Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 2

Великое древо и город на воде Андервуд

Воющий ветер бился о ствол гигантского древа.

Кристально-чистые воды, текущие по городу, помутнели от бури, и стали затапливать жилые кварталы. Андервуд — равнинный город с кирпичными домамим, изначально не рассчитаными на противостояние стихии.

Конечно, он оборудован волнорезами, но больше никакой защиты от водной стихии не предусмотрено.

Если Небесный бык, причина тайфуна, не уйдет отсюда, то едва отстроенный город на воде придется восстанавливать из руин.

Кудо Аято, наблюдавшая за ситуацией в городе из комнаты в древе, тревожно вздохнула.

Она повернулась к своей подруге, Аязато Сузуке, и сказала:

—Какая ужасная буря…

— Ага. Помню, в последних прогнозах погоды говорилось, что ветер усилится до 109 метров в секунду. Самый сильный шторм в истории человечества, вроде, — ответила дежурной фразой Сузука, не отрываясь от чтения. Она читала все три дня, с тех пор, как они попали сюда.

Это, конечно, хорошо, что Сузука не испугалась, но… Аято было бы проще, если бы её подруга немного волновалась или беспокоилась. Тут дело не в характере, а, скорее, в отваге.

Сузука, по памяти подруги, никогда в принципе не боялась чего-либо. Ну а если рядом были младшеклассницы, то она не позволяла себе пасть духом.

Аято молилась, чтобы Сузука ничего не натворила, однако больше всего её волновал Хомура.

Вздохнув, она перевела взгляд на парня, который был здесь же.

— Хомура, эм…

— А?

— Ну… не пора ли нам действовать? А то вы все три дня читали вместе с Сузукой…

— Лучше от этого не станет. Остается только ждать в Андервуде, пока мы не будем готовы, — сказал Хомура, перевернувшись на кровати и уставившись в потолок.

После того, как связь с Изаёем оборвалась, Королева Хэллоуина пригласила его поучаствовать в игре по-настоящему, но Хомура так и не смог ответить ей тогда. Он сказал, что не сможет дать ответ, пока самостоятельно не обдумает сказанное ею. Собственно, нынешняя ситуация — результат тех переговоров.

«Но мы ведь и так принесли беды Андервуду. Пора бы уже и принять решение».

Нельзя сказать, что эта игра не касается Хомуры. Но в то же время едва ли дело связано с мотивацией. Всё дело в том, что Сайго Хомура начал исследовать звездные частицы из крайней необходимости, поэтому всё остальное — родителей, месть и прочее — он отложил, пока не закончит работу.

Тем не менее он припоминал одного противника, подходящего под условия Королевы.

«Первый опекун… я знал его. Это было задолго до переезда в детский дом Канарии, лет одиннадцать назад, если не ошибаюсь».

Только исследователи Эврисинг компани и тот мужчина, преемник, могли участвовать в исследованиях звездных частиц. И никто кроме них.

Тяжело сказать здесь и сейчас, что с ним стало и чем он сейчас занимается.

Положив книгу на лицо, Хомура погрузился в мысли…

*

Это произошло примерно одиннадцать лет назад, ещё до переезда в детский дом Канарии.

Сайго Хомура жил вместе с одним мужчиной.

Похороны отца и матери прошли скромно. После их смерти у Сайго Хомуры не осталось родственников, но его решил усыновить один из исследователей. Хомура уже забыл его лицо, но помнил, что у него были горящие глаза — глаза настоящего ученого. Разумеется, тот мужчина усыновил его не просто так — ему были нужны данные о звездных частицах, которые исследовал отец паренька.

Никто не знает, забрал ли мужчина материалы и образцы. Однако для маленького Хомуры лучшего окружения для обучения не найти.

Предоставленный самому себе, Хомура изучал механизмы в доме отца, разбирал и потом собирал машины, изучал их структуру. К слову, именно тогда дар Сайго Хомуры, «Протоидея», начал по-настоящему развиваться.

Тогда же приёмный отец стал недолюбливать паренька.

Молодой ученый, вопреки своим амбициям, достиг конца пути под названием «исследование звездных частиц»… Хотя это не совсем точное определение.

Правильнее было сказать, что «звездные частицы изобретены до того, как он вошел в проект».

Ещё при жизни отец Сайго Хомуры закончил образец звездных частиц и почти довел его до функциональных испытаний. Предоставь молодой ученый эту работу на суд научного сообщества, он обрел бы всемирную славу, однако гордость ученого не позволила бы ему так поступить.

Отец Хомуры оставил нерешенным один вопрос — метод создания звездных частиц нигде не был описан. И этот критический недостаток не позволит запустить массовое производство, а значит — начать применять их на практике. Исследование, у которого нет практического продолжения, будет непригодным, пусть даже теория и образец доказывают обратное. Но молодого ученого волновало нечто иное — он не привнес в исследование ничего своего, личного.

Гордость мужчины не позволяла ему просто присвоить чужой труд себе.

Но те остатки самоуважения и погубили Хомуру.

Чтобы получить место в команде исследователей звездных частиц, опекун Хомуры бросил все остальные свои наработки. Для него это дело всей жизни. И если бы ему удалось завершить его, то цивилизация вышла бы на новый виток развития. Это изобретение помогло бы человечеству вступить в новую эпоху.

Несметное богатство, невообразимая сила — всё это стало бы его. Имя ученого осталось бы в веках.

Слава была недостижима, но она всё время вела ученого вперед. Во время работы он едва ли не видел, как он становится королем всего мира.

Но это наваждение разрушил какой-то мальчишка.

Сайго Хомура, уже тогда владевший «Протоидеей», продолжил исследование, которое его опекун однажды забросил. Прошел год с тех пор, как ученый взял паренька, и другой проект молодого ученого, который он назвал А.К.Т завершился, команда разработчиков достигла успеха.

Это устройство, которое должно работать в связке со звездными частицами, формально называлось акселератор кровяных телец и уже в то время позволяло воспроизводить звездные частицы.

Однако это самое исследование и станет его путевкой в большую науку, к собственной лаборатории.

Мужчина осознал, что исследование частиц имеет намного больший потенциал, и перешел в команду по их изучению, бросив своё изначальное творение, и как раз в это время маленький Хомура завершил проект.

Молодого ученого как громом поразило.

Хомура навсегда запомнил его лицо тогда.

Вскоре после этого ученый исчез. Прихватив с собой материалы по звездным частицам и законченный АКТ.

Оставшийся в одиночестве Хомура несколько месяцев безвылазно сидел в отцовском доме.

«Так, соберись. Главное — что будет дальше», — блуждая в воспоминаниях и едва не засыпая, Хомура продолжал думать.

За эти три дня он вспомнил всех подозрительных людей, которых встречал, и его первый опекун был самым подозрительным из всех.

«…Хотя, не думаю, что он смог продвинуться в исследовании звездных частиц. Насколько я помню, он выбрал совсем неправильный путь».

Когда Хомура был маленьким он не понимал, что его опекун исследует звездные частицы. Но теперь, вспомнив, как он тогда себя вел и что говорил, Хомура понял, что именно их он и изучал.

К сожалению, создать звездные частицы с нуля в настоящее время невозможно. Точка. Звездные частицы — это дар природы, не людские творения.

Хомура не знал, где найдены те частицы, что ему передали, но прекрасно понимал, что создать их с нуля — невыполнимая задача, поэтому для промышленного производства образцов он использовал метод паразитического деления «Истока»: звездные частицы собираются в нанометровые астральные волокна и внедряются в тело, там они считывают генетическую информацию и подстраиваются под конкретного человека, после чего каждое волокно распадается обратно на частицы, которые попадают в клетки и там начинают делиться — именно так Хомура сейчас понимал паразитизм звездных частиц.

Полученные таким образом частицы зависят от генетической информации носителя, поэтому несколько отличаются от изначальных, однако это не мешает извлекать их и использовать для других целей.

К слову, Хомура ввел звездные частицы скоту в школе и в тайне ото всех наблюдал за их воздействием. Но атака минотавра разрушила все планы, придется начинать с начала. Парень сильно беспокоился о том, что пойдет слух о том, что в тушах животных были звездные частицы. Карла прибьет его, если об этом станет известно.

«Не будем о плохом…»

Астральные волокна — основа наномашин 3S nanomachine unit и их истинная форма. Хомура сообщил Эврисинг компани, что они рукотворные, но это полная чушь.

3S nanomachine unit, частицы, несущие в себе вечный двигатель, — это дар природы. Вероятно, отец Сайго Хомуры нашел где-то животное или растение, в теле которого содержались астральные волокна, извлек из него эти волокна и ввел их в звездные частицы.

Не удивительно в таком случае, что опекун ошибся, приняв их за рукотворные. Это также подтверждает, что в мире существует информационная жизненная форма, выживающая лишь за счет изменения окружающей информации.

Это уже большой прорыв, но если в создании части замешаны дары природы, то возникает большая проблема: количество астральных волокон, «Истоков», ограничено.

Отец Сайго Хомуры, вероятно, понимал, что источников волокон осталось очень мало, поэтому и не смог перейти к массовому производству частиц. Наверное, он не хотел рушить баланс в природе.

Частицы, созданные по методу Хомуры, всегда меняются под влиянием генетической информации носителя. Эти частицы не обладают всеми качествами изначальных образцов, и, что важнее, уже не могут быть полноценными вечными двигателями. Предполагается, что энергия, которая создается в процессе изменения окружения, наиболее высока, если частицы циркулируют в кровеносной системе с определенной скоростью, а сила, которую дают частицы, может быть разной в зависимости от носителя, но это запретная тема.

Да и это не относится к делу.

Если суммировать всё вышесказанное, то Сайго Хомура должен думать о двух вещах:

Во-первых, двадцать четвертый тайфун, «Небесный бык», создан руками человека? Если он действительно появился из-за звездных частиц, то кто-то сильно опережает его в исследованиях. Подозреваемый в этом случае лишь один — первый опекун Хомуры.

«…А это вообще реально?»

Хомура понял, что звездные частицы — дар природы по большей части благодаря своему дару, «Протоидее». Взглянув на образец через мощный микроскоп, он сразу же заметил, что они не рукотворные, и именно поэтому решил использовать паразитическое деление для их копирования. Хомура не сомневался, что тот ученый до сих пор считает наномашины рукотворными. Эта вера укоренилась в нём ещё с незапамятных времен.

«Значит, ответ не здесь… Небесный бык… Небесный бык… ты что, тот самый «Исток»?»

От этого предположения сердце Хомуры забилось, как бешеное. Он заерзал, пытаясь скрыть волнение.

Может ли существовать такая форма жизни, которая нарочно меняет окружение и питается высвободившейся в процессе энергией? Если Небесный бык и есть такое чудовище, то…

«Надо сражаться. Возможно, мне удастся продвинуться в исследовании звездных частиц.»

Хомуру действительно беспокоила смерть родителей, отъезд опекуна и прочие проблемы, но у него была миссия. Он верил, что, начав исследования звездных частиц, он заложит фундамент будущего Детского дома Канарии. А Эврисинг компани, торговый конгломерат с мировым именем, инвестировал в него и теперь спонсирует нужды детского дома.

Сладкие речи не соблазнили Хомуру, он не забыл, что должен защитить дом и семью.

Поэтому ему нужно возвращаться в родной мир. Товарищи наверняка волнуются за него. Не будь сейчас золотой недели, то его бы уже искали по всему миру — а это не шутки.

«Нет, я всё равно должен отвечать на звонки, даже в праздники. Если не повезет, к делу подключат полицию, наверное… А, ладно. Иза наверняка что-нибудь придумает. Не обломается. Наверняка сморозит какую-нибудь ересь, в которую никто не поверит,» — представил себе Хомура и улыбнулся.

*

Аято тыкала задумавшегося Хомуру пальцем и с волнением спросила:

— Хомура? Ты слышал наш разговор?

— А, нет, прости.

Аято надула губы. Похоже, Хомура слишком сильно ушел в себя. Поднявшись с кровати, он выпрямился по струнке и извинился:

— Прошу прощения. Так что там за разговор?

— О том, как в игре побеждать будем. О Небесном быке и минотавре. Мы ведь до сих пор не решили ни одну из них? Что мы будем делать дальше? — осыпала его градом вопросов Аято.

Если сражаться, то нужен какой-то план действий.

Хомура сложил руки на груди и состроил кислую мину:

— Хороший вопрос. С минотавром мы как-нибудь справимся, а вот воевать с Небесным быком бесполезно. Если он так и останется в форме облаков, это всё равно, что плевать против ветра. К тому же в Играх даров не обязательно сражаться, чтобы побеждать, так?

— И что мы тогда будем делать?

— Во-первых, бежать от Небесного быка. Нам не нужно побеждать его. Потом ждать, когда появится минотавр. Если я прав, то он скоро изменится. Тогда мы узнаем путь к победе.

Аято заморгала от удивления. Она-то думала, что он просто читает книжки, а на самом деле Хомура не бездельничал.

Сев напротив парня, Аято сделала серьезное лицо и продолжила:

— Получается, ты почти знаешь, как нам победить?

— Ну, не совсем «почти»… Хочешь узнать?

— Хочу. И вообще, мог бы пораньше сказать об этом! Делиться информацией — очень важно! — пригрозила ему пальцем Аято.

Однако перед тем, как перейти к объяснениям, необходимо ещё раз проверить условия победы.

Сайго Хомура достал из кармана телефон и пробежался глазами по мейлу с приглашением.

«Приглашение на Вторую войну за владычество над солнцем»

— Что это?!

Едва увидев эти слова на жк-экране, Куро Усаги сильно удивилась:

— В-вторая война за владычество над солнцем?! П-п-п-почему Хомура получил его?

— Ну, как бы сказать…

— Прочитай письмо, пожалуйста, — попросила Аято.

Хомура согласно кивнул и начал просматривать содержание.

«Приглашение на Вторую войну за владычество над солнцем»

Уважаемый Сайго Хомура.

Вы получили право участвовать во «Второй войне за владычество над солнцем», которая пройдет в мире Маленького сада. Чтобы пройти в основной этап состязания, вам необходимо приручить не менее одного звездного зверя, входящего в число «двенадцати зодиаков» или «цикла зверей».

Выбранный зверь: «Телец».

Первое условие победы: Подчинить воплощение «Тельца»

Второе условие победы: Изгнать молнии и вернуть звезде исходный вид.

Общие условия и время проведения:

Это — предварительный этап, срок его проведения — семь лет. По прошествии семи лет вы будете автоматически дисквалифицированы. Кто бы не подчинил зверя, это будет считаться выполнением условия, поэтому вы можете заручиться помощью союзников.

Важные уточнения:

Это ограниченное право на участие, приготовленное специально для Сайго Хомуры, чтобы он смог принять участие во Второй войне за владычество над солнцем. Если вы решите выйти из состязания, откажетесь от участия, проигнорируете приглашение или проиграете в предварительном этапе, то ваше ограниченное право на участие, а также врожденный дар «Протоидея»* будут изъяты. Заранее просим прощения.

Во время проведения игры вы не можете покидать Маленький сад, будьте внимательны. Игра может быть продлена, но, пожалуйста, постарайтесь выполнить условия за отведенное время.

Удачи вам.

Ведущий Второй войны за владычество над солнцем, «Демон Лапласа»

— Организаторы совсем не умеют шутить. Я выиграю, даже если кто-то другой решит загадку? Они что, прямо говорят мне искать помощи?

— Мы ведь новички, это не удивительно.

Но, как ни посмотри, это словно легкий режим в видеоиграх.

Главная задача для них сейчас — вернуться в родной мир, но описание игры слишком заманчиво.

Сайго Хомура повернул телефон и открыл одно приложение.

Аято моргнула, глядя на него. Заглянув в его телефон, она напомнила ему:

— Хомура, помнишь, что здесь связи нет?

— Помню. Это энциклопедия мифов и легенд. Просто не думаю, что моих знаний тут хватит. А в приложении как раз есть информация об эпосе про Гильгамеша и убийстве минотавра.

— А… это приложение… Совсем забыла про него.

Прокручивая статью на ЖК-дисплее, он изучал две легенды.

Это приложение он скачал по совету Аято (впрочем, она, похоже, совсем забыла об этом), чтобы было чем убить время. Хомура даже предположить не мог, что он пригодится в подобной ситуации. В Маленьком саду оно в буквальном смысле может спасти жизнь.

Сузука и Аято вычитали всю информацию о Хэллоуине, принцессе Шираюки и лунных кроликах именно в этом приложении.

— Сначала поищем слова из второго условия победы: «Изгнать молнии и вернуть звезде исходный вид». Наверняка что-нибудь найдется.

— Т-точно! П-подожди немного, — запинаясь, Аято открыла статью.

Раньше она не играла в мобильные игры в принципе, но кто бы мог подумать, что даже с обычными приложениями она не подружилась…

Хомура начал сравнивать легенды, страницу за страницей.

— Молнии и звезды… Судя по этим двум словам, настоящее имя минотавра — Астерион, сын молний и звезд.

— Настоящее имя? У него их два?

— Да. Когда я подумал, что между вторым условием победы и вторым именем есть связь, то пришел к одной мысли: а что если минотавр когда-то был человеком?

Аято чуть не подпрыгнула на месте.

— Он превратился в чудовище?.. Н-нет, подожди немного! Как ты вообще к такому выводу пришел?!

— Имя «Астерион» упоминалось среди древней знати. Это означает, что с рождения он входил в королевскую семью и относились к нему, как к человеку. Просто других наследников у короля не было. Но несмотря на свой статус наследника, люди со временем начали обращаться с ним, как с монстром. Если всё это правда, то должен быть некий неизвестный фактор, не отражённый в самой легенде, — сказал Хомура и лишний раз утвердился: что-то тут не чисто, должна быть некая причина. — В таком случае, строчка «изгнать молнии и вернуть звезде исходный вид» может означать «верните минотавра в человеческую форму, Астериона». Можно подумать, что эта игра как-то связана со звездными частицами, и тогда мы получим парадоксальный ответ: «используй звездные частицы и преврати его в человека. Однако мы не знаем, действительно ли моя теория верна, поэтому использовать «Исток» нельзя, у нас остался только один путь, — пояснил парень.

У Аято перехватило дыхание. Она перевела взгляд на Сузуку и низким голосом сказала:

— Значит… вот как мы спасли…

— Ага, из трех «Истоков» мы использовали второй. Выбора не было.

Хомура по случайности захватил с собой две капсулы и «Истоком», но ему пришлось потратить одну, чтобы вылечить Аязато Сузуку. Он беспокоился о том, что девушки стали носителями истока, но не жалел о своем поступке. О том, что будет с ними дальше, он может только догадываться. Наверное, звездные частицы в их телах превратятся в два отдельных, новых вида.

Впрочем, у него была большая проблема — остался только один «Исток».

«Исток» звездных частиц невозможно получить с помощью паразитического деления. Воспроизвести их можно лишь одним способом: поместить «Исток» в псевдоорганический раствор из солей и аминокислот, близкий по составу к крови, и под воздействием кварцевого резонатора с частотой 32768кГц они начинают делиться. Хомура должен любыми способами предотвратить потерю всех истоков, ведь создать их с нуля невозможно.

— Хорошо. Давайте предположим, что теория Хомуры верна. Продолжай, пожалуйста, — попросила Аято.

Хомура расслабился и откинулся на спинку стула.

— Не торопись. У нас ещё есть время на подготовку, так что ты тоже думай об игре.

— Я?

— Ага. Это же игра, построенная богами, так что лучше продумать всё получше.

Аято впала в замешательство. Игры на сообразительность — не её конек. Она больше любит заранее определенные пути достижения цели, где может показать себя во всей красе, и любое отклонение от заданного плана — это тяжелый удар для неё.

Хотя, она очень исполнительная. Хорошее качество.

В целом, её война с ЖК-дисплеем выглядела очень забавно.

— Ладно, сделаю подсказку для упорной младшеклассницы. Важно всё, что произошло после начала игры.

— Даже разрушения от тайфуна, получается?

— Не только они. Появление минотавра, вирус — всё это случилось не просто так. Черт, хорошо же всё продумали… Похоже, чтобы решать загадки в играх даров, нужно смотреть на всё шире. И, судя по записям о прошлых играх, все они довольно интересные. Да, Сузука?

— М?.. Я разбираюсь с игрой Черной чумы, потом поговорим, — ответила Сузука, размахивая ногами, и снова уткнулась в записи.

Вот тут-то до Аято и дошло, что Хомура и Сузука не просто так лежали и читали книги. Они изучали прошлые записи, чтобы компенсировать свою неопытность. А в таком большом городе записей должно быть очень много.

Узнав всю правду, Аято начала обдумывать слова Хомуры. Похоже, его ум был намного острее, чем предполагала девушка. И если верить его словам, то нужно заново обдумать всё, что с ними произошло.

Причина всего произошедшего, «Небесный бык». Двадцать четвертый тайфун появился в южном полушарии, пересек экватор и направился прямиком в Японию, зацепив попутно Северную Европу и Юго-восточную Азию.

Звездный зверь «Небесный бык», вероятнее всего, появился, когда тайфун сменил курс на Японию. Таким образом два быка неслись прямо в Токио, к Хомуре.

Наверное, смена курса произошла только потому, что в Токио жил участник их игры даров, а изначальная цель тайфуна была в Восточной Европе.

Следующим по важности был вирус, как ни посмотри. Если смотреть в перспективе, то инфекция, поражающая не только людей, но и урожай, принесет намного больше бед, чем сам тайфун. Симптомами зараза похожа на оспу и оставляет ужасные шрамы, даже после полного излечения. В средние века оспу называли «убийцей прекрасных лиц» из-за увечий, которые она оставляет на лицах своих жертв.

Продолжая с трудом читать статью с экрана, Аято спросила Хомуру:

— Хомура, а как много ты знаешь об этом вирусе?

— Маловато. Не подтверждено, что это некие частицы, ставшие бактериями, да и не моя это область, так что точно не знаю, но… если это некий вид частиц, то, может быть, перед паразитизмом они происходит какая-то абнормальная реакция, что приводит к поражению кожи, разве что…

Заметив, что Хомура и Аято продолжают обсуждать игру, Сузука отложила записи и подняла голову.

— Кстати, оспа в Японии знаменита из-за эпизода с глазом Масамунэ Датэ. Юный Масамунэ страдал от того, что родственники сторонятся его из-за уродливого глаза, но в конце концов он выколол себе глаз и сразу же изменился! У нас даже постановка есть на эту тему.

— Какие подробности… А оспа правда так уродует людей?

— Ты не видела фотографии? «Убийца прекрасных лиц» — до уродства подходящее название…

Тут обе девушки вскочили с мест и неловко переглянулись.

— Дошло! Ты ведь тоже догадалась? Давай ты первая!

— С-спасибо…

Аято до сих пор не привыкла к манере общения Сузуки и иногда терялась. Но ей с таким трудом дался ответ, что она действительно хотела объяснить его. Кашлянув, Аято продолжила свою мысль:

— Я слышала, что раньше оспой болели по всему миру. Легенды о ней есть почти в каждой стране. В эпосе о Гильгамеше тоже есть похожая болезнь… Но как же она связана с легендой о минотавре??

— Ага-ага, как именно?

— В те времена оспа считалась смертельной болезнью. Когда знать заражалась ею, то их внешний вид менялся до неузнаваемости. Существовал простой и надежный метод защититься от этой заразы — уйти в, например, лабиринт… Стоп… — Аято остановилась, затаив дыхание и заключила, дрожащим голосом: — Так вот оно что!.. Получается, минотавр был не узником, а пациентом?!

— Бинго! Все кусочки пазла сошлись!

Аято и Сузука ударили друг дружке по рукам, празднуя успех.

Если коротко, то компания пришла к следующему заключению:

«Астерион» — это древний принц острова Крит, награжденный именем предка. Хоть он и получил красивейшее имя предка, олицетворяющее звезду и молнии, это не уберегло его от того, что в будущем его стали называть людоедом-минотавром.

Но Минотавр не был монстром с самого рождения.

По некой загадочной причине, его нарекли монстром уже после.

Возможно, этой самой причиной была оспа — «убийца прекрасных лиц», описанная в японском фольклоре.

Если это заключение верно, то Хомуре есть о чем беспокоится.

«Точно… минотавр же съел животных из загона в школе?»

Небольшой фермой в академии Хоэй совместно управляют Эврисинг компани, старшеклассники и третья лаборатория Хомуры. Как уже говорилось ранее, без звездных частиц тут тоже не обошлось: одной из свиней тайно ввели звездные частицы, чтобы протестировать паразитическое деление. Возможно, минотавр неспроста искал медицинские частицы.

«Вероятно… минотавр вот-вот начнет изменяться. Не знаю правда, к лучшему это или к худшему, но в любом случае надо думать, что делать, потому что минотавр в последние дни вел себя слишком тихо…» — думал про себя Хомура, как тут…

— Точно, совсем забыла!

— Ты о чем?

— Награда! Приз! За победу в игре полагается какая-то награда или ещё что-то, верно? Если мы собираемся участвовать в этом что-то там за солнце, то надо узнать, какой приз за победу! Наверняка там будет что-то сногсшибательное! — провозгласила Сузука, подняв вверх указательный палец.

Во взглядах Аято и Хомуры, обращенных на Сузуку, буквально читалось «нашла, что сказать…», но тему она подняла действительно важную. Было бы очень хорошо, если бы кроме информации о звездных частицах в награду полагалось ещё что-нибудь.

Хомура серьезно задумался.

— Точно, награда — штука важная. Супер-важная. Мы же так помогаем королеве, да? Может, она тоже подготовит какой-нибудь приз. Например, деньги бы нам не помешали.

— Я не могу закрыть глаза на это, Хомура. По твоим словам, финансовой помощи от Эврисинг компани недостаточно, — игриво указала на ошибку парня Аято

Нет, она вовсе не имела это в виду, но… проблема заключалась в том, что Аято — хозяйка Сайго Хомуры.

Парень решил не подставляться под удар и в то же время как-то отвертеться:

— Конечно, я благодарен компании. Но вряд ли вы подарите нам здоровенный телевизор или отправите всех детишек отдыхать куда-то, верно? А у Королевы наверняка денег много, это для неё копейки, не думаешь?

— М-м… Понимаю, о чем ты, но если ты хочешь поехать на отдых вместе со всеми, то мы можем обсудить это. — Аято неловко отвела взгляд. Наверное, не хотела показаться скрягой.

Старшеклассники переглянулись и неловко виновато улыбнулись.

— Ну, обещание мы выбили. Вернемся домой и подумаем, куда бы нам поехать.

— Ага, будет весело, брат. Кстати! Ая, поехали с нами, твою заявку точно одобрят!

— Я?

— Ага. За исследование должны перечислить крупную сумму в этот раз. Может быть, её как раз хватит на совместный отпуск. Вот победим минотавра, закрою лабораторию на выходные и поедем вместе на Средиземное море, — предложил Хомура, и девушки воодушевленно согласились:

— Вау, Средиземное море! Но купаться, вроде там пока нельзя, да? Точно! Надо подобрать Ае новый купальник! За год у неё сильно выросла грудь, эх!

— С-сузука!..

Слегка покраснев, Аято зажала подруге рот. Но та продолжила подшучивать над ней в духе: «Когда ещё такой шанс выпадет? Купим бикини! Роскошному телу — роскошный купальник!»

Примерно в это же время дверь с грохотом открылась, и в комнату залетела Шэрол, навострив ушки.

— Ого! Наши гости уже проснулись?

— Шэр, ты бы хоть постучалась для приличия.

Трио тут же перевело взгляд на паренька, который появился из-за спины незваной гостьи.

Едва увидев Хомуру, Порол Гандах, управляющий Андервуда, упер руки в боки — поза получилась весьма внушительная.

Хомура убрал с лица книгу, сел на кровать и спросил:

— Йо, судя по лицу, вы всё приготовили?

— Ага. Всё как ты просил. Последняя модель, спец-заказ. Даю тебе его для тестового прогона, но смотри, не раздолбай его.

— Прости, что доставил проблем. Все расходы оплатит Королева.

— Ты хоть в курсе, что сейчас сказал?

Порол наигранно вздохнул. Похоже, он сильно боялся Королеву, впрочем, нечему тут удивляться — достаточно вспомнить его положение.

Встав на ноги, Хомура посмотрел сначала на Сузуку, а потом на Аято.

«Теперь мы готовы к контратаке.»

Взглянув на Небесного быка, повисшего над Андервудом, парень накинул плащ и отправился вместе с Аято и Сузукой в мастерскую под великим древом, там располагался ангар для духовных поездов.

Примечания

  1. Кандзями этот дар записывается как «тысяча черных заклятий»

Комментарии