Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Эпилог

«Коэн, столица блестящего пламени», подземная тюрьма во дворце «Саламандры».

Мутный лунный свет озарял прочный каменный пол.

Будто в противоположность безоблачному солнечному небу утра, ночные небеса полнились облаками.

Чувствуя одиночество, Пест подняла голову, чтобы посмотреть через зарешечённое окно на луну.

— …я думаю, они сказали правду, что нельзя увидеть звёзды в городе Коэн.

Пест встала на холодный каменный пол, издеваясь над светом цивилизации. Если люстра была звёздой на поверхности этого региона, эта звёзда также станет тьмой, стирающий остальной звёздный свет с ночного неба.

Тёплая и мягкая температура вместе с сиянием ночного неба полностью поглотила свет звёзд.

Для них, кто умерли из-за ослабления солнца, не было ничего ироничнее этого, и инстинкты Пест говорили ей, что она не любит эту землю на Севере.

— Но… что же мне делать?.. — она обняла колени, присев на корточки.

Пест и Джин были отправлены в подземную тюрьму в качестве временной меры. Хотя это была лишь ещё одна формальность, которую они исполнили, их должны освободить в течение нескольких дней, подобное наказание было слишком тяжёлым.

Но проблема была намного больше.

Причина волнений Пест заключалась в плане сражения с Рин и остальными, который она никак не могла придумать.

— Может быть… ещё слишком рано.

Она импульсивно объявила им войну, но настоящая сила Рин и Его высочества была намного выше её собственной. Сейчас Пест не имела шансов на победу.

Если они встретятся на поле боя или в Игре, она проиграет до того как успеет защититься. Другими словами, она, скорее всего, умрёт.

Если она умрёт прежде, чем ответить крикам о помощи от восьмидесяти миллионов мстительных духов, то обречёт себя на вечное осуждение.

(…)

Пест не боялась этого.

Просто в Маленьком саду у неё всё ещё осталась миссия.

Она вспоминала последние слова Рин. Похожие слова были сказаны её Демоническим лордом, призвавшим её в мир Маленького сада, человеком. Управляющий «Гримуара Гримм» пытался исследовать её решимость как вместилища восьмидесяти миллионов душ мёртвых, сказав ей:

«Судьба, связанная с Чёрной чумой — чрезвычайно сильная связь.»

Хотя он посетил множество параллельных миров в своём путешествии, он подтвердил, что всё заканчивается одинаковой ситуацией.

Поэтому это значит, что феномен точно не связан с природными катастрофами, которые работают по аналогии с теорией вероятности судьбы.

Быть может, это и было предначертано звёздами, так сказать, неизбежная поступь судьбы.

— …Конечно, будет. В конце концов, причина вспышки эпидемии заключается в солнечном цикле, и это судьба, которой люди бессильны противиться.

Пережевывая идею и замечая необъятное, что было размером её цели, Пест ещё сильнее обняла колени.

Но этот человек также заявил, что она может изменить эту руку судьбы.

Он сказал, что мир Маленького сада — «место, где сходятся все вероятности».

И может быть, возможно отомстить Солнцу в мире Маленького сада, а также остановить заразность Чёрной чумы.

Использовать мстительность и осуждение восьмидесяти миллионов духов, чтобы попытаться изменить судьбу, записанную звёздами. Человек, таким образом, призвал её в мир Маленького сада с ревущим смехом.

— …Однако, похоже, его кто-то убил или что-то ещё, и из-за него я застряла в разноцветном стекле, чтобы собирать пыль в каком-то хранилище несколько сотен лет. Хаа…

Пест вздохнула, что было очень редко для неё, однако препятствия не ограничивались этим.

Даже если она найдёт путь, силы, которые преградят её путь к достижению цели, непременно появятся.

Болезнь чёрной чумы всегда была основной пришествия множества религий и множества стран, как и записано в летописи. И среди них были инспекции сорняков и ведьм во время «охот на ведьм», которые привели к сопоставимому количеству смертей.

Такой сильный «Сдвиг парадигм», поддерживаемый историями множества богов и их почитателей, не просто найти. Если решение будет найдено, она непременно станет врагом всех богов и героических духов. Было даже возможно, что некоторые Демонические лорды обнажат клыки в ответ на это.

— Я правда хочу изменить судьбу, окружающую чёрную чуму… но даже если я поговорю с Аской или Джином об этом… они точно будут против.

— Это не правда.

Кьяя?! Пест собиралась смущённо закричать от удивления, но смогла сдержаться.

Этот голос, казалось, похож на Джина, и это значит, он заперт в соседней клетке.

Пест говорила сама с собой всё это время, пытаясь сражаться с одиночеством. Неожиданное осознание смутило её почти до ярости, и её лицо покраснело, когда она крикнула:

— С… серьёзно! Не могу поверить! Если ты слышал меня, мог бы сказать и раньше! Разве это не основы вежливости?!

— П… прости. На самом деле я хотел вмешаться где-то посередине, но просто не знал, как это сделать.

— …Хмф. Так когда ты начал подслушивать?

— Хм, начиная с «я думаю, они сказали правду, что нельзя увидеть звёзды в городе Коэн».

— РАЗВЕ ЭТО НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО ТЫ СЛЫШАЛ ВСЁ?! — Пест развернула одеяло и сильно ударила кулаком по стене.

Если бы не стена между ними, всё могло закончиться трагично для них обоих.

Потому что Пест сейчас покраснела до ушей.

— Хаааааа… Похоже я решила следовать за неправильным человеком.

— Это… Разве обычно люди не оставляют такое при себе?

— Дурак. Конечно, я сказала это, чтобы ты услышал. Хмф.

Пест закатила истерику, снова обняв колени. Каменные стены клетки были экстремально холодными ночью. В подобной ситуации никто не смог бы стерпеть холод, если бы не зажался в углу с одеялом.

Джин также был обёрнут в одеяло, и сказал Пест за стеной, на которую он опёрся.

— А, точно, относительно прошлой темы… я буду совсем не против, знаешь? Я уверен, что Изаёй-сан и остальные думают так же.

— …Тогда, я думаю, спасибо за вашу заботу. Но будьте уверены. Я уже решила полагаться на свою силу, чтобы придумать что-то. Я не создам лишних проблем «Безымянным».

Она отбросила благие слова остальных этим редким сарказмом. Если бы это был обычный Джин, то не смог бы ответить и сдался бы через несколько заиканий.

Но, казалось, он сегодня намного настойчивее.

— …хорошо, я понял. Раз это решение Пест, я не стану вмешиваться. Но взамен не могла бы ты сказать мне кое-что?

— Что?

— Как ты умерла, Пест?

Атмосфера полностью изменилась.

Даже со стеной между ними миазмы убийственной ярости всё равно смогли проникнуть в другую клетку.

Если бы не стена, Пест могла прервать жизнь Джина.

— …какой сюрприз. Почему ты спросил это? Тебе кажется, что проклятые мстительные мысли глубоко проникли в меня?

— Нет, не это. Просто Пест, кажется, раньше ты не была так подавлена. Я просто предположил, что сидеть в тюрьме слишком ужасно.

— …Ууу!..

Сегодня Джин слишком чувствителен, что даже раздражает.

«Как он оценил состояние духа человека? Что он использовал, чтобы выяснить это? Неужели он просто использует традиционное выражение не задумываясь?» — Пест надулась, вздохнув.

— Если в этом дело, я могу попросить их выпустить тебя первой. Следующая атака может случиться в любой момент и «Саламандре» будет нужна вся боевая сила, которую они смогут найти. Если нас допросят первыми, будет намного проще придумать план, чтобы вытащить тебя от…

— Забудь об этом… Но, да, я слегка боюсь клеток. Однако я не так своенравна, чтобы оставлять мастера в таком холодном и одиноком месте.

Сказав это, она наклонилась набок. Холодное чувство просачивалось сквозь её одежду, и тело начало дрожать.

Холодное касание камня, казалось, похищает тепло тела и создаёт иллюзорное ощущение, подобное смерти.

…Она провела много времени в путешествии, от которого она потеряла чувство личности, или думала, что потеряла.

Однако память о приветствующей холодной хватке смерти оставила глубокий след в глубине её души.

Молчание между ними, казалось, длилось годами, и только звуки их дыхания напоминали им о присутствии друг друга. Пест не могла заснуть в этой ледяной клетке и сдалась, пробормотав:

— …Джин.

— Да?

— Хоть я и не хочу этого признавать, но ты прав… Это произошло после того, как я заразилась чёрной чумой. Я умерла в тюремной клетке собственного дома. И запер меня там мой собственный отец.

— !..

— Чтобы искоренить источник инфекции, мой отец приказал убить всех крестьян, близких мне. Мужчин, женщин, старых и молодых, среди них были даже дети моего возраста… фуфу, когда я вспомнила этот инцидент, это действительно было глупо. Не зная, что инфекция чёрной смерти передаётся через контакт с заражённой кровью и блох, он присоединился к движению, чтобы истребить их и подхватил ту же самую болезнь в процессе, как и все остальные члены, участвующие в убийстве. Вся семья пала от болезни, и весь род умер таким образом. Не находишь это весёлым?

Пест рассмеялась над своими словами. Но прочтя между строк, можно было увидеть боль, ненависть, гнев и страдания, через которые она прошла.

Ненависть к своему отцу никогда не стихала, даже после смерти.

— …и перед самой смертью я выкрикнула проклятье из своей клетки изо всех сил, чтобы оно достигло ушей отца: «Умрите, умрите, все вы должны умереть». Хах, в конце концов, это стало правдой и добавило небольшое количество духовной силы в качестве достижения. Ну, это достижение, полученное через использование проклятий, понимаешь? Рин также сказала это, как одна из демонических духов, что подобные духовные достижения достаточно сильны.

— …

— Затем, после смерти, я начала бродить бесцельно по Европе. Тогда я начала встречать множество людей, умерших подобным образом. Те люди были простым духами, витавшими в округе… но я просто чувствовала, что они всегда с завистью смотрели на людей, которые выжили. Не в силах больше смотреть на их существование, я решила взять их с собой. Шло время, я как-то вышла из Европы и ступила в земли Азии, проведя в путешествии несколько сотен лет… К тому времени я заметила, что сделала: со мной было огромная семья из восьмидесяти миллионов душ. Ну, примерно так, конец истории.

Вот так Пест вспомнила свою жизнь и путь, пройденный во второй жизни.

Молча слушая её рассказ, Джин ещё немного подождал и неожиданно сказал:

— Я не знал… что ты такая добрая, Пест.

— Чего?

— Ты сказала, что не могла смотреть на страдания людей, умерших от чёрной чумы, верно? Поэтому ты искала их, чтобы взять с собой, когда покидала место, верно? Поэтому ты дала им некую компанию вместо страданий в одиночестве. Это не то, что стал бы делать бессердечный человек, знаешь?

— …Хмф. Спасибо за мысли, но это совершенно не так.

— Нет, не в этом дело. По крайней мере я понял причину твоего желания изменить историю… Да, Пест действительно добрая.

Услышав, как он повторил это с акцентом, Пест надулась.

Получив похвалу о черте характера, о которой она до этого не знала, вместо радости она чувствовала скорее смущение и не смогла ответить.

Джин кивнул, думая о словах Пест, пока вставал.

— …хорошо, решено. Когда «Безымянные» полностью восстанут, я помогу тебе.

Джин поклялся с другой стороны стены.

Пест резко вдохнула, а её глаза округлились от неверия.

— Что?.. Что за чушь?!

— Тебе тяжело сказать это Изаёй-сану и остальным, верно? Тогда я объясню им. Даже если они будут против… когда придёт время я помогу тебе, даже если буду один.

— Я не об этом! Я хочу сказать! Я хочу сказать, что даже если Джин бесполезен, ты всё ещё лидер! Как ты сможешь так просто оставить своё Сообщество?!

— Нет проблем. Это проблема уже на самом деле была решена. Если точнее, это полностью соответствует моим планам.

Джин продолжал тему, высказывая свои мысли.

Пест впала в молчание от слов Джина, уставившись на стену, где должен был находиться её мастер.

— …Ты серьёзен?

— Да. О твоём желании: должно быть возможно реализовать его ради просьб восьмидесяти миллионов душ. После победы в решающей битве против Альянса Демонических лордов и смены целей нашего Сообщества… я непременно помогу тебе.

С уверенностью, которая проникла через стену, Джин объявил своё решение.

Услышав те слова, Пест и её мастер встретились взглядом через стену. И её лицо расплылось в прекрасной улыбке.

— …правда? Тогда давай добавим это дополнительное условие в контракт.

— Контракт?

— Да. Не только в контакт подчинения, но и контракт между мною и Джином Расселом. Пока ты следуешь контракту… я буду признавать тебя своим мастером вечно.

Полная луна выглянула из-за облаков и осветила лунным светом клетку, осветив две фигуры своим светом.

Прижав свои ладони к стене, разделяющей их, они создали клятвы их специального контракта в тюремной клетке.

— Что здесь происходит?!

Пугающий рёв Мандры разнёсся по дворцу.

После того как члены Альянса Демонических лордов ушли, членов «Безымянных» заподозрили в шпионаже. Подозреваемые в похищении Сандры из дворца — Джин и Пест, уже отправились за решётку, и их участие в съезде находилось под вопросом.

Трио ответило в унисон:

— Я оставляю за собой право хранить молчание.

— Я оставляю за собой право наложить вето на ваши суждения.

— Я согласна с ними.

— Хотя бы в такое время будьте серьёзны в ответах, негодниииикииииии!

После нескольких ударов Мандры, которые вызвали три разных интересных звука, стол в уличном стиле сломался.

Три проблемных ребёнка оставались равнодушными к вопросам и, казалось, обвиняющее смотрели на Мандру.

— Разве Сандра не сказала, что это она взяла Джина и Пест с собой?

— Кроме того, те негодяи из Альянса Демонических лордов уже заходили в этот дворец раньше, не так ли?

— …если ты хочешь подозреваемого, то не логичнее было бы заподозрить Сообщество «Саламандру»?

Их ответы были логичны и поддерживались доказательствами, которые Мандра не смог опровергнуть.

Хотя его ярость выросла в несколько раз, он сдержал её, чтобы остыть на мгновение. Снова сев, Мандра вздохнул, будто его голова раскалывалась от боли.

— Нас действительно можно обвинить в пренебрежении. На самом деле гримуар «Гамельнский крысолов» также принадлежал им, верно?

Вмешался Изаёй.

Мандра сжал зубы и прикусил губу, кивнув.

— …Да, это так. Когда сестра покинула дом, «Саламандра» чуть было не разделилась на фракции. Даже после того как Сандра заняла своё место, междоусобицы продолжились… потом они стали так сильны, что мы были вынуждены перенести наше Сообщество к пятизначным территориям.

— Таким образом, чтобы повысить харизму Сандры, нужно было одолеть Демонического лорда. И те, кого отправили на переговоры тогда, были теми двумя отродьями, я прав?

— Нет, тогда были трое других. Один был подчинённым средних лет с серьёзной аурой, женщина в длинной робе и золотоволосая служанка.

— О… — беспечно ответил Изаёй.

Услышав это, начало и конец всего инцидента можно было легко увидеть.

Альянс Демонических лордов принёс «Гамельнского крысолова», чтобы найти Мандру и попросить призвать Пест.

Когда он всё ещё волновался о способностях молодой Сандры, они предложили идею:

«Почему бы не использовать прикрытие фестиваля «Рождения огненного дракона», чтобы также пригласить Широяшу? Всё ведь будет в порядке таким образом?»

Рядом с сильнейшим «Хозяином этажа», Широяшей, даже Сандра со своими силами сможет победить Демонического лорда. И этими сладкими словами они убедили Мандру.

Поэтому Альянс Демонических лордов смог бы легко запечатать Широяшу и избавиться от будущего «Хозяина этажа», Сандры.

— Какой прекрасный план, убить двух зайцев одним выстрелом.

— Да-да. Но с этим мы не могли расследовать Альянс Демонических лордов со стороны «Саламандры»… Но заранее спрошу, тогда вы не знали, что те двое состоят в Альянсе Демонических лордов, верно?

— Ко… конечно! Если бы мы знали это, то непременно предусмотрели некоторые защитные меры!

Мандра отчаянно бросился защищать своих людей. И сейчас было трудно определить, кого вызвали на допрос.

Несколько людей вздохнули в унисон, начав чувствовать беспокойство о тёмном будущем, которое они даже не могли представить.

Только Изаёй продолжил щипать подбородок, задумавшись над личностью врага.

— …«Трехголовый дракон, кусающий свой хвост», верно?

— Э?

— Символ на их флаге. С первого взгляда он выглядит как символ «Уроборос»… вот только я не совсем уверен.

Изаёй говорил нечто таким двусмысленным образом, что было очень редко.

Хотя он не был уверен, символ, который он увидел на флаге Альянса Демонических лордов, был точно «Уроборосом» — «Змея, кусающая свой хвост».

Аска и Йо удивлённо склонили головы, напряжённо взглянув на Изаёя.

— Изаёй-сан нашёл зацепку в этом флаге?

— Нет, это ещё не ясно. В конце концов, это изначальный символ множества вещей и он, должно быть, был изменён или модифицирован в этот символ. Изначально наиболее часто рисуемым логотипом будет «змея, кусающая свой хвост». И это символ «Цикла жизни и реинкарнации» или даже «переработки, для получения чего-то взамен»… значения, связанные с феноменом бессмертия…

Сказав это, он замолк.

Однако перемалывая эту идею в голове и не найдя решения, Изаёй, временно достигший этого заключения, решил пожать плечами и громко засмеяться.

— …кстати, в конце дня мы, наконец, смогли увидеть наших врагов. Поэтому вам двоим лучше приготовиться к тому, что будет, хорошо?

Изаёй бесстрашно рассмеялся, а дуо утвердительно кивнуло.

— Да. День, когда мы встретимся с ними, близок, и я могу почти почувствовать их в моих руках.

— С этим… Мы сможем, наконец, вернуть их, верно?

Вернуть «флаг» и «имя» Сообщества. С подсказками, которые привели их так близко к ним, трио переполнилось энтузиазмом.

Полагая, что битвы в будущем непременно приблизят их к цели, трио взволнованно захлопало.

— Эти люди раскроют себя в ближайшем будущем, и их целями точно станут «Хозяева этажей»,

— Полная сила прибудет через три дня, поэтому давайте начинать готовиться.

— Да. Давайте сообщим это Куро Усаги…

— Я… яхохохохохо! «Безымянные»! Спасибо за ваш тяжёлый труд!

Тыквенная голова Джек вошёл через дверной проём с щелчком двери. Но его смех не был ни ярким, ни веселым. Тыквенная голова слегка колебалась и испускала странные скрипящие звуки.

Увидев Джека, ворвавшегося внутрь с таким смехом, они не могли понять, был он счастлив или опечален. Трио обменялось удивлённым взглядами.

— Эй, Джэк, в чём дело?

— Что-то случилось?

— Ты голоден?

— Только ты проголодалась, Касукабэ-сан!

— Да.

Гууу. Живот Йо заурчал.

Но Джек проигнорировал Йо, указав на коридоры:

— Куро Усаги-сан, она… Куро. Куро Усаги-сан в беде!

Лица трио тут же изменились и стали серьёзными и нервными. Врач дворца сказал, что жизнь Куро Усаги вне опасности, но из-за серьёзной раны, даже если что-то случится позже, скорее всего, всё будет нормально.

Повернувшись к Мандре, трио сказало одновременно:

— Простите нас, если есть что-нибудь, мы обсудим это позже.

— Пожалуйста, отпустите Джина!

— И приготовьте нам еду!

— Нет времени на разговоры об этом!!!

Даже в разгар чрезвычайной ситуации Йо всё ещё потакала своим инстинктам и склонила голову самым серьёзным способом в ответ на опровержение.

Однако было верно, что сейчас не время шутить, и трио поспешило за тыквенной головой к палате Куро Усаги.

Прибыв к палате, трио вошло одновременно.

— Эй, Куро…

Слово «Усаги» не вылетело, и остальные двое подумали о том же самом. Атмосфера, окружившая их, тут же улетучилась, когда они ошеломились и разочарованно взглянули на Куро… Нет, взглянули на девушку.

— Вс… всё!..

К счастью, она уже пришла в себя.

Большинство ран уже затянулось, и можно было больше не волноваться. Но всё это было лишь мелочью, потому что была огромная проблема в ней, она была намного серьёзней её проигрыша и сильных повреждений.

Аска и Йо открывали и закрывали рот.

— Куро. Куро…

— …Саги?*

Хотя это может быть невероятно грубо по отношению к ней, почти что заплакавшей, они вполне могли это сказать. На самом деле это была точная метафора.

Куро Усаги, лежавшая на кровати громко плача, прижала руки к голове, где были её ушки.

— Уу. Уууу… Кроличьи ушки Куро Усаги… Мои кроличьи ушки исчезли!!!

Примечания

  1. Саги — японское слово, которое переводится как «мошенничество/обман/подделка»

Комментарии