Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 4

Рудники бурных морей, рёкан* в квартале горячих источников.

Посреди шахтёрского города, где бьют горячие ключи, есть район, который развивается в сторону привлечения туристов. В особенно большом здании посреди этого района, располагался рёкан под флагом «двух богинь, смотрящих друг на друга», флагом Тысячи глаз.

Рёкан, построенный из руды, которую здесь добывают, пока ещё не такой шикарный, но под него зарезервирована достаточная площадь, где собираются установить монументы. Может быть, скоро здесь начнётся игра даров для скульпторов.

В таком случае интерьер и фасад рёкана может разом преобразиться.

Поэтому в первую очередь хозяева купили землю. Безымянные тоже получили огромную сумму денег, поэтому в выигрыше остались обе стороны.

Названия пока не было, но уже не далёк тот день, когда сюда хлынут туристы. Пришедший к рёкану Тысячи глаз Изаёй отправился к горячему источнику в сопровождении ассистентки. Снова встретившись с той самой ассистенткой, Изаёй ехидно улыбнулся и начал её подкалывать:

— Йо, давно не виделись. Гляжу, ты даже на новой работе светишься?

— Нет нужды беспокоиться. Куда бы мы ни переехали, понижать качество обслуживания мы не собираемся.

— Отлично. Я слышал, тебя хотят повысить из служащей в обычном магазине до руководителя, это правда?

— …так же груб, как и всегда. Меня назначили помощницей госпоже Широяше, потому что я получила соответствующее обучение, чтобы стать хозяйкой магазина. Никакое это не повышение, — сказала, как отрезала, ассистентка, нет, сейчас она хозяйка (временно).

По слухам, она месяц назад перевелась из магазина на Востоке в новый магазин на Севере. Похоже, там построили несколько новых офисов, чтобы Тысяче глаз было удобнее помогать с восстановлением Севера. Вероятно, ей доверили один из них.

Изаёй легкомысленно улыбнулся и поздравил девушку, ставшую хозяйкой магазина (временно):

— Ну да ладно, в любом случае поздравляю. Так у нас появился ещё один контакт в Тысяче глаз. К успеху идёшь.

— Меня не интересует успех, но если доходы магазина вырастут, наше имя станет ещё известнее. Хотелось бы, чтобы вы помнили — хотите стать хорошими клиентами, предлагайте хорошую сделку, — собеседница без зазрения совести уклонилась от шуточек Изаёя.

До недавних пор её любимой фразой было «Отвергаю Безымянных!», но, похоже, сейчас она уже привыкла к ним.

Так произошло из-за того, что их достижения в прошлой войне признали даже в Тысяче глаз, и, в конечном итоге, Безымянных даже занесли в список клиентов.

Это означало, что сверхогромное сообщество Тысяча глаз признало их в этом Маленьком саду. Больше нет людей, зовущих их Безымянными в негативном смысле.

— Кстати, а что хозяйка магазина на Севере забыла на Востоке?

— Сейчас идёт приём господина Индры, и я, как знакомая, участвую. У него крайне дурные манеры, когда он выпивает, поэтому нужен человек, который будет держать его в узде.

— Хе-а? Ты его знаешь?

— Да. Мы встретились, когда я услышала, что в магазине пройдёт совещание Божественной армии, и этой же ночью он пытался приставать ко мне, — ответила хозяйка магазина, даже не покраснев, а Изаёй удивлённо пожал плечами.

— Этот похотливый бог правда что ли положил глаза на непреступную девушку, вроде тебя?

— Правда. Но тогда он напился в стельку, поэтому партнёра он выбирал абы как… но проблемы начались после. Точно такая же пьяная госпожа Широяша гневно сказала: «Чего это ты лапаешь мою знакомую?!», и они вдвоём устроили разборки. Поэтому господин Индра теперь на меня даже не смотрит. Наверное, считает меня тяжёлым человеком для приудариваний.

Хозяйка магазина (временно) гордо выпятила грудь. Может, её холодное отношение к Куро Усаги тоже как-то связано с этим.

Изаёй хотел расспросить об исходе сражения между богиней солнца и боевым богом, но сдался с мыслью, что не стоит трогать раненого зверя.

— Но, чёрт, Тысяча глаз реально знаменита. Вы даже встречи Божественной армии принимаете?

— Просто если их примет кто-то кроме нас, всё может обернуться бедой. Вряд ли есть другое большое сообщество, не связанное с Божественной армией.

— Правда?

— Да. Ты ведь знаешь об официальном названии Божественной армии?

Изаёй покачал головой, слегка задумавшись. Он не слышал об официальном имени, но примерно догадывался, что есть эта Божественная армия.

Божественная армия — сообщество-альянс богов, где, по слухам, собрались сильнейшие группы богов. Поговаривали, что в нём состояли не только боги буддизма, но и олимпийские жители и разнообразные ангелы.

Во внешнем мире, где жил Изаёй, существовала общая концепция, сильно напоминавшая эту.

Именовался он ‘Дэва’.

В индийской мифологии это боги, в греческой — старшие боги, а в старом завете — единый бог.

В Зороастризме корень этого слова означал злого бога. Это и есть Дэва.

Божественной армией она стала называться уже после того, как к альянсу присоединились славянские и кельтские боги.

— Изначально Божественная армия — смешанная мифология, созданная для противостояния Дистопии. После исполнения долга изначально считавшиеся Дэвами «Двенадцать Дэв» вернулись к своим обязанностям, и пока они временно не могли что-либо делать, вылазки совершают ангелы и олимпийские боги. Это текущая структура Божественной армии.

— Ха-ха-а. Я много чего слышал о Дистопии, но не думал, что для её подавления была создана такая монструозная организация.

— Я тоже так считаю. Но они были вынуждены сделать так, потому что титул старейшего Демонического лорда — не пустой звук. Но ты победил такого же старшейшего Демонического лорда, твоя удача ужасает.

Хозяйка цинично улыбнулась. Так она непрямо хотела сказать, что его победа над Демоническим лордом — простая случайность.

Но Изаёй улыбнулся и принял её «похвалу», не став отрицать цинизм.

— Ну да, я тоже так думаю.

— Достойно восхищения. Навсегда запомни это. А, мы пришли.

Они добрались до комнаты в глубине рёкана.

На шторке, висевшей над входом в баню, была прикреплена записка «зарезервировано».

«Понятно. Здесь можно устроить приём гостю не беспокоясь за того эксгибициониста. Неплохое карапуз место выбрал.»

Получив ведро и полотенце, Изаёй расстался с хозяйкой магазина.

И в этот миг она оставила пару слов ему:

— Однако… Но каким бы ни был великим герой, уничтожение Демонических лордов всегда связано с удачей. Не нужно сомневаться в завоёванной победе, господин Изаёй.

Услышав своё имя, Изаёй удивлённо взглянул вслед хозяйке.

Глядя на девушку, уходившую всё так же учтиво, Изаёй пожал плечами.

— Вот же. Подумал, что она впервые назвала меня по имени, и сдал всё с потрохами.

Она великолепно победила его. Да ещё и ушла с победой. Так Изаёй потеряет уважение.

Поклявшись, что при следующей встрече выбьет из неё визитку, Изаёй прошёл под шторкой в мужскую секцию.

Знаменитые горячие источники Сукунабикона* в рёкане Тысячи глаз.

Раздевшись и повязав на пояс полотенце, Изаёй взял в руку ведро и зашёл в баню.

Едва открыв дверь, он восхищённо крикнул:

— Ого, вот это громадина.

Вместе с паром в нос ударил запах чего-то, похожего на кипарисовик.

Изаёй только зашёл в дверь, как ему показалось, что он попал в лес.

Хотя баня и была открытого типа, густой пар заполнял всё пространство в пределах стен. И в момент, когда Изаёй зашёл, его сразу же ослепило, а когда он полной грудью вдохнул пар с кипарисовиком, то создалась иллюзия, словно он попал в лес.

Он прошёл по мраморному полу, и перед ним показались несколько деревьев, украшающих баню.

Однако эти деревья, которые, казалось, были срезанными и посаженными ветвями великого водяного древа в Андервуде, служили не только лишь украшением: с верхушек била тёплая вода и небольшими водопадами стекала вниз.

Когда он закрыл глаза, то услышал, как приятно переплетаются звуки текущей и бьющей воды.

Удовольствие для глаз, ушей и носа первоклассное. Забота о великолепии дизайна тоже чувствовалось. Не хотелось этого признавать, но меньшего и не стоило ожидать от огромного сообщества Тысяча глаз.

Если бы эта баня ещё и осязание удовлетворила, совсем было бы хорошо.

Смыв пыль, прилипшую к телу во время игры даров в шахте, Изаёй впервые за долгое время расслабился и опустил стопу в воду.

И в этот момент по ту сторону дыма раздался громкий голос.

— Отлично-отлично! Великолепно идём! Гляжу, выпить ты можешь больше, чем казалось, греческий юнец! Ну же, девушки, аплодисменты, аплодисменты!

— Кья, невероятно!

— Греческий юнец шикарен!

— Греческий… э-эм, а звать тебя как?

— Вот же ж. Это предводитель Персея, господин Лаги!

— Уп-п…

— Кья! Господин Лаги такой классный!

По бане разнеслись высокие голоса девушек, которые устраивали приём. Фигуры девушек были скрыты за плотными полотенцами… так расточительно.

Лала, от имени которого правильно назвали только первый слог, напился в хлам и даже поправить крикуна не мог.

Для такой спички он неплохо постарался.

Баня, девушки, выпивка — обычное дело для приёмов и во внешнем мире, но глядя на нехорошие для мирной бани признаки, Изаёй вмиг растерял всё настроение и удручённо поник. Он был здоровым семнадцатилетним парнем, поэтому не любить развлечения с девушками не мог. Скорее даже он любил их. Но он тщательно выбирал время, место, обстоятельства и самих девушек.

Если можно полностью насладиться баней, которая тешит все пять чувств и отдаёт лесом, то принимать в неё должны спокойные девушки, чтобы мужчины выделялись.

Девушки, подобные тем, что развлекают людей на улице Красных фонарей, тоже не так плохи, но здесь намного лучше подойдут именно девушки первого вида. Разве в такой мирной бане не достаточно просто разливать алкоголь и спокойно улыбаться?

«Блин. Кошкоухому ещё много учиться в этом плане. Надо будет устроить ему хорошую лекцию после.»

Количество сожалений Изаёя увеличилось ещё на одно. В следующий раз, когда он пойдёт на Красные фонари, заставит Шесть шрамов оплатить поход.

Изаёй удивился, зайдя внутрь, но ещё один мужчина, Гри, заметил его и крикнул:

— О-о, явился, Изаёй? Не стой колом, давай сюда. Пить будешь?

— Давай, ты тоже развлекаешься?

— Ага. Ром хорош, но это саке тоже неплохое, — ответил грифон Гри, превратившийся в человека, с бутылкой в руке.

Когда Изаёй снова взглянул на него, то увидел лишь высокого крепкого красавца. Улыбка, пропитанная высшим достоинством, действительно была похожа на знатную. Если бы он был молчаливым и оделся хорошо, от девушек бы отбою не было.

Обычно он ходил в шортах и футболке, что было очень расточительно. Ведь он самый настоящий мужчина.

«Если девушкам не интересен такой красавец, получается, здесь одни торговки?»

Изаёй изменил оценку устраивавших прём девушек.

Сев рядом с Гри так, чтобы его не заметил Микато Токутеру, Изаёй беспомощно покачал головой.

— Но блин, это же банкет натуральный, другого места не нашлось что ли? В бане расслабляться нужно.

— Это то так, Изаёй. Вот бы не подумал, что ты скажешь такие никудышные слова. Некоторые гиппокампы и единороги ищут водянистое место по своим вкусам, проходят огромное расстояние и только потом гнездятся на горячих источниках в горах. Если сравнивать с ними, то ничего необычного в закатывании вечеринки в бане нет.

«У всех разные ценности. Если хочешь закатить вечеринку, лучше её закатить, не думаешь?» — вот что имел в виду благородный король зверей.

— Тоже верно, — ответил Изаёй, кивнув, и взял кружку.

Гри молча налил в неё выпивку до краёв.

Разом осушив стакан, Изаёй почувствовал, как вкус саке начал наполнять грудь.

Скорее всего, из бочки его сразу же разлили по бутылкам. В сравнении с тем саке, что появлялось в продаже, у этого вкус казался намного богаче.

Теперь, когда все пять его чувств, включая обоняние, удовлетворены, Изаёй довольно погрузился в воду.

— Гляжу, тут всё очень весело, какая-то игра идёт?

— Ага. Они выпивали по бутылке, а потом Микадо-доно рассказывал об одном подвиге. Лай-доно упал после третьей.

— Ого? Лала хорошо постарался. А Микадо совсем не собирался скрывать божественность. Так что за подвиги то? Дуэль с богом солнца? Война с Асурами?

— Эти уже рассказал. Сейчас все внимательно слушают о подчинении «Семи великих Демонических королей.

Наклонив чашку, Изаёй состроил кислую мину.

— …плохая тема. Нельзя, чтобы Корю и Кала-тян услышали об этом. Кстати, они уже знают, кто такой Микадо Токутеру?

— Не должны. Для этой семёрки буддизм — заклятый враг. Если они прознают, что Микадо-доно появился на нижних уровнях…

— Нет, семь небесных братьев и сестёр знают.

Гри с Изаёем ошарашенно перевели взгляд. И увидели перед собой покрасневшего до ушей Микадо Токутеру в наглой позе и с чашкой в руке.

Изаёй уставился на него с удивлённым видом.

С виду он был дружелюбным, но Изаёй не ослаблял бдительности, потому что до сих пор не узнал, зачем Микадо спустился на нижние уровни.

«Бог войны» Индра. Есть множество боевых богов, но если спросить, кто из них самый сильный и известный, то тысяча человек из тысячи назовут это имя. Бог молний, бог войны, бог-герой, правитель богов, в древнейшей индийской книге Ригведа треть текстов посвящена его воспеванию. Позднее он стал известен как высший будда-бог, перешедший в буддизм, но его духовный уровень соответствует сильнейшему и старейшему богу и ничуть не уступает старшему греческому богу и единому богу.

Если этот мужчина на самом деле Индра, а не подделка, то даже представить тяжело, чтобы он пришёл на простой приём. Потому что божественный дух по имени Индра — бог, обладающий невероятной мощью и положением.

«…»

Перед «богом» надо ставить три приставки «супер».

Устраивает вечеринку в бане, спаивает новых служащих рёкана, позволяя прислуживать себе, он специально ведёт себя как босс плохой компании?

«Нет, если задуматься, то по легенде Индра ведь бесполезный бог? Любит выпивку и женщин, о нём даже говорят «без крайней нужды и пальцем не двинет», — опустил Изаёй рейтинг Индры в мыслях.

Индра убрал бутылку ото рта, не заметив его мыслей, и бесстрашно улыбнулся.

— Чего это. Если хочешь узнать чего, так меня и спрашивай. Я же спонсор, не надо бояться. У нас же тут банная вечеринка. Формальности прочь, прочь!

— Ага, прошу прощения.

Гри вышел вперёд, чтобы прикрыть Изаёя. Даже если бы формальности не были нужны, Изаёй такой человек. Он беспокоился, чтобы не дай бог не разозлить его.

— Только что вы рассказывали историю о подчинении семи демонических королей, но Хозяин этажа Востока, как вы знаете, сейчас Великий мудрец, будоражащий моря, Демонический лорд, сражавшийся с вами. Вы ведь не пришли ссориться?

— А, это? В прошлом много чего было, но я уже встречался с братьями и сёстрами мудрецами. И уже договорился с ними о «духовном поезде». Беспокоиться не о чем.

— Ого? Тебе даже с буддистоненавистницей Кала-тян удалось спокойно встретиться? — отшутился из-за спины Гри Изаёй.

Гри предупредил его взглядом, но Токутеру продолжил, как ни в чём не бывало:

— Да какой там. Сын жёлтого дракона ещё нормально отнёсся, а принцесса гаруд меня чуть не пришибла. Сколько лет уже прошло, а эта принцесса-сорванец ничуть не изменилась.

— Чуть не пришибла? Тебя то?

— Точно. Если меня сейчас пнуть, я улечу ведь. Я тут спас своего последователя и немного перестарался, так что растратил духовный уровень. Благодаря этому я пять раз чуть не умер по дороге сюда. Боже, как же тяжело быть популярным!

Токутеру Микадо всё так же улыбался от выпивки.

Но Изаёй широко открыл глаза и удивлённо воскликнул:

— Спас последователя… неужели…

— Но не будем об этом. В любом случае я планировал переродиться человеком, чтобы спуститься во внешний мир. Но вернёмся к теме: если бы Королева Хэллоуина и Семь Демонических королей не пришли бы на помощь, то в прошлой войне мы бы наверняка проиграли. Королева и Комао с Хомао ринулись на помощь, Сютен-додзи и Гюмао выдвинулись на подавление отпрысков. Их я тоже собираюсь соответствующе наградить.

— Хех, думаешь та буддистоненавистника Кала-тян так просто её примет?

— Примет. Потому что я сразу предложил принцессе-сорванцу награду. Когда я сказал, что освобожу душу её брата, запертую в аду, она хоть и нехотя, но согласилась.

От слов Микадо Токутеру в бане стало шумно.

Микадо только что закончил рассказ о Демонических королях, и сразу же заявил, что предложил переговоры о признании вины буддизма. Естественно всё присутствующие придут в замешательство.

Но как бы там ни было, противник — Демонический лорд. Едва выпустишь их в мир, как они станут непобедимыми монстрами, воплощающими сами катастрофы. Если освободить что-то подобное из ада, то непременно появятся недовольные.

В худшем случае вполне могла начаться вторая «война против семи мудрецов».

— Ха-а… Очень великодушная мера. Неужели ты не подумал о худшем варианте?

— Ты о повторении войны?

— Ага. Не знаю, что у Корю, но Кала-чан очень зла на вас, в курсе? Маленький сад снова погрязнет в войне, так?

— Этого не будет. В тот раз они хотели помочь Великому мудрецу, равному небу. И эта цель была достигнута. Принцесса-сорванец гаруд немного опасная, но… достаточно будет появления Двенадцати Дэв. Тут даже беспокоиться не о чем.

Выдув чашку, Микадо Токутеру весело дыхнул алкоголем. Он точно бог войны, раз заявил, что «если я буду рядом, ничего точно не произойдёт».

— Хех. Не скажу, что не люблю сказочников, но хотелось бы увидеть, как Двенадцать Дэв будут полезны миру.

— Ха-ха-ха! Прямо по больному, во парень!

— Не шути. Вы же даже не думали о том, чтобы победить Ази Дакаху? — спросил Изаёй, слегка повысив тон.

По его меркам в словах было довольно мало цинизма, но эффект оказался радикальным.

Микадо Токутеру стал серьёзней, покачал головой и заявил:

— В прошлом, может, и получилось бы, но сейчас — вряд ли.

— С чего это?

— Потому что ради будущего людей он стал монстром, обременённым всеми людскими грехами. Его должно уничтожить человечество. Ты же сражался, понял сам наверняка? Что он долгие-долгие годы ждал того момента, когда человеческий герой повергнет его.

Выслушав слова Микадо, Изаёй невольно замолк. Об этом желании должны были знать только Изаёй, сражавшийся не на жизнь, а на смерть с Ази Дакахой, и умерший Джек.

— Ты сражался с ним?

— Ну да. Перед тем, как он стал Последним эмбрионом, запечатал его именно я. Не хотел бы, чтобы со мной это случилось, — выругался Микадо Токутеру.

Говорил он так дружелюбно из-за того, что они оба родились из одного гноя.

— Хех. Кстати, в Зороастризме его победил…

— Ага, когда я спустился с небес к людям. Духовный уровень тогда был повыше, чем у меня сейчас. Теория, по которой способ уничтожения индийского злого дракона Вритры и способ уничтожения Ази Дакахи имеют одинаковую основу, именно в этом и заключалась, но если говорить о самих уничтожаемых, то это уже исключения. В те времена Вритра был намного сильнее, чем Ази Дахака.

— Ого… — удивлённо воскликнул Изаёй.

Он не слышал о деталях этого дела. Похоже, Ази Дакаха не сразу обладал невероятной мощью.

Микадо Токутеру приставил кружку к бочке, беззаботно черпанул пойло и продолжил рассказ о подвигах:

— Проблемы начались после того, как Ази вылез из запечатанной пещеры. И когда он пошёл на матч-реванш, то вдруг оказался нереально сильным. Члены «Дэв» тогда проиграли одному единственному Демоническому лорду, вот насколько он был невероятно сильным.

— Ничерта себе. Что-то явно пошло не так.

— Всё пошло не так. После этого стали сильнее Ямато-но-Ороти и Смертельный глаз Балор, Фенрир, Небесный бык, Конец Майя и Король Анголмуа из конца девятнадцатого века, и начали возвращаться, поэтому мы заподозрили что-то неладное и устроили расследование, и обнаружили, что пока не появится человек, который решит загадку эсхатологии, на который указывает духовный уровень каждого из них, то даже всемогущие жители трёхзначных врат не победят их. Даже не знаю, сколько мифологий пало перед их даже жульнической мощью.

Старшейшие Демонические лорды — не пустой слух. Поговаривают, что они уничтожили миллионы богов. Для Индры, хорошо знавшем о тех временах, это крайне болезненное воспоминание.

— Ты ведь слышал о том… что создали «привилегии организаторов» для запечатывания этих противников?

— Ну, что-то слышал.

— Тогда будет проще, расскажу в двух словах: распространение игр даров связано с идей «дать людям разнообразные испытания, пока монстры запечатаны, и воспитать великих героев», но это работало лишь на Демонических лордов, рождённых до 1999 года. Беда не приходит одна, и большая часть наших сил была запечатана Конечной пустотой и Парадоксом всемогуществ, возникшим вместе с распространением игр. Но это случайно открыло путь к сфере безграничной власти, двухзначным вратам.

— На втором уровне никого не было до тех пор?

— Нет, там жили четверо. Говорили, что это были прототипы Брахманов, существующие с начала времён. Они отличаются от нас. И вместе с Шакья**** их сейчас семнадцать там, если не ошибаюсь?

В общем, там всё ещё почти пусто. В Маленьком саду так много разнообразных боевых богов и будд, но в то же время у двухзначных врат сейчас занято всего семнадцать мест.

— Обратно к теме — последним из всех последних испытаний остался Демонический лорд Ази Дакаха, но его невозможно было победить ни при каких обстоятельствах… понимаешь? Мы даже спустились к людям в людском обличии, но всё равно не смогли победить.

От его скрытной манеры речи Изаёй подозрительно нахмурился.

— Даже если вы сердце пронзили бы?

— Именно. Печати на плечи и черепа мы, Дэвы, наложили ещё тогда, когда спустились с небес. Тогда же мы пронзили сердце, но Ази воскрес. Двести лет назад Канария и её товарищи запечатали его, но… убить его не смогли, — почёсывая голову, Микадо Токутеру прищурился и уставился на него. — Я уже три месяца пытаюсь обдумать варианты. Сакамаки Изаёй, я вывел условия для победы над «Ази Дакахой»:

1) Это должен быть великий, обладающий силой достаточной, чтобы победить Ази Дакаху.

2) Это должен быть мудрец, разрешивший загадку эсхатологии Х, к которой относится Ази Дакаха.

3) Это должен быть герой из параллельного мира, вызвавший на бой Ази Дакаху и в то же время знающий о невозможности победы.

Ты же выполнил три эти условия? — абсолютно серьёзно спросил Изаёя Микадо Токутеру.

Параллельный мир, о котором он сказал, — это внешний мир, где жили Изаёй, Аска и Йо. Если духовный статус Ази Дакахи из тех, что знаменуют конец человечества, то решить его загадку должны люди из внешнего мира.

И Изаёй с остальными прямо перед боем изучали, что же могло указывать на источник духовного уровня Ази Дакахи. Неужели он хотел сказать, что они уже знали ответ?

Но Изаёй скептически посмотрел на него и ответил:

— Знаю, что ты хотел сказать, но мы не заходили слишком далеко в обсуждения, понимаешь? Максимум, мы подумали, что духовный уровень Ази Дакахи как-то связан с оружием массового уничтожения.

— Хм-м, оружие массового уничтожения? Ход мыслей похожий, но немного не тот, что у меня.

— Ого… — Изаёй снова восхищённо воскликнул.

Раз одного упоминания оружия массового уничтожения хватило, чтобы он понял суть теории Изаёя, значит, он действительно был близок к уверенности.

Изаёй взял лежавшую бутылку с выпивкой и заинтересованно улыбнулся.

— Тогда твой ход, господин Индра.

— Микадо Токутеру. Я не тот хороший бог.

— Да-да, давайте послушаем теорию господина Микадо Токутеру? Как по-твоему, что за катастрофа эта эсхатология Х Ази Дакахи?

— Хм-м… — преувеличенно кивнув и взяв бутылку, он достал Карту даров из футляра. — Хорошо. Изначально об этом не сообщалось тем, кто живёт ниже четырёхзначной зоны, но… ты исключение. Было бы хорошо, если бы ты знал о мире Маленького сада, внешнем мире и о Сдвигах парадигм. Так что я объединю ложные Свитки Гиасса и объясню всё с самого начала, слушай внимательно.

Сказав это, он призвал Свиток Гиасса и вдруг заговорил.

Существует три вида точек схождения человеческой истории, или как их называют «Сдвигов парадигм».

1) Схождение через открытие сверхъестественного феномена или концепции.

2) Схождение тенденций религиозных и региональных масс.

3) Схождение через суждения и силу единственного человека.

Среди этих схождений первое — самое сильное, а последнее — самое слабое. Если подумать о влиянии, которое может оказать человек на историю, то это вполне естественно. Предполагается, что человек начал ходить на двух ногах в результате большого землетрясения, произошедшего на какой-то территории.

О странах и религиях говорить бессмысленно. Чем больше у них последователей или жителей, тем большее влияние они могут оказать на историю. Это же касалось руководителей организаций и королей. Условие победы в игре, позволяющей стать божественным духом, сейчас заключается в сборе «определённого количества веры», потому что божественные духи имеют огромное влияние на историю.

По сравнению с двумя первыми схождениями, личная сила и суждения не так сильно влияют на историю. Например, жуткие злодеяния Джека Потрошителя были задокументированы намного позже, чем совершены.

Но были и исключения.

Чтобы показать такое исключение, Микадо Токутеру предложил одну игру.

Игра даров: «Перспективы Нобунаги»

Предпосылка: Ода Нобунага — это невероятный Сдвиг парадигм в истории Японии.

Основываясь этой предпосылке, ответьте на перечисленные ниже вопросы:

1) Включено ли рождение Оды Нобунаги в Сдвиг?

2) Включены ли тенденции провинции Овари в Сдвиг?

3) Включена ли смерть Оды Нобунаги в инциденте в Хонно-дзи в Сдвиг?*

4) Объясните причину вопроса №3.

Печать: Микадо Токутеру

— Хм-м…

Приставив руку к подбородку, Изаёй задумался.

Наверное, Микадо заговорил об Оде Нобунаге для того, чтобы японцу Изаёю было легче понять. Если бы не Ода Нобунага и не данные условия, то богу пришлось бы всё объяснять.

Если смотреть с точки зрения единства исторических фактов страны, то первый и второй пункты — ничто иное, как неизбежные феномены.

И третий тоже выглядит как подобный феномен. Но если он такой же, как и первые два, то в четвёртом вопросе нет смысла.

«Он говорит мне думать?»

Изаёй даже восхитился содержанием вопросов. Неплохо для игры-объяснения. Намерения задающего вопросы можно понять — он хотел вопросами подтолкнуть отвечающего к ответам.

«Например, предположим, что Ода Нобунага выжил в инциденте Хонно-дзи. Что тогда? Тогда бы битва при Ямадзаки между Тоётоми Хидэёси и Акэти Мицухидэ не произошла бы. И эпоха Тоётоми, естественно, не настала бы. В таком случае Ода Нобунага должен был умереть в Хонно-дзи? Дальнейшая история Японии бы сильно изменилась, потому что смерть или выживание правителя страны — невероятно крупное событие. Большинство крупных провинций, которые расцвели после инцидента в Хонно-дзи, имели бы крупные связи с Одой Нобунагой. Поддерживать историю, где Ода Нобунага не исчез со сцены, невозможно в принципе,» — додумав до этого места, Изаёй перечитал содержание свитка, словно что-то понял.

— «Включена ли смерть Оды Нобунаги в инцеденте в Хонно-дзи в Сдвиг»… а-а, понятно, так вот в чём дело.

— Понял что-то?

— Ага. Ответы на первый и второй вопросы — да, на третий — нет. Смерть Оды Нобунаги не равна «Сдвигу Парадигм» — последний ответ.

— Хо-о…

Гри и Микадо Токутеру одновременно удивились.

Гри наклонил голову на бок и перечитал содержание свитка.

— Но Изаёй, разве так не появится противоречие в дальнейшей истории? Я, конечно, не знаю об истории твоей родины, но о Демоническом лорде Нобунаге слышал. Если жизнь и смерть столь важного человека изменится, то в будущем ведь наступят проблемы, так?

— Ну да. То, что Ода Нобунага вечно нёс на себе груз ответственности, повлияло на следующие периоды. Но смерть Оды Нобунаги слегка особенная. Никто не видел трупа этого командира.

Как и в случае с «Гамельнским крысоловом», у истории Оды Нобунаги есть несколько разных концовок. Некоторые даже сейчас поддерживают теорию, по которой Ода Нобунага выжил в Хонно-дзи и сбежал.

Если труп никто не видел, то и смерть подтвердить никто не мог.

— Таким образом, субъектом Сдвига была не «Смерть Оды Нобунаги», а «Побег Оды Нобунаги из истории». Ну да, нестандартный случай. Если Ода Нобунага выжил в Хонно-дзи и не отказался от своих амбиций, то его силой призвали в Маленький сад, получается?

— Верно. В прошлом Нобунага трижды призывался как Демонический лорд, но все три раза это был «Нобунага, выживший в Хонно-дзи». В таком случае логично было бы сохранить исторический баланс и дать Акэти Мицухидэ дар, чтобы он всегда мог убить его, но тогда Тоётоми Хидэёси пришлось бы дать ещё более мощный дар. По этой причине выживший Нобунага призывался в Маленький сад, когда корректировалась История, но… три раза его призывали, и все три раза он становился Демоническим лордом, что же он за человек.

Чего и следовало ожидать от «демона-повелителя Шестого неба»*. Раз он даже бога войны шокировал, то таланта ему не занимать.

— Подобные феномены, когда «факт существует в истории, но никто его не может подтвердить», даже внутри Маленького сада нельзя проверить. Это часть, которую не может подтвердить даже Демон Лапласа, называется она «чёрный ящик». Ну а теперь к главному блюду, — Микадо Токутеру поднялся из ванны и сел на бортик. — Сакамаки Изаёй, мы, Божественная армия, можем чётко отринуть версию, что духовный уровень Ази Дакахи — оружие массового уничтожения. Потому что мы уже присматриваем за владычеством изобретателя этого оружия.

— Чего?

— В Маленьком саду владычество над феноменами, концепциями и прочим — это сила, относящаяся к высшему рангу даров, она может быть заменена «властью» и передана. Ты же видел, как передаются владычества над звёздами? Просто думай, что это нечто похожее.

Владычество над солнцем и владычество над злой звездой Алголь. Их действительно можно передавать как вещи. Да и сам Изаёй сейчас хранил владычество над Солнцем, полученное от паренька по имени Его высочество.

— Если его создатели верят в какую-то группу богов, то это владычество переходит к этой группе богов, или скорее они могут наблюдать за ним. Поэтому заявлю: оружие массового уничтожения не связано с Ази Дакахой.

Предположение Сакамаки Изаёя было ошибочным.

Его слова указывали именно на это, и у Изаёя перехватило дыхание

— А ну стоять. Тогда Ази Дакаха жив…

— Нет, он умер. Это точно.

От слов Микадо Токутеру Изаёй слега помрачнел. И когда он заметил это, то, наконец, понял желание, которое он всё время носил в себе с того самого дня, и раздражённо цокнул языком.

— Сакамаки Изаёй, знаешь, я верю, что два последних «Последних эмбриона» — Демонический лорд Ази Дакаха (эсхатология Х) и Демонический лорд Дистопия (эсхатология Y) – это Демонические лорды, появившиеся из чёрного ящика.

— Ты о чём?

— Эти двое отличаются от катастроф, это рукотворные бедствия. Но возможно ли такое, что после двухтысячного года подобных масштабных рукотворных бедствий и технологических открытий произошло аж два?

— …

— Поэтому наш ответ таков: эсхатология Х и эсхатология Y — два взгляда на одну идею, технология или концепция, ставшая их основой, — одна и та же. И создал их один человек… но кто это — историческая тайна, получается?

— Хо-о… — удивлённо воскликнул Изаёй. — Понятно, вот, значит, к чему пришли?

Объяснения Микадо Токутеру состояло вот в чём:

Супертехнология из недалекого будущего, которая создала эсхатологию X/Y, наверняка существует, но главный вопрос — кто её создал — даже в будущем ещё не имеет ответа.

Обратное тоже верно, если бы было известно кто, где и когда создал эту супертехнологию, то боги бы контролировали её.

«Лично я думаю, что «вечный двигатель третьего вида» — очень подозрительный… в тот раз я совсем не решил игру, построив вечный двигатель третьего вида.»

Изаёй никогда бы не смог построить вечный двигатель третьего вида. Тогда он просто использовал трюк для победы.

Хотел бы он спросить у Коппелии об этом, но после боя с Ази Дакахой она потеряла сознание и так и не проснулась. Возможно, она проспит до появления «истинного создателя», о котором говорил Микадо Токутеру.

— М-м… ну, объяснения я понял, но почему я тогда смог победить Ази Дакаху? Его ведь нельзя победить, пока не разрешить его историческую тайну.

— Вот это и есть главная загадка. Я думал, что ты решил загадку из чёрного ящика, но на деле, похоже, это не так. Сакамаки Изаёй, почему ты смог победить Ази Дакаху?

«Да я и сам не прочь узнать, придурок.» — в мыслях ответил Изаёй на серьёзный вопрос Микадо.

— Откуда мне знать то, что даже боги не знают. Я его победил и сам не умер, просто прими это за данность.

— Нельзя так. Если мы не определим этого человека, то не факт, что не появятся новые эсхатологии. Я даже думал, что ты сам можешь быть изобретателем.

— Бред.

— Ты прав! Но если это так, то ты мог непрямо…

Тут Микадо Токутеру взглянул на Изаёя, словно что-то понял. Его глаза наполнились удивлением, как будто он наткнулся на что-то невероятное.

Заскрипев зубами и состроив кислую мину, он пробормотал почти шепотом:

— …или же они встретились, не зная друг о друге?

Слова Микадо исчезли в воздухе, так никого не достигнув.

Потому что прямо в это время девушки подняли крики.

— Господин Микадо, скоро ужин…

— М-м… а-а, уже? Кто-нибудь возьмите этого юнца с собой. Он готов.

Микадо Токутеру указал на Лая, плававшего в бассейне с красным лицом. Он уже долгое время плавал пьяный в стельку. Оставлять его здесь может обернуться бедой.

— Продолжим после, Сакамаки Изаёй. Хочешь ещё о чём-то спросить?

— А? Можно?

— Конечно. У нас же выходной. Давай встретимся после ужина, если хочешь.

Затем Микадо Токутеру снова стал самим собой. Похоже, режим бога закончился.

Слушавший их разговор Гри подхватил Лая и встал.

— Ну что, пойдём? С девушками что будем делать?

— Дурак? Конечно же с собой берём! На небесах так редко можно развлечься. Я ведь так давно… а, точно. Забыл спросить о самом важном.

«Важном?» Изаёй и Гри удивились.

Микадо Токутеру гордо упёр руки в боки и заявил:

— Награда положена не только мудрецам и королеве. Ты ведь сыграл ключевую роль в победе над древнейшим демоническим лордом, так? Было бы нечестно оставить тебя без соответствующей награды.

— Награда? Мне?

— Да, это великолепно. Этот мужчина крайне бескорыстен. Я всегда думал, что его стоило наградить за все достижения, что он накопил с момента призыва в Маленький сад.

Гри ясно улыбнулся и хлопнул Изаёя по спине.

И прежде чем Изаёй успел что-то сказать, Микадо продолжил:

— Именно! Сакамаки Изаёй! Сейчас я, Индр…

— М?

— …Микадо Токутеру лично дарую тебе награду! — как ни в чём не бывало поправил себя Микадо Токутеру.

Если бы он смог подавить эту наглую часть, то вера в него как бога немного бы возросла.

«Нет, может, лучше быть как люди.»

Утром об этом не говорили, но Индра — божественный дух, обросший скандалами из-за пропаганды внутри и вне божественной группы. Отец Хомао, Великий гаруда, изначально был божественным духом, рождённым для того, чтобы уменьшить духовный уровень Индры.

Хоть Индра и был божественным духом, но очень любил женщин. И выпивку.

Он был самым чувствительным среди всех богов, лил слёзы у мёртвых тел кроликов, был гордым и жизнерадостным.

Индра — божественный дух, в котором смешались пороки, а также существовали чувства и человеческое добро со злом.

— М-м… Похоже, ты что-то хочешь сказать. Отлично, говори. Микадо Токутеру немедленно исполнит любое желание.

— Как щедро с твоей стороны.

— Конечно. Потому что я и так собирался даровать тебе награду. Если чего-то хочешь, можешь потребовать его. Ик.

Микадо Токутеру опьянённо улыбнулся. Взглянув на эту улыбку, Изаёй расслабился. Сначала он подумал, что тот играет или ещё что, но он правда напился в стельку.

Изаёй подумал, что негоже так вести себя богу войны, но если он скажет такое, то погубит настроение.

— Награда… награда, значит? Не сказал бы, что я чего-то особенного хочу.

— Что-то ты и правда бескорыстный. Скучный. Я, Ин… нет, Микадо Токутеру, сказал, что дарую тебе награду. Любое желание будет исполнено, понимаешь?

Меньшего и не ожидалось от правителя богов. Совсем не скупится на награду.

Но хоть он так и сказал, Изаёй всё равно беспокоился. Перед походом сюда Изаёй думал устроить заварушку, но настроение пропало. А если говорить о желании…

— А, точно. Есть одно.

— Ага, говори, — нагло заявил Микадо Токутеру, уперев руки в боки.

Изаёй приставил руку к подбородку и притворился, что задумался.

Это немного отличается от награды, но у Изаёя уже было то, чего он хотел. Изначально он думал искать это своими силами, но этот дар он вряд ли бы нашёл.

Если этот мужчина правда Индра, то такое может запросто исполнить.

— Тогда мелочиться не буду, — отрезал Изаёй и показал пальцем на Гри. — Крылья, достойные короля зверей, герою грифонов, этому мужчине.

Когда Изаёй огласил своё желание…

Баня Тысячи глаз заполнилось прекрасным северным сиянием.

Примечания

  1. Рёкан — гостиница в традиционном японском стиле. Особенности — отсутствие кроватей в обычном понимании и наличие общей бани.
  2. Да-да, тех самых из овашки
  3. Этот инцидент произошел 29 мая 1582 года. Солдаты Акэти Мицухидэ, которые должны были прийти на подмогу войскам Нобунаги, окружили храм Хонно-дзи, и вынудили Нобунагу сделать сэппуку.
  4. За суровый нрав, а особенно за сожжение храма Энряку-дзи, который был одним из древнейших буддийских центров страны, его называли «Демон-повелитель Шестого Неба» (яп. 第六天魔王 Дайроку Тэмма-о:, в буддизме хозяин шестого неба в Мире Желаний, одно из воплощений зла).

Комментарии