивляло, но Хильма хотела спросить о другом. В особенности о том, чего именно горничная наелась, поскольку это заставляло безудержно дрожать. Надеясь не подтвердить свои опасения, Хильма спросила:

— Т-тогда и м-меня? Вы хотите съесть и меня?

— А? А, нет. Тётушка другая.

Это не обнадёживало. Интуиция предупреждала, что её ждёт ещё худшая судьба.

— Тогда, молодой человек, не хотите пойти сюда и получить немного удовольствия?

Прикрывающая её ткань медленно сползла, обнажая плечи.

Она гордилась своим телом. Ведь высококлассные проститутки обслуживали только высшее дворянство. Потому она отдавала все силы на то, чтобы сбросить лишний жир и сохранить привлекательность. Каким бы целомудренным человек ни был, он не сможет отвести от неё взгляда. Возбудился бы даже маленький ребёнок. В этом она была абсолютно уверена.

Однако в юных глазах не появилось никаких эмоций.

Моя привлекательность не настолько велика, как у этой горничной! Но даже если я поменяла работу, я остаюсь профессионалкой. Даже у бесчувственного человека я могу вызвать бушующее желание! Я на это способна!

Двигаясь извилисто, словно змея, она показала своё грациозное тело, медленно и доверительно подходя всё ближе.

Однако она не видела в мальчике похоти.

Тогда необходимо использовать другие средства. Она медленно протянула руку мальчику за шею и активировала магический предмет, татуировку гадюки.

Змеиные татуировки на обеих руках вдруг материализовались и обнажили клыки, чтобы впиться в тело эльфа. Любой, кого укусит змея с таким сильным нейротоксином, тут же забьётся в конвульсиях и покинет этот мир. Это было убийственное движение Хильмы, не обладающей боевыми способностями.

Однако мальчик ловко поймал невероятно быструю ядовитую змею одной рукой и без колебаний раздавил.

Гадюка медленно вернулась на руку Хильмы, опять став татуировкой. Поскольку материализованную сущность убили, ей потребуется примерно день на восстановление. Всё это время змею вызвать будет нельзя.

Сделав ход, но не добившись успеха, Хильма попала в самое худшее положение и могла лишь медленно отступать. А пугало больше всего то, что выражение лица мальчика так и не изменилось. Даже когда на него напали, не появилось ни тревоги, ни враждебности.

— Ах, тогда... пойдём.

— Куда?

Как только Хильма засомневалась, колено пронзила боль. Настолько сильная, что, не устояв на ногах, она беспомощно упала на пол.

— А-а-а-а-а-а!

От боли она закричала, на коже выступил пот. Она неохотно глянула на колено, и сразу пожалела об этом. Левую ступню скрутило в противоположную сторону, а кость, проколов плоть, торчала наружу. Хильма заплакала, она хотела руками прижать рану, но колебалась в страхе.

Мальчик схватил её за волосы и потянул к выходу.

Никто бы не подумал, что её тянут с такой невероятной силой, что даже вырвалось много волос вместе с корнями, однако он не обращал на это внимания.

— Нет! Нет! Пожалуйста, прекрати!

Мальчик глянул на стенающую Хильму, но не остановился даже на секунду.

— Быстро! Будет плохо, если не поторопимся!

Часть 2

Месяц последнего огня (девятый), четвёртое число, 22:20

После нападения на особняк Энтома Василиса Дзета вышла через парадные двери.

Подобрав лежавший у ног кусок бумаги, она скомкала его в шар и кинула в сторону дома.

Изначальный план заключался в том, чтобы очистить особняк от людей и отступить, прихватив с собой важные книги и ценности. Действовать молниеносно, как птицы, и не оставлять никаких следов, а поскольку время поджимает, брать только необходимое. Однако в конце концов дом опустошили полностью, словно в нём побывали воры.

Впрочем, в этом нет ничего плохого, ведь пославший сюда Энтому и Мара Демиург отметил, что по возможности так и следует сделать. Но, с другой стороны, они довольно сильно задержались.

Она, Мар и сопровождавшие его демоны должны были уже уйти. Эльф взял самого важного человека особняка и отправился на место встречи. Поскольку времени хватало, низшие демоны нагрузили горы краденного и приготовились к отправлению.

Так следовало сделать, но при отходе обнаружилось подземное хранилище, до отвала забитое наркотиками и крадеными товарами.

А потому работа затянулась.

Прежде всего, хранилище делилось на множество комнат, в которых дорогие и дешёвые вещи были свалены в кучи, что сильно затрудняло поиск ценностей. Как будто ищешь иголку в стоге сена. Даже Энтома и демоны не могли перебрать все предметы, чтобы найти «иголки».

Если бы захваченная Маром женщина ещё осталась здесь, проблему решили бы быстро, но сожалеть уже слишком поздно.

Вещи, которые сочли мусором, Энтома и демоны складывали к одной стенке склада. Даже для демонов, что были намного сильнее людей, работа оказалась утомительной. Но благодаря такому подходу и стараниям они смогли успешно забрать хоть сколь-нибудь ценные предметы.

Энтома, как ответственная за эту задачу, по завершению работы вздохнула с облегчением. Глядя в ночное небо, она рукой вытерла испарину. И хотя у неё не выделилось ни капли пота, чувствовала она себя именно так.

— Ха. Теперь можете уносить.

Подчинясь приказу боевой горничной, насекомые размером с человека взлетели в ночное небо с большим грузом на спине. Этих гигантских жуков она вызвала с помощью своей способности мастера насекомых.

Загудев крыльями, насекомые выстроились в прямую линию и полетели к месту назначения.

Лично отправив жуков с тяжёлым грузом, Энтома задумчиво взглянула на объект в руке.

— Нельзя есть. Нельзя, нельзя.

Легонько стукнув себя по голове, она поднесла отрезанную руку к месту ниже подбородка. «Хрусть, хрусть, хрусть» — рука исчезла, а горло Энтомы задвигалось. Личико горничной стало невероятно миленьким, но повеяло запахом крови.

— Женский жир мягок, а мясо такое вкусное. У детей жира мало, но мясо тоже просто объедение. Но самое лучшее, конечно, рельефное мясо мужчин, — ловко обглодав кости, она выбросила остаток руки на особняк. — Спасибо за еду! — Горничная поклонилась в сторону дома и, чтобы не опоздать, развернулась уходить.

Однако не успела Энтома сделать и нескольких шагов, как голос заставил остановиться.

— Йо. Красивая ночка, не правда ли?

— Верно, ночь красивая. Но, как я понимаю, не для тебя?

Кто-то медленно показался перед боевой горничной, но было неясно, мужчина это или женщина. Хотя она больше походила на женщину, телосложение было мужским.

— Что ты здесь делаешь?

— Вышла на прогулку.

— Что ты там так рьяно ела?

— Мясо.

— Человеческое?

— Ага, угадала.

Голос мужеподобной женщины был холоден как лёд, однако Энтому это не смутило. Ей было плевать, какие эмоции люди затаили на неё. Если посмеют вмешаться, будут раздавлены; если нет, то просто проигнорированы. Будь она голодна, то поймала бы их, чтобы съесть. Для неё существование людей сводилось лишь к этому.

— Понятненько. Вот и чудовище пожаловало? Так значит Восемь пальцев держат даже монстров? Только вот вырастили их, походу, неправильно, — мужеподобная женщина медленно подняла боевой молот.

Увидев это действие, Энтома впервые беспокойно заговорила:

— Мы раньше встречались?

Хмыкнув, мужеподобная женщина подумала: «Возможно ли это?» — но ничего не сказала.

— Я здесь по работе. Драться хлопотно, к тому же я уже наелась.

— Уж извини... я одна из лучших искателей приключений Королевства. Встретив монстра-людоеда, я просто не могу его отпустить. Нельзя допускать, чтобы ты и дальше шлялась по человеческому миру.

— Столько хлопот. Но ты сильна. В таком случае превращу тебя в консервы.

Энтома впервые посмотрела прямо на искательницу приключений.

И невольно подумала, что это сильный воин.

М-м, да, точно очень сильный.

Энтома была не чистым воином, потому не обладала способностью оценивать силу противника. Тем не менее она не посчитала себя слабее.

— Ой-я! — женщина кинулась вперёд, замахнувшись молотом.

Энтома элегантно уклонилась. Однако на полпути молот сменил направление на девяносто градусов. За ударом не стояло центробежной силы, он не был гладким, но основывался больше на нелогичном количестве мускулов.

Энтома снова мгновенно исчезла с пути, активировав особую способность.

— А?! Что, только убегать и умеешь?

Молот завращался, создавая огромный вихрь над головой воительницы и взбивая ей волосы.

— О, а тебе нравится вертеть безделушками и слушать их свист?

Мужеподобная женщина щёлкнула языком. Когда Энтома снова активировала навык, молот нёсся на неё сверху вниз. С некоторой трудностью она сумела уклониться, и молот погрузился глубоко в землю. Горничная рассмеялась над противником, что использовала один и тот же приём. Хотя лицо не изменилось, насмешка показывала разницу в силе.

Однако искательница приключений вцепилась в невнимательность чрезмерно сильной Энтомы.

— Подавись!

Земля начала рушиться вокруг шипастого боевого молота, или, вернее, разлетелась брусчатка. Словно землетрясение. Энтома впервые не смогла вести себя неторопливо, но от магического предмета противника разрушилось не всё.

Увидев, как враг вырывает утонувший в земле молот, боевая горничная невольно разозлилась. Она прокляла свою небрежность.

Уклониться от предыдущей атаки было легче лёгкого. Людям, конечно, было бы трудно убежать от ударных волн, ведь тряска земли приводила к потере равновесия. Однако Энтома — боевая горничная, все её магические предметы были высшего класса. Такой уровень разрушений не представлял для неё угрозы.

Однако возникла одна неприятность.

Пока она уклонялась от камней, испачкался наряд горничной.

Можно ли это простить? Ведь эту высококлассную одежду даровали Энтоме Высшие существа.

Значит... здесь всё и закончится.

Энтома прекратила скрывать враждебность под маской.

Всё и закончится.

Убить.

Её охватила жажда крови, а не та эмоция, которую люди испытывают, играя с насекомыми. Тяжёлый молот нёсся прямо на горничную. Энтома беззаботно подняла левую руку, чтобы защититься. Поскольку она была не на уровне Стражей этажей, то вряд ли бы осталась невредимой. Но в миг столкновения почему-то раздался металлический звон, словно молот врезался во что-то твёрдое. На руке боевой горничной появился щит. И это не метафора. К её запястью прицепилось восьминогое насекомое.

— Ч-что это?!

— Видишь ли, я ведь мастер насекомых. Так что по своему желанию могу призывать и использовать их. — Она вытянула правую руку, и из тьмы вылетело насекомое. Длинный жук, напоминающий палаш, прикрепился к обратной стороне ладони Энтомы. — Это бронированный жук и меч-насекомое. Сначала я не собиралась тебя убивать, но тебе нет прощения! — Энтома шагнула вперёд, делая выпад клинком.

Доспехи мужеподобной женщины треснули — брызнула кровь, но рана была далеко не фатальной. Ей не удалось уклониться от серьёзно настроенной Энтомы, но появилась лишь небольшая царапина. Искательница приключений назвала себя одним из сильнейших воинов Королевства, и это не преувеличение. Она больше не могла найти врагов своего уровня.

Пусть Энтома не чистый воин, как Юри, но всё же она — боевая горничная, по силе намного превосходящая людей. Она снова ударила, проливая кровь противницы и окрашивая её щеку в красный. В этот раз рана оказалась намного серьёзнее и больше не была царапиной.

— Твои движения изменились! Вот ты какая на самом деле?! — мужеподобная женщина снова зарычала, ударяя тяжёлым молотом сверху вниз.

Однако тот отразился от бронированного жука. Из-за сильной отдачи воительница не смогла приблизиться ни на шаг, даже несмотря на всю свою силу. Уязвлённая гордость породила внутри неё яростный гнев. Собрав всю злобу в кулак, мужеподобная женщина нанесла серию ударов. Она бушевала, словно торнадо. А ужасало то, что для этого женщина воспользовалась «боевыми навыками», уникальной чертой этого мира. Однако Энтома, ловко орудуя бронированным жуком и мечом-насекомым, после пятнадцатиударного комбо вышла совершенно невредимой.

Энтома не знала, что предыдущая атака была убийственным приёмом Гагаран из Синей Розы, который состоял из множества разнообразных боевых навыков. Так называемое суперкомбо. За каждым взмахом стояла вся её сила. Этим воительница смогла бы даже проломить боевой навык «Крепость», и лишь малой горстке гениев, способных на «Неуязвимую крепость», удалось бы выстоять. Однако Энтома положилась лишь на свои мышцы.

Ведь разница в уровне между ними двумя была просто невероятной, к тому же раса боевой горничной по физическим данным намного превосходила людей.

Отчаяние появилось в глазах мужеподобной женщины, но Энтома ничего не почувствовала. Она желала лишь убить.

— Ха-а-а, — остановив шквал атак, её противницахватала воздух, словно только что побывала под водой.

Меч-насекомое на правой руке Энтомы оттянулся назад, а затем полетел к груди женщины словно стрела, выпущенная из лука. Гагаран начала поднимать боевой молот, но со скоростью черепахи. Клинок пробил ей грудь прежде, чем она успела ответить.

Точнее, должен был.

Меч разрезал воздух. Потеряв свою цель, он улетел далеко в ночное небо.

Энтома закрутила головой в поисках прервавшего их нарушителя.

Вдалеке стояла девушка в чёрном, а у неё за спиной тяжело дышала мужеподобная женщина.

— Прости, Тиа. Я уж думала, мне конец.

— Удивительно, у Гагаран кровь в самом деле красная.

— Вот негодница! Ты много раз видела меня раненой!

— Я думала, у тебя зелёная кровь. Усиление!

— Какое, к чёрту, «усиление», это уже смена расы!

— Тогда уж класса!

Слушая их расслабленную беседу, Энтома невольно нахмурилась. Сильный должен чётко дать понять, насколько сильнее, и в то же время быстро определить собственную позицию.

— Что ж, время заканчивать. Вы уже попрощались? — Энтома впервые встала в боевую стойку.

Мужеподобная женщина, Гагаран, не представляла угрозы, проблемой стала новоприбывшая, Тиа. Если её одежда не наряд убийцы, то тогда одеяние ниндзя. Предварительное условие для этой профессии — шестидесятый уровень. Если она и вправду ниндзя, то даже Энтоме не светит лёгкая победа. Сейчас не время говорить «закончу бой, сдерживая свои силы».

— «Паучий талисман»!

Движения боевой горничной стали ещё быстрее — она правой рукой активировала состоящий из четырех частей талисман. Упав на землю, он превратился в гигантского паука. Это был эквивалент заклинания «Призыв монстра третьего ранга». Вызванное создание не особо могущественно, но его достаточно, чтобы помочь понять истинную силу врага. Кроме того, он выиграет время, чтобы горничная успела подготовиться к бою. Хотя оружия-насекомые были сильны, они имели много слабых мест. Одно из них — призыв оружия занимает много времени.

— «Теневой клон». — Как только Тиа активировала умение ниндзюцу, её образ замерцал, и появилась ещё одна «Тиа».

Всё это время Энтома внимательно за ней следила. Клоны из навыка «Теневой клон» имеют примерно четверть силы оригинала, но их способность к уклонению зависит от количества влитой магической силы. Для паука из талисмана это, может быть, и грозный противник, но не для Энтомы.

Однако настоящая проблема в том, насколько хорошо оригинал умеет драться. Боевая горничная призвала свой козырь — пулевых стальных насекомых. И вместе с тем прикрепила к себе талисман усиления способностей.

Пулевые стальные насекомые вылетели из ниоткуда и плотно облепили её левое запястье.

Металлический блеск, треугольная форма с острым концом и длина в три сантиметра — такими были эти жуки. И вправду очень похожи на пули. И, конечно же, использовать их нужно соответствующе.

Чтобы уклоняться от атак паука из талисмана, теневой клон использовал всю свою силу, а оригиналу пришлось ему помочь. После затяжной битвы им удалось-таки убить одного паука, так что её уровень точно не выше уровня Энтомы. В таком случае даже если в бой снова вступит Гагаран, победа боевой горничной гарантирована.

Похоже, как я и предсказывала.

Не щадить. Подавляющей силой одержать быструю победу.

Тяжесть в левой руке обрадовала Энтому, она указала на Тию.

Из-за жуков запястье казалось в несколько раз толще. Следуя её движению, все жуки одновременно взлетели в воздух, собираясь в рои. Жужжание крыльев напоминало автоматные очереди. Как раз когда паук, который находился в пределах стрельбы, упал мёртвым, все сто пятьдесят насекомых ринулись на Тию.

Один жук мог пробить стальную пластину, а сто пятьдесят превратили бы в щепки даже гигантское дерево. Столкнувшись со смертельным градом пуль, Тиа активировала ниндзюцу:

— «Неподвижный адамантовый щит»!

Перед ней появился большой щит, который переливался всеми цветами радуги. Рой насекомых врезался в огромный сияющий в темноте шестиугольник. Через мгновение щит с треском разбился, но вместе с тем шторм насекомых утих, Тиа не пострадала.

Энтома цокнула языком, хоть и не имела такового. Заставляя противников постепенно показывать скрытые козыри, она в конечном итоге одержит победу. Пока что её атаки отбивали, но как только хоть один удар пробьётся, их снесёт словно наводнением при прорванной дамбе.

Мечом-насекомым отразив кунай, боевая горничная бронированным жуком защитилась от идущего сверху удара Гагаран. Жук завизжал от боли, получив значительный урон. Удар оказался довольно сильным.

Из-за яркого сияния адамантового щита она должна была ослепнуть и не суметь защититься от неожиданной атаки воительницы, однако нечто такого уровня не могло повлиять на глаза Энтомы. Обладая более широким полем зрения, нежели человек, она сумела заметить атаку.

Как только горничная определила, что удар окажется очень опасным, она увернулась, не двигая ногами, будто скользя по поверхности озера. Воительница двигалась ловко, несмотря на крупное телосложение, и уже восстановилась от ран. Стоя возле Тии и давя стальных насекомых, которые лопались от её ударов, Гагаран холодно заговорила:

— Вот же. Не уверена, что мы сможем победить. Что только что случилось? Разве мы не идеально согласовали удары? Она явно не смотрела в ту сторону, но всё равно смогла уйти.

— Широкое поле зрения?

— Не, наверно тут что-то другое. Она обладает способностями насекомых, так что более вероятно, что это какая-то особая сенсорная магия... Кстати, у неё сейчас подавляющее преимущество. Почему она не нападает, пока мы болтаем?

— Истинный хищник набрасывается лишь тогда, когда определит силу жертвы.

— Так вот оно что. Ждёт, чтобы увидеть нашу настоящую силу. Она совсем отличается от нашей коротышки. Какая же хлопотная осторожность.

— Быть настолько недооценённой людишками в самом деле противно. Что ж, есть и иные причины, но... да, это подойдёт. Насекомые больше не нужны. — Прикрепленные к правой руке жуки попадали один за другим и с шорохом исчезли в темноте. — Вместо них... выходи.

Вокруг её запястья медленно обернулась многоножка. Длиной метров десять, впереди торчат довольно острые клыки, глаза всё ещё закрыты.

Сильнейшее насекомое*, которое могла вызвать мастер насекомых — многоножка тысячи плетей.

Энтома вложила силы в обе ноги. Она уже выяснила скорость атаки, силу, защиту, уклонение и скорость движения этих двух людей. Хотя она была ещё не слишком уверена относительно способности Тии адаптироваться к новым условиям, этого было недостаточно, чтобы её напугать.

— Ах, — боевая горничная дотронулась до подбородка, что покрылся прозрачной липкой жидкостью, — ранее мой живот был полон. Но после небольших упражнений его снова сжимает от голода.

К руке прилипла слюна — яркое свидетельство её желания съесть людей.

Ведь это её любимая пища. До сих пор ей приходилось довольствоваться заменителем — зелёным печеньем, но, конечно же, она не собиралась за это ненавидеть Высшее существо. К тому же ей позволили съесть одно из запястий, отрезанных во время экспериментов с исцелением над человеком, пойманным в случайной деревне. Она считала это знаком личной заботы владыки Аинза.

Для Энтомы, что всё время себя сдерживала, элита человечества — пища самого высокого качества. Она не могла просто выбросить их, не укусив хотя бы разок!

Под жадным взглядом горничной-насекомого две женщины машинально дрогнули. Это был не страх перед сильным врагом, а, скорее, естественная неохота становиться целью хищника.

— Хь-я-а-а-а-а!

Её пронзительный визг походил на удары по пенопласту. С самого начала битвы боевая горничная впервые перешла в нападение. Как хищник, что бросается на добычу, так и она невероятно быстро ринулась на врагов.

Молниеносно приближаясь к целям, щитом из насекомого она блокировала шесть последовательно полетевших кунаев.

Увидев, как Гагаран, размахивая оружием, шагнула вперёд, чтобы встать в авангарде, Энтома решила, кого из врагов обезвредит в первую очередь.

Она замахнулась кнутом в правой руке. Конец такого длинного кнута должен двигаться относительно медленно, даже если кнут использует обладающая нечеловеческой силой Энтома. Однако эта логика относилась только к обычным кнутам.

На её правой руке находилось самое сильное существо, которое могла призвать мастер насекомых.

Обычный кнут полетел бы по дуге, но этот «выстрелил» с невообразимого угла. Словно став продолжением руки Энтомы, он изогнулся и, словно молния, ударил Гагаран.

Оружие было живым и атаковало неестественным образом. Даже опытные искатели приключений о таком не слышали, не говоря уже о том, чтобы сталкиваться. Когда впервые такое видишь, не знать, что делать, вполне естественно.

Но они — искатели приключений адамантового ранга.

Кнут почти уже ударил Гагаран, когда та упала, чтобы уклониться.

— Берегись! — выкрикнула Тиа, и Гагаран подбросило вверх.

Тиа применила навык ниндзюцу «Взрывной огненный столп». Их окутало пламя, казалось бы, самоубийственного взрыва, и многоножка тысячи плетей, развернувшаяся на сто восемьдесят градусов позади Гагаран, ударила лишь пустоту, где секундой ранее находилась голова воительницы.

Если бы не этот почти суицидальный ход, Гагаран пробило бы голову. Невероятное уклонение. Однако Энтома не закончила. Словно управляемая невидимыми нитями, многоножка атаковала с углов, от которых тяжело защититься, кроме того, она постоянно меняла направление удара.

Вместе с тем боевая горничная кинула на Тию талисман — талисман громовержца. В воздухе превратившись в небольшую птицу, искрящуюся голубовато-белыми разрядами, он понёсся на Тию. Когда сражаешься с двумя противниками, одного лучше оставить на подручных. В этом и заключалась сила мастера насекомых.

Прогремел взрыв, округу заполонило голубовато-белое сияние. Когда оно исчезло, там стояла застонавшая от боли Тиа и Гагаран, что с трудом отбивалась от многоножки тысячи плетей.

— Гадство! Это насекомое мне уже надоело!

Голову Гагаран придавило к боевому молоту: её с головы до ног обмотала десятиметровая многоножка, тем самым полностью обездвижив. Кинувшись вперёд, Тиа сделала выпад магическим кинжалом. С металлическим лязгом клинок ударился о щит Энтомы.

— Шквал талисманов громовержца. — Горничная левой рукой бросила вперёд горсть талисманов. Те превратились во множество громовержцев, но на этот раз меньшего размера. Они кинулись на Тию, но та вдруг исчезла. Не найдя цель, маленькие птички полетели по прямой. — Тц.

Тиа вдруг появилась из тени за Энтомой, вне поля зрения горничной. Эта способность позволяла проходить в тенях короткие расстояния. Однако боевая горничная её уже заметила, поскольку усики некоторых насекомых могли улавливать воздушные потоки. Поистине невероятная сенсорная способность Энтомы.

Она бросила оставшиеся несколько пулевых насекомых на выпрыгнувшую из тени Тию.

— Кх!.. — раздался болезненный кашель, повеяло кровью.

Энтома тут же атаковала окровавленную, но не утратившую волю к борьбе Тию.

— «Талисман рассеянного взрыва»!

Перед убийцей раздался ещё более мощный взрыв, чем прежде, освещая тёмную ночь. Её отбросило назад. Энтома кинула талисман лезвия и талисман ветра. Покрытая кровью Тиа не успела даже подняться — её резануло, снова отбросило назад и ударило о землю.

— Тиа! Чёртов таракан! — выругалась Гагаран, заключённая в клубок из многоножки.

Их план состоял в том, что воительница грубой силой сдержит кнут, а Тиа воспользуется возможностью и внезапно атакует горничную.

Энтома усмехнулась под маской.

Глупые создания. Для боевой горничной Великого Склепа Назарика вполне очевидно одержать верх над людьми такого уровня. Лучшим вариантом для них было бы проигнорировать тот факт, что она ест человеческое мясо, и убежать, используя всю свою силу. Всё так обернулось лишь потому, что они сделали неправильный выбор.

— Хотя я себе представляла иной порядок, но ладно, ничего не поделаешь. Так с чего бы начать? Развитые мускулы должно быть такими вкусными!

Энтома снова призвала насекомое, но в этот раз не боевое. В его длинном жале содержался парализующий яд.

Взяв насекомое в руку, боевая горничная быстрыми шажками подошла к Тие.

Казалось, словно она выбирает себе местный сувенирчик. Многие из Великого Склепа Назарика любили поохотиться на людей ради пищи.

Им точно понравится такой подарок.

— Э? Что? — Предупреждённая превосходной интуицией о том, что сверху на неё летит продолговатый холодный объект, Энтома быстро отпрыгнула назад. И в то же время длинное оружие пронзило то место, где она только что стояла. Предмет напоминал кристальную пику, которую используют рыцари, но был не обычным. На пике, расколовшей камни, не появилось ни царапинки. — Это... магия? — Энтома, обладающая навыками заклинателя духов, что-то почувствовала.

— Верно. Это заклинание четвёртого ранга «Кристальная пика»! — мальчишеским голосом ответила девушка маленького роста в плаще и маске и мальчишеским голосом ответила.

«Ещё один враг», — машинально прошептала Энтома. Ещё один нарушитель помешал ей схватить вкусную добычу. Жестоко, что ей приходится терпеть искушение вкусной едой.

— Не пора ли нам всё закончить?

— Кто ты?.. Я прощу тебя, если немедленно уйдёшь. Дети очень мягкие, и мне нравится это, но на них всегда недостаточно мяса. Поиграю с тобой в следующий раз, когда съем этих двух.

— Так ты монстр-людоед? Ещё и в наряде горничной... Что это за шутка такая? Кто хочет, чтобы рядом с ним был воняющий кровью монстр?

— ЧтО тЫ сКаЗаЛа? СуКа! — настоящим голосом выдала Энтома и тут же надавила на своё горло.

Оскорбление заставило её потерять самообладание, она не могла простить слова этой девки. Ей захотелось разорвать её на куски, но не из-за первобытных желаний хищника, а из-за сильно испорченного настроения.

Что эта женщина сказала?! Мне, боевой горничной, существу высокого уровня Великого Склепа Назарика?!

Из глубин души выплеснулся гнев:

— УбЬю! — не выдержала и закричала она настоящим голосом, однако в следующую секунду его подавила.

— Ивлаи! — Тиа выкрикнула имя девушки в маске.

Энтома заговорила с врагом, которого уже решила уничтожить всей своей силой:

— Мне было интересно, что вы две делаете... ну-ну, запомните один урок. Оценивайте разницу в силе между собой и врагом. Новоприбывшая сильнее вас двоих... но слабее меня.

Ивлаи прокричала:

— Так мои подруги и вправду были под твоей «заботой»? Монстр. Подходи же и попробуй на собственной шкуре, каково быть жертвой насилия.

Энтома не знала, что под маской противника бушует ярость. Боевая горничная кинулась вперёд с серьёзным намерением убить. Охваченная ненавистью, она больше не замечала двух других, для неё они стали словно камушками на дороге.

Она посмела сказать, что никому не понравится моя компания?!

Одни и те же слова снова и снова повторялись в голове горничной.

Её кнут зашевелился. Оставив свободным примерно метр, остальное она закрутила в большую сферу, в центр которой, конечно же, попала Гагаран.

— Умри вместе с товарищами, противная женщина! — она взмахнула многоножкой тысячи плетей словно молотом.

— Ха, какая скучная атака.

Ивлаи оставалась расслабленной.

— «Обратная гравитация».

Энтома устояла перед магией, но кнут потерял вес и полетел вверх.

Если бы магия не подействовала на вооружённом пользователе, она бы не подействовала и на его оружии. Однако в случае оружий-насекомых сопротивляться магии приходилось самим насекомым. Это было одним из недостатков, но взамен насекомые могли атаковать самостоятельно.

Перед такой магией даже Энтоме пришлось отказаться от изначального плана.

Почувствовав намерение хозяйки, кнут грациозно убрался от Гагаран. Быстрыми движениями, словно сматывая рулетку, он отошёл на десять метров и скрутился в позу для нападения. Пока это происходило, Ивлаи крикнула всё ещё катившейся по земле подруге:

— Гагаран! С дороги! Быстро позаботься о ранах Тии! Если уже израсходовала силу рукавиц, используй зелье лечения!

Раненные люди восстановились. Однако они сами — не проблема. Они так и остались врагами Энтомы, но, учитывая слова заклинательницы, положение изменилось. Ивлаи и Энтома были одного уровня. Если те двое помогут заклинательнице, боевая горничная может и проиграть.

На этот раз Энтома, хоть и нехотя, но решила использовать убийственный козырь. Она уже использовала его, чтобы уничтожить всех врагов в особняке, и сегодня могла применить его ещё два раза.

Дыхание, выпускающее плотоядных мух, так называемое «мушиное дыхание».

Но поедали плоть не сами мухи, они откладывали в неё свои личинки, пожирающие жертву изнутри. А дальше происходил ещё больший ужас — из трупа вылетал крупный рой и без разбора нападал на других существ внутри области действия, за исключением применившего способность.

Энтома раскрыла гортань. Её истинный рот, которым она говорила, на самом деле был нижней челюстью. Челюсть разделилась надвое — ужасающее зрелище.

И оттуда вылетел рой мух.

— Ты! Неужели эта сила как у демонов-богов? В таком случае... — Ивлаи ответила, выпустив белый туман.

Хотя противостоять атаке холодным газом умно, полностью свести на нет эффект трудно. Магический взрыв, накрывший весь рой, подошёл бы лучше. Противник допустил ошибку. Энтома уже представила, как Ивлаи пожирают личинки, но контрмагия оказалась далеко за пределами её ожиданий.

Все мухи попадали на землю, а затем белый туман добрался до Энтомы. И её охватила невыносимая боль.

— А-а-а-а-а!

Лицо мастера насекомых задымилось, словно в него плеснули кислотой.

Изначально Ивлаи хотела уничтожить только мух, но не ожидала, что это раскроет истинное лицо врага...

— Эй-эй, это ведь наш шанс? — Гагаран, встав в атакующую стойку с боевым молотом в руках, искала возможности завершить сражение одним ударом. Если реалистично оценивать силу врага, то надо бы закончить бой быстро.

Гагаран не нападала, потому что её не подпускала десятиметровая многоножка, начавшая крушить всё подряд. Но это не более чем спазмы побеждённого.

— Это... что это за магия? — спросила Энтома, Ивлаи ответила:

— Инсекцитидная магия «Бич паразитов». Двести лет назад появился демон-бог в форме насекомого, и эту магию создали против его подручных. Ну, я её создала.

— Эй! Для нас-то она хоть безвредна?

— Разумеется. Она очень эффективна против насекомых, но не приносит никакого вреда другим организмам.

— У неё расплавилось лицо...

— Тиа, это её настоящее... Э-э? Нет, это вообще не лицо! — закричала Ивлаи.

Всё лицо горничной отвалилось, словно кожу содрали и бросили на землю. Хотя и была разница. Обратная сторона упавшего на землю лица была сплошь покрыта лапками.

— Неужели это... насекомое в форме маски?..

— Ка-О-о-О-о-О! — шея горничной раскрылась.

В, казалось бы, твёрдом горле появилась щель, и выпало что-то большое и жидкое. Оно напоминало рвоту, но самое большое отличие заключалось в том, что этот объект всё ещё полз по земле.

— Что это... — даже Ивлаи поразилась, за всё своё долгое существование она впервые такое видела.

— Губы... — воскликнула Тиа, глядя на покрытую слизью пиявку, упавшую на каменную дорожку.

— Насекомое, что поглощает человеческие голосовые связки и имитирует голос жертв.

Передний конец телесного цвета пиявки напоминал человеческие губы. «Ах, ах» — выдыхало оно милым голоском горничной.

Под всеобщее изумление рука Энтомы, которой она закрывала лицо, медленно опустилась, и взору предстал облик насекомого.

Члены Синей Розы от страха невольно шагнули назад. Хотя они уже испытали ужас, когда отвалилась маска-насекомое, это зрелище вызвало его снова.

Появился монстр не из этого мира. Им невольно подумалось, что над миром повисла тень.

— Ты ПоСмЕлА, тЫ в СаМоМ дЕлЕ пОсМеЛа... — раздался жёсткий голос, трудный для восприятия.

— Миленький голосок, не находите? Мне лично этот больше нравится. — Гагаран чуть ли не взрывалась от гнева. В Синей Розе она была самой гуманной. Помолившись за душу молодой девушки, отдавшей голос этому губорту, она покрепче перехватила оружие.

— КаК вЫ пОсМеЛи, МеРзКиЕ чЕлОвЕчКи!

В предыдущих битвах она всегда сражалась не прилагая усилий. Однако сейчас всё это простодушие испарилось.

Что ж, больше нет смысла сдерживаться. Время свирепой атаки.

— Теперь начинается настоящая битва! Вы двое, не расслабляться! Готовьтесь атаковать ещё яростнее, чем прежде! — предупредила Ивлаи, но две другие поняли это ещё до того, как та заговорила.

Они приготовились драться до смерти.

Спина горничной-насекомого вдруг словно взорвалась, и из-под одежды высунулись четыре паучьих лапы. Казалось, словно у неё со спины выросли новые ноги.

Насекомое прыгнуло высоко в небо. Любому показалось бы, что это магия полёта.

Монстр выплюнула сверху плотоядных мух.

Щёлкнув языком, Ивлаи снова применила «Бич паразитов».

— Я вАм ПоКаЖу, ЧтО зНаЧиТ иСтИнНыЙ уЖаС! уБиВ, я ПрЕвРаЩу ВаС в ТрУпНыХ кУкОл!

Долетев до земли, мухи тут же умерли. Горничная-насекомое посмотрела фасеточными глазами на истинное лицо Ивлаи. Верно, только заклинательница могла сравниться в силе с монстром. Если она проиграет, победа будет невозможна, и Гагаран с Тией будут убиты. Однако глупо сосредотачиваться только на ней.

Сбоку полетел боевой молот Гагаран.

Несмотря на преимущество Ивлаи, в бою против столь могущественного противника они не могли упустить ни одной возможности.

Заклинательница понимала, что пропусти она удар, ей сильно достанется. Поэтому и решила сражаться вместе с подругами. Ивлаи улыбнулась. Хорошо, что она была в маске, иначе бы другие над ней рассмеялись.

Почти уклонившись от удара Гагаран, монстр вдруг замер. Тиа применила ниндзюцу «Неподвижность, связывание, паралич». Высокоуровневое сопротивление насекомого, больше похожее на способность к обнулению атак, не дало связать движения полностью. Но воительнице помогли даже несколько мгновений.

Монстр выплюнул паутину, усиленную «Мощным ударом». Этого хватило, чтобы верхняя половина тела Гагаран стала полностью белой.

Воительница не сумела самостоятельно вырваться из жёстких и клейких шёлковых нитей. Ей пришлось прервать атаку и отступить, чуть не упав. Но монстр не терял времени даром, он кинулся на неё.

— «Кристальная пика»!

В Энтому глубоко вонзилась пика, хотя той, похоже, было не так уж и больно. Она спокойно вызвала насекомых. Появившись из тьмы, они собрались на её запястье.

— «Бич паразитов»!

Заструился белый газ, и жуки попадали на землю. Монстр от боли невольно мучительно закричал.

Рот, где у человека находилась бы нижняя челюсть, открылся, и на Ивлаи полетела такая же нить, как на Гагаран.

Если блокирую магией, напрасно потрачу силы. Раз я могу обнулить любые связывающие заклинания, то, наверно, могу просто принять удар... нет, постойте...

Запаниковав, Ивлаи задействовала заклинание. На неё и вправду летела паутина, но по сравнению с предыдущей, эти нити слабо светились.

— «Кристальная стена»!

Возведённый кристальный барьер разлетелся в ничто.

— Это режущая паутина?!

— Лови подарок! — Тиа бросила чёрную сеть.

Она разложилась в воздухе, но не смогла окутать монстра. Энтома просто прошла её насквозь, словно призрак.

— У неё иммунитет к любым техникам связывания!

— Ха! Время боевой формации!

Чтобы держаться на расстоянии от боевой горничной, Гагаран ударила ногой, пытаясь оттолкнуть противника.

С громким лязгом её сапог врезался в горничную.

Отступив, воительница соединилась с остальными членами Синей Розы. При этом они внимательно следили, чтобы по ним всем вместе не попали одной атакой.

— ЧиКу, ЧиКу, ЭтИ уДаРы... тАк РаЗдРаЖаЮт! — бормотала горничная, двигая челюстями.

Наблюдая за этим, Гагаран прошептала Ивлаи:

— Слышала тот лязг? Её костюм горничной столь же крепок, как моих доспехи, просто невероятно.

— Наверное, ткань сплетена с металлическими нитями. Неимоверно крепкими к тому же.

— Адамант... или что-то покрепче.

— О, так её наряд не на нашем уровне? Даже моя магия земли бесполезна против такого высокого качества экипировки. Наверное, некоторые из её вещей уменьшают и магический урон. Специализированные атаки на неё не сильно повлияют.

— А это значит? — засомневалась Тиа, Ивлаи улыбнулась:

— Мы нападём на неё в лоб и закончим всё подавляющей силой.

— Легче сказать, чем сделать. Как мы это провернём? Нам конец, если не поспешим. Оно ещё и талисманами себя усиливает.

— Каждый из нас использует свою самую сильную технику! Я применю инсектицидную магию.

— Это запросто. Что ж, начинаем решающую атаку.

Хотя они сказали, что сосредоточат всю свою мощь на одном ударе и победят, на самом деле всё было не так просто.

Обычно Ивлаи заклинаниями «Песчаное поле: одно» или «Окаменение региона» задерживала противника и поддерживала воинов, но на горничной эти методы не сработают.

Если нужно нанести урон, то лучше оставить это дело воинам с их физическими атаками. Ивлаи лишь следует придумать план на случай, если стратегия не сработает. Она всегда считала, что сосредотачиваться исключительно на атакующей магии неправильно, но положение требовало отчаянных мер.

Заклинатели, что при атаке полагаются исключительно на магию, — второсортны. Но в этот раз придётся пойти на компромисс.

Ивлаи принялась приспосабливаться к магии, которую собиралась использовать.

Хотя её самое сильное заклинание — «Осколочный удар», под него могут попасть и подруги. А «Бич паразитов» расходовал много магической силы, его лучше приберечь на случай, когда враг попытается призвать насекомых. А значит, прямо сейчас самой подходящей магией была ненавистная ей кислотная.

Коротко обменявшись взглядами, три подруги убедились, что подготовка завершена, и дружно кинулись в атаку.

Ивлаи использовала «Кислотный плеск», а Тиа, обладающая меньшей огненной мощью, главным образом положилась на предметы. Гагаран активировала несколько боевых навыков, атакуя нескончаемым шквалом ударов.

Понемногу ход битвы начал меняться.

Противник был невероятно силён. Она использовала много типов паутины, магию талисманов и призывала насекомых. Не говоря уже о том, что она обладала более могущественными магическими предметами, чем члены Синей Розы.

Хотя расходные предметы, вроде зелий лечения, начали заканчиваться, горничная-насекомое постепенно отступала.

Если бы кто-то спросил, что же изменило битву в их пользу, Ивлаи с выпяченной грудю ответила бы: «Товарищи!»

Гагаран, Тиа и Ивлаи с точки зрения расы проигрывали, но всё равно создали возможность выиграть. Важную роль в этом сыграло то, что они могли нападать и восстанавливаться одновременно. В частности, они могли как сами вылечиться, так и вылечить товарищей. Постепенно положение прояснялось.

— Если не напортачим, то сможем победить!

Часть 3

Месяц последнего огня (девятый), четвёртое число, 22:27

Битва закончилась.

Наконец горничная-насекомое упала на землю, будто марионетка, которой отрезали нити.

Ивлаи потратила уйму магических сил, а расходные предметы почти закончились. Ей придётся хорошо потратиться, чтобы снова всё закупить.

— Победа за нами! — объявила покрытая ранами и тяжело дышащая Гагаран.

Не осталось ни одного зелья лечения, но всё же она держалась благодаря своей выносливости.

— Перережем ей горло.

— Да, — согласилась Ивлаи с Тией.

Умирающая горничная-насекомое всё ещё дышала, хоть и хрипло. Раз она уже утратила способность сражаться, то безопаснее всего — без колебаний её убить. Поднявшая клинок и шагнувшая было вперёд Тиа вдруг замерла. Ивлаи хотела спросить, в чём дело, но тут же поняла.

— Почему бы на этом не закончить?

Перед горничной-насекомым стоял мужчина. Невероятно, но никто даже не заметил, как он появился.

Он носил странную одежду, которую Ивлаи прежде не видела. Но слышала, что так наряжаются на юге, это так называемый «фрак». Лицо мужчины закрывала маска.

Однако человеком он не был — из-за талии выглядывал хвост.

— Эй, родственник Ивлаи?

Дура! — попыталась ответить Ивлаи, но слова застряли в горле. Его доминирующая аура ударила словно молния. Руки вспотели, но она не отводила взгляд от врага.

— Ты в порядке? Остальное оставь мне. Пока же иди выздоравливай, — нежно заговорил он с горничной-насекомым, не обращая внимания на вооружённых членов Синей Розы.

Он производил хорошее впечатление, хоть и был врагом. Однако Ивлаи знала, что на самом деле тот далеко не хороший. От страха начало покалывать даже кончики пальцев ног — её охватил подлинный ужас. Инстинкты выживания кричали об опасности. У неё перехватило дыхание, но, помрачнев, она заставила себя заговорить:

— Бегите!.. Дуры, забудьте обо мне и слушайте, что вам говорят. Это... невероятно сильное существо. Монстр среди монстров. Что бы ни происходило за спиной, не останавливайтесь.

— А ты?.. — ужаснулась Гагаран.

— Обо мне не волнуйтесь. Я протяну, пока вы не скроетесь, а потом уйду телепортом.

Раненая горничная, которая предположительно не могла двигаться, нетвёрдо встала на ноги. Никто не видел, чтобы она использовала лечащую магию или зелья.

Из ниоткуда появилось насекомое, прицепилось к спине горничной и улетело в ночное небо, оставив после себя лишь отголоски жужжания.

Беспомощно наблюдавшая за её побегом Ивлаи не могла ничего сделать из-за стоявшего впереди мужчины. У окаменевших Гагаран и Тии по лбу струился пот.

Убедившись, что горничная улетела, мужчина повернулся к заклинательнице.

Прожив двести пятьдесят лет, она сталкивалась с разнообразными сильными существами. Тем не менее от этого мужчины исходила редкостная аура. Тошнотворная и отвратительная злоба невозможного уровня, если сравнивать с другими.

По силе равняется платиновому Драконьему королю? Он слишком силён, не могу точно определить, кто сильнее.

— Вы прождали достаточно долго. А теперь, раз время поджимает, начнём?

— Быстро! Бегите!!! — закричала Ивлаи.

Тиа и Гагаран развернулись и побежали, словно дикие собаки. Конечно, они чувствовали себя виноватыми, что оставили подругу. Но именно благодаря вине после слов заклинательницы им оставалось лишь бежать. Доверие! Ивлаи на всё способна. Даже сбежать!

Однако вскоре эта мысль развеялась, словно дым.

— Для начала не убегайте во время знакомства. Позвольте мне вас задержать, это не больно, «Запирание измерения». Поздороваться перед тем, как уходить, — надлежащий и восхитительный этикет.

Этот навык могли применять лишь дьяволы или ангелы высшего уровня, в определённом радиусе он запрещал использование магии перемещения. Стратегия отступления Ивлаи провалилась.

Однако это не было проблемой. Они с самого начала знали, что лучшей стратегией будет оставить кого-то позади, и что этот человек не вернётся живым.

— Смерть естественна. Молодые выживают, старые умирают. Таков закон природы, — девушка, прожившая более двухсот лет, попрощалась с жизнью и спровоцировала противника, против которого не имела ни шанса.

— Леди вперёд. Но если так и собираетесь стоять, я атакую первым.

Меж его слов просачивалось ужасающее намерение убийства. Ивлаи мысленно собралась, вытесняя чувство страха.

Я — Ивлаи. Женщина из легенд. Как бы силён враг ни был — надо драться!

— Вы так любезны, я не могу отказаться! Съешь это! «Предельная магия: Осколочный удар»!

Она с самого начала применила заклинание, которым гордилась. В сторону врага полетело множество кристаллов размером с небольшой кулак.

Спереди кристаллики были заострёнными. Обычно эта магия использовалась в ближнем бою для нанесения огромного урона, но она не знала, как подобраться к этому архидьяволу.

Приготовившись умереть, она всё же немного сдерживалась. Ивлаи рассмеялась над собой. Сила врага неизвестна, так что следует драться осторожно.

Дьявол в маске широко раскрыл руки в приветственном жесте. Как только до него долетела первая кристаллическая градинка... вся магия развеялась. Всё произошло так быстро, словно магии и не существовало.

— Это расовый талант, аннулирование магии?! Или разница в силе настолько огромна?!

При существенном разрыве в силе магия часто становилась неэффективной.

Оставив без внимания Ивлаи, на первом шаге сделавшей ошибку, мужчина элегантно провёл рукой, словно командир на поле боя, и проговорил:

— «Стена адского пламени».

Мимо неё прошла волна жара. Ивлаи неверяще обернулась.

Засвистело — и ночь вспыхнула, возгорелось чёрное пламя, которого не могло существовать.

Убегавшие Гагаран и Тиа задёргались и медленно свалились на землю, словно мусор. Огонь исчез, будто иллюзия, а подруги уже перестали двигаться и дышать. Она подавила желание кинуться к ним и проверить их состояние. Ивлаи не могла поверить, но ничего другого не оставалось. Раны были смертельными. Подруг, с которыми она прошла через радости и страдания, убили одним ударом.

Она сжала зубы, чтобы не всхлипнуть.

— Я всего лишь хотел остановить их, используя всю свою силу, но они оказались слабее, чем я ожидал, и умерли от пламени такого уровня. Пожалуйста, примите мои соболезнования, — низко поклонился мужчина, словно от чистого сердца извиняясь.

Из-за такого отношения Ивлаи не смогла подавить свои эмоции.

Почему он пренебрег заклинательницей, стоявшей впереди и атаковавшей его, и напал на двух других? Не дать им убежать было, конечно, одной из причин, но были и другие.

Он понимает, насколько сильнее меня, и что я не представляю никакой угрозы. Но на самом деле... он даже не видит во мне врага.

Поскольку они убегали, он убил их первыми. Какой простой ход мысли.

— Как всё сложно. Умерли от таких ран... я не могу использовать тебя в качестве стандарта меры... Почему ты объединилась с более слабыми? Если бы не сделала этого, разве не смогла бы пойти на более высокоуровневые области?

— Ты! Ты! Ты! Не тебе это говорить!!! А-а-а-а-а-а-а-р!

Раздался не плач печали, а вой гнева. Громко крича, полная ненависти Ивлаи бросилась вперёд. Вернее, с помощью заклинания заскользила по воздуху. Собрав магию в кулак, она применила магию ближнего боя «аннулирование» и «трудное сопротивление».

Дьявол поднял руку, чтобы принять удар.

— «Аспект дьявола: запястье архидемона».

Повиснув, запястье дьявола увеличилось в несколько раз, пока рука не коснулась земли. Послышался треск, но не потому, что рука надулась воздухом, а потому что превратилась в чрезвычайно крепкое смертельное оружие.

Ивлаи тут же остановилась. На мгновение сердце дрогнуло, но она сразу же решила воспользоваться этой возможностью!

Запястье невероятного размера приблизилось к Ивлаи. На неё словно на бешеной скорости неслась бесконечная стена. За долю секунды заклинательница успела активировать защитную магию:

«Перенаправление урона»!

В глазах потемнело, она отлетала назад. Дезориентированная заклинательница не знала, где находится. Ударившись о выложенную камнем дорожку, она отскочила, словно мяч, и получила второй удар.

Но... урона не было.

Активировав «Полёт», Ивлаи взлетела в странной и неестественной позе.

Она не поранилась, но если бы не успела активировать заклинание, переводившее физический урон в потерю магической силы, то уже бы умерла.

— «Усиленная предельная магия: кристальный кинжал»!

В воздухе появился большой кристальный кинжал и полетел во врага! Клинок наносил физический урон, сопротивление против него не работало. А усиленный особыми магическими навыками, он мог легко пробить защиту.

Не уклонившись, дьявол принял на себя удар. Магия, наносившая наибольший урон, не смогла его даже поцарапать.

— Нет урона и от магии пробивания защиты?.. Высший дьявол, которого даже представить невозможно... нет, он даже сильнее Демонического короля! Он король среди демонов-богов?

Хотя король не обязательно сильнее остальных, в этом мире обычное дело добавлять слово «король» в имя сильнейшего представителя расы. В основном только у людей слабый мог провозгласить себя королём.

— «Аспект дьявола: Бритвенные когти».

Дьявольские когти вытянулись на сантиметров восемьдесят. Ивлаи не могла избавиться от чувства, что эти когти остановить невозможно, и они могут разорвать что угодно в этом мире.

Я не смогу забрать два тела и убежать. Даже если придёт помощь, она будет слишком слабой. Нужно хотя бы убраться с поля боя, чтобы другим было легче найти тела...

Уголки рта Ивлаи поднялись вверх.

Хуже всего, если дьявола встретит Лакюс, способная на магию воскрешения. Этого допускать нельзя ни в коем случае.

— Я иду! — когда Ивлаи решилась броситься вперёд, раздался гул, и что-то упало между ними.

Дорожка не выдержала вес и пошла трещинами, поднялась пыль.

Там, согнувшись из-за удара от приземления, стоял воин.

Мягкий лунный свет, отражённый от тёмной брони, выглядел так безмятежно, красиво мерцая. Развевавшийся красный плащ на фоне ночного неба словно горел. В руках по гигантскому мечу, блестящему невероятно ярко.

Тёмный воин медленно поднялся. Высокий, ростом с дьявола. Однако его божественный ореол заставил дьявола отступить. Ивлаи мельком увидела, как могущественный демон ужаснулся при появлении тёмного воина. Он словно увидел нечто за пределами своего воображения.

В тишине Ивлаи услышала, как кто-то сглотнул. Дьявол. Дьявол, которого заклинательница даже надеяться победить не могла, затаил дыхание перед этим здоровенным воином.

Тьму пронзил холодный голос:

— Так, посмотрим... кто же мой враг?

Примечания

  1. В японском 蟲 — муси (по словарю яркси это устаревшая форма знака, сейчас используется虫), что переводится как насекомые, гусеницы, черви и т. д.

Комментарии