Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Пролог

Игра даров: «Минотавров трон в лабиринте»

Участники: Сакамаки Изаёй

Условия для участия:

1) Обладать по меньшей мере одним владычеством над солнцем (из эклиптики или круга зверей);

2) Быть потомком бога солнца или иметь заслуги, связанные с солнцем.

Важное дополнение:

Отборочная игра на войну за владычество над солнцем может быть остановлена без предупреждения. Это дополнение относится ко всем играм отборочного этапа, пожалуйста, не забывайте об этом.

Условия победы:

1) Подчинить «чудовище из лабиринта»;

2) Уничтожить все бычьи головы и развеять лабрисову путаницу.

Клятва: Организационный комитет войны за владычество над солнцем подтверждает, что вышеописанная игра проводится официально.

Печать «организатор второй войны за владычество над солнцем «Демонята Лапласа»

Под звездным небом находился лабиринт. Внутри — ни души.

В тронной комнате посреди звучал голосок, казалось, смеющейся девушки. Прочитав «свиток Гиаса» — письмена на пергаменте — девушка захихикала и принялась читать снова. Что-то в нём было настолько забавным, что девушка то и дело громко смеялась.

Посмеявшись, она замолкала, а затем снова смотрела на текст и начинала смеяться.

Приятно, наверное, вот так раз за разом смеяться над одной шуткой, но со стороны это выглядело нездорово. Не подобает красавице (если она таковая) вести себя так.

Но самое главное, что здесь — лабиринт загадочного быка, логово минотавра.

Внутри не было ни единого огонька, ни человеческого следа, только возня насекомых и завывания ветра звучали во тьме. Поэтому девушка смеялась. Смеялась без конца.

Молодая девушка, скорее даже девочка, с собранными в два пучка волосами выглядела очень миловидно, но совершенно не походила на обычную городскую жительницу.

Уняв смех, она снова принялась перечитывать свиток Гиаса.

Девочка вот-вот засмеялась бы вновь, но мужчина, лежавший в тени ближайшего дерева, медленно поднялся. Наверное, ему надоела смеющаяся посреди ночи девочка. Грубым движением пригладив волосы, он беспомощно улыбнулся.

— Эх… Курма (прим: вторая аватара Вишну, принявшего образ черепахи), ты не устала его перечитывать?

— Есть такое. Холодновато здесь и скучно. Может быть хотя бы завтра придет претендент. Гюмао, дай мне с ним поиграться! — сказала Курма, задорно размахивая свитком. В отличии от милого вида, имечко у неё было поистине устрашающее.

А вот мужчина, Гюмао, выглядел просто сногсшибательно: высокий, статный, с черными волосами и рогами на голове. В лунном свете он выглядел в буквальном смысле воплощением мужской харизмы.

— И называй меня Сэкайо, хоть оно и скучное. Моё настоящее имя пока что секрет. А ещё можешь звать меня Курмочкой, прямо как человеческую девушку.

— Ну как хочешь. Хотя… думаешь, Индра тебя не узнает при встрече?

— Шакра?.. Ты об Индре? Было бы странно, ведь он не знает, что я самка дракона. А ещё я ни разу не превращалась в человека. — Девочка улыбнулась, предвкушая реакцию Индры на такое открытие. Но сейчас важнее было другое — свиток Гиаса, который она только что вытащила. — Но лучше посмотри сюда! Вот на это, на это! В этот раз игра за владычество над солнцем какая-то жуткая! А вот в прошлый раз даже безмозглый силач мог победить! — так Сэкайо неявно намекнула на то, что победитель прошлой игры был очень силён.

Взглянув на свиток, Гюмао кивнул.

— Ага. Условия второй войны созданы такими, чтобы дать шанс даже слабым игрокам, но сложность испытаний вместе с этим возросла в разы. Наша игра в лабиринте тоже связана со всем этим. Кстати, ты уже решила загадку?

— Конечно решила!

Курмочка вдруг поднялась на ноги.

Похоже, она хотела всем рассказать свою теорию. Её глаза триумфально сверкали. Сначала девочка указала на слово «лабиринт» в содержании.

— Текст выглядит неестественным. В особенности — условия победы! «1) Подчинить «чудовище из лабиринта»; 2) Уничтожить все бычьи головы и развеять лабрисову путаницу». В первом предложении написано слово «лабиринт», а во втором специально сделана замена на «путаницу». И это несмотря на то, что в названии указан именно «лабиринт». Создатель явно хотел нас запутать. Кстати, ты ведь знаешь, что лабиринт и путаница — две абсолютно разные вещи? — спросила Курмочка, приложив палец к красным губкам, распаляясь всё больше и больше.

Гюмао, казалось, загорелся. Он сел по-турецки перед троном и призадумался.

— Хм-м… действительно. В «путанице» есть перекрестки и ответвления, а в «лабиринте» — всегда только одна дорога… верно?

— В целом да. Путаницы созданы для того, чтобы морочить людям голову, а лабиринты — чтобы заточать их. Иначе говоря, в лабиринте вход и выход находятся в одном месте. Поэтому когда кого-то отправляли в «лабиринт, у которого нет выхода», его по сути дела отправляли в тюрьму… Хотя это не относится к делу. Кхем, — девочка успокоилась и вернулась к теме. — Дальше в глаза бросается фраза «уничтожьте все головы быков». Раз написано «уничтожить все», значит, бычьих голов должно быть несколько. Поэтому они не связаны никоим образом с минотавром. То, что связано с бычьими головами, да ещё и не противоречит их многочисленности… ты ведь знаешь, что это? Ты-то, великий монстр из быков, должен знать, верно? — сказала девочка-дракон и вызывающе улыбнулась.

Гюмао скрестил руки на груди и замялся.

— Могу только предположить. Если мы примем твою теорию, то головы быка не принадлежат ни живым существам, ни минотавру. Это указание на бычьи головы, а значит… — Гюмао огляделся: лабиринт в буквальном смысле уничтожили. Тут и там лежали груды камней от стен. Увидев среди камней руки и барельефы, мужчина обо всем догадался: — точно, «Лабриса»!

— Хи-хи, похоже, серое вещество зашевелилось. Тогда я не буду тянуть. Греческое слово «лабиринт» произошло от «лабрисы», топора с двумя лезвиями! Оно же —оружие минотавра, созданное по подобию бычьей головы, и ритуальный инструмент. В лабиринте Кроноса, прототипе подобных сооружений, на всех стенах были рисунки топора с двумя лезвиями, если мне не изменяет память. Хи-хи, ну что, догадался?

«На всех стенах лабиринта были рисунки бычьих голов».

Стоило ему подумать об этом, и безумная разруха вокруг обретала смысл.

— Вот, значит, что здесь случилось?! Если разбить топоры, нарисованные на стенах, то появятся развилки и ответвления, и лабиринт превратится в путаницу!

— Бинго! Именно так всё и есть! — ответила Курмочка, подняв указательный палец вверх. Указав на разрушенный лабиринт, она запрыгала от веселья. — Юноша по имени Сакамаки Изаёй, принимавший участие в этой игре, решил загадку точно так же! Разрушенные стены здесь — это не последствия битвы, а его стратегия! — Прижав к груди свиток Гиаса, Курмочка закружилась, глядя на ночное небо. — Хи-хи… и что он за юноша такой? Раз он бросил вызов столь злой игре, значит, он умен? Я уже хочу сыграть с ним. Ты ведь тоже хочешь?

— Полностью согласен. С нетерпением жду встречи с Изаёем. Интересно, какими же они стали, эти черти… — тепло проговорил Гюмао. По его словам тяжело понять, какие чувства он в них вложил. Впрочем, глаза, обращенные на луну, были абсолютно спокойны. — Но всё же… ребятню Канарии втянули в игру. Несмотря на то, что в тайне делалось всё, чтобы не допустить этого.

— А не слишком ли ты просто согласился присоединиться к нам?

— Потому что буддисты вступили в дело. У меня нет никакого желания работать сообща с Шакрой. Мы с ним заклятые враги. Рано или поздно нам придется решить всё в бою.

— Правда? Он совсем не изменился, вечно наживает себе врагов. А, точно! Раз мы заговорили об Индре, то есть ещё один юноша, который повязан с ним судьбой. — Девочка улыбнулась, приложив палец к губам, и перевела взгляд на ещё одного человека, лежавшего под деревом. Расстояние до него было велико, поэтому толком рассмотреть его не вышло, но синеватые, словно окруженные молниями, волосы всё же бросались в глаза.

Он не то спал, не то просто лежал, не желая трепаться с девочкой и мужчиной.

Гюмао и Сэкайо переглянулись и покачали головой.

— Никогда не знаешь, что может случиться в бесконечно долгой жизни. Он сам решил сражаться вместе с нами. Он действительно свернул с праведного пути, но он ни в коей мере не демонический лорд.

— Какой тут! Он — один из ключевых героев индийского пантеона! Если бы он решил участвовать, я бы с гордостью стала его спонсором! И тогда победа нашей группировки, «Аватары», фактически предрешена. Хи-хи… интересно, какое лицо будет у Индры, когда он увидит паренька. Ох как интересно.

— Как злобно. Ничем хорошим это точно не кончится.

— Думаешь? А вдруг они поладят? Если Индра, конечно, не изменился со времен нашей последней встречи, — напыщенно заявила Курмочка, выпятив грудь.

Гюмао специально промолчал и лишь пожал плечами, как бы усомнившись в её словах. Во время их последней встречи Индра был злым богом, а сейчас Шакра — защитник буддизма. Гюмао твердо верил, что встреча нынешнего Шакры с сыном, который переметнулся в стан демонических лордов, перетечет в бойню.

— Ну да ладно. Я займусь Изаёем и Хомурой, а вас, Курмочка, я попрошу не вмешиваться.

— Хорошо. Хоть по мне и не скажешь, но я очень терпеливая, — согласилась девочка, сжав кулачки.

Но взглянув на свиток Гиасса снова, она в очередной раз улыбнулась.

Покачав головой, Гюмао вернулся к дереву. Там он дожидался, когда претендент вернется в лабиринт.

Комментарии