Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 7. Подготовка к нападению

Часть 1

Месяц последнего огня (девятый), третье число, 18:27

Брейн оставался на месте до тех пор, пока не прибыли позванные Клаимом стражи. Когда он пошёл назад к Газефу домой, солнце уже зашло, а в животе урчало.

Мне неудобно заставлять Стронофа ждать.

Он распахнул дверь и зашёл словно к себе домой. Но лишь потому, что Газеф ему разрешил.

Направляясь в комнату, которую ему выделил воин-капитан, Брейн услышал шаги. Он подумал, что это наверняка Газеф. В чём и убедился через несколько секунд, увидев, как тот спускается вниз.

— Ты поздно, Унглас. Где был? — без упрёка спросил он. Глаза Газефа заблестели любопытством, так как Брейн не ответил, а глубоко задумался. — Если не против, можешь рассказать обо всём за ужином!

Брейна было не узнать. Он ответил, потирая живот:

— Звучит заманчиво. Пойдём?

С небольшим удивлением Газеф повёл его в столовую.

— Тебе готовит прислуга? Или ты сам? — спроси Унглас, чтобы поддержать разговор.

— Прислуга, я готовлю просто ужасно, — с горечью улыбнулся Газеф. Немного подумав, он продолжил: — Наверное, прислуга постарела, поскольку мне всегда кажется, что в еду добавляется мало специй. После тяжелого дня хочется чего-нибудь остренького, но они, кажется, этого не понимают.

— Сильнейший воин-капитан Королевства вынужден есть здоровую неострую пищу? — улыбнулся Брейн, подшучивая над ним, но тот ответил напряжённо, как всегда:

— Унглас, я хотел бы тебя накормить здоровой изысканной пищей из моего дома, но сегодня у нас будет еда из ресторана.

— В таком случае должен поблагодарить за такую внимательность.

Увидев улыбку Брейна, Газеф усмехнулся, но всё равно контратаковал:

— А ты умеешь готовить?

Однако промахнулся.

— Только простые блюда. Путешественнику, не умеющему себе что-то состряпать, пришлось бы туго.

Медленно кивнув, Газеф достал небольшую корзину, припрятанную в уголку столовой. По размерам в неё как раз поместился бы младенец. В воздухе вкусно запахло.

Мужчины уселись друг напротив друга.

Вынув из корзины несколько блюд, они наполнили бокалы вином. Чокнулись и молча выпили. Сделав два больших глотка, Брейн поставил бокал.

Глубоко вздохнув, он дрогнувшим голосом сказал:

— Давненько я не пил.

— Я тоже. И в последнее время не ел дома.

— Должно быть, сложно выполнять дворцовые обязанности.

— С того времени, как я стал воином-капитаном, я постоянно чем-то занят.

— В том числе защищаешь королевскую семью, да?

— И это тоже. На самом деле это главная обязанность.

Слушая истории Газефа, Брейн понял, насколько тот к себе строг. Время от времени он мог остановиться передохнуть, но всё равно продолжал идти вперёд.

Такого человека дворяне точно ненавидят.

И словно предположение Брейна оказалось верным, в историях Газефа почти не упоминалась знать. Несмотря на высокое положение воина-капитана, в основном он говорил о своей жизни солдата или о королевской семье. В его рассказах отсутствовали балы и всё остальное, связанное с высшими кругами общества.

В соседней Империи происходили изменения. Но в Королевстве дворяне были отгорожены от простолюдинов невероятно высокой стеной статуса.

Вдруг Брейну стало смешно.

Ради победы над Газефом он посвятил всё своё время тренировке и ожидал, что при следующей встрече они будут сражаться до смерти. А сейчас они выпивают, как друзья. Будто прочтя его мысли, Газеф тоже улыбнулся. Они снова стукнулись бокалами, но из-за небольшого опьянения удар оказался слишком сильным, и немного вина разлилось на стол.

— Постарайся не пролить на еду.

— С вином вкуснее будет.

— Ничего не знаю о вкусе, но... Унглас, может быть, ты такой же?

— Брейн. Зови меня просто Брейн.

— Хорошо, тогда ты меня Газеф.

— Договорились, Газеф.

Рассмеявшись, они ещё раз чокнулись.

Пока воин-капитан рассказывал разнообразные истории, Брейн узнал много чего нового. Когда атмосфера потеплела, Газеф беспардонно спросил:

— Так, Брейн, что же случилось с таким человеком, как ты?

Строноф действовал осторожно, словно лечил открытую рану. Он следил за реакцией Унгласа не для того, чтобы определить правдивость его слов, а из истинного беспокойства.

— Спасибо. — Брейн расслабился, глядя, как Газеф несколько раз мигнул от внезапной благодарности. На пару мгновений отдавшись воспоминаниям, он ответил: — Я встретил монстра.

— Монстра? Какого?

— Вероятно, вампира... её звали Шалти Бладфолен. Атаку, которую я разработал... чтобы победить тебя, она отразила одним мизинцем.

Он увидел, как Газеф широко открыл глаза.

— Быть не может...

Воин-капитан хлебнул вина. Брейн тоже сделал глоток и вспомнил ту битву... нет, бойню.

Конечно, он ничего не упомянул о бандитах. Хотя Газеф, наверное, уже догадался, к какой жизни привык Брейн. Однако Унглас не нашёл в себе смелости рассказать ему, что ради силы был способен на всё. К счастью, в глазах воина-капитана не появилось никаких следов подозрительности.

— Ты мне веришь?

— Мир велик. Нет ничего странного даже в существовании такого монстра. В истории ведь есть записи о Драконьих королях и Демонах-богах. Но подобный монстр... это за пределами моих способностей.

— Ага. Не знаю, насколько ты силён сейчас, но с уверенностью могу сказать, что ты не сможешь победить. Такой монстр вне нашей досягаемости. Даже объединившись, мы подержимся лишь на одну-две секунды дольше.

— Эй, не говори так, — в шутку пожаловался Газеф, но Брейн искренне взмолился:

— Газеф, ты — воин-капитан, защищающий королевскую семью. Пожалуйста, не дерись с ней, если вдруг натолкнёшься. Твоя жизнь ценна.

— Спасибо за совет, но если монстр по имени Шалти попытается напасть на короля, мне придётся выиграть время даже ценой своей жизни.

Ему не удастся выиграть время, разве что монстр решит поразвлечься. Однако если это Газеф... Брейну казалось, что хотя бы несколько секунд тот продержится.

— Шалти. Шалти Бладфолен, да? — с тяжестью на сердце кивнул Газеф, выслушав её подробное описание. — Хорошо, раз мы оба протрезвели, не против рассказать о ней ещё раз? Мудрее будет собрать столько информации, сколько возможно.

— Не думаю, что ты что-то сможешь сделать, даже если узнаешь о ней всё.

— Если надвигается буря, к ней нужно готовиться. Да и кто знает, может, кто-то более мудрый предложит что-то стоящее.

— Было бы неплохо.

— У меня есть несколько знакомых искателей приключений адамантового ранга. Может, у них появится пара мыслей... Так, Брейн, что ты сейчас собираешься делать?

Брейн нахмурился. Что он будет делать дальше? Его взгляд медленно перешёл на катану, лежавшую у маленького столика.

Он сожалел.

Ведь сколько ни пытайся, а победить монстра он никогда не сможет. Мечта стать сильнейшим уже разбилась. Он напрасно потратил свою жизнь. Брейну больше не хотелось витать в облаках.

То была дикая мечта ребёнка...

— Что же я буду делать... Наверное, вернусь в село.

Когда-то Брейн жил на ферме. Основы земледелия он ещё смутно помнил. Но всю остальную память занимало искусство владения мечом. Проще говоря, у него в жизни была единственная цель.

— Это... звучит неплохо... но не хотел бы ты служить Королевству вместе со мной?

Заманчивое предложение. Он никогда не победит монстра, но среди людей Брейн довольно силён. Однако...

— Я не привык работать в команде. Да и пресмыкаюсь перед властью плохо.

— Думаешь, я часто пресмыкаюсь?

— Извини. Я не хотел сказать, что ты это делаешь. Просто когда речь заходит о дворце, мне кажется, что там все такие люди. Драться ради кого-то... ах! Кстати, я встретил парня по имени Клаим.

— Клаим? Юноша с хриплым голосом?

Когда Брейн утвердительно ответил, Газеф от удивления воскликнул:

— Ты встретил Клаима? Он телохранитель принцессы, не думал, что он настолько далеко отойдёт от неё...

— Я видел, как он тренируется в городе.

— Тренируется в городе... он не очень талантлив, так что вряд ли сможет стать более умелым, чем сейчас. Ему остаётся лишь качать мускулы. Это была такая тренировка? Если нет, мне следует дать ему пару советов.

— Хм-м, с мечом... он бездарен. Но в каком-то смысле он превзошёл меня.

Газеф посмотрел на Брейна так, словно просил того перестать шутить.

Конечно, разница между Унгласом и Клаимом была непреодолимой, в этом смысле их нельзя сравнивать. Однако перед лицом по-настоящему сильного Брейн осознал: это словно сравнивать двух улиток. Способность выстоять против жажды убийства от такого человека, как Себас, должна высоко цениться.

Я сломлен, так что просто сбежал бы. Но Клаим никогда не убежит, если сзади будет стоять человек, которого он должен охранять. Такой как он... достаточно хорош, чтобы срезать кончик ногтя на мизинце того монстра.

Лицо Газефа озарилось любопытством, но Брейн промолчал. Вместо этого он поведал историю о нападении на бордель Восьми Пальцев.

— Не могу поверить... с Клаимом.

— Если считаешь, что у тебя возникнут неприятности, просто выгони меня. Сейчас мне кажется, что не хорошо будет, если ты приютишь человека, имеющего дело с преступным миром.

— Нет, всё в порядке. На самом деле я даже приветствую твой поступок. Они — отбросы, загрязняющие Королевство. Будь такая возможность, я стоял бы в первых рядах при уничтожении борделя.

— Восемь Пальцев так сильно вредят Королевству?

— Они отвратительны. Контролируя почти весь подпольный мир Королевства, своей кучей денег они покупают дворян и эксплуатируют простолюдинов. При попытке их раздавить всегда вмешивается подкупленная знать. По их тайным объектам нужно наносить удары спонтанно, как вы и сделали, Брейн. Правда, у них больше силы, чем у обычного дворянина, так что последствия провала были бы тяжкими.

— Словно между молотом и наковальней.

— Ага. Хорошо бы нанести им несколько таких ударов. Но, увы, не всё так просто.

— Почему бы не задействовать королевскую власть?

— Это невозможно из-за сопротивления фракции знати. Но настоящая проблема в том, что они купили людей из обеих фракций.

Повисла тяжёлая атмосфера, они продолжили есть и пить молча.

Часть 2

Месяц последнего огня (девятый), четвёртое число, 7:14

Рано утром члены Синей Розы посетили замок. Каждый нёс с собой большой мешок, лязгающий при малейшем ударе о пол. Это было их снаряжение. Войди они во дворец во всеоружии, у них по меньшей мере возникли бы неприятности.

Положив мешки на пол, все расслабили плечи. Лидер, Лакюс Алвэйн Дейл Аиндра, завистливо посмотрела на Реннер.

— Как раз сейчас начинаются твои обязанности принцессы?

Реннер практически не имела политического веса, но всё же у принцессы была своя работа.

— Не волнуйся, я могу ненадолго отлучиться.

— Боже-боже, — Лакюс озорно ухмыльнулась.

Принцесса последовала её примеру, но быстро посерьёзнела:

— Лакюс, если ты готова, я хочу, чтобы план был приведён в исполнение.

— Почему? Разве вчера не решили, что мы будем нападать поочерёдно на каждый объект, держа всё в абсолютной тайне? — спросила Ивлаи, волшебница в маске.

Она не снимала маску даже во дворце. Такое подозрительное поведение разрешили лишь потому, что она — искательница приключений адамантового ранга, вершина человечества. Кроме того, сыграло важную роль и то, что лидером команды была дворянка, Лакюс.

— На самом деле вчера возникла непредвиденная проблема, и нужно подкорректировать наши планы. Госпожа Ивлаи, вчера...

Реннер рассказала о нападении на бордель. Под восхищёнными взглядами членов Синей Розы Клаиму ещё сильнее захотелось провалиться от стыда.

Честно говоря, это не Клаим, а двое других спасли тех девушек из борделя. Юноше казалось, что он не сделал ничего, достойного похвалы. По правде, Клаим даже обрадовался, что его не отругали, и почувствовал небольшое облегчение, так как план не рухнул полностью из-за его действий.

— Хорошо постарался, ягодка.

— Гагаран права. Захват одного из Восьми Пальцев... великое достижение.

— «Немёртвый король» Дэйбанок, «Палач пустоты» Пэйсилиан, «Танцующий ятаган» Эдстром, «Убийца тысяч» Малмвист, «Дьявол иллюзий» Сакъюлент и лидер, «Боевой демон» Зеро, — Тиа перечисляла имена. — Дэйбанок — нежить. Говорят, Пэйсилиан может атаковать врагов с большого расстояния. Эдстром обладает особым магическим оружием, а Малмвист — одинокий волк, что специализируется на выпадах. Сакъюлент уже у нас, так что его пропустим. И последний — рукопашник, Зеро. Они все по меньшей мере адамантового ранга.

— Ага. Схватив даже одного из них, мы получили весомое преимущество.

— Ты молодец, Клаим. Но тебе по-настоящему повезло встретиться с Брейном Унгласом.

Юноша с этим согласился.

— Ха, вырубить Сакъюлента одним ударом. Говорят, что он сражался вровень с сильнейшим воином Королевства, Газефом Стронофом. Похоже, слухи не врут. Но лично мне больше интересен старик, про которого Брейн заявил, что не сможет победить.

— Я не спросил, где остановился господин Себас.

— Хм... может быть, он опасался тебя и не сказал. Или ты просто не успел спросить... как думаешь?

— И то, и то, госпожа Ивлаи. Если бы я спросил, он, наверное, сказал бы, но я не хотел втягивать его ещё больше.

— Ты более внимательный, чем я думала.

— Ага.

Близнецы похвалили Клаима.

— Но я не понимаю, почему мы никогда не слышали о таком человеке.

Все, начиная с Ивлаи, с большим подозрением отнеслись к Себастьяну. Клаим попытался опровергнуть её слова, но Лакюс хлопнула, привлекая всеобщее внимание.

— Давайте пока забудем об этом. Если бы не он, мы бы не узнали местоположение борделя и не захватили Кокодола. Да и Клаим перед ним в долгу.

— Ты права, Лакюс. Так, принцесса, изменяя план, мы также меняем место нападения?

— Да, госпожа Ивлаи. Этой ночью мы уничтожим всё одним ударом. Ведь чем больше прошло времени, тем больше у врага преимущества.

В комнате повисла тишина.

В операции принимала участие лишь Синяя Роза. Поскольку команда мала, они собирались напасть на объекты врага поочерёдно.

— Эй, принцесса, разве вы не говорили, что нам не хватает людей? Или вы за ночь кого-то нашли? Мы даже не можем нанять других искателей приключений.

С самого создания гильдии искателей приключений её девизом была защита человечества от других угроз. Неписаное правило запрещало участвовать в человеческих конфликтах. Иначе гильдии разных стран не смогли бы сотрудничать.

Конечно, находились люди, готовые взяться и за такую работу, но гильдия находила свои способы давления. Наказания варьировались от простого предупреждения до лишения права принимать любые заказы, а в худшем случае — до исключения из гильдии. Выгнанные искатели приключений, продолжавшие принимать нелегальную работу, назывались «работниками». По слухам, гильдия искателей приключений даже нанимала убийц, чтобы ликвидировать худших из них.

Хотя Синяя Роза нарушила неофициальное правило и напала на Восемь Пальцев, человеческую организацию, с этим смирились из-за их адамантового ранга.

— Даже если привлечь других людей, использовать стражу безрассудно. Ведь организация уже проникла в их ряды. Может, задействуем их на последнюю фазу зачистки, иначе рискованно.

— То же самое с любой охраной дворян. Кто знает, с кем организация наладила тесные связи.

— Доверять можно разве что Газефу Стронофу и его воинам... хотя даже насчёт его воинов не уверена.

— Как же трудно придумать хороший план, когда не знаешь истинную силу врага. Но если так продолжится, всё Королевство сгниёт. Мы просто обязаны выложиться на полную.

Выслушав жалобы Лакюс, Реннер кивнула.

Вторжения Империи, внутренняя борьба, а теперь ещё и коррупция. Клаим почти видел золотое сияние вокруг принцессы, пока она пыталась решить проблемы, какими бы тяжёлыми они ни казались. Он в самом деле думал, что она объединит Королевство и принесёт людям счастье. Его преданность Реннер укрепилась ещё сильнее.

Клаима злили все те, кто считал её лишь украшением, в особенности дворяне. Но ангельский голос принцессы развеял весь его гнев, и он снова сосредоточился на разговоре.

— Я с тобой полностью согласна. Мы позаимствуем силы у надёжного дворянина.

— Вы такого знаете, принцесса?

— Да, госпожа Ивлаи. Из тех немногих, кого я знаю, одному доверять можно.

— Э? Кто это, Реннер? Полагаю, ты это понимаешь, но всё будет бесполезно, если он окажется предателем. И какая гарантия, что он пошлёт достаточно солдат?

— Я уже всё продумала. Всё будет хорошо. Мы также заручимся поддержкой воина-капитана.

— Воина-капитана...

— Да, ему доверять можно. Если Восемь Пальцев добрались и до него, то Королевство уже не спасти.

— Тогда, Клаим, немедленно позови маркиза Рэйвена. Чуть раньше у нас с ним состоялся разговор, так что он всё ещё должен находиться во дворце.

— Маркиза? Я видел его ранее с принцем...

Маркиз Рэйвен и вправду подходил под все их критерии, за исключением благонадёжности.

Он был одним из шести высших дворян, а по богатству с ним не мог сравняться ни один знатный дом. Однако нельзя сказать наверняка, что Восемь Пальцев до него ещё не добрались. На самом деле он мог вообще заработать своё состояние, работая с Восемью Пальцами. Однако Клаим быстро развеял такие мысли. Если так сказала Реннер, его уважаемая госпожа и самая мудрая девушка на свете, то маркизу Рэйвену доверять можно.

Но, в отличие от Клаима, члены Синей Розы нахмурились.

— Ой-ой, принцесса. Уверены, что мы можем ему доверять?

— По слухам маркиз Рэйвен перебежчик.

— Бесхребетный, что постоянно мечется между фракцией короля и фракцией знати. Ради выгоды такой человек пойдёт на что угодно, даже на сделку с Восемью Пальцами.

— Принцесса, я не хочу, чтобы информация просочилась из-за него.

Пока все поливали маркиза грязью, Лакюс громко хлопнула:

— Хватит... Реннер, у маркиза Рэйвена не очень хорошая репутация. Мы можем ему доверять?

— Полной гарантии не дам. Я тоже думаю, что он получал некоторое количество взяток от Восьми Пальцев.

— Э?

Всех это сбило с толку, некоторые озвучили своё подозрение:

— Отвести их внимание ложной информацией?

— В убийствах часто такое используется. Дать ложную информацию, чтобы охрана сосредоточилась на другом месте.

Реннер покачала головой на мнение бывших убийц.

— Нет, госпожа Тина, госпожа Тиа. Даже если он получает деньги от Восьми Пальцев, это не обязательно значит, что ему хочется сотрудничать с ними. Маркиз Рэйвен оказался лучше, чем я думала... Клаим, приведи маркиза. Он сразу же с тобой встретится, если ты скажешь, что уничтожил один из борделей и захватил главу отдела работорговли Восьми Пальцев.

Клаим посмотрел в окно, чтобы проверить, где сейчас солнце. Уже давно рассвело, но ещё было рано для аудиенций. Однако попасть к высшему дворянину не так-то просто, лучше начать пораньше.

— Следует ли мне вообще упоминать главу отдела работорговли? Мне кажется, что это лучше держать в тайне...

Поскольку даже высший дворянин не мог отказаться от личного приглашения принцессы, Клаим подумал, что лучше попридержать этот козырь.

— Если хотим сделать его союзником, следует раскрыть наши карты. Это лучший способ доказать маркизу, что мы ему доверяем.

Клаим кивнул и почтительно поклонился:

— По вашему приказанию я приведу маркиза Рэйвена так быстро, как это возможно.

— Спасибо, Клаим. А раз на это потребуется время, кто-нибудь хочет чаю?

♦ ♦ ♦

Месяц последнего огня (девятый), четвёртое число, 9:37

Члены команды Синяя Роза понимали, что даже если маркиз Рэйвен и придёт, то уже после обеда. Высшие дворяне утром проводили встречи с другими дворянами. К королю он, конечно, пришёл бы, но Реннер всё ещё бессильна. Конечно же, её приоритет у маркиза будет более низким. Так что когда Клаим вернулся рано, они даже подумали, что его и вовсе прогнали. Однако заметив стоявших за ним двух мужчин, никто не смог скрыть удивления.

Первым зашёл более чем опрятно выглядящий маркиз Рэйвен. Дублет из высококачественной шерсти какого-то животного, а может и монстра, сшитый золотыми нитями. Вокруг пуговиц и рукавов вышиты замысловатые узоры с, судя по бликам, драгоценными камнями размером с горошину. Одежда высочайшего класса, которую надевают только по важным случаям, поистине подходила одному из шести высших дворян.

За ним стоял упитанный мужчина.

Реннер посмотрела на него с удивлением:

— Старший брат.

— О, моя младшая сестра от другой матери. Выглядишь как всегда здоровой... А не дочка ли это семьи Алвэйн, знаменитая Синяя Роза? Не предполагал увидеть здесь искателей приключений адамантового ранга.

Второй принц, Занак Варлеон Игана Райль Вайсельф, зашёл без стука. Пока Лакюс кланялась в знак уважения члену королевской семьи, он расслабленно сказал:

— Я пришёл, потому что мне показалось это интересным.

— Я в вашем распоряжении, принцесса Реннер.

— Спасибо, что пришли, маркиз Рэйвен. Пожалуйста, поднимите голову.

Реннер поднялась поприветствовать старшего брата, что в очереди наследования престола находился впереди неё, и потом уже заговорила. Когда маркиз поднял голову, у него на лице появилась тонкая, жуткая улыбка, заставляющая собеседников чувствовать неуютно, но другие улыбки ему бы не подошли.

— Тебя не затруднит отослать остальных в другую комнату?

— Как пожелаешь, старший брат. Лакюс, Клаим, не могли бы вы подождать в соседней комнате?

— Хорошо, — без возражений согласилась Лакюс и жестом призвала товарищей выйти.

В другой комнате они незамедлительно начнут готовиться. Поклонившись, Синяя Роза и Клаим ушли. Двоих, что остались, Реннер повела к столу.

— Пожалуйста, садитесь.

— Конечно, принцесса Реннер.

— Хорошо, моя дорогая сестра.

Один человек сел аккуратно, второй же просто плюхнулся на стул. Реннер налила в чашку чая и подвинула её к маркизу.

— Для меня честь, что принцесса налила чай лично.

— Извините, что он лишь тёплый.

— Хм, а для меня ничего нет? — разочаровано произнёс Занак.

— Я думала, старший брат не любит чай.

— Ага, я не люблю странную воду, окрашенную чайными листьями, но когда нет ничего попить, чувствуешь, словно чего-то не хватает.

— Попросить горничных что-то принести? Ликёр подойдёт?

— Всё равно, даже красный чай пойдёт. Не нужно дёргать горничных.

— Если будем действовать сегодня, горничным всё равно не хватит времени отослать информацию своим семьям.

— Может быть, лучше вести себя осторожнее? У женщин язык без костей. В особенности у работающих во дворце горничных. Они разнесут слухи быстрее, чем вы думаете.

Улыбнувшись, Реннер налила в чашечку чай и поставила перед Занаком.

— Хм... ты уже проверила информационную сеть горничных, так ведь?

— О чём ты говоришь?

— Неважно, — кратко ответил принц и, хлебнув чая, высунул язык из-за горечи.

— Так, принцесса Реннер, какое у вас ко мне срочное дело так рано утром? Конечно, я всегда готов ответить на ваш зов.

— Благодарю, маркиз Рэйвен. У нас не так много времени, так что скажу прямо. Я хочу одолжить вашу мудрость, — чуть кашлянув, сказала она со всей искренностью.

Глаза маркиза немного расширились из-за удивления. Однако он быстро успокоился.

— Мою мудрость. Если проблему не можете решить вы... я не уверен, что смогу чем-то помочь.

— Я так не думаю, маркиз Рэйвен. В конце концов, в управлении дворцовыми делами нет никого более талантливого, чем вы.

Маркиз и принц переглянулись.

Реннер почти никогда не участвовала в борьбе за власть. Но что ещё могут означать «дворцовые дела»? Маркиз Рэйвен хмыкнул. Когда информации мало, лучше собрать её побольше, чем гадать и прийти к неправильному выводу.

— Так чем я могу вам помочь?

— Я хочу, чтобы вы, тайный лидер королевской фракции, нет, тот, кто контролирует королевскую фракцию из тени, одолжили мне войска вашего дома.

— Что?! — изумился маркиз, словно перед глазами взорвалось заклинание.

Впрочем, на его месте любой бы удивился. У маркиза редко менялось выражение лица, но сейчас не отреагировать он просто не мог. Любой другой дворянин посмеялся бы над ней. Но, честно говоря, принцесса сказала давно скрываемую истину.

Маркиза Рэйвена уже долгое время считали крысой, которая переходит то в одну фракцию, то в другую, как ему будет выгодно, но на самом деле он управлял королевской фракцией и делал всё, чтобы не дать начаться гражданской войне. Если бы человека по имени Рэйвен не существовало, Королевство давно бы рухнуло. У сидевшего рядом Занака перехватило дыхание.

Он уже знал, что Реннер невероятно умна, что она монстр в шкуре человека. Но у девушки не было никого, кто мог бы послужить ей руками и ногами, во дворце она словно в клетке. Как она пришла к такому выводу? Во всём Королевстве лишь Занак об этом догадался. Он и маркиз подумали, что она блефует, но сразу же развеяли такую мысль. По тону Реннер было ясно, что она говорит правду, никто бы в этом не усомнился. Оба часто проводили дела с людьми, полными лжи, и всё равно не могли определить правдивость её слов. Не обращая внимания на изумление маркиза, Реннер продолжила:

— Возможно, следует проверить с другими высшими дворянами во фракции короля, но маркиз Волумласу передаёт информацию Империи. Если это так...

— Ч-что?

— Одну секунду! — воскликнул даже громче надломленного голоса Занака маркиз Рэйвен. — Маркиз Волумласу...

— Вы ведь уже об этом знали, да? Вот почему сделали так, чтобы маркиз не получал доступа к слишком важным сведениям.

Оба смотрели на Реннер, разинув рот. А принцесса говорила всё с тем же неизменным выражением лица, принуждая их попытаться доказать её неправоту.

— Вы, что... — запаниковавший маркиз забыл даже о её титуле принцессы.

Маркиз Волумласу был одним из шести высших дворян, и лишь Рэйвен и Занак знали, что он информатор. Маркиз Рэйвен терпел предателя только для того, чтобы поддерживать баланс сил между фракциями.

Поэтому он скрыл этот факт от фракции дворян и предпринял меры, чтобы к Империи утекало не очень много информации. Он сделал это в абсолютной секретности. Занак об этом знал лишь потому, что маркиз ему сказал. Тогда как сумела догадаться эта птичка в клетке? От одной мысли о том, как она этого добилась, у Занака мурашки по коже шли.

— Как ты всё это узнала?..

— Об этом упоминалось то тут, то там. Иногда горничные говорили.

Насколько правдивыми могут быть россказни горничных? Маркиз Рэйвен не мог поверить. В особенности если память его не подводила, он понимал, что значит додуматься до такого по разговорам горничных. В некотором смысле, эта женщина перебрала горы мусора, чтобы собрать драгоценность.

— Монстр...

С его губ сорвалось истинно достойное сравнение для такой женщины, как Реннер. Несмотря на грубость, принцесса просто улыбнулась. Маркиз Рэйвен изменил своё о ней мнение.

Она достойна считаться равной. Память его и вправду не подвела.

— Хорошо... я поделюсь с вами всем, что знаю. Вы не против, мой принц?

Получив одобрение Занака, маркиз Рэйвен выпрямился на стуле, глядя прямо на Реннер. Он принял отношение сродни тому, что принимает Газеф перед противником.

— Однако я хочу говорить с «настоящей» принцессой Реннер.

— Что вы под этим имеете в виду? — спросила та, словно посчитав вопрос странным.

— Когда-то я увидел девочку. Девочку, с наблюдательностью которой моя не сравнится. Она говорила такие сложные вещи, что даже я не понимал. Когда я наконец выяснил смысл и ценность тех слов, то прошло уже много времени.

В тишине маркиз продолжил свой монолог:

— Я считал её девочкой, что говорит бессмыслицу. И хотя я только так о ней и думал, мне она показалась опасным человеком.

— Опасным? — тихо спросила Реннер.

— Да. Я подумал, что у меня разыгралось воображение, но на мгновение я увидел пустые глаза, обладательница которых ни во что не ставит мир и лишь презирает других людей. — От холода, заполонившего комнату, у маркиза дрогнули плечи. — Когда я увидел её во второй раз, она выглядела как обычная девочка её возраста. Так что я подумал, что тогда ошибся... Мне в самом деле хочется спросить у вас, Реннер. Я хочу знать, оказалось ли моё подозрение в том, что вы нас обманываете, верным.

Две пары глаз встретились. Словно две змеи сплелись в смертельном поединке. Как вдруг свет из глаз Реннер исчез. Маркиз Рэйвен ностальгически улыбнулся, словно став свидетелем сцены из далёкого прошлого.

— Ах... подумать только, это было так давно...

Занак обливался холодным потом, глядя на сестру, что превратилась в опасного, уродливого монстра, при этом продолжая улыбаться. Он уже догадывался, какое омерзительное, истинное «я» прячется под этим красивым лицом. Его предположение, что она желает силы и разрушения Королевства, оказалось неверным, но всё же она — злокачественная опухоль совершенно иного уровня.

— Конечно, принцесса Реннер. Это те же глаза, что я видел в прошлом. С того времени вы хорошо играете.

— Не очень, маркиз Рэйвен. Я не играла, просто была довольна.

— Вы говорите о своём личном охраннике... Клаиме?

— Да, всё благодаря нему.

— Не думал, что у этого мальчика есть что-то, что вас изменило... я считал его простым ребёнком... Кто он для вас, принцесса?

— Клаим?.. — Реннер задумчиво посмотрела в пустоту.

Насколько он ценен? Какие слова по-настоящему выразят его ценность?

Реннер Тэйре Шарделон Райль Вайсельф.

Если её сущность подытожить одним словом, то это будет «золото». Им называют её красоту. Однако немногие знали, что она обладает способностью, на фоне которой её красота блекнет. Ум, наблюдательность, понимание, находчивость, лидерство и любые другие качества, присущие правителю, у неё были чрезмерно развиты.

Если описывать её одним словом, то это будет «гений».

Её умения — это дар божий. А мысли — вдохновение свыше, но они приходили после тщательного перебора информации. На всём континенте не найдётся никого, кто хотя бы близко подошёл к её способностям. Даже среди сверхлюдей немногие с ней сравнятся.

В Назарике лишь Альбедо, следящая за всеми слугами и Стражами, и Демиург, обладающий дьявольской мудростью и опытом во всём, что касается правления, могли истинно поравняться с ней. Люди всегда принимают решения со своей точки зрения. В этом её можно посчитать странной. Однако был у неё и один недостаток. Она никогда не понимала, почему другие не знают того, что знает она. Если бы нашёлся кто-то равный ей, то сразу бы признал в ней гения. И тогда всё могло бы выйти по-другому.

Но такого не случилось.

Её считали раздражающей девочкой, что болтает о непонятной ерунде. Поскольку она была симпатичной, её мало кто ненавидел, и довольно многие любили. Но никто из них на самом деле её не понимал, что сильно повлияло на её умственное развитие, медленно искривляя девушку.

Можно сказать, что она была одинокой из-за своей гениальности. Со временем даже еда стала казаться безвкусной и не лезла в рот. Никто не думал что принцесса, что становилась всё слабее, выживет. Наверное, без щеночка так оно и получилось бы, но даже если бы она выжила, появился бы лорд демонов. Демон, который смотрит на всё в числах и пожертвует несколькими ради блага многих.

Изменилась она поистине просто. Выходя на прогулку в сопровождении стражи, одной дождливой ночью она подобрала щеночка. Спасённый хозяйкой, он смотрел на неё особым взглядом. В нём были сильные эмоции. Девушка почувствовала это. В его глазах читалось восхищение во всей его чистоте.

Она привыкла к равнодушию. Презрению. Слепому обожанию. Однако она не могла понять тот взгляд. Он вызвал ненависть, панику, счастье, неизвестные чувства и... человечность.

Девушка увидела в нём человека, как и в себе.

Подобранный щеночек стал мальчиком, затем мужчиной. Но продолжал смотреть на неё всё тем же чистым взглядом. Однако он больше не причинял боль. Благодаря нему она могла разговаривать с другими как с неким подобием обычного человека. Могла общаться с этими мерзкими низшими существами. Присутствие Клаима сделало мир Реннер цельным.

— Клаим... да, пожалуй. Если бы я смогла слиться с ним... Хм, наверное, если бы посадила его на цепь, чтобы он никуда не убежал, то была бы счастлива.

В комнате повисла тишина. Вполне понятно, что Занак не смог скрыть своего ужаса, но оцепенел даже маркиз Рэйвен. Они ожидали услышать сладкие слова, наполненные романтическими фантазиями, подходящие красивой молодой леди, но такого они не ожидали. Говори она о несбывшейся любви из-за разницы в статусе, то они бы поняли. Но это заявление было возмутительно, если не сказать больше.

— Н... неужели? Это твоё истинное лицо. Что сказать... когда ты была юна, в тебе всегда чувствовалось что-то странное, но теперь я уверен: ты ненормальная.

— Правда, старший брат? Я всегда думала, что во мне нет ничего необычного.

— Тогда почему бы так и не сделать, принцесса? Никто не вмешается... хотя, вероятно, без сообщника это невозможно.

— Да, держась как подобает принцессе, такое сделать трудно. К тому же я не желаю прибегать к силе. Его взгляд... хочу заковать его с головы до ног и растить как собачку.

Некоторые люди с радостью выслушали бы пристрастия других. Однако когда маркиз Рэйвен услышал желания Реннер, ему захотелось сделать несколько шагов назад.

— Растить как собачку... значит, на самом деле вы его не любите?

Реннер посмотрела на маркиза как на идиота.

— Конечно люблю. Мне просто очень нравятся его глаза. И он, привязанный как собачка.

— Прости, моя дорогая младшая сестра, но это не любовь.

— Любовь бывает разной формы и величины.

— Извините, но я совершенно не понимаю.

— Я не особо-то и желаю, чтобы меня поняли. Мне будет достаточно, если вы осознаете, что я в самом деле его люблю.

Странно. Он знал, что она не такая как все, но не настолько же! Их разговор мог решить судьбу Королевства, однако теперь они говорят о любви принцессы к солдату. Разговор оказался поразительным во многих смыслах.

— Принцесса, если это ваши предпочтения...

— Это не предпочтения, а чистая любовь, — сделала замечание Реннер.

Маркизу не хотелось возражать такому её тону.

— Да, любовь... точно. Но принцессе желать выйти замуж за Клаима... в такое время...

— Невозможно. Думаешь, какие будут последствия? Да только один шепоток об этом появится, и тебя немедленно отправят замуж за кого-то другого. Вероятно, за кого-то из дворянской фракции, учитывая, что у них есть влияние на нашего старшего брата.

— Конечно. Если первый принц унаследует престол, это будет первым, что он сделает. Думаю, даже переговоры уже завершились. Некоторые дворяне смотрят на меня как на свою собственность.

— Принцесса, я уже знаю, что фракция знати пообещала поддержку в обмен на брак.

— Не думаешь, что Клаим слишком старается?.. Если он получит титул, то баронство — это самое большее, на что он может рассчитывать. Даже если благодаря особому отношению ему дадут более высокий титул, о браке всё равно не может быть и речи.

— Я это знаю, старший брат. В нынешнем Королевстве это невозможно.

Занак в мыслях улыбнулся. Это прекрасная возможность.

— Почему бы тогда не заключить сделку? Став королём, я лично поженю тебя и Клаима.

— Согласна.

— Правда? Тогда не вздумай забрать свои слова назад.

— У меня есть причины отказываться? Это ставка с наибольшей вероятностью победы. Я хотела поговорить с тобой об этом с того самого времени, как вы с маркизом Рэйвеном вошли в комнату.

— Хочешь сказать, что уже всё предвидела? — горько усмехнулся Занак, но в мыслях даже не думал радоваться.

Принц понимал, что она умнее, но даже представить не мог, что всё это время танцевал под её дудку. Логически говоря, Реннер было незачем раскрывать свои планы и мысли. Но если ради того, чтобы вытянуть из него это предложение, тогда всё понятно. Занак мысленно проклял её всеми возможными способами. Она в самом деле монстр.

— И старший брат... нет, маркиз Рэйвен. У меня к вам есть одна просьба.

— Какая же, принцесса?

— Кажется, у вас есть ребёнок?

— Да, ему недавно исполнилось пять.

Маркиз едва сумел сдержаться, чтобы при мысли о любимом сыне не улыбнуться. Он хотел похвастаться ним, но увидев настороженность Зака, овладел собой.

— Пожалуйста, сделайте его моим женихом.

— Никогда! Я никогда не отдам его такой как ты, — выкрикнул Рэйвен. Однако заметив, как Занак сузил глаза, а Реннер как всегда улыбается, он покраснел. — У меня нет оправданий, ваше высочество, я просто был застигнут врасплох... — Кашлянув, он снова посмотрел на Реннер. — Ваше высочество, простите, но не могли бы вы назвать причину?

— Вы уже должны знать.

— Эй, младшая сестра. Хоть бы намекнула...

— Вы станете женой моего сына, но на самом деле родите ребёнка от Клаима. У моего сына будет ребёнок от кого он захочет, и этот ребёнок будет его законным наследником, а вы притворитесь его матерью. Это вы предлагаете? Предложение и вправду неплохое. Ваше высочество сможет иметь ребёнка от кого захочет, а наш дом получит связь с королевской семьёй, даже если это всё будет ложью.

— Я не интересуюсь ни титулами, ни кровным родством. Если вы позволите моему ребёнку унаследовать разумное состояние, я не буду пытаться захватить ваш дом или что-то ещё.

— Я вам верю.

— Маркиз Рэйвен, вас даже мой отец не сможет остановить. Войдя в королевскую семью, вы можете быть с тем, кого любите, а я получу ещё одного сторонника. Никто ничего не теряет, а если кто-то предаст других, мы упадём все вместе... план идеален. Но разве такое предложение не от вас должно исходить?..

— Что ж, я уже пообещал вам помочь. Да и узнать об этом позже было бы ещё хуже.

Занак не ответил, поскольку Реннер была права. Пока они держат друг друга за слабое место, от такого предложения нельзя отказаться. Даже если у неё что-то не так с головой, человек с её способностями жизненно необходим для управления Королевством.

— Ладно, ваше высочество, думаю, мы уже достаточно поговорили о нас... Я слышал, вы натолкнулись на Восемь Пальцев? Даже арестовали главу отдела торговли рабами.

— Да, Клаим сказал правду. Вот почему я хочу напасть, пока они не затаились. Мне удалось узнать местоположения укрытий Восьми Пальцев по всему Королевству, поэтому я ударю сегодня. Но есть одна проблема, нам не хватает людей, так что я надеялась, что вы одолжите свою силу.

Занак и маркиз Рэйвен переглянулись. Первым заговорил принц:

— Так где эти места?

Реннер передала расшифрованное сообщение.

— Информацию проверили?

— Конечно, маркиз. Я попросила Лакюс. Она как раз сегодня доложила, что это в самом деле укрытия Восьми Пальцев. Проблема в том, что территория принадлежит другому дворянину.

Называть переброску войск на территорию другого дворянина облавой на преступников — немного чересчур. Это будет расценено как объявление войны.

— Но я не думаю, что это проблема. Как только мы свяжем место с Восемью Пальцами, то сможем надавить на дворянина.

— И даже если не сумеем связать, то можно использовать это письмо. Похоже, всё продумано.

Три человека улыбнулись друг другу, но теплоты в улыбках не было.

— Сестра, у меня тоже есть маленькая просьба. — Занак осмотрелся. Он впервые проверял, есть ли в комнате кто-то ещё. Вероятно, информация была по-настоящему важной и секретной. — Честно говоря, наш старший брат тоже получает некоторые деньги от Восьми Пальцев. Я хотел использовать это как рычаг давления против него, потому немного расследовал это дело, чтобы узнать, есть ли у них убежище в столице. Похоже, что есть. Хочу добавить это место в список.

— Хорошо. Настало время покончить с ними раз и навсегда, если упустим возможность, кто знает, когда она появится снова. Кстати, к какому отделу оно принадлежит?

— Торговли наркотиками.

— Тогда это немного опасно. Пару дней назад Лакюс напала на деревни, где выращивались наркотики. Если не поспешим, они сбегут.

— Что?.. Маркиз Рэйвен, можешь выступить немедленно?

— Будет непросто. У меня есть свой список дворян, которые могут быть не связаны с Восемью Пальцами. Но всё равно полностью доверять можно только двум. И мне потребуется некоторое время, чтобы их убедить. Есть также ещё одна проблема.

— Какая же, маркиз Рэйвен?

— Войск моего дома может просто не хватить.

Некоторые сильные искатели приключений в одиночку могут победить целую армию. Существовало несколько теорий, почему искатели приключений сильнее обычных людей. Самая достоверная гласила, что при опасности мозг перенапрягается, создавая эффекты вроде ускоренного заживления и повышения физических возможностей. В других теориях говорилось о благословлении богов или впитывании силы магии монстров, но все они сходились на том, что происходит резкое увеличение психических, физических и магических навыков. Эффект случался чаще при встрече с сильным противником, потому и получалось, что искатели приключений, сражающиеся с разнообразными монстрами, намного сильнее.

Против подобных врагов у простого солдата не будет и шанса.

— А если использовать вашу личную охрану? — спросил Занак, но маркиз покачал головой:

— Они все в самом деле бывшие искатели приключений с рангом выше мифрилового, но враг ещё сильнее. «Шесть Рук» Восьми Пальцев. Каждый из них способен выстоять против искателей приключений адамантового ранга. Будет очень опасно, если они появятся. Хотя одного мы сможем завалить числом.

— А-адамантовый ранг, — запнулся Занак.

Сильнейшие человечества, способные в одиночку победить тысячные армии.

— Тогда попросим Лакюс, чтобы члены Синей Розы пошли в разные места. Сомневаюсь, что в одном месте соберётся больше двух из Шести Рук.

— Разве в Синей Розе не пять человек? У противника шесть людей, разумно ли разделять наши силы? Нет гарантии, что они вообще в столице.

— Мы хотим победить их одним ударом, но это будет трудно.

В том сообщении упоминалось несколько разных мест. А с тем, что нашёл Занак, их будет восемь. На все у них не хватит сил.

— Жалко, конечно, оставлять три места нетронутыми... но у нас нет другого выбора.

— Почему бы тех, кто захватил свою цель, сразу же не отправить в следующие три укрытия?

— Думаю, так лучше всего, ваше высочество. Однако свободно перемещать солдат по столице будет проблемно. Как мы это решим?

— Попробую поговорить с отцом. В худшем случае мы просто бросим это дело. Наверное, я слишком жадный...

Раздался стук в дверь.

— Он пришёл.

Обычно двери открывала горничная, но поскольку её тут не было, поднялся маркиз Рэйвен. Однако принцесса жестом его остановила и открыла дверь самостоятельно. Увидев, кто это, Реннер счастливо повернулась к двум другим.

— Пришёл тот, кто поможет нам с шестым укрытием.

Принцесса пригласила неловко чувствующего себя королевского воина-капитана, Газефа Стронофа.

Часть 3

Месяц последнего огня (девятый), четвёртое число, 21:00

Клаим взял в руку немного подрагивающую чёрную массу. На ощупь — твёрдая, но на самом деле очень мягкая, что даже деформируется под действием силы тяжести. Юноша раздавил странный шарик о свою белую броню. Тот взорвался, и жидкость чёрными пятнами разбрызгалась по доспехам.

Кто-то подумал бы, что внутри чернила. Но действие шарика на этом не закончилось. Чёрные пятна дёрнулись и начали расползаться по броне, покрывая тёмной субстанцией всю её поверхность. За несколько секунд сияющие белые доспехи Клаима превратились в абсолютно чёрные.

Тот шарик был магическим предметом под названием «Волшебный краситель». Предметы высокого качества могли добавить дополнительную кислото-, жаро- или морозостойкость, но Клаим использовал простой предмет, способный лишь изменить цвет. Очевидно, что применил он его из-за яркости белых доспехов.

Лакюс созвала командиров каждой группы, в том числе и Клаима. Женщина-воин, облачённая в разнообразную экипировку, стояла в центре. Первым бросался в глаза знаменитый магический клинок Килинейрам. Этот меч, размером с полуторный, находился в ножнах, так что юноше не удалось взглянуть на знаменитый клинок, чернота которого по слухам напоминает тьму самой глубокой ночи. Но даже рукоять была прекрасна. В навершии красовался чёрный сапфир, внутри которого ярко горело пламя. Доспехи, на которых вырезаны множество единорогов, блестели, словно сделанные из золота или платины. Говорят, эту броню, носящую название «Девственный снег», могут носить только девственницы и она никогда не тускнеет.

В отличие от броских доспехов, плащ был сделан из простой серой ткани. Этот предмет назывался «Плащ крысиной скорости», он увеличивал скорость, ловкость и уклонение. Невообразимо могущественная магическая вещь, учитывая внешний вид. Похоже, девушка ещё не активировала свой знаменитый магический предмет «Парящие мечи». Лакюс до сих пор была в привлекающем внимание наряде, поскольку могла в любое время скрыть его своей магией.

Возле неё стояли уже знакомые ему люди. Члены Синей Розы и Газеф Строноф. В их рядах Клаим чувствовал себя не к месту.

Лакюс объясняла план нападения на восемь зданий, принадлежащих Восьми Пальцам. Однако, поскольку групп насчитывалось лишь семь, стратегию пересмотрели таким образом, что командир первой закончившей группы возьмёт личную охрану маркиза Рэйвена — бывших искателей приключений ранга выше мифрилового — и поспешит к последней цели, остальные соберутся в назначенном месте. Первостепенная задача заключалась в том, чтобы нейтрализовать и захватить как можно больше бандитов, но убивать сопротивляющихся разрешалось. Продолжая объяснять, Лакюс всех предостерегла:

— Ваш противник — сила, контролирующая преступный мир. Вам могут встретиться ловушки или неожиданно сильные враги. Никогда не снижайте бдительности.

Клаим вздрогнул. Не из-за страха, а из-за важнейшей роли, которую ему доверили. По способностям юноша сильно уступал командирам других групп. Его назначили командовать отрядом, а поскольку он не обычный солдат, ему даже выделили личного помощника. Единственную команду бывших искателей приключений орихалкового ранга маркиза Рэйвена тоже доверили ему. При таких условиях он просто не мог отказаться.

К тому же как только юноша осознал, почему его выбрали, то больше не мог сидеть на месте. Синяя Роза, маркиз Рэйвен, Газеф Строноф, и если что-то пойдёт не так — принц Занак. Никто из них не был представителем Реннер. Поэтому, назначив Клаима командовать одним из семи отрядов, принцесса хотела показать, что она тоже играет большую роль в плане.

Похоже, постарались принц Занак и маркиз Рэйвен, но зачем?

Для Клаима это оставалось загадкой. Однако о том, что принцесса Реннер усердно трудится на благо народа, узнает ещё больше людей. Осознание этого придавало ему сил.

Немногочисленные разговоры закончились, и все разошлись. Когда он вернулся в свою группу, стоявший впереди человек расслабленно обратился к юноше:

— Готов? — Это был Брейн Унглас, заместитель командира группы Клаима и его личный помощник, приведенный Газефом. — Все уже ждут. По приказу командира мы выдвигаемся немедленно. Пойдём этим путём. Вон тот приятель нам поможет.

Брейн передал карту столицы с помеченными красным пунктиром улицами — их маршрутом. Глянув на карту, Клаим перевёл взгляд на человека, на которого указал Унглас. Это был один из бывших искателей приключений орихалкового ранга. Словно почувствовав взгляд юноши, тот приветливо помахал рукой.

Клаим чуть поклонился мужчине, что был гораздо старше него. Как правило, не приветствовалось, чтобы командир кланялся обычному члену отряда, но Клаим не обладал настоящими силами и не мог сражаться на передовой, он нуждался в помощи других. Пока они говорили, к Клаиму подошла огромная женщина.

— О, ягодка.

Пожалуйста, не зовите меня так. С безысходностью надеясь на это, Клаим ощутил, как члены его команды начали смотреть на него иначе. К счастью, без презрения. Некоторые смотрели на него как взрослый на ребёнка, другие как на сильного товарища.

— Что такое, госпожа Гагаран?

Сейчас, в отличие от предыдущей их встречи на постоялом дворе, она облачилась в первоклассные магические предметы. На усыпанных шипами красных доспехах в области вокруг груди было нарисовано что-то похожее на глаза. Знаменитая броня «Бич глаз». Перчатки немного выделялись на общем фоне — вокруг них вились украшения в виде змей. Это была реликвия, ускоряющая регенерацию — «Перчатки Кэрикэриона». У талии висел боевой молот под названием «Осквернение железа», а красная роскошная накидка на спине, которую даже король не постыдился бы надеть, называлась «Алый страж». За бронёй же скрывались: «Жилет сопротивления», «Амулет из драконьих зубов» и «Пояс большой силы». Кроме того, она надела «Крылатые сапоги», «Диадему урагана» и даже магические кольца.

Таким было снаряжение одной из величайших воительниц Королевства, Гагаран. Каждая часть стоила столько, что у обычного человека глаза бы на лоб полезли. Лишь искатель приключений адамантового ранга мог себе такое позволить. И одного взгляда хватало, чтобы понять: Ивлаи, Тина и Тиа тоже в экипировке высочайшего класса.

— Да ничего, просто ещё разок хотела полапать зад ягодки.

Вероятно, она волновалась за него, но ему искренне хотелось, чтобы Гагаран прекратила его так называть. Такая кличка подошла бы, если б он желал пойти в одно из этих заведений, но он не желал. Глубоко внутри Клаим прослезился, но на Брейна Гагаран посмотрела ястребиным взглядом:

— Брейн Унглас. Мужик, что бился нога в ногу с королевским воином-капитаном... Те рассказы не врали и не преувеличивали.

— Воительница Гагаран из Синей Розы. Ты определённо... сильна. Тебе и впрямь подходит роль воина команды адамантового ранга. Так я прошёл?

Клаим посмотрел на Брейна, словно спрашивая, что тот имеет в виду под «прошёл». Унглас пожал плечами и поведал Клаиму, зачем она тут на самом деле:

— Она пришла посмотреть, достаточно ли я надежен, чтобы быть твоим помощником.

— Это правда?

— Не мели чепуху... Чтоб меня ещё волновало, что с вами случится? Просто будет обидно, если ягодка умрёт. Так что я пришла глянуть, кто о нём позаботится. И вот теперь я вижу, что ты не благодаря везению захватил «Дьявола иллюзий». Сильный боевой дух. Я чувствую его, даже не перекинувшись с тобой парой ударов. Для тебя это задание легче лёгкого.

— Ну и дела, спасибо. Слухи о тебе тоже не лгали. Но лучше не снижать бдительности. В этом мире достаточно сильных монстров, способных мгновенно нас прикончить.

— Ох-хо, так ты из заботливых? Такие мужики тоже не плохи. Может, ты уже не ягодка, но не пойти ли нам заняться этим?

— Нет, спасибо. Думаю, он взорвётся от давления.

Клаиму не требовалось спрашивать, что взорвётся.

— Какой стыд. Ладно, будь осторожен, Клаим.

Помахав на прощанье, Гагаран ушла. Глядя ей вслед, Брейн пробормотал:

— Она добрая женщина. С такой внешностью… даже и не подумаешь.

— Гагаран... нет, все члены Синей Розы такие. Ивлаи выглядит злой, но даже она добрая.

— Заклинательница в маске... Кстати, этот Аинз Оал Гоун, которого упоминал Газеф, тоже носил маску. Это мода такая среди заклинателей?.. Хм-м? Кажется, уже пора выдвигаться.

— Похоже на то. Если хотим скоординировать время с ушедшими вперёд группами, сейчас самое время.

Мужчины видели, как одна группа уже ушла далеко вперёд. Клаим осмотрелся в поисках одной девушки, но, конечно же, её не нашёл. Сейчас она должна находиться с принцем Занаком. Он знал, сколько работы предстоит сделать Реннер, тем не менее почему-то ему было печально.

— Тогда пойдём, Клаим?

— Да!.. В путь, — тот приказал группе выдвигаться.

Командир Клаим, заместитель командира Унглас, четыре бывших искателя приключений орихалкового ранга, двадцать солдат из дома маркиза Рэйвена, а также несколько высокоуровневых лекарей, знакомых маркиза, и ещё несколько человек, в тайне одолженные магической гильдией. Под покровом ночи тихо уходили в общей сложности тридцать два человека.

Часть 4

Месяц последнего огня (девятый), четвёртое число, 20:31

— Послать такие силы... Мне следует поблагодарить владыку Аинза, — первое, что сказал Себастьян, посмотрев на собравшихся в особняке.

Кроме командира Демиурга присутствовали Стражи Шалти и Мар, а также Солюшн и Энтома из Плеяд. Кроме того, стояло несколько подчинённых Демиурга, Лордов зла. По-настоящему могущественный отряд. Можно даже сказать, что это перебор.

— В особенности за Стражей, одних из сильнейших...

— По приказу владыки Аинза я, Демиург, беру на себя командование... есть возражения, Себас?

— Конечно нет.

— Тогда я для начала хочу кое-что прояснить, чтобы между нами не возникло никаких недоразумений. Владыка Аинз приказал нам спасти Цуарэ, но такие силы мы собрали для того, чтобы наказать невежественных Восемь Пальцев, совершивших тяжкий грех против Высшего существа.

— Я прекрасно это понимаю. Спасение Цуарэ лишь второстепенная задача.

— Верно. Сомневаюсь, что у Цуарэ есть сопротивляемость магии возрождения, поэтому единственная причина, по которой я постараюсь её спасти, — это твое предложение. — Тон был не очень приятный. — Тем не менее если она уже мертва, найти её будет нелегко. На месте врага я бросил бы её отрубленную голову на идиотов, пришедших её спасти.

— А я думал, что ты, Демиург, в назидание им покажешь сцену пыток заложника.

— Очень логичный вывод. Связать неудавшихся спасителей и пытать заложника у них перед глазами... от одной мысли об этом моё сердце бьётся быстрее.

— Что же именно заставляет его биться быстрее? — Себастьян скрыл гнев за улыбкой. Хотя Демиург видел и сквозь неё. Это была тонкая игра.

— Всё, Себас. Всё. — Узкие как щелочки глаза Демиурга блестели холодом. — Конечно, на месте похитителя я бы дал спасителю сбежать с заложником, а как только он поверит в успех, тут же явился бы. Чем выше надежда, тем больше отчаяние.

— Звучит забавно. Если выпадет случай, я тоже хочу попробовать.

— Н-но если он взаправду сбежит, р-разве это не будет опасно?

Демиург и Шалти рассмеялись.

— Забавная шутка, Мар. Конечно же мы убедимся, что никто ни в коем случае не сбежит. А даже если и сбежит, он заслужит нашей похвалы.

— Демиург, ты уже достал нужную информацию, чтобы уничтожить Восемь Пальцев?

— Конечно, Себас. У меня есть всё необходимое.

Дворецкий искренне удивился. Демиург провёл в столице очень мало времени, но собрать сведения успел... Себастьян не хотел представлять, какими методами тот пользовался. Он был уверен лишь в том, что, выполняя приказы господина, Демиург не станет возиться.

— У них несколько укрытий. Нам осталось только напасть. По возможности захватывайте людей, которые могут владеть полезной информацией. И убедитесь, что напомнили Восьми Пальцам об их грехе... — вдруг остановившись, Демиург посмотрел на Себастьяна: — … о том, что они посмели осквернить самое изящное и великолепное имя, Аинз Оал Гоун. Если хотим отплатить им соразмерно оскорблению, нужно извлечь ещё больше информации. Есть возражения?

— Н, нет!

— Они заплатят за грубость к владыке Аинзу смертью. — Конечно, возражений нет, — ответили два Стража и дворецкий.

Плеяды и Лорды зла просто поклонились, ни слова не сказав.

— Хорошо. Себас, можешь назвать место, куда они тебя позвали? Мне нужно проверить, есть ли оно в моём списке.

Когда Себастьян назвал адрес, Демиург улыбнулся:

— Мне радоваться, что оно есть, или грустить, что мест для атаки стало на одно меньше? Это одно из укрытий, которые я нашёл. Оставляю его на тебя.

— Благодарю. Но есть вероятность, что она будет ранена. Я хочу взять кого-то способного на лечащую магию.

— Её спасение тоже одно из желаний владыки... Солюшн, поскольку ты обладаешь превосходными способностями обнаружения, я хотел оставить тебя в резерве, но можешь помочь Себасу?

— Как прикажете, господин Демиург.

— Но Демиург, люди в здании, что похитили Цуарэ...

— Если оставишь в живых хоть одного отброса, что пытался растоптать слова владыки Аинза, я сам тебя убью.

— Не волнуйся, Демиург. Я уничтожу их.

— Хотела сказать это уже давно... не могли бы вы быть друг к другу дружелюбнее?

Себастьян краем глаза заметил, как Демиург двусмысленно улыбнулся. Он сам, наверное, тоже растянул губы в похожей улыбке. Чем больше он думал, почему так не любит Демиурга, тем страннее становилось. К Шалти, имевшей похожие хобби, он относился нормально, но Демиург вызывал раздражение при каждом разговоре. Тем не менее браниться прямо перед операцией — всё равно что плевать на доброту Высшего существа. Извинившись в душе перед господином, Себастьян поклонился:

— Прошу прощения за грубость, хотя вы пришли исправить мои ошибки.

— Что ж... это не имеет значения. Сможешь отправить Цуарэ в Назарик сразу после её спасения?

— Конечно. К её приёму всё готово?

— Да, мы всё устроили, — сладким тоном ответила Энтома.

Себастьян кивнул.

— Вопросы? Никаких? Тогда мы разделимся на семь групп и решим, какая что будет атаковать. Себас и Солюшн уже назначены... Но первое, чего следует остерегаться... Шалти!

Тон Демиурга стал более резким, удивляя вампиршу.

— Что, что такое, Демиург?

— Пожалуйста, подожди в резерве, потому что от крови ты теряешь контроль. Если начнёшь бушевать из-за убийства бесполезных мух, это станет проблемой.

— Н-не станет! Если я Шприцевым копьем буду высасывать её досуха, то маловероятно, что это произойдёт.

— Всё же нет. С этим следует быть осторожнее и не рисковать, если возможно. Также, Себас, заранее прошу прощения. Спасение Цуарэ и наказание Восьми Пальцев лишь первый этап плана. Однако я ничего не могу тебе сказать обо всём плане или втором этапе, потому что как только ты вернёшься в Назарик, и первый этап закончится, ты больше не будешь частью плана. Чтобы избежать каких-либо утечек информации, мы должны держать всё в строжайшем секрете.

— Хорошо. Тогда я пойду готовиться.

Как только Себастьян покинул комнату, Демиург продолжил:

— Отлично, для начала я расскажу самое важное. Сосредоточьтесь, чтобы ничего не упустить. Энтома, ты ведь умеешь создавать иллюзии, да? Тогда используй их так, как я скажу.

— Вас поняла.

Выслушав все подробности, боевая горничная создала на пустом месте иллюзию. Демиург довольно улыбнулся.

— Я запрещаю убивать этого человека. В худшем случае разрешено его ранить, но лучше думайте, что даже этого не допускается. Особенно ты, Шалти.

— Можешь постоянно не напоминать, — надулась она, Мар горько улыбнулся:

— У-ум. А-а ничего, что мы скрываем это от Себаса?

— Думаю, ничего не случится. Учитывая его характер, он не вредит случайным людям... Но на всякий случай можешь об этом позаботиться, Солюшн?

— Да, как прикажете.

Демиург удовлетворённо кивнул.

Вторая половина плана должна принести Назарику много пользы. Если они допустят ошибку, то конечную цель мирового господства, о которой Аинз Оал Гоун не говорил вслух, возможно придётся отложить. Как только господин сказал: «Я доверяю всё тебе», — ошибки больше не допустимы.

Шалти, Коцит и Себастьян один за другим совершали ошибки, несмотря на прямые приказы от Альбедо. Если так продолжится, то это поставит под сомнение способности Стражей и остальных сильных жителей Назарика, созданных Высшими существами. Конечно, господин не будет гневаться из-за их провалов, а провал Коцита, кажется, был частью плана, но нельзя продолжать полагаться на его доброту.

Мы должны доказать владыке Аинзу полезность Стражей, успешно завершив план.

Какой смысл в глупых подчинённых, что не могут нормально выполнить свои обязанности?

А если последнее Высшее существо разочаруется и исчезнет...

Одна мысль об этом заставила Демиурга застыть от страха.

Провал недопустим. Мы должны достичь результата, который смоет все остальные ошибки.

С уверенностью в душе Демиург обвёл всех взглядом.

— И не забывайте, люди, что промыли мозги Шалти, могут ждать возможности ударить. Никто без разрешения не отходит от места своего задания. Если вас заподозрю я или другой Страж, поднимите руки или их эквивалент в качестве доказательства своей преданности. Не ведите себя подозрительно. Иначе ради успешного выполнения плана мы вас мгновенно убьём. Вопросы?

— Ум, я только что задал один, но могу задать ещё один?

Демиург вежливо улыбнулся Мару и жестом указал продолжать.

— А, ага. У С-Себаса нет предмета Мирового класса, как у нас. С ним ничего не случится?

— Владыка Аинз сделал его приманкой. Если враг попадётся, будет просто чудесно. На этот случай Альбедо следит из Тронного зала. И ещё, если не умеете использовать «Сообщение», не действуйте самостоятельно. Я буду следить за всей операцией, так что лучше просто придите ко мне. Если произойдёт что-то непредвиденное или по какой-то причине не сможете со мной связаться, идите к Мару, я уже рассказал ему весь план, он будет заместителем командира.

— А... а я?..

— Извини, Шалти. Но как я и сказал, я не могу полностью тебе доверять, так что ты в резерве. Эх... твоя неконтролируемая жажда крови может принести много хлопот.

— Поняла, я поняла, хорошо!!!

— Как только завершится первый этап, мы сразу же начнём второй. Сейчас я всё объясню. Это по-настоящему важно, так что будьте внима... Что такое?

Из тени Демиурга появился теневой демон и прошептал на ухо новые сведения.

— Неужели? Ты едва успел, но ничего не поделаешь.

Дело и вправду досадное, но его нельзя проигнорировать.

— Мар, вот новая информация. У нас есть новое укрытие Восьми Пальцев. Прости, но тебе придётся туда отправиться. Может быть, тебе не хватает людей, но я пошлю Энтому в качестве поддержки.

— У, да, ум, пожалуйста, положитесь на меня!

— Хороший ответ. О подробностях поговорим позже, а пока позвольте рассказать вам об операции Геенна. Самое важное, что мы когда-либо проводили в Королевстве, так что слушайте внимательно.

Комментарии