Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 5

Земляная феечка Мелул привела Сайго Хомуру к комнате для почетных гостей.

От осознания того, что у него на голове сидит фея размером с ладошку, Хомуре стало ещё тяжелее поверить в этот параллельный мир. Он не знал, как именно функционирует её тело, впрочем, знать ему это не обязательно.

— Сюда! Здесь комната Королевы!

— Ну спасибо. Дальше я сам, а ты возвращайся в машинное отделение.

— Хорошо! Передавай привет семье Аски! — сказала Феечка, спрыгнув с головы Хомуры, и мило зацокала каблучками, отправилась по своим делам.

Парень несколько смутился от последней просьбы, но в конечном итоге решил, что феечка спутала его с кем-то другим.

«Здесь есть даже дети-духи? Ребятня дома точно бы обрадовалась. Жаль, что взять их с собой не выйдет, да и рассказать точно не получится. Ну кто поверит мне, если я ляпну, что попал в другой мир? А кто поверит в феечек размером с ладонь и в здоровенный поезд, который ездит по рекам? Ребятня у нас хоть и особенная, но в сути своей — очень современная. Засмеют ещё», — подумал он, стоя перед дверью.

Парень уже поднял руку, чтобы постучаться, как вдруг из двери в соседнем вагоне вышла Аято и направилась прямо к нему.

— Хомура? Тебя вызвала Королева?

— Нет, сам к ней пришел. А ты?

— Я... я тоже сама пришла. Вернуть то, что отдала ей, — как ни в чем не бывало сказала девушка.

Хомура уже перестал удивляться ей, потому что не раз подмечал, что она знает как-то слишком много о происходящем.

Она знала об е-мейле, который призвал их в Маленький сад. Непонятно, каким образом она связана с Маленьким садом, но они всё ещё оставались заказчиком и исполнителем, а также учились в одной школе.

Хомура специально не стал докапываться до истины, а лишь стал серьезнее и кивнул в ответ.

— Ладно. Ты знаешь, что она совсем не лёгкий противник?

— Да, намного лучше, чем ты.

— Серьезно? Расскажешь потом.

Парень с девушкой поняли, что каждый из них идет за своим ответом, и просто кивнули друг другу. А разговор подождет.

Хомура напряженно постучал в дверь.

— Прошу, входите, — прозвучал голос Королевы. Похоже, она действительно была внутри.

Застыв на мгновение, Хомура с Аято ступили внутрь. Парень был готов к любым угрозам, но, похоже, его ожидания не оправдались.

Внутри он увидел девушку с заплетенными в косу волосами, одетую в форму дворецкого — похоже, это была слуга Королевы — и ходячий подсвечник.

Девушка слуга, выглядевшая, как ни посмотри, очень женственно, улыбнулась и помахала рукой Аято. Та неуютно кивнула и выпрямилась.

Интерьер комнаты, как полагает её название, изобиловал предметами исключительной красоты. Освещали её огни свечей, что стояли в подсвечниках из резного стекла.

Ходячий подсвечник с эмблемой синего пламени загремел ножками и принялся за приготовление чая. Сам напиток, наверное, готовили за маленькой дверцей в другом конце комнаты, правда сразу же возникал вопрос — как именно его заваривали. Впрочем, Хомура и Аято пришли сюда не болтать по пустякам.

За дубовым столом величественно сидела Королева Хэллоуина. Выглядела она, как и всегда прекрасно, вот только...

Гости заметили на её вечно безмятежном лице нотки раздражения.

Хомура собирался сразу перейти к делу, но сделать это не так просто, когда собеседник не настроен на конструктивный диалог.

«Я что, опять что-то не так сделал?» — подумал Хомура и мельком глянул на Аято, но та взглянула на него с очень кислой миной. Похоже, парень правда где-то сплоховал. Не зная, за что извиняться, он неловко глядел на Королеву.

Атмосфера в комнате накалилась до предела, и вот девушка-слуга решилась таки указать на ошибку:

— Мальчик, а ты сколько раз в дверь постучал?

— А?

— Хомура, согласно этикету, когда ты приходишь к хорошему знакомому, то стучишь в дверь трижды, а если идешь на встречу впервые или собеседник статусом выше — то стучать в дверь нужно не меньше, чем четыре раза. А два стука это... М-м... так можно в туалет постучаться, но уж никак не в двери знатной особы.

«Черт...», — подумал Хомура, обливаясь холодным потом.

Эта часть этикета не пользуется популярностью в Японии, но пришел-то парень к настоящей европейской богине. Конечно же она сочтет за оскорбление, если к ней в комнату придут как в туалет. Наверняка она ещё не забыла про опоздание Хомуры на прошлую встречу, и вряд ли простит его после такого.

Королева недовольно поджала губки и без задней мысли заявила:

— Сайго Хомура. Поскольку ты являешься кандидатом в наши представители, я прощаю твою невежливость во второй раз. Я и так думала убить тебя там, где ты стоишь. Поблагодари мою терпимость. Но следующего раза не будет. Будь внимательнее, — предупредила Королева и отпила чаю.

Несмотря на все страшилки, Королева оказалась очень терпимой — простила ему две ошибки.

«Фух, пронесло. Надо бы поаккуратнее быть, иначе реально прибьет. Вернусь домой — обязательно выучу все правила этикета», — решил Хомура и, откланявшись, отошел назад. Наверное, решил повременить со своим делом и «пропустить даму».

Та сразу же поняла его жест и вышла вперед.

Аято не знала, как ей стоит завязать разговор, но раз она решилась сюда прийти, значит, была готова идти до самого конца. Определившись с приветствием, она элегантно поклонилась и сказала:

— Приветствую, Королева, Скатах. Безликая, рыцарь Королевы, вернулась.

— Привет. Судя по твоему виду, около четырнадцати лет. Я права, Скатах? — спросила Королева, взглянув на слугу.

Та без промедления ответила, разливая по чашкам чай, который ходячий подсвечник только что подал:

— Абсолютно верно, Королева. Хе-хе... выглядишь неплохо, Аято. Но титул рыцаря тебе принадлежал до перерождения, поэтому используй, пожалуйста английскую фамилию или японскую Кудо.

— Прошу прощения, отныне буду поступать именно так. А вы тоже не изменились, Скатах... вас ведь произвели в мажордомы?

— Да. Эта должность мне к лицу? — сказала мажордом, уткнув руки в боки.

Аято невольно кивнула, выдавив из себя улыбку, но не согласиться с ней было тяжело. Строгий костюм дворецкого лишний раз подчеркивал изящные линии её развитого тела. Выглядела она настолько притягательно, что казалось, она сошла прямиком с картины именитого мастера. Едва ли кто-то смог противиться её шарму, даже женщины.

Не изменяя своей улыбке, Аято без промедления ответила:

— Вам подойдет любая одежда. А другие главы не придут?

— Нет, но всех известят об этом. Уверена, что все они глубоко огорчаться, если узнают, как низко ты пала. Я, к слову, не исключение, — ответила Скатах, улыбнувшись, но в её взгляде чувствовался холод.

Аято стыдливо склонила голову. Королева, наслаждавшаяся в это время чаем, заметно улыбнулась. А вот Хомура наоборот — впал в замешательство.

«Судя по всему, Аято раньше служила Королеве. Точно, ещё Королева сказала что-то о «перерождении»... интересно, что это значит? Надо бы спросить у Аято», — заключил он и хотел уже было спросить подругу обо всем, чем тоже повеселил Королеву. Что же до Аято... ей лучше бы помалкивать сейчас.

— Нет мне прощения. Я готова отречься от титула рыцаря немедленно.

—Если бы Королева не заступилась за тебя, этим бы всё и закончилось.

Аято и Хомура перевели взгляд на Королеву — она спокойно пила чай, но всё же едва заметно хмурилась.

— Скатах, я никого не защищала.

— И правда. Значит, это была королевская милость.

— Не милость, а бережливость. К тому же мне особенно интересна её родословная. Сломать её легко, а отпускать — жалко, не думаешь? — сказала Королева и вытянула вперед правую руку.

Едва она раскрыла ладонь, как из ниоткуда появилась серебряная карта. В её середине красовалась эмблема с солнцем и золотом — флаг «Королевы Хэллоуина».

Увидев эмблему, Сайго Хомура удивился.

«Эта символ... не Эврисинг компани случаем?..»

Он мельком взглянул на свой телефон производства этой самой компании — и действительно увидел на нём эмблему, сильно напоминающую флаг Королевы. Хомура задумался, что же это, черт возьми, значит...

Скатах поняла намек королевы и подозрительно улыбнулась, прикрыв рот рукой.

— Благодарю. Значит, вы возвращаете мне любимый клинок и снова берете на службу?

— Именно. Ты сражалась без привычного оружия и проиграла. Единожды на это можно закрыть глаза.

Королева покрутила карту между пальцев и бросила её Аято. Скатах, стоявшая у неё за спиной, сложила руки на груди и со всей серьезностью приказала:

— Это означает, Кудо Аято, что Королева простила тебя за поражение. Покажи греческому монстру и китайскому плебею, как сражаются в Ольстере. Иди.

Взглянув на карту с эмблемой «Королевы Хэллоуина», Аято уважительно поклонилась.

— С уважением принимаю ваше приказание. Вынуждена оставить тебя, Хомура.

— А, ладно. С тобой ничего не случится по дороге?

— Абсолютно ничего. Я не позволю никому даже пальцем коснуться Сузуки... нет, с неё ни один волосок не упадет, — сказала Аято, улыбнулась и вышла из комнаты.

Вскоре из-за двери послышался звук шагов — люди бежали из хвостовых вагонов. Похоже, враг таки решился напасть на них.

Звуки затихли, а Королева и Скатах обратили внимание на Сайго Хомуру.

Парень долго думал над тем, что сказать, и стоял колом.

Не в силах на это смотреть, Скатах ступила вперед и представилась:

— Наверное, мы впервые видимся. Меня зовут Скатах, я исполняю обязанности мажордома, главной горничной и советника королевы. Не думаю, что тебя убьют без причины в моём присутствии, так что можешь немного расслабиться.

— Нет, дело не совсем в этом...

Хоть Хомуре и указали на его излишнюю скованность, дело было вовсе не в ней. Просто у него было так много вопросов — их число перевалило за десять, с учетом того, что он хотел ещё сказать — что парень просто не знал с чего начать.

Но и молчать тоже не стоило, иначе оппонент перехватит инициативу.

Решив отложил вопросы об Аято, он начал с ответа на просьбу Королевы:

— Королева, в первую очередь я пришел дать ответ на вашу просьбу.

— Хорошо. И каков он?

Поставив кружку в сторону, Королева взглянула Хомуре прямо в глаза.

Хотя Королеве было присуще что-то человеческое, её всегда очень тяжело понять. За словом она в карман тоже не лезет, что ещё сильнее давит на собеседника.

Хомура потерялся на мгновение, но в конечном итоге понял, что секретничать нет смысла, ответил:

— Королева, вы хотите сражаться вместе со мной на войне за владычество над солнцем?

— Не совсем, но что-то подобное.

— Мы можем договориться. Я не против даже сражаться с тем, кто злонамеренно использует звездные частицы. Но мне нужно быть уверенным, что выгода будет взаимной.

«Взаимная выгода» — едва Королева услышала эти слова, как её бровь слегка двинулась. Конечно, её не удивили эти слова, но всё же... как-то это слишком стандартно оказалось.

В таких случаях обычно раскрывают большую часть своих намерений, а потом смотрят на реакцию другой стороны.

Королева ответила не сразу. Но парню вдруг показалось, что она совсем растеряла интерес к делу — потупила взгляд, задумалась о чае, а его совсем выкинула из головы.

— И? Что дальше?

— Раз мы заодно, то мне нужно знать всё о наших врагах: истинную суть «Небесного быка» и о тех, кто напал на духовный поезд.

— А ты за словом в карман не лезешь, — подметила Скатах, удивившись его прямоте.

Однако Королеву, похоже, заинтересовала его, можно сказать, безумное условие.

И раз Хомура сказал, что выгода должна быть «взаимной», то он тоже должен будет передать какую-то ценную информацию, ведь он просит рассказать, в числе прочего, о том, как победить в игре даров. А это означало, что парень знает что-то не менее ценное. Это была отличная возможность оценить козыри Сайго Хомуры, а заодно решить — стоит игра свеч или нет.

Королева снова повернулась к Хомуре. Улыбнувшись, она задала возможно последний свой вопрос:

— Я не против рассказать, но... что ты можешь предложить взамен?

— Информацию о другом владыке солнца.

Королева моргнула. Она планировала заменить его немедленно, скажи он какую-нибудь чепуху, но упустить столь важную информацию — это нечто недопустимое. Ей стало любопытно, что же мог знать о владельцах владычеств Хомура, только-только призванный в мир Маленького сада.

— Глядя на эмблему с солнцем... торговый знак Эврисинг компани, я кое-что понял. Вы и все боги Маленького сада можете воздействовать на наш мир только через организации, использующие ваш флаг или вышедшие из легенд, так? — спросил Хомура, указав на логотип, которым был украшен его смартфон.

Лунные кролики, принцесса Шираюки, минотавр, Небесный бык — всё это легенды из внешнего мира, но они нашли своё отражение в Маленьком саду. Они доказывают, что Маленький сад и внешний мир зависят друг о друга а прошлое внешнего мира не раз менялось под влиянием местных богов.

— Я давно должен был понять это, ведь в двадцать первом веке живу. Вы, боги Маленького сада, можете вмешиваться не только в прошлое, но вообще в любую эпоху. Хотя нет, немного не так: раз вы можете влиять на прошлое, то никто не помешает вам влиять на настоящее.

Мысль, конечно, не самая очевидная, но если задуматься, так оно и было.

Единственная разница между прошлым и будущим состоит в том, можно ли следить за ним, но в основе своей они одинаковы.

Королева скрестила ноги и ответила ему:

— Именно. Когда мы, божественные духи Маленького сада, вмешиваемся в дела внешнего мира, то делаем это через группы людей. Обычно, это некие религиозные организации, но также часто используются организации и страны, использующие наш флаг и тесно с нами связанные.

— Как Великобритания и её флаг содружества? — переспросил Хомура.

Скатах кивнула ему.

— Да. Флаг Уэльса с красным драконом тоже, как и посох с двумя обвивающимися змеями Всемирной организации здравоохранения. Ты вспомнил про эмблему Эврисинг компани с солнцем, так? Этот символ они получили вместе с нашей поддержкой, на рассвете становления конгломерата. Если мне не изменяет память, это случилось вскоре после окончания войны?..

— Хм... — Хомура задумался.

«Точно ведь, посох со змеями, изображенный на логотипе ВОЗ должен быть связан с греческим пантеоном».

— Не думал, что здесь замешаны даже международные организации.

— Разумеется, есть несколько сложностей с тем, чтобы закрепить результат вмешательства. Наверное, нынешняя игра даров тоже как-то связана с этим.

— С тем, что «Небесный бык» буйствует?

— Нет, с тем, что звездные частицы — путь к спасению мира, — сказал парень, сделав акцент на слове «путь». Иным словами, Сайго Хомуре было суждено спасти мир. Лишний раз уверившись в своей теории, он продолжил: — Хорошо, вернемся к главной теме. Похоже, вы хотите, чтобы я сразился с тем, кто выпустил «Небесного быка». А не может ли получиться так... что наш противник в войне за владычество над солнцем и тот, кто злонамеренно использует частицы — один человек? — Королева молча кивнула, призвав продолжить. — Парадоксальное совпадение, но я почти уверен, что те, кто охотится за звездными частицами, как-то связаны с войной за владычества. Поэтому у меня есть несколько соображений на этот счет. Например, я могу показать вам эмблему, которую использует эта группа людей.

Королева и Скатах переглянулись. Прошло несколько секунд, но никто из них так и не выразил протеста, решив, что разговор стоит своего времени. Сыграло здесь и то, что девушки не хотели понапрасну терять исследователей звездных частиц.

Хомура открыл в телефоне галерею фотографий и открыл нужную фотографию на всякий случай.

— Сейчас я могу показать только эмблему. Если хотите подробностей, то придется сходить в мою лабораторию. Как вам? Этого достаточно?

— Не-а. По крайней мере не для того, чтобы рассказать тебе решение игры даров.

— Я возражаю, Королева. Нам нельзя отказываться от него и позволить буддистам пожать урожай — неогранённый алмаз и звездные частицы.

Мажордом широко улыбалась, глядя на Хомуру — тот даже застыл на месте. Парень помнил, что означает подобный взгляд, он был как у ребенка, получившего новую игрушку в руки. Похоже, что яблоко от яблони упало совсем недалеко...

Королева облокотилась на стол и подозрительно засмотрелась на Хомуру.

— ...не вижу в нем воина в сверкающей броне. Говоришь, что сможешь выучить его?

— Не уверена, но мне бы хотелось принять этот вызов. К счастью, мне всегда попадались хорошие ученики: Сетанта, мастер в обращении с оружием, и Аято, талантливая во всех отношениях, вот только... мне всегда хотелось иметь ещё одного ученика — бессильного, но смелого и умного.

— Ладно, — ответила Королева.

Похоже, между собой они уже всё решили.

Скатах подошла к Хомуре и, улыбнувшись по-доброму, спросила:

— Хомура, позволь спросить тебя: не хочешь ли ты стать моим учеником на время войны за владычество над солнцем?

— А, ну... простите, но я не очень дружу с мечами, так что...

— Куро Усаги разве не рассказала тебе, что игры даров испытывают силу, мудрость и отвагу участников? Мудрости и отваги более чем достаточно, чтобы победить.

— Научите меня, как играть в игры, получается?

— И это тоже. Если будут вопросы — я отвечу на них, захочешь чем-то поделиться — я выслушаю. Понадобится грубая сила... что ж, и это можно в некоторой степени. Что думаешь? — спросила мажордом, с гордостью уперев руки в боки.

Хомура на миг замялся. Было бы хорошо иметь поддержку в этой войне, но почему-то эта женщина кажется очень опасной. С виду прямая и простая, но парня не покидало ощущение, что они с Королевой одного поля ягоды. А ещё ему вспомнилась та неловкая улыбка Аято, которая легко находит общий язык со всеми, что лишний раз говорило — держись от неё подальше.

«Ну кто мне выдаст информацию просто так? Алё, ты не в сказку попал! Говорят же, кто не рискует — тот не пьет шампанское... Ладно, главное сейчас избавится от опасности».

— На большее я не мог и рассчитывать. Хорошо, я согласен учиться у вас, как играть в игры даров.

— Зачем же сразу переходить на вы? Будь собой.

— Отношение к делу очень важно. Чтобы учиться чему-то требуется уважение к учителю и послушание. Уважение начинается с признания, — сказал Хомура и поклонился с ровной спиной.

Скатах здорово удивилась, даже её коса качнулась.

— О-ого... К-королева, вы это слышали? С рождения не слышала, чтобы ученики говорили что-то подобное! Эти слова бы, да в рамочку и на стенку повесить, чтобы висели перед глазами у всех учеников! — дрожащим голосом сказала она, взглянув вверх. Похоже, учеников у неё было предостаточно, раз так реагирует на доброту.

Королева безучастно посмотрела на неё несколько мгновений, а потошем шёпотом обратилась к Хомуре:

— Это хорошо, что ты настроен серьезно, но я бы советовала быть очень осторожным: тебя ждут спартанские тренировки и приторная забота.

— Приторная?

— Да, приторная. И ещё скажу сразу: задавать вопросы об Аято бессмысленно.

—Почему?

— Здесь нет ничего такого. Она хоть и не связана с конгломератами, но очень важна для японцев. Придет время, и вы все узнаете друг о друге, но пока лучше пусть всё останется как есть.

Слова Королевы ещё больше запутали Хомуру. Объяснять смысл, конечно, ему никто не будет, а искать самому — бессмысленно.

Королева провела рукой по своим волосам, после чего снова взяла чашку. Казалось, её настроение слегка улучшилось.

— Впрочем, ему бы не помешало кое-что объяснить, Скатах. В пределах разумного.

— Принято, — сказала мажордом. — Хомура, как много ты знаешь о Хэллоуине?

— Почти ничего. Помню, что Королева — это воплощение осеннего обона.

Королева состроила очень кислую мину и, нахмурившись, негодующе посмотрела на парня. Перемена была просто поразительной.

Хомура застыл, так и не поняв, где оплошал. Ему казалось, что в любой момент его короткая жизнь может оборваться.

«Вроде мне разрешили говорить, как мне нравится, значит, проблема не в этом... Что я опять натворил?..» — подумал он и осторожно спросил:

— Эм-м... не нравится слово «обон»?

— Бесит. Оно не звучит. Не произноси его больше, — буркнула королева и отвернулась.

Хомура так и не понял, почему она вдруг вспылила, но лучше не сыпать соль на рану. Запомнив, что ещё не стоит делать при Королеве, он продолжил:

— Хорошо, скажу иначе. Воплощение фестиваля кельтов, которые видели в смене сезонов цикл жизни солнца. Верно, Скатах?

— Зови меня учителем, как и все. Впрочем, ты довольно много знаешь для современного человека. А про мою легенду знаешь?

— Нет, к сожалению. Просто у нас в детском доме традиция — устраивать праздник на Хэллоуин. Основатель очень любила этот праздник, — с большим почтением ответил Сайго Хомура.

Основателем «Детского дома Канарии» была, как ни странно, Канария. Но кроме имени о ней было известно лишь то, что она очень любила Хэллоуин.

Среди всех фестивалей в современной Японии, где взрослые и дети могут веселиться от души, Хэллоуин — самый масштабный. Конечно, есть и местечковые фестивали вроде Небуты, Тэндзин мацури, Гион мацури, но таких праздников, которые празднуются по всей стране всего три — Хэллоуин, Рождество и Новый год.

Слова Хомуры были полны уважения к Королеве, но та, и её лакей, почему-то восприняли их прохладно.

— Получается, во внешнем мире она всегда чтила Хэллоуин?

— Что?

— Ничего. В целом ты прав — в настоящее время Хэллоуин стал массовым праздником. Королева — божественный дух с духовностью управителя границы между жизнью и смертью, а также звездами. Она нашла призрак Аято... хотя нет, немного не так. Она нашла душу ребенка, «который не мог быть рожден» и даровала ей тело, чтобы она стала частью Эврисинг компани и ввязалась в разработку звездных частиц, то есть — встретилась с тобой.

— Так это что... в прошлой жизни мать Аято сделала аборт?

— Нет. Иначе я бы так и сказала. Слова специально подобраны таким образом, чтобы сбить с толку, понимай их как знаешь, — сказала Скатах, повернувшись, и обратила на него строгий взгляд.

«Похоже, лучше не касаться этой темы. Раз она выразилась неясно, значит, причина была веская. Впрочем, и этого было достаточно», — подумал Хомура, выдохнул и сказал:

— Ясно... спасибо за объяснение. Сначала я волновался, что тут что-то нечисто, но сейчас понимаю, почему Аято следует за вами. Королева для неё что-то вроде покровителя, так?

Поняв, что так беспокоило его, Скатах смотрела на него с нескрываемым удивлением, очень по-доброму улыбаясь.

— Твоя серьезность удивляет. Смотри, не растеряй свою искренность. Конечно, она не поможет против всяких хулиганов, но против демонов и монстров нет оружия сильнее.

— П-правда?

— Да, абсолютно. Аято сильно недостает этого, поэтому ты покроешь эту слабость. Она сильна и искренна... но слишком целомудренна, вечно попадает в глупейшие ловушки. Кульминация биты — её слабое место, — сказала мажордом, подняв вверх указательный палец.

«И правда, припоминаю такое. Она всегда была честной, справедливой, но наивной. «Слишком целомудренная» — эти слова очень ей подошли бы», — подумал Хомура, и сказал:

— Но без вас я бы не встретился с Аято, и тогда финансирование детского дома было под вопросом. Я более чем рад встрече с вами хотя бы потому, что узнал об этом.

— Именно, всё это произошло благодаря мне. Ну разве я не милостивая?

— Да, очень. Но правда ли стоило отпускать Аято одну?

— Не переживай. Она много лет жила вдали от поля битвы, поэтому стала мягкой. Холодный душ ей очень не помешает, не думаешь так? Ну а если она всерьез захочет выиграть, то даже среди кельтских воинов немногие смогут её остановить. Аято — выдающийся боец, сравнимый по таланту с Сетантой. Хе-хе, — довольно сказала Скатах. Наверное, это её истинное лицо, которое она не хотела показывать при ученице и подчиненной.

Расслабившись, Хомура, наконец, сел на кресло и откинулся на спинку. Вдруг он посмотрел наверх, словно задумавшись о чем-то.

— Кстати, Королева, а за участие в войне за владычество полагается какая-нибудь награда?

Королева отвела руку с чашкой и уставилась на Хомуру. Её взгляд был таким острым, что у Хомуры на лбу выступили капельки пота. Казалось, она вот-вот убьет его, но нет — она снова вернулась к чаю.

Наверное, это был какой-то сигнал, потому что Скатах вышла вперед, натянуто улыбаясь.

— Хомура, не знаю, что ты хочешь получить в награду... но если ты пройдешь отборочный раунд войны за владычество над солнцем, то сразу поймешь, какова награда за это достижение.

— Значит, нужно просто выиграть первый раунд, не думая ни о чем?

— Да, ты быстро схватываешь. Хотя, к тому времени, как ты решишь загадку, вокруг тебя должны произойти серьезные изменения. Надеюсь, тебе понравится, — сказала Скатах, приложив палец к губам, и игриво подмигнула. Но даже такое девичье поведение, казалось, подходило ей.

«Ну ладно, раз Королева и Скатах так говорят, то сначала надо выиграть», — решил Хомура.

Как раз в это мгновение поезд тряхнуло особенно сильно.

*

Крыша поезда превратилась в самый настоящий тир. Воины «Шести шрамов» пытались его расстрелять, а Астерион отбивался от стрел, летевших со всех сторон.

Битва была равной, любая ошибка могла склонить чашу весов в сторону противника. Особенно это касалось «Шести шрамов» — им нужно было любой ценой уберечь баллисты.

Тем временем подготовка к отцепке последнего вагона шла полным ходом. Так защищающиеся хотели хоть немного увеличить скорость

— Стрелки, поднять флаг по готовности!

— Все заряженные баллисты, огонь!

— До силовой линии осталось немного! У нас всё получится!

Зверолюди подняли боевой клич.

Противник был очень умелым и мог выдержать их натиск. Причем если он пробьется внутрь, то сметет там всех. Этого нельзя было допускать.

Сузука утёрла со лба пот и дождевые капли.

«Вот незадача. Вот, вроде, сейчас остановятся, но нет — они бегут дальше. Думаешь — пора, но они убегают из радиуса поражения. Бесит!» — подумала она про себя, скрестив руки на груди.

У её дара, однако, существовала ещё одна особенность, о которой она не говорила даже Аято. Если получится её использовать, то ситуация на поле боя может полностью измениться, причем в их пользу.

Однако противник уже прощупал радиус её атаки, поэтому выпрыгивать наружу неподготовленной — очень плохая идея.

«М-м... мы в тупике. Я хотела приберечь это на потом...»

Пока она отложила в сторону новый план и решила держаться текущего. Это и было её отличительным качеством — она держалась молодцом даже тогда, когда всё шло наперекосяк. Сузука хорошо понимала, насколько важна её роль.

Астерион тем временем с трудом держал удар: противников было много, а топор — оружие большое. Будь у него в руках трезубец или меч, он бы давно расправился со всеми. А тигр раздраженно обнажил клыки, остановившись в воздухе.

— Мы не можем продвинуться далеко, поэтому у них развязаны руки. Мы всё ещё можем уничтожить поезд вместе с участниками, бык.

— Не можем. Иначе ничего не узнаем.

Астерион хотел любой ценой встретиться с Сайго Хомурой. Победа без понимания, что же означает «спасение» была для него как кость в горле — неприемлемой.

Держа в руках топор, он глядел на неприступный поезд с неба.

— К тому же мы поняли ситуацию врага. Очевидно, что у них есть человек с даром телепортации. Радиус действия — около 120 метров, но, похоже, он способен переносить выпущенные из баллисты снаряды. Остановимся в радиусе действия — скорее всего получим стрелу в голову.

Раз он понял так много, значит, знал, чего им не хватало. А не хватало им числа. Будь здесь ещё один опытный боец, и пробиться в железную крепость не составило бы труда.

— Тигр, где там твой товарищ? Сколько его ещё дожидаться?

— Да, он припозднился, но, похоже, он таки явился.

Тигр оскалился в улыбке, и направление ветра вдруг изменилось.

Ветер задул с востока, словно пытаясь остановить поезд. Астерион поразился, но взглянув на «Небесного быка» не нашел ничего необычного. Только ветер вдруг задул в другую сторону.

Мальчик тут же почувствовал, что к бою присоединился ещё кто-то.

Астерион сразу начала искать его, сначала на земле, потом в воздухе, где и обнаружил своего «друга». Причем его появление было вовсе не простым: едва он раскинул обе руки в стороны, как ветер и дождь устремились к нему, закрутившись в ураган.

— Слушай, тигр. А что делает этот твой друг? — спросил мальчик, нахмурившись.

Тигр же понял, что вот-вот случиться, и заревел:

— Плохо дело! Эта дура хочет разбить железную крепость!

— Чего? А ну стоять, она обо мне подумала?!

— Боюсь, думать она не умеет...

По его виду казалось, будто у него живот разболелся — наверное, это что-то вроде головной боли, но для тигров. Его крик был искренним, что, впрочем, не остановило новоприбывшего.

Собрав в воздухе сотни тонн дождевых капель, воды из реки и бесчисленные ветра, заклинатель улыбнулся, показав клыки, готовый вот-вот обрушить всю эту мощь на врага.

— Эх... Мы не успеем! Нужно отходить!

— Стой! — крикнул Астерион, потеряв самообладание, но его голос растворился в гуле ветра.

Его главной целью было встретиться с Сайго Хомурой, но никак не разрушение поезда. Нужно было немедленно остановить надвигающуюся катастрофу, но остановить дрянную заклинательницу мог только он и его Протокеран. Если он выпустит самую сильную молнию, то их союзник тоже пострадает, но иного выхода у него не было.

Однако когда атака поразит цель, у него появится новая проблема — звездный тигр.

Этот звездный зверь ещё не показал своей истинной мощи. И всё может сложиться не в пользу монстра-быка, если тот разозлиться и явит своё божественное орудие.

«Ну а что мне ещё делать?! Только это! — На топоре запрыгала молния. — Нужно убить обоих с одного удара. Иначе мне потом не справиться со звездным созданием».

Астерион уже поставил было ногу на спину тигра, чтобы спрыгнуть, как вдруг...

С крыши духовного поезда Сан Саузанд сверкнула вспышка, пронзившая небо. Стрела, разящая за тысячу ли, протиснулась четко между потоков ветра и воды и безупречно поразила заклинателя в шею.

— А...

Астерион потерял дар речи. Выстрел был достоин называться «коронным приёмом» при такой точности.

В Маленьком саду, конечно, было немало тех, кто без промаха разит цели на такой дистанции, но попасть четко в шею текучей цели, окруженной к тому же бушующим ураганом, требует поистине божественных умений.

Мечась между восхищением и опасением, Астерион с нетерпением пригляделся к крыше поезда — там стояла одна единственная девушка-воин.

Её сверкающие серебристые волосы развевались на ветру, а её разгневанный взгляд был обращен в их сторону.

Отбросив мирскую маску и показав своё лицо, рыцарь Королевы Кудо Аято выступила против звездного зверя и его наездника.

Комментарии