Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 2

Через два часа на сумрачный город обрушились ливни и грозы.

Черные облака принесли настолько сильные дожди, что впереди почти ничего не разглядеть, в океане поднялись высокие волны, а горные реки выходили из берегов. Эти несчастные речушки, не выдержав мощи шторма, обращались селями, грозящими затопить города у подножья, словно дракон, спустившийся с небес.

Домашний скот, пасшийся у берегов, смыло вместе с ограждениями за дождевую завесу.

Дикие звери бесновались из-за внезапной смены погоды. Но грозовые разряды поражали отчаявшихся животных так точно, словно у них была своя воля.

Бушующая стихия была так страшна, что, казалось, ад разверзся на земле.

Но один человек уверенно шел вперед через этот ужас.

«Да что же это такое?!»

Закутавшись в дождевик, он, Микадо Токутеру, глядел в сердце бури, куда направлялся невзирая на резкие ветра.

Облака пытались поразить его молниевыми трезубцами, словно ополчившись, но ни одно копье так и не попало в него. Мужчина же не оступился ни на шаг, продолжая идти вперед вопреки всему.

Но чему тут удивляться, ведь ему все бури нипочем.

Он уверенно шел к центру.

Вдруг послышался рёв быка, словно в ответ его решимости.

У самой земли, где почти ничего не видно, сверкнула молния, и зачинщик этой загадочной бури явился перед долгожданным соперником.

— ГЕЯЯЯЯяяяяя!!!

Черные облака начали меняться, принимая форму парнокопытного животного. А затем появилась пара величественных грозовых рогов.

Его размеры просто поражали воображение.

Потому что противник — сами дождевые облака.

Черные облака превратились в боевого быка, покрытого молниями. У него не было материального тела, но каждый шаг его гигантских копыт сотрясал землю так сильно, что она раскалывалась и шла трещинами. В эти трещины проваливались деревья и куски дорог, оказавшиеся на пути ужасающей мощи.

Его форма идеально повторяла образ звездного зверя из легенд.

Но перед лицом этой ужасающей мощи, что повергла бы в ужас даже боевых будд, Токутеру стоял твердо и решительно.

Взревев, облачный бык вот-вот собирался ринуться вперед изо всех сил.

«Так-так… наконец-то явился этот паршивец. Уже сейчас по скорости развития он обошел Гугаланну *. Интересно, как долго я против него простою?..»

Микадо Токутеру начал готовиться к бою, рядом с ним забегали такие же молнии, как и у его противника.

Увидев это, бык взревел еще громче.

Буря усилилась и обрушилась на Токио.

*

Сайго Хомура, Аязато Сузуука и Кудо Аято пообедали, сходив в книжный Канокуния, и как раз досмотрели старый фильм, к которому скоро сделают ремейк.

Погода на улице уже стояла ненастная. Всё потемнело.

После того как они вернулись в детский дом, в окна бил суровый ветер и ливень, все трещины и прорехи в зданиях залило водой. Одного взгляда на падающие за окнами деревья и разлетающиеся ветки хватило бы, чтобы задуматься о том, как бы ничего в дом не прилетело с улицы.

Детишки предложили план, чтобы ничего не сломалось в доме, если разобьются окна, а Хомура, Сузука и Аято помогали им, чем могли.

Окончательно вымотавшись, трио поужинало и сейчас угрюмо улыбалось.

Хомура включил телевизор и нашел какой-то канал с репортажем о тайфуне.

— Черт, что за ужасное начало «золотой недели». Погода давно не была так жестока, — сказал Хомура, прочитав бегущую строку.

— Согласна! Весь огород теперь заново засаживать! Стратегические запасы продуктов тоже уничтожены! — пожаловалась Сузука.

— То алоэ было съедобным, Сузука.

Аято поднялась с места и взяла пустую чашку. Наверное, пошла налить еще одну. Глядя на её удаляющуюся фигуру, Хомура вдруг спросил Сузуку:

— Кстати, а почему Аято общается с тобой так фамильярно?

— А? Ну… я сказала ей, как президент школьного совета, что мы же обе в совете и всегда вместе ходим в школе, поэтому вежливость не нужна.

— Понятно, похоже на тебя.

Аязато Сузука и Кудо Аято были членами школьного совета. Сузука, ко всеобщему удивлению, стала его президентом в первый же год, как пошла учиться в среднюю школу, и играет в нём важную роль. Она была активной и яркой, поэтому быстро находила общий язык с любым человеком.

— Клетки с животными для уроков готовки могут пострадать…

— Ага, мне тут вспомнилось, что у них какой-то совместный индустриально-академический проект с университетской лабораторией, — пробормотал Хомура.

Академия, где учились Хомура, Сузука и Аято, — это школа непрерывного образования, связанная с частным университетом Хоэй. Комплекс здания включал в себя начальную, среднюю и старшие школы, а также спортивные площадки рядом с каждой из них. Это одно из лучших учебных заведений в округе, но и здесь не обошлось без руки Эврисинг компани, поэтому они предложили Хомуре перевестись сюда, чтобы им было проще помогать с исследованиями.

Ребятня из детского дома могла учиться там бесплатно, если сдадут экзамен хотя бы в начальную школу. Но даже если у них не получилось бы сразу, они могли попытать счастья на вступительных экзаменах в среднюю и старшую школу — это одно из условий, которые поставил Хомура, взамен на передачу им части прав на патент наномашин его отца.

Индустриально-академический проект в данном случае обозначает совместные научные работы, которые ученики средней и старшей школы проводят совместно с университетской лабораторией и инженерами Эврисинг компани. Известный на всю Японию университет Хоэй также практикует участие в таких совместных работах еще со средней школы, чтобы у учеников сформировался глобальный взгляд на мир.

Хомура, у которого есть специальное разрешение на вход в университетскую лабораторию, и Сузука, глава школьного совета в средней школе, участвуют в планировании самых разнообразных совместных проектов, наподобие «выращивания скота».

— Если животные сбегут, школе придется несладко. Кого там выращивали?

— Хм… десять куриц и пять поросят. В конце из них бы сделали вкусные свиные сосиски и стейки. Мы усилили клетки, но… не думаю, что они выдержат такую погоду, их может просто снести ветром. Может, сходить и проверить?

— Ладно, возвращайся скорее только. Я провожу Аято в комнату.

— Отлично! — ответила Сузука и выбежала из столовой.

Когда она забежала за угол, звук её шагов вдруг исчез.

— Лентяйка. Могла бы нормально через коридор пройти…

Никто в здравом уме не пустил девушку одну на улицу во время шторма, но о Сузуке можно было не беспокоится, потому что она — самая особенная даже по меркам этого детского дома.

Хомура тоже поднялся с места и отправился на кухню к Аято.

— Аято, пойдем я тебе комнату покажу.

— А, хорошо. Это ведь она?

— Ага, хотя комната парня может быть не самой удобной, так что извини… Хм, прости, мне мейл пришел.

Услышав тихий рингтон, Хомура взял свой телефон.

Проверять почту при другом человеке не очень то вежливо, но это был рабочий телефон, на который Хомуре звонят ученые из лаборатории. И раз уже его товарищи послали сообщение в выходной день, значит из-за этого шторма случилось какое-то чп.

Но адрес отправителя, который стоял в соответствующей графе, ни разу до этого не видел.

«Queen.Hallowe'en@ne.jp… Что за ересь? Это спам, что ли?», — удивился он в мыслях.

Но сообщение было слишком подозрительным.

Этот адрес почты не знает никто, кроме ученых из лаборатории, Аято и Токутеру. Вполне возможно, что в письме вирус, из-за которого информация на его мобильнике сольется в сеть.

— Какое-то важное письмо?

— Прости, обычный спам. Идем, я провожу тебя.

Хомура решил разобраться с письмом позже и повел Аято к её комнате.

Окна в коридоре продолжали греметь.

«Рамы совсем высохли. Если когда-нибудь в городе будет землетрясение, то они не выдержат скорее всего, так что пора задуматься над их заменой», — подумал Хомура, быстро шагая вперед.

Прибыв к нужной комнате, он вытащил из кармана ключ, заговорив о хозяине комнаты, которого здесь больше не было:

— Хозяин этой комнаты сейчас отсутствует, так что можешь пользоваться ей как пожелаешь. Всё равно он вернется не скоро.

— О чем ты?

— Он вообще редко у нас бывал. В последний раз он появлялся пять лет назад, больше его никто не видел. Интересно, где он сейчас и чем занимается?.. — объяснил Хомура, кривовато улыбнувшись, и повернул ключ.

С основанием «Детского дома Канарии», где живет Сайго Хомура, связано два человека: женщина и подросток.

Женщину звали Канарией, откуда она появилась никто не знает. С помощью денег и невесть каких связей она собрала больше десяти инвесторов почти в мгновение ока, построила этот частный детский дом и создала фонд, который помогал местной ребятне получить хорошее образование. Ещё примечательна одна вещь — она управляла всем в одиночку.

Однако Канария заболела и умерла пять лет назад. Многие инвесторы сразу же вышли из фонда, правда неизвестно, была ли причиной её смерть.

Подросток же вдруг объявился посреди «золотой недели» пять лет назад. Он никому не говорил откуда он и чем раньше занимался.

Говорят, что весна — пора встреч, но для Хомуры и Сузуки всё получилось ровно наоборот: конец весны запомнился им лишь горькими расставаниями.

— Вот значит оно как… Я не знала, что здесь жил еще кто-либо, и всегда думала, что ты самый старший из всех.

— Ага, сейчас я самый старший. Этот человек сейчас уже взрослый и, наверное, живет где-нибудь в теплых странах.

— А ты не думал, что он мог умереть?

— Конечно нет. Прошу, — пригласил Хомура.

Аято ожидала увидеть запыленную и заваленную комнату, но здесь было так же чисто и опрятно, как и в любой другой.

— Здесь правда никто не жил пять лет?

— Да, но мы убираемся во всех комнатах, когда делаем генеральную уборку. Чтобы плесень не завелась.

— Но вы ведь не знаете, где находится хозяин комнаты, так?

— Он пропал, но точно не умер. Силенок ему не занимать. Он же может в любой момент вернуться, верно? И если его вещи вдруг куда-то исчезнут, то он может разозлиться, хотя он всегда был очень проблемным и говорливым. Но лучше бы ему поскорее прийти и забрать вещи, они мешаются, — добавил Хомура.

Всё больше удивляясь его словам, Аято ехидно заулыбалась, словно что-то поняв.

— Теперь я вижу, что вы с Сузукой правда любите своего брата.

— С чего это вдруг?

— Мысли в слух. Едва ли кто-то стал бы так следить за комнатой пропавшего человека. К тому же он пропал пять лет назад, да? Вам же тогда было всего по десять лет. Разве можно с таким упорством беспокоится о почти незнакомом человеке, с которым вы расстались еще в детстве?

Надувшись, Хомура положил ключ на стол. Ему не очень-то нравилось, что Сузука так привязалась к хозяину комнаты, но это был неоспоримый факт.

Тут парень заметил наушники с кошачьими ушками, что лежали на столе. Он взял их в руки и несколько раз повертел, горьковато улыбнувшись.

— Ну… он не такой уж плохой человек. Я не знаю, где он сейчас и что делает… но он невероятно силен. Не думаю, что он умрет где-нибудь в подворотне.

— Силен?

— Да. В смысле физически силен.

— Ф-физически?

— Ага. Среди всех нас он особенно выделялся. А еще не мог долго усидеть на месте.

— Вот значит как… — пространно сказала Аято.

Впрочем, ничего удивительного, ведь в современном обществе физическая сила не означает абсолютной власти. Да и девушкам такие разговоры не очень понятны. Особенно в этом случае, потому что его мощь невозможно понять, если не увидеть воочию.

— Кстати, а где Сузука? Всё еще заниматься окнами и дверьми?

— Она сильно беспокоилась о животных в клетках, поэтому убежала в школу.

— Э? — удивилась Аято. — Что ты сейчас сказал?

— М? Я сказал, что она убежала в школу.

— И ты отпустил её одну? В этот шторм? — накричала на него Аято, хотя такая реакция была очень даже естественна.

На улице так сильно лил дождь, что городская ливнёвка не справлялась с водой, улицы начало затапливать, а ветер срывал таблички и уносил с собой цветочные горшки. Иногда сверкали молнии и гремел гром, вполне возможно, что скоро по всему городу отключат электричество. Кто в здравом уме отпустит девушку на улицу в такую погоду?

Но Хомура совсем не беспокоился об этом и сейчас серьезно раздумывал над тем, как лучше объясниться.

— Эм… я понимаю, о чем ты, но волноваться не стоит. Ты же сама знаешь, что все дети здесь особенные. А Сузука особенная среди особенных, так что…

Тут в детском доме раздался оглушительный грохот, сотрясший ночную завесу.

Поначалу Хомура и Аято подумали на гром, но стены всё продолжали дрожать, поэтому они решили, что это был взрыв.

— Этот взрыв… Со стороны школы?

— Токутеру? Где сейчас Токутеру? — спросила Аято, вцепившись в руку парня, словно тревога пересилила её.

Хомура замешкался на миг, но почти сразу взял себя в руки и достал телефон. Возможно, их защитник действительно знает что-нибудь об этом.

— Он уехал по какому-то срочному делу. Но погода сама видишь какая, далеко он точно не уехал. Сейчас позвоню ему.

— О нет… Сузука в беде! — протараторила Аято и тот же момент пошла к выходу.

Хомура последовал за ней, пытаясь тем временем дозвониться до Токутеру, но походка девушки была какой-то слишком быстрой. К тому времени, как парень вышел в прихожую, она уже открыла дверь и выбежала на улицу.

Дозвониться до Токутеру ему не удалось, так что он сбросил вызов и цокнул языком.

— Черт, и что эта госпожа там навыдумывала?!

Хомура задумался над смыслом её последних слов:

«Их поведение днём было каким-то странным. Чувствовалось, что они оба ждали чего-то неизвестного, но, похоже, действовали они каждый по отдельности. Аято, наверное, решила, что с обычной неурядицей справится и один Токутеру. Они оба что-то скрывали, это факт.»

Хомура схватил дождевик у входа и поспешил за Аято и Сузукой.

*

Главные ворота академии при частном университете Хоэй.

Буря оказалась намного сильнее, чем предполагалось.

Общественный транспорт встал. На улице не было ни машин, ни, конечно же, людей. Ливнёвка не справлялась с дождём, по улицам текли ручьи глубиной по голень.

Идти было тяжело, но кому это сейчас интересно?

Хомура бежал вперед, тяжело дыша, и, наконец, прибыл к школьным воротам.

«Клетки должны быть за школой. Хорошо бы животные тоже были там», — подумал Хомура.

Часы недавно пробили полночь, так что охранник уже ушел домой. Однако главные ворота были наглухо заперты.

Хомура отправился к задним через сплошную дождевую завесу.

Штормовой ветер раскачивал деревья, аккуратно высаженные на территории школы, и разносил их листья по округе.

Вопреки всему парню удалось добраться до клеток, но вдруг он услышал странные звуки, словно зверь расправляется со своей жертвой.

«Что это было?..»

Звук был просто ужасающим.

Причем это был не дождь. Он таких звуков не производит.

Больше всего это было похоже на звук пережевывания недожаренного мяса, в котором еще осталась влага. Причем звук был таким громким, что ливень никак не мог его скрыть.

Хомура насторожился. Он медленно, не издавая ни звука, зашел в тень здания и выглянул из-за угла недалеко от клеток…

И ему на глаза попался гигантский силуэт, который никак бы не поместился в клетке.

«ЧТО?!»

Парень едва сдержался, чтобы не закричать и сразу юркнул за здание. Он хорошо справился с собой. Хотя, может быть его спас монотонный ливень. Силуэт был настолько огромным, что любой обычный ученик застыл бы от страха на месте.

— Гья… Гья!.. — Это был голос монстра, поедающего скот.

Гигантский монстр впился зубами в поросёнка, а рукой сдавил пять кур. Из-за того, что уличные лампы перестали работать, разглядеть чудовище не получалось, но он, по меньшей мере, в три раза больше человека. Он стоял на двух ногах, но было видно, что его тело очень несбалансированное — верхняя часть была намного больше и толще, чем нижняя.

Как же он вообще на ногах стоит?

«Эй… это вообще как возможно?» — удивился Хомура, наблюдая за чудовищем из теней.

На улице было слишком темно, он он всё же разглядел два рога, росших из головы, которая, кстати, тоже была не человеческой.

«Эти рога и уши… бык-переросток? Он что, сбежал из какой-нибудь лаборатории?» — подумал он о единственном логичном варианте, засняв его на камеру.

Если Аято и Токутеру опасались подобного монстра, тогда их скрытность можно было понять. Хомура гордился своим гибким умом, но едва ли он бы взаправду поверил, если бы кто-нибудь рассказал ему о существовании настоящих монстров.

С другой стороны монстр по какой-то причине постоянно жевал живность и выплевывал её. Он точно не был голоден, скорее потакал своим инстинктами.

Наблюдая за чудовищем, Хомура решил снова связаться с Токутеру и открыл телефонную книгу в мобильнике.

Вдруг рядом с клетками послышались шаги, и парень резко поднял голову.

Он заметил кого-то и одновременно с этим услышал металлический лязг.

— ?!

Перед глазами рассыпались искры, несмотря на суровый ливень.

Хомура не смог до конца распознать звуки, но за то мгновение произошло шесть атак — более чем достаточно, чтобы решить исход боя.

Из ног чудовища хлынула кровь, и оно склонилось.

Парень не понял, что только что произошло, но вдруг прямо на него выбросило человеческую фигуру, что удивило его еще больше.

— Аято?! Ты что творишь?!

— Это я должна спрашивать… Почему ты тоже здесь?!

— Потому что ты выбежала, ничего не сказав! Я же говорил, что с Сузукой ничего не случится!

Аято хотела было возразить, но закашляла.

— Какая я… жалкая… Никогда не думала, что ослабну до такой степени, что не выдержу десяти атак.

Болезненно простонав, Аято потеряла сознание. Приглядевшись, Хомура увидел большую рану у неё на боку. Она была глубокой, поэтому он решил, что девушка потеряла сознание из-за болевого шока. Если же удар монстра достиг внутренних органов, то нужно было немедленно провести операцию.

По счастливому стечению обстоятельств, монстр сейчас не мог встать. Возможно, ему удастся унести Аято отсюда.

— Держись, пока я не отнесу тебя в лабораторию! Там я смогу тебя забинтовать! — отчаянно крикнул он, несмотря на то, что девушка ничего не слышала.

Никакой реакции. Это лишний раз говорило о всей серьезности ситуации.

Хомура взвалил её к себе на спину и двинулся к школе.

Но монстр не собирался их так просто отпускать:

— ГЕЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯяяяяяяяяя!!!

Нечеловеческий рёв прогремел на всю округу.

По мощности он был сравним со сверхзвуковым оружием. Разоренные клетки перевернулись и разлетелись по сторонам, школьное здание пошло трещинами, окна разлетелись на куски. Даже Хомуру, находившегося на порядочном расстоянии от монстра, снесло вместе с водой. К счастью, дождь лил, как из ведра, а на голове у него был капюшон от дождевика, иначе барабанные перепонки могли и не выдержать такой громкости.

Парень упал на землю, отчего Аято, которую он нёс на спине, застонала.

— а…

— Прости, держись давай! — сказал он и поднялся из грязи.

Он следил за тем, чтобы в рану не попала грязь, пока вставал, но противник им попался не из добрых. Увидев свой шанс, чудовище двинулось на него невзирая на раны. Вода далеко расходилась под каждым его шагом. Опасность становилась всё ближе.

Монстр пер вперед как танк. Хомура тут же посчитал, что внутрь чудовище не ворвется, повернул к ближайшей двери и разбил окно, чтобы открыть её изнутри.

Вбежав внутрь, парень прислонился к стене и перевел дух. Всё же, он нёс Аято, хоть она и девушка. Чтобы разом добежать до лаборатории, ему нужно было восстановить дыхание.

Однако он просчитался.

Вдруг всё здание сотряслось.

— ГЕЯЯЯЯЯЯЯяяяяяя!!!

Снова рёв монстра. Снова оглушительная звуковая волна. Всё начало рушиться и лететь по коридору, словно лавина. Следом, что самое удивительное, чудовище засунуло в здание голову, чтобы осмотреться внутри.

Его плечи не пролезли в проём, но он просто провел рукой и разнёс колонну, поддерживающую потолок.

Одним взмахом руки, что сильнее крана, он разметал стойки для обуви, части которых посыпались на голову Хомуре.

— Черт, он вообще в своём уме? — выругался парень и закрыл Аято от летевших обломков.

Он отделался легким кровотечением, в остальном — ничего тяжелого. Его решение было абсолютно верным.

Хотя, радоваться было рано: гигант может запросто уничтожить всю школу, продвигаясь вперед. Но он этого не сделал, и у Хомуры появилась идея, почему именно:

«Он не просто дурак. Ему что, приспичило гоняться за беглецами? А еще эта форма: человекоподобный бык… это же минотавр настоящий?»

Утерев пот и кровь со лба, он уставился на бычью голову.

Минотавр — это чудовище-мутант с телом человека и головой быка из греческих мифов. Хомура не помнил точно, но, вроде, это тот самый монстр, который ел людей, брошенных в лабиринт.

Здесь был не лабиринт, но убегать от минотавра в школе, когда за окном бушует шторм, — очень плохая идея.

«Если просто забыть о чудовище, то сбежать скорее всего не получится», — быстро сообразил Хомура, подняв голову, и взглянул в сторону пожарного щита на стене. Если ввести специальный код катастрофы во время пожара или землетрясения и спустить рычаг, то щит запустит защитные контрмеры.

«Пожарный щит… Газ из огнетушителя безвреден для живых существ, так что мимо… нет, стоп. Если здесь всё так же, как и в лаборатории, тогда…»

Существовал еще один защитный код, помимо пожарного и сейсмического. Если он работал по всей школе, то им, возможно, удастся сбежать.

На раздумья времени не было: монстр постепенно уничтожал вход, продвигаясь вперед. Хомура снял защитную панель, ввел код и положил руки на рычаг.

— Ну же, давай!!! — крикнул он и дернул за него.

В следующий миг по всей школе разнесся тяжелый звук, словно тяжелый молот ударил по наковальне.

Парень понял, что у него всё получилось, развернулся от минотавра и побежал в лабораторию.

Увидев столь бесчестное поведение, чудовище двинулось за ним с еще большей прытью.

«Всё же, это привычка гоняться за беглецами», — уверился Хомура и повернул в коридор, ведущий в другое здание.

Он знал, что будь ноги минотавра целыми, он бы поймал их за секунды, но раны, нанесенные Аято, не были слабыми, поэтому он полз на руках. Чудовище ползло по полу как сороконожка, но едва он достиг длинного коридора, как ему на шею свалилась тяжелая металлическая перегородка.

— ГЬЯя?! — раздался скорее удивленный, а не болезненный рёв.

Когда минотавр засунул руку в класс, на него упала еще одна перегородка, словно пытаясь изолировать помещение.

— Хах, получилось! Ну как тебе, бычара?! Как будешь выбираться, когда тебе на шею свалилась пятисотмиллиметровая перегородка?! — победоносно заявил Хомура, подняв вверх кулак, открыл запасный выход, который можно отпереть только изнутри, и выбрался наружу. Эту дверь тоже скоро перекроет железная пластина.

В течении минуты вся школа будет полностью изолирована от внешнего мира.

Глядя на школу, превращающуюся в железный гроб, через затуманенное сознание, Аято пробормотала:

— Удиви… тельно. Кто бы мог подумать… что в нашей школе есть такая функция…

— Ага. В главной лаборатории Хоэя исследуют не только наномашины и особые микробы, но и в тайне экспериментируют с исчезнувшими вирусами, вроде оспы. Это контрмеры против биологической угрозы, на случай если что-то пойдет не так.

Так всё и было. Конкретно эта система была нужна не для защиты от стихии, а для защиты от техногенных катастроф. Никто бы не подумал, что железный гроб понадобится, чтобы запереть в нём минотавра.

Хомура подставил плечо Аято и развернулся спиной к школе.

— Если дойдем до третьего отдела, то я окажу первую помощь. Ну а после… вызовем скорую и поговорим. Идет?

— Хорошо. Но… эм… а что с Сузукой?..

— Я же сказал — с ней ничего не случиться. Прости, что молчал об этом, но разница между мной и ней состоит в том, что она — настоящий псайкер *. Она не пропадет, даже если останется в школе. Мы бы ей только мешали на самом деле…

В этот миг земля сотряслась. Небо взревело.

Яркая вспышка ослепила Хомуру, и он на мгновение забыл, как дышать.

Это скорее было похоже не удар молнии, и вспышку огня. Волна жара от неё в миг испарила дождь и заглушила ветер, принеся тишину.

Источник света, упавший с неба, пронзил железный гроб из пятисотмиллиметровых композитных бронепластин, словно раскаленный нож — масло.

«Чего?!»

Гроб вспыхнул, по земле пошли трещины.

Хомура потерял дар речи, наблюдая за этим просто немыслимым явлением. Он сильно удивился тому, что композитная броня, выдерживающая попадания из танка и даже корабельного орудия в упор, так просто пала под натиском неведомой силы.

В землю вонзился гигантский топор, словно исторгнутый черными кучевыми облаками.

Его сияние приковало взгляд парня.

На нём не было никаких орнаментов, лишь одинокий рубин в центре. Едва ли можно назвать его практичным — ни один человек им орудовать не смог бы. Да что там орудовать, даже поднять его не смог бы.

Топор был слишком огромным и грубым, однако его лезвие сияло подобно солнцу. Это сияние было видно даже через пламя, охватившее всё здание. Любой новичок сразу бы понял, глядя на него — вот она, настоящая опасность. Ни минотавр, ни шторм не шли тут ни в какое сравнение.

Выйдя из пламени, минотавр поднял этот жуткий божественный топор. Теперь монстр выглядел не на один порядок сильнее, а на несколько. К тому же все его раны заживали прямо на глазах.

Понимая, что из-за разницы в силах сбежать не получится, Хомура решил защищать потерявшую сознание Аято до конца.

Минотавр не собирался щадить своих жертв, пусть даже они не сопротивляются. Он наклонился вперед и рванул вперед быстрее пули.

Сайго Хомура глядел на гигантский топор, занесенный над головой, и приготовился к смерти.

Примечания

  1. Это небесный бык из «Эпоса о Гильгамеше. Этот самый Гильгамеш его и убил.
  2. В данном случае это псионик. Какой конкретно — узнаете позже.

Комментарии