Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 1

Стояла приятная июньская погода.

Аромат весны улетучился вместе с лепестками сакуры, из земли как раз показались первые ростки цветов.

Мягкий теплый солнечный свет проникал через окно. Едва ли можно придумать лучшее время для дневной дрёмы.

Сидящий в залитой солнечным светом приёмной детского дома Сайго Хомура, с огромными кругами под глазами, крепко сжал кулаки.

— Я… я… у меня получилось! Я закончил, Сузука!

— Отличная работа, Хомура. Похоже, у нас будет приятная «золотая неделя», — обрадовалась Аязато Сузука, перебиравшая документы на столе.

Им обоим было по пятнадцать. Лицо Хомуры выглядело так, будто он всю ночь работал.

Сайго Хомура снял с шеи самодельные наушники с кошкоушками и расстегнул две пуговицы на слегка великоватой ему рубашке. Великоватой, впрочем, она была из-за того, что парень планировал еще подрасти, когда покупал её. К сожалению, его ожиданиям не суждено было сбыться.

Аязато Сузука в свою очередь была одета ярче, чем обычно. На ногах шорты, не стесняющие движений, сверху она набросила простенький жакет, а волосы небрежно собраны в хвост резинкой с цветочным рисунком. Получилось не слишком броско, но такой наряд лишний раз указывал на её жизнерадостность и целеустремленность и подчеркивал особый шарм девушки. Наверняка модницы от зависти зеленеют при виде неё.

На лице Хомуры появилась довольная улыбка.

— Я тут не пытаюсь выставить себя героем, но в этот материал я вложил все свои силы. Если Эврисинг компани представит результаты одних только этих исследований, руководству не на что будет жаловаться.

— Хе-хе-хе, точно. Клинические испытания ведь уже прошли?

— Ага. Вторые испытания закончились с поразительной скоростью. Хотя третий отдел, похоже, договорился обо всём в кулуарах.

Выполнив небольшую зарядку, оба развалились на диване.

Ну а что им еще было делать?

Легкий ветерок покачивал шторы, солнце и не жгло, и не давало замерзнуть — для «ночных стахановцев» погодка до жути приятная. К тому же все домочадцы живы и здоровы. Так почему бы не подремать немного?

Но в детском доме было на удивление тихо, а ведь часы показывали полдень.

Раз сейчас полдень выходного дня, то повсюду должны бегать детишки. В зале наверняка бы собралась компания из тех, кто хочет смотреть что-нибудь по новенькому телевизору. Тем не менее в доме стояла гробовая тишина. Как будто здесь вообще никто не жил.

Назвать дом «опустевшим» явно не будет преувеличением в нынешней ситуации.

Что-то в его сознании забило тревогу, но парень решил, что сон прежде всего.

Слегка поправив растрепанные волосы, Хомура перевел взгляд на Сузуку и удивленно сказал:

— Кстати, Сузука… как-то ты необычно оделась сегодня. Идешь в город?

— Ага. Собираюсь сходить в Синдзюку вместе с Аей. Хочешь с нами?

— Не-а. Веселитесь сами, — отказался Хомура, помахав рукой, ведь он всю ночь писал исследование, чтобы представить его покровителю детского дома. Закончить-то он его закончил, но только к середине дня, когда обычные ученики только-только строят планы на день, и сейчас он думал поспать. Хотя бы первый день золотой недели ему хотелось немного отдохнуть.

И вот только Хомура собрался отправиться в мир снов… собрался. Но все мечты Хомуры сокрушил крик его ментора, Микадо Токутеру, донесшийся из коридора:

— ХОМУРА-А-А-А-А-А-А! ГДЕ БУХГАЛТЕРИЯ ПО ЛАБОРАТОРИИ?!

— А?

— Э? — ошарашенно закричала Сузука.

«Черт», — в сердцах выругался Хомура.

— Эй, брат, что за дела? Признавайся, я не разозлюсь.

— Прости, сестра. Если я не перепишу финансовый отчет, то детский дом может оказаться в беде.

Покровителям лаборатории Хомура должен был передать не только материалы по исследованиям, но еще и заявки на покупку оборудования для третьего института, сведения по прочим расходам, и, конечно же, отчетность по содержанию «Детского дома Канарии».

Одно дело, если бы там были криоэлектронные микроскопы, которые по-хорошему нужны отделу, но покупку всяких излишеств, вроде новенького телевизора, он, как представитель, должен был как-то скрыть.

А если точнее — раздуть отчетность и как-то поднять бюджет.

По правде, это подделка документов. Но исследование само по себе и без того требует огромных средств. Важно, чтобы в конечном итоге все получили выгоду, а остальное — дело десятое.

Вот из-за таких проволочек и прочих неприятностей финансовый отчет и не был готов.

Сузука побледнела, а её волосы встали дыбом.

— Ч… что теперь делать, Хомура?! Когда дедлайн?!

— До часа дня. Нужно сдать вместе с исследованием.

— А-а-а-а-а, так у нас остался только час? Как будешь объяснять это Ае? — закричала Сузука, схватившись за голову.

Госпожа-покровительница попросила представить всё до полудня. Но успеют ли они, если начнут сейчас? Нет, конечно же. Им нужно срочно что-нибудь придумать, иначе детский дом и продолжение исследований будут под угрозой.

Сайго Хомура пытался придумать решение.

— Мы сумеем ведь, брат?

— Нет, это геймовер, сестра.

— Слишком быстро! Ты сдаешься слишком быстро! Мы что, правда ничего не можем сделать?!

— Помолимся богу нашему...

— Молиться богу?! Ты сдаешься и говоришь, что всё кончено?! А ну давай за работу!

Аязато Сузука подбежала к столу и вытащила из него какие-то документы. Её слова и действия выдавали спешку, но двигалась она достаточно уверенно.

Хомура вздохнул и, закатав рукава, взялся за ручку.

— Но вести госпожу Аято в Синдзюку?.. Думаю, Роппонги или Гиндза подошли бы лучше.

— В каком месте они лучше? Мы ведь пойдем в кино, а потом в книжный Канокуния… Эй, сейчас не время для болтовни! Давай, пиши быстрее! Ты ведь за час управишься, если захочешь!

— Да-да… — пробурчал Хомура и взял документы.

Ему всё равно надо как-то закончить в срок. Аято — настоящая активистка, поэтому если она каким-то образом узнает, что отчет будет подготовлен позже, то сразу же приедет сюда. Для такого случая им нужно сразу заготовить несколько отговорок.

И пока он раздумывал, как подделать документы, его мобильник зазвонил.

Увидев имя на экране, он помрачнел.

— Черт, это госпожа!

— Серьезно?!

Парень боязно ответил на звонок. Из динамика сразу же зазвучал мягкий тихий голос.

«Спасибо за все труды, Хомура. Могу я занять немного твоего времени?»

— Конечно, госпожа. С финансовым отчетом тоже всё хорошо. Мы передадим его в течение часа, как и плани…

«Нет, это намного важнее отчета, Хомура. Я хочу спросить тебя о нескольких вещах», — прервала его Аято.

Хомура удивился и двинул бровью, ведь с самого момента их встречи важнейшим вопросом для них был сбор денег. Дело было в том, что она, а точнее её дом Кудо, — покровители «Детского дома Канарии», где живут Хомура и Сузука. Кроме них здесь проживают еще семьдесят восемь мальчишек и девчонок, и все расходы на еду, содержание, подготовку к школе и всё прочее несет именно семья Аято.

По этой причине расходы и тема денег всегда была главной для них обоих. Однако раз она сказала, что это важно именно для нее, то разговор неизбежен.

Хомура посерьезнел и спросил с удивлением:

— Что-то случилось, Аято?

«Эм, ну… я бы сказала, что кое-что действительно случилось, но я не совсем понимаю что. Нет, скорее происходит то, чего не должно быть…»

Аято, похоже, примерно понимала суть происходящего с ней, но в её голосе чувствовалось сомнение, словно она не знала, что и как лучше сказать. Это было необычно для неё. Она всегда рациональна и логична в разговоре, и никогда раньше не вела себя так.

Всё еще раздумывая над словами, Аято кашлянула.

«В общем… рядом с тобой ничего… необычного не происходит?»

— Что?

«А?» — снова удивился Хомура, склонив голову. Впрочем, такая реакция была естественна. Ведь он совсем не ожидал услышать такое после слов Аято.

— Что именно «необычное»? Поточнее можно?

«Ну… например, ты не получал странных писем?»

— Писем? Эм… ты о бумажных письмах в конверте?

«Да. Если еще точнее… что-нибудь вроде писем, падающих с неба, или письма, появившегося в запертой комнате, наподобие «убийства в запертой комнате»… Ну или кошка-трехцветка бы принесла письмо…»

— …

Дело принимало всё более загадочный оборот.

Голос Аято становился всё тише, словно ей было стыдно за свои слова. Почувствовав это, Хомура всё же сдержал позыв ответить «ты о чем вообще говоришь?» и взволнованно спросил:

— Аято, неужели… это новое наказание?

«Нет. Хорошо, что ничего не произошло. Пожалуйста, забудь то, о чем я сказала только что.»

— Хм, ну ладно. Похоже, ты очень занятой человек. Кстати, вы же с Сузукой собирались повеселиться в городе?

«Да, собираемся. Сузука та еще книголюбка и знает о множестве книг, неизвестных мне. Зайду сегодня к вам и…», — вдруг Аято прервалась.

От столь неожиданного поворота Хомура сильно удивился.

На мгновение повисло молчание. А потом парень вдруг услышал голос, острый словно нож:

«Подожди минутку. О чём ты недавно говорил?»

— А?

«Я припоминаю, что слышала странные речи о финансовом отчете… Неужели он еще не готов?!»

— Гх…

«Что это за «гх»?! Разве не ты просил меня подождать, потому что в этот раз это не исследование, и ты хочешь написать его от руки?!»

— Помолимся богу нашему за здравие и упокой…

«Молитвы делу не помогут!» — не сдержалась Кудо Аято.

Хомура в мыслях цокнул языком из-за своего прокола и взглянул на часы — стрелки указывали на двенадцать часов. Если он поспешит, то может успеть всё к часу.

Но если Аято явится за отчетом раньше, у него будут неприятности: он до сих пор не придумал, как скрыть бесполезные траты. Нужно было как-то задержать её. Однако госпожа проигнорировала его слова и заявила прямо:

«Зря я тебе поверила! Ты ведь сейчас дома?»

— Эм… ну да… а что?

«Хорошо. Я скоро приеду, и мы поговорим о том, как нам быть дальше. А, чуть не забыла! Мне бы хотелось услышать причину недавней покупки дорогих вещей! Так что готовься!» — добавила она и закончила разговор.

Почти в тот же момент Хомура и Сузука услышали, как рядом с детским домом припарковался автомобиль — предвестник беды.

Всё же госпожа была быстрой, решительной и заранее направилась к ним.

Хомура нахмурился и снова цокнул языком.

— Серьезно? Плохо дело, госпожа Аято идет!

— Гх… и что нам делать теперь?

— Мы не сдадимся так просто! Я сбегу с документами, а ты потяни время! Через час встретимся в привычном магазине!!! — необычно грубо бросил Хомура, вскочив с места.

— Есть! Удачи!

Время играло против них. Поэтому Хомура схватил документы, выпрыгнул в ближайшее окно и побежал по саду прямо в шлепанцах.

Главным входом он воспользоваться не мог, там была Аято, значит, надо бежать через задний.

Предсказав такой ход событий, Микадо Токутеру припарковал свою любимую машину рядом с черным ходом и закричал:

— Когда же ты наконец выучишь уроки жизни?! Сколько можно?!

— Заткнись! Но ты вовремя, старик!

— Хватит называть меня стариком! Запрыгивай давай!

Хомура быстро прыгнул на заднее кресло, и в следующий миг Микадо вжал в пол педаль газа.

Машина рванула с места, а Хомура здорово ударился головой, что его не сильно порадовало. Впрочем, излишне было упрекать того, кто подоспел на помощь так вовремя. Держась за голову, он поблагодарил спасителя и взялся за отчет.

Микадо ехал чуть быстрее, чем предусмотрено законом. Следя за дорогой, он отругал Хомуру:

— Эх, который раз уже? Если продолжишь, то навсегда потеряешь доверие госпожи.

— Хорош уже, покупка твоих любимых сигарет тоже входит в неучтенные расходы, так? Я в курсе, что ты затариваешься блоками Милд Севена, прикрываясь именем лаборатории.

— Не будь дураком, это «фишки». «Фишки». Есть ли вообще в мире клиенты, которые расплачиваются с наёмниками только зеленью? — спросил Микадо и без зазрения совести рассмеялся.

На бумаге этот мужчина был менеджером детского дома, но на деле он был свободным агентом, путешествующим по миру. У него было весьма подозрительное прошлое, но, похоже, он весьма известен в определенных кругах, поэтому найти покровителей ему оказалось не так сложно.

Когда машина подъехала к перекрестку, где на их направлении горел красный свет, Хомура выглянул в окно: на улицах были толпы учеников и студентов в повседневной одежде. А чему удивляться, ведь сегодня начиналась «золотая неделя».

— Прошло уже пять лет, да?

— Чего?

— Да так. Поехали пока в привычную кафешку. Набросаю отчет там.

— Ладно. Кстати, Хомура… — начал Микадо чуть более строгим тоном, глядя на парня через зеркало, но слегка замявшись, продолжил как обычно: — В последнее время… рядом с тобой ничего загадочного не случалось?

— А? Чего? — удивленно спросил он, замерев. — Эм, а поконкретнее?

— Хм… ну, например… тебе не доставляли письма загадочным образом? С неба, там, падали, или появлялись в запертой наглухо комнате, от которой ни у кого нет ключей, как в «убийстве в запертой комнате»… Может, кошка-трехцветка принесла тебе такое… Ничего такого не было?

— Что за чушь ты несешь? — сходу ответил Хомура и серьезно забеспокоился за душевное здоровье Микадо.

Когда это сказала четырнадцатилетняя Аято, это еще можно было принять за милую шутку,но слышать такое от сорокалетнего старика совсем не смешно. Парень собирался было спросить, не сговорился ли он с госпожой заранее, но Микадо опередил его:

— Да так. Если ничего не случилось, просто забудь. Я собираюсь остаться в детском доме на неделю, посмотрю, как у вас дела идут. Можете мне комнату дать? — сказал он с серьезным видом.

— …

Похоже, он и правда беспокоился о тех «странных событиях».

Хотя, чего тут беспокоится, он же их защитник в некотором смысле. Как бы странно это не звучало, вопрос был логичным.

Отложив документы, Хомура включил ноутбук, открыл страницу сайта, где собрана вся информация, и вдруг сказал:

— Старик Микадо.

— Я же просил не называть меня стариком, мне всего тридцать шесть лет.

— Да-да, Микадо. Я тут вспомнил, может быть, о тех загадочных событиях, про которые ты говорил… В нашем мире начались катаклизмы, которых не должно быть в принципе.

— Какие?

— Об этом же в новостях говорят. В Южной Америке бушует гигантский тайфун.

— Гигантский тайфун? А, тот, который скоро на Токио обрушится?

— Ага, он. На самом деле тайфуны таких размеров невозможны в природе. На этом сайте есть статьи об этом, — сказал Хомура и начал вслух читать одну из страниц: — Зародившийся в прибрежных водах Южной Америки двадцать четвертый тайфун пересёк экватор и нанес значительный ущерб части Европы. Не потеряв силы, сейчас он движется на восток, в сторону юго-восточной Азии. Число пострадавших хозяйств, по ожиданиям превысит два миллиона. Этот тайфун поначалу назвали «Цимарроном» в честь дикой лошади пампасов из Южной Америки, но из-за аномального маршрута движения и уровню потенциальной угрозы, его переименовали в «Тельца», так еще зовется один из знаков зодиака. По прогнозам он обрушится на Токио в первой половине «золотой недели». Метеорологическая служба советует людям воздержаться от путешествий в это время, — Дочитав до этого места, Хомура прервался и спросил собеседника: — Это главная загадка сейчас, её всё обсуждают. Это считается?

— Нет, но эта информация полезна в другом смысле. Кстати, а в чем тут «загадочность»? Нереалистичный маршрут?

— Эй, что за глупый вопрос? Он зародился в Южной Америке, в южном полушарии, а Европа находится в северном. Иными словами тайфун пересек экватор, чего в принципе не должно было случиться. Разве может тайфун вообще пересечь экватор, где бы он не зародился?

— Уверен? Это точно?

— Точно, — тут же подтвердил Хомура и уверенно кивнул.

Микадо двинул бровью и слегка удивился.

— Прости, я мало понимаю в науке. Просвятишь, профессор Сайго?

— Ладно, объясню коротко. Это в тестах будет, так что слушай внимательно, — согласился Хомура и, кашлянув, заговорил о сути загадочного явления: — Если по-простому, сила естественного вращения, иначе называется силой Кориолиса, — это сила, закручивающая воду в раковине, например. Направление силы в северном и южном полушарии — противоположные, а тайфуны и ураганы могут крутиться лишь в одном, заранее определенном направлении. Действие силы Кориолиса на экваторе равно нулю, поэтому там не появляются тайфуны, а уже существующие в принципе не могут пересечь экваториальную зону.

— Ого? Получается, его породила сила, не связанная с природой?

— Хоть и представить это трудно, но такая вероятность действительно существует. В этом тайфуне с самого начала было много чего странного. Тайфуны из южного полушария всегда закручиваются в правую сторону. Но наш двадцать четвертый «Телец» вращается в левую сторону. Многие считают, что он не природный.

Задумавшись, Микадо приложил руку к подбородку и посерьезнел.

— Разработка климатического оружия запрещена. Неужели кто-то нарушил запрет?

— Возможно. Люди в интернете поговаривают, что какая-то страна испытывает климатическое вооружение. Но как-то подозрительно хорошо он всё разносит. Время движения, масштаб разрушений, сила, превосходящая законы природы — во всём этом чувствуется некий замысел. Неизвестно, рукотворный он.. или же порожден некой сверхъестественной сущностью.

— Рукой бога, да? Ха, исследователь никогда такого не скажет, — подшутил Микадо, а Хомура улыбнулся ему и покачал головой.

— Да нет же. Даже известные ученые и учителя в чем-то люди верующие. Я не могу прямо отрицать существование божественных случаев, не говоря уже… — На мгновение Хомура впал в воспоминания. Поглядев на только распустившиеся листья деревьев, он продолжил: — Не говоря уже о том, что мы, дети из дома Канарии… не самые обычные. Если мы говорим о существовании необъяснимого, то мы сами и есть самая большая загадка.

— Да, тоже верно.

Повисла тишина. Они оба замолкли, но едва светофор сменил свет на зеленый, Хомура усмехнулся, покачав головой:

— Мы отошли от темы, но ничего более загадочного, чем тайфун, не происходило. Ну так как, это подходит?

— Подходит, во всех смыслах подходит… Вот теперь всё встало на свои места. Получается, звездный зверь может явиться сюда вот так, если не пройдет через обычные врата?

— Чего?

— Забудь, это я себе говорил. Но кто бы мог подумать, что такое творится в мире. Я слышал, что к нам приближается гигантский тайфун, но не предполагал, что у него такая аномальная траектория движения… Но почему я не знал об этом? Разве места возникновения тайфунов не обследуют почти сразу же?

— Ну… на самом деле здесь есть еще одна странность. Именно она связана со слухами о климатическом оружии… Ты не слышал ничего об этом?

— Это что-то новенькое, можно еще одну лекцию?

— Ты прилежен, так что ладно. Это секрет, по правде говоря. Почти во всех странах, которые пострадали от тайфуна, началась загадочная эпидемия.

Микадо поразился и взглянул на Хомуру через зеркало. Всё же его должность — не пустой звук. В зависимости от дела, он может посчитать его связанным с его основной работой.

— Распространение нового вируса — не такое серьезное происшествие, так ведь? Лекарство уже нашли?

— Используя существующие средства — нет. Но, что еще интереснее, вирус заражает не только людей, но и растения. Цены на пшеницу и кукурузу в этом году взлетят до небес, это факт, — почти шутливо сказал Хомура, но дело было крайне серьезным.

Если тайфун пронесся от побережья Европы до юго-восточной Азии, то потери урожая будут едва ли не крупнейшими за всю историю, возможно разразится всемирный голод.

— Я сдаюсь. Если это правда, то человечество, вероятно, стоит на грани уничтожения. Профессор Сайго, мы можем спастись?

— Конечно, именно поэтому я и спокоен. Здесь и начинается главное: вирус, против которого нет лекарства, вероятно, могут излечить лишь наномашины, иначе говоря, предмет нашего исследования.

— Правда? — заинтересовался Микадо. — Значит, их начнут применять? А что с испытаниями?

— Все пройдены. Вирус в чем-то напоминает оспу, но его токсичность и скорость распространения слишком велики, ответ нужно найти как можно скорее. Благодаря этому вторые испытания прошли невозможно быстрыми темпами. Хотя, Эврисинг компани, наверное, обо всём со всеми договорилась, — ответил Хомура и широко улыбнулся.

«Эврисинг компани» — это название корпорации, которая появилась после второй мировой войны и сейчас входит в пятерку крупнейших торговых предприятий мира. Она поставляет электронику, медикаменты, косметику, энергетическое оборудование. Но почему корпорация мирового уровня стала инвестировать в «Детский дом Канарии», где живет Сайго Хомура? А вот вам ответ на этот вопрос:

В обмен на технологию, которую создал отец Хомуры, и её полное и подробное разъяснение Эврисинг компани обязалась стать покровителем детского дома.

— Правда?.. Хотя, это хоть какой-то луч в царстве тьмы. Теперь результаты одного из исследований твоего отца наконец увидят свет. Если не ошибаюсь, это новейшие частицы… 3S, nanomachine unit, наномашины, которые разработал твой отец?

— Ага, но я всё еще не смог создать завершенный образец. Сколько бы я ни пытался, получается воссоздать только часть потенциала. Текущий прогресс — около десяти процентов.

— Ого? Получается, десяти процентов хватит, чтобы победить этот новый вирус?

— Не только его. Я не могу сказать наверняка, но… возможно, они победят все существующие вирусы, даже интерцеребральные. Если я продвинусь чуть дальше, возможно, получится одолеть рак.

От удивления Микадо выпучил глаза.

— Серьезно? Да это же настоящая революция в медицине.

— Согласен. Но уничтожение раковых клеток с помощью наномашин исследуют уже давно. Не очень то приятно это говорить, но мы на шаг впереди всех… К слову, это не преувеличение.

— Это просто невероятно, — восхитился Микадо.

Но Хомура снова покачал головой.

— Не забывай. Наша цель — не медицинская революция, а энергетическая. Тем не менее законченный образец наномашин всё еще не до конца изучен. К тому же… — Тут Хомура самоуничижительно улыбнулся. — К тому же я всё еще не понимаю его структуру, хоть и воссоздал образец. Я понял только результат действия и некоторые части. Сейчас я занимаюсь написанием схемы. Будь у меня исследования отца, дело бы пошло быстрее.

Микадо горьковато улыбнулся в ответ. В словах парня был очень глубокий смысл, но если бы кто-то их услышал, то сразу же указал бы на противоречия. Но мужчина покачал головой и притворился, будто ничего не слышал.

— Но всё же идет хорошо? Если следовать обычным процедурам, то от проведения клинических испытаний до начала распространения прошел бы добрый десяток лет, может даже два…

— Именно. Если текущие достижения признают, я смогу одолжить новейший электронный микроскоп, о котором давно мечтал. Представляешь, один такой стоит два с половиной миллиарда йен! *

Глаза Микадо округлились, когда он услышал эту цифру.

— Д-два с половиной миллиарда? Там что, алмазные линзы или что?

— Хех, мудрость человечества ценнее алмазов. Пусть даже это один прибор, его стоимость будет немыслима… Эй, Микадо, смотри за дорогой! — вдруг крикнул Хомура.

Едва машина свернула в переулок направо, путь им преградила черная роскошная иномарка. Каким-то чудом остановившись за мгновение до аварии, Хомура и Микадо одновременно цокнули языком.

Они сразу же поняли, чья это была машина, и подняли глаза к небу… Только один человек во всей округе будет ездить на такой машине.

— Эй, Дуретеру, нас поймали что ли?

— Прости, я забыл, что шофером наняли Прит. *

Микадо понуро ударил по рулевому колесу.

С водительского места вышла тёмненькая девушка со светлыми волосами, одетая в деловой костюм, и пошла к задней двери. Затем послышался ясный, как колокольчик, голос, ясный и спокойный:

— Сегодня такая хорошая погода, верно, Хомура, Микадо? Лучше погоды для поездок и не придумаешь.

— …

Её тон был ровным, но уху была приятна дружелюбность, сокрытая в нём, а приятная улыбка подчеркивала красоту её губ.

Впрочем, этого нельзя было сказать о её глазах. Её изумрудные глаза были серьезными и смотрели на Хомуру.

Перед её взглядом, наполненным спокойствием и убежденностью, всякий мужчина дрогнул бы. А её фигурка, направляющаяся к ним, излучала невообразимую подавляющую ауру, какой не должно быть у четырнадцатилетней девушки. Если бы её гнев можно было увидеть глазами, то он бы, наверное предстал факелом, возносящимся до самых небес.

Это Кудо Аято, дочь президента Эвресинг компани, младшеклассница в школе Сайго Хомуры и его наниматель.

Она была так зла, что, казалось, в любой момент сорвется и задушит его.

Хомура вышел из машины и приготовился к худшему.

— Приветствую, госпожа Аято. Час еще не прошел.

— Не думаю, что незаконченный отчет будет дописан к окончанию часа. Наверное, этому есть какая-то причина. Не мог бы рассказать мне о ней?

Её ледяной взгляд угнетал. Хомура потерял контроль над ситуацией, убедить её теперь никак не выйдет. Тогда пришло время для отчаянных мер: умирать, так с песней.

Хомура перевел взгляд на небо, а потом стукнул себя по лбу и поклонился в извинении.

— Прошу прощения, госпожа Аято. Я всё еще не подсчитал средства, которые были тайно потрачены на детский дом. Если точнее — на огромный телевизор в зале.

— И?

— Во всем виновата моя порочность, я хотел, чтобы в гостиной стало спокойнее. Ради улыбок ребятни я вынужден был ступить на путь зла. Не могла бы наша милосердная госпожа простить нас? Если вы закроете на это глаза, я буду должен вам дважды, нет, трижды! Прошу, я сделаю всё, что угодно! — искренне взмолился Хомура, сложив руки. Нечасто его можно увидеть настолько отчаявшимся.

На самом деле, в детском доме Канарии почти не было почти никаких развлечений. Их старый телевизор своё отжил, и веселья в доме серьезно поубавилось. Не в силах смотреть на это, Хомура таки купил новый телевизор.

Аято знала об этом, поэтому лишь вздохнула.

— Трижды, да? Провести наших финансистов не так уж просто, чтобы ты знал.

— Никак нельзя?

— Тут скорее дело в том, что финансисты не поведут и ухом, сколько бы ты не предлагал. Это самый упрямый департамент у нас… Поэтому я оплачу долг из своих денег.

«Чего?», — подумал парень и поднял голову.

Аято озорно улыбнулась, а потом повернулась к темненькой женщине-шоферу:

— Прит, считай оборудование в детском доме подарком от меня. Стоит оно недешево, но это мелочи в сравнению с тем, что предложил Хомура.

— Эй, подожди.

— Как пожелаете, госпожа.

Прит быстро выхватила финансовый отчет у Хомуры и забросила в бардачок.

— А теперь пойдем за мной. Будешь сопровождать нас с Сузукой сегодня в счет одного из долгов. Согласен, Хомура? — сказала Аято, хлопая по месту рядом с собой.

У Хомуры явно выдался кошмарный денек. Ну а дочка президента всемирно известной Эврисинг комани купила у Хомуры три желания — безупречная сделка.

Ну и что теперь делать парню? Только соглашаться.

Он в третий раз закатил глаза к небу и горьковато улыбнулся.

— Ладно. Как-то дешево ты берешь.

— И правда. А еще я решила пожить немного в детском доме, из жалости к тебе. Не мог бы ты подготовить мне комнату?

— Чего?

Хомура глядел то на Аято, то на Микадо.

«Они что, сговорились?»

— Я не возражаю, но Микадо тоже собирается пожить у нас, поэтому свободных комнат не осталось.

— М? Но разве у вас нет одной неиспользуемой комнаты? Я была бы рада и ей.

— А, ну да, но эта комната… Хотя ладно, — сдался Хомура, почесав затылок.

Когда Хомура сел в машину, на улице вдруг стало темнее.

— А? Он дошел до нас слишком быстро.

Двадцать четвертый тайфун, по прогнозам, должен был прийти в Токио ночью. Хомура думал, что еще слишком рано, хотя прогнозы погоды частенько ошибаются примерно на полдня.

Однако Микадо Токутеру наблюдал за погодой с тревогой во взгляде.

— Это странно.

— Погода будет плохая?

— Ага, очень плохая. Как вернетесь домой, никуда не выходите, — сказал Микадо и умчался куда-то на своей машине.

Хомура тоже хотел побыстрее вернуться домой, чтобы потом отправиться за покупками с Аязато Сузукой и Кудо Аято.

Примечания

  1. По текущему курсу на 5,08,17 это около 1,2-1,3 млрд рублей.
  2. Прит или Притхви — это богиня земли в древнеиндейской мифологии. Мифология! Как же я по тебе скучал!

Комментарии