Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 5. Богиня радости и печали

Часть 1

Хокуто лежала на кровати в своей комнате. Она любила мирно подремать во второй половине дня.

— Хокуто-сама. Пожалуйста, перестаньте вести себя безответственно и проснитесь, — раздался нежный голос женщины, которая заботилась о ней.

— У-ум… не хочу-у…

— Не капризничайте. Если Хокуто-сама не возьмёт себя в руки, наш мир рухнет.

Девушка неохотно поднялась.

— Ты действительно преувеличиваешь.

Хокуто переоделась в подготовленную одежду и вышла из комнаты. Идя по дворцу, она проходила мимо работающих тут людей. Они все улыбались и кланялись, как только замечали её. Девушке нравилось видеть улыбки на их лицах. К тому же факт того, что это происходило именно из-за неё, делал Хокуто счастливее и еще более довольной.

Поэтому она и могла выдержать даже длинный путь от её комнаты до трона.

Но в действительности девушка считала, что раз ей всё равно приходится ходить, то лучше бы пройтись по городу. Там, где находилось множество магазинов и вкусных вещей, все радостно улыбались.

«Хочу вновь сходить в город».

Хотя она и докучала этим окружавших её людей, шанс выйти в город был мал. Даже о блюдах простых жителей ей говорили, что они не слишком высокого качества, и особо не давали попробовать их.

«Но, выйдя в город в следующий раз, я, безусловно, попробую еду с того прилавка!» — такие мысли взволновали её. Продолжая думать о чём-то подобном, Хокуто добралась до своей цели. Когда она села на трон, словно запрыгнув на него, к ней подошёл старик в великолепном костюме.

«Кто же он?» — девушке казалось, что она хорошо знала этого человека, но ей никак не удавалось вспомнить.

Если подумать, лица большинства чиновников и прислуги выглядели расплывчатыми, и Хокуто даже не знала их имен. Однако эти люди постоянно присматривали за ней с рождения, и девушка ладила с ними. Проще говоря, казались ей членами семьи.

Они все пришли сюда. В мгновение ока помещение заполнилось людьми.

А затем двери тронного зала распахнули, и Хокуто увидела просторный двор. Тысячи жителей собрались там.

— Эй, да что происходит?

Когда девушка задала вопрос, стоявший ближе всех старик почтительно склонил голову.

— Так как сегодня день расставания, все мы пришли попрощаться.

— …Расставания?

— На самом деле, это немного не так. Мы станем частью Хокуто-самы. Всё в этом мире будет доверено вам.

— Тогда разве это расставание? Мы же сможем встретиться после? Побездельничать вместе?

Когда старик услышал её, то принял обеспокоенный вид. Лица выстроившихся за ним людей тоже стали печальными.

— Нет… ни в коем случае! Не хочу никаких расставаний…

— Жизнь этой звезды подошла к концу. У нас не остаётся иного пути, кроме гибели. В последние мгновения мы доверяем наше будущее вам, ведь больше никто не сможет сделать это. Поэтому, Хокуто-сама…

«Нет!»

Хокуто открыла глаза.

— …Э?

Она лежала на кровати в своей комнате.

Девушке не требовалось спать. Ведь с её телом ничего бы не случилось, даже если бы она не отдыхала. Более того, и техническое обслуживание проводилось без остановки деятельности.

Поэтому она и не должна была видеть снов.

Но если девушка проверяла данные прошлого, то иногда случалось нечто подобное.

— Все…

Люди, по которым сильно скучала.

Люди, которые жили в мире из далёкого прошлого.

Этот необитаемый город был таким же.

Полагаясь на едва сохранившиеся воспоминания, она воспользовалась способностью создавать природные объекты и сделала это пространство. Однако цель его сотворения отличалась от цели создания Лемурии с Атлантисом.

Девушка хотела воспроизвести былые дни мира, в котором когда-то жила.

Хокуто понимала, что такие действия не имели смысла. С точки зрения логики, это было по-настоящему бессмысленной тратой энергии. Но всё же она сделала это.

Люди, которых Хокуто любила и по которым скучала.

Она должна была защитить их.

Защитить мир, в котором они жили.

Созданное ею пространство являлось всего лишь копией. Подделкой. Миниатюрным садом.

Она скучала по своим подданым до боли в груди. По тем, чьих лиц и даже имён уже не могла вспомнить.

Но…

Они все жили внутри неё.

— Потому-то… ради всех… если я не испытываю радость… будет плохо.

Хокуто заставила себя улыбнуться и выскочила из постели.

— Тогда-а чем бы сегодня заняться…

В тот же миг она ощутила какое-то странное присутствие.

— Это чувство… Хм?!

Кто-то пришёл в её мир.

— Танатос? Или Осирис… только не говорите, что это Один…

Но испытываемое ощущение не походило на то, что она чувствовала от каждой из них.

Кто-то, о ком она не знала.

Незваный гость явился в её мир.

Часть 2

— Ни единой души…

— Верно. Хотя тут имеются признаки жизни… какое странное чувство.

Кидзуна, Химэкава и Наюта ступили в город иного мира, где совершили экстренную посадку.

Он походил на город простых жителей. Кварталы упорядоченно стояли бок о бок, но внутри них всё находилось действительно в беспорядке. Наклонные крыши, устланные красной черепицей, и белые стены являлись общей чертой местных зданий, но из-за различной высоты в них отсутствовало единообразие.

— Опасностей нет?

Окно связи от Рэйри всплыло перед Кидзуной.

— Да, кажется, сейчас всё нормально. Здесь нет никаких ловушек, да и живых организмов, как и машин, тоже не наблюдается.

Завершив проверку систем, Атараксия взлетела с этого острова. Если Хокуто и правда находилась на нём, они не знали, какие опасности могли бы поджидать их. Прямо сейчас линкор подошёл к летающему острову немного поодаль и скрылся в его тени.

— Если встретите что-то, то немедленно доложите. Прошу, не действуйте безрассудно.

— Понял. Будет плохо, если передачу обнаружат, потому я отключаюсь.

Когда окно закрылось, вновь наступила тишина. Кидзуна снова огляделся.

Выходившие на улицу здания напоминали магазины, у которых висели разноцветные вывески и декоративные убранства на любой вкус. Хотя буквы и отличались, это место походило на торговый район где-то на Земле. Улицу, безусловно, должны были переполнять оживлённость и энергия, но из-за отсутствия людей здесь, напротив, стояла зловещая атмосфера.

На витринах магазинов лежали товары, и пар поднимался над горшочками с прилавков. Казалось, будто мгновение назад здесь находились люди, но что-то случилось, и они все одновременно куда-то ушли.

— Действительно очень интересно…

Пускай и слабо, но голос Наюты звучал радостно. Для обычно не показывающей эмоций девочки такое являлось редкостью. Кидзуна глянул на идущую впереди мать и спросил:

— Ты что-то поняла?

Наюта остановилась и повернулась к парню. Её щёки слегка покраснели, говоря ему, что волнение девочки настоящее.

— Думаю, это место, непременно, создала Хокуто. Я чувствую её присутствие.

Напряжение охватило Кидзуну и Химэкаву.

— Хотя я и не сомневаюсь в этом, но… есть маленькая странность.

— Понимаю. Хотя улица выглядит такой оживлённой, здесь никого нет. Это достаточно странно… даже жутко.

— Верно, но…

Словно подумав о чём-то, Наюта вошла в магазин, мимо которого они проходили. Судя по большому количеству висевшей тут и там одежды, здесь её и продавали.

— Эй, куда ты пошла?

Возможно, не услышав голос сына, девочка беззаботно продвигалась дальше. Переглянувшись, Кидзуна с Химэкавой последовали за ней и вошли в магазин.

— Это…

Оказавшись внутри, они увидели ряды платьев в китайском стиле. Однако имелась небольшая странность.

— Здесь только одинаковые платья…

— К тому же одного и того же размера, не так ли?

Химэкава взяла несколько платьев и приложила их друг к другу. Безусловно, они оказались идентичного размера. Кидзуна внезапно подумал, что эти платья как раз бы подошли Хокуто в человеческом обличье.

— Вы оба, пожалуйста, подойдите сюда.

Наюта поманила парочку рукой, стоя перед дверью в глубине магазина. Предположив, что там находилось складское помещение или офис, Кидзуна открыл дверь.

— …Что… это?

С другой стороны вместо комнаты оказалась каменная стена.

Троица заглянула в другие магазины и здания, но везде оказалось почти то же самое. Если смотреть снаружи, они выглядели должным образом, но изнутри — только голые камни да неподвижные окна и двери.

— Почему-то это напоминает декорации к фильму.

— Похоже на то. Это место — сотворённый Хокуто мир… нет, подделка, созданная для имитации чего-то. Более того, довольно плохая копия.

— Копия… погоди, что ты имеешь в виду?

— К примеру, созданная мною Атараксия восстановлена из данных о реальной платформе, которая существовала в Лемурии. Однако это место создано в подражание настоящему.

Этот город, выглядевший вначале великолепным и роскошным, постепенно стал казаться поверхностным. Внимательно присмотревшись, троица увидела, что многие дома имели одинаковую конструкцию. Нахмурившись, Химэкава наклонила голову.

— Но… раз вы говорите, что это имитация… то имитация чего?

— Вероятно, мира, в котором Хокуто когда-то жила. И скорее всего, ещё до того, как стала богом.

«До того, как стала богом?»

Кидзуна вновь оглядел пустынный город. Его прекрасные орнаменты лишь подчеркивали пустоту. Одинокий плакат, приклеенный к углу здания, привлёк внимание парня.

— Что-то не так, Кидзуна-кун?

— Нет… здесь какой-то снимок.

Химэкава с Наютой тоже приблизились к нему.

— Это… Хокуто?

На фото выстроилось множество людей, в центре которых находилась девушка. Всё это напоминало снимок на память, но троица не понимала, для чего предназначался данный плакат. Лицо девушки оказалось таким же, как и у Хокуто. Однако она выглядела не как Деус экс, а как человек. Хокуто радостно улыбалась, и с первого взгляда становилось понятно, насколько она счастлива.

Однако беспокойство вызывали окружающие её люди, а точнее, их лица. Некоторые оказались затемнены, другие — смазаны, а часть лиц третьих — оторвана. На снимке не нашлось ни одного человека с полностью изображённым лицом.

— Как-то… страшно…

— Ага. Да что же… это зна…

Прогремел чудовищный взрыв, и троица ощутила дрожь под ногами.

Кидзуна оторвал взгляд от плаката и настороженно посмотрел в сторону, откуда раздался звук.

— Вы… как вы пришли в мой мир?

Земля просела, трещины побежали по дороге. Облако пыли и пара поднялось над поверхностью. И посреди этого тумана в центре кратера стояла девушка в красном китайском платье.

— Деус экс Хокуто.

Однако на ней не было брони. Она выглядела совсем как человек.

«Она похожа…

На девушку с того плаката».

А затем Хокуто улыбнулась так же, как и девушка с фотографии. Но, несмотря на всю схожесть, она выглядела иначе. Что-то скрывалось за этой улыбкой.

— Я бы сказала, что вы сэкономили мне время на поиски, но… да как это случилось? Из-за того внезапного исчезновения мне даже не удалось погнаться за вами… как же тогда вы пришли сюда?..

Деус экс заметила миниатюрную девочку.

— …Вот как. Так это твоих рук дело, верно?

— Да. Это честь вновь встретиться с вами.

Хокуто хмыкнула.

— Воспользоваться тем Генезисом, чтобы стать такой же, как мы…

— Однако моя степень законченности всё ещё недостаточна. Прошу передать мне ваши данные в качестве справки вместе с информацией о наших мирах.

— Я не верну те данные. Так как эксперимент провалился, мы не будем продолжать. Но, основываясь на собранной информации, я найду ключ к восстановлению своего мира.

— К восстановлению… своего мира?

Кидзуна не смог постигнуть деталей того, о чём говорила девушка. Однако он понял, что по какой-то причине мир, в котором прежде жила Хокуто, нельзя было восстановить. Потому и окружающее их пространство оказалось сделано так плохо.

— Но ваше прибытие поможет мне! Здесь я превращу вас в данные и аккуратно соберу их!

Полосы света побежали по Хокуто. Груда металла и сложные механизмы появлялись из них. Сцена, игнорирующая законы физики. Из стройного тела девушки выходили броня и машины, которые никак не могли уместиться в ней. Возникавшие механизмы соединялись друг с другом и увеличивались в размерах. Казалось, будто невидимые руки выполняли их сборку. В мгновение ока доспех в форме кирина окутал девушку.

Смотря на неё, Кидзуна затаил дыхание. Парень оказался подавлен Хокуто, которая предстала в облике Деус экса. Первоначально планировалось бросить в битву всю боевую силу, включая команды Ватлантис и Изгард. Но реальность оказалась таковой, что им придётся сражаться лишь вдвоём. Наюта тоже могла бы стать боевой единицей, если проявила бы силу Деус экса, но ребята не знали, насколько профессор будет полезна в нынешнем состоянии. Да и в первую очередь она не заслуживала доверия.

Но другого способа сражаться у них не нашлось.

— Вперёд! Эрос!

Кидзуна облачился в чёрную броню. Его обычный сердце-гибридный привод. Привычный всему телу чёрный доспех, по которому бежал розовый свет магической энергии. Хотя ядро парня и переустановили, внешне Эрос никак не поменялся. Однако…

— Нерос!

Окутавшее Химэкаву сияние почти ослепило Кидзуну. Такая божественная яркость означала то, что мощь экипировки отличалась от мощи чего-либо прежде. Блеск вырывающейся из девушки магической энергии и плотность частиц оказались на совершенно ином уровне. К тому же этот свет не сжимался, а, напротив, лишь увеличивался, отчего казалось, будто Химэкава расправляла крылья.

Став в несколько раз больше тела девушки, прекрасное и ослепительное сияние, наконец, прекратило расшириться. Оно начало конденсироваться и увеличивать плотность магической энергии.

А затем, когда завеса света рассеялась, появился новый сердце-гибридный привод.

— …Это?!

После того, как сияние исчезло, первое несоответствие, которое ощутила Химекава, заключалось в разнице вида перед ней.

Её угол обзора располагался высоко. Голова изумлённо смотревшего на неё Кидзуны находилась примерно на уровне пояса. И когда девушка посмотрела вниз на броню, в которую облачилась, то её глаза широко распахнулись.

— Невероятно…

Химэкава восхищённо вздохнула. Окутавший её доспех не походил на привычный Нерос. Огромный красный корпус стоял в одном ряду вместе с парившем в небе Деус эксом, но в нём также присутствовали следы её привода.

Острый силуэт, несмотря на крупные размеры. Форма, напоминавшая заточенный японский меч. Если прежний привод можно было сравнить с повседневной одеждой, то нынешний походил на боевое обмундирование с тяжёлым вооружением. Нет, вероятно, стоило бы сказать, что пехотинец превратился в истребитель.

Хотя корпус и оказался огромным, на самой Химэкаве не возникло лишней защиты. Возможно, так выражалась уверенность в том, что пилоту не будет причинён никакой вред. Поэтому прекрасные изгибы её тела выглядели ещё более привлекательно.

Постепенно увеличивающаяся от обнажённых плеч до локтя броня превращалась в крепкие механические конечности, удлинявшие руки Химэкавы.

Её уровень обзора поднялся из-за того, что модули ног стали огромными. Доспехи окутывали её ноги от бёдер до кончиков пальцев, а под ними располагались коленные суставы машины. Рядом с поясом был установлен механизированный японский меч, а четыре острых клинка парили за спиной, словно крылья. Они оказались чуть меньше двух метров в длину. К каждому из них крепилась турбина, и свет магической энергии бежал по лезвиям. На первый взгляд они больше походили не на мечи, а на невероятно тонкие истребители. Как будто с нетерпением ожидая приказа Химэкавы, эти оружия покачивались вверх и вниз.

«Новые… Лезвия».

Но, несмотря на то, что привод являлся совершенно новым, Химэкава уже знала о нём всё.

— Это… перерождение Нероса.

Смотря на этот доспех, Наюта удовлетворённо кивнула.

— Отличная работа. Думаю, с ним получится противостоять даже Деус эксу.

Химэкава глянула на профессора.

— Я действительно… смогу сражаться с Деус эксом? В прошлый раз мне не удалось даже поцарапать её.

Наюта нежно ответила девушке, которая смотрела на неё с тревогой в глазах.

— Переустановка требовалась как раз для этого. Я не делаю ничего бессмысленного. Другими словами, только вы с Кидзуной сейчас можете защитить наш мир.

Однако в глазах Химэкавы парень выглядел так же, как и прежде. Действительно ли он может сражаться с Деус эксом? Вероятно, беспокоясь об этом, Кидзуна с мрачным видом посмотрел на мать.

— Эй, мне действительно воспользоваться «тем» способом?

— Да. Осмотрев этот город, я уверена. Деус экса невозможно победить ничем, кроме того способа. Потому мы и провели недавнюю переустановку.

Голова Химэкавы наполнилась знаками вопроса. Девушка вообще не понимала, о чём они говорили.

«Неужели его усиление окончилось провалом? В конце концов, Эрос — особенный сердце-гибридный привод. Возможно, и в этот раз он получил усиление, отличающееся от обычного».

— В любом случае я должна стоять в авангарде, да?

Химэкава обнажила висевший на поясе Сворд. Соответствуя размерам Нероса, он стал достаточно крупным. Вероятно, его разрушительная сила тоже заметно поднялась.

— В прошлый раз… всё выглядело совсем по-другому, я же права? — Хокуто уставилась на девушку. Вероятно, она опасалась внезапно появившейся могущественной энергии. — Но, даже став немного сильнее, вы не сможете противостоять мне, творцу, понимаете? В конце концов, наши происхождения отличаются.

— Подавляющая разница в силе. И лишь я могу сражаться… Нечто подобное…

Красный свет побежал по клинку Сворда. Лезвия за спиной Химэкавы тут же поднялись и указали остриями на Хокуто.

— Я уже проходила!

Искры разлетелись прямо перед Хокуто. Лезвия столкнулись с восьмиугольным щитом из света, который защитил её. Сияния двух магических энергий яростно боролись друг с другом, разбрасывая повсюду частички света.

Выскользнувшие из-за спины парящие клинки мгновенно атаковали противника.

— Сразу же заблокировать их… как и ожидалось от Деус экса. Великолепно.

— Хм-м… они довольно быстры, не так ли? Но…

Химэкава оттолкнулась от земли. Дорога просела, и каменная плитка взлетела в воздух. Давление ветра и ударная волна вскопали поверхность, подняв пыль. Турбины Нероса зажглись и мгновенно доставили девушку прямо к Хокуто.

— А-а-а?!

Деус экс тут же уклонилась от меча Химэкавы. Этот взмах напоминал вспышку. Сворд оказался опущен в мгновение ока. Ударная волна расколола землю и разрезала десятиэтажное здание за спиной Хокуто пополам.

— ?!

Хотя она и уклонилась, но вытянувшееся из Сворда лезвие света поцарапало доспех на её руке.

Для Хокуто это оказалось слишком неожиданным. Девушка ошеломлённо уставилась на линию, оставшуюся на броне.

— Т-такое…

Её лицо исказилось от гнева. Огонь хлынул из походившего на кирина доспеха и собрался в форме меча. Когда Хокуто схватила это пламя, оно превратилось в оружие с ярко-красным лезвием, Хаккэ Кирин.

— Да как ты посмела ранить моё тело?!

— Пожалуйста, не думай, что всё закончится лишь на такой ране!

— !

Лезвия с ужасающей скоростью спикировали на Деус экса. Она тут же расправила крылья и защитила своё тело. Летающие клинки Химэкавы стали безжалостно кромсать их. Разбрасывая искры, они царапали и стачивали броню.

— Д-да ты-ы-ы-ы-ы-ы!

— Я же сказала. Ты не отделаешься лишь такими ранами!

Хокуто оттолкнулась от земли. Трещины побежали по дороге, и поднялось облако пыли, словно здесь случился взрыв. Хаккэ Кирин прочертил огненный след над головой Химэкавы. Однако Сворд заблокировал этот удар.

— Ты хоть понимаешь?! Моё тело не только моё! Да как ты посмела ранить всех… ранить весь мир?!

Крылья Хокуто засверкали. Её движущая сила заметно поднялась, и, разбрасывая частички, богиня толкнула Химэкаву назад. Пока сцепившиеся мечи излучали свет, едва парившая над землёй парочка летела.

— …Что за безумная мощь?!

— Не зазнавайся, если просто немного усилилась!

Они мгновенно добрались до конца главной улицы и врезались в двадцатиэтажное здание. Разрушив стену, скрестившие мечи девушки пронзали внутренние перегородки одну за другой, а затем прорвались с другой стороны. Стена разлетелась, словно от взрыва, и обломки разбросало повсюду. Разрушенные опоры не смогли выдержать веса самого здания, отчего оно сильно накренилось. А затем, поглотив ближайшие дома с магазинами, оно рухнуло и подняло огромные облака пыли.

— Ты же создала этот мир, верно?! А теперь уничтожаешь его?!

— В конце концов, это просто подделка! Да кого он волнует?!

Красный свет побежал по доспеху кирина.

«Вероятно, она собирается активировать какую-то новую атаку», — придя к такому выводу, Химэкава ударила первой.

— Блэйд!

В тот же миг летающие клинки появились с обеих сторон улицы. Разрезая здания и уничтожая каменные стены, они летели параллельно друг другу. А затем атаковали Хокуто с четырёх сторон.

— А-а-а! Как же раздражает!

Хокуто взмыла в небо. Потерявшие цель Лезвия пронзили пустой воздух, но, не сдавшись, стали резко набирать высоту. Выполняя фигуры высшего пилотажа, они гнались за девушкой.

Деус экс отразила четыре клинка с помощью Хаккэ Кирина и щита света. Однако Лезвия вновь и вновь наседали на неё, упорно атакуя противника.

— Надоело! В таком случае!..

Весь клинок Хаккэ Кирина засиял красным.

— Это?!

Небо внезапно затянуло облаками. Чёрный тучи закружились, и окрестности мгновенно погрузились во тьму. И посреди всего этого лишь Хаккэ Кирин излучал зловещее красное сияние.

В разуме Химэкавы пронеслись воспоминания об ударе Хокуто на Атараксии. Сила, которая моментально превратила платформу в пепелище.

— Не позволю!

Девушка вытянула вперёд руку, и сияющий магический круг развернулся от кончиков её пальцев.

— Освобождение и разделение от всего в этом мире… приди…

Рукоять меча появилась из этого узора. Механическая рука Нероса схватилась за неё и потянула наружу.

— Порочное вооружение, Гладиус!

Меч с двумя клинками. Два широких и очень длинных кривых лезвия располагались параллельно друг другу. Они разрезали связи с этим миром. Достигавшее почти двух метров оружие как раз подходило нынешнему Неросу.

— Вперёд!

Активировав турбины на спине, Химэкава мгновенно приблизилась к Хокуто.

— Ха-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Две вспышки от одной атаки.

Красные ударные волны понеслись на врага.

Однако алое лезвие Хаккэ Кирина заблокировало серебряные клинки Гладиуса.

— Ха-а!

Отведя остриё обратно, Химэкава нацелилась в корпус Хокуто и рубанула горизонтально.

— Ку-у-у!

Эта атака испустила частички света, и ударная волна достигла земли, срывая крыши зданий.

Гладиус понёсся снизу-вверх. Он врезался в Хаккэ Кирин и слегка приподнял его.

«Достала!»

— Уа-а-а-а-а-а-а-а!

Одновременно с боевым кличем вернувшееся лезвие ударилось о левую руку Хокуто. Безусловное попадание. Два клинка основательно вгрызлись в доспех противника. А в следующий миг её конечность закружилась в воздухе.

Рука Деус экса оказалась отрезана.

— Э?..

Не веря в произошедшее, Хокуто уставилась на отделившуюся и вращающуюся в воздухе конечность.

— Ложь… подобное…

Когда она посмотрела на свою левую руку, её, действительно, не оказалось на месте. Выглядело так, будто доспеха, начиная от локтя, не существовало с самого начала: настолько чистым был разрез.

— У-у… Ува-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Крик Хокуто прогрохотал в небе. Звуковая волна передалась чёрным тучам и создала рябь, словно на море.

— Не весело… не весело… такое… такое…

Химэкава поменялась в лице от странного поведения противника.

— ?! Это!

Бегущий по всему телу Деус экса свет собрался у обрубка. Сияющие полосы начертили контур потерянной руки, а следом и её внутреннюю структуру, словно рисуя план. И наконец, как будто кусочки пазла встали на свои места, окружённая линиями часть превратилась в броню.

— Невозможно…

Химэкава изумилась увиденному.

Левая рука противника, которую она только что отрубила, восстановилась.

Хокуто же вопила со слезами на глазах:

— Такое вообще не весело!

Холодный пот выступил на лбу пилота Аматэрасу.

«Так же, как и Наюта. Она тоже немедленно восстанавливала полученные повреждения. В таком случае мы же никогда не сможем победить её, верно?»

Беспомощность и страх распространялись в её сердце, словно тучи. Отчаянно попытавшись отделаться от них, Химэкава взбодрила саму себя:

— Тогда я повторю это столько, сколько потребуется!

Девушка вновь атаковала Гладиусом. Однако Хокуто тоже взмахнула Хаккэ Кирином. Пара мечей, обладавших сверхъестественными способностями, столкнулась в небе.

Противостояние, в котором Гладиус уничтожал извергаемое Хаккэ Кирином пламя. Урон оказался огромным лишь от этого. Огонь выжигал небо, а дома запылали от жара.

Из-за ударной волны весь город осел вокруг парочки. Даже достигавшие десятков метров здания падали, словно их вдавливали в землю. А жилые дома рушились так, будто на них наступал гигант, и трещины радиально распространялись от опустившегося грунта.

— Рассчитываю на тебя! Гладиус!

— Кирай Энрин*! — закричала Хокуто, и пламя Хаккэ Кирина стала ещё свирепее. Невероятный жар и ударная волна атаковали Химэкаву. Даже сжимавшие Гладиус пальцы задрожали.

А затем Деус экс заревела так, словно выпускала свою душу:

— Ува-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

В тот же миг Гладиус сломался.

«Это…»

Подобное ядерному взрыву пламя распространилось повсюду. Оно облизывало город, а молнии уничтожали дома. Ударная волна вонзилась в землю, и камни мостовой взлетели в воздух.

Прилегавшее к городу красивое озеро мгновенно вскипело, а лес запылал. От удара, сотрясшего весь паривший в небе остров, возникли трещины даже на поддерживающей землю твёрдой скале.

— Кья-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я!

Оказавшаяся в центре этой атаки, Химэкава на мгновение потеряла сознание. Отброшенная яростной ударной волной, она понеслась вниз к земле. Даже доспех перерождённого Нероса сломался, разбрасывая осколки во все стороны. Туманным взором девушка смотрела на приближающуюся поверхность.

«Я проиграла.

Хотя и зашла так далеко. Сила, полученная от того, что делала настолько смущающие вещи, оказалась бесполезна.

Новая сила, полученная вместе с Кидзуной-куном.

…Кидзуна-кун».

Прямо перед тем, как она ударилась о землю, кто-то поймал её.

— Хаюру!

Беспокойный взгляд был направлен на девушку, а облачённые в чёрную броню руки обняли её.

— Кидзуна… кун.

Держа Химэкаву, парень приземлился на улицу. Ожидавшая там Наюта смотрела на парня сияющими от нетерпения глазами.

— Ну что ж, а вот и подходящий момент. Твой ход.

Химэкава отпустила Кидзуну и, несмотря на то, что её пошатывало, сумела устоять на ногах без его поддержки.

— Н-но даже Гладиус и Нерос не смогли противостоять ей. Сколько бы раз Кидзуна-кун ни сделал Кульминационный гибрид со мной, всё равно будет то же самое…

— Нет, это не то же самое.

Не понимая её слов, Химэкава взглянула на спину парня. Смотря на пылающий город, Кидзуна думал о чём-то.

— Честно говоря, мне не хочется использовать это оружие. К тому же произносить его имя… тоже…

— Однако другого выбора нет.

Словно сдавшись, он вздохнул. А затем резко поднял взгляд.

— Начнём!

Он вытянул правую руку вперёд, и магический узор развернулся от кончиков его пальцев. Но не один. Возникая в воздухе друг за другом, круги создали туннель из света.

— Порочное вооружение, Наюта!

Кидзуна ступил в него. Каждый раз, когда он проходил через магический узор, форма Эроса изменялась. Доспех эволюционировал, и внутренняя структура становилась видимой, будто его разбирали. После каждого шага доспех увеличивался и трансформировался. Становился крепче. Крупнее. Он соединялся с биологическими сетями парня и преображался в ещё более совершенный, чем прежде, вид. А когда же Кидзуна прошёл через туннель света, то доспех уже не являлся сердце-гибридным приводом. Абсолютно иная, фантастическая форма.

Он походил на бога-машину, но всё же не являлся им.

Скорее, он был дьяволом.

Гибрид Эроса и Наюты в форме Деус экса.

Доспех, не проигрывавший по конструкции таковым у противников, намекал на скрытые боевые способности. Из квадратных плеч тянулись крепкие стальные руки. Модули ног предоставляли высокую скорость и разрушительную силу, а механические крылья и форма доспеха состояли из острых граней. Такой вид даже походил на вид Деус экса, но в нём не ощущалась святости. Лишь зловещая нечестивость.

В зазорах чёрной брони, в которой ощущалась только тьма, бежало таинственное розовое сияние.

Сомнения и страх поселялись в душах тех, кто смотрел на неё.

Полностью изменившаяся фигура ангела, который нарушил табу и пал с небес.

Зловещая улыбка показалась на лице Наюты.

— Чтобы победить бога, нужно стать дьяволом. Не так ли, Кидзуна?

Сердце-гибридный привод, созданный на основе магического доспеха, развился ещё дальше. Величие, полученное дьявольским действом и запретной техникой.

Финальное и окончательное магическое одеяние.

— Ты дьявол с самого начала, — резко произнеся это, Кидзуна перевёл взгляд на Химэкаву.

— Хаюру. У меня есть прось…

— Д-да что… это-о?! Н-не может быть… Кидзуна-кун, ты… сделал с профессором Наютой… Ку-у… Ку-Ку-Ку-Кульминационный гибрид?! — закричала девушка, смотря на него походившими на блюдца глазами.

— Э? Н-нет, успокойся, Хаюру. Прямо сейчас не место для…

— Мы совершили акт, подобный ему, — беззаботно ответила Наюта. Химэкава остолбенела от её слов.

— Э-эй. Хаюру? Это ради победы над Деус эксом.

— Невозмо-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-ожно! Бред! С точки зрения морали, этики и здравого смысла, такое неприемлемо!

Девушка разразилась гневной тирадой. Однако Наюта спокойно объяснила:

— То, что я делала, не являлось Кульминационным гибридом. Это была переустановка. Не беспокойся, в дальнейшем мы снова будем пользоваться твоей помощью для Кульминационного гибрида.

Облегчение промелькнуло на лице Химэкавы, но в следующий миг она покраснела.

— Я-я не беспокоюсь о чём-то подобном! Речь об отсутствии здравого смысла…

— Это отличается от «режима», который становится возможным после проведения обыкновенного Кульминационного гибрида. Нынешнее состояние — результат переустановки, во время которой я поделилась своими боевыми способностями в качестве Деус экса с ядром Эроса. Поэтому нам и удалось установить на него порочное вооружение «Наюта»…

Земля разверзлась. Удар Хаккэ Кирина вырезал огромную борозду в том месте, где находилась троица. Дорога оказалась вскопана, и камни взлетели в воздух.

— Вновь изменили форму? Но, что бы вы ни делали, победить великую меня не удастся, понимаете?

Обняв Химэкаву, Кидзуна взмыл в небо. Убегая от удара Хокуто, он полетел к другому парящему острову.

— Хаюру! Ради победы над этой девкой, необходимо сделать ещё одну вещь!

Лицо парня находилось в непосредственной близости от её. Несмотря на ситуацию, в которой они оказались, сердце Химэкавы яростно застучало.

— Е-если это в моих силах…

— Вот как. Спасибо.

«Но… что именно?..»

Собиравшиеся произнести это губы оказались накрыты губами Кидзуны.

—!??!!※◯▲×■?♥♡! ◯♂♀★??!! ♥! ×××!!!

Девушка пришла в панику.

«Э-э-э-э-э-э?! Ч-что это значит? Такое… прежде мы делали множество невероятных вещей, но п-поцелуй!.. К-Кидзуна-кун… не может быть♥…»

— Мм… м♥… Ку-у-у… мм…

Парочка отчаянно наслаждалась ощущением губ друг друга. Химэкава с упоением закрыла глаза.

«Ах, мой первый поцелуй в такой ситуации… но♥…»

Игнорируя восторг девушки, язык Кидзуны проскользнул в её рот. Химэкава рефлекторно распахнула глаза.

«Э-это… так называемый в-взрослый поцелуй?!»

Два языка прикоснулись друг к другу в её рту, и увлажнившиеся глаза красавицы вновь закрылись в экстазе.

Не принадлежавший девушке язык двигался внутри неё. Он прикасался, ласкал её, и она отвечала тем же самым, делая сглатывающие движения. Французский поцелуй, в котором их языки страстно переплелись.

«Почему меня так внезапно поцеловали?» — этот вопрос уже полностью исчез из её разума, настолько сладким оказался поцелуй с Кидзуной. Она не представляла, что ощущение языка другого человека в собственном рту окажется настолько приятным. А затем это чувство усилилось, и частички света начали излучаться телами парочки. Их сияние становилось всё более интенсивным.

«Кидзуна-ку-у-у-у-у-у-у-у-у-ун!»

Когда же удовольствие Химэкавы достигло пика, яркие частички хлынули из неё.

Ослепительный взрыв света.

После того, как он рассеялся и она смогла открыть глаза, её тело оказалось окутано розовым сиянием.

Когда их губы разделились, щёки Химэкавы запылали и девушка уставилась на Кидзуну пылким взором.

— Блин, Кидзуна-кун… так нечестно. Внезапно делать что-то подобное… Но… это… что это значило? Кидзуна-кун… я твоя…

В тот миг её лицо стало ещё более красным. А затем она пробормотала настолько тихим голосом, что его не удалось услышать:

— В-возлюбленная… н-нет, это отношения перед браком… Д-другими словами… я-я… буду невестой Кидзуны-куна…

Глядя на странное состояние Химэкавы, парень с беспокойством окликнул её:

— Хаюру? Что-то случилось?

— Ня-я?! Ня-я... нячего такого!

Кидзуна на мгновение изумился, но затем принял серьёзный вид и твёрдо произнёс:

— Это ещё один козырь, оставленный нам. Поцелуйный гибрид.

Когда Химэкава подняла брови, затруднение проступило на её лице.

— Г-гибрид?

Девушка, наконец, заметила, что сияла розовым.

— Ах… моё тело… светится?

— Да, это доказательство того, что Поцелуйный гибрид удался.

— Тогда… поцелуй только что был ради…

Лицо Химэкавы напряглось, а губы дрогнули.

— Да. С помощью этой силы я смог победить как Грейс, так и маму. Этот гибрид не восполняет, а использует всю оставшуюся энергию разом. Он длится всего лишь несколько десятков секунд, но проявляет способности во много раз большие, чем при нормальном Кульминационном гибриде.

— В… вот как…

Разочарование проступило на лице девушки, но она тут же тряхнула головой и взяла себя в руки.

— В таком случае… что нам делать?

— Одолжи мне порочное вооружение Нероса, Гладиус.

— Э? Но…

Даже Гладиус, которым она так гордилась, не сработал против Хокуто. Хаккэ Кирин сломал его.

— Всё в порядке. Призови Гладиус ещё раз.

— Поняла.

Химэкава вытянула руку и вновь развернула магический узор. А затем схватила появившуюся из него рукоять.

«А-а?

Отличается.

Да что… это?»

Появившийся меч имел три клинка.

Увеличив количество лезвий на одно по сравнению с обычным состоянием, Гладиус превратился в меч с тремя выстроившимися в ряд клинками.

Его лезвия стали сиять ярче, будто их намочили и они радовались своему перерождению. Три клинка резонировали друг с другом так, словно играли спокойную мелодию. Это звук просил их быстрее начать бой, быстрее попробовать новых себя.

Парень ухватился за рукоять Гладиуса, помогая Химэкаве.

— Тогда начнём, Хаюру.

— …Да.

Пламя хлынуло из турбин Эроса и придало ему огромное ускорение. Парню показалось, будто время остановилось и мир вокруг него двигался неспешно. Даже колыхания поднятого Хокуто пламени застыли так, словно он смотрел на фотографию.

Кидзуна с Химэкавой, подняв Гладиус с тремя клинками, ударили противника.

— Ха-а-а-а-а-а-а-а-а!

Однако она успела отреагировать. Как и ожидалось от Деус экса, девушку нельзя было удивить даже такой скоростью.

— Вы… ничему не учитесь!

Хокуто приготовила Хаккэ Кирин и взлетела. Двигаясь так быстро, будто телепортируясь, обе стороны столкнулись друг с другом. Искры разлетелись от скрестившихся мечей.

Обменявшись ударами, они промчались мимо.

А затем развернулись и атаковали вновь.

Хокуто выпустила ослепительное и прекрасное пламя из своего тела. Она подняла Хаккэ Кирин к небу, расправила крылья и озарилась красным светом.

— А-а?!

Кидзуна вспомнил это сияние. Свет, которым Танатос уничтожила Дзэлтис. Тот самый свет.

«Плохо!»

— Вместе с этим фальшивым миром… исчезните!

Излучаемый Хокуто красный луч понёсся на Кидзуну.

Это был свет, стирающий миры.

Никто не мог противостоять сиянию божественного правосудия.

Однако этот свет разделился надвое.

— А?! — рефлекторно воскликнула Хокуто.

Кидзуна с Химэкавой выставили Гладиус перед собой. Столкнувшись с красным лучом, меч с тремя клинками разрезал и уничтожил свет разрушения.

— Верно, Хокуто! Попрощайся с этой подделкой!

— Это… ложь…

Ни одно оружие не могло защитить от этого. Свет, перезагружающий мир. Свет, возвращающий сущее в ничто.

«Так почему… его разрезали?

Этот меч… эти существа…»

— Да что за?!

— Даже если запереться в таком мире, избегая реальности, ничего не произойдёт! Сколько бы времени не прошло, ты не сможешь стать честной с собой! Собираешься лгать себе вечно?!

Из-за ситуации, в которой всё шло не так, как она хотела, нетерпение и гнев в Хокуто только усиливались.

— Это вообще не весело! Если я не буду радоваться, то…

— Мне неизвестны детали. Но ты лишь притворяешься счастливой. С момента нашей самой первой встречи я ни разу не видел у тебя действительно радостного выражения лица!

— Что?..

— Ради кого всё это? Сотворить такой одинокий мир, играть спектакль одного актёра, да ради чего всё это?

— Заткнись, заткни-и-и-ись! Наглый подопытный кролик!

Девушка оттолкнулась от воздуха и понеслась на Кидзуну так быстро, что могла бы мгновенно пересечь весь мир. И с такой скоростью она опустила Хаккэ Кирин на парня.

Божественный клинок. Таков был гнев божий, ниспосланный на род людской. И это пламя столкнулось с мечом из трёх лезвий, который держали двое: Кидзуна и Химэкава. Хаккэ Кирин и Гладиус, два сверхъестественных клинка, разбросали искры.

— Я обязательно… освобожу тебя… твою душу! Поэтому!..

— !..

Трещины покрыли Хаккэ Кирин, и его лезвие сломалось. Острие расколовшегося посередине меча закружилось в воздухе.

«Да что за бред?!»

Хаккэ Кирин хранил в себе все оружия её мира. И сейчас этот меч сломался. К тому же тот, кто сделал это, являлся живым организмом, рождённым в созданном ими мире.

— Нечто подобное…

«Невозможно».

— Хаюру!

— Да-а!

Они поняли друг друга с полуслова. Гладиус, который держала парочка, опустился сверху-вниз, устремившись к противнику.

— Уа-а-а!

Хокуто развернула множество щитов света и заблокировала меч. Однако перед уничтожавшим само сущее Гладиусом даже эти барьеры оказались бесполезны. Он сокрушал их один за другим.

— Гх, такое… такое…

Девушка стиснула зубы.

— Нехорошо, нехорошо… если я не буду радоваться, станет плохо.

Она выдавила из себя кривую улыбку.

Однако её лицо было напряжено.

Когда же Гладиус уничтожил все щиты Хокуто, то смёл и саму девушку.

— Тако-ое! Тако-о-о-о-о-о-о-о-ое!

Хотя её и откинуло, она испустила пламя из всего тела и восстановила положение. Но именно это мгновение, когда девушка оказалась беззащитной, было тем шансом на победу, которого так ждал Кидзуна.

Парень отпустил Гладиус и крепко сжал кулак.

А затем изо всех сил оттолкнулся от воздуха.

Прижав меч с тремя лезвиями к груди, Химэкава проводила взглядом мгновенно отдалившегося Кидзуну.

Парень мчался по небу с крепко сжатыми кулаками в качестве оружия.

— А вот и я, бог!

Бегущий по его доспеху свет стал сиять ещё ярче. Он направлялся по его рукам и собирался в кистях.

Оба кулака таинственно запылали, и Кидзуна поднял их.

Со скоростью, за которой не смогли последовать даже глаза Хокуто, он ударил.

— Уо-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о!

Деус экс тут же подняла обе руки для защиты.

Кулак Эроса безжалостно сокрушил защищавшие Хокуто конечности. Он погрузился в них, смял и разломал. Парень отбросил превратившиеся в металлолом руки, и его кулак добрался до противника.

В тот же миг вместе с ослепительным сиянием активировалась приготовленная Наютой* разрушающая программа.

Проклятое евангелие, уничтожающее сущность Деус экса изнутри, пока не оставалось ничего.

Мелодия отчаяния, разносившаяся до самых глубин тела Хокуто.

Эта сила, уничтожавшая сущность бога-машины, разделяла слившуюся с доспехом плоть.

Она отсоединяла модули ног, крылья, всю броню.

Биологические, механические и магические системы и схемы, которые составляли Хокуто, разрушались. Именно это и являлось козырем против Деус эксов, которым обладало порочное вооружение Наюта.

— Реинкарнация*!

Кулак Эроса отправил девушку в полёт.

Соединённая с плотью броня отвалилась, и ставшее маленьким тело начало падать вниз.

— Кидзуна! Хокуто скоро восстановиться. Добей её! — раздался голос Наюты из ниоткуда.

— Ага!

Он погнался за падающей Хокуто. Девушка разминулась с островом, на котором стоял город, и рухнула в облака. Кидзуна не знал, что находится за ними, но тоже полетел туда.

— Кидзуна-кун! Как… ты добьёшь её?

В открывшемся плавающем окне отобразилось тревожное лицо Химэкавы.

— А-а, оставь это мне! Хаюру, возвращайся на линкор Атараксия! Эффект Поцелуйного гибрида закончится примерно через пять секунд, так что будь осторожна!

— А, Кидзуна-кун, погоди!

Закрыв окно с желающей всё ещё что-то сказать Химэкавой, парень погнался за Хокуто. Во время спуска розовое сияние сошло с его тела. Поцелуйный гибрид закончился.

«В таком случае, если “способ добить Деус экса” не сработает на Хокуто…»

— То это будет концом пути.

Кидзуна ускорился ещё больше и так приблизился к ней, что почти мог достать рукой.

Выглядевшая сейчас как обычный человек Хокуто падала, трепыхаясь от давления ветра. Её глаза были закрыты, словно она потеряла сознание. Однако на теле девушки возникли полосы света. Они двигались медленно, но верно, как будто рисовали чертёж.

«Это подготовка к восстановлению?»

Тем не менее её функция восстановления всё ещё работала некорректно.

— Сейчас или никогда!

Кидзуна обнял Хокуто.

— Фуа-а?!

Глаза девушки резко открылись.

— Ч… что ты делаешь?! Отпусти-и!

Парень крепко обхватил извивающуюся девушку со спины, чтобы не дать ей сбежать. Сейчас Хокуто могла проявить лишь силу обычного человека. Это происходило из-за особой техники «Реинкарнация», содержавшей в себе созданный Наютой вирус, который подавлял функции Деус экса внутри Хокуто.

— Составь мне компанию ненадолго!

— Отказываюсь! Нечто подобное не весе… нья-я-я-я?!

Рука Кидзуны прикоснулась к бюсту девушки. Неподходящая миниатюрному телу огромная грудь тряслась от давления ветра. Парень поймал её и стал нежно мять ладонью, словно приручая.

— А-а… ч-ч-ч-что-о-о-о… что… ты де-елаешь?!

Его пальцы крепко сжимали и крутили вершину груди Хокуто, отчего девушка напряжённо вытянула ноги.

— А-а-а-а! Что… это за… стра… странное чувство… м… а-а-а…

«Как и ожидалось. Она никогда не испытывала сексуального удовольствия».

Кидзуна обрёл уверенность в методе, о котором Наюта рассказала заранее.

Это, так сказать, являлось “способом добить Деус экса”.

Однако его нельзя было реализовать в воздухе. Ему требовалось куда-то переместиться. Тем не менее у парня практически не осталось запасов гибрида. Даже если бы он активировал турбины и полетел к Атараксии, то, вероятно, энергия закончилась бы по пути.

Но Кидзуна не мог продолжать падать и дальше. Когда парень вылетел из облака, то вновь увидел синее небо под собой. Оно казалось бесконечным.

— Т-ты… используешь странную технику…

Стиснув зубы, Хокуто уставилась на него. Линии света вновь пробежали по её телу и попытались начать восстановление. Кидзуна тут же ущипнул кончик её груди.

— Хья-я! А-а-ах♥… а-а, нет… прекрати… когда ты… делаешь это… то сила… не может войти.

Полосы света пропали с тела девушки.

«Если не поспешу, полученный с таким трудом шанс будет потрачен впустую. Что же делать?..»

— Кидзуна! — раздался крик Рэйри. Звук, созданный громкоговорителем.

— Нээ-тян?! Где ты?

— Здесь!

Когда парень вынырнул из облака, то увидел большой транспорт. Вероятно, его двигатель выключили: он вошёл в свободное падение параллельно Кидзуне. Задний люк транспорта открылся, и оттуда помахала рукой Наюта. В кабине же сидела Рэйри и что-то кричала в микрофон гарнитуры. С небольшой задержкой её голос достиг ушей Кидзуны.

— Воспользуйся остатками энергии и доберись до заднего люка!

— Принято!

Продолжая обнимать Хокуто, парень зажёг турбины и добрался до задней стороны транспорта. А затем осторожно влетел внутрь. В миг, когда он коснулся пола, его уровень гибрида достиг предела, и устройство безопасности призвало отключить Эрос. Если бы он использовал его и дальше, возникла бы опасность для жизни. Поэтому Кидзуна и отменил сердце-гибридный привод.

— Отлично, Нээ-тян! — крикнул парень в сторону кабины. Вероятно, услышав его, она закрыла задний люк. А затем раздался звук заработавшего двигателя.

— Теперь вернёмся на Атараксию. Кидзуна, закончи с Хокуто!

Услышав голос Рэйри из динамиков, парень кивнул. А затем посмотрел на Хокуто в своих руках. Если он сейчас же не воспользуется «способом добить Деус экса» и не справится с ней, она полностью восстановится.

— Кидзуна. Используй это.

Наюта указала вглубь грузового отсека. Там располагалась наспех приготовленная кровать. Она состояла лишь из простого матраса, но вокруг него выстроили сенсоры и измерительное оборудование. Вероятно, они предназначались для сбора данных о действиях с Хокуто.

Парень опустил её на кровать.

Тяжело дыша, она уставилась на Кидзуну и Наюту.

— Со мной… что-то подобное… у-у… вы все… кто?..

— Я уже представлялась раньше. Если нужно что-то добавить, то это Хида Кидзуна. Мой сын… другими словами, ребёнок, которого я создала.

— Сын… ребёнок? Создала, говоришь?

Хокуто выглядела так, словно не слишком хорошо понимала её слова.

— Верно. Живые организмы оставляют потомство. Ты забыла даже такой очевидный факт?

Наюта забралась на кровать.

— Тебя невозможно победить обычными методами. Ты не машина или человек, а скопление, состоящее из множества жизненных форм и целого мира. Высшее существо, действительно достойное называться богом. И метод победить кого-то подобного — это…

Профессор подняла указательный палец и слегка взмахнула рукой. А затем одежда Наюты и Кидзуны исчезла, словно её стёрли.

— А-а?!

Хокуто изумилась, увидев два обнажившихся тела. Стоявшая рядом парочка, определённо, была сделана по-разному.

«Это мужчина и женщина? Действительно, вроде бы я сталкивалась с такими данными. Выполняя акт размножения, они производят свою копию».

Однако подробные данные она не сохранила. Хокуто практически ничего не знала относительно этого акта.

Кидзуна тоже забрался на кровать и навис над девушкой.

— Ч-что? Что ты собираешься сделать со мной?

Она испуганно съёжилась. Такие действия больше подходили простой и невинной девушке, нежели богу.

Кидзуна прикоснулся к её щеке. По ощущениям она ничем не отличалась от человеческой: мягкая и тёплая. Проведя по щеке, он двинулся вдоль шеи к ключице.

Отреагировав, Хокуто дёрнулась.

— Ч-что… это?

Стимуляция от мест прикосновения передавалась внутрь тела, и мурашки забегали по спине. Когда её недавно трогали в небе, было то же самое. Такие чувства девушка испытывала впервые.

Она уже давно забыла о том, как ощущаются прикосновения другого человека.

Опустившаяся ещё ниже рука схватилась за огромный бюст.

— …?! — беззвучно закричала Хокуто. Это мгновенно заморозило её мыслительные процессы. Когда же Кидзуна убрал руку, охватившее девушку ощущение постепенно начало успокаиваться.

— …С-сейчас… ахи-и!

На этот раз парень ущипнул вершину груди.

— Хи… Я-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а?!

Выдерживающее любую атаку тело и система, которая могла обработать любую информацию, мгновенно сдались.

«Ч-что это… за атака? Я-я не могу сопротивляться ей».

Сила покинула девушку. Она не могла даже подняться, а руки и ноги перестали слушаться хозяйку.

— А… неисправность системы?

— Нет. Это правильная реакция, Хокуто-сама.

Кидзуна приблизил лицо к груди Хокуто и впился в розовую вершину.

— Ня-я-я-я-я-я!

Её спина заметно изогнулась. Парень продолжал безжалостно сосать грудь девушки. Каждый раз, когда он катал языком вершину бюста, она становилась всё твёрже и крупнее.

— Фуа-а-а-а-а! Не-ет! Хва-атит! Я-я чувствую себя странно!

Девушка размахивала руками и ногами, но все её усилия оказались тщетны. Та богоподобная мощь, показанная в бою, куда-то пропала, и сейчас Хокуто была не сильнее обычной девушки.

Продолжая целовать грудь, парень ласкал рукой спину девушки.

— У-ух! А… а… а-а-а-а-а-а-а-а-а…

Его пальцы осторожно бегали вверх и вниз вдоль позвоночника, словно специально щекоча. В то же время из открытого рта Хокуто стекала слюна.

Кидзуна оторвался от вершины бюста и, как будто дразня, стал облизывать всю грудь. А затем провёл языком вверх по шее девушки.

— Мкья-я! Щ-щекотно… ах… это… чувство… щекотки?

— Значит, ты не знаешь даже нечто подобное? Да как ты проводила время до сих пор?

Кидзуна заглянул в глаза Хокуто. Он оказался так близко, что их носы дотронулись друг до друга. И губы парочки почти соприкоснулись.

— А…

Хокуто вспомнила о своём положении, и её щёки покраснели.

— Странно… моя температура поднялась, и биоткани по всему телу открылись. К тому же…

Её влекло к губам Кидзуны.

«Почему… я хочу сделать что-то подобное?» — девушка не понимала себя. Однако она желала этого.

Хокуто прикоснулась своими губами к его.

И в тот же миг картина, которую парень никогда не видел прежде, возникла у него перед глазами.

«Это?!»

На огромной площади у дворца тысячи людей преклонили колено. А перед ними находилась длинная лестница, украшенная рельефами драконов. И на её вершине на троне сидела девушка.

К ней обращались дочь Неба, и она относилась к семье, правящей этим миром. Последняя из неё.

Среди преклонивших колено слуг один старик сделал шаг к девушке.

— Дочь неба, наконец настало время осуществить нашу финальную эволюцию.

Все собравшиеся здесь люди радостно улыбались. Однако лишь один человек — девушка, которую называли дочерью Неба, — нахмурилась и опустила уголки стиснутых губ.

— …Но все же прекратят существовать, не так ли?

Старик преувеличенно изумился.

— О чём вы говорите? Всё как раз наоборот. Мы станем уникальным и несравненным существом, станем тем, с кем будет трудно потерять связь.

Девушка, лишь чья грудь выглядела огромной для сравнительно юной фигуры, удивлённо наклонила голову, словно плохо понимала.

— Этот мир движется к погибели. Срок жизни звезды вот-вот закончится, и день за днём население уменьшается из-за эпидемий. Так или иначе, все живые существа тоже умрут.

Некий юноша сделал шаг к ней.

— Хокуто-сама, мы доверяем вам наши желания. Даже если мы и этот мир будем уничтожены… мы хотим оставить доказательство нашей жизни, нашего существования. То, что однажды создаст новый мир. Веря в это, мы превратим все, чего достигли, в данные и сохраним их для будущего.

Хокуто не могла понять этого. До сих пор она никогда не слышала таких сложных речей. Она привыкла думать лишь об учебе, вкусных блюдах, любимых платьях и прогулках по городу.

А затем молодая девушка подошла к лестнице.

— Потому мы оставляем одну личность в качестве нашего представителя. И ею выбрали вас, Хокуто-сама.

Хокуто наклонила голову, словно плохо понимала сказанное.

— Хокуто-сама, вы сможете выжить. Даже после всего. Навеки.

Эта девушка улыбнулась. Однако казалось, будто в её глазах скрывалась печаль.

— Но… даже если и выживу, то не смогу поговорить ни с кем, верно? В таком случае я отказываюсь. Мне хорошо вместе с вами. Я не хочу остаться одной.

Слова застряли в горле той девушки. Слёзы показались на её глазах. Тем не менее она удержала их и выдавила из себя улыбку.

— Нет. Остаться одной, ни в коем случае. Мы станем едины. Все наши данные будут унаследованы Хокуто-самой. Это значит, что я и Хокуто-сама станем одним человеком. Другими словами, отныне мы всегда будем вместе.

— Всегда вместе…

Близкие люди, что окружали её, относились к Хокуто со всей любовью.

— Верно. Мы все… да, мы станем единым миром.

«Единым миром».

— После мы уже не будем людьми. Но сейчас мы хотим доверить вам, той, кто является дочерью Неба, следы того, что мы когда-то были людьми. Как единственная оставшаяся личность, пожалуйста, станьте существом, правящим нашей волей.

— Но…

— Прошу вас, Хокуто-сама. Отныне мы всегда будем вместе. Давайте жить счастливо со всеми.

— Никто больше не будет страдать. Весёлый и добрый мир ждёт нас.

Хокуто обвела присутствующих взглядом.

— В самом деле? Там действительно… весело?

— Да. Мы станем частью Хокуто-самы. Если вам будет весело, то и нам тоже.

— Поэтому, Хокуто-сама…

«Будьте всегда счастливы».

Кидзуна отодвинул губы от девушки.

— Сейчас…

— Вероятно, это самые старые воспоминание Хокуто.

Наюта плюхнулась на кровать.

— Мама, ты тоже видела их?

— Да. Благодаря этому я поняла её истинную личность. Хокуто — это данные, оставшиеся от исчезнувшей цивилизации и стремящиеся к возрождению. Продолжая автономные калькуляции, она развилась в такую форму.

Смотря на спящую Деус экс, Кидзуна попытался совместить слова матери с девушкой перед ним. Однако парню оказалась трудно сопоставить это.

— Говоришь, что эта девушка… скопление информации?..

— Спустя долгое время данные обрели силу и внешний вид Деус экса. Однако из-за этого процесса сама Хокуто, которая развилась странным образом, не смогла функционировать нормально. Она оказалась неспособной найти и развернуть архивные данные прошлого.

— Хочешь сказать… что потерянные данные о её мире не исчезли?

— Да. Вероятно, они находятся глубоко внутри неё. В нынешнем состоянии она не способна отыскать их. Но…

Наюта радостно улыбнулась.

— Если мы отыщем данные, можно будет восстановить первоначальный мир.

Её глаза сияли любопытством.

— Уничтожим её эго, которое слишком развилось в качестве Деус экса. В таком случае её оригинальное сознание сможет получить доступ к базе данных в глубинах разума.

— Уничтожить… другими словами, мне стоит думать об этом как о чём-то подобном Кульминационному гибриду, да?

Наюта улыбнулась, словно говоря: «Естественно».

— Если разрушим эго, способности Хокуто, эволюционировавшие её до Деус экса, станут полезны. Сила бога-машины наверняка позволит возродить её первоначальный мир.

— Мм…

Хокуто открыла глаза.

— А-а… принудительное выключение… я перезагрузилась.

Выглядело так, словно она спала. Сколько же прошло с тех пор, как сон стал ненужным для неё? Этот вопрос был таким старым, что даже концепция времени казалась неясной.

— Проснулась, Хокуто?

Девушка поочерёдно взглянула на парочку у края постели.

— Ты… Хида Кидзуна и… Хида Наюта… вы… а-ах!

Огромная грудь податливо изменила форму от руки парня. Из-за слегка сильного прикосновения плоть оттолкнула его пальцы.

— Фуа-ах… с-снова… что… это… яа-а-а-а-а…

Хокуто стала извиваться лишь от такой ласки. Не выдержав даруемого наслаждения, она начала крутить своим телом. Кидзуна провёл по её бёдрам, и его рука скользнула с их внешней стороны к внутренней.

— Н-ня-я-я!

Не вытерпев, она свела бёдра.

Щёки девушки покраснели, а взгляд не мог сфокусироваться. Язык выглядывал из приоткрытого рта, через который просачивалось горячее дыхание.

— Хи-хи-хи, эффект сильнее, чем я ожидала, — кокетничала обладавшая юным телом Наюта. — У Деус эксов нет ни акта размножения, ни сексуальных желаний. За ненадобностью они отказались от всех чувств. Однако, напротив, это стало их слабостью.

Маленькая рука Наюты прикоснулась ко лбу Хокуто.

— Так как вы идеальны, такие действия оказались не нужны. Неиспытанные чувства. Они станут сильнейшей атакой. Это слишком сильное наслаждение, которому тяжело сопротивляться, уничтожит существующую внутри Хокуто сеть и сокрушит эго бога-машины.

Кончики пальцев Наюты засияли. Зрачки Хокуто распахнулись, и частички света затанцевали в них.

— Ч… что ты… делаешь? — испуганным голосом спросила девушка. Профессор улыбнулась, будто любящая мать, и вынесла вердикт, словно дьявол:

— Я обновила программу вируса, который Кидзуна направил в тело Хокуто-самы, и добавила в неё новую функцию. Теперь ваши сексуальные ощущения возросли в десять раз по сравнению с тем, что было прежде.

Услышав слова, эквивалентные смертельному приговору, Хокуто побледнела. Смотря на такое выражение лица, Наюта широко улыбнулась.

— С этого момента удовольствие не сравнится с тем, что вы ощущали до сих пор. Безусловно, Хокуто-сама пристрастится к этому… хи-хи-хи… если, конечно, останется в сознании.

Со слезами на глазах Хокуто стала умолять дрожащим голосом:

— Нет, нельзя, остановись… такое… хотя я уже чувствую себя странно… в десять раз… я абсолютно, абсолютно сойду с ума…

Однако Наюта произнесла ласковым голосом:

— Кидзуна, сделай это.

Как и ожидалось, даже парень принял недовольный вид.

— Ты действительно противная.

Однако выбора не оставалось. Ради возвращения Лемурии и Атлантиса. И…

— Хокуто. Ради твоего мира тоже.

Кидзуна обеими руками схватился за её грудь.

— !.. Мм?! КЬЯ-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я! — прогремел крик Хокуто.

Миниатюрное тело содрогнулось. Она изумлённо распахнула глаза и высунула язык. А приподнятые ноги задрожали.

Возможно, девушка испытала лёгкий оргазм. Однако руки парня не позволили ей спуститься с пика, на который она забралась. Для тела Хокуто её грудь была слишком большой. Кидзуна стал тщательно массировать ёё, словно выталкивая удовольствие оттуда. Он сильно мял мягкий, но поддерживающий великолепную форму бюст. И затем твёрдость, которую парень ощутил вначале, понемногу исчезла и стала мягкостью. Соответствуя его ладоням, грудь меняла форму до такой степени, что почти просачивалась между пальцев. А затем, когда Кидзуна убрал руки, она, покачиваясь, словно желе, вернула первоначальный восхитительный вид.

Это движение было прекрасным и даже приятным. Кидзуна невольно повторил эту ласку. Однако Хокуто, к которой он прикасался, оказалась в ужасном состоянии.

— А-ах… уа-а… п-прекра-а… ау-у! А, а, а-а-а-а-а-а-а-а…

Слёзы потекли из опустевших глаз, а слюна — из дрожащих губ. Оргазмы накатывали на девушку волнами. Каждый раз её сознание уносилось вдаль, и сеть внутри головы нарушалась.

Казалось, что её мыслительные процессы остановились и девушка превращалась в унесённое наслаждением живое существо.

Положив ноги Хокуто себе на плечи, Кидзуна зарылся лицом в её интимную область. И затем, когда его язык прикоснулся к органу, который не требовался Деус эксу, несравнимое ни с чем удовольствие пронзило девушку.

— !.. НЕ-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-ЕТ!

Язык парня тщательно обводил внутреннюю часть щели. Словно выражая её счастье, невероятно сладкий на вкус нектар излился из девушки.

«Точно, вкус такой же, как и у нектара, который я попробовал во время проекта Вавилон».

Когда Кидзуна проглотил его, телу парня стало жарко и он оказался в состоянии, походившем на алкогольное опьянение.

— Лучше. Я сделаю так, что ты почувствуешь себя ещё лучше, Хокуто.

Маленький бугорок находился на её щели. Кидзуна взял этот чувствительный бутон в рот и стал изо всех сил сосать его.

— Хи-и-и-и!.. У… Ха-а… И-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!

Всё её тело содрогнулось, и девушка выгнулась назад. Из околдованных глаз беспрерывно текли слёзы. Хокуто вытянула руки и отчаянно извивалась, пытаясь сбежать от парня. Она схватилась за простыню и отползла, отодвинув чувствительную часть от уст Кидзуны.

— Ха-а-а… а-а… н-нет. Я должна сбежать…

Девушка барахталась, словно плыла по кровати. Однако парень поймал её ноги.

— А-А-А-А-А-А-А-А!

Он ухватился за ягодицы Хокуто и раскрыл их. Посреди них располагался ненужный, но всё же присутствующий орган. Кидзуна провёл по нему пальцем, внимательно следя за реакцией девушки.

— Ку-у-у! Это… гх… место-о-о-о-о-о!

Покрытая потом Хокуто извивалась. Кажется, она уже растеряла всё здравомыслие. Когда девушка утратила изначальные вычислительные мощности, её порядок мыслей, алгоритмы поведения и программы вегетативной нервной системы перестали функционировать нормально.

— Скоро… я нанесу завершающий удар.

Кидзуна обнял Хокуто и, приблизив своё лицо, заглянул ей в глаза.

Она судорожно рыдала и задыхалась от удовольствия. Область вокруг заплаканных глаз покраснела, и её щёки тоже ярко пылали.

Это лицо принадлежало не богу-машине, но девушке, вернувшей своё первоначальное сознание.

— Грустно быть одной, верно, Хокуто?

Продолжая плакать, она несколько раз кивнула.

— Н-но… е-если… буду грустить… и печалиться, то… все почувствуют себя так же… ведь я же… представитель.

Палец Кидзуны открыл её щель. А затем пробрался внутрь.

— Ха-а! П-потому-то… я всегда должна радоваться.

— Ничего подобного.

Парень приблизил лицо к ней.

— Конечно, если Хокуто станет грустно, то и остальным тоже. Но если ты будешь страдать за всех, то они опечалятся ещё сильнее. Поэтому…

Губы Кидзуны накрыли её.

— ?!

Он стал нежно ласкать язык девушки своим. Удовольствие, от которого можно было растаять.

Этим парень передавал не только наслаждение, но и нежное сочувствие.

«Хокуто. Давай вернёмся в первоначальный мир. Все уже знают, как долго ты грустила и страдала. Потому в этот раз они, непременно, придумают иной способ».

Отвечая Кидзуне, девушка тоже двигала своим маленьким языком. Пробравшись в рот парня, она стала нежно ласкать его.

«Да. Верно… возможно, ты прав».

Палец Кидзуны вторгся в глубины Хокуто. Словно радуясь, девушка крепко сдавила его. Он продвигался вперёд, втискиваясь в плотную щель, отчего её глаза почти закатились назад.

— М-М-М-М-М-М-М-М-М-М! — чарующе промычала Хокуто, чьи уста были запечатаны. Чтобы этот голос зазвучал ещё громче, Кидзуна начал яростно двигать пальцем. Он тщательно прикасался к ней, как будто надругался над всеми внутренними стенками, и не оставлял ни единого места, которого не тронул.

От каждого движения искры разлетались по сети разума Хокуто. Электрический ток бежал по её зрительным нервам, и визуальное распознавание стало затруднительным. Вместо этого сильное и никогда прежде не испытываемое чувство поднималась из глубин девушки. Тело и разум захлестнуло этой радостью.

Вошедший в неё палец Кидзуны коснулся самой глубокой стенки.

— У-У-У-У!

На мгновение в глазах Хокуто потемнело. Её миниатюрное тело легко позволило проникнуть в самую глубокую часть. Такое плотское наслаждение, казалось, могло уничтожить всё. Кидзуна мучил внутреннюю стенку, доставляя девушке это удовольствие вновь и вновь. Каждый раз, когда он двигал пальцем вверх-вниз, горячий нектар выливался наружу. Парень так пронзал её, что казалось, будто раздавались ритмичные звуки.

— Мм!.. М!.. У-у-у! Гу-у-у♥!

Наслаждение, испытываемое верхним и нижним ртами Хокуто, подталкивало девушку к самому пику.

И в миг, когда палец Кидзуны разрушил её предел…

— ♥♥♥♥♥──────────────────────────────!

Крик Хокуто передался в живот парня из уст в уста.

Её тело напряжённо выгнулось, и Хокуто прошла сквозь стену оргазма. Хлынувший из неё горячий нектар капал с пальца Кидзуны.

Составлявшая Хокуто сеть начала распадаться. Её самосознание в качестве Деус экса стало рушиться, и затем освобождённые данные вырвались наружу.

Тело девушки превращалось в ослепительный свет, а её существование в этом мире постепенно истончалось. Окрестности окутало сиянием, отчего находящимся внутри летающего транспорта показалось, будто они выскочили в другое пространство.

— Раз у тебя есть сила Деус экса, ты сможешь восстановить первоначальный мир. И когда вернёшься в него, то воспользуйся этой силой ради спасения своей родины.

Превратившаяся в частички света Хокуто счастливо улыбнулась.

— Ага… верно.

Словно хлынувший поток, силуэты появлялись из тела девушки. Безусловно, это были те, кто заботились о Хокуто. Люди, чьи внешности сильно напоминали изображённых на плакате в городе. Однако сейчас их лица оказались полностью видны. Эти фигуры взмыли к свету и растворились в нём.

Города, бесчисленные острова и даже планета — всё это появилось на ладонях девушки, а потом исчезло.

— Спасибо тебе, Кидзуна.

А затем сама Хокуто ярко засияла и растворилась в поверхности света.

Окружавшее парня сияние внезапно пропало.

Кидзуна находился в грузовом отсеке транспорта на простом матрасе, расстеленном на полу.

— Теперь дела с Хокуто завершены.

Наюта стояла перед парнем. Хокуто же нигде не оказалось.

Кидзуна посмотрел на свои руки. В них ещё остались ощущения того, как он только что обнимал девушку.

— Хокуто… она же не умерла, верно?

Кивнув, профессор ответила:

— Да. Наверняка она создаст новый мир и развернёт там спасённые данные. Однако на этот раз будет не убогая копия, как этот мир, а оригинал.

— …Вот как.

Кидзуна облегчённо выдохнул.

— Кстати, мы также получили прощальный подарок.

Наюта посмотрела на сына и разжала кулак. На её ладони лежал красный кристалл.

— Это конфигурационная информация мира.

«А?!»

Объект, содержавший информацию о мире, был действительно компактным. Более того, на вид он казался невероятно хрупким. Испугавшись прикоснуться к нему, Кидзуна остановил протянутую руку.

— …Однако! С ним наш мир станет таким, как раньше! — оживлённо произнёс парень.

Наюта перевела взгляд и так уставилась на кристалл, будто смотрела внутрь него.

— Кажется, это невозможно.

Равнодушные слова матери застигли Кидзуну врасплох. Весь его энтузиазм пропал, и он почувствовал себя так, словно его как-то обманули.

— Да почему?! Ты же сказала…

— Здесь ровно половина конфигурационной информации Лемурии.

— …А?

«Тогда… половина нашего мира… в этом красном кристалле?»

— Вероятно, Деус эксы разделили конфигурационную информацию о наших мирах на четверых.

Кидзуна изумился, а затем задумался.

«Так, значит…»

— Мы должны победить всех Деус эксов… это имеешь в виду?

— Видимо, да… хотя, кажется, сейчас не время говорить об этом.

— А? О чём ты?..

Вопрос парня оказался заглушён голосом Рэйри, раздавшимся в грузовом отсеке.

— Это Рэйри! Началось уничтожение мира! Срочно приготовьтесь к эвакуации!

— Да… да что за?!

Прильнув к окну, он выглянул наружу. Парень увидел, как небо за ними стало трескаться и осыпаться. И эти разломы распространялись быстрее, чем двигался их транспорт.

Огрызнувшись, Кидзуна спросил Наюту:

— Эй! Что случится, если это поглотит нас?!

— Кто знает? Возможно, будем вечно скитаться между мирами или в миг, когда нас догонит, рассеемся на атомы.

— Не веди себя так беззаботно! Сделай что-нибудь в такой ситуации!

Она пожала плечами и удивлённо пробормотала:

— Практически все мои силы Деус экса были потрачены на три линкора и ядро Эроса. Сейчас я просто маленькая девочка.

— Гх!..

Повернувшись к Наюте спиной, парень оттолкнулся от пола и побежал к кабине.

— Нээ-тян! Мы сможем сбежать?!

— Не знаю! В худшем случае, это будет нашим двойным самоубийством! — сказав так, покрывшаяся холодным потом девушка улыбнулась Кидзуне.

— Но… мама тоже с нами!

— Тогда мы должны спастись любой ценой! Держись!

Рэйри запустила реактивный двигатель на полную мощность, и транспорт пронзил облака. А затем он оказался между ними и синим небом, по которому бежали разломы. Чёрные трещины уже достигли уровня белоснежного моря.

«Это конец?»

В миг, когда парень подумал так, облака взметнулись вверх.

— А?!

Линкор Атараксия показался оттуда. Перед Рэйри открылось плавающее окно, и лицо Кэй отобразилось в нём.

— Рэйри! Садись на палубу!

Кидзуна схватил руку собиравшейся сбросить скорость старшей сестры.

— Нельзя. Если замедлимся, будем пойманы! Давай просто врежемся в Атараксию!

Не снижая скорости, транспорт понёсся к линкору. И, едва коснувшись его, заскользил по кораблю.

«Дальнейшее использование уровня гибрида опасно для жизни», — проигнорировав предупреждающее окно устройства безопасности, парень крикнул:

— Эрос!

Облачившийся в доспех Кидзуна вылетел из заднего люка транспорта. Обняв Рэйри левой рукой, а Наюту — правой, он приземлился на палубу Атараксии.

— Эрос приземлился! Сикина-сан, вперёд!

— Хида-ку-у-ун! Сюда-а-а!

Курумидзава Момо с научно-исследовательского отделения махала рукой из ближайшего прохода. Не тратя время на ответ, он влетел туда с парочкой на руках.

Экскаватор на носу Атараксии открыл дыру из этого мира, и они тут же сбежали.

Кидзуна отменил Эрос и, словно рухнув, опустился на пол.

Его оставшийся уровень гибрида равнялся 0,02 процентам.

Он находился на пороге смерти.

— Ха-ха… это новый рекорд. Ну, кое-как спа… э?

Перед глазами Кидзуны всё резко затряслось. Из-за этого даже сидеть оказалось невозможно, и парень рухнул на пол. А в следующий миг его разум отключился.

Изменившись в лице, Рэйри заорала на ребят из научно-исследовательского отделения:

— Вызывайте спасательную команду! И скажите персоналу Наюта Лаб быть наготове! Быстрее!

Испугавшиеся ученики научно-исследовательского отделения побежали, устанавливая связь по личным смартфонам. Рэйри тоже вызвала Кэй с помощью находившегося на ближайшей стене терминала связи и заговорила через него.

Поглядывая на эту шумиху, Наюта опустилась около сына.

— Кидзуна тоже дурак, верно?

Она взглянула на его лицо и убедилась, что никакой реакции не последовало.

— Поделившись способностями, я же сказала, что выполнила своё предназначение, верно? И всё же почему ты намеренно спас меня? Ведь спасение нас обеих лишь увеличивало риск.

Маленькая рука протянулась к голове Кидзуны и погладила его по волосам.

— Действительно глупый ребёнок.

В тот миг на лице Наюты показалась самая настоящая улыбка.

Часть 3

Вечернее солнце опускалось в пустыне.

Царица находилась в белокаменном дворце. Из распахнутого окна виднелся сложенный из камней монумент. Это огромное строение, достигавшее в высоту трёхсот метров, являлось четырёхгранной пирамидой. Перед ней выстроился город из зданий разных размеров, а вокруг них расстилалась пустыня.

В сделанном из мрамора холле царица грациозно раскинулась на кресле. Внезапно она подняла голову, словно что-то заметив.

— …Ах, Хокуто исчезла.

Она приблизила уста к наполненному фруктовым вином бокалу и, пригубив его, улыбнулась.

— Хотя мы и называем себя Деус эксами, каждая пришла к этому разными путями. Среди нас она действительно была незрелым созданием.

Поднявшись, она пошла к центру освещённого заходящим солнцем помещению. Там стояла девушка. Она носила обёрнутый вокруг пояса кусок ткани, походивший на набедренную повязку. А также ошейник. И ещё оковы, которые цепью крепились к железному шару, чтобы она не смогла убежать.

— Ты тоже так думаешь, верно?

Раскачивая готовой вот-вот взорваться грудью, красавица со светлыми волосами взглянула на царицу.

— Конечно, Ваше Величество. Всё, как Ваше Величество и сказала.

— Ах, какая же ты милая. Твоё самосознание рабыни вышло на свет?

Блондинка приняла позу сэйдза, а затем прикоснулась головой к полу.

— Да. Я смиренная рабыня. Я искренне благодарна Вашему Величеству за обучение манерам.

— Замечательно. Тогда дрессировка больше не нужна.

Белокурая девушка тут же подняла голову и умоляющим взглядом посмотрела на царицу.

— Это! Пожалуйста, приласкайте меня… нет, накажите! Я всё ещё недостаточно опытна, чтобы быть рабыней Вашего Величества.

— Хи-хи-хи, ну ладно. Сегодня я строго обучу тебя. Приготовься, Юрисиа Фарандол.

Юрисиа уставилась на свою госпожу счастливым и возбуждённым взглядом.

— Большое спасибо. Моя госпожа… Деус экс Осирис-сама.

Примечания

  1. Громовое пламя кирина
  2. Речь о порочном вооружении
  3. Реинкарнация Бога-машины

Комментарии