Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 6

Остров Крит. Его закрыли для туристов после удара двадцать четвертого тайфуна. Восстановительные работы велись лишь на бумаге, но не в действительности.

Изаёй с товарищами, прибыв на остров, не обнаружили здесь ни души — а ведь ещё недавно здесь кипела жизнь. Наверняка жителей эвакуировали сразу же, как только погода немного успокоилась.

Картина, прямо сказать, была удручающая: на берегу лежали обломанные пальмы, палатки торгашей превратились в груду хлама, а товар разметало по всей округе. В белокаменном городе вместо привычного городского шума были лишь завывания ветра и шум океана .

Было видно, что люди эвакуировались в спешке, бросив всё, и до сих пор не вернулись домой.

Пнув попавшееся на дороге дерево, Изаёй задорно улыбнулся.

— Остров на карантине? Как знал, что здесь всё заражено, ни души вокруг.

— Что происходит?

— Я же рассказывал о битве против минотавра? Изначально мне казалось, что это неразумное чудище, единое с лабиринтом, но при следующей встрече интеллект в нём всё же промелькнул. Вот я и подумал, что минотавр может как-то превращаться в человека, — сказал парень, пиная очередное дерево, попавшееся на пути.

Состроив кислую мину, Токутеру попросил более подробных объяснений:

— Так как это связано с катастрофой здесь?

— Я решил взглянуть на легенду о минотавре под другим углом. Допустим, минотавр стал чудищем апостериори, тогда должна быть некая причина этому, верно ведь?

В мифах эти две идеи — родился ли их персонаж чудищем или же стал им позднее — имеют своё, очень разное развитие. В первом случае часто мир бывает несправедлив к несчастному, а во втором — многое определяется поступками героя. А раз минотавр сначала получил человеческое имя, то скорее всего здесь как раз второй случай.

Прит пригрозила мельтешившим жучкам пальцем и сказала не возиться здесь, после чего довольно кивнула.

— М-м... Слышала что-то подобное. Демонический лорд Балор из кельтского пантеона как раз относится к этому виду, верно?

— Тот монстр, подчиняюший народы с помощью чумы? Да, он получил свою божественность, распространяя заразу.

Пнув ещё одно дерево, Изаёй пшикнул на себя спреем от комаров, который взял просто на всякий случай, и бросил баллончик Токутеру.

Тот с благодарностью принял подарок, разогнал тучу мошкары, жужащей возле него, и продолжил говорить:

— А, так ты об этом? Думаешь, призыв двух заразных быков связан с этой землей?

— Ага, или с южным Ираком. Боги Маленького сада могут вмешиваться в ход событий нашего мира только через места, связанные с ними. Вот я и подумал, что эти два места подходят под описание, — ответил Изаёй и распинал ещё парочку деревьев по сторонам.

Расчищая путь, Изаёй проявил нетипичную для него заботу о ближних, однако силу последнего удара не рассчитал. Рой пчел, устроивших неподалеку улей, всполошились и разом налетели на Токутеру.

Оглянувшись на старшего бога, который тем временем вооружился пальмовым листом и выступил против жужжащих паразитов, Изаёй и Прит отправились дальше и в конечном итоге дошли до своей цели.

— Вот и Кносский дворец. Что в нём такого подозрительного?

Прибыв ко дворцу, они осмотрелись.

Это место было, без преувеличения, великим городом в древности, но время не щадит ничего — повсюду виднелись следы выветривания. Впрочем, виднелись также результаты работы реставраторов, и даже у самого входа в белокаменные палаты чувствовалось, какие именно события здесь происходили в прошлом.

Наверняка именно поэтому сюда ходит так мало туристов. Ведь от цивилизаций, исчезнувших с лица земли тысячи лет назад, редко остается что-то кроме полных печали руин.

Слегка отставший Токутеру таки отбился от роя пчел и прибыл к Изаёю и Прит. Отдышавшись, он с некой городостью упер руки в боки.

— Суть я п-понял. Давайте разделимся и поищем странности здесь?

— Зачем? Мой товарищ заранее отправился сюда.

Токутеру и Прит удивились. Историю они в целом знали, но всё же не думали, что она приведет их в Кносский дворец.

Примерно в это же время в небе над Средиземным морем закружился воздух, и гигантская птица стремительно устремилась вниз.

Прит приготовилась было защищаться, в то время как Изаёй и Токутеру поступили ровно наоборот: Изаёй улыбнулся, а Токутеру удивился, глядя на небо.

Выйдя к подлетевшей птице, старший бог уверенно поприветствовал его:

— А... так это ты? Давненько я тебя не видел, Грифон!

Приятно видеть вас в добром здравии, господин Токутеру.

Оказалось, что вместе с вихрем на землю спустился их старый знакомый — мифический зверь Грифон. Ступая по воздуху словно по земле, он спустился по ступеням и склонил голову.

Токутеру жестом попросил его забыть о формальностях и перешёл к делу.

— Ха-ха-ха, значит, ты прилетел сюда раньше нас? Действительно, отправить тебя сюда — верное решение, только вот бродить по внешнему миру в таком виде всё же не стоило. Или что-то вынудило тебя так поступить? — спросил старик и бросил резкий взгляд на массивное тело льва. Приглядевшись, он заметил, что одна из задних лап была сломана.

Да, я обнаружил в тронном зале место, которое, возможно, связано с Маленьким садом, но... вдруг встретил врага и вот я здесь. Будьте осторожны, он силён, — ответил Грифон и устало сел на ступени.

Изаёй собирался было подойти к зверю, но его опередила Прит и стала осматривать его раны.

— Сурово. Кость сломана. Наверняка даже ходить больно.

— Прит, займись им. Нельзя оставлять его в таком состоянии.

Прошу меня извинить. — Грифон в очередной раз склонил голову.

Заметно помрачнев, Изаёй быстрым шагом подошел к Грифону.

— Прости, Гри. Надо было быстрее сюда приезжать, а не ждать самолета.

Ты что? Я сам вызвался, здесь нет твоей вины.

— Но ты обнаружил засаду, так что мы уже не попадемся. Отличная работа, — похвалил его Изаёй. — Ладно, отдыхай. А я пойду накидаю лещей тому, кто сделал это с тобой. Ха-ха-ха-ха!

Изаёй громко рассмеялся, и Гри кивнул в ответ.

Раз мужик может так широко улыбаться, значит точно не помрет. Стало быть, думать сейчас надо о том, как бы вернуть должок за перелом.

— По ходу, нам пора прощаться, Прит. Прости, что оставляю грифона тебе, я заберу его как только свяжусь с Королевой.

— На том и порешим. И не вздумайте терять бдительность, — сказала женщина и проводила взглядом уходящих Токутеру и Изаёя, пока те не исчезли в глубинах дворца.

*

Кносский дворец, один из крупнейших сохранившихся до наших времен объектов Бронзового века, имел не самую простую структуру: его бесчисленные коридоры напоминали лабиринт своей запутанностью. Прибыв в древнейший тронный зал этого мира, Токутеру и Изаёй сразу же заподозрили неладное. Токутеру сразу же очертил рукой символ своей божественности, и из ниоткуда появилась видимая трещина в пространстве.

Трещина оказалась куда шире и открылась не в пример проще, чем та, что получилась в японском храме Индры.

Возможно, даже хорошо, что всех людей эвакуировали с острова. Иначе туристы и простые гуляки могли пропасть без вести в этом проломе, а ведь Крит — очень популярное место у отдыхающих.

Переглянувшись, Изаёй и Токутеру прыгнули в трещину.

Вдруг всё перед глазами устлало сияние, переливающееся всеми цветами радуги. Сияние подобно волне пронизывало всё, и даже если закрыть глаза, от него всё равно не спастись. И вдруг перед глазами предстала совершенно другая картинка.

Небо. 4000 метров над землей. Изаёй и Токутеру как ни в чем не бывало летели вниз под действием силы тяжести. Они не раз проходили через подобное, поэтому и остались невозмутимы.

Токутеру и Изаёй взглянули вниз с высоты птичьего полета — их призвало в гигантский лабиринт, простирающийся до самого горизонта. Белокаменный лабиринт. Он состоял из множества тоненьких коридоров, которые переходили в просторные площадки, чтобы снова разбиться на нитки-коридоры.

Упали они в самое сердце лабиринта, рядом с алтарём, влетев в землю в позе «звездочка», подняв здоровенное облако пыли. Впрочем, никаких травм они не получили, что лишний раз подчеркивало их особенность.

Разогнав пыль, они взглянули на алтарь в центре и примерно поняли, где оказались.

— А, теперь понятно. Похоже, мы свалились в лабиринт из места нашего назначения.

— Похоже. Алтарь в центре — это вход и выход тогда?

В сердце алтаря был виден трон. Хоть он и выглядел потрепанным, но отличить его от древнейшего трона в Кносском дворце просто невозможно. Этот алтарь, как ни посмотри, и есть ключ к победе в игре для Сайго Хомуры и так же билет домой.

Изаёй усмехнулся и размял голову.

— Ну что за дела? Неужели это были ворота, чтобы вернуться из Сада во внешний мир? Получается, что даже если я выиграю, то вернуться не смогу, так?

— Если всё как обычно, да. Без ключа тяжело вернуться в Маленький сад.

— Понятненько. Поищу как-нибудь решение этой задачки... а пока мне нужно задать жару вон тем типам, — сказал Изаёй и взглянул на алтарь, прищурившись. Совсем не скрывая враждебности, он продолжил: — Выходи, давай. Или ты там что-то химичишь? Если да, то у тебя три минуты, готовь молитву заодно, будем хоронить.

Парень легкой походкой двинулся вперед, не отрывая полных гнева глаз от трона. Хотя он и дал три минуты на подготовку, это вовсе не значило, что он будет сидеть и ждать хода противника.

Со стороны всё это выглядело крайне абсурдно, ведь какой смысл нежничать с преступниками? Просроченная месть совсем, совсем не вкусная. Так что надо бы как можно скорее разобраться с тем, кто посмел напасть на товарища, ну а дело Сузуки и Хомуры ещё успеется, главное надавать лещей вражине.

Изаёй шел решительно, словно хотел раздолбать алтарь до самого основания. Возможно, его воинственность передалась другой стороне.

Негодяи разом показались из своего укрытия.

— Твоя взяла. Хоть мы и позволили ему вернуться из жалости, похоже, это вернулось нам ненавистью.

Вместе с удивленным голосом из-за трона появилось двое.

Голос принадлежал синеволосому юноше, возрастом, возможно, чуть старше Хомуры. В руках он держал длинный лук из молний. С виду казалось, что это божественное орудие, но что за божественность — понять сложно. Тем не менее вряд ли этот юноша застал врасплох Гри.

Проигнорировав его, Изаёй уставился на второго мужчину, который шел рядом.

— Эй, казанова, это ты грифона потрепал?

— Кто знает.

Второй мужчина же носил легкую одежду из ткани, а из под черных волос выглядывали элегантные рога. Этому уже было за двадцать, причем скорее всего он был монстром-быком.

Судя по его не молодому тону было понятно, что он скрывает свой настоящий возраст и на самом деле весьма силён. Впрочем, это неудивительно, ведь почти все, кто связан с легендами о быках, — очень сильные личности, как показывает «Небесный бык». Дело в том, что рогатых животных, как быков и оленей, почитают народы всего мира, они видят в них символ. Ну а если же эти личности с рогами обладают божественностью посланников богов или воплощения глав пантеонов, то чаще всего это чудища или демонические лорды.

Оказавшись перед парнем с божественным орудием и монстром-быком, Изаёй не решился действовать опрометчиво и остановился перед лестницей к алтарю.

«Не похоже, что Гри попал в засаду... Эти парни чертовски сильны», — подумал Изаёй и собрался.

Противники были настолько сильны, что даже сбежать от одного из них — настоящий подвиг, а их тут было двое. Наверное, по уровню они сравнимы с демоническими лордами. Поэтому едва ли они солгали, что отпустили грифона из жалости.

Изаёй упер руки в боки, протяжно вздохнул и уставился на трон.

— Ладно, а где третий?

Юноша и казанова слегка удивились.

Рогатый красавчик довольно улыбнулся, глядя на Изаёя.

— А у тебя глаз намётан. Я верил, что она мастер маскировки, и как же ты её заметил? Что за ужасающий молодой человек.

— М? Но мы ведь раньше не встречались.

— Действительно. Лично мы не встречались, но с моими побратимами ты виделся точно. Как там поживают Корю и Карё?

Тут Изаёй опешил.

Корю и Карё, которых упомянул рогатый, — это Комао и Хомао из семи демонических королей, пришедших из «Путешествия на Запад».

Поговаривали, что семь демонических лордов основали сообщество «Семь великих мудрецов», во главе которого стояла «Великий мудрец, равный небу» Сунь Укун, и обменялись клятвами друг с другом.

Однако Корю и Карё стали защитниками мира в Маленьком саду, чтобы хоть как-то искупить свои грехи, и были близкими друзьями Сакамаки Изаёя.

Другие пятеро обладали невообразимой силой, но лишь двоих из них, считавшихся лидерами, знал весь Маленький сад.

И среди демонических лордов «Семи мудрецов» был лишь один с бычьими рогами. Он был великим демоническим лордом, а его легенда ничем не уступала истории о Сунь Укуне, «Великом мудреце, равном небу». Однажды он выступил против бесчисленных богов, чтобы спасти свою названную сестру, и сражался ради «усмирения неба» против притеснения братьев-монстров. А звали его...

— «Великий мудрец, усмиряющий небо»... Так это ты старший среди семи братьев, легендарный Гюмао?!

— Верно! Именно я старший среди семи мудрецов и именно я повелеваю всеми монстрами Китая! Хе-хе, похоже, ты неплохо помог моим брату и сестре во время сражения с трехголовым драконом, а Сакамаки Изаёй? — Говорил мудрец спокойно, но его губы то и дело складывались в улыбку, обнажая клыки. Не справившись с собой, Гюмао вытащил длинную дубинку — личное оружие. Гламурные черные волосы шелохнулись от вдруг вспыхнувшего боевого духа, а красные глаза неотрывно смотрели на Изаёя. — Когда я услышал рассказ о ваших с Корю доблестных деяниях, мне захотелось разок помериться с тобой силами. До этого самого момента возможности не выдалось, но сейчас всё изменилось. Только не говори, что хочешь отказаться?

— Ну, мне бы хотелось сказать: «Не вопрос, давай», — но... — Изаёй засомневался, что очень непривычно для него.

Дилемма была поистине сложной, ведь ему бросил вызов величайший демонический король во всем мире. Отказываться нельзя — нагрубишь, да и такой шанс выпадает раз в жизни. Да и Изаёй сейчас ничем не был обязан Корю и Карё и не собирался спрашивать, с кем сейчас работает Гюмао, но есть одна проблема — сначала нужно отделать того, что потрепал его товарища. Ноша была слишком тяжела... но тут парень вспомнил о том, что он был не один.

«Может, стоит попросить его разобраться с местью? Было бы интересно посмотреть на силу сильнейшего бога войны Индры», — подумал Изаёй и обернулся, но...

Токутеру был так поражен произошедшим, что даже говорить не мог.

Казалось, что он даже не слышал недавней перебранки. Всё, что он делал, — это неотрывно глядел на синеволосого юношу.

— Быть не может... — бормотал он, мотая головой.

Синеволосый юноша не выдержал его взгляд и резко отвел глаза.

Похоже, у них непростые отношения. Изаёй уже было решил, что теперь ему придется разбираться со всеми самому, как в лабиринте раздался ещё один смех. Судя по высоте голоса, принадлежал он девочке.

Не сдержавшись, девочка объявилась прямо над троном без каких-либо предупреждений и, громко смеясь невпопад, глядела на Изаёя и Токутеру.

— Хи-хи... боже, как забавно! Ты не согласен, Гюмао? Вот уж не думала, что дело примет такой поворот! Какая кислая мина у Индры! Даже я, зная его столько лет, впервые вижу таким!!!

С виду новая гостья была значительно моложе Хомуры, но была привлекательна не по годам. Её желтое одеяние отдавало чем-то божественным, но явно не относилось к нарядам народов, известных Изаёю. Сделано оно было из качественнейшей кожи мифических зверей, а качество окраски говорило о том, что здесь явно замешаны высшие силы, но кроме этого ничего с такого расстояния понять было нельзя.

На голове у неё были рога, как и у Гюмао, но не бычьи. Вряд ли она была монстром-быком... а вот чистокровным драконом — вполне возможно.

Гюмао разочарованно вздохнул и шагнул назад, забросив дубинку на плечо.

— Мне не жаль Индру, но и не удивлен. Мне тоже приходилось через такое пройти. Понять его просто.

— Хи-хи, правда? Буддисты и у тебя забрали сына? Ладно, извиняюсь. Шутка зашла далековато, мой товарищ.

— Не надо, это давняя история. К слову, Сэкайо, раз уж ты появилась, то пора представляться, как мы и договаривались.

— Это я должна делать?

— Разумеется. Нам, приглашенным офицерам, слишком много чести будет. Назови имя нашего альянса громко и четко!

Гюмао улыбнулся и шагнул назад.

Девочка дракон по имени Сэкайо кашлянула, встала с трона и развела руки в стороны.

Изаёй встал в стойку. Враг — чистокровный дракон, представитель сильнейшего вида. Если взаправду придется с ним сражаться, то бой будет не на жизнь, а на смерть.

А девочка тем временем с гордостью и нескрываемым удовольствием заговорила:

— Слушайте внимательно, герой конца и царь буддистов! Мы десять небесных десниц, собравшихся дабы участвовать в войне за владычества над солнцем и преодолеть Кали-югу! Имя нам «Аватара», сильнейший союз богов, что победит в войне за солнца!!!

Сэкайо подняла вверх указательный палец, в то время как за её спиной реял большой стяг.

На нём была изображена корона, символ десяти королей, и колесо — олицетворяющее движение солнца. Девочка выпятила грудь и собиралась рассказать, что же означает этот флаг, но ей так и не удалось этого сделать.

Едва она подняла палец вверх, как началось землетрясение. Через мгновение раздался гул парового тифона, и в лабиринт свалился здоровенный духовный поезд.

Комментарии