Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 8. Шесть Рук

Часть 1

Месяц последнего огня (девятый), четвёртое число, 21:51

Засыпать с заходом солнца — в Королевстве обычное дело, поскольку масло для ламп стоит денег. В деревнях, где жили в основном бедняки, такая практика считалась нормой. Однако города в корне отличались. Люди были активны как ночные животные, особенно в центре, где много разнообразных магазинов. Однако Клаим направлялся в немного другое место. Не к ярко освещённой оживлённой улице, а в поглощённый темнотой переулок.

Юноша тихо шёл по дороге, не освещаемой ни единой лампой. Идти помогал «шлем тёмного видения». Максимум он позволял видеть на пятнадцать метров, но в этих пределах было светло, как в полдень. Кроме того, в отличие от железной кольчуги, мифриловая не так звенела. Полностью вооружённого Клаима заметил бы разве что человек с очень хорошим слухом, например какой-то умелый вор.

Вот почему он вошёл в число разведчиков.

Выйдя из переулка, они увидели свою цель. Периметр окружали высокие стены, напоминающие крепостные или тюремные. Какие тут совершают преступления? На ум приходили самые разнообразные мысли. Магическому свету, установленному по обе стороны двери, не удавалось отогнать тьму, которая словно сочилась из постройки. Снаружи юноша не смог разглядеть здание, которое было нарисовано на плане.

— Это оно. Без сомнений, — пробормотал Клаим, присев, чтобы спрятаться; рядом ответили:

— Похоже на то, командир. Атмосфера подходит идеально. Я пойду разведаю.

Говорил один из бывших искателей приключений орихалкового ранга, обладающий воровским классом. Брейн ответил вместо Клаима:

— Будь осторожен. Некоторые воины могут обнаружить невидимое.

— Конечно, это ведь Восемь Пальцев. Буду действовать так, словно там вор или заклинатель моего уровня. Ну, пожелайте мне удачи, я пошёл.

После этих слов присутствие рядом исчезло. Юноша больше ничего не слышал, но вор или кто-то со схожими навыками услышал бы, как человек пошёл в сторону здания.

Остались только Клаим и Брейн.

Остальные ждали позади, потому что не привыкли действовать скрытно. Гремевшие доспехи сразу бы их выдали, а снять их они не могли, поскольку сражение могло начаться в любую минуту.

Так что пошли они двое.

Оба — воины, неспособные подражать вору. Однако Клаим благодаря зачарованным доспехам, а Брейн благодаря боевым навыкам могли скрыться в темноте. Но дальше уже дело для профессионала. Эти двое подобрались так близко, несмотря на опасность, не без причины. Если вора обнаружат, нужно быстро решить, следует группе атаковать или отступать. Сейчас время ждать и смотреть. Тем не менее они понятия не имели, что происходит внутри. Пока время шло, в голову приходили разнообразные плохие мысли.

— Всё будет хорошо?

— Не знаю... но на него можно положиться. Он ведь бывший орихалковый искатель приключений, — ответил Брейн.

— Наверно. Он весьма опытен.

Они уже потеряли счёт времени. Как вдруг Брейн потянулся к катане. Следуя его примеру, Клаим тоже схватился за рукоять меча. Рядом послышался паникующий голос:

— Постойте, постойте. Это я, я вернулся.

Пришёл ушедший на разведку вор.

— А, ты. Подошёл, но ничего не делал... проверял, смогу ли ощутить тебя своими боевыми навыками?

— Ага, извини. Моя вина, что решил проверить знаменитого Брейна Унгласа.

— Всё нормально. На твоём месте я поступил бы так же. Ладно, можешь рассказать, что увидел внутри?

Клаим почувствовал порыв воздуха, и кто-то присел рядом. Посмотрев в сторону, юноша никого не увидел, но слабо чувствовалось, что там кто-то находится, хоть это и казалось странным.

— Кажется, это место своего рода тренировочная площадка. Двор в точности её напоминает. Я вскользь заглянул в здание и увидел множество комнат. Думаю, с уверенностью можно сказать, что здание принадлежит отделу безопасности Восьми Пальцев. Несколько мест так хорошо охранялись, что я не рискнул приблизиться. А также у меня плохие новости, командир.

Тон его голоса заставил двоих напрячься.

— Я обнаружил кое-что важное. В здании есть тюремные камеры, в одной из них заперта женщина. Кроме того, некоторые люди подходят под описание Шести Рук.

О пленнице они ничего не знали, но присутствие Шести Рук предполагалось заранее. Так в чём проблемы? Любопытство юноши удовлетворил следующий вопрос Брейна:

— Сколько? Раз ты сказал «люди», то их больше одного.

— Пятеро. Поскольку «Дьявола иллюзий» мы уже захватили, то, полагаю, тут собрались все.

Другими словами, это неприступная крепость. Худшее из возможных мест. Однако...

— Для нас, может, это плохо, но лучше для остальных. Если все враги собрались здесь, другим будет легче.

В плохом можно найти и хорошее.

— Так что будем делать, командир?

— А что ещё остаётся? Это место невозможно захватить. Отходим.

— Ты уверен, Клаим?

— Нет, но у нас есть выбор? Если собрались все Шесть Рук, то это, вероятно, одно из двух важных мест, и мы даже не можем проверить, так ли это. Но учитывая разницу в силе, я даже не сомневаюсь, что это так.

— Согласен.

— Может, мне тогда снова пойти? Я могу поискать хоть какие-то документы, прежде чем мы уйдём.

— Нет, слишком опасно. Лучше отступить, пока они нас не заметили.

— Хорошо. Как мы сейчас поступим? Пойдём в другое место и поможем?

— Это будет лучше всего. Можешь сообщить остальным ребятам, что нас дожидаются? Мы подождём здесь и понаблюдаем, чтобы за нами никто не следил.

— Полагаю, осторожность не навредит. Тогда я пошёл.

По-прежнему невидимый вор шагал намеренно громко, давая Клаиму понять, что идёт к остальной группе.

— Кажется, его никто не преследует, Клаим.

— Тогда и мы соединимся с остальными и пойдём к следующему месту?

— Ага... Э? Посмотри туда, Клаим.

Обернувшись, он увидел, как в сторону здания идёт старик, которого они вчера встретили.

— Господин Себас? Почему он...

— Трудно представить, что это совпадение... Что происходит? Он один из них?

— Не думаю. И вы наверняка тоже.

— Ага. Может, будь он хорошим актёром, но я сомневаюсь в этом.

— Нужно его позвать...

Как только он сказал это, Себастьян посмотрел прямо на них двоих. Калим и Брейн прятались в тени довольно далеко от здания. Их не так-то просто обнаружить. Может, он по случайности посмотрел в их сторону, но Клаиму так не казалось.

Себастьян пошёл быстрым шагом.

Невероятная скорость. Они только моргнули, а он уже появился так близко, словно телепортировался. Хотя он просто шёл, мозг не успевал уследить за скоростью. Затем он вошёл в переулок. Точнее, он аккуратно перепрыгнул двух людей, что там спрятались.

— Хм, какое совпадение увидеть вас двоих. Что вас сюда привело?

— Нет, это мы должны вас спрашивать. Мы собирались напасть на здание, принадлежащее Восьми Пальцам.

— Вдвоём?

— Нет, позади есть ещё.

Когда Себастьян пробормотал что-то неразборчивое, Клаим спросил:

— Что вы здесь делаете, господин Себас? У вас есть дела в таком месте?..

— Да, честно говоря, женщину, о которой я вам рассказывал, вчера похитили и держат здесь. Они позвали меня, вот я и пришёл.

— Правда?! Кстати, наш товарищ недавно ходил на разведку и видел там женщину.

— Где он?..

— Скоро должен вернуться... а вот и он.

Бывший искатель приключений вернулся уже с убранной невидимостью. Он с настороженностью смотрел на старого джентльмена, который в такое место совершенно не вписывался.

— Это господин Себас. Он помог нам вчера захватить «Дьявола иллюзий». Кажется, он знаком с женщиной, о которой ты говорил. Ему можно доверять, не волнуйся.

С облегчением кивнув, вор подробно рассказал об увиденном, начиная с женщины. Выслушав всё, Себастьян с благодарностью произнёс:

— Хорошо, мне всё ясно. Благодарю, теперь её будет легче спасти.

— Не переживай об этом, старик. Кстати, все готовы уходить...

Вор глянул на Себастьяна, будто извиняясь за то, что им приходится оставлять его здесь, несмотря на заложницу.

— Господин Себас. Тут собрались сильнейшие из Восьми Пальцев, которых называют Шесть Рук... Вы уверены, что сможете победить их всех?

Вор нахмурился. Клаим понимал, что тот подумал. Шесть Рук по силе равняются адамантовому рангу. Пятерых победить просто невозможно. Однако, игнорируя такие сомнения, Себастьян уверенно ответил:

— Если это пять таких, как вчерашний Сакъюлент, то проблем не возникнет.

Моргнув несколько раз, вор отвёл в сторонку Брейна с Клаимом и, с жалостью в глазах глядя на старика, спросил:

— Командир, этот человек выжил из ума?

Любой, услышавший Себастьяна, с этим бы согласился. В особенности если знать, на что способны искатели приключений адамантового ранга. Но Клаим, видевший способности Себастьяна лично, понимал, что в этом заявлении нет излишней самоуверенности.

— Нет, он силён.

Вор посмотрел на Клаима как на безумного.

— Брейн тоже так считает.

— Что?! Унглас, и ты?

Брейн горько улыбнулся и кивнул:

— Ага. Даже если мы с Газефом объединимся, не сможем его победить.

— Э-это... Нет, если это так, то это невероятно...

Вор по-прежнему недоверчиво смотрел на Себастьяна, но пришлось поверить в услышанное.

— Если мы попросим помощи у господина Себаса... это будет неудобно, но, может быть, расскажем ему о Шести Руках?

Аура дружелюбия вокруг дворецкого нарушилась лишь однажды — когда он услышал прозвище одного из Шести Рук.

— Говоришь «Немёртвый король» Дэйбанок?.. Какое неуместное прозвище глупого создания.

Кроме этого шепотка обмен информацией завершился без сучка, без задоринки. Клаим снова спросил:

— Так, господин Себас... вы сможете нам помочь?

— Конечно. Я всё равно пришёл спасти Цуарэ. Я позабочусь о Шести Руках.

— В таком случае вам лучше зайти с парадного входа, а мы тайно проникнем, чтобы спасти Цуарэ. Простите, что оставляю всё сражение на вас...

— Ничего. Для меня это тоже выгодно. Вы сможете спасти её, пока я их отвлекаю, и они не смогут увести её через секретный выход.

— Хорошо. Я спасу Цуарэ любой ценой. Но кто тогда пойдёт с нами? Не думаю, что вовлекать всех, как изначально планировалось, будет хорошей идеей...

— Хм... если нужно проникнуть в здание, то следует вести себя как можно тише. И после её спасения нам, может быть, придётся прорываться наружу силой. В таком случае... — Вор посмотрел на Клаима и Брейна. — Если бы мы могли использовать магию невидимости бесконечно, то было бы другое дело... но, полагаю, лучше всего пойти нам троим.

— Ничего, что и я пойду с вами?

— Конечно, командир. Мои боевые товарищи не подходят для проникновения, они слишком гремят доспехами.

— Понял, пойдём только мы.

— Я попрошу заклинателя набросить на нас невидимость... хотя я бы не отказался и от магии приглушения шума.

— Невидимость?.. — беспокойно заговорил Клаим. — Даже если все исчезнут, раз в день я могу активировать у шлема способность видеть невидимое... но что будете делать вы? Если никто друг друга не будет видеть и потеряется, будут проблемы.

— Не волнуйся, Клаим. У меня с собой магический предмет, с помощью которого можно обнаружить невидимое. Хотя он одноразовый, я буду в порядке.

— Обо мне тоже не беспокойтесь. Невозможно, чтобы я потерял шаги командира и Унгласа.

— Хорошо, переговариваться мы сможем. Пока дадим господину Себасу время, а потом уже начнём вылазку.

— Я рассчитываю на вас.

Клаим и Брейн растерялись, когда Себастьян поклонился. Они не сделали ничего, заслуживающего поклона от такого, как Себастьян. Они попросту используют его, как вчера в борделе.

— Нет, это мы должны благодарить вас. Поскольку мы пришли напасть на это место, мы очень благодарны вам, что вы позаботитесь о Шести Руках.

— В таком случае, полагаю, мы в расчёте.

В ослепительной улыбке старика не было видно ни следа отрицательных эмоций. Клаим поднялся, чувствуя облегчение.

— Тогда мы пока отступим, чтобы на нас наложили магию.

Часть 2

Месяц последнего огня (девятый), четвёртое число, 22:15

Себастьян вышел заранее, так что прибыл на несколько минут раньше указанного на пергаменте времени. Но он не стал ждать и остановился перед воротами.

Через их железные прутья виднелся двор, но деревья мешали разглядеть, что дальше.

— Ха, вовремя пришёл.

Из-за деревьев вышел мужчина с грубым голосом. Конечно, дворецкий всё это время знал о его местонахождении, ведь активировал навык обнаружения жизненных форм в определённом радиусе. Он не видел его глазами, а поскольку полагаться только на навык опасно, дворецкий использовал его лишь в особых случаях.

— Сюда, за мной.

Следуя за мужчиной, Себастьян по дорожке шёл через опрятный сад, который совсем не ожидаешь увидеть в преступной организации вроде Восьми Пальцев. Деревья аккуратно подстрижены — за ними следит талантливый садовник. За садом находилась широкая поляна, напоминающая тренировочную площадку. В землю вставлены многочисленные факелы, освещая всё красным пламенем. Меж них стояли приблизительно тридцать человек, большинство — мужчины, хотя и нашлась парочка женщин. Все эти люди улыбались. Улыбками тех, кто привык к насилию и никогда не мог вообразить себя проигравшим. Себас оглядел поляну — ни одного достойного противника, хотя он заметил Шесть Рук, о которых слышал от приятеля Клаима.

Один — в полностью чёрном плаще с капюшоном, край которого вышит красными нитями, имитирующими пламя. Из-за капюшона лица не видно, но такая аура живому существу принадлежать не может. Прозвище «Неживой» не просто игра слов, он и вправду нежить. Единственная женщина в Шести Руках одета в тонкие шелка. На запястьях и лодыжках бесчисленные золотые браслеты, что стучат при каждом движении. На талии шесть ятаганов. Возле неё эффектный мужчина — одет как матадор, а в руках держит рапиру, словно сделанную из розы. Она даже пахнет как роза. Последний — мужчина в незаметной полной броне, а меч держит в ножнах. Всего четыре человека. Лидера Зеро нигде не видно. Наверное, он находился где-то в другом месте. Когда эти четверо шагнули вперёд, их приспешники начали окружать Себастьяна.

— Старик, слышал, ты весьма силён. Ты победил их всех с одного удара, верно?

— Мы своими навыками заработали место в Восьми Пальцах. Нам не поздоровится, если мы здесь проиграем. Сакъюлент? Он идиот, раз проиграл на глазах главы отдела работорговли, хоть этот отдел теперь разрушен.

— У меня есть к тебе один вопрос. Сакъюлент сказал, что проиграл Брейну Унгласу, но, может быть, его на самом деле победил ты, а он просто в этом не признаётся?

— Что ж, я никогда с ним не дрался. Мы лишь обменялись приветствиями в особняке, а в следующий раз, когда я его увидел, он уже потерял сознание.

— Думаю, для него проиграть вполне естественно. Он просто не смог бы победить знаменитого Брейна Унгласа.

— В особенности если тот после дуэли стал сильнее и сейчас на уровне Газефа Стронофа.

— Но это непростительно. Об Унгласе и подчинённом той дрянной принцессы мы позаботимся позже. Но ты, старик, ставший причиной всех этих хлопот, умрёшь первым.

— Мы сломим тебя. Иначе это поставит нас в невыгодное положение.

— Видишь... — Шесть Рук говорили по очереди, один из них указал на третий этаж здания. — Там несколько важных шишек. Они собрались посмотреть, как мы убиваем тебя красиво и медленно.

— Некто по имени Зеро там тоже есть?

— Всё может быть.

Четвёрка усмехнулась, словно глядя на слабака. Указав на здание, Себастьян затем опустил руку. Шести Рукам стало интересно, что он делает.

— Что такое? Собираешься драться?

— Не тревожьтесь об этом. Так где она?

— О ком это ты?

Ответили со смешком, явно глядя на него сверху в низ. Дворецкий строго ответил:

— О женщине, которую вы похитили из особняка, Цуарэ.

— А если мы скажем, что убили её?

— Вы правда настолько великодушны?

— Ха-ха-ха! Точно подметил. Мы не великодушны. Она будет подарком Кокодолу. Мы завернём её красиво и крепко.

— Ясно...

Себастьян заметил, как один из четвёрки вдруг посмотрел на определённое место в здании. Но сейчас важно одно: он явно посмотрел не туда, где держат Цуарэ. Придётся найти её уже после.

— Раз все собрались, нападайте вместе. Если Зеро сбежит, я только время потеряю да хлопот прибавится.

— Этот старик не умеет говорить.

— Ты так уверен, что легко победишь наших подчинённых? Видно, ты никогда не встречал по-настоящему сильного противника.

— Мудрые слова. Я хочу вам их вернуть... но могу я кое-что спросить? Почему вы думаете, что я слабее Брейна?

— Глупый вопрос. Когда станешь таким же крепким, как мы, то сможешь почувствовать силу противника. Тебе, старик, до нас ещё ой как далеко.

За исключением Дэйбанока трое согласились.

— Правда?..

Себастьян тоже мог примерно определить силу врага по его «ки», но ему было трудно оценить скрытую силу, например навыки или магию.

— Так что мы дадим тебе шанс. Мы будем драться по одному...

— Я силён, — Себастьян подозвал их жестом. — Я ведь сказал: не делайте ничего хлопотного вроде битвы по одному. Если нападёте все вместе, то, может, продержитесь десять секунд.

— Не недооценивай нас, человек, — у Дэйбанока дрогнули плечи.

— Я вас недооцениваю? Нет, это вы меня недооцениваете. Меня зовут Себастьян. Это имя дал мне сильнейший воин. И служу я Высшему существу... но, кажется, с вами, низшими созданиями, говорить бесполезно. Я устал болтать. Давайте закончим всё.

Себастьян шагнул вперёд. К созданию с прозвищем, которым дворецкий был недоволен больше всего.

«Немёртвый король» Дэйбанок.

На самом деле он являлся старшим личем, который возродился естественным образом. Обычно нежить появляется в местах, где погибло много людей, питает глубокую ненависть к живым существам и пытается их убить. Однако некоторые разумные мертвецы подавляют свою ненависть и ведут дела с живыми. Дэйбанок из таких. Цель его неестественной жизни — освоение магии, которую он не мог использовать при появлении на свет, а также обретение других навыков помимо магии.

Встреть он похожую нежить, может, пошёл бы другой дорогой. На самом деле существовало тайное общество немёртвых заклинателей, но, увы, Дэйбанок не встретил ни одного из них.

Потому ради изучения заклинаний он искал богатство.

Поначалу он убивал путешественников на дороге и забирал их деньги. Но проиграв искателям приключений, которых послали в качестве превентивных мер, он осознал глупость своих действий и начал искать новые способы заработать деньги. Потому скрыв свою подлинную сущность, он вступил в компанию наёмников. Но когда заметили, что он непрерывно кидается огненными шарами, его раскрыли, и личу пришлось бежать.

Когда он потерял способ зарабатывать деньги, к нему и подошёл Зеро.

Он представил его людям, что моли научить Дэйбанока некоторой магии, и предложил приличную сумму денег в обмен на работу. Лич не ожидал подобной помощи. Если он продолжит становиться сильнее, то, возможно, в один прекрасный день бессмертное существо станет достаточно сильным, чтобы уничтожить всё живое. Зеро спонсировал того, кто в будущем мог бы представлять угрозу всему человечеству.

Однако...

Себастьян налетел на него подобно шторму, сжал пальцы в кулак и ударил. Не давая времени уклониться или защититься, дворецкий разбил голову Дэйбанока на куски. Его неестественная жизнь закончилась прежде, чем он успел понять, какой гнев вызвал. Себастьян сплюнул, это было на него не похоже.

— Этот титул предназначен только для одного. Того, кто стоит над всеми. Как низшая нежить посмела его использовать?

Когда Себастьян махнул кулаком, чтобы стряхнуть куски кости, тело Дэйбанока распалось, попадали многочисленные магические предметы, которые он носил. Среди панически застывшей толпы начали действовать лишь Шесть Рук. Не участвуй они в кровавых побоищах, подобающих истинным ветеранам, то вообще не смогли бы отреагировать. Это похвально. Похоже, слухи о том, что они равняются адамантовому рангу, не беспочвенны.

Следующим противником дворецкого стала женщина.

«Танцующий ятаган» Эдстром.

Её ятаганы были зачарованы магией «Танец». Как название и предполагает, оружие словно танцевало, нападая автоматически, что в несколько раз увеличивало число ударов. Но поскольку магия позволяла использовать только простые паттерны, они не подходили на место основного оружия. Ятаганы были полезны лишь при внезапных ударах и как поддержка, и только раздражали бы равного ей по силе противника. Поскольку оружие можно было зачаровать лишь одним заклинанием, обычно применяли более хорошую магию, чем «Танец». Например, Гагаран из Синей Розы оружие использует лишь с магией, увеличивающей силу атаки.

Однако для Эдстром никакая другая магия не подходила лучше, чем «Танец». Обычно заклинание активируется, когда владелец оружия даёт мысленную команду, однако в бою на грани жизни и смерти невозможно отвлечься и скомандовать парящему оружию делать что-то, кроме простых движений.

Но не для неё.

Рядом с ней словно стояли невидимые воины, способные управляться с клинком столь же искусно, как она. Её мозг был построен странным образом: две способности вместо таланта.

Первая — почти ненормальное пространственное восприятие, а вторая — способность использовать две руки независимо друг от друга и совершать два действия одновременно. Некоторые люди на такое способны, хоть никогда этому не учились, но она в этом была гораздо опытнее, а её мозг был намного гибче — настолько, что почти казалось, будто она имеет два мозга. Обладай она только одной способностью, то не сумела бы управлять мечами так свободно. Две способности Эдстром — самое настоящее чудо.

Среди всех девяти миллионов граждан Королевства не нашлось бы, наверное, другого такого человека. Подчиняясь её воле, мечи вылетели из ножен. Ей нужно было лишь сосредоточиться на обороне. Остальные пять клинков сами нападут. Это — тюрьма из мечей, тюрьма, где смерть неотвратима.

Но...

Её ятаганы не успели даже нанести удар, Себастьян сократил расстояние и на невероятной скорости ударил ребром ладони. Усиленная «ки» рука дворецкого была острее любого клинка, голова женщины слетела мгновенно. Из шеи брызнула кровь, тело упало. Однако пять ятаганов продолжали лететь в воздухе. Себастьян ударил настолько точно и быстро, что она не почувствовала смерть. Наверное, и боли не возникло. Подчиняясь её воле, пять танцующих клинков кинулись на Себастьяна. Не обращая на них внимания, тот выпрямился и похвалил отделённую голову:

— Сражаться, даже потеряв голову... Восхитительный боевой дух.

Её губы открылись и закрылись. Что он лепечет? Она не понимала, но словно ощутив что-то в его словах, она задвигала глазами и нашла своё безголовое тело. Ложь. Иллюзия. Я не могу проиграть. Я не проиграю. Вероятно, меня кто-то сковал магией, поэтому я не двигаюсь. Кто-то скажите что-нибудь. Когда она приняла правду, её лицо исказилось от отчаяния. Рот снова открылся и закрылся, летящие на Себастьяна мечи упали на землю. И больше не двигались.

— Давай вместе. Вдвоём мы справимся! — закричал человек в полных доспехах, едва сдерживая панику.

Броня не защищала от страха. Он понял не только телом, но и всей своей душой: всё, что говорил старик, правда, из этого человека никогда не следовало делать врага.

— П-попробуй м-мой «Пространственный разрез»!

Он знал, что умрёт. Понимал, что никогда не победит старика. А не убежал потому, что осознал: смерть настигнет его уже через несколько шагов. Будет сражаться — умрёт, и если убежит, умрёт тоже. Раз ни то, ни то не вариант, на первый план вышло его воинское «я».

Себастьян сузил глаза. Он впервые поостерёгся противника. Его создатель, чемпион мира Тач Ми, обладал убийственным навыком, способным разорвать саму ткань пространства и времени. Невозможно, чтобы враг был способен на такую атаку, но даже дешёвая копия может навредить дворецкому.

«Палач пустоты» Пэйсилиан.

Он получил своё прозвище за магический навык — извлечение из метровых ножен меча, который рассекает противника на расстоянии трёх метров. Но на самом деле удар не разрезал пустоту.

Секрет заключался в клинке.

Так называемый меч Уруми. Выкованный из мягкого металла длинный клинок легко сгибался. Его сточили настолько, что Пэйсилиана впору называть «Тонким палачом». Вероятно, клинок больше походил на длинный и тонкий металлический кнут. Научившись вытаскивать меч и убивать врага на невероятной скорости, после которой оставалась лишь вспышка света, он и заработал своё прозвище.

По сравнению с навыками других членов Шести Рук, это больше походило на уловку. Но он, без сомнений, опытный боец, раз мастерски владел таким сложным оружием. Даже сильнейший воин, Газеф Строноф, не смог бы управиться с этим оружием так умело. Однако не имело значения, разглядел ли уловку противник. Больше всего страшила скорость кнута. При помощи простых глаз заметить его и увернуться было трудно, скорее даже невозможно. Удар на сверхвысокой скорости. Человеку, неспособному это постигнуть, показалось бы, что удар разрезает пустоту.

Тем не менее...

Кромку невероятно быстрого меча Себастьян остановил двумя пальцами. Он сделал это таким естественным движением, словно поднял что-то упавшее. Посмотрев на металлический предмет, зажатый между пальцами, дворецкий поднял бровь:

— Что это... Ты что-то там говорил о разрезании пространства...

— Кра! — со странным птичьеподобным криком на него полетела рапира.

«Убийца тысяч» Малмвист.

На его главное оружие, «Шип розы», было наложено два ужасающих зачарования. Первое — «Разрыв плоти». При соприкосновении с кожей рапира разрывала плоть на части. Чем глубже клинок входил в плоть, тем более рваной становилась рана. И второе — «Мастер-убийца». Это зачарование даже маленькую царапинку превращало в серьёзное ранение.

Одни эти способности довольно разрушительны, но был ещё один секрет. Не магия, а яд. Наконечник «Шипа розы» покрывало особо сильное зелье — смесь нескольких смертельных ядов. Малмвист был больше убийцей, нежели воином, и дрался соответствующе. По его логике, если сражаешься, чтобы убить врага, лучше прикончить его быстро и эффективно, а метод тут значения не имеет. В итоге появилось оружие, которое может убить, нанеся всего одну царапину.

Если Газеф Строноф или Брейн Унглас не будут знать об этом, то даже они могут легко погибнуть.

Но в этом также таилась его слабость.

Поскольку Малмвист всегда знал, что победит, просто поцарапав врага, он не очень хорошо обращался с мечом. Тем не менее его выпады были прекрасны, даже сильнее, чем тот удар Газефа Стронофа. Другими словами, он делал сильнейшие выпады в Королевстве. Кроме того, по числу изученных боевых навыков он мог сравняться с бывшим членом Чёрного Писания, Клементиной.

Но...

Себастьян не уклонился. Да ему и не требовалось.

— !..

Со всей силы сделавший выпад Малмвист потерял дар речи. Он увидел, как кончик клинка, способный убить любого, всего лишь царапнув, старик встретил одним пальцем. Верно. Он заблокировал кончик рапиры пальцем.

— К-как ты?..

Часто моргая, Малмвист мог лишь застонать, поняв, что это не иллюзия и не сон. На большее он не способен. Здравый смыл говорил, что такое совершить невозможно. Себастьян просто не мог остановить выпад, который пробивает даже сталь. Опыт кричал, что это невозможно, но реальность утверждала обратное. Даже используя всю свою силу, Малмвист не смог даже толкнуть палец старика.

«Шип розы» согнулась. Он попытался выхватить её, чтобы ударить снова, но Себастьян крепко зажал рапиру между большим и указательным пальцами. Клинок не сдвинулся даже на миллиметр. Словно его держала нерушимая гора. Когда Малмвист посмотрел на товарища, тот тоже тянул свой клинок Уруми изо всех сил. Посреди всего этого раздался стальной голос:

— Теперь моя очередь.

Мгновением позже голова Пэйсилиана разорвалась на куски.

Себастьян редко использовал этот приём. До сих пор он нападал с изяществом, но этот безумный удар родился из гнева.

Он перевёл взгляд на правый кулак, с лёгкостью прошедший через голову врага, раскидав её части.

Белая перчатка окрасилась кровью и пропиталась острым металлическим запахом.

— Не ожидал от себя такого, — отпустив рапиру, Себастьян снял окровавленную перчатку.

Как только она ударилась о каменный пол, Малмвист быстро подхватил её рапирой.

Наверное, он гордился своей кометоподобной скоростью, но для дворецкого это было смехотворно медленно. Он мог вернуть перчатку несколькими способами, например раздавить рапиру и оторвать Малмвисту голову. Но не понимая, что противник делает, Себастьян с неподдельным любопытством спросил:

— Что... ты делаешь?

— Это оно!!! Это магический предмет, делающий тебя сильнее, да?!

Обычная перчатка из белого льна.

Ломаный голос, пена в уголках рта и налитые кровью глаза. Малмвист уже был на полпути к безумию. Он пытался рационализировать невероятную сцену, свидетелем которой стал.

— Тебе следовало просто признать, что я сильнее. Какой хлопотный человек... Если хочешь, можешь и дальше так думать.

Себастьян послал кулак в хохочущего безумца. Когда оторванная от тела голова упала на землю, повисла тишина. Дворецкий дунул на кулак, словно сдувая пылинку. Благодаря «Железной коже» на пальцах даже царапинки не появилось.

— Если бы не поосторожничал с той атакой «Палача пустоты», всё закончилось бы за пять секунд. Но вы неплохо постарались, продержавшись против меня двенадцать. — Указав на здание, с которого люди наблюдали за этой ужасающей сценой, Себастьян приказал скрытому хищнику: — Солюшн, у них может быть важная информация, захвати живыми. А теперь... — Он холодно глянул на паникующих мелких сошек, что его окружили. — Десять секунд на вас всех.

Часть 3

Месяц последнего огня (девятый), четвёртое число, 22:13

Клаим стремительно шёл по пустому коридору. Благодаря шлему он видел двух своих соратников, скрытых магией невидимости. Сначала даже показалось, что невидимость не наложилась. Однако приглядевшись, он заметил смазанные цвета. Хотя следовало вести себя осторожно и не шуметь, они не могли позволить себе медлить.

Нужно спасти женщину, пока Себастьян отвлекает остальных. Хотя дворецкий сильнее Газефа Стронофа и Брейна Унгласа вместе взятых, противник — Шесть Рук, равные адамантовому рангу. Даже он рискует, если они решат напасть все вместе. Вот почему нужно быстро спасти женщину и убежать вместе с ним.

Через несколько поворотов и спуска по одной лестнице шедший впереди вор остановился.

— Прости, что так внезапно встал, командир. Мы на месте. Как раз за углом тюрьма, где держат женщину.

И как раз в эту секунду заклинание иссякло, и их очертания снова стали видимы. По сигналу вора Клаим заглянул за угол и увидел тёмный коридор, вдоль которого располагались большие комнаты с решёткой.

— Тут больше никого нет, как и прошлый раз.

Другие заключённые или охранники отсутствовали. Слишком подозрительно, чтобы списывать на обычную беспечность. Почти как наживка. Но, если подумать, кто посмеет проникнуть в здание, где собрались сильнейшие из Восьми Пальцев, Шесть Рук? Если бы Себастьян сейчас их не отвлекал, Клаим не пошёл бы. Шесть Рук, вероятно, тоже так думают. Эти факторы работали группе Клаима на руку, но следует быть начеку.

— Давайте побыстрее закончим.

Чувствуя некое товарищество после того, как они вместе подверглись опасности, Брейн спросил у вора:

— Как думаешь, для чего здесь эти двустворчатые двери?

Повернувшись, в дальней части коридора он увидел огромные двери.

— Хм... из моего опыта скажу, что это больше похоже на загон, чем темницу. А за дверями... что-то вроде бойцовской ямы.

— Кстати, эти комнаты воняют зверьём. Я слышал, что в Империи в бойцовских ямах сражаются монстры...

Следуя примеру Брейна, Клаим нюхнул воздух. И учуял животных, вернее — хищников.

Унглас пробормотал про себя:

— Они используют яму для тренировки или публичной казни? О других способах я бы лучше не думал. Наверное, также для шоу. Что-то я о бесполезном болтаю. Пойдём?

Клаим кивнул, вор тоже согласился и повёл их двоих. Дойдя до одной из средних клеток, он проверил дверь. Клаим достал из сумки один из колокольчиков и прозвенел им, подействовала магия, и замок с клацаньем открылся. Вор выглядел разочарованным, но поскольку время поджимало, Клаим надеялся, что тот поймёт.

— Вас зовут Цуарэ? — спросил юноша у лежавшей на полу, когда та поднялась.

Девушка в одежде горничной подходила под описание Себастьяна. Учитывая, что после похищения у неё вряд ли нашлось бы время, чтобы переодеться, то это точно она. Клаиму стало немного легче. Первая задача выполнена. Теперь время для следующей — сбежать вместе с девушкой.

— Господин Себас сказал нам спасти вас. Пожалуйста, следуйте за мной.

Цуарэ кивнула. Выйдя из клетки, она изумилась при виде Брейна и вора. В особенности долго она смотрела на Брейна.

— За той дверью, что ведёт в сторону бойцовской ямы, кажется не слышно никаких звуков. Но идти в неизвестное место слишком опасно. Лучше вернуться тем же путём, что пришли.

Клаим и Брейн согласились. Воины решили, что лучше оставить выбор эксперту. Посмотрев Цуарэ на ноги, Клаим убедился, что она в обуви. Бег не станет проблемой.

— Тогда пошли, пока враг не вернулся.

— Хорошо. Я снова пойду впереди, но раз у нас больше нет невидимости, я буду более осторожен. Не пропустите мои сигналы.

— Поня... что-то случилось, Брейн?

— А?.. Ничего. Наверное, ничего, Клаим.

Брей нахмурился, но ничего больше не сказал. Он поглядывал на Цуарэ, но юноша не видел в ней ничего странного. Обычная горничная, которую похитили.

— Готовы? Тогда пошли.

Вор пошёл вперёд, следом Клаим, а Брейн с Цуарэ пристроились за ним. Прошмыгнув через двери клетки, вор замедлился перед поворотом, чтобы проверить коридор впереди, но оттуда как раз кто-то не спеша выходил, преграждая путь. Они ожидали некоторое сопротивление, но было трудно ответить на нечто столь внезапное. Клаим застыл, но бывший орихалковый искатель приключений отреагировал достойно своего ранга. Он достал кинжал и с намерением убить кинулся вперёд.

Удар!

С громким стуком вор отлетел. Словно в него врезался бык. Клаим случайно умудрился его поймать. Не смягчи ничего падение на пол, ему бы хорошо досталось, но, к счастью, Клаим и вор отлетели назад и упали на пол вместе. Юноша сразу проверил состояние стонущего от боли вора, при этом не отводя взгляда от внезапно появившегося мужчины, от врага. Вдруг осознав, кто это, Клаим изумлённо прокричал:

— Зеро!

Член Шести Рук, лидер отдела безопасности и сильнейший человек Восьми Пальцев.

— Верно, малец... Раб той шлюхи. Хмпх, не думал, что муравьи проползут аж сюда. Если наживкой оставить мёд, они выползут откуда угодно. Отвратительно.

Зеро лишь мельком глянул на Клаима и вора, что распластались на полу, всё его внимание было обращено на Брейна. Он изучал его сверху донизу, чтобы понять, насколько сильный тот воин. Поблагодарив небеса, что по-настоящему могущественный человек не обращает на него внимания, Клаим спросил вора:

— Ты как? Есть что-нибудь, чем можно тебя вылечить?

Юноша говорил тихо, чтобы Зеро не заметил, но ответа не последовало, лишь болезненный стон. Удивительно, но на нагруднике вора появилась вмятина в форме кулака. Это показывало, насколько сильным оказался удар лидера Шести Рук. После нескольких встрясок вор пришёл в себя и жестом указал Клаиму на свою поясную сумку.

— Припоминаю твоё лицо. Брейн Унглас, что сражался на равных с Газефом Стронофом. В твоей стойке нет слабостей. После турнира прошёл некоторые тренировки, да? Теперь понятно. Сакъюлент проиграл, потому что напал на тебя напрямую. Противник оказался слишком сильным. Думаю, можно простить его проигрыш. Изначально я убил бы любого, кто заставил меня потерять лицо, но я великодушен. Я сделаю исключение для человека твоего мастерства. Опустись на колени и поклянись стать моим подчинённым. Тогда я помогу тебе достигнуть всего, чего ты желаешь.

— О, даже денег заплатишь?

— Ох-хо... Заинтересовался?..

— Ну, такие мысли никому не навредят. А раз я победил Сакъюлента, то ожидаю хорошее отношение.

— Ха-ха-ха! Какой жадный. Говорить о деньгах раньше, чем начал умолять сохранить тебе жизнь. В могилу-то их себе не заберёшь.

— О, хочешь сказать, что не сможешь заплатить? Похоже, ты беднее, чем выглядишь. Или просто кладёшь всё себе в карман?

— Что? — Кулак Зеро хрустнул. — Кажется, Унглас, ты умеешь лишь языком чесать. Многие мечники болтают лучше, чем дерутся, ты один из таких? Или после победы над Сакъюлентом слишком зазнался? Тогда мне следует извиниться, что победа над слабейшим из Шести Рук доставила тебе столько радости.

Брейн просто пожал плечами. Вероятно, он выигрывал время для Клаима и раненого вора. Почему тогда Зеро ему подыграл? Поскольку уверен, что победит всех троих вместе взятых? Или из-за чего-то другого?

Э?

Клаим вдруг заметил, как Цуарэ медленно ползёт к Брейну. Если она хочет защиты, лучше спрятаться за Клаимом и вором. Нет нужды подвергать себя опасности и вставать за человеком, который столкнулся лицом к лицу с Зеро. Брейн один раз глянул назад. Почти незаметно, но он остановился на девушке и смотрел на неё не дружески. Нет, больше похоже, что он смотрел на врага.

Э? Почему? Он здесь что-то увидел? Нет, это не так.

Что-то происходило. С недобрым предчувствием Клаим поднялся.

— Ха, похоже, муравей наконец встал. Выиграл достаточно времени? Тогда давай послушаем, что ты на самом деле думаешь. Хотя нет, не нужно слов. Встанешь на колени или нет, выбор только один. Решай, Унглас.

Брейн фыркнул.

И всё.

— Тогда умри.

Согнув колени, он протянул левую руку вперёд, а правую назад, сжав в кулак. Мускулы напряглись, казалось, что вот-вот послышится, как разрывается плоть. Если описывать Зеро по-простому, то он походил на валун, нет, на бешеного быка. Брейн тоже встал в стойку, чем-то похожую на стойку Зеро, но в то же время совсем не такую. Если Зеро напоминал ревущую реку, то Брейн смахивал на спокойный поток. Если Зеро представлял собой нападение, то Брейн защиту.

— Я говорил не убивать старика, но они очень оживились и могут перестараться. Это поставит меня в затруднительное положение, ведь это я должен прикончить деда в качестве назидания людям, посмевшим пойти против нас. — Лицо Зеро искривилось от гнева. Оно словно доказывало, что гнев может сделать человека уродливым. — Унглас, твоя смерть докажет, что я сильнейший. Твоя могила станет напоминанием любому глупцу, посмевшему бросить вызов Шести Рукам! А что до раба шлюхи, я отошлю ей его украшенную голову.

Заполнившей коридор жажды крови хватило, чтобы Клаим задрожал. Однако по сравнению с вчерашним — это ничто. Клаим пронизывающе на него посмотрел, что слегка удивило Зеро.

— Да? Хорошо, Зеро, я разберусь с тобой. Клаим, позаботься о том, что за мной!

Один юноша ничего не понял. Вор без колебаний метнул в Цуарэ дротик, бросок бывшего искателя приключений орихалкового ранга был быстрым и точным. Тем не менее Цуарэ каким-то образом сумела уклониться почти без усилий. Себастьян описывал её как обычную горничную. Такие движения для неё слишком гибкие, чтобы считаться простой случайностью.

— Что, меня уже раскрыли?

Внешне она была Цуарэ, но голос принадлежал «Дьяволу иллюзий» Сакъюленту.

— Ты даже не поблагодарил своих спасителей, поскольку тебя выдал бы голос, я прав? Но не следовало вставать у меня за спиной, любой заподозрил бы неладное. Впрочем, даже тогда я немного колебался, ведь могло случиться так, что ею никто не притворялся, а она просто попала под контроль разума, — Брейн раскрыл трюк Сакъюлента, продолжая глядеть на Зеро.

— Я тоже это заметил, ты неестественно бежал, но я не получил никаких веских доказательств до самого конца... Должен признать, ты весьма хорош. Неудивительно, что, хоть я и ранен, ты сумел уклониться от дротика, ничего не сказав, — закончив, вор с благодарностью посмотрел на Сакъюлента.

Зеро цокнул языком:

— Сакъюлент... похоже, твой маленький трюк раскрыли. В таком случае время уловок закончено. Теперь всё решится силой!.. Позаботься о тех двоих. На это ты ведь способен?

— К-конечно, босс. — Фигура Цуарэ растаяла, и появился Сакъюлент. Он всё ещё был в униформе горничной. Прекрасно понимая, что имеет в виду Зеро, он посмотрел на Клаима: — Мы снова встретились, сопляк.

Он говорил неестественно напряжённо, учитывая, что вчера победил Клаима. Восемь Пальцев не прощают, больше провалов недопустимо. Сакъюлент стоял спиной к стенке и не мог позволить себе отступить.

— Восемь Пальцев способны выпустить человека, которого заключили под стражу по прямому приказу королевской принцессы? — почувствовав, насколько далеко тянется влияние организации, Клаим покрепче перехватил меч. — В этот раз я не проиграю.

Вчера Брейн одолел Сакъюлента одним ударом, но против двух членов Шести Рук ему будет выстоять трудно. Осознавая, что не следует полагаться на то, что Брейн быстро выиграет свой бой, Клаим мог лишь тянуть время. Юноша понимал, что Сакъюлент сильнее. Но с неустойчивой решимостью он точно снова проиграет.

В этот раз он победит.

Ни шагу назад, Клаим решился и встал перед Сакъюлентом.

— Не переживай, не переживай. Я помогу, — сзади заговорил вор.

Непринуждённым тоном он хотел, вероятно, немного успокоить Клаима. Юноша был благодарен за поддержку, но вор получил удар от Зеро и ещё полностью не восстановился даже после выпитого зелья. Кроме того, не было уверенности, сможет ли вор помочь тому, с кем в паре раньше никогда не сражался.

Словно прочтя мысли Клаима, вор улыбнулся:

— Не волнуйся, я обычно беру на себя роль поддержки. Я покажу тебе, что помимо столкновения клинками есть ещё кое-что.

— Спасибо.

Вор обладал богатым опытом. А потому не Клаим будет под него подстраиваться, а вор поможет покрыть недостатки юноши. Парню просто нужно со всей силы сражаться с Сакъюлентом. Когда он снова повернулся, тот делал клонов, как прошлый раз. Клаим не мог сказать, который из Сакъюлентов настоящий. Во рту появилась горечь. Когда двое начали медленно подходить друг к другу, из-за спины Клаима на противника полетел открытый мешочек.

— Вот так сражаются воры!

Когда он взорвался под ногами у Сакъюлента, во все стороны полетел порошок. «Дьявол иллюзий» прикрыл рот, защищаясь от яда, но это был не яд, а магический предмет.

— Это «Пыльца блуждающих огоньков».

Эффект показал себя сразу. Из пяти Сакъюлентов лишь один засветился слабым, молочно-белым светом. У того глаза на лоб полезли, когда он это понял.

Пыльца блуждающих огоньков обычно использовалась против людей, использующих магию невидимости, или скрытных противников вроде воров. Она реагировала только на живые создания.

Поскольку заклинание «Множественные образы» копировало главное тело, то даже если бросить на него чернила, они отобразятся на клонах. Не обладая превосходной способностью к распознаванию, очень трудно отличить настоящее тело. Однако пыльца не отобразилась на клонах. Иллюзия более высокого ранга могла обмануть даже магические предметы, но Сакъюлент, который тренировался одновременно навыкам иллюзиониста и фехтовальщика, был неспособен на такую магию.

Клаим кинулся с мечом на настоящего Сакъюлента.

— Проклятье.

Тот отпрыгнул. Великолепное уклонение, однако одежда горничной помялась.

Они перекинулись ещё десятком ударов с тем же итогом.

Клаим нападал. Но Сакъюлент не пытался сотворить какой-нибудь трюк, это о себе говорила явная разница в навыках. За один день человек не может вдруг стать очень сильным, поэтому со вчерашнего дня ничего не должно было поменяться. Однако всегда есть исключения. Клаим попросту стал сильнее, а Сакъюлент слабее.

Прежде всего, в этот раз Клаим надел свои доспехи и взял щит, меч и другие приспособления. Его выносливость и защита увеличились, и он мог использовать свой обычный боевой стиль. С другой стороны, при аресте у Сакъюлента отобрали все магические предметы, а также он носил громоздкую одежду горничной.

Благодаря разнице в экипировке пропасть между ними стала поменьше, но это ещё не всё. Клаим уже знал, как Сакъюлент сражается. А также юношу поддерживал вор. Благодаря его предметам иллюзии Сакъюлента стали бесполезны. Словно они были готовы к встрече с «Дьяволом иллюзий».

На самом деле вор собрал информацию обо всех Шести Руках и подготовился ко встрече с каждым из них. Невероятно, что он учёл даже схваченного Сакъюлента. Такая подготовка требует поистине дотошного подхода.

— Проклятье! — досадно выругался Сакъюлент, хотя бой ещё не развернулся на полную.

Он нацелился на вора, но Клаим всегда вставал на пути. Юноша не мог позволить ему напасть на вора, а под защитой Клаима тот начал измываться над Сакъюлентом:

— Ой-ой. Не делай такое страшное лицо. Ты ведь член Шести Рук, тот, кто стоит на уровне адамантовых искателей приключений. Устранение такой помехи для тебя не должно составить труда.

Лицо Сакъюлента перекосилось от ярости. Царапины от предыдущего обмена ударами начали кровоточить, делая его ещё уродливее.

— Ублюдок! — громко выругавшись, он встал в стойку для атакующей магии.

Обычно применение магии нарушал воин вроде Клаима, но не в этот раз. Обменявшись более чем десятью ударами с Сакъюлентом, он начал доверять вору, тот приходил на помощь точно в нужное время.

Из-за спины Клаима полетела бутылка и разбилась у ног врага. Повалил цветной дым.

— Кх! Кхе, кхе, — Сакъюлент от боли закашлялся.

Вор прервал заклинание с помощью подействовавшего мгновенно алхимического предмета.

Если бы Сакъюлент стал мастером-заклинателем, такая помеха бы никак не помешала, но поскольку он тренировался ещё и как воин, даже маленькая преграда нарушала концентрацию, заставляя тратить магическую силу.

Клаим во всю прыть кинулся на отвлекшегося заклинателя. За весь бой он повёл себя так впервые. Просто юноша укрепился в решимости не отступать. Некоторые сказали бы, что ставка на скорую победу — преждевременный шаг. Но инстинкты кричали Клаиму: это мгновение решит исход дуэли.

Клаим и вор и впрямь продолжали нападать, но никто не гарантировал, что так будет всегда. У вора со временем иссякнут предметы, так что нужно закончить всё, пока есть преимущество.

Клаим применил оригинальный боевой навык, которому научился вчера.

У него ещё не было названия, но лучше всего подошло бы «Снятие лимита: разум». Он убирал все ограничения, накладываемые на тело мозгом, в результате чего невероятно сильно увеличивались все его способности, в том числе физические. Правда, если использовать навык слишком долго, то это вызовет физическую усталость и разрыв мускулов, но если не закончить бой быстро хотя бы с помощью такого способа, Сакъюлента победить не удастся.

Когда боевой навык активировался, в мозгу что-то щёлкнуло и изменилось.

Юноша с криком выпустил все эмоции, по лицу Сакъюлента пробежала паника, словно он что-то осознал. Наверное, он ощутил страх или изумление, но в любом случае тот, кто мог по силе сравняться с адамантовым рангом, не вёл бы себя так перед более слабым противником.

Клаим взмахнул мечом сверху вниз, но его блокировали. Защититься от длинного меча кинжалом — похвально. Однако удар Клаима тоже заслуживал высокой оценки, раз заставил фехтовальщика, что специализировался на уклонении, защититься.

Впрочем, на этом атака не остановилась. Клаим ударил ногой.

Когда Сакъюлент попытался защитить живот, у него исказилось лицо.

— Ар-р-р-г-г! — Побледнев и отшатнувшись, он согнулся пополам.

Из тени Клаима вышел вор.

Он железным ботинком ударил Сакъюлента между ног, и хотя Клаим носил защитную прокладку, он всё же представил, как воображаемая боль спустилась к ногам.

Затем юноша нанёс последний удар!

Брызнула кровь и Сакъюлент свалился на пол. Но Клаим не снизил бдительности. С особой осторожностью следя, чтобы никто не подобрался к вору, он убедился, что это не иллюзия.

Важнейшая победа. Даже если двое выступили против одного, эта победа много значила. Клаим посмотрел в сторону Брейна. Он хотел было помочь, но быстро отказался от такой мысли.

Тот бой шёл совсем на другом уровне.

Даже звуки отличались. Катана противостояла кулаку, однако раздавался металлический лязг. Их битва даже не собиралась заканчиваться. Катана и кулаки сталкивались друг с другом, не давая времени вдохнуть.

Особенно выделялся Зеро. Когда его удары попадали по стене, то оставляли следы, словно она сделана из мягкой глины.

— Чёрт... говорят, у высокоуровневого монаха стальные кулаки, но у этого ублюдка они из мифрила, или даже орихалка, — пробормотал стоявший сзади вор.

За целую минуту обмена ударами, где Клаим был бы убит мгновенно, никто из них не получил ни царапинки. С искренним уважением Зеро сказал:

— Унглас... ты лучше, чем я думал. Ты первый, кто так блокировал мои кулаки.

С таким же уважением Брейн ответил:

— Ты тоже... я во второй раз вижу монаха такого калибра.

— Да? — удивился Зеро. — Подумать только, что есть другой монах моего уровня... Никогда не слышал о нём. Как его зовут? Ведь мертвец мне не ответит.

— Полагаю, пока мы говорим, он идёт сюда. Победив твои Шесть Рук.

Зеро нахмурился, но потом улыбнулся:

— Хех, имеешь в виду старика? Увы, его поприветствуют мои четверо верных подчинённых. Они, конечно, не столь сильны, как я, но намного сильнее Сакъюлента. Он не сможет сюда добраться.

— Думаешь? Он ведь в любую минуту может выйти из-за угла.

— О-хо-хо, напугал. В таком случае, полагаю, мне следует стать серьёзнее.

У Клаима широко открылись глаза. Если во время этого боя Зеро сдерживался, то насколько же он силён на самом деле? Но Брейн, похоже, не удивился, что тоже изумило юношу.

Они оба дерутся не в полную силу? И вправду битва между людьми, которые могут потягаться с сильнейшими представителями человечества, искателями приключений адамантового ранга.

— Вот и славно. Те двое закончили, так что мне не следует тянуть. Ты проиграешь, Зеро.

Брейн вложил катану в ножны и медленно встал в низкую стойку. Именно в ней вчера он победил Сакъюлента одним ударом. Клаим даже не успел задаться вопросом, сможет ли Брейн победить и Зеро с одного удара, как тот прыгнул назад. Он с лёгкостью покрыл расстояние, недосягаемое с силой обычного человека.

— Эдстром умеет делать барьер своими мечами, но у тебя, похоже, есть другой вид барьера. Если я буду небрежен, меня разрежет пополам.

Он не смог полностью раскрыть боевой навык Брейна, но догадался, какую он несёт опасность. Зеро обладал невероятным мастерством воина.

— Но... этот навык ты не сможешь применить, не став в стойку.

Зеро ударил кулаком по воздуху. Движение казалось бесполезным, но Брейна тряхнуло произведённой ударной волной.

— Я могу победить, просто нападая с расстояния. Или у тебя есть способ разрезать того, кто стоит далеко?

— Нет, — честно признался Унглас, — Если ты будешь так драться, то мне просто не нужно принимать эту стойку.

— Брейн Унглас, это твой козырь? — тихо спросил Зеро с совсем не подходящим для него спокойствием.

— Конечно. И этот козырь победили... лишь один раз.

— Как скучно. За первым всегда следует и второй раз. — Медленно отведя кулак, Зеро приготовился. — Я сокрушу тебя в лоб. Разрушу твой маленький навык и выиграю. Сначала побью тебя, Брейн Унглас, а в один прекрасный день передо мной склонится и Газеф Строноф. Тогда я стану сильнейшим в Королевстве.

— Если правда думаешь, что можешь использовать меня в качестве ступеньки для своих амбиций, то поскользнешься. Зеро, похоже, тебе и впрямь нечем заняться.

— Ты поистине горазд лишь болтать... Нет, раз ты зашёл так далеко, это не совсем так. Однако осознавать, что я лучше, ты будешь уже в могиле. Было глупо бросать вызов господину Зеро! Я иду!

Татуировки разнообразных животных, покрывающие верхнюю половину тела Зеро, слабо засветились. Брейн же не двигался. Просто ждал в стойке. Клаиму казалось, что он чувствует, как оба мужчины сейчас высвободят огромную силу.

В месте, где никто не мог их прервать, где грубая сила столкнулась с грубой силой, вдруг раздался голос:

— Так вот где все собрались.

Все удивлённо обернулись в сторону нарушителя. Даже Зеро и Брейн, что не могли позволить себе отвести взгляд друг от друга. Там стоял старый человек — Себастьян. Тот, кого Зеро никак не ожидал здесь увидеть.

— Что? Что случилось? О тебе должны были позаботиться Шесть Рук... Ты проскользнул мимо них?

Себастьян покачал головой:

— Нет. Все твои товарищи побеждены.

— Не мели чепухи... Возможно, они и слабее меня, но они всё же члены Шести Рук. От них ты не ушёл бы невредимым.

— Истина часто сопровождается удивлением.

— Господин Себас! Наша Цуарэ оказалась подделкой! Это Сакъюлент замаскировался иллюзией. Нам ещё нужно её спасти!

— Спасибо, что волнуешься о ней, Клаим, но всё хорошо. Я её уже спас. Её держали в другой части здания.

Себастьян посмотрел через плечо, Клаим проследил за его взглядом и возле входа увидел женщину, завернутую в одеяло.

— Ах!

Клаим быстро посмотрел вниз на Сакъюлента. Униформа горничной была местами порвана и заляпана кровью. Её уже не вернуть владельцу, да и тот не примет назад.

— Не переживай, Клаим. Это простое платье горничной, его легко заменить, — горько улыбнулся Себастьян, и юноша почувствовал облегчение.

— Ой-ой-ой. Болтаете, игнорируя меня... А ты смел. — Не имея возможности вести себя небрежно из-за Брейна, Зеро переместился со своего прежнего места и с ненавистью посмотрел на Себастьяна. — Старик, спрошу снова. Что случилось с моими людьми?

— Я убил их всех, — непринуждённо ответил он, словно подбирая цветок, но голос был полон холода.

— Н-невозможно! Думаешь, я поверю? — выкрикнул Зеро.

Себастьян улыбнулся без единого намёка на враждебность. Но это лишь подтвердило правдивость его слов.

— Брейн Унглас... я немного отложу наш матч. Мне нужно показать этому старику силу Шести Рук.

— Хорошо. Просто попытайся не умереть слишком быстро. Впрочем, моя очередь ведь всё равно не настанет.

— Заткнись!.. Старик, за своё враньё ты заплатишь жизнью.

Себастьян горько улыбнулся, но человек, провозгласивший себя самым сильным, не мог стерпеть эту улыбку. Татуировки Зеро снова слабо засветились.

Глава отдела безопасности и командир Шести Рук, «Боевой демон» Зеро.

Если Газеф Строноф или Брейн Унглас будут драться с ним без оружия, то умрут мгновенно. И даже с оружием исход боя останется неясным.

Один из его классов назывался «Шаман-эксперт». Класс позволял заимствовать силу звериных духов и увеличивать физические способности. А специальный навык наделял пользователя звериной силой и ловкостью, хоть и имел ограничение по числу применений в день. Поистине страшная комбинация, когда физически более сильный зверь использует человеческие боевые искусства.

Зеро активировал свои навыки. Обычно он использовал лишь один, чтобы сохранить силы, но он понял, что Себастьян довольно сильный противник.

Ему не очень верилось, что старик в одиночку победил четырёх из Шести Рук. Но раз он здесь, то, вероятно, привёл с собой ещё кого-то сильного. Наверное, Синюю Розу. Пока нет подробной информации, всё, что ему остаётся, это уничтожить Себастьяна всей своей силой и отложить поединок с Брейном Унгласом.

Следует показать зрителям подавляющую мощь, прежде чем уходить. Решив так, он приготовил свой сильнейший навык.

Пантера на ногах, сокол на спине, носорог на руках, буйвол на груди, лев на голове. Активировав их всех, Зеро почувствовал в себе взрывную силу. Он почти заволновался, что тело взорвётся.

— Гу-у-у-у-а-а-а-а-а-а!!! — крича от нарастающей внутри силы, он ринулся вперёд.

Атака Зеро, сильнейшего из Шести Рук. Простой удар кулаком. Без ложных выпадов или трюков, чистый, прямой удар. Но с поистине огромнейшей силой. Разрушительную мощь его кулака увеличили не только навыки Шамана-эксперта и другие навыки монаха, но и магические предметы.

Зеро двигался столь быстро, что едва себя контролировал. Но удар был прямым, а потому подходил. Он без колебаний показал свой смертельный козырь. Ведь навык хоть и простой, но непобедимый.

Он был уверен, что никакой трюк его не остановит. Чувствуя превосходство над другими, Зеро летел вперёд.

— Осто... — выкрикнул кто-то.

Но слишком поздно.

В мгновение ока кулак, за которым стояла невообразимая сила, уже оказался перед Себастьяном, продолжая нестись вперёд. Зеро мог лишь высмеивать старика, которых до сих не сдвинулся с места, будто застыл в напряжении. Он пожалеет, что начал бой с сильнейшим из Шести Рук.

— Хмпх.

Кулак врезался в незащищённый живот дворецкого. Просто идеально.

От взрыва Себастьян отлетел назад, как тряпичная кукла. Он упал на пол, но удар оказался настолько сильным, что его тело продолжало отскакивать по пола. Мгновенная смерть. Иного и не следовало ожидать. Все его внутренние органы уже превратились в жижицу. Теперь он лишь внешне напоминает человека. Это сильнейший удар Зеро. Демонический навык, истинное воплощение фразы «убить с одного удара».

Или по крайней мере так должно было быть.

Себастьян стоял на месте, не сдвинувшись даже на миллиметр. Он принял на себя удар Зеро одними мускулами живота. Неправдоподобное зрелище, ставящее под сомнение здравый смысл.

Зеро выглядел абсолютно сильнее, но всё оказалось совершенно наоборот.

Больше всего в это не мог поверить сам Зеро. После такого удара не выживет ни одно создание. До сих пор не выживало. Это его так потрясло, что он даже не понял, как что-то чёрное мелькнуло перед глазами.

Нога Себастьяна поднялась высоко в воздух, плавно пройдя у Зеро перед носом. И затем обрушилась вниз.

Удар пяткой сверху вниз.

Так назывался этот навык, но его скорость и сила были просто ненормальны.

— Кто ты?.. — выдавил Зеро.

У Себастьяна приподнялись уголки губ.

Раздался ужасающий скрип и треск. Голова Зеро раздавилась, а шея и позвоночник сломались, словно на него навалился объект весом в несколько сотен килограмм, и тело Зеро опустилось на колени.

Коридор погрузился в тишину.

«Ступор» — вот как можно было описать атмосферу. Убрав ногу, уклоняясь при этом от крови с раздавленной головы, Себастьян похлопал место, куда ударил Зеро.

— Фух, как опасно. Без твоего предупреждения я бы помер.

Врёт он! Какого ещё предупреждения?

Трое мужчин и, наверное, Цуарэ, не сказали это вслух, но прокричали в голове.

— Я выжил благодаря тебе, Клаим.

— ...рожно... ах, да... — натянуто принял похвалу Клаим, способный выдавить лишь последние буквы слова «осторожно». Из-за ментального шока он не знал, что сказать.

— Кажется, я вот столечко сильнее, — немного раздвинул указательный и большой пальцы Себастьян. Вероятно, он хотел сказать, что это расстояние — разница между ним и Зеро, но никто бы ему не поверил.

Вот столечко, конечно!

Как и прежде, все так подумали.

— Ну да ладно, раз она спасена, сейчас лучше уйти.

— Ах, это, вы правда... Шесть Рук?

— Да, я убил их всех. Их было слишком много, к тому же сильных. Сожалею, что не дал им пощады.

— Н-неужели? Ну, ничего не поделаешь. Пожалуйста, не волнуйтесь об этом.

Все трое тут же перевели взгляд на труп Зеро. Они даже предположить не могли, что это ложь.

— Т-тогда следует позвать солдат, чтобы обыскали остальное здание.

Солдаты с самого начала предназначались для обыска здания. Им невероятно повезло, что благодаря Себастьяну удалось очистить крепость. Если утверждение дворецкого правда, а оно, скорее всего, правда, они получат дополнительный бонус в уничтожении самой могущественной силы Восьми Пальцев.

Единственный недостаток заключался в том, что не удалось захватить Зеро, но они и так рассчитывали, что не смогут его арестовать. Только дурак будет спорить о результате.

Клаим говорил возбуждённым голосом, Брейн кивнул в ответ, словно это правильное решение, но у кое-кого с лица не исчезала жёсткость.

— Что такое, господин Себас?

— Н-нет. Ничего. Просто почему-то мне неспокойно... Но для начала давайте выйдем на свежий воздух, никто не против?

— Да, пойдёмте.

Глянув на Цуарэ и труп Зеро, все согласились с Себастьяном. Дворецкий подошёл к девушке, что находилась у двери в камеру, и подхватил на манер принцессы. Белые ступни, между костей которых было видно не так уж и много мяса, немного подбросило вверх, и девушка обняла дворецкого.

Все почувствовали, что отношения между Себастьяном и горничной не так просты.

Не лезь в их личную жизнь. Ты сам не свой, Клаим. Не важно, какие у них отношения.

— Тогда идёмте, — заговорил юноша и пошёл вперёд.

Остальные трое последовали за ним. Обследование здания можно начать после ухода Себастьяна, да и всё равно вряд ли кто выпрыгнет и нападёт на дворецкого, даже если у того заняты руки. Некоторое время он шёл напряжённо, но это было лишним.

Здание, что сочилось активностью при первом их проникновении, теперь было тихим и пустым. Логически говоря, после того как Себастьян победил Шесть Рук, не осталось никого столь смелого, чтобы бросить ему вызов. Вероятно, большинство сбежало. Если это так, юноша надеялся, что ждущая снаружи группа хоть кого-то поймала.

Клаим почувствовал облегчение.

Однако кое-кто похлопал его по плечу. Вор. Он глядел в противоположную сторону так, словно опять увидел, как Себастьян победил Зеро одним ударом. Последовав за его взглядом, Клаим тоже изумился.

— Стена огня? — прошептал Брейн.

Клаим кивнул. При пожаре в доме, разумеется, появляется пламя. Но простой огонь не удивил бы Клаима. Вдалеке появилось пламя метров тридцать высотой и окружило часть столицы, протянувшись на несколько километров.

— Как думаете, что это такое?

Когда Себастьян с любопытством, но расслаблено, задал вопрос, трое вышли из оцепенения.

— Что это может быть, командир? Похоже на складской район. Какая группа отвечает за это место?

— Лидер Синей Розы, госпожа Алвэйн... Будем считать это чрезвычайным положением, отменяем все планы и идём в королевский замок. Затем последуем приказам высшего командования.

— Похоже, так лучше всего... Ах, господин Себас...

— Я провожу Цуарэ в безопасное место, чтобы ничего подобного больше не случилось.

— Хорошо, господин Себас. Спасибо вам за вчера и сегодня.

— Не переживай об этом. Наши цели просто случайно совпали... Однажды я оплачу долг за спасение Цуарэ. А теперь я ухожу.

Комментарии