Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 1

Средиземноморское небо было идеально чистым.

Скоростной катер, бежавший по волнам, сильно раскачивало, но это не портило впечатления от поездки в ясную погоду.

Прозрачная морская вода и солёный ветер — нет ничего лучше для путешествия. Местный пейзаж, чудо природы, чем-то даже напоминал параллельный мир.

В Японии на днях началась золотая неделя, поэтому среди туристов было много японцев, это даже бросалось в глаза. На пляжах веселилось несметное число людей, все с семьями или любовниками.

Но по пути из греческого аэропорта до пристани праздность перемежалась тоской. Шрамы, которые оставил гигантский тайфун «Небесный бык» были ужасными, некоторые территории у моря отрезало от остального мира. Высокие пальмы выгнуло почти на девяносто градусов, а оливы просто завалило на землю — даже смотреть больно.

Маленькое арендованное судно оказалось повреждено так сильно, что в море ему путь заказан.

К тому же кое-где обнаружили загадочный вирус, по действию схожий с оспой. Эпидемия началась каких-то пару недель назад, а ущерб — уже невосполнимый.

Изаёй Сакамаки, Токутеру Микадо и Прит задумались, дадут ли им корабль в такое время, но… эпидемии эпидемиями, а оплаченный товар надо отдавать.

«Кто не работает — тот не ест» — поистине универсальная поговорка, она работает везде. Пусть даже весь мир перевернется, а делец никогда не прогонит клиента, который предлагает крупную сумму денег.

К счастью, трио узнало, что друг Дона Бруно держит небольшой флот, поэтому они направились на одинокий греческий остров — Крит.

Прит снова спросила о том, как он появился здесь. Рассказ поразил её до глубины души.

— Что ты сказал? Ты участвовал в игре минотавра, но она вдруг прервалась?

— Ага. Я хотел собрать побольше владычеств, чтобы потом было проще на войне. Но, похоже, организаторы решили вмешаться… А я уже почти решил загадку, вот засада… — надулся Изаёй, скрестив руки на груди.

Война за владычество над солнцем — это игра даров в Маленьком саду, целью которой является заполучение двадцати четырех владычеств над солнцем

Двадцать четыре зверя, существующие на солнечной орбите, и называются в обиходе владычествами над солнцем.

Звездные звери из «эклиптических зодиаков» представлены двенадцатью созвездиями: овен, телец, близнецы, рак, лев, дева, весы, скорпион, стрелец, козерог, водолей и рыбы.

Звездные звери из «экваториального цикла зверей» представлены двенадцатью животными из китайского календаря: крыса, бык, тигр, кролик, дракон, змея, лошадь, коза, обезьяна, петух, собака и свинья.

Главное сражение ещё далеко, сейчас идут лишь отборочные, но немало участников уже задумались над тем, как бы заполучить побольше зверей до начала заварушки.

Сообщество Изаёя, одного из главных фаворитов гонки, тоже не преминуло воспользоваться шансом.

— А, точно. Широяша же отвечает за правила. Она воспользовалась этим и освободила около половины владычество, за которые развязалась нешуточная борьба. Не слышала об этом?

— Нет, ни слова. Но теперь всё стало на места. Если Широяша, победитель прошлой игры, выпустила зверей, то некоторые из них начали своевольничать.

Победителя прошлой игры, звездного духа Белой ночи, что управляет движением солнца, избрали председателем комитета и назначили составителем игры. Вместе с этим, Широяша заявила, что не будет участвовать в состязании, что стало приятной новостью для будущих участников.

Изаёй Сакамаки и Прит вглядывались за горизонт, облокотившись на палубные перилы.

— Но в таком случае тебе нужно как можно скорее возвращаться в Маленький сад. Я беспокоюсь, что из-за предстоящей войны ущерб здесь может вырасти в разы. Вынуждена извиниться заранее, я беру отпуск.

— Что? Отпуск? А как же «надежный менеджер»?

— Менеджер здесь не при чем. Я — помощница дочки главы Эврисинг компани и одновременно её телохранитель. Отправлю заявление на отпуск туда. К слову, мы с госпожой Аято собирались за границу на золотой неделе, — добавила Прит, уперев руки в боки.

Изаёй не особо понимал, о чем они говорят, но подметил, что Прит очень влиятельная женщина.

— Хм-м… Раз у тебя такие связи в Эврисинг компани, могла бы и корабль нам организовать.

— Не глупи. Если там узнают, что госпожи со мной нет, то разразился бы скандал. Так что давай в этот раз доверимся другу Дона Бруно, — ответила Прит и по-взрослому улыбнулась, на что Изаёй просто пожал плечами.

— Ладно. Наверное, для таких случаев и нужны заморские друзья. Мы воспользовались связями Дона Бруно, потому что терять нам всё равно нечего, и не прогадали. Благо хоть не вплавь до Крита пришлось добираться.

— Согласна. Мне нравится морская качка, но с водой я не дружу.

— Ого? Какая неожиданная слабость. И как бы ты перебиралась через море, не найди мы корабль? — с заметным умыслом спросил Изаёй, ехидно улыбнувшись.

Странноватая слабость для спокойной и безупречной женщины. Наверное, он хотел поставить её в неловкое положение и таким образом укрепить отношения. Но Прит даже бровью не повела, просто перебросила куртку через плечо. Задумчиво склонив голову, она почти сразу выдала:

— Как перебираться, да?.. Засыпала бы море землей и перешла бы пешком?

— Ничего себе. Даже так… интересненько.

«Неужели защитница буддизма просто так бы разделила красивейшее Средиземное море ради такой мелочи? Но да, способ действительно радикальный», — восхитился Изаёй.

Осторожно выбирая слова, Прит указала на север:

— Смотри, если сбросить в море вон ту гору с острова, то как раз хватит на дорогу. А может, придется срубить весь остров… — размышляла вслух она.

Если она говорила это всерьёз, то Изаёю придется остановить её. Как же он позволит уничтожить землю, куда он даже не ступал?

Сидя в кресле, которое специально установили на палубе, Токутеру Микадо тяжело вздохнул.

— Эй, вы, варвары, здесь вам не Маленький сад. Прит, гора Афон — священное место, не надо говорить лишнего. Не стоит лишний раз злить Православную церковь, — осадил их Токутеру, сравнивая информацию из мировой прессы в газете с отчетами об ущербе на экране смартфона.

В новостях об этом пока не пишут, но скоро распространение вируса станет проблемой номер один. Лишь немногие знают о заражении пшеницы и кукурузы, но слухи разносятся быстро, их тяжело остановить. В Европе, например, уже появилась тенденции к взлету цен на муку.

Токутеру с кислой миной глядел на статью. Изаёй тем временем обошел его со спины и тоже нахмурился, взглянув на заголовок, и начал читать её целиком:

— Цена на пшеничную муку во Франции резко увеличилась: повышение составило 55%?.. Ничего себе. Там всё будет нормально? Мне всегда казалось, что французы без хлеба помрут.

— Тебе стоит больше читать книжек… хотелось сказать мне, но ты близок к истине. Франция — это сельскохозяйственный гранд, где возделываются почти 60% всех земель. Они производят четверть всей сельскохозяйственной продукции Европы. Не знаю, как там у них дела, но если ничего не изменится, весь мир охватит паника, — нагнал ещё больше тоски Токутеру.

Тайфун «Небесный бык» пересек экватор и, ко всеобщему удивлению, объявился в Токио. Последствиями были не только лишь видимые разрушения. Никто ещё не знает, какой процент урожая в хлевах сгнил от порчи. Едва ли кто-то из фермеров осознал, что на полях поселился опасный вирус. А продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН, сокращенно ФАО, так и не объявила чрезвычайное положение. Вероятно, они прямо сейчас ищут выход из этой ситуации.

Но Токутеру ничуть не смутился. Скорее даже наоборот — он был готов к такому.

Изаёй понял по лицу мужчины, что он что-то задумал, улыбнулся и спросил:

— Слушай, Токутеру. Давай рассказывай всё на чистоту.

— Чего?

— Не валяй дурака. ЧП в этот раз мирового масштаба. Иначе зачем двум из двенадцати дэв, сильнейшим богам войны, спускаться в мир смертных и приглядывать за происходящим? Но вы просто наблюдаете за происходящим, хотя при желании могли бы одной рукой справиться с кризисом. Ну так что, Притхви Мата? — обратился Изаёй к Прит, не изменяя своей улыбке.

Женщина-богиня, набросив куртку на плечи, досадно улыбнулась.

— Как бы лучше сказать… Эта территория расположена очень далеко от моих владений. Она контролируется даже не Божественной армией, а греческим пантеоном. Поэтому мне бы очень не хотелось что-либо делать с чужой землей, тем более в разгар войны за владычество над солнцем.

— Верно, но если Прит, богиня-мать, что-то сделает не так, то это может отразиться на печати, наложенной на племя титанов. Вот уж чего-чего, а возвращения титанов нам сейчас точно не надо, согласен?

Боги невинно заулыбались и увели разговор в совсем другую степь. Но на самом деле они уже знали, чем всё закончится.

Европейский торговый гигант «Эврисинг компани», а если точнее исследовательская команда из университета Хоэй под руководством Сайго Хомуры, создала медицинские наномашины. Пока их не начнут применять, хаос, вероятно, не прекратится.

Если учесть масштабы порчи урожая, то наномашины сразу же обретут всемирную известность. Похоже, что для этого достижения уже приготовлена отдельная строчка на страницах истории и звучать она будет так: «Наномашины, изобретенные Сайго Хомурой, спасли мир от верной гибели».

После столь оглушительного успеха, исследования «звездных частиц», как иначе называются наномашины Хомуры, станут развиваться стремительными темпами.

— Не могу объяснить всего, просто считай, что так должно быть. В эту эпоху не стоит злоупотреблять силами Маленького сада и менять что-то на земле. Все сегодняшние катастрофы должны быть преодолены соответствующим, современным путем, а нам важнее вернуть тебя обратно.

— Ха, снова оставляете меня за бортом? — проворчал Изаёй и бросил недовольный взгляд на Токутеру. Ему казалось, что они специально убирают его подальше от веселья, прямо как какого-то ребенка.

Два божественных духа едва сдержали смешок — они слегка просчитались. Будь Изаей столь послушным, то не получил бы приглашения в Маленький сад.

Ехидно улыбнувшись, Изаёй достал мобильник и начал набирать кому-то сообщение.

— Ну и черт с вами. Если здесь замешан вирус, то я и без вас всё узнаю. В конечном итоге, мы владеем «змеиным посохом».

— А? Ты чего удумал?

— Секретные сведения. А ещё мы скоро приедем на Крит. На родине минотавра, наверное, есть какие-нибудь зацепки по нашему делу. Давайте быстрее, я беспокоюсь за мелюзгу. Ха-ха-ха-ха… — рассмеялся Изаёй и развернулся.

Токутеру сложил газету и телефон, поднялся с места и улыбнулся с иронией.

— Ты? Беспокоишься за них?

— Не совсем. Их не должны были призывать в Маленький сад. Да, у них есть дары, но они такие себе, если честно. Не знаю, чем думала Королева, когда втягивала Хомуру и Сузуку, их дары недостаточно сильны, чтобы приносить победу в Играх даров, — сказал Изаёй, словно низвел их в разряд жертв. Иначе говоря, Изаёй счел, что они ещё недостаточно сильны, чтобы участвовать в играх.

Однако Токутеру нахмурился от таких слов.

— Сурово… как-то. Не думаешь, что ты слишком занизил оценку?Хомура и Сузука подошли очень близко к тому, чтобы превзойти пределы человека.

— Правда? Это видят глаза бога войны?

— Разумеется. Поначалу игры будут для них в диковинку, но они быстро втянутся. Может быть, эта троица уже сейчас несется на всех парах к победе, — заинтриговал парня Токутеру. Он сделал особый акцент на слове «троица», указав на то, что Аято нельзя сбрасывать со счетов.

Но Изаёй не знал, кто такая Аято, поэтому лишь состроил удивленное лицо и пожал плечами.

— Ну… моё мнение о них не изменилось. Сузука, может, ещё как-то справится, а Хомура с самого детства был замкнутым и пассивным.

— Не глупи. Люди растут и меняются. С тех пор, как ты исчез, Хомура и Сузука вдвоем защищали «Детский дом Канарии». Они окрепли, — заявил Токутеру, одарив Изаёя холодным взглядом.

Хотя Изаёй точно так же рос без родителей и всё ещё не достиг совершеннолетия, ему тяжело было понять их ситуацию. Для него они вечно остались десятилетними Сайго Хомурой и Аязато Сузукой.

Изаёй явно не собирался сдаваться. Видя это, Прит спросила его:

— А не хочешь заключить пари?

— Пари? На что?

— На победителя игры даров. Токутеру думает, что Хомура победит, а ты — что проиграет, верно? У вас получился спор, а в таких случаях грех не устроить пари, не так ли?

Женщина достала из кошелька десяток свернутых стодолларовых купюр и стала крутить их между пальцами перед Изаёем. Похоже, он тоже не прочь поиграть в азартные игры.

Рефлекторно поймав их взглядом, Изаёй помялся немного, но против натуры не пойдешь. Заулыбавшись, он вытащил из нагрудного кармана золотую монету Тысячи глаз.

Глядя, как его ставка увеличилась в пять раз, Токутеру наигранно возразил:

— Эй-эй, харош уже! Не многовато ли для простого пари?

— Бог войны, а такую непотребщину несет.

— Вот-вот, шеф. Если вы мужчина, то будьте так великодушны, вытряхивайте бумажник.

Токутеру вынуждали принять бой, но его бумажник не потянул бы его — там была лишь десятая часть от того, что пришлось бы поставить.

На самом деле Индра бравадился, когда вступался за Хомуру. Без помощи от него или Изаёя, у мелюзги почти нет шансов на победу.

Однако отступи он сейчас, и над ним будут насмехаться, называть за спиной «бесполезным богом войны» и так далее. Он не мог этого позволить. Ни как старший бог, ни как шеф, ни как мужчина.

Временами, руководитель обязан раскидываться деньгами. И сейчас как раз такой случай.

Достав распухший от налички бумажник, Токутеру расправился со своей нерешимостью и отважно улыбнулся.

— Твоя взяла. Играть так играть. Только не плачь потом, малец.

— Воу. Что-то у тебя руки трясутся. А что с долгами, в которые ты влез из-за девочки в квартале кабуки?

— Харош уже. Я бы ни за что не стал грозить замужней женщине таким, это бессмысленно, если ты не знал. И вовсе я не хочу забрать весь банк, если выигра…

— Что? Постой. Я твердо верю в победу Хомуры.

Токутеру и Изаёй перевели взгляд на Прит. Неужели столь талантливая женщина поставит на заведомо проигрышный номер? Но не похоже, что она боится.

Женщина достала ещё пачку банкнот и свернула их в трубочку.

— Наверное, стоит ещё поднять ставки и добавить одно условие. Что скажешь, Изаёй?

— Да нет, в этом нет нужды. Но ты что, серьезно?

— Абсолютно. Никто не будет ставить против себя. Верно, Индра? Ты же отлично знаешь, что я ставлю только на тех, кто может победить? — сказала Прит, улыбнувшись, и подняла ставки.

Примерно в это же время они причалили к пристани. Женщина повернулась спиной к парню и мужчине и зашагала прочь.

Изаёй перевел взгляд на Токутеру.

— …Да что с вами? Вы что, серьезно дали какой-то дар Хомуре?

— Нет, ничего подобного… просто он удивительный, Изаёй. Возможно, у него действительно есть шансы, — сказал Токутеру, поднялся с кресла и взял багаж. На его лице красовалась яркая, казалось, невозможная до сих пор улыбка.

Что же до причины этой улыбки, то Индра знал о ней.

Божественный дух урожаев, богиня-мать, покровительница цивилизации Притхви-мата давным-давно вызвалась защищать двух воинов. Оба показали себя так хорошо, что их имена стали известны на весь мир, а сами они были настолько велики, что дали начало целой эпохе.

Один из них — правитель богов.

Второй — сосуд для правителя мира.

И сейчас Прит намекнула, что Хомура станет третьим в этом ряду. Что же она имела в виду? Теперь дело приняло неожиданный поворот.

«Если Хомуре суждено догнать нас, то в этой игре он не должен проигрывать. Ему придется очень сильно постараться».

Токутеру приехал к Хомуре пять лет назад, чтобы опекать его, но до сих пор не сумел оценить уровень паренька.

Решив, что ему как раз выдался случай проверить, на что же способен его протеже, он ступил на землю греческого острова Крит.

Комментарии