Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 5

VIP-комнаты «Андервуда», спальня Касукабэ Йо.

Йо неожиданно пришла в себя, и её глаза распахнулись.

Влажный насыщенный воздух, уникальный для водяного древа, стимулировал нос Йо. Казалось, что это комната в Великом водяном древе. Она изумлённо повернула голову и увидела Микенеко.

Кот заметил её движения и тут же подбежал к ней.

Г… госпожа! Ты в порядке?

— …Микенеко.

Пострадав в битве с огромным драконом, Микенеко лечился в «Андервуде». Хотя бинты всё ещё покрывали его живот, он всё равно подбежал к ней, чтобы показать своё беспокойство о состоянии Йо.

Госпожа, ты действительно напугала меня! Увидев, как тебя принесли сюда, подо мной ноги почти подкосились! По слухам, тебя отправил в нокаут человек, вмешавшийся в бой… всё ещё больно?

«Тебя отправил в нокаут человек, вмешавшийся в бой…» — услышав эти слова, Йо наконец поняла всю ситуацию.

— …Я проиграла?

Бой? Конфликт закончился обоюдным нокаутом.

— ?..

Не поняв, что имел в виду кот, Йо склонила голову в замешательстве. Но вскоре подняла тело, сев на кровать. И в этот момент она почувствовала неожиданную боль в теле.

— Уу!..

Пульсирующая тупая боль заставила её упасть на пол. Однако Йо упала скорее не из-за травмы, а от удивления. Боль была вполне терпимой и, следовательно, она заключила, что травма лёгкая.

Однако Йо не могла вспомнить причину боли.

Гриффит стоял в боевой стойке и использовал молнии и вихри. Следуя этому, пульсирующая тупая боль была очень странной, не забыв о том, что она не получила других повреждений.

— Кто…

Кто… победил меня?

«Андервуд», Штаб Фестиваля урожая.

После спора между Йо и Гриффитом, Изаёй, Аска, Куро Усаги их лидер Джин собрались в штабе фестиваля.

Представителем Сообщества «Два крыла» оказался их лидер, Гриффит. Парень, побеждённый Йо, отправился в больницу залечивать свои раны.

Атмосфера была очень напряжённой. Хотя это лишь противоречие между двумя сторонами за столом переговоров, эмоции были так натянуты, что одного касания хватило бы, чтобы произошёл скандал. Хотя Джин и сохранял спокойствие, его спина уже покрылась холодным потом.

Сала вздохнула, закончив читать отчёт, и посмотрела на обе стороны.

— …Я поняла последовательность событий. Я не стану наказывать вас в этот раз. Однако если подобное повторится, возмутители спокойствия будут изгнаны с земель Фестиваля урожая. На этом всё.

— Ты, должно быть, шутишь?! — громко взвыл Гриффит, несколько раз ударив по столу.

Он успешно приковал к себе все взгляды.

— Представитель Сала! Эти парни нанесли ущерб моему товарищу! И ты решила просто отпустить их?

— Ты забыл о своей вине в этом инциденте? Оскорбления в мой адрес… я могу закрыть глаза…

— Что за бред?! Разве это не самое важное?!

Выбор слов Салы заставил Аску гневно высказаться и ударить по столу рукой.

— Я впервые слышу, что вы собираетесь в отставку. Вы больше всех вложили в защиту «Андервуда», так почему вы должны уйти с поста представителя?!

— Это внутренние дела Альянса, я не обязана обсуждать это с тобой.

— …что?! — воскликнула Аска, не найдя, что ответить ей.

Аска не ожидала, что Сала открыто откажет ей, и могла только стиснуть зубы, сдерживая свой гнев. Если причиной отставки Салы является сломанный рог, не будет преувеличением сказать, что Аска отчасти несёт некоторую ответственность за это.

Сала, казалось, чувствовала вину за это, отвела от неё взгляд и вернулась к главной теме:

— …Так или иначе, Гриффит, бросить вызов за распространение клеветы правильный поступок, не так ли?

Слова Салы были острыми и тяжёлыми. Однако Гриффит не собирался отступать.

— Конечно. Если бы это стало дуэлью и все формальности были учтены, у меня не было бы жалоб. НО эта соплячка атаковала и ранила моего товарища без предупреждений! Это насилие!

Вены на его лице стали виднее и пульсировали от гнева. Тем не менее, причина этого гнева не относилась к товарищу, а была лишь поводом для настоящей причины, оскорбления его Сообщества перед толпой. Корень всё ещё заключался в эгоистичной гордости.

Хотя Сала уже видела его насквозь, она не стала поднимать этот вопрос и встала, чтобы уйти.

Когда Гриффит собирался продолжить травлю, кто-то остановил его.

— Просто забудь. Разве ты не видишь, что Сала-тян обеспокоена?

Наблюдая всё время за процессом из угла, где он облокотился на стену, он остановил конфликт. Одноглазый Корю улыбнулся Гриффиту, прищурив единственный глаз.

Услышав, что её назвали «Сала-тян», будто кансайским акцентом, плечи Салы безжизненно поникли.

— Господин Корю… это… мне уже двести лет, а вы всё называете меня «Сала-тян»… разве это не…

— Хахаха! Ты говоришь как моя сестра, Сала-тян! — Мягко сказал Корю своим фальшивым кансайским акцентом, улыбаясь так, что не было видно движения мышц, отвечающих за улыбку.

С той же неискренней улыбкой, которая заставляет людей остерегаться его, он посмотрел на Гриффита.

— Как бы там ни было, судя по твоим рассуждениям, это также является правдой. По отчёту, леди из «Безымянных» была слишком защищена.

— Ч… Что ты сказал?!

От гнева Аска повысила голос на одну октаву. Тем не менее, было ясно, что по сравнению с Гриффитом, вставшим, чтобы опротестовать это, она была намного спокойнее.

— Да и кто ты такой? Это дело между нами, «Безымянными» и «Двумя крыльями»! Решение должна принимать Сала из Альянса «Драко Гриф», — враждебно возразила Аска.

— Подожди, Аска… подожди секунду! Этот человек — друг Драко Грифа, а также советник Альянса! Он абсолютно точно не подозрительный человек! — быстро вмешалась Сала.

— …Советник? Я не слышал о человеке с подобным титулом в нашем Альянсе.

Гриффит удивлённо нахмурился. Являясь лидером «Двух крыльев» и частью Альянса, он не слышал о подобной должности, и это показывало насколько подозрительным он был.

Его реакция лишь углубила подозрение остальных.

Корю улыбнулся, почесав голову с беспокойством. Прибегнув к последнему средству, он достал тёмно-синюю Карту даров из рукава.

Увидев имя Дара, записанное на карте, их лица побледнели.

На тёмно-синей Карте даров было написано «Великий мудрец, будоражащий моря».

— Великий…«Великий мудрец, будоражащий моря», Комао?

— Ко… Комао-сан один из Семи великих демонических королей?!

Куро Усаги также удивленно вскрикнула, хотя на полтакта медленнее Гриффита.

Корю вздохнул и неловко почесал голову.

— Драко Гриф и Гарол заботились обо мне в прошлом, поэтому я решил остаться здесь ненадолго, чтобы вернуть долг.

Корю тепло рассмеялся.

В его улыбке не было злобы.

Но Куро Усаги пришла в замешательство. Она видела его сводную сестру несколько дней назад, когда Широяша похитила её.

(Неужели госпожа Широяша пришла на Фестиваль урожая «Андервуда»… для этого?)

Та, с кем она встретилась раньше, «Великий мудрец, вызывающий смуту на небе» Хомао, находилась на четвёртой позиции среди Семи демонических королей.

Другими словами, его сила должна быть равна королевскому роду фениксов или даже превосходить её.

(Невероятно… Такая большая шишка бродит по нижним уровням… С подобной силой, он мог стать по крайней мере Демоническим лордом пятого уровня.)

Хотя Куро Усаги знала, что Корю, безусловно, был не обычным человеком, правда превзошла все её ожидания. Его силу признали все, но он не захотел становиться сильнее и ставить себе цель.

Будто заметив взгляд Куро Усаги, он улыбнулся. Но после того как его личность раскрылась, эта улыбка стала ещё подозрительнее.

— Хмф… В конце концов, это всего лишь ленивый бездельник, живущий за наш счёт! Ты даже не участвовал в битве против огромного дракона, и всё равно смеешь показываться здесь и называть себя советником. Какое право ты имеешь, чтобы вмешиваться в нашу схватку?

— Да, ты прав. Относительно битвы с огромным драконом, я вынужден признать твою правоту… Но это совершенно другое дело. В этот раз я должен был вмешаться любой ценой.

— Что? — Гриффит уставился на него полным вражды взглядом.

Закрытый глаз слегка приоткрылся, когда Корю сказал леденящим тоном:

— Боже мой, ты хоть знаешь, кого ты просишь заплатить по счетам, пушистый юнец?

— …Разве это не риторический вопрос? Конечно же «Безымянных».

— Придурок. Эти дети не главная проблема. И не Сала-тян. Самая важная проблема в том… что ты оскорбил товарищей Широяши.

Хотя слова вот-вот должны были сорваться с его губ, Гриффит нервно сглотнул, побледнев, а его красные глаза понимающе раскрылись. Сцену можно было назвать «змея, смотревшая на побледневшую лягушку». Корю продолжил атаку:

— Упомянутый грифон является членом «Тысячи глаз». Если пойдут слухи о том, что ты оклеветал её товарища и запятнал их репутацию… «Два крыла» могут не продержаться и двух дней, не так ли?

— Ха!..

— Широяша известна как сильнейший «Хозяин этажа», а также Звездный дух Белой ночи. Что ещё страшнее, она обладает привилегией управления четырнадцатью солнцами. Если сказать прямо — Ты хочешь сразиться с Четырнадцатью огромными драконами?

Услышав эти слова, холодок почувствовал не только Гриффит, но и все остальные.

Огромный дракон, атаковавший их, был призван с помощью Привилегии управления «Змееносцем». И это сила всего лишь одной привилегии Солнца.

Известная как владелец Привилегий Солнца, Широяша владела четырнадцатью из них, что составляло больше половины всех привилегий Солнца.

— …Именно поэтому я должен был вмешаться. Бросить вызов Звездному духу или Будде — совсем не шутка. Поскольку это лишь приведёт тебя на порог гибели, и излишне говорить, что твой флаг больше не сможет существовать… Это даже хуже, чем ты можешь себе представить. Скажу по правде… не пытайся увидеть рассвет, пока ты ещё так юн, — слова Корю содержали много самоуничижения, и он похлопал Гриффита по плечу.

Этот тон нёс понимание и сожаления того, кто выступил против множества Боевых богов и Будд.

Хотя неудовлетворённость Гриффита всё ещё виднелась в его глазах, он продолжал молчать. В конце концов, Гриффит знал, что Корю говорил правду, и больше не смел возражать.

Щёлкнув языком, Гриффит подошел к двери и взялся за ручку, планируя уйти.

Однако его окликнул человек, недовольный таким концом.

— …Эй, конятина, подожди! Кто позволил тебе уходить?

— Что?

Гриффит недоуменно развернулся.

Эта реакция совершенно нормально. Казалось, что за всю его жизнь никто не смел называть его, лидера «Двух крыльев», куском мяса. Однако Изаёй совершенно не беспокоился об этом, медленно встав на ноги, прежде чем злобно и надменно посмотреть в сторону Гриффита.

— Не пытайся сбежать. Ваши проблемы с Широяшей не помешают нам. Почему мы должны сдаваться ради этого?

— И… Изаёй-сан…

Куро Усаги забеспокоилась.

Несмотря на свой гнев, она не хотела лишнего кровопролития. Уничтожение Сообщества может быть слишком надуманным, но Широяша непременно отомстит. Хотя Широяша может быть клоуном в обычной обстановке, в подобных делах она всегда становится серьёзной. Если она узнает, что кто-то посмел оскорбить её товарища, то непременно превратится в Боевого бога и наделает много шума.

Корю также удивился вспышке гнева Изаёя, положив руку ему на плечо.

— Я же сказал не кипятиться, пока молодой. Я понимаю твои чувства, но первой подняла руку девушка с твой стороны. В обычных обстоятельствах вас бы также наказали.

— Ха! Шутишь чтоль?! Ты хочешь сказать мне, что оскорбления — простительные деяния? Хотя словесные оскорбления не используют клинки и не оставляют видимых ран, они могут нанести рану душе жертвы, заставляя другую сторону плакать, когда никто их не видит… По-моему, этот закулисный метод применяют только презренный и гнилые люди, сволочи, которые хуже мусора! Мне надо говорить, сколько боли это может принести десятилетней девочке?!

Он обратил свой гневный взгляд на Корю.

Увидев, насколько Изаёй был зациклен на этом, остальные члены «Безымянных» оцепенели. Они не ожидали, что вечно улыбающийся Изаёй так разозлится ради своих товарищей.

— Если Широяша решит буйствовать, причина будет в той же самой идее… Я ведь прав?

Под взглядом Изаёя Корю согласился.

— …Когда ты говоришь так, это действительно имеет смысл.

— Эй! Что?!

— Хоть я и сказал так, видя, как продолжается Фестиваль урожая, а остальные участники продолжают развлекаться… давайте решим это обычным для Маленького сада методом. Сразимся в Игре даров. Что думаете?

Корю улыбнулся, сделав это предложение.

Это компромиссное предложение было достаточно хорошо. Изаёй тут же кивнул в знак согласия и уставился на Гриффита.

— В главной Игре даров Фестиваля урожая, «Наездники на гиппокампах», два дня спустя. Мы выбьем из вас дурь. Неудачники должны будут встать на колени и извиниться перед победителем… Есть возражения?

— …Хмф. Тогда готовьтесь к унижению.

— То же самое касается и тебя. Помни об этом, конятина. Меч, который ты только что вытащил из ножен — обоюдоострый. Ты можешь смеяться над ранами Гри, но это будет стоить моих рук и ног, которые я буду использовать, чтобы отплатить тебе.

Хотя Изаёй испускал пугающую ауру, Гриффит снова щёлкнул языком и покинул штаб.

Проводив его взглядом, Корю вздохнул.

— Прости, парень. Твоё решение действительно разумно. Спасибо за то, что держал себя в руках.

— Ничего. Всё равно ещё ничего не закончено.

Изаёй снова сел на кресло.

Однако его характер не продержался долго, и он неожиданно улыбнулся. Будто подумав о чём-то, он повернулся к Корю.

— …Кстати, это действительно шокирует. Хотя я знал, что ты силён, но никогда не думал, что ты был героем «Путешествия на запад», Комао. О тебе не очень много написано, но я всегда надеялся поболтать с тобой когда-нибудь.

— Да, я тоже! Я хочу узнать, насколько правдивы записи в знаменитом «Путешествии на запад».

— ДА! Куро Усаги тоже хочет узнать об этом!

Группа «Безымянных» смотрела на него восторженными и любопытными глазами.

Улыбка Корю дрогнула, когда он отошёл.

— Ах, нет. Не стоит. Какой смысл знать о старом человеке…

— Мы подготовили множество вкусных гарниров.

— У нас также есть множество вкусных блюд.

— И качественное вино… но вместо этого мы будем пить сок. Пойдём!

Хорошо. Всё готово: два проблемных ребенка и их покровитель ясно огласили своё мнение.

Осознав, насколько бессмысленно сопротивление, Комао мог только криво улыбнуться, опустившись на своё место.

В этот самый момент Широяша монополизировала сцену Фестиваля урожая, держа веер высоко над собой.

— …и по вышеописанным причинам! Участники главного события Фестиваля урожая, «Наездники на гиппокампах»! Сдаёте вы в аренду гиппокампов или используете их!!! Все обязаны одеть купальники!

— Вооооооооооооааа!!!

— Да здравствует госпожа Широяша! Да здравствует госпожа Широяша! Да здравствует госпожа Широяша!

— Да здравствует «Тысяча глаз»! Да здравствует «Тысяча глаз»! Да здравствует «Тысяча глаз»!

Публика… нет, пьяницы громко кричали и аплодировали.

Широяша раскинула руки серьёзным и набожным образом.

— В дополнение к этому, есть ещё кое-что о специальной судье, Куро Усаги! Во время судейства! Она должна ходить в бикини!!!

— УУУУООООООООООООООООООООО!!!

— Да здравствует герой справедливости Широяша! Да здравствует герой справедливости Широяша! Да здравствует герой справедливости Широяша!

— Да здравствует бикини Куро Усаги! Да здравствует бикини Куро Усаги! Да здравствует бикини Куро Усаги!

— Вахахахахаха! Хвалите меня! Боги и Будды, бойтесь меня! Я символ солнца, которое никогда не заходит! Повелительница Горизонта! «Демонический лорд Белой ночи»! Король Белой ночи это я!

Ситуация в буквальном смысле вышла из-под контроля.

Куро Усаги, обычно отвечавшей за опровержения всех слов Широяши, сейчас не было рядом.

Хозяина Игры, Салы, тоже не было.

Ассистентка, обычно ограничивающая её свободу, уже не могла ничего сделать из-за выпивки.

Без единого ограничителя некогда закованная в цепи Широяша сбежала, все участники радостно поддерживали её заявления.

В первую ночь Фестиваля урожая… никого не было рядом, чтобы остановить Широяшу, снова получившую свободу.

Только серп новой луны сиял своим мягким светом, отказываясь комментировать происходящее.

Комментарии