Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 10. Величайший козырь

Часть 1

Месяц последнего огня (девятый), четвёртое число, 22:31

Высоко над королевской столицей, словно падающие звезды через ночное небо, летела группа людей. Двое были заклинателями, поддерживающими магию полёта, а двое других — их пассажиры.

Мужчина в абсолютно чёрной полной броне с двумя массивными мечами за спиной и красавица с хвостиком. Само собой разумеется, это были Аинз и Нарберал.

Этим утром они приняли задание в гильдии искателей приключений Э-Рантэла на беспрецедентную сумму денег. Клиентом был маркиз Рэйвен. На первый взгляд казалось, что маркиз хочет нанять искателей приключений, чтобы в свете недавних событий, причины которых оставались неизвестны, усилить безопасность своего имения.

Аинз знал, что это не вся история, и что он выяснит больше подробностей во время выполнения задания.

Они хотели подавить группу, известную как Восемь Пальцев, и надеялись, что Момон будет сражаться вместе с ними против сильнейших врагов, Шести Рук.

Аинз не нашёл никаких оснований отказываться от задания.

Обычно искатели приключений придерживались неписаного правила не ввязываться в дела страны. Чтобы не отпугнуть Аинза — вернее, Момона из Тьмы — они не поленились прикрыть дело заказом и привлечь его внимание поистине щедрым вознаграждением.

После некоторых раздумий Аинз принял задание с притворной неохотой, чтобы не выглядеть бестолковым участником сделки. Однако загвоздка заключалась в том, что ему следовало быстро явиться в столицу.

В Иггдрасиле существовали точки перемещения, позволявшие телепортироваться из города в город, но не в новом мире. Магия телепортации принадлежала пятому рангу, такой Момон и Набель владеть не должны, а путешествие на лошади заняло бы весь день.

Так что тогда делать? Ответ нашёлся быстро. Ему помогли заклинатели маркиза Рэйвена.

Использовав заклинания ускоренного полёта вместе с «Парящей доской», они с Момоном и Набель на всех парах понеслись в столицу. А как им это удалось? Ответ прост — Аинз и Нарберал сели на парящий диск, уменьшивший их вес, так что перевозка их существенно не замедлила. Таким способом заклинатели летели в столицу весь день. Однако даже с этим трюком время поджимало, и они уже отставали от графика. Аинз немного заволновался. Если по прибытии ему скажут, что он не нужен, какая будет награда?

Хотя Аинза привлекла небывалая сумма, наниматель вряд ли заплатит тому, кто ничего не сделал. Аинз тихо вздохнул. Он словно молился — как работник с низкой производительностью надеется на некий бонус. Эти деньги нужно заработать любой ценой. Ведь он уже решил, на что их потратит.

Пока такие мысли крутились у него в голове, в ночном небе Аинз впервые увидел столицу. Ему стало жаль, что нельзя насладиться видом подольше. Город окутывала темнота, он не казался шумным. Тем не менее для Аинза, чьи глаза могли ясно видеть в темноте, это был захватывающий опыт.

Тихо наслаждаясь пейзажем, Аинз заметил внизу что-то интересное — свет вдалеке.

Поначалу он не придал этому особого значения, но когда увидел чёрное пламя, то осознал: случилось что-то чрезвычайное.

— Стойте! Глядите! Магическое свечение, вон там!

— И вправду... это выглядит... как какая-то магия.

Заклинатель, посмотревший в указанную Аинзом точку, не придал этому особого значения. Обычный человек в этой тьме с трудом бы даже различил свечение, не говоря уже об его анализе.

— Что это? Такое постоянно происходит в столице? Или это фейерверк, чтобы встретить меня?

Заклинатель не рассмеялся над шуткой. С очень серьёзным видом он ответил:

— Это одно из восьми мест, которые мы должны были атаковать...

— Понятно. Я думал, мы опоздали, но всё же нам ещё осталась работёнка.

— Понял, мы полетим прямо туда.

— Подождите. Кажется, там присутствует заклинатель довольно высокого уровня. Не думаете, что можете умереть, если влезете туда?

«Тогда что нам делать?» — спрашивало лицо заклинателя. Аинз повернулся к Нарберал:

— Набель, поднеси меня ближе с помощью «Полёта». Скинешь меня прямо на них.

— Так точно.

♦ ♦ ♦

Месяц последнего огня (девятый), четвёртое число, 22:33

Для Ивлаи, находившейся на пороге жизни и смерти, вопрос чёрного воина показался смешным. Но она быстро поняла. Если подумать, они оба выглядят очень подозрительно. В конце концов, она и дьявол — в масках. Можно предположить, что они из одной преступной группы, и просто повздорили друг с другом.

Надеясь, что правильно распознала чёрного воина, Ивлаи выкрикнула:

— Тёмный герой! Я Ивлаи из Синей Розы, обращаюсь к вам как к товарищу адамантового ранга! Прошу, помогите!

Однако как только она взмолилась о помощи, тут же осознала, что совершила ошибку.

Разница в силе между ней и врагом была просто колоссальной. Даже с поддержкой Момона из Тьмы на что они способны? Этого демона Ивлаи даже не надеялась победить. Что одна бумажка, что две — какая разница, если бушующий шторм всё равно порвёт их в клочья.

Если он примет просьбу Ивлаи, то заклинательница будет ответственна за его смерть. Нужно сказать ему бежать и, если возможно, захватить тела её подруг.

Но...

— Хорошо, — мужчина встал перед демоном, пряча женщину у себя за спиной.

У Ивлаи перехватило дыхание.

На мгновение ей он показался массивной, крепкой стеной города. Вздохнув с облегчением, она почувствовала себя защищённой.

И демон почему-то склонил голову как простолюдин, выражающий почтение дворянину. Это не могло быть уважением, наверное он над ним насмехался. Демон просто играет?

— Какое почтение, что вы предстали перед нами в эту ночь. Могу я узнать ваше благородное имя? Этот известен как Ялдаваоф.

«Ялдаваоф? — она услышала, как из-под чёрного шлема раздался удивлённый шепоток мужчины. — Странное имя».

Она так не считала. Вернее Ивлаи понятия не имела, что о нём думать. Она знала немало преданий о демонах, но ничего об этом имени.

— Ялдаваоф? Я запомню. Меня зовут Момон. Как она и сказала, я искатель приключений адамантового ранга.

Воин тьмы вёл себя так, словно вообще не заметил деморализующей ауры Ялдаваофа.

Так вот что он делает, — с одобрением подумала заклинательница. — Чтобы потянуть время и узнать о враге побольше, Момон показал свою железную дисциплину и спрятал все эмоции. Теперь ясно, почему мужчину по имени Момон признали первоклассным искателем приключений.

Ивлаи, пристыженная из-за того, что легко поддалась эмоциям, передвинулась в тень алого плаща Момона, чтобы не мешать им двоим. Хотя казалось, что Момон готов помочь, она посчитала, что будет только мешаться. Момон и Ялдаваоф даже не потрудились обратить на неё внимание. Пока она двигалась, они начали дуэль умов, пытаясь выведать секреты друг друга.

— А, ясно. Так почему вы почтили нас своим присутствием?

— Задание. Один дворянин нанял нас для защиты своего имения... но пролетая мимо, я увидел этот бой. Посчитав, что положение опасно, я, разумеется, прыгнул помочь.

Тот дворянин — маркиз Рэйвен, запросивший в столице команду адамантового ранга, несмотря на риск нарушить неписаное правило искателей приключений не вовлекаться в политику. Ему явно не хватало людей, чтобы справиться с Восемью Пальцами.

— А какова твоя цель?

— В этом городе появился могущественный предмет, способный призвать нас в эту плоскость бытия. Мы, разумеется, пришли его забрать.

— Если мы его отдадим, это решит проблему?

— Увы, но нет. Между нами может быть только вражда.

— Зачем делать такие поспешные выводы? Де... Ялдаваоф, мы точно должны быть врагами?

— Именно так.

Ивлаи склонила голову набок, глядя на сюрреалистическое зрелище. Это не битва умов, а простой обмен информацией. Какой вообще в этом смысл?

— Что ж, я понял, более-менее. В таком случае... ты понимаешь, что я одолею тебя? — Момон развел руки, и большие мечи, продолжение его рук, словно засияли.

— Это... будет неудобно. Позвольте немного посопротивляться.

— Тогда... я иду.

Он шагнул... нет, стоявший перед ней Момон исчез. Начался яростный ближний бой с Ялдаваофом.

Ивлаи даже словами не могла описать, во что превратилась битва.

Остаточные образы бесчисленных мечей, парирование и контратаки вытянутых когтей Ялдаваофа.

— Потрясающе...

Похвалить можно было разными способами, но Ивлаи, очарованной ослепительным владением мечом, пришло на ум лишь одно слово. На её памяти не существовало ни одного мечника, способного на такие удары. Он словно мог одним взмахом разрезать ночь и зло.

Она почувствовала себя принцессой из песен бардов. А тёмный воин — рыцарь, пришедший её спасти.

По позвоночнику словно пробежал электрический разряд, маленькое тело Ивлаи содрогнулось. Сердце, безмолвствующее сто пятьдесят лет, казалось, снова быстро забилось. Приложив руки к груди, она, конечно же, ничего не почувствовала. Тем не менее это чувство для неё было настоящим.

— Пожалуйста, победите, господин Момон, — заклинательница сложила руки в молитве, надеясь, что рыцарь победит грозного дьявола.

Шух! Ялдаваофа отбросило далеко назад, но удар прозвучал так, словно его тело не состоит из плоти и крови. Хотя он остался на ногах, его пронесло по дорожке так стремительно, что подошва его обуви должна была стереться. Наконец остановившись через несколько десятков метров, он отряхнулся.

— Воистину впечатляюще. Обмениваться ударами с таким гениальным воином было ошибкой с моей стороны.

С громким «бам» Момон воткнул меч глубоко в камень и свободной рукой стряхнул с головы камушки, затем ответил:

— Довольно с любезностями. Ты ведь тоже скрываешь свою силу?

Казалось почти невероятным, что ни одна из сторон не использовала всю свою силу, несмотря на размах битвы.

— Неужели это Потомок бога?

Отпрыски существ, известных как «Игроки», могли пробудить в себе невероятную силу. Слейновская Теократия называет таких людей полубогами. А если точнее, у них в венах течёт кровь Шести Богов. Если бы они имели кровь других «Игроков», то назывались бы по-другому.

Весьма вероятно, что у Момона есть кровное родство с «Игроками». Или лучше сказать, что такой силой не обладает ни один обычный человек.

— Видно, мне больше не удастся от вас это скрывать. Как и ожидалось от того, кого зовут Момоном.

— Верно, Ялдаваоф, моё имя Момон, в конце концов.

— Отлично, в таком случае я иду. «Аспект дьявола: крылья-щупальца».

За спиной Ялдаваофа раскрылись крылья с необычайно длинными перьями, напоминающими щупальца. Он спокойно заговорил с Момоном, который оставался в защитной стойке:

— Вы сильны. Даже сильнее меня, в этом нет сомнений. Позвольте тогда использовать один метод, хотя он мне не по вкусу. У вас грозная защита, но можете вы сказать то же самое о маленькой рыбке, что прячется за вами? Как вы с этим справитесь? Возможно, попытаетесь защитить её, или нет? — с этими словами он выпустил град перьев. Острые как бритва, они были способны перерезать мускулы и кости.

А Ивлаи была беззащитна. У неё не осталось магических сил даже на «Кристальную стену». Она могла лишь ждать и надеяться на чудо.

Но, как оказалось, заклинательница недооценила тёмного воина.

Когда раздался лязг металла, Ивлаи подняла взгляд и увидела перед собой прочный «щит».

Повсюду разлетелись расколотые остатки перьев. Они могли без труда разрезать человека на куски, но вид был прекрасным.

— Хорошо, что ты не пострадала.

Спокойный голос мужчины. Рука махает мечом на невероятной скорости. Дыхание размеренное, даже когда он неистово отражает перья.

— Ах... ах... ах! Ваше плечо! Вы в порядке?

В наплечник Момона воткнулось перо. Разрезанное напополам в полёте, оно потеряло пробивную силу и теперь выглядело как украшение на броне.

— Это пустяк. Атаки такого уровня даже не заслуживают внимания. Я рад, что ты цела.

Он усмехнулся.

Сердце Ивлаи громко стукнуло. Лицо под маской стало горячим — казалось, что об него можно обжечься.

— Превосходно! Защитить, чтобы у неё даже царапинки не появилось, примите от меня, Ялдаваофа, искренние поздравления. Воистину превосходное мастерство.

— Я ведь сказал, довольно с любезностями. Ответь, Ялдаваоф, почему ты тянешь время? — Момон поднял Ивлаи одной рукой, прижав к себе.

— !

Недвижимое сердце, казалось, вот-вот вырвется через рот. В мысли снова и снова приходили глупые истории глупых бардов. В особенности о рыцаре, который продолжает сражаться с принцессой на руках. Любой умный человек понял бы, что в сражении нести груз — не что иное, как глупость.

Но...

Сердце Ивлаи упало. Она представила себя принцессой в объятиях рыцаря, но на самом деле...

— Это...

Он нёс её под рукой как мешок картошки. По сравнению с взрослыми женщинами Ивлаи была маленькой и лёгонькой. Чтобы не терять равновесия, лучше всего нести её именно так.

Она понимала, что у неё нет никаких оснований, чтобы жаловаться, и душа всё ещё болела от гнева из-за убитых товарищей. Сейчас не время для такой глупости. Тем не менее ей не удалось полностью подавить грусть.

Наверное, его следовало обнять, тогда ему стало бы легче. Но она не была уверена, что удержится, если он снова будет сражаться на такой головокружительной скорости, так что молчала.

Ивлаи снова наблюдала за битвой Момона и Ялдаваофа. Расстояние между ними стало больше, чем ранее, но для сильнейших воина и демона оно было не более чем лишним шагом.

— Тогда продолжим?

— Нет, думаю, на этом пока всё. Как я и сказал, моя цель не в том, чтобы победить вас. Теперь мы превратим часть столицы в чистилище. Как только создастся пролом, будьте уверены, что я отправлю вас в другой мир на погребальном костре адского пламени, — закончив, Ялдаваоф повернулся и исчез.

Не казалось, что он спешил, но в мгновение расстояние между ними увеличилось, и он растаял в ночи.

— Нет. Нет, это нехорошо, господин Момон, если мы не погонимся за ним... — начала паниковать Ивлаи, когда демон исчез из виду, но Момон покачал головой:

— Я не могу это сделать. Он отступает, чтобы выполнить свой план. Если я погонюсь за ним, он будет сражаться в полную силу. А в таком случае...

Момону не требовалось заканчивать предложение, чтобы заклинательница поняла.

Если он станет серьёзен, под удар попадёшь ты и умрёшь. Что-то в этом роде. Но даже если бы она осталась на месте, этот презренный изверг наверняка попытался бы атаковать её.

Раз Момон её защитил, значит Ивлаи годится в качестве заложника.

Она ненавидела себя за то, что не может помочь Момону, который её защитил, и за то, что она не более чем бремя. А она ещё такие громкие слова Клаиму говорила.

— Так, Набель, как думаешь, что мы должны делать?

В ответ с неба медленно спустилась женщина. Команда тёмного героя Момона включала заклинательницу, известную как Красавица. Раньше Ивлаи смеялась над таким тщеславным прозвищем, но теперь увидела её вживую, и у неё перехватило дух.

Она слишком красива. Иностранка... вероятно, пришла с юга. Ивлаи продолжала смотреть на неё, не в силах отвести взгляд.

— Вл... господин Момон. Почему бы нам не направиться в имение дворянина, который нас нанял, как изначально и собирались?

— Проигнорируем Ялдаваофа? Не потому ли нас сюда позвали, чтобы остановить планы этого типа?

— Вероятно. Но всё же нужно получить разрешение клиента. Это кажется наиболее важным.

— И то верно.

— В свете этого я предположила бы опустить этого комара-переростка.

— Хм? А, прости, я волновался, что ты можешь попасть под удар, — Момон медленно опустил Ивлаи на землю.

— Н-нет, пожалуйста, не переживайте. Я понимаю ваши намерения, — Ивлаи низко поклонилась. — Спасибо вам огромное за помощь. Позвольте снова представиться. Я — Ивлаи из Синей Розы, команды искателей приключений адамантового ранга.

— Не нужно таких формальностей. Меня зовут Момон, я такой же искатель приключений адамантового ранга, как ты. Эта заклинательница — мой компаньон Набель. Что ты собираешься делать дальше? И что будешь делать с этими двумя? Если тебе нужен кто-то, чтобы их понести, то это не проблема, — он указал на Гагаран и Тию.

— Я очень благодарна за ваше предложение, но в этом нет нужды. Скоро должны прийти наши коллеги. Вероятно, заклинание воскрешения будет применено тут, на месте.

— Воскрешение... вы можете его использовать?

— Ах... да. Наша лидер команды Лакюс способна возвращать к жизни мёртвых.

— Правда? Тогда... могу я спросить, насколько далеко действует воскрешение?

— Что вы имеете в виду?

— Предположим, ты хочешь воскресить этих двух. И ты находишься в Империи, где они воскреснут? В Империи, или там, где лежат тела?

Почему? Почему он так заинтересовался магией воскрешения? Любопытство, наверное. Люди, способные на божественную магию пятого ранга, встречаются довольно редко, так что нет ничего удивительного в том, чтобы заинтересоваться этой темой. Или, может, умер кто-то важный для него? В таком случае ответ Ивлаи будет жестоким. Она могла лишь молиться, чтобы дело было не в этом.

— Я плохо знаю подробности, но я слышала, что Лакюс нужно быть очень близко, чтобы применить магию воскрешения. Поэтому применить магию из Империи невозможно.

— Хм. Тогда ещё один вопрос. После воскрешения они двое смогут немедленно вступить в бой?

— Нет, это невозможно, — ответила Ивлаи.

Лакюс использовала заклинание пятого ранга «Поднятие мёртвого». Воскрешение вытянет громадное количество жизненных сил. Искатели приключений ниже железного ранга превратятся в пыль — все, без исключения. Искатели приключений адамантового ранга воскреснут без проблем, но это вытянет настолько много жизненной энергии, что они не смогут двигаться. Восстановление займёт кучу времени.

Если Ялдаваоф говорил правду, они не только в большой опасности, но и лишились значительной части боевых сил.

Нет... никто не сможет сражаться с дьяволом, кроме этого великого мужчины. Воскрешение Гагаран и Тии ничего не изменит. После возрождения им разумнее будет сосредоточиться на восстановлении.

— Ясно... думаю, я понял общий смысл. Если возможно, я хотел бы увидеться с леди Лакюс. Ничего, что я подожду здесь?

— А-а! П-п-почему вы хотите встретиться с Лакюс?!

Прежде чем она успела собраться с мыслями, слова вылетели изо рта. Она сама не понимала, почему. Как только она услышала, как Момон говорит, что хочет встретить Лакюс, сердце заполнилось возмущением. Это даже её шокировало, и насторожило Момона.

Под маской лицо начало краснеть от стыда, и она обрадовалась, что капюшон закрывает уши, которые были красными до самих кончиков.

— Я... я надеялся спросить её о магии воскрешения, а также встретиться с лидером Синей Розы, команды искателей приключений такого же ранга, что и я, к тому же более опытными в этом деле. Кроме того, Ялдаваоф ушёл, но нет гарантии, что он не вернётся. Это так неприятно?

— Н-нет, это не так... ах, простите, я на вас накричала.

Как только она услышала имя «Ялдаваоф», возмущение в груди сразу же испарилось. Она понимала, что его следует опасаться.

Учитывая наш разговор... мне следовало понять, что всё идет к этому. А что до возвращения Ялдаваофа... это значит, он хочет защитить меня? Фу-фу...

— Раз мы всё равно ждём, не могла бы ты рассказать, что здесь случилось?

— Прежде мне нужно позаботиться о телах товарищей. Я не могу просто оставить их лежать. Вы можете немного подождать?

— Конечно.

Ивлаи пошла к телам. Она думала, что они окажутся сожжены до неузнаваемости, но, похоже, дьявольский огонь сжёг лишь душу, а не плоть. На телах отсутствовали какие-либо ожоги. Закрыв им глаза и сложив руки на груди, Ивлаи достала из сумки «Саван сна» и начала укутывать в него Тию.

— Что это?

— Магический предмет, что останавливает разложение и трупное окоченение. Он очень полезен для людей, способных на магию воскрешения.

Пока Ивлаи отвечала, Момон заметил, что ей не удаётся обмотать громоздкое тело Гагаран, и решил помочь, без труда подняв тело. Закончив, заклинательница сложила руки вместе, молясь за души умерших и чтобы Лакюс воскресила их.

— Спасибо за помощь.

— Это пустяк. Так можешь рассказать, что здесь случилось?

Ивлаи кивнула и начала пересказывать произошедшие события. Что она знала, что они собирались сделать, об их встрече с горничной-насекомым и битве, когда появился Ялдаваоф.

Когда она говорила о том, как они почти победили горничную, слушавшие историю Момон и Набель как-то странно изменились.

— Ты убила её? — нейтрально спросил он, но в голосе явно слышался гнев.

Ивлаи насторожилась. Почему их расстроило убийство горничной дьявола? Но она решила закончить историю.

— Нет, мы не смогли. Появился Ялдаваоф.

— Неужели?.. Ясно-ясно.

Гнев пропал, словно и не появлялся. Но в глазах Набель по-прежнему бурлила ярость. Трудно было сказать, презирает ли она так всех.

Кашлянув, Момон спросил:

— Тогда... если бы вы не попытались убить горничную, думаешь, Ялдаваоф всё равно напал бы?

Ивлаи тут же осознала, почему Момон был зол. Горничная-насекомое вела себя нейтрально, и, насколько она знала, подруги атаковали первыми и тем самым, вероятно, положили начало текущим событиям.

Для искателей приключений естественно избегать битв. Не зная этого, высокоуровневая команда лишь унизила бы адамантовый ранг и даже самого Момона. Наверняка он поэтому расстроился. Тем не менее Ивлаи не могла полностью согласиться с таким мышлением.

— Ялдаваоф сказал, что превратит столицу в ад. Горничная, следующая за таким типом, не может быть нормальной. Я считаю, что мои подруги правильно поступили, когда решили с ней сражаться.

В этом она не могла пойти на компромисс. Горничная была сильнее Гагаран и Тии. Зная это, они всё равно дрались. Этому должна быть причина. Ей необходимо верить в своих товарищей.

Защищающаяся Ивлаи и молчавший Момон посмотрели друг на друга, словно глядя через её маску и его шлем. Хоть они и не видели лиц друг друга, Ивлаи была уверена, что глядит воину в глаза.

В конце концов Момон сдался первым.

— Хм, ясно. Ты права. Прошу прощения, — он поклонился.

Это потрясло заклинательницу. Она крепко верила в товарищей, но не могла заставлять спасителя так унижаться.

— Ах! Пожалуйста, поднимите голову! Такой прекрасный человек, как вы, не должен... У-э-э-э? — жалостно вскрикнула она, осознав, что сказала.

Момон и вправду был выдающимся человеком, но, если подумать, описывать его словом «прекрасный»...

Ивлаи завизжала в душе.

Хья-а-а-а! Ничего не могу поделать, он слишком крутой! Неужели мне нельзя один раз за двести лет снова почувствовать себя девочкой? В конце концов, он могучий воин, который сильнее меня...

Учитывая, что Ивлаи смотрела на Момона как влюблённая школьница, если он смутится и скажет об этом, то у неё ещё будет шанс. Иначе шансы мизерны.

Тело Ивлаи перестало развиваться в двенадцатилетнем возрасте. А потому она не обладала никакими частями, которые жаждали бы видеть мужчины. Ей трудно будет как вызвать похоть, так и удовлетворить её. Конечно, некоторое подмножество мужчин находило её очень привлекательной, но они были в меньшинстве. А рядом с такой красавицей, как Набель, её шансы ещё меньше.

Набравшись смелости и взглянув на него, Ивлаи увидела, как Момон и Набель смотрят в ночное небо.

Поначалу она не поняла, что они делают, но когда вспомнила свой вскрик, сразу же стало всё ясно. Они двое приняли его за предупреждение.

Нет, это не та-ак!

Не зная, что сказать, она была готова расплакаться.

— Вероятно, ты ошиблась? Там ничего нет, — сказал Момон, осмотрев небо.

— О-ошиблась, да я ошиблась. Мне очень жаль.

— А, ничего. Лучше ошибиться, чем попасть в засаду, — ответил Момон с одним мечом в руке, и Набель вернула свой меч в ножны.

Его доброта заставила Ивлаи потерять дар речи. И в это мгновение на краю зрения что-то вспыхнуло. Цвет был не чистый белый, цвет магии, а злобный красный — цвет ревущего пламени.

— Господин Момон, поглядите туда, — Набель указала на алое сияние, и они повернулись в ту сторону.

Ивлаи широко распахнула глаза, поняв, кто вызвал этот огонь.

— Что? Это...

Языки пламени поднялись в вышину, словно собираясь сжечь небеса. В высоту оно достигло более чем тридцати метров, и она с трудом могла представить, насколько широко оно расползлось... наверное, на несколько сотен метров, может больше.

Покачиваясь, словно занавес, стена огня поясом окружила город.

Потрясённая абсурдностью увиденного, Ивлаи услышала тихий мужской голос:

— «Пламя Геенны»?

Резко, как на пружинах, она повернулась к Момону:

— Это, это, что это такое? Момон, вы знаете, что это за большая стена огня?

У него чуть дрогнули плечи, он ответил с нехарактерной для него неуверенностью:

— Э? А... нет, нет, я не совсем уверен. Могу я сказать, когда буду в этом убеждён?

— Я... не возражаю...

— Мне нужно кое-что обговорить с Набель, пожалуйста, подожди нас здесь.

— Э, а могу я пойти с вами?

— Нет, это личное. Мы ненадолго.

Его замечание было настолько разумным и очевидным, что Ивлаи стало стыдно, что она вообще это спросила. Её блуждающие глаза остановились на девушке, известной как Красавица.

У неё на лице красовалась торжествующая улыбка.

Может, заклинательница ошиблась, а может и оказалась права. Вполне естественно для женщины чувствовать превосходство перед другими женщинами, когда великий мужчина уделяет ей особое внимание.

Ивлаи не смогла подавить странное зарождающееся внутри чувство. Так ненавистный ей гнев — пламя ревности.

Он не только силён, но и знает много такого, чего не знаю я... мне никогда снова не встретить такого человека.

Женщин всегда влекло к сильным мужчинам. Когда человечеству угрожает внешняя опасность, природный инстинкт говорит найти сильного мужчину и родить ему детей, получив тем самым защиту для себя и потомства. Конечно, не все выбирают себе партнёра на основе этих суждений. К любви могут привести многие факторы. Тем не менее существовала устойчивая тенденция искать сильного мужчину.

Ивлаи смотрела свысока на таких женщин.

Глупо хотеть защиты из-за слабости. Вместо этого лучше просто сталь сильной, и защита окажется ненужной. Это правильно.

Но если отпустить такого мужчину, встретит ли она когда-нибудь кого-то ещё, кто бы так её удовлетворял?

Ивлаи не постареет, но Момон состарится и умрёт раньше неё. И сколько бы она ни пыталась, не сможет родить ему ребёнка. Через несколько десятилетий она опять станет одинока. Однако ей казалось, что хотя бы раз в жизни хорошо побыть женщиной.

Другая женщина может иметь ребёнка. Но самое важное — любовь. Я, разумеется, не пожадничаю и позволю одну или две любовницы.

— Тогда, пожалуйста, подожди немного здесь. Прошу прощения за... Ивлаи?

— Э? А, извините. Я задумалась о том, что нужно обсудить со своей командой. Я подожду здесь.

Честно говоря, она не хотела с ним расставаться. Но также ей не хотелось находиться возле женщины, перед которой она признала своё полное поражение.

Конечно, она не сказала бы это вслух.

Никто не захочет слишком навязчивую женщину. Мужчины — это существа, которым тем сильнее хочется бежать, чем сильнее вы их связываете.

Она вспомнила болтовню в таверне. В то время она рассмеялась, потому что думала, что это не имеет к ней никакого отношения.

Какая потеря. Даже такие мелочи пригодились бы. Следовало слушать повнимательнее... но не слишком ли поздно начинать сейчас? Есть ли у меня время научиться быть женщиной?

Пока она смотрела на удаляющиеся фигуры двух искателей приключений, в голову лезли дикие мысли.

Заклинательница понимала, что сейчас не время для праздных фантазий, но она слишком мало знала о происходящем, не говоря уже о том, чтобы что-то сделать. Так что ей не осталось работы. Тем не менее Ивлаи собиралась пойти в бой, в котором может погибнуть. Поэтому чтобы не зациклиться на этом, нужно на что-то отвлечься.

Это факт...

Она не знала, в чём хорошо её тело, если она не может иметь детей. Но об этой дороге ещё следует подумать.

Ха-а... победить Ялдаваофа и создать будущее...

Пламя в сердце Ивлаи взревело, словно бросая вызов стене огня дьявола.

Тебя может победить лишь господин Момон. Тогда я разделаюсь с мусором, что тебе прислуживает. На этот раз, если горничная покажется, я убью её. Я — проклятое создание, однажды известное как Ландфол! Не смотри на меня свысока, Ялдаваоф!

♦ ♦ ♦

— Полагаю, тут она нас не услышит.

— Да, с такого расстояния трудно подслушать.

— Но всё равно предусмотрительность не повредит, — Аинз активировал расходный предмет, защиту от прослушивания. Хотя ему показалось, что это пустая трата ресурсов, так как предмет был одноразовым. Однако выбора не было. — Набель, большую часть плана Демиурга я уже разгадал. Однако чем сложнее машина, тем легче её сломать. То же самое и с интригами. Нам не следует вести себя, словно мы уже выиграли, и нужно подтверждать факты, несмотря на то что у нас преимущество. Ты понимаешь?

— Да... как и ожидалось от нашего владыки и мастера, несравненного существа, — искренне похвалила Нарберал, Аинз принял это величественным кивком, будто всё идёт по его плану.

Но это было не так.

Ему казалось, что он вот-вот утопится в озере, образованном его несуществующим потом.

Он даже постигнуть не мог, что замыслил Демиург. Аинз просто ввязался в битву с глупой мыслью красиво показать свои боевые навыки в столице.

Всё его хладнокровие разбилось от потрясения, которое он испытал, узнав в противнике Демиурга. Лишь эмоциональный контроль нежити позволил сохранить спокойствие.

Он думал, что нужно просто разделаться с Восемью Пальцами, как и было в приказах, но потом выяснилось, что он будет сражаться вместе с искателями приключений адамантового ранга. Поскольку Аинз вообще не знал, что происходит, он чуть ли не махнул рукой на размышления.

В этих условиях необдуманные слова звучали бы неестественно. Аинз понимал, что слишком опасно делать знающий вид, когда ни черта не знаешь. Возможно, было бы мудрее признаться в этом, но так поступать слишком опрометчиво. Высшее существо, достойное преданности, должно демонстрировать подобающее предвидение.

Если начальник — в особенности на уровне директора — покажет свою некомпетентность, подчинённые потеряют к нему доверие.

Поэтому он напряг несуществующие клетки мозга, чтобы придумать этот афоризм.

Наверное, Нарберал была слишком честной, или его слова оказались неожиданно значимыми. Глаза боевой горничной полнились уважением. А потому Аинз, найдя предлог, приказал ей:

— Хм. Тогда чтобы убедиться в успешности операции Демиурга, свяжись с ним. Я не сделаю это лично, потому что эта женщина, вероятно, всё ещё смотрит. И сейчас я не могу использовать магию. Че... эта Ивлаи не понижает бдительность даже на мгновение. У меня нет доказательств, но я уверен, что она меня уже подозревает.

— Как такое может быть? Конечно же нет. Возможно, она на вас смотрит по другой причине.

Аинз посмотрел на Нарберал, старясь, чтобы взгляд не казался неестественным.

— Причина должна быть в этом. Я смутно догадываюсь, о чём эта женщина думает. Полагаю, показывать свой гнев, когда мы говорили об Энтоме, было роковой ошибкой. Может, следовало просто убить её тогда?

Ответа не последовало.

Когда Аинз услышал, что Энтома едва не умерла, его охватил сильный гнев. Хотя эмоции тут же подавились, в то мгновение его наполнила убийственная ярость. Чудо, что он сразу же не отрубил Ивлае голову.

Он подавил намерение убийства и не поддался гневу, потому что ранее решил, что убивать Ивлаи будет непродуктивно. Ведь через столько времени он наконец нашёл того, кто знал человека, способного на магию воскрешения. С этого можно было извлечь пользу. Губить такой шанс было бы слишком расточительно.

Наверно, я вырос и научился себя контролировать.

Если бы Шалти не подверглась промывке мозгов, он бы, вероятно, проигнорировал выгоду Назарику и убил Ивлаи. Великий Склеп Назарика и НИП, созданные его бывшими друзьями, — это сокровища, которые Аинз хотел защитить. Он не простит никого, кто попытается причинить им вред, но в то же время ему необходимо учитывать, какой выбор сделать выгоднее. Это зрелость.

Аинз посчитал, что его способности возросли вместе с накопленным опытом, иллюзорное лицо под шлемом улыбнулось.

С такими темпами он скоро станет истинным правителем Великого Склепа Назарика. Вернее, он на это надеялся.

Пока же мне не следует никого разочаровывать или делать большие неудачи... это тяжеловато будет...

— Правда? Как и ожидалось от владыки Аинза, вы видите эту женщину насквозь. Такое зрение может принадлежать только тому, кому суждено сидеть на троне.

— Достаточно любезностей, Нарберал. Важнее, что к её подозрительности привела моя ошибка, — Аинз махнул рукой, скрывая смущение. Затем стальным голосом приказал: — Иди, Нарберал. Разузнаешь подробности плана Демиурга и расскажешь мне. А также сообщи Альбедо, что если это затянется, нам придётся участвовать в уборке беспорядка Ялдаваофа.

Поклонившись, Нарберал применила заклинание.

В душе Аинз ликовал. Он не солгал ей. Как «Идеальный воин», Аинз не мог использовать магию. Вполне логично доставить сообщение Демиургу через Нарберал. Но у него была ещё одна причина, которую он не мог сказать вслух.

Чтобы делать вид, что он понимает план Демиурга, нельзя позволить Альбедо и Демиургу что-то заподозрить, а потому следует свести к минимуму контакт с ними.

Если он поручит эту обязанность Нарберал, то будет как в игре «сломанный телефон», некоторая информация может исказиться. Однако он лучше рискнёт, чем повредит образ верховного правителя Великого Склепа Назарика.

Аинз медленно вернулся к Ивлаи.

Пока Нарберал разговаривает с Демиургом, следует её отвлечь.

— Что ж... хорошо, что нам как-то удалось с этим покончить. Кстати, интересно, какое лицо скрывается под маской у столь сильного ребёнка?..

Часть 2

Месяц последнего огня (девятый), пятое число, 00:47

Посреди ночи уголок королевского замка осветился факелами — стало светло как днём. Небольшая комнатка была битком набита людьми. Мужчины и женщины — все в боевом облачении, но без единого стиля.

Они все были искателями приключений, которых поспешно вызвали во дворец. Разумеется, пригласили орихалковый и мифриловый ранг, но не только — присутствовали даже железный и медный ранги.

Всё больше опытных искателей приключений осознавали, что аутсайдеров пустили во дворец из-за проблем, охвативших столицу. Некоторые из них уже начали догадываться, кто их наниматель, когда увидели в углу юношу в белых доспехах. И лишь горсть знала, кто такой человек с катаной, стоящий рядом с юношей.

Большая дверь комнаты вдруг открылась, и вошло несколько женщин, вызвав переполох.

Искатели приключений Королевства знали каждую из них.

Первой вошла лидер команды адамантового ранга «Синяя Роза», Лакюс Алвэйн Дейл Аиндра.

Сразу за ней Золотая Принцесса Реннер вместе с главой гильдии искателей приключений столицы. Затем Ивлаи из Синей Розы и одна из близнецов. И последним зашёл сильнейший воин Королевства, Газеф Строноф.

Когда группа встала перед собравшимися людьми, юноша в белой броне развернул свиток и прикрепил к стене за собой.

Это была подробная карта королевской столицы.

Первой заговорила бывший член команды искателей приключений мифрилового ранга, женщина лет сорока, но с глазами, полными живости.

— Дамы и господа, для начала хотела бы поблагодарить вас за то, что смогли прийти на это экстренное собрание. — Когда комнату заполнила тишина, она со всей серьёзностью продолжила: — Обычно гильдия искателей приключений никогда не вмешивается в дела страны. — Всеобщее внимание обратилось на членов Синей Розы, но те молчали. В конце концов, глаза не могли говорить так же, как рот. — Однако сейчас исключительный случай. Гильдия решила объединиться с Королевством, чтобы быстро решить возникшие проблемы. Принцесса сообщит подробности, надеюсь, вы молча её выслушаете.

Принцесса медленно вышла вперёд с Газефом Стронофом и членами Синей Розы по бокам.

— Меня зовут Реннер Тэйре Шарделон Райль Вайсельф, я очень признательна, что вы все ответили на экстренный вызов, пришедший этой ночью. — Она чуть поклонилась, чем вызвала несколько тёплых вздохов. — Обычно я должным образом вас бы похвалила, но время дорого, давайте перейдём сразу к делу. Сегодня ночью часть столицы... — принцесса провела пальцем круг по северо-восточной области карты, — ...оказалась окружена стеной огня. Пламя достигло тридцатиметровой высоты, уверена, вы все его видели. — Большинство искателей приключений кивнули в знак согласия, некоторые подошли посмотреть к окну дворца. Из-за высоких стен замка они не видели огонь напрямую, но небо окрасилось в красный. — Похоже, это пламя — какая-то иллюзия, поскольку при прикосновении не обжигает. По словам людей, что с ним соприкасались, огонь не горячий и не мешает движению. Перемещение сквозь стену не должно стать проблемой. — Искатели приключений низшего ранга вздохнули с облегчением. — Вызвало этот инцидент существо под именем Ялдаваоф, это могущественный дьявол. Синяя Роза уже убедилась, что по ту сторону огненной стены полно низших демонов. Видимо, они действуют исключительно по приказу своих господ.

Лакюс кивнула.

— Ударить в голову и тело помрёт... не значит ли это, что нам просто нужно победить Ялдаваофа?

Реннер повернулась, чтобы узнать, кто говорит. Это был искатель приключений с мифриловой медалью на шее.

— Упрощённо говоря, это так. Однако вас всех я прошу разрушить схему дьявола. У нас есть информация, что он здесь, чтобы захватить определённый предмет, попавший в столицу.

Искатели приключений возмутились этой новостью. Они наконец осознали, что огненной стеной окружены районы складов и торговых домов, составляющие экономическое сердце столицы.

— Как удалось это узнать?

— От самого Ялдаваофа.

— А вы не думали, что с большой вероятностью он соврал?

— Не исключено, однако я ему верю. После возведения огненной стены враг ничего не предпринял. Но важно другое: если сказанное им окажется правдой, то из-за своего бездействия нам останется лишь наблюдать, как всё идёт по худшему сценарию. Необходимо взять инициативу в свои руки.

— А насколько силён этот Ялдаваоф? Я никогда не слышал и не читал о нём. Назовите хотя бы его уровень сложности.

Лакюс вышла вперёд с суровым выражением на лице:

— Ивлаи знает о нём больше всех, но пока нам неизвестны подробности. Мы уточним всё позже и сообщим вам.

Всем встреченным монстрам искатели приключений приписывали уровень сложности. Чем он выше, тем враг свирепее. Однако неписаное правило гласило, что не следует слишком на него полагаться, поскольку это может привести к неприятным неожиданностям. Сила монстров варьировалась даже среди одного вида, в лучшем случае уровень сложности означает лишь догадку. А потому такую оценку не часто использовали. Однако это был самый простой способ объяснить всё группе людей.

— Как представитель своей команды я расскажу то, что знаю. Мои товарищи наткнулись на горничную-насекомое — предположительно одну из последователей Ялдаваофа — и когда почти победили её, появился Ялдаваоф и встрял в битву...

Искатели приключений уже заметили, что отсутствует воительница Гагаран и вор Тиа. Лакюс обвела всех взглядом.

— Ялдаваоф их убил.

— Одним ударом, — добавила Ивлаи.

Разразился хаос. Искатели приключений адамантового ранга, вершина человечества, живые легенды. Немыслимо, чтобы их убили, не говоря уже об одном ударе.

— Не бойтесь! — прокричала Ивлаи, как будто рассеивая витавший в воздухе страх своим голосом. — Да, Ялдаваоф силён. Любого, кто с ним столкнётся, будет ждать поражение. Этого монстра обычный человек не сможет победить. Даже если нападём все вместе, нас уничтожат. Но не волнуйтесь. Есть человек, который может сражаться на равных даже с Ялдаваофом!

Среди суматохи некоторые из более опытных людей посмотрели в одно место, на одного искателя приключений.

— Дамы и господа, полагаю, вы знаете этого человека. Третья команда адамантового ранга, что недавно образовалась в Э-Рантэле. Верно, это он... — Ивлаи указала пальцем на пару искателей приключений, всеобщее внимание обратилось в ту сторону. — Лидер Тьмы, тёмный герой Момон!

Один закован в чёрную как ночь полную броню, на голове носит шлем, который отказывается снимать даже в помещении, а вторая —девушка, краше которой нет никого во всём мире. Они двое мгновенно стали центром внимания. Трепет и удивление заполнило комнату, когда все осознали, какие среди них знаменитости.

Момон достал адамантовую пластину из-за алого плаща и поднял вверх, чтобы все могли видеть.

— Быстрее, господин Момон, пожалуйста, выйдите вперёд.

В противовес возбуждению Ивлаи Момон просто поднял руку и прошептал несколько слов Нарберал на ухо.

— Господин Момон говорит, что нет нужды в долгом приветствии. Следует как можно скорее начать брифинг.

— Что ж, жаль. Тогда поспешим, как и предложил господин Момон. Ивлаи, могу я продолжить брифинг?

— Кх, простите, принцесса Реннер, продолжайте, пожалуйста.

Хотя маска скрывала лицо, по тону голоса чувствовалось, как сильно заклинательница разочаровалась.

— Как Ивлаи и сказала, у нас есть воин, что может выстоять против Ялдаваофа. Будьте уверены, мы идём на битву, которую сможем выиграть. А теперь я объясню подробности операции. — Реннер провела на карте линию. — Я хочу, чтобы вы действовали как наш лук.

— Лук, — раздалось сомнение, — не щит?

— Щит не поможет нам победить. Искатели приключений выстроятся в боевой порядок, сразу за ними пойдут стражники. Потом ряды поддержки из священников и заклинателей. Таким образом мы ворвёмся в цитадель врага. Если никто не нападёт, искатели приключений пройдут в самый центр вражеской территории и захватят её. Если же на нас нападут, то мы сначала определим, сможем ли отразить атаку. В случае если не сможем, я хочу попросить, чтобы искатели приключений отступали, оттягивая на себя противника. Тем временем стража должна сдерживать врага настолько долго, настолько возможно. При отступлении искатели приключений должны направиться вот сюда, — она указала на ряды заклинателей. — Когда исцелитесь, мы попытаемся предпринять вторую атаку.

— Постойте! Значит ли это... что на нашей стороне будет сражаться стража?

Стражники обладали очень низкой боевой мощью. Сколько бы их ни было, они не смогут заменить в бою искателей приключений.

Прежде чем Реннер успела ответить, заговорил другой искатель приключений:

— Есть ещё одно, смертельный просчёт плана. При отступлении наши силы растянутся, в результате чего защита ослабнет. Что, если в это время демоны нападут на столицу? Даже низшие демоны намного сильнее обычных людей. Разве не будет много напрасных жертв? Почему бы тогда не использовать «Полёт», чтобы ворваться в формации врага одним махом?

— Я думала над этим, но разве среди демонов мало летающих созданий?

Вспомнив истории о летающих демонах, собравшиеся искатели приключений кивнули. Даже у низших демонов есть крылья, и многие из них умеют летать.

— Обычное применение «Полёта» лишь привлечёт внимание врага. Можно подняться высоко в небо, а потом резко опуститься к земле и спрятаться за домами, пока мы будем отвлекать их быстрым ударом... Но сначала нужно обсудить кое-что ещё. Вы сами говорили ранее, что при отступлении боевые порядки рассредоточатся и защита ослабнет. Но с врагом ведь случится то же самое. Вот поэтому в битве мы не щит, а лук. — Послышались одобрительные возгласы искателей приключений. — Дамы и господа, вы будете луком нашего Королевства, который выпустит стрелу, что пронзит противника прямо в сердце. Враг рассредоточится точно так же, как и искатели приключений, чтобы за ними поспеть. А значит, вражеская защита ослабнет. Если выбирать между сомкнутым строем и рассредоточенным, то, уверена, через рассредоточенный пробиться легче. Так что вы выманите вражеские силы. И наконец стрелой будет господин Момон. Когда он увидит брешь во вражеской обороне, то на низкой высоте прорвётся сквозь неё.

— А как насчёт Красной Капли?.. Сомневаюсь, что два человека, хоть и адамантового ранга, сумеют прорваться. Не лучше ли, чтобы кто-то на всякий случай защищал их, пока они не доберутся до Ялдаваофа?

— Сейчас Красная Капля выполняет задание в Республике. Мы через «Сообщение» уже проинформировали их о положении дел, но возвращение займёт полдня. К тому времени будет уже поздно. Поэтому мы не берём в расчёт их силу.

— А Синяя Роза? Они пойдут с господином Момоном?

— С потерей двух членов наша боевая мочь сильно уменьшилась. Тиа и я присоединимся к боевому строю и будем сражаться. Ивлаи будет делать кое-что другое.

— Я буду сопровождать вели... господина Момона, поэтому до тех пор я буду восстанавливать магические силы.

— Тогда позвольте задать другой вопрос. Хочу спросить кое-что у воина-капитана. Что делают войска дворянских домов? Синяя Роза уже потеряла двух членов. Вы должны занять их место в битве. Разве вы не можете повести эти отряды в бой и дать Синей Розе задание по зачистке пути для господина Момона?

— Ответьте нам!

— Войска домов охраняют имения своих хозяев, а солдаты защищают столицу. Моим воинам отведена задача охранять королевскую семью.

— Хотите сказать, что великий Газеф Строноф не смеет ступить на поле боя?

— Да, это так. Моя обязанность — оставаться в столице и защищать членов королевской семьи.

Обстановка накалилась. Газеф говорил правильные слова, но даже если все их понимали на логическом уровне, никто не мог принять их на эмоциональном. Искатели приключений, зарабатывавшие на жизнь своей кровью, в предстоящей битве уже приготовились умереть. Дворяне и королевская семья должны вести себя так же. Собирая деньги c народа, они должны кинуться его спасать, а не отсиживаться в своих замках. В особенности если их телохранитель — сильнейший человек Королевства. Так какого чёрта?

Атмосферу наполнила враждебность по отношению к дворянам. Газеф сделал шаг назад. Он понимал, что сейчас любые его слова прозвучат как оправдание.

А потому вместо него заговорила Лакюс:

— Я понимаю, вы все не в восторге от этого. Но не забывайте, что собрала всех вас здесь не королевская семья, а принцесса Реннер, потратившая собственные средства. Господина Момона привёл маркиз Рэйвен. Он не пришёл к нам, потому что со своими людьми следит за тем, чтобы демоны не расползлись по всей столице. Я так же, как и вы недовольна дворянами и королевской семьей, но знайте, что не все они слеплены из одного теста.

Люди несколько успокоились. Все пытались унять гнев, не желая показывать его перед Реннер.

— И есть ещё одно... прежде чем выпустить стрелу, мы должны выполнить ещё одно задание. Клаим!

— Да, принцесса! — решительно сказал парень в белых доспехах, привлекая всеобщее внимание.

— Хотя это задание очень опасно, я всё же должна поручить его тебе. Во вражеском оплоте должны остаться выжившие. Пожалуйста, спаси их.

Люди зашептались: «Невозможно. Это слишком опасно». Войти в сердце вражеского строя и найти выживших не столь опасно, сколь самоубийственно. А вывести мирных жителей из зоны боевых действий практически невозможно.

Однако при всём том Клаим ответил сразу же:

— Да, ваше высочество! Я поставлю на кон жизнь, чтобы завершить любую задачу, которую вы мне дадите!

Все смотрели на Клаима как на сумасшедшего.

— Принцесса... Клаим всего лишь один человек, это может быть рискованно. Позвольте мне сопровождать его.

— Вы уверены, господин Брейн Унглас?

Это имя вызвало ещё одну суматоху среди искателей приключений. Все, кто ценит силу, никогда бы не забыли имя Брейна Унгласа.

— Конечно.

— Тогда я рассчитываю на вас. А теперь не могли бы лидеры команд сделать шаг вперёд?

Наблюдая за искателями приключений впереди комнаты, Аинз занимался собственным делом.

Знакомился.

Люди, которые, видно, были вторыми по старшинству в своих командах, по двое-трое подходили к Аинзу поговорить.

В основном они называли имя своей команды, хвалили его экипировку, высказывали надежды встретиться снова и делились историями о своих приключениях. Словно обмен визитками на работе, но визитки материальны, а словесное представление останется только в памяти.

Хорошая память — важный навык для лидера. Аинз отмечал каждого человека, которого встретил, думая при этом о посторонних вещах.

Главное было запомнить имя команды и её ранг. И, конечно, он уделял внимание лишь искателям приключений высокого ранга. Железные и медные тоже подходили, но они жили в разных мирах, так что если он забудет о них, это не станет проблемой. Ведь, например, начальник департамента не будет утруждать себя запоминанием служащего небольшой компании, которую посетил.

Тем не менее Момон не подавал виду, что считает их незначительными. Он пожимал руку всем подходившим людям, успокаивающе похлопывал по плечу, смеялся над их глупыми шутками и хвалил их в ответ на похвалу в его адрес.

Некоторые даже снимали перчатки, чтобы пожать ему руку, но он свои — никогда. Должно быть, вопрос ранга — посчитал Момон, глядя в спину человеку, с которым только что поздоровался.

Сумасшедший цвет...

Его волосы были кричаще розовыми.

Искатели приключений часто красили экипировку в яркие цвета, но Аинз впервые встретил человека, покрасившего волосы в такой страшный тон.

Искатели приключений столицы в самом деле совсем другие. Хоть в городе и столько народу, это ещё не значит, что следует заходить так далеко, чтобы выделиться. Впрочем, не похоже, что на покраску волос наложено какое-то табу.

В жизни Аинза как служащего розовые волосы сочли бы странными, но в этом мире даже дети их красят.

Отогнав мысли о волосах, он обратил внимание на выстроившихся впереди искателей приключений. Это напомнило ему склонность японцев к очередям. Затем повернул голову к стоящей рядом Нарберал.

Аинз никогда не регистрировал имя команды, но к ней прижилось название Тьма, и не стоило забывать, что в ней был ещё один член — стройная красавица.

Искатели приключений не осмеливались с ней заговорить, потому что кожу колола чистая враждебность, которую она источала. Так что они подходили поприветствовать Аинза, да и это было для них полезнее.

В конце концов, общество искателей приключений похоже на корпоративное общество...

Ведь то и то — социальные структуры, созданные человечеством. Конечно между ними будет схожесть.

Ко времени, когда рука Аинза уже начала бы болеть, будь он человеком, поток искателей приключений начал спадать. Уловив возможность, Ивлаи подошла и втиснулась перед человеком, что как раз собирался пожать Аинзу руку. Впрочем, никто не жаловался. Искатели приключений подходили к нему в соответствии с рангом, от высшего к низшему. В хвосте остались новички, которые, конечно же, не могли ничего сказать заклинательнице адамантового ранга.

— Знакомства уже, кажется, более-менее подошли к концу. Не могли бы вы ненадолго подойти к нам?

Глянув на неё через щель закрытого шлема, Аинз заметил уголком зрения Газефа. Если он всё ещё здесь, то это значит только одно.

— Набель, встреться с ними вместо меня. Я подойду, когда закончу здесь.

У ближайших слушателей широко распахнулись глаза.

— Мне очень жаль, но кто стоит первый в очереди, тот на первом месте, — отвернувшись от Ивлаи, Аинз продолжил говорить с искателями приключений, пришедшими его увидеть.

Если при разговоре с боссом небольшой компании его позвал бы босс международной корпорации, он, разумеется, сразу же к нему пошёл бы. Это не фаворитизм или дискриминация, а здравый смысл. Если бы он настоял на своём и проигнорировал вызов, его бы посчитали эгоистичным начальником, не умеющим видеть картину целиком. В качестве служащего иногда следует отложить в сторону свои убеждения и действовать для большей выгоды компании.

Вот что значит быть винтиком в машине.

Однако не в этот раз.

Мне нельзя говорить с Газефом. Даже если я с ним виделся недолго и два месяца назад, и он не должен помнить... но я попал, если вспомнит. Но никуда не денешься. Хотя мне от этого не по себе, пусть сначала подойдёт Набель, а потом я буду говорить потише... Я уже говорю столько времени, так что если он не узнает сейчас, то никогда не узнает. Но всё же следует вести себя осторожнее.

— Быстрее, Набель. Пойди к ним.

— Вас поняла.

Отведя взгляд от пошедшей к принцессе Набель, Аинз снял шлем. Он почувствовал, как всё внимание обратилось на него. Хрустнув шеей, он снова его надел. Сначала он хотел вытереть пот, но поскольку лицо было иллюзией, рука прошла бы сквозь него. Так что он решил вместо этого размять шею. Этот план он придумал, чтобы удовлетворить любопытство Газефа, показав тому своё лицо.

Надеюсь, когда к ним подойдёт Нарберал, они забудут поговорить со мной...

Помолившись в душе, Аинз повернулся назад к искателям приключений.

— Как удивительно, вы к этому уже привыкли? — обратилась Ивлаи.

Она продолжала крутиться рядом с ним. Почему она, как хорошая девочка, не пошла с Нарберал? Конечно, он не показал своё раздражение. На самом деле, чтобы избежать подозрений, он ответил ей приветливо:

— А, ничего особенного.

В этом не было ничего особенного для тех, кто раньше работал в компании.

— Я так не думаю. Как по мне, такое отношение больше всего подходит для лидера команды.

Раздражаешь. Перестать вмешиваться, когда я здороваюсь с людьми.

На языке вертелись эти слова, но Аинз их проглотил. Если на неё сейчас накричать, то все усилия, потраченные на то, чтобы её не убить, окажутся бесполезными. Он разделил своё внимание, словно делал обычную работу, и надлежаще здоровался с подходившими искателями приключений. Те, похоже, поняли, что Момона вызывают, и сокращали всё до двух-трёх предложений.

Когда от него ушёл последний искатель приключений, быстрый взгляд показал, что Газефа уже нет. Подавив желание затанцевать, он спокойно заговорил с Ивлаи:

— Легендарный воин-капитан, похоже, ушёл... какая жалость. Видно, я потратил слишком много времени с другими. Мои извинения.

— М? Да, похоже на то. Он занятой человек, и не мог надолго остаться. Хотя грубо с его стороны не сказать ни слова благодарности нашему асу, господину Момону, который собирается защитить столицу. Как невежливо. Позвольте я его позову.

— Стой. Стой! — Аинз случайно поднял голос. Более спокойно он продолжил: — Нет, это не проблема. Правда, не волнуйся об этом. Я здесь лишь потому, что меня нанял маркиз Рэйвен. Защита столицы — просто работа. В этом нет ничего, за что воину-капитану следовало меня хвалить.

— Вы так считаете?.. Кажется, господин Момон, вы великодушный человек.

Подумав, что над ним насмехаются, Аинз посмотрел повнимательнее на лицо Ивлаи, но маска мешала прочесть её эмоции.

Нельзя доверять тем, кто носит маску... какая боль. И всё же почему она в маске? Наверное, это какой-то магический предмет...

Аинз вдруг осознал свою ошибку и осмотрелся. Настроение в комнате не изменилось, никто не смотрел со страхом или враждой на искателя приключений адамантового ранга, Момона.

В Иггдрасиле иллюзии были просто способом сменить внешний вид предмета, но в этом мире иллюзорная магия реальна. В таком случае нет ничего необычного в том, чтобы существовали предметы, позволяющие разглядеть сквозь иллюзию... В Э-Рантэле никто не видел сквозь неё, а когда глава магической гильдии рассказал о том, что для этого нужен опыт, то Аинз стал беспечным... Тут собралось довольно много искателей приключений орихалкового ранга, какой грубый просчёт...

Аинз снова осмотрел комнату.

Никто не настороже. Полагаю, мой секрет не раскрыли... В дальнейшем по возможности не следует в столице снимать шлем. У кого-то может быть талант видеть сквозь иллюзии.

— Госпожа Ивлаи...

— Пожалуйста, зовите меня просто Ивлаи. Вы мой спаситель, господин Момон, не следует быть столь формальным.

Аинз лишь придерживался вежливости. Но если она того хочет, у него нет причин отказываться.

— Тогда, Ивлаи, пошли туда...

— Конечно! — восторженно ответила она.

Не зная, чем он её так обрадовал, Аинз позволил Ивлаи потянуть его к принцессе.

Когда искатели приключений увидели, что группа — Реннер со своими подчинёнными и двумя командами адамантового ранга — пошла в другую комнату, то снова начали переговариваться.

Естественно, главной темой оказался Момон, один из ведущих искателей приключений.

— До меня доходили слухи из Э-Рантэла, но я даже не представлял, что вживую он окажется таким.

— Не только он, согласен? При виде Красной Капли у меня возникло такое же чувство. Он кажется идеальным во всём. Полагаю, адамантовый ранг это не только сила.

— Вы так считаете? Но всё же когда его позвали к принцессе, он нашёл время поздороваться с новичками. Я даже не думал, что такой человек существует на свете, — добавил искатель приключений с платиновой пластиной, когда услышал разговор двух мифриловых искателей приключений.

— Это и меня удивило.

Люди вокруг них закивали в знак согласия.

Во время заданий, когда командам нужно работать сообща, поздороваться друг с другом — единственный разумный выход, чтобы увериться в помощи товарищей. Человек предпочтёт помочь знакомому, нежели незнакомцу. Однако все, кто ниже мифрилового ранга, вообще не смогут помочь команде адамантового ранга. А потому приветствие новичков — напрасная трата времени. Значит, Момон не думал о выгоде для себя, но лишь хотел углубить свою дружбу с остальными.

— Обычно ожидаешь, что лидер команды пойдёт к принцессе, а партнёр встретит новичков, да?

— Ага, так сделали бы большинство людей. И я тоже. И вы, так ведь?

— Да... Я могу показаться грубым, но, может быть, он не понимает такого рода вещи? У него иные приоритеты?

Такие слова, несомненно, звучали оскорбительно, но искатель приключений говорил их без всякой злобы.

— Наверное, ты прав.

Будто ожидая этой реплики, заговоривший ранее человек быстро ответил:

— Тогда здесь нет никого лучше, чем он. Я имею в виду, посмотрите на него, он адамантового ранга, а считает медных новичков боевыми товарищами. Посмотрите на их лица.

— Да, сейчас они всецело ему поклоняются.

Верно, новички выглядели так, словно встретили идола.

— Хех, с таким отношением я бы с готовностью отдал ему свой зад.

— Да иди ты, кому нужен твой грязный зад? У него в команде есть красотка.

— Ага, есть. Думаете, они этим занимаются?

— Конечно, иначе зачем создавать команду из двоих?

— Я слышал, что это не так... — вмешался четвёртый мужчина с орихалковой пластиной на шее. — Вы знаете довольно много слухов из Э-Рантэла. Но сила тех двоих необъятна. Быть может, никто другой просто не может держаться наравне с ними?

— Ты всё время подслушивал нас?

— Ха-ха-ха! Не говори так, будто тебе не всё равно.

— Тут ты прав, — сказал первый искатель приключений.

Глава гильдии искателей приключений хлопнула в ладоши, привлекая всеобщее внимание:

— Операция начнётся через час, скоро выдвигаемся. Времени мало, так что передайте сообщение всем членам своих команд, которые не здесь. В общем, как только мы покинем дворец, просто держитесь меня.

♦ ♦ ♦

Месяц последнего огня (девятый), пятое число, 01:12

Принцесса и остальные собрались в другой комнате, чтобы обсудить последние детали операции. Они решали, где прорываться, что делать при появлении сил врага, и как разбираться с возможными сложностями. Но, в конце концов, им не хватало информации, чтобы строить сколько-нибудь конкретные планы. Окончательное решение заключалось в том, чтобы просто подстраиваться под обстоятельства.

До сих пор молча слушавший юноша в белых доспехах вдруг нарушил молчание:

— Простите, принцесса.

— Что такое?

— Я знаю ещё одного человека, который может послужить стрелой. Он невероятно силён. Может быть, попросим его о помощи? Одна стрела хорошо, но две лучше. И если они помогут друг другу, я уверен, что они победят любого демона, каким бы сильным тот ни оказался.

— Клаим? Ты заявляешь, что рекомендованного мной господина Момона недостаточно? — резко спросила Ивлаи.

У Клаима от страха забегали глаза:

— Н-нет, конечно нет. Я не это имел в виду...

— Господин Момон — сильнейший на свете воин. Полагаю, что вместо помощи, человек, которого ты рекомендуешь, только мешал бы.

Воин с катаной, Брейн, вступился за юношу:

— Вряд ли это так. Я тоже видел человека, о котором говорит Клаим. Он необыкновенно силён. Он победил Зеро, сильнейшего из Шести Рук, одним ударом.

— Ты Брейн Унглас? Тот, кто служит её величеству по рекомендации Газефа Стронофа и Клаима?

— Я служу Газефу, но пока не принёс присягу, буду оставаться возле принцессы.

— Тогда ты намного сильнее Клаима, но даже это не гарантирует силу человека. И разве ты не проиграл той старой карге?

— Ты ведь тоже ей проиграла, разве нет? Мои извинения, господин Унглас.

— У-у-у, — простонала Ивлаи, когда Лакюс её отругала. — Тогда, тогда была не только она, а вы все.

— Проиграв, ты сказала, что проиграла Ригрит, а не остальным.

— Ты до сих пор это помнишь, Тина? — всплакнула Ивлаи между смехом Тины.

Настроение в комнате сильно поднялось.

И Аинз задал вопрос:

— Звучит очень интересно, какой он человек?

Клаим с гордостью заявил:

— Его зовут Себас.

— Хм?.. Сеибасу? — Оно звучало знакомо для Аинза. Это простое совпадение? — А какой он?

После объяснения Клаима Аинз кивнул.

Разве это не сам Себастьян?!

Как он умудрился познакомиться с Клаимом? Какие у них отношения? Клаим — один из контактов Себаса? Аинз лишь бегло просматривал отчёты дворецкого, не утруждая себя запоминать имена людей.

Ничего не поделаешь, я слишком занятой...

Тревога Аинза только возросла, когда он придумал такое ничтожное оправдание.

В любом случае этот юноша ценный контакт Себаса. Если разделаться с ним слишком рано, то старания дворецкого пропадут даром. А начальнику следует всеми способами стараться небрежно не отбрасывать работу подчинённого. Лучше помочь пареньку и непрямо похвалить Себаса.

— Я не сражался с Себасом раньше, так что не знаю, кто сильнее.

— Конечно господин Момон сильнее него! — с уверенностью заявила Нарберал, Ивлаи быстро кивнула в знак согласия.

Аинзу ничего не оставалось кроме как похлопать Нарберал по голове.

— Ну, если так говорит мой компаньон, то, полагаю, есть некоторая правда с обеих сторон. Думаю, по силе он равен мне.

— Неожиданно взрослый ответ. В отличие от моей подруги... ей не хватает не только роста, но и такта

— Хорошо-хорошо, давайте не позориться на людях. Это приказ лидера команды. Если обсуждать больше нечего, почему бы не посетить Тию и Гагаран?

— Звучит заманчиво.

Их двух оживили после смерти. Он не видел самого воскрешения, но слышал о нём от остальных.

— Кстати, возможно использовать энергию тьмы, чтобы напасть на демонов и им подобных? — неуверенно спросила Ивлаи.

— Энергию тьмы? — удивилась Лакюс. Кажется, ей это показалось немыслимым.

— Я слышала от Гагаран, что если ты высвободишь всю силу демонического меча Килинейрама, то сможешь разрушить всю страну.

У Лакюс распахнулись глаза:

— Э-это подождёт! Сейчас есть более подходящие темы для разговора, разве нет?

Демонический меч? Подождите, я слышал об этом оружии раньше... не в Иггдрасиле, а в этом мире... вспомнил! Говорят, что демонический меч Килинейрам может излучать силу тьмы. Хотя... уничтожить всю страну? Это похоже на преувеличение, но вполне возможно, что меч обладает близкими к этому силами.

Аинз заключил, что её красное лицо вызвано гневом и паникой от того, что её козырь вдруг раскрыли.

Когда всеобщее внимание переключилось на Лакюс, раздался стук в дверь, и зашло два человека.

— Брат, маркиз Рэйвен.

После слов Реннер все с уважением поклонились.

Аинз во второй раз встречал этих двоих людей. Первый раз произошёл не так давно, по прибытию в столицу. Они изменили условия задания, на которое его нанимали. Вместо Восьми Пальцев ему нужно драться против Ялдаваофа и работать с искателями приключений столицы.

После обмена короткими приветствиями Аинз и остальные собрались уходить, поскольку принцесса хотела поговорить с двумя дворянами. Большинство деталей плана уже было проработано. От поиска Себастьяна отказались из-за недостатка времени и людей. Осталось лишь дождаться приказа выступать.

— Что ж, я молю богов, чтобы все вы вернулись живыми и с победой... наши надежды возложены на ваши плечи или, вернее, на господина Момона. Пусть судьба благоволит вам.

Реннер молилась, склонив голову. Выслушав её, Аинз и остальные молча покинули комнату. Остались только Рэйвен, второй принц — Занак Варлеон Игана Райль Вайсельф — и принцесса.

Как только Клаим вышел, лицо Реннер изменилось, её зелёные глаза заледенели, словно зимнее озеро. Занак дрогнул, заметив эту перемену.

— Мы слышали все подробности из секретной комнаты...

Комнату спроектировали так, чтобы из другой комнаты слышались все разговоры, и они двое всё слушали из той комнаты.

— На один вопрос ты не ответила. Почему ты сформировала стражников в боевые порядки. Приносишь их в жертву?

Стражники были очень слабыми. Их победили бы даже новички-искатели приключений. Если на них нападут, то единственное, что произойдёт — резня.

— Наживка.

Они ожидали это услышать.

— Армию низших демонов Ялдаваофа нельзя выпускать в столицу. Искатели приключений тоже это говорили. Если демоны насытятся стражей, то не пойдут дальше, разве нет? — Реннер улыбнулась.

В этом мире почти невозможно уладить дела одними мечтами и громкими идеями. За всё нужно платить. Никто не понимал это лучше людей у власти, задача которых — свести потери к минимуму.

С этой точки зрения Реннер была идеальным бюрократом.

Однако люди — эмоциональные создания. Такой план вызвал бы у них отвращение.

— Неужели нет лучшего выхода? Такого, чтобы не жертвовать всеми стражниками?

— Если бы был, ты упомянул бы о нём, принц Занак, разве нет?

Занак умолк.

Верно, он не придумал лучшего плана, чем Реннер. У него возникали идеи, но все они были или непрактичными, или требовали слишком много ресурсов. Он мог лишь признать, что план Реннер — лучший из худших.

Отведя взгляд от затихшего принца, Рэйвен высказал свои возражения:

— Тогда не проясните ли мне кое-что. Зачем давать Клаиму такое опасное задание?

— По той же причине, что люди брата и маркиза Рэйвена патрулируют город.

Занак прохаживался по столице, играя принца, что заботится о своих людях. Затем он начал распространять слухи, что кронпринц прячется в безопасном месте в королевском замке. Этим он показывал себя хорошим, и унижал брата, своего соперника.

Значит ли это, что Реннер делает то же самое, посылая своего подчинённого на опасное задание по спасению людей, что она желает выглядеть хорошо?

Но что-то здесь неправильно, учитывая её вчерашнюю одержимость Клаимом.

Видя его сомнение, Реннер продолжила:

— Конечно, есть вероятность, что Клаим погибнет. В таком случае Лакюс его воскресит. Это будет недёшево, но такие траты не проблема. А после воскрешение Клаим будет слаб из-за потери жизненных сил. Всё это время я буду о нём заботиться. Уверена, никто не возразит, когда я буду ухаживать за человеком, который умер и воскрес ради выполнения моих приказов.

— Ясно. Это разумно. Вы собираетесь углубить его любовь к вам.

— Есть вероятность, что умрёт и Лакюс?

— Есть, — ответила склонившему голову маркизу Реннер, — Но на этот случай я уже всё распланировала. В опасный период вылазки её будут защищать дополнительные люди. Глава гильдии не хотела, чтобы умер человек, способный воскрешать мёртвых. Так что я без колебаний в этом с ней согласилась.

— Похоже, всё в пределах твоих расчётов, сестрёнка.

Смотря на сияющую, смеющуюся сестру, Занак задрожал.

Рядом с ним Рэйвен тоже старался подавить холод, пробежавший по спине.

Комментарии