Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 6

Послышался шум. Токутеру лишь на мгновение усилил бдительность и раскрыл духовный уровень.

«Показалось?..»

Затем он подавил духовный уровень и разом выпил налитый алкоголь. Наверное, это деревья на заднем двору качались.

После ужина Микадо Токутеру не стал сразу идти к Изаёю, вместо этого он связался с закадычным другом, «демонёнком Лапласа». Наверное, хотел проверить теорию, которую придумал в бане. Надев юкату, Микадо Токутеру сел на татами, скрестив ноги, посадил на колено пришедшего демонёнка Лапласа и, сложив руки на груди, перешёл к делу:

— …как-то так. Открой врата, связанные с временем, где жил Сакамаки Изаёй. Есть вероятность, что он уже встречался с изобретателем вечного двигателя третьего типа. Мы должны узнать, кто это был.

Демонёнок Лапласа слушала его рассказ, поедая пятнистую грушу.

Это была Командир Лапко III. Одетая в фиолетовое платье девочка шатко пошла вперёд, а её платьице покачивалось в такт.

— Встреча с изобретателем вечного двигателя третьего типа… да, было такое. Точно было.

— Что? Ты уже заметила?

— Заметила — неправильное слово. Я ведь тоже узнала по чистой случайности. Но Индра, это уже дело прошедшее. Наверное, не стоит копаться в прошлом, не считаешь?

— Но ничего ведь не закончилось? Пока мы не узнаем изобретателя и историю вечного двигателя, могут появиться новые «последние испытания».

— Ха-ха-а… думаю, этого не произойдёт. Потому что все Последние эмбрионы уничтожены, в этом сомнений нет.

Последний эмбрион — Демонический лорд, олицетворяющий миф конца, который приведёт мир к краху.

И сейчас все древнейшие Демонические лорды повержены. Все существа, угрожавшие Маленькому саду, исчезли.

Осталась ещё угроза Уробороса, но, как и ожидалось, они не собираются разрушать Маленький сад. К тому же достаточно скоро появится подходящая сцена, чтобы решить все разногласия с ними в бою.

— Все последние эмбрионы повержены, и начало второй войны за владычество над Солнцем передвинули на более ранний срок, чем изначально планировалось. Но я совершенно не предполагала, что Омега хроник Акаши прояснится быстрее, чем Альфа.

— Соглашусь с тобой в этом. Война за владычество должна была определить того, кто победит последнее испытание. Наверняка Уроборос тайно собирал владычества над Солнцем, чтобы сразу же стартовать после начала игры, не дав узнать об своих тайных действиях, но теперь им больше не надо скрывать себя. На второй войне за владычество над Солнцем их ждёт прямое противостояние.

— Конечно, в игре даров. Живот болит от того, что нам оставят наблюдение за ней, — безразлично сказала Лапко III, а Микадо в ответ криво улыбнулся. Потому что представить не мог, какой груз ответственности на неё свалился. Лапко III прожевала грушу и продолжила. — Во всех кругах спешно передают владычества над Солнцем и выбирают «Кандидатов Истока». Потому что пешек, превосходящих по мощи Великого мудреца, равного небу, Калки* и Сакамаки Изаёя, не так-то просто найти. Мы тоже будем заняты организацией сцены и игры. Не думаешь, что лучше поговорить о вечном двигателе и последних испытаниях позже?

— Так не пойдёт. «Вечный двигатель третьего типа» слишком опасен. Я не говорю, что его надо контролировать, но долг богов — сделать так, чтобы владычество над изобретением было передано тому, кто сможет его использовать, — огласил своё мнение Токутеру, сложив руки вместе.

Как один из старших божественных духов, как тот, кто сражается с последним испытанием, он обязан был следить за тем, чтобы человечество не ступило на путь к концу.

Лапко хотела было сказать «ты слишком серьёзно к этому относишься», но посчитала, что лучше от этого никому не будет, и проглотила эти слова.

— Действительно. Подробности о вечном двигателе прямо связаны с загадкой о том, почему Изаёя-куна выбрали «Кандидатом Истока». Наверное, тебе, главе Божественной армии, лучше об этом узнать.

— Причина избрания Сакамаки Изаёя?

— Да. Похоже, Круа думает, что его выбрали случайно, но я видела всю легенду, связанную с ним. Потому что всё, что происходило до сих пор, связано. Позвольте мне кратко рассказать обо всём, включая последних испытаниях и вечном двигателе третьего типа.

Доев последний кусочек груши, она встала на тарелочку и подняла указательный палец.

Микадо Токутеру выпрямился, не опуская рук, и приготовился слушать её рассказ.

— Начнём с предыстории. Ты ведь знаешь о духовном уровне, который создал Ази Дакаху?

— Зачем спрашивать? Это же эсхатология, объединяющая современную историю с рассказами о короле Заххаке, описанном в персидской поэтике? По крайней мере, я так слышал от Джибриль, — ответил Микадо Токутеру, удивившись.

Король Заххак — это король, которому суждено было превратиться в Демонического лорда Ази Дакаху по персидской поэме. Любимый злым богом, он подлостью захватил трон, отрастил из плеч две мерзкие драконьи головы и правил народом с помощью страха. Герой того времени прижал Демонического лорда к стенке, но убить так и не смог. И тогда появился Джибриль и сказал «ещё не пришло время уничтожать это абсолютное зло», после чего запечатал короля под горным пиком.

И возродившийся Демонический лорд материализовался, чтобы принести конец миру, и уничтожил он треть мира. Чтобы защититься от этой эсхатологии появится «герой, призванный спасти будущее».

Токутеру развил эту мысль:

— В свете легенды об «уничтожении трети мира» появление Демонического лорда Ази Дакахи по ошибке связывали с периодом, когда «вечная мерзлота рушилась из-за ненормального поведения Солнца».

— Да. Когда растаяли ледники на южном полюсе и в других местах и уровень воды поднялся, суша уменьшилась примерно на треть. Однако на самом деле это было не так. Таяние ледников — лишь вторичный признак эсхатологии.

Именно. Есть ещё одна причина, почему Микадо Токутеру отклонил идею с оружием массового уничтожения: исключительно этим оружием невозможно уничтожить поверхность планеты.

Эсхатология в Зороастризме считалась близкой к Кали-юге из индийских мифов. Это указывало на то, что сверхразвитая цивилизация падёт в эпоху, отрицающую доброту.

— Поэтому мы заключили, что хроники, связанные с Ази Дакахой… либо касаются «супероружия, способного уничтожить даже поверхность планеты» или «крайне злобный человек, использующий супероружие». Не так ли?

Легенда о «разрушении трети мира» = развитие «супероружия, способного уничтожить поверхность планеты».

Легенда о «подлом захвате трона» = появление «крайне злобного человека, использующего супероружие».

Наложение этих двух факторов и стало причиной манифестации «последнего испытания человечества» Ази Дакахи.

— Да. Первый фактор — вечный двигатель третьего типа. А исходя из факта, что начало легенды об Ази Дакахе положено в Персии, то можно предположить, что второй фактор — «кто-то из стран средней Азии, спонсировавший развитие энергетики».

Завершение вечного двигателя фактически означало уничтожение стран с большими запасами энергоресурсов.

Для среднеазиатских стран это стало бы критическим изобретением. Чтобы получить новые права, они с высокой вероятностью планировали спонсировать загадочного человека, считавшегося изобретателем вечного двигателя. Добавив к этому место из легенды, многие начали опасаться, что Демонический лорд, обладающий духовным уровнем Ази Дакахи, родился в одной из стран средней Азии.

— Или этот проблемный «изобретатель вечного двигателя» никак не попадался в наши информационные сети. Но услышав рассказ Изаёя, мы, наконец, нашли ниточку. Он говорил, что путешествовал вместе с Канарией, не так ли? Тогда, проследовав по их пути…

— Нет, в этом нет нужды.

Лапко III топнула и достала из миниатюрной карты даров бутылочку.

Внутри перекатывался замёрзший сгусток крови.

— Сгусток крови? Зачем он?

— Это кровь Сакамаки Изаёя. Мы получили просьбу от Комао: проверить, действительно ли Изаёй — человек.

— От Комао? Почему?

— Он боялся, что если Изаёй — новый полузвёздный дух, то Великого мудреца, равного небу, могли выбросить. К тому же была ещё проблема с оставленным Консэймао. Но результат исследования показал, что Изаёй — чистейший человек. Ещё мы исследовали его родословную, но… Индра, пожалуйста, успокойся и спокойно выслушай то, что я скажу дальше.

Микадо Токутеру преувеличенно кивнул. Они были старыми друзьями, поэтому, наверное, поправлять имя он не стал. Они знакомы ещё со времен жестокой войны против Демонического лорда Дистопии на Западе, поэтому верили в силу друг друга. Раз эта девочка сказала «приготовься и слушай», значит, дело действительно важное.

Лапко III глубоко вдохнула, чтобы успокоить сердце, и указала на кровь Изаёя.

— Первое — его настоящее имя не «Сакамаки Изаёй».

— Хо? Тогда какое?

— «Сайго». Это его настоящая фамилия.

«Сайго? Не слышал о током имени. Помнится, в японской истории было похожее имя, но оно никак не связано с нашей ситуацией. Тогда в нём самом должно быть какое-то символическое значение?» — когда Токутеру подумал об этом…

Его лицо резко изменилось.

— Сайго… Сайго?* Нет, не может быть…

— Второе — его родители, семья Сайго, всегда умирали на всех запутанных временных линиях. Если бы Канария не похитила его в младенчестве, Изаёю суждено было всегда теряться в этой точке времени.

Микадо Токутеру потерял дар речи. Это означало, что «смерть родителей Изаёя» и «исчезновение Изаёя» — поворотный момент в истории человечества. Канария винила себя за свои действия, но даже это было лишь действием, включённым в точку схождения.

Но всё же родители Изаёя, самые обычные люди, не должны были стать частью сдвига.

— Не может быть… изобретатель вечного двигателя третьего типа…

— На самом деле пока мы не попадём в тот период, то не узнаем этого, но сомнений почти нет. Разговор Изаёя и Круа подтвердил, что это был университетский профессор. Родителей Изаёя убивает организация, нацеленная на исследования, поэтому вместе с их смертью способ создания вечного двигателя третьего типа попадал к неограниченному числу лиц, в результате чего вечный двигатель попал в «чёрный ящик».

Вот оно что. Они знали местоположение создателя, ставшего ключом, но пока они не изменят точку схождения истории «смерть родителей Изаёя», узнать имя единственного создателя невозможно. Но изменение точки схождения сродни изменению хроник Акаши. Даже третьезначники не могут так просто провернуть такое. Даже всемогущие, способные создавать, не могут просто так изменить то, что было создано. Это противоречит части «парадокса всемогущества».

— Метод создания стал известен большому кругу лиц… так? «Демонический лорд Ази Дакаха» это не король и не группа людей, а колония, получается?!

— Именно. Мы предполагали до сих пор, что это влиятельный индивид, похожий на короля Заххака, но это было лишь наставление. Если будет супероружие, влияние и немножко злобы, то… любой человек может пасть под влияние Ази Дакахи.

Каждый человек может стать Ази Дакахой.

Прекрасный флаг «Абсолютного зла», который он несёт на плечах» и был тем самым испытанием, которое может быть уготовано человечеству.

— И третье — «Спасти мир Сакамаки Изаёй может прямым способом и косвенным». Одно из будущих — эпоха, где пережили эсхатологию Дистопии, то есть хроника, где существует Касукабэ Йо. А второе— это хроника, сулящая вечный мир во всем мире, однако… мы не «пережили Дистопию», а «стёрли её», поэтому хроника, где существует Касукабэ Йо стала бесконечно призрачной.

— Вот… как. Даже тот Комей принял метку «пустоцвета» из-за этого? Но нет, подожди! Да что же… что это значит?

От невероятного количества информации Микадо Токутеру схватился за голову и начал раскладывать всё по полочкам.

Взглянув на это и тихонько опустив взгляд, Лапко III ответила:

— Скорее всего, легенда о том, как Сакамаки Изаёй спасёт будущее, заключается вот в чём: «из-за действий организации или страны, узнавшей способ разработки вечного двигателя третьего типа, мир окажется на грани уничтожения», но «в то же время появится герой, получивший силу вечного двигателя третьего типа, и остановит это». И «герой «прямого способа» спасёт мир как изобретатель», а «герой «косвенного способа» спасёт мир как испытатель».

— Ч… и-испытатель?! Вечного двигателя?!

— Именно. С самого рождения в его теле содержится «3S, nanomachine unit», вечный двигатель третьего типа, последний секрет человечества, способный создавать энергию из пустоты с помощью информации об окружающей среде.

Лапко ударила по бутылочке с кровью.

И теперь Микадо Токутеру действительно потерял дар речи.

Он взял бутылочку дрожащей рукой.

— Т-тогда… э-это ведь оно самое? В этой крови содержится то, что дало силу Демоническому лорду Дистопии и стало причиной рождения Демонического лорда Ази Дакахи после?

— Да. Если бы Сакамаки Изаёй сам разрабатывал вечный двигатель, то завершил бы его в 2120 году. В этом случае он мог бы прожить долго, но, наверное, мир спасут уже его наследники. Если же в его теле уже будет дар, то закончить его можно намного быстрее. Потому что конечный продукт уже содержится в его теле.

Изаёй сделал из Коппелии в Андервуде вечный двигатель, воспользовавшись редким божественным железом, но «Конечную пустоту» тогда на самом деле отогнал дар, скрытый в его теле. «Конечная пустота» признала игру решённой именно из-за того, что прознала об этом, и после ушла.

— Ки-ха-ха-ха-ха-ха!!! Понятненько! Так вот в чём было дело? Меньшего и не ожидалось от профессора Лапко, в миллион раз более глубокий анализ!

Вдруг в комнате появился силуэт в раздвоенном плаще вместе с типичным для него смехом.

Лапко и Токутеру на миг насторожились, но они прекрасно знали этот характерный смех и его силуэт. Токутеру поднялся, раскинул руки в стороны и встретил бывшего боевого товарища.

— Лоликонщик! Давно не виделись, живости не растерял?!

— Ки-ха-ха-ха-ха! Это мои слова, Казанова! Такую отличную жену себе нашёл, а чести один чёрт не заимел! Если заиграешься с огоньком, то и умереть можешь, в курсе?

— Эй, хватит пугать меня, и дрожу уже, серьёзно, блин! Я сейчас самый настоящий человек, так что если жена меня порежет, ничего не спасёт!

— Точно-точно!

Два чужих бога рассмеялись и захлопали друг другу по плечам. Связи между их группами богов почти не было, но они вместе прошли самую жестокую войну с Демоническим лордом Дистопией.

Их последователи были обречены сражаться с Дистопией не на жизнь, а на смерть. Разумеется, легенды, объединяющей их, не было, но, наверное, они признавали духовный уровень друг дружки.

В основном за любовь к женщинам, выпивке и манеру речи, не похожую на божескую, и прочее.

— Но я удивлён. Круа, ты знал что-нибудь о том… что после победы над Дистопией её последний духовный уровень будет раскрыт?

— Нет, узнал намного позже. Когда воскресился после того, как Изаёй снёс девяносто процентов моего духовного уровня. Когда я восстал после долгого сна, вечный двигатель уже почти завершили. Взглянул я на это и подумал: «да-а, так будет и утопия, и дистопия».

Силуэт бога знаний всмотрелся вдаль. Что он видел в недалёком будущем, остальные двое даже представить не могли.

Но они поняли, что определения утопии и дистопии в сути своей одно и то же.

Обычный школьник бы описал утопию так: «это место, где все люди зарабатывают одинаково, строят одинаковые дома, со скромным верящим сердцем в груди и могут мирно жить каждый день».

Добавив к условиям хроник «разработку вечного двигателя, который принесёт спасение обществу, сражающемуся с энергетическими проблемами» и «недоразвитость либерализма и просвещения в средние века», появился сильнейший богоубийца, Демонический лорд Дистопия. У появления групп богов, поддерживающих этого Демонического лорда, была большая причина, но главной же был вопрос использования вечного двигателя.

— Возможно, истинная утопия существовала до победы над дистопией. Мы создали историю, где чума и оспа не были чем-то особенным, и ускорили просвещение в Европе. В результате мы случайно воспользовались методом, стёршим точку схождения в хрониках, но… глядя на это сейчас, я понимаю, что мы по незнанию сделали только хуже.

— Понятно. Другого метода не было?

Токутеру, Круа и Лапко III состроили гримасы и замолкли.

К сожалению, Демонический лорд Дистопия был слишком силён. Как богоубийца он, наверняка, сильно превосходил Ази Дакаху. Поэтому времени на выбор метода тогда у них не оставалось.

Но это никак не связано с жертвами эпидемий. Их обида, наверное, никогда не исчезнет из мира.

— Ки-ха-ха. Ну, «Последний эмбрион» уничтожен. Теперь времени сколько угодно. Если будет время, можем поискать, нет ли другого метода и хроник, как вам?

— Наверное. Хотелось бы тогда ещё услышать мнение «Чёрной чумы».

— А-а, та девочка точно жила в те времена. У неё есть потенциал стать опорой того времени. Нужно любыми способами вернуть её.

Троица богов и демонов кивнула.

Однажды они уже навязали свою неумелость человечеству.

Если человек умрёт от руки человека, это неизбежность, но неправильно, когда жизнь кончается из-за божественного вмешательства. Из-за того, что сейчас нельзя опираться на догадки, что-то предпринять не могут, но они поклялись, что когда всё уляжется, они вместе придумают решение.

Сейчас они могли лишь внимательно следить за обстоятельствами.

Наверное, не так далёк тот день, когда Маленький сад станет парком развлечений для демонов и богов, о котором они мечтали.

Если они неумело вмешаются, то их засыплют оскорблениями «бесполезные божки, которые действуют только когда припрёт!».

— Попробуйте.

«Только спасать Пест уже поздно. Вечно у них плохие партии выдаются.»

Послышался лёгкий шум.

Некий шум, подслушивавший их, посмеялся над клятвой демонов и богов и исчез из этого места. Из-за того, что он оказался здесь, в следующие несколько лет общая ситуация резко изменилась.

— Кстати, извращуга Круа.

Токутеру бросил взгляд на Круа, будто что-то вспомнил.

— Чего тебе, аморальный демон Индра.

— Прекращай шутки шутить. Хотя бы демоном похоти зови. Ну, так у тебя всё?

— Конечно нет, бро. На самом деле я хотел предложить план на игру владычеств Солнца и обсудить кое-что о награде Изаёю…

— Э-эй? Токутеру ещё не спит?

Вдруг двое взглянули в сторону дверей. Лапко сразу же исчезла, Круа прикинулся тенью шкафа.

Токутеру расслабил лицо, как старик.

— Пришёл? Заходи!

— Д-да! Тогда простите, что мешаем!

— Тоже простите.

— Простите…

— А? — удивился Микадо Токутеру.

В его комнату зашёл не один Изаёй. За ним пришла Кудо Аска, переодевшаяся в юкату после бани, рыцарь королевы Безликая, которая явно была не в духе, и напряжённо перебиравшая ушками Куро Усаги.

Едва открыв дверь, Куро Усаги там же встала на колени и поклонилась.

— О-о-о-о-огромное вам с-с-спасибо за то, что потрудились спуститься в мир! Х-хороший приём я о-оказать не смогла, но позвольте хотя бы саке для вас!

— А-а, знаменитый лунный кролик? Слышал о тебе. Здесь есть только Микадо Токутеру, инвестор-человек. Не надо так напрягаться!

Взглянув на так сильно напрягшуюся Куро Усаги, Микадо Токутеру криво улыбнулся. Наверное, он понимал причину её напряжения, но всему же должен быть предел.

Зашедший вместе с ней Изаёй тоже удивился с улыбкой на лице.

— Ну, ты всё равно задолжаешь ему. Этот старший бог ради твоего спасения…

— Изаёй. Скучные разговоры не в почёте у мужчин, — отчитал Токутеру Изаёя и уставился на него.

Но к разговору присоединилась Кудо Аска с загадочным видом.

— Это ведь… ты спас Куро Усаги из ада?

— Ава-ва-ва-ва! Как бы извиниться лучше!.. Ведь Куро Усаги нарушила правила и использовала копьё и броню!!!

— Эй, говорю же, всё нормально! Я сам должен лунным кроликам! Просто вернул этот долг! Ну же, хватит этих мрачных разговоров, наливай скорее, наливай!

Микадо Токутеру неловко почесал затылок и выставил вперёд небольшую кружечку.

Хотя он и привык к женской ненависти, благодарности принимал не часто. Изаёй глядел на это и ехидно улыбнулся, но тему решил не продолжать. Подшучивать над ним было весело, но злить не стоило.

Молчавшая до сих пор Безликая покосилась на Аску и цинично ответила:

— Вот только спасают вечно тебя.

— Д-да такое…

«Может и было». Аска раздражённо стиснула зубы.

Изаёй, Аска и Безликая зашли в комнату и сели на пол.

Куро Усаги села рядом с Токутеру и нервно наливала ему саке. Изаёй и Аска перешли к делу, глядя на всё это.

— Кстати, столицу лунных кроликов тоже разрушил Ази Дакаха. Раз он побеждён, не собираетесь отстроить её заново? Думаю, Куро Усаги скопила достаточно достижений для этого.

— П-подожди, Изаёй-сан!

— Хм-м, думаю, когда всё успокоится, попробую перестроить. Но семью кроликов разбросало по всем концам света, маловато их осталось. Я могу почувствовать только троих, включая эту девушку.

— Хе-е? Даже старший бог не может определить точное местоположение своих подданных?

— Это не так, но если их местонахождение скрыто барьерами или другими группами богов, то ничего уже не поделать. Но кроме этих случаев я могу узнать их примерное местоположение. И во внешнем мире тоже.

Услышав слова Микадо Токутеру, Аска засияла и спросила:

— А другие старшие боги так же умеют?

— Наверное, да. Мы всегда знаем об этом… а-а, понял, — Токутеру кивнул, словно понял что-то, и приставил руку к подбородку. — Хочешь найти членов бывшей « », выброшенных во внешний мир?.. Хм-м, если присмотреться, то в духовном уровне этой девушки смешалось много знакомой крови.

Токутеру Микадо неотрывно глядел на Аску, поглаживая подбородок. Хотя Аска и напряглась от того, что её родословную сразу же определили, она подалась вперёд и продолжила:

— Меткий у вас глаз, восхищаюсь. Я тоже слышала о моей родословной от спутницы Альмы. Поэтому я думала отделиться от сообщества и отправиться спасать товарищей, спускаясь вниз по генеалогическому древу семьи Кудо.

Токутеру слегка удивился намерению Аски.

Если она собирается отделиться от сообщества и отправиться во внешний мир, то ей придётся потратить очень много лет на своё путешествие. Это то же самое, что и уход из сообщества по сути дела.

— Аска, твои товарищи тоже согласны с твоим решением?

— Да. Пока я не получила согласия всех, но… я прекрасно понимаю, что это будет суровое путешествие. Я сама хорошенько поняла, насколько мала моя сила, в последнем бою. Поэтому я решила отделиться от сообщества, чтобы закалить своё тело и дух в том числе.

Стало быть, она собиралась в путешествие-тренировку.

Аска никогда не была слабой, но её сила часто показывает разный результат в зависимости от ситуации. Она думала, что когда-нибудь действительно станет обузой, если ничего не изменит.

— Куро Усаги. Ты согласна?

— Да. Конечно, я думаю, что будет одиноко. Но у Куро Усаги нет права вставать на их пути. Я думаю, что хочу поддерживать их, принимать их желания, какие они есть.

— Понятно. Изаёй?

— Госпожа же сказала. Она уйдёт, даже если я её остановлю.

— Ого, какие мы понимающие.

Аска удовлетворённо улыбнулась и переглянулась с ним. Изаёй слышал историю о том, как она собиралась сбежать из дому ещё до призыва сюда. Поэтому подумал, что привязать такого сорванца всё равно не получится.

— Кстати, я об этом уже говорила. Когда я сбежала из дома, то хотела пойти на Хэллоуин.

— Да. Мечтаю с детства. Как-нибудь нужно наведаться к «Королеве Хэллоуина».

— Подожди. Что это значит? — вклинилась в разговор Безликая.

Изаёй и Аска удивлённо посмотрели на неё.

— Наведаться к Королеве… а что? Если да, то перед тем, как прийти сюда…

— Нет. До этого. Куда ты планировала сбежать, если бы тебя не призвали?

От столько неожиданного вопроса у Аски засверкали глаза.

— Куда… расширить кругозор и посмотреть на Хэллоуин…

Не понимая, зачем она спрашивает об этом, Аска в замешательстве взглянула на неё. Безликая как-то странно себя вела.

Её поведение сейчас было совершенно иным, чем в бане.

Даже несмотря на маску было понятно, что она дрожала. Не похоже это на неё.

Приставив руку к подбородку и задумавшись, она что-то недовольно пробормотала:

— Понятно. Значит, такую связь планировалось создать между Королевой и семьей Кудо.

— Безликая?

— Нет, простите. Вернёмся к теме. Господин Микадо, о прошлом деле… что думаете об идее поисков Безымянных во внешнем мире?

— М-м… ну, если позаимствовать силу королевы, то изгнанных действительно можно призвать обратно. Для этого нужно использовать различные прорехи в парадоксальной игре…

«Слишком сложные объяснения крайне скучны.» — сказал взглядом Токутеру, и Изаёй со скучным видом перехватил речь:

— Если Маленький сад — пространство, где неравно распределяются все вероятности, то в нём без проблем могут существовать факты-антиподы «товарищи, которые могут вернуться в Маленький сад» и «товарищи, которые не могут вернуться в Маленький сад». С хронологией ведь вопросов не возникнет?

— Ага. В таком случае проблемной парадоксальной игрой станет не «временной парадокс», а «парадокс лжеца» у спасающих. Опустим полное объяснение, но в одном времени будет только один шанс, поэтому если в Маленьком саду будет тот, кто видел смерть изгнанного, то спасти его будет нельзя.

— Одного раза более чем достаточно. Как же можно сидеть сложа руки, когда есть хоть один шанс?

«Хочу вернуть детям, поддерживающим Безымянных, их родителей». Не только Изаёй думал об этом. Аска всегда хотела отплатить старшим детям и Лили за их усердие.

— Поэтому, если будет возможность, хотелось бы попросить у Токутеру-сана помочь с аудиенцией у Королевы, но…

— Угх… — вскрикнул Токутеру. — Королева… Королева? Прости, я не знаком с «Королевой Хэллоуина».

— Правда?

— Слышал, что она красавица, и хотел бы с ней познакомиться, но я с древних времён не в ладах с богами Солнца. Если бы был посредник, то, может, как-то и получилось бы, но… а-а, точно. Здесь же есть рыцарь Королевы.

Все взгляды собрались на Безликой. Наверное, они взяли её с собой, чтобы попросить стать посредником. Куро Усаги обратилась к Микадо Токутеру, наливая саке:

— Понимаю, что не стоит этого говорить. Каким бы великим Демоническим лордом ни была королева, если господин Индр…

— М?

— Если господин Микадо Токутеру попросит, то она не должна отказаться. Ради наших товарищей, не позволите ли понадеяться на вашу власть?..

— Хм-м… — Микадо Токутеру задумался. — Просят сами герои. Такое я могу гарантировать. Если рыцарь Королевы посодействует, думаю, всё пойдёт как по маслу.

— Б-большое спасибо! Теперь мы, наконец, сможем вернуть наших товарищей! — обрадовалась Куро Усаги, выпрямив ушки.

Путь был длинным и тернистым, но, наконец, ей воздалось за всё. Если они ещё и имя сообщества вернут, то, наверное, восстановят сообщество до уровня трехлетней давности.

Но Безликая прервала обрадовавшуюся Куро Усаги и встала:

— Нет, подождите.

— Безликая-сан?

— До похода сюда я сказала, что помогу, но… хочу поправить. Бесплатно помогать я не буду.

— Хо-о… — удивлённо пробормотал Микадо Токутеру.

Исчезнувшая Лапко III и Круа отреагировали точно так же. Все трое поняли с первого взгляда девушку в железной маске, кто же она на самом деле.

— Никто не говорил, что забесплатно, рыцарь королевы. Так за какую награду ты готова стать посредником?

— Награда не нужна. На самом деле я хотела молча уйти из Маленького сада. Но поскольку я нашла способ закончить игру, то отказаться от своей цели не имею права.

Голос девушки со спокойной аурой был необычайно пылок. Железная маска, будто бы горящая, сейчас отражала её истинные чувства.

Положив руку на эту маску, она с героической враждой впилась взглядом в Аску.

— Кудо Аска. Я вызываю тебя на дуэль. Если ты одержишь победу, я помогу с аудиенцией у королевы.

— Ч…

— Сцену и правила позаимствуем у «Адамантовой кузни». Мы обе прошли в финалы, так что проблем не будет.

— П-подожди! Я думала о том, чтобы уладить с тобой все разногласия, но почему так внезапно…

Хотя Аска победила её однажды, на «Наездниках на гиппокампах», она не считала, что победила тогда своими силами. Впрочем, ничего удивительного, ведь Безликая в одиночку выступила против Безымянных, одержавших победу с командной работой. Аска считала, что Безликая не раз спасала её, и ей хотелось бы свести с ней счёты один на один.

Но в ответ на мысли Аски Безликая ответила с презренным смехом:

— Я же говорила недавно. Я спасала тебя по собственным соображениям. И теперь позволь сказать причину этому.

Её голос полнился гневом и обидой, отчего все присутствующие насторожились.

В её словах была нескрываемая кровожадность. Кровожадность настолько сильная, что казалось, что Безликая вполне могла начать в любой момент бой, вырвалась с такой силой, что исказила атмосферу в комнате.

Безликая сорвала в этот же миг маску вместе со своим спокойствием.

Лицо, появившееся из-под маски, повергло Аску и Куро Усаги в шок.

— Ч…

— Не может быть…

Маска ударилась о пол.

Безликая, «лико мертвеца». Поняв значение прозвища этого рыцаря, Аска побледнела так, будто из всех тела отхлынула кровь, и глядела на её… нет, на своё лицо.

— Короче говоря, мне было бы трудно, если бы тебя кто-то убил до того, как тебя одолею я. Если я своей рукой не повергну тебя… Кудо Аято, Безликая, не родится!!!

Примечания

  1. Приветствуем индуистского мессию, десятую Аватару Вишну.
  2. Фамилия записывая двумя разными парами глифов здесь 西郷 и 西業, первая пара переводится как «западная деревня», а вторая «карма запада»

Комментарии