Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 4. Отбытие

Часть 1

Кидзуна посмотрел на три гигантских тени, парящие в небе.

— Как… невероятно.

Огромный корабль, достигавший двух тысяч метров в длину, завис над Атараксией. Линкор, являвшийся флагманом объединённых сил Лемурии и Изгарда. В прошлом Кидзуна уже не раз сражался на его борту.

Собравшиеся на просторном испытательном полигоне Наюта Лаб основные члены всех отрядов удивлённо восклицали, увидев внезапно появившееся судно:

— Наш линкор «Атараксия». Не ожидала, что смогу встретиться с ним ещё раз, — взволнованно прошептала стоявшая рядом с парнем Гравэл. Соединив руки вместе, Химэкава тоже взглянула на этот флагман.

— Значит, на нём вы прилетели спасать нас, верно?.. А вот тот — Ордиум? — спросила девушка, глядя на даже более крупный, чем «Атараксия», корабль.

— Э? Химэкава, ты знаешь о нём?

— Да. Если я правильно помню, это тот корабль… на палубе которого мы однажды пели…

— Верно. Иногда его палубу предоставляют имперскому телевидению для съёмок или чего-то подобного.

К ним изящно подошла напоминавшая ангела красавица с развевающимися розовыми волосами, чьё миниатюрное, но великолепное тело прикрывали небольшие украшения в форме перьев.

— Грейс! Ты уже поправилась?

Хотя её рука всё ещё висела на перевязи, Грейс бесстрашно улыбнулась и ответила:

— Ага. Я заставила Нии-саму поволноваться. Но теперь я в полном порядке.

— Вот как! Ах, я действительно рад.

Голос Кидзуны, который взглянул на энергичную девушку, сам по себе зазвучал оживлённо. Однако ожидавшая позади Грейс Зэлсионэ выглядела недовольно.

— Что такое? Прези… Зэлсионэ.

Она пристально уставилась на парня, но, словно сдавшись, глубоко вздохнула.

— Да что в полном порядке? Хотя ранения ещё не излечились, Её Императорское Величество сказала, что пойдёт вместе с нами.

— Естественно! Раз это путешествие в поисках Нээ-самы, как я могу остаться дома?!

И затем она посмотрела на крупнейший из трёх кораблей, паривших в небе.

В длину он намного превосходил две тысячи метров. Его продолговатый корпус описывал элегантные изгибы, а палубу судна венчала роскошная крепость. Борта же до самого низа украшали великолепные орнаменты и роспись. Великий линкор, который также именовали летающей резиденцией императрицы, являлся крупнейшим в Атлантисе парящим произведением искусства.

Будучи символом императорской семьи, Ордиум воплощал в себе мощь Ватлантиса. Во время прошлого сражения с Кидзуной и остальными Грейс не отправила его на фронт, потому, стоя в арьергарде флотилии, он не принял участия в бою. Тем не менее армия Ватлантиса обладала уверенностью, больше походившей на веру, что пока флагман с ними, то они не проиграют.

— К тому же, если я не взойду на борт Ордиума, ничего не произойдёт. Верно же, Зэл?

Зэлсионэ неестественно пожала плечами и пробормотала: «Как пожелаете».

Кидзуна едва не рассмеялся. Стоявшая рядом Гравэл уставилась на командира имперской стражи такими глазами, будто смотрела на нечто странное.

Парень чувствовал, что даже Зэлсионэ, проведя время в академии, стала более дружелюбной. Было досадно соглашаться со сказанным Наютой, но этот перерыв действительно оказал на них различные эффекты. Неоспоримый факт.

— А… это?..

Химэкава сдержанно подняла руку и с недоумённым выражением лица указала на третий объект.

— Этот… оставшийся корабль… вернее, животное? Да что…

— Угу… я тоже не слишком понимаю, что это такое.

Нахмурившись, парень уставился на плавающий в небе огромный объект причудливой формы.

— Это божественный хранитель нашего Балдина, флагман «Золотой дракон».

Королева Ландрэд и следующие за ней командир армии Балдина Рулео со штабным офицером Морой подошли к остальным. Сегодня Ландрэд не надела белый халат школьной медсестры, а предстала в привычном ей королевском полуобнажённом наряде. Вероятно, она вспомнила о своей прошлой манере одеваться.

Рулео с Морой тоже надели не школьную, но достаточно открытую военную форму. Кидзуна знал их как учениц старшей школы Атараксии, но в качестве солдат Балдина видел впервые.

Накручивая на палец свои слегка вьющиеся светло-голубые волосы, Рулео с гордостью смотрела на сияющего золотом огромного дракона.

— Да! Это в самом деле божественный хранитель Балдина! Великий дракон, правящий с вершины магического оружия, Золотой дракон!

Кидзуна вспомнил, что видел его во время вторжения в Дзэлтис. Парень слышал, что тот примчался на помощь оказавшимся в трудном положении объединённым силам и сыграл решающую роль, перевернув ситуацию на поле боя.

Он выглядел маленьким по сравнению с флагманом Ватлантиса, но всё же достигал в длину около пятисот метров. Его шея была больше ста метров, а хвост вдвое превосходил её. К тому же из туловища, тоже превышавшего сто метров, росли четыре громадных крыла. Размерами он никоим образом не уступал обычным линкорам.

Внутри него находилось достаточное количество сооружений для проживания командующего состава. В действительности, можно было согласиться с тем, что его использовали в качестве флагмана Балдина. Но то, что внутри магического оружия имелось жилое пространство, казалось удивительным.

— О-хо-хо-хо-хо-хо, вы же видели, как он раскидал всех врагов во время нападения на Дзэлтис, да? Его мужественный облик отпечатался на моих веках!

— Это… лишь потому, что флагман Империи Ватлантис, Ордиум, не выступил вперёд.

Искры разлетались между Грейс и Рулео. Когда они уже собиралась накинуться друг на друга, раздался голос сестры Кидзуны:

— Значит, все собрались.

Рэйри и Кэй как раз пришли из исследовательского здания неподалеку. Непринуждённо протиснувшись между Грейс и Рулео, парень обратился к главнокомандующему:

— Нээ-тян. Да откуда появились эти линкоры? Они тоже оказались среди данных, которые вернули от Деус эксов?

Прежде чем Рэйри ответила, рядом с ней возникла фигура, словно появившись из воздуха.

— Нет. Они только что сделаны.

Вытащив веер из-за пазухи, Хида Наюта указала им в небо.

— Поскольку планы этих кораблей находились в моей голове, я создала их, добавив несколько изменений.

Все присутствующие изумились беспечным словам девочки.

— Раз я поняла их проекты, судостроение оказалось даже легче, чем в Лемурии. Ведь магические оружия и линкоры Ватлантиса создаются из магической энергии. С моей нынешней силой сделать их было проще простого.

Однако изумлённо раскрытый рот Грейс не закрывался.

— …О чём ты говоришь? Он же строился несколькими сотнями магических инженеров Ватлантиса в течение нескольких десятков лет, ты в курсе?

Наюта же, напротив, удивлённо наклонила голову.

— Странно. Это слишком неэффективно. У них не было мотивации или способностей, да?

Даже Грейс не могла ни восхититься силой профессора. Наюта находилась на совершенно ином уровне не только как Деус экс, но и как магический инженер. Грейс вновь подумала, что прежнее назначение Наюты для восстановления Генезиса и улучшения вооружения не являлось ошибочным, если говорить только о её навыках. Всё закончилось провалом лишь из-за проблем с характером профессора.

Рэйри скрестила руки и оглядела всех присутствующих.

— Теперь наша подготовка завершена. Время отправляться.

Все кругом затихли. Казалось, можно было услышать, как кто-то сглатывал слюну.

Наюта резко открыла веер.

— Позвольте вновь объяснить нынешнюю стратегию, — сказав так, она взмахнула веером, и в воздухе появился полупрозрачный куб.

— Пожалуйста, думайте об этом кубе как об одном из миров.

Сфера появилась внутри него.

— Это космическое пространство. В нём находятся звёзды, планеты и живые существа. Всё это помещено в единицу, называемую миром.

Размышляя над её словами, Кидзуна подозрительно спросил:

— …Довольно грандиозные слова, да? Говори так, чтобы мы поняли.

Наюта слегка улыбнулась и вновь взмахнула веером. И затем появилось ещё три таких же куба.

— Каждая их Деус эксов имеет свой собственный мир. Вот этот принадлежит Хокуто.

Фигура Хокуто появилась в кубе, на которой указала девочка.

— А этот — Танатос.

Уничтожившая Генезис и стёршая Лемурию с Атлантисом Деус экс в греческой одежде. Её фигура показалась во втором кубе.

— Подробности о двух других мне неизвестны, но я знаю, что их зовут «Осирис» и «Один».

Эти имена вырезались на двух оставшихся объектах.

— Объединившись, эти четверо Деус эксов создали два мира.

Частички света хлынули от четырёх фигур и собрались в одном месте. Из-за этого появилось два куба.

— Это наши миры, Лемурия и Атлантис.

Чёрные сферы, внутри которых сияли звёзды, возникли к них.

— Земная культура похожа на их, но если подумать, что первоначально наши миры создали Деус эксы, то это становится вполне логичным.

— Э-э?! Даже наша культура получена от них? — невольно спросил Кидзуна. Парень знал, что они создали Лемурию и Атлантис, но и подумать не мог, что земная цивилизация — тоже дело рук Деус эксов.

Кэй тут же застучала по клавишам.

— Так, значит, они намеренно даровали нам свою культуру. Но какой в этом смысл?

Наюта сладко улыбнулась и кивнула.

— Хороший вопрос. Если победим одну из них, узнаем и это.

Девочка широко взмахнула рукой и символизирующие миры кубы начали появляться один за другим, устремляясь в небо. Четыре куба Деус эксов тоже исчезли среди них, и парень не знал, куда они делись.

— Объекты, называемые мирами, неисчислимы. Перейти через границу между ними и попасть в новый действительно тяжело. Но ради поисков Деус эксов нам придётся путешестовать во времени и пространстве, ступая в иные миры.

Пока она говорила это, коробки миров продолжали накапливаться с такой скоростью, словно собирались достичь паривших в небе линкоров. Смотря на эту башню, Рэйри тихо произнесла:

— Другими словами, у нас нет иного выбора, кроме как искать их своими силами?

Наюта взглянула на ожидавших в небе два линкора и одно магическое оружие.

— Как и сказала прежде, эти три корабля получили некоторые усовершенствования. Я улучшила их магические механизмы и оснастила функцией генерации Проходов. Проще говоря, они способны перемещаться между мирами.

По её словам, эти корабли могли сами по себе создавать коллизии с иным миром и путешествовать через них.

Никто из присутствующих не поверил внезапному заявлению Наюты. Но, подумав о её способностях Деус экса, они не смогли отбросить сказанное, словно ложь.

— С другой стороны, я отдала большую часть своего тела, которое, наконец-то, начало восстанавливаться, для создания магических механизмов кораблей.

— Что? — невольно воскликнул Кидзуна, услышав тревожную фразу. Однако он почувствовал, что коснётся чего-то неприятного, если спросит о деталях, и потому намеренно уклонился от дальнейших расспросов.

Уперев руки в бока, Рэйри вновь сказала:

— Приступим к операции. Все начинайте подготовку к посадке на корабли.

До сих пор они лишь принимали атаки Деус эксов. Это не отличалось от столкновения с такими силами природы, как тайфун или землетрясения, с которыми люди не могли совладать.

«Но… отныне всё будет иначе».

Рэйри громко закричала:

— Время охоты.

Ледяная жажда крови вспыхнула в её глазах.

— Наша цель — Боги!

Используя знания и тяжкий труд, люди смогут противостоять бушующей природе и подчинить её.

— Покажем им силу человечества, которое они и сотворили!

Здесь, в этом месте, началась контратака против Деус эксов.

Пламя сияло в глазах каждого.

— …Просто дождитесь, Боги.

Кидзуна крепко сжал кулаки.

Часть 2

Два линкора и одно гигантское магическое оружие отбыли с Атараксии.

Флагман империи, Ордиум, использовался командой Ватлантис. Основой экипажа являлись Грейс, Зэлсионэ и четвёрка Квартума: Клэйда, Элма, Лунорла и Рамза.

На Золотом драконе находились солдаты Балдина, включая королеву Ландрэд, а также Гравэл с Алдэей из команды Изгард.

И наконец, флагман объединённых сил Лемурии и Изгарда, Атараксия. На его борт поднялись Кидзуна, Химэкава, Рэйри, Кэй и Наюта.

А так как остальные члены всё ещё не могли принимать участие в боях, то они продолжили лечиться в Наюта Лаб.

— Надеюсь, все скоро поправятся.

Продолжая смотреть в окно, Химэкава обратилась к Кидзуне.

Парочка наблюдала за пейзажем снаружи из удалённого от мостика коридора. Сейчас линкор Атараксия находился в середине перемещения между мирами. За окном посреди тьмы виднелся свет, походивший на хвост падающей звезды, а иногда — на бегущую реку. Картина, которая никогда не надоест, сколько ни смотри, оказалась настолько красива, что даже вызывала вздохи восхищения.

— Да… но… почему ты так внезапно сказала это?

Пожав плечами, девушка неловко улыбнулась.

— Вид за окном чем-то напоминает звездопад… мне невольно захотелось загадать желание.

Кидзуна улыбнулся, как будто смотрел на милого котёнка.

— Действительно. Такой пейзаж точно не увидишь в прошлом мире.

Парень уже видел подобное, когда, сражаясь с Ватлантисом, вторгся в Дзэлтис через Проход. Внутри него Кидзуна наблюдал очень похожую картину.

— Кстати, Хаюру же никогда не видела пейзаж Прохода, верно?

— Да. В конце концов, когда нас забрали в Ватлантис, то заперли в камерах без окон. Позже Кидзуна-кун вернулся в Лемурию, но я всё это время оставалась там.

— Ну да… ведь ты же национальный айдол Ватлантиса.

— Э… п-пожалуйста, прекрати! Это уже ничего не значит!

С покрасневшими щеками Химэкава сердито уставилась на парня.

Смеясь, Кидзуна вновь посмотрел наружу.

В самом деле, так как движение между мирами походило на путь в Проходе, то, вероятно, схожесть пейзажа являлась чем-то естественным. Единственным отличием от того раза были летевшие рядом корабли.

Ордиум и Золотой дракон. Судна товарищей, сражающихся вместе с жителями Лемурии.

— Кстати, уже время следующего сеанса связи… давай вернёмся на мостик, — сказав так, Кидзуна начал идти, и ответившая согласием Химэкава последовала за ним.

Парочка шагала по невероятно просторному коридору, двигаясь в сторону мостика. Когда они приблизились ко входу, тяжёлая дверь беззвучно открылась. Внутренний интерьер, как и всегда, походил на роскошную гостиную. Сколько бы раз Кидзуна не видел его, он всё равно не мог подумать об этом месте как о помещении линкора.

Капитанское кресло находилось на возвышении, и в нём, как и во время атаки на Дзэлтис, сидела Рэйри.

Слева перед ней располагался стол Сикины Кэй в готическом стиле. Но, несмотря на такой вид, он обладал системами координирования и навигации, контролирующими судно.

Ровно в тот миг, когда ребята вошли, установилась связь с Ордиумом и Золотым драконом. Огромные окна появились в начале мостика. В одном отображалась Грейс, а в другом — Гравэл.

— Нии-сама! Наше плаванье идёт гладко. Как на вашей стороне?

Хотя её рука висела на перевязи, казалось, что Грейс переполняла энергия.

— Да, здесь тоже нет проблем. Гравэл, а у тебя?

— То же самое. Ну, по сравнению с другими кораблями, здесь тесновато.

Вслед за этим раздался голос Рулео через плечо Гравэл:

— Ах! Как грубо! Прежде всего, на линкорах других стран слишком много неиспользуемого пространства. Если же места будет столько, сколько у нашего Золотого дракона, никаких неудобств не возникнет!

Смотря на Гравэл, которая с затруднённым видом успокаивала командира Балдина, Кидзуна невольно рассмеялся.

Прямо сейчас все продвигались хорошо. Крупных проблем не возникало, но их беспокоило то, что они не знали, когда достигнут мира Деус эксов.

Парень взглянул на плавающее окно над столом Кэй.

В нём отображалась координатная сетка, походившая на миллиметровую бумагу. Вероятно, она показывала текущее состояние пространства. Кидзуна не слишком хорошо понимал это, но вспомнил, что Наюта с Кэй говорили о чём-то подобном. Потому он и почувствовал беспокойство, увидев сильное искажение на графике.

— Сикина-сан… что это?

Кэй напряглась, а её пальцы над клавиатурой задрожали.

«Не может быть…»

Парень рефлекторно крикнул:

— Мы обнаружили параллельный мир!

— А? Кэй, подробный отчёт!

Даже пока Рэйри спрашивала, отображавший пространство график искажался ещё сильнее, превращаясь в гигантский водоворот. Это напоминало тайфун, снятый со спутника.

Придя в себя, Кэй торопливо застучала по клавишам.

— Произошла чудовищно громадная коллизия! Она уже вовлекла несколько миров и лишь продолжает увеличиваться! Искажение времени и пространства атакует словно цунами! Не знаю, что будет, если нас втянет в него!

— А?..

Атараксию начало свирепо трясти. Корабль накренился и стал ускоряться, словно засасываемый куда-то. Кидзуна зацепился за стол Кэй и отчаянно крикнул:

— Можно ли обойти это?!

— Не знаю! Как справиться с чем-то подо

Отбросив клавиатуру, Кэй отчаянно завозилась с панелью управления. Но в манере движения корабля не возникло никаких изменений. Отображавшиеся на экране Гравэл и Грейс тоже растерянно воскликнули:

— Кидзуна! Что это такое?!

— Что нам делать?! Управление не работает!

Вероятно, они тоже оказались в бедственном положении. Экран сильно трясло, и экипаж корабля бросало из стороны в сторону. В тот же миг чудовищный удар сотряс Атараксию. И затем пол с потолком поменялись местами.

Кидзуна с остальными были пойманы цунами, которое создала коллизия с иным миром. От продолжавшейся интенсивной вибрации скрежет раздавался по всему судну.

Вцепившись в своё кресло, Рэйри отчаянно скомандовала:

— Запускайте Экскаватор*!

Руки Кэй тут же запорхали над панелью управления. Отвечая её прикосновениям, на носу линкора Атараксия открылось десять с лишним отверстий, из которых хлынули частички света. А затем весь нос начал вращаться. Он стал походить на дрель, используемую для бурения под землёй, но увеличенную до невероятных размеров.

Экскаватор являлся устройством, позволяющим путешествовать между мирами. Пока не происходила коллизия, попасть в иной мир было невозможно. Однако это новое оборудование, сделанное Наютой, просверливало защитный барьер и открывало туннель, благодаря которому становилось возможным проникнуть внутрь. Другими словами, он принудительно создавал Проход.

— Первым делом укроемся в ближайшем мире! Подойдёт любой, так что вгрызайтесь в барьер!

Из окон Ордиума и Золотого дракона тоже доносились крики.

— Не опоздайте с ответом! Нельзя позволить Ордиуму и Атараксии разделиться!

— Согласуйте движения с остальными кораблями! Если попадём в другой мир, то, вероятно, уже никогда не встретимся с ними!

Вращающаяся передняя часть Атараксии врезалась во что-то невидимое. Чудовищный удар прошёлся по кораблю, будто линкор внезапно остановился. Искры разлетались во все стороны от носа судна, а струившийся в окрестностях свет искажался.

— Кэй! Нам удалось?!

— Ухватились. Сейчас фиксируемся на внешней границе мира.

— Не упусти! Продолжаем вгрызаться! Ордиум и Золотой дракон тоже…

А затем сильный удар сотряс Атараксию и прикоснувшийся к барьеру иного мира нос корабля отодвинулся от невидимой стены.

— Мы отплыли от границы, и к нам вновь приближается огромный мир. Все будьте готовы…

В тот же миг верх и низ поменялись местами. Всех на мостике выбросило из кресел и поволокло по полу. Казалось, будто гигантская рука схватила и затрясла линкор. Вибрации со всех сторон не прекращались, а сильные удары, словно корабль налетел на горную гряду, беспрерывно сотрясали судно. Скрежет корпуса Атараксии походил на вой.

— Кья-я-я-я-я-я-я!

— Ува-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Изменения пространства стали огромной волной, нахлынувшей на судна. Она, как цунами, поглотила Атараксию, Ордиум и Золотого дракона и забавлялась с ними. Невообразимая сила бросила три корабля в хаос водоворота миров.

Плавающие окна на мостике одновременно выключились. Связь с Ордиумом и Золотым драконом тоже прекратилась. А затем освещение на линкоре стало гаснуть одно за другим.

— Управление… невозможно.

С помощью портативной клавиатуры, свисающей с шеи, Кэй еле как напечатала эти слова и потеряла сознание. Атараксия, Ордиум и Золотой дракон исчезли среди волн времени и пространства.

Часть 3

— Кидзуна, просыпайся, — раздался милый сердцу голос матери. Пускай и звучал слишком юно, но, безусловно, он принадлежал маме. В детстве она приходила будить его по несколько раз. Ведь если бы эксперимент не начался точно по расписанию, то возникли бы неудобства.

— Как долго ты намерен спать? Открывай уже глаза.

Однако сейчас он чувствовал себя невыносимо хорошо. Если бы так продолжилось ещё немного…

— Пойдём охотиться на Деус эксов.

Кидзуна подскочил от этих слов.

— Что?! С остальными всё в порядке?!

Экипаж лежал на полу накренившегося мостика. Никто не шевелился. В груди парня тут же похолодало, однако Наюта спокойно помахала веером.

— Не волнуйся. Они просто без сознания.

Кидзуна облегчённо вздохнул и неуверенно поднялся на ноги.

— Мм…

Упавшая рядом с ним ученица застонала.

— Хаюру?

Кидзуна приподнял девушку и нежно отодвинул прильнувшие к её лицу волосы. Он погладил её по голове и убедился в том, что она не получила никаких синяков. Слабо вздохнув, Химэкава приоткрыла глаза.

— А… Кидзуна-кун.

— Слава богу. Ты пришла в сознание.

Девушка села и дотронулась рукой до лба.

— Я… упала в обморок?..

— Ага. Я тоже пришёл в себя совсем недавно… кстати, ты не поранилась?

Он протянул руку Химэкаве и помог ей кое-как встать. Девушка получила несколько синяков, но серьёзных травм не оказалось. Кидзуна обратился к Наюте:

— Что случилось с тех пор? Это место… где мы?

— Кажется, нас выбросило в другой мир. Убедитесь в этом сами.

— Говоришь, убедиться…

Кидзуна вместе с Химэкавой подошли к окну.

— Ч-что?

Увидев пейзаж снаружи собственными глазами, парочка невольно утратила дар речи.

Он выглядел совсем как земной.

Вдалеке тянулась скалистая область из высоких и тонких гор, походивших на перевёрнутые сосульки. Зелёные леса волнами спускались с них. И перед ними расстилался огромный город, разделённый на равные прямоугольные кварталы. Здания разных размеров с красными черепичными крышами беспорядочно высились повсюду. Этот вид, словно скопированный город откуда-то с Земли, вызвал в Кидзуне странное ощущение.

— Это место… мы же не вернулись в наш первоначальный мир, да?

— Оно похоже, но всё же отличается. Взгляни вон туда.

Наюта указала на очевидно загадочные объекты. Большие и маленькие острова, созданные из гигантских скал, парили в небе. На них росли деревья и травы, а вода с островов стекала вниз. Химэкава широко распахнула глаза, уставившись на неестественный пейзаж.

— Как удивительно…

— Мы тоже находимся на одном из парящих островов.

Наюта отобразила над ладонью вид линкора Атараксии с высоты птичьего полёта. Миниатюрная карта возникла над её рукой. Корабль совершил экстренную посадку на край острова. Они оказались на равнине вдалеке от города. Учитывая размеры судна, парень предположил, что диаметр острова составлял около десяти километров.

Кидзуна почувствовал некое сходство между видом этого города и одеяниями Деус экса Хокуто.

— Только не говори… это мир Хокуто?

— Если это так, нам выпал шанс с ужасающе низкой вероятностью… мне кажется, что кто-то намеренно повлиял на случившееся.

— Кто-то…но кто?

Прикоснувшись пальцем к губам, Наюта задумалась. Для профессора, которая сразу же давала ответ, такое поведение казалось необычным.

— …В любом случае давайте проведём расследование. Отправимся на работу в полевых условиях.

— Н-но… пригодна ли среда снаружи для людей? — растерянно спросила Химэкава.

— Состав воздуха не отличается от земного. Температура и влажность тоже относительно подходят.

Ребята всё ещё не могли почувствовать облегчение, но казалось, что проблем бы не возникло, если бы они вышли наружу.

— Однако давайте отправимся через два-три часа. Есть одна вещь, которую надо сделать перед выходом, — сказав так, Наюта улыбнулась. Увидев это, Кидзуна затаил дыхание. Она отличалась от её обычной, словно приклеенной, улыбки. Сейчас Наюта выглядела как невинная девочка.

— Надо сделать… что именно?

— Переустановку твоего Эроса.

Наюта развязала пояс кимоно. Ослабив воротник, она обнажила свою незрелую грудь.

— А-а?!

Кидзуна с Химэкавой невольно остолбенели, лишившись дара речи.

Но, в отличие от парочки, Хида Наюта показала сияющую любопытством улыбку.

— Ты сделаешь Кульминационный гибрид с мамой, Кидзуна.

С пылающим лицом Химэкава вмешалась в разговор:

— Ч-что за абсурдные вещи вы говорите?! Т-т-т-такое невозможно, как с этической, так и с нравственной точек зрения!

— Отныне время родителей и детей без постороннего вмешательства. Ну что ж, прошу прощения.

Наюта взмахнула пальцем, и фигуры родственников пропали перед Химэкавой.

— А… к-куда вы делись? Кидзуна-ку-у-у-у-у-ун?!

Разыскивая пропавшую парочку, девушка собралась выбежать с мостика.

— У-у… мм…

Лежавшая без сознания Рэйри перевернулась и застонала. Химэкава тут же решила, что сначала должна позаботиться о товарищах. Она опустилась на корточки рядом с Рэйри и потрясла её за плечи.

— Пожалуйста, проснитесь, главнокомандующая! Руководитель Сикина!

Девушка обращалась к каждому и проверяла, нет ли у них травм.

— Тогда давай пойдём поскорее? — прошептала Наюта Кидзуне.

Парочка никуда не телепортировалась. Профессор всего лишь направила ложную визуальную информацию Химэкаве и показала, будто они внезапно исчезли. По принципу действия это напоминало Любовный номер.

Кидзуна вздохнул про себя и, ведомый Наютой, покинул мостик.

Они пошли по накренившемуся линкору и через пять минут добрались до великолепной двери. Когда парень последовал за беззаботно вошедшей внутрь Наютой, то оказался в спальне.

— Что это за место?

— Кажется, эту комнату сделали для знатных гостей. Так как эта спальня самая удобная, я решила провести переустановку здесь.

Комната, пол со стенами которой отделали чем-то похожим на мрамор, походила на номер-люкс высококлассного отеля. А так как она была просторной, то даже кровать королевского размера выглядела маленькой.

— Но переустановка… значит, Эрос тоже станет сильнее?

— Сожалею, но базовые характеристики привода не изменятся. Однако усиление во время Гибрида будет значительно выше. К тому же добавится одно оружие.

Наюта спокойно подняла руки, и её кимоно исчезло, словно отделившись от девочки. Незрелое и юное тело предстало перед Кидзуной совершенно обнажённым.

— А?.. Э-эй! Что…

Она подошла к парню и ткнула в него пальцем.

— ?!

Её рука беспрепятственно погрузилась в грудь Кидзуны до запястья. А затем его одежда тоже исчезла без следа, словно облупившаяся сухая краска.

— Уо-о?!

Парень рефлекторно отпрыгнул и прикрыл свою промежность.

Улыбаясь во всё лицо, Наюта уставилась на голого Кидзуну.

— Ты вырос весьма красивым. Не зря я родила тебя.

— Эй… да что ты собираешься делать?!

— Пожалуйста, не спрашивай одно и то же по нескольку раз. Я же говорила, что буду проводить переустановку ядра, верно?

Когда она разжала кулак, на её ладони лежала чёрная металлическая капсула. Маленький объект меньше сантиметра в диаметре и около двух в длину.

Ядро Эроса.

Он видел его лишь раз в детстве. В то время именно Наюта установила это устройство. Впрочем, с помощью операции.

Лежавшее на ладони девочки ядро превратилось в частички света и пропало.

— А?!

Наюта с любопытством глядела на рефлекторно воскликнувшего сына.

— Не нужно волноваться. Всё в порядке.

Плавающие в воздухе капельки света кружились вокруг профессора, а затем стали вновь собираться на её ладони и кристаллизоваться. В конце концов, появилось совершенно новое ядро, сияющее красивым чёрным глянцем.

— Эмм… улучшение уже закончено?

— Да. Возможно, это и выглядело просто, но на деле было довольно трудно.

Сжимая ядро в руке и сладко улыбаясь, Наюта медленно приблизилась к парню.

— Я проведу переустановку ядра Кидзуны… собственными руками.

Словно соответствуя её движениям, Кидзуна отступил назад.

— Нет, погоди! Как?!

— Хотя ты и говоришь: «Как?» — но разве сам Кидзуна не делал это уже дважды?

Его лицо побледнело.

— Стой, стой, стой! Это плохо! В различных смыслах… ува-а!

Запнувшись о край ковра, он упал на диван, и Наюта тут же забралась на парня.

— В чем здесь проблема?

— Да во всём! Мы же родитель и ребёнок. В некотором роде мы мать и сын, понимаешь?! Более того, разве сейчас ты не маленькая девочка?!

Даже сам Кидзуна уже не понимал, о чём говорил.

— Так вот в чём дело. Не волнуйся из-за этого.

Наюта выпятила свою плоскую и белоснежную грудь, на которой маячили маленькие розовые кружки.

— Я больше не человек. Теперь я божество. Потому такие тривиальные людские правила не могут ограничить меня. Здесь нет никаких проблем.

— Я не согласен с этим!

Она легла на живот Кидзуны и потерлась плоской грудью о его торс.

— Всё в порядке. Больно не будет.

— Твои слова слишком подозрительны! У меня очень плохое предчу-у-у-у-увствие!

— Сто-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-ой!

С растрепавшимися чёрными волосами, которые прекрасно сверкали, Рэйри, задыхаясь, ворвалась в комнату.

— Нэ-э! Нээ-тян?!

— Ах, Рэйри? Сегодня я не заказывала автобус, ты в курсе?

— Раздражаешь! Не обращайся со мной как с шофером! Даже этот корабль… он не круизное судно для тебя! Более того, не заставляй меня водить туристический автобус! А самое главное… не показывай те вещи, которыми занимались Кидзуна с Химэкавой!

— Это… только не говори, что… автобус, в котором я делал переустановку Химэкаве, вела Нээ-тян?!

— У-у… в-верно… эта ведьма закатила истерику, что не поможет с перестановкой, если я не сделаю это! Паршивка! Твою ж!

Рэйри со всей серьёзностью ударила ногой по кровати.

— Н-Нээ-тян…

Его старшая сестра еле сдерживалась от сильного гнева. Кидзуна ошеломлённо наблюдал за её поведением. Тем туристическим автобусом тоже управляли грубо, но лишь сейчас парень понял почему. Наюта вынудила её, и она порядочно разозлилась.

— Рэйри, я уже не понимаю, о чём ты говоришь.

— Да это ты самая непонятная здесь! А-а, хватит! Я больше не позволю тебе делать всё, что захочешь! Я не могу доверить Кидзуну такой, как ты!

Мать уставилась на неё ледяным взглядом.

— Нехорошо ревновать в такой чрезвычайной ситуации.

Лицо Рэйри внезапно вспыхнуло.

— Я-я не ревную или что-то подобное! Это мой долг — защитить Кидзуну от тебя!

— Кроме меня, никто не сможет сделать переустановку Кидзуне. Другого выбора нет.

— У… гх!

Девочка тыкнула пальцем в его грудь.

— Э? Ува!

Загадочным образом тело Кидзуны воспарило от слабого тычка и упало на кровать. Миниатюрная Наюта тоже вскарабкалась на постель.

— Ну, давай начнём. Ритуал любви.

Обнажённая девочка забралась на Кидзуну и встала в горделивую позу. Радостная улыбка расцвела на её губах.

Наюта взглянула в сторону дочери. Слёзы появились в глазах Рэйри, и её плечи задрожали. Как будто внезапно вспомнив о чём-то, профессор приподняла голову.

— …Ах, верно. Для реконструкции Эроса потребуется невероятно много энергии. Думаю, станет лучше, если здесь будет ещё один возможный партнёр, который сможет сделать Гибридное сердце с Кидзуной и произвести огромное количество магической энергии. Рэйри?

Внезапно осознав сказанное, девушка подняла взгляд.

— Быстро снимай одежду и забирайся на кровать.

—Н-но…

Глядя на колеблющуюся сестру, Кидзуна в панике воскликнул:

— Эй! Мама, да о чём ты говоришь?!

— А? Тебе это неприятно, Кидзуна?

Перед бесстыдно спросившей Наютой парень забормотал:

— Эм… это не значит, что мне неприятно, но…

Более того, она не упустила изменения, произошедшего в его теле.

— Ах♪… он стал великолепным. Кидзуна тоже с нетерпением ждёт этого, верно?

— Н-нет… это…

Даже если бы Кидзуна прикрыл его сейчас, он уже никак бы не смог оправдаться. Когда Рэйри взглянула на стоявшую штуку брата, то глаза девушки увлажнились.

— Кидзуна…

А затем она громко сглотнула. Наюта произнесла с преувеличенным беспокойством:

— Как мать, я чувствую себя затруднённо, вырастив таких брата и сестру. Возможно ли, что мой метод воспитания был неправильным?

Рэйри скинула жакет и развязала галстук.

— Не помню, чтобы ты воспитывала меня.

Она опустила юбку и осталась лишь в нижнем белье. На мгновение девушка заколебалась, но тут же отвела руки за спину и расстегнула крючки бюстгальтера. Её стиснутая грудь немедленно вырвалась наружу и затряслась вверх-вниз, словно желе. Необычный для японки огромный бюст, бросая вызов гравитации, гордо указывал вперёд.

А затем Рэйри прикоснулась к трусикам, надетым на роскошные бедра, плавно опустила их и сняла с кончиков пальцев. Штука Кидзуны ещё сильнее отреагировала на полностью обнажившуюся старшую сестру. Она задергалась, словно желала её тело. Смотря на эти движения, Наюта радостно прищурилась.

— Хи-хи-хи… тогда давайте начнём?

Девочка села рядом с Кидзуной и вытянула руку к его промежности. Но за миг до того, как она сумела схватиться за достоинство парня, Рэйри похитила его.

— О-оставь это мне.

— Ах, что за жадность. Ну ладно, тогда я займусь этой частью.

Наюта взялась за свисающие ниже два шара в обмякшей коже.

— Ува-а! Э-эй! Это же…

— Понимаю. Кое-что важное, верно? Я позабочусь о них со всей осторожностью, будь спокоен.

Маленькая ладошка сжимала его самую важную часть. Хотя ему и сказали расслабиться, Кидзуну переполняло беспокойство. Однако парень никогда прежде не испытывал таких нежных ласк от миниатюрной и мягкой руки.

Постепенно его тревога исчезла, и спокойствие с наслаждением завладели им.

— Кидзуна… как тебе…здесь? Может, немного сильнее?

С другой стороны, обвившие его штуку пальцы Рэйри двигались вверх-вниз, напрямую доставляя парню интенсивное удовольствие. Её нежная стимуляция казалась сдержанной, но сейчас ощущалась приятной.

— У-у-у. Вот так… невероятно… хорошо…

Рэйри счастливо улыбнулась ему. Вытекавшая из вершины жидкость испачкала пальцы и ладонь девушки, сделав их скользкими. Это ещё сильнее увеличило наслаждение Кидзуны, и его бедра рефлекторно почти приподнялись.

— Кидзуна…

Рэйри убрала руку и приблизила лицо к штуке, которую только что сжимала. Она высунула язык и дотронулась им до вершины. В тот же миг стимулирующий чувства девушки вкус распространился по всему телу.

— Н-Нээ-тян…

Рэйри решительно начала сосать штуку младшего брата, которая, словно дразня, возвышалась перед ней. Пока вкус мужчины распространялся по всему её рту, она обводила форму его достоинства языком.

Когда же девушка с причмокиванием оторвала губы, Наюта тут же перехватила его.

— Ах! Да ты…

— Нехолошо плихваивать сё себе*.

Девочка широко раскрыла маленькие уста и взяла штуку Кидзуны глубоко в рот. Хотя кто-то и мог испугаться, что она разорвёт челюсти, Наюта с опьянённым выражением лица двигала головой вверх-вниз. Смотря на неё, Рэйри оказалась потрясена.

— …Настолько… глубоко?

«Но не достанет ли он до самого горла?»

Девушка сглотнула слюну. Штука Кидзуны выскочила изо рта Наюты с хлюпающим звуком. Блестящее от слюны парочки достоинство стояло ещё крепче. Не беспокоясь о том, что запачкается, профессор потёрлась о него щекой.

— Рэйри, давай вместе.

— А-ага…

Рэйри вновь приблизилась и начала лизать часть ствола. Мягкие языки прильнули к нему с двух сторон. Ощущение словно от скользящих моллюсков безжалостно стимулировало нижнюю половину парня.

Рэйри подползла к важному месту брата, с которым недавно игралась рука Наюты, и взяла его в рот.

— У!..

Шары катались в горячих устах. Это наслаждение полностью отличалось от того, когда профессор держала их своей детской рукой. Тем временем Наюта облизывала со всех сторон и сосала вершину. А затем, отодвинув губы, снова облизала всю стоявшую штуку. Отлично сочетаясь с Рэйри, Наюта заставила парня быстро достигнуть предела.

— М-мама… Нээ-тян… я уже!..

Парочка стала лизать ещё активнее.

— Фсё хорофо… продолфай… беш штешнения…*

— Хончай…

— Гх!

Из вершины Кидзуны хлынула вышедшая за пределы жизненная энергия. Она безжалостно разбрызгалась по волосам и лицам девушек, испачкав их тела.

— А-а♥…

— У-у♥…

Парочка приняла белую жидкость с восторженными выражениями лиц. В их глазах засиял свет в форме сердечек.

Рэйри с Наютой прильнули к парню, зажав между собой, и осыпали его тело дождём поцелуев.

— А-ах… Кидзуна-а… Кидзуна-а♥…

Издавая чмокающие звуки, они поднимались от пояса к животу и груди, а затем — от плеч к шее. Отвечая парочке, Кидзуна левой рукой ласкал созревшее тело, а правой — юное.

Левой парень трогал огромные холмы, каждый из которых не мог уместиться в одной ладони. Однако их вершины затвердели и поднялись ещё до того, как он прикоснулся. Правая же лежала на такой плоской груди, что он мог сказать, будто её вообще не было, но всё же розовые кончики на ней заметно набухли.

— Даже если ты не будешь делать чего-то подобного… если приятно будет только Кидзуне, разве это плохо?

Рэйри сняла привычную маску строгого главнокомандующего и показала лицо женщины. Чарующе улыбаясь, она прильнула губами к телу парня.

— Но, Нээ-тян. Если вы обе не будете возбуждены… переустановка не удастся.

Профессор хихикнула и произнесла:

— Не нужно беспокоиться, мы уже полностью возбуждены.

Наюта приподнялась, а затем опустилась на колени рядом с лежавшим Кидзуной и прикоснулась к своей промежности. А в следующий миг она показала тайную долину, раздвинув её пальцами. Из полностью намокшего места стекали струйки блестящего на свету нектара.

— Эй, Рэйри, покажи ему и свою.

Рэйри на мгновение смутилась, но вскоре, словно сдавшись, протянула руку к своему самому важному месту и с хлюпающим звуком раскрыла его. Любовный нектар вытекал оттуда, отчего казалось, будто девушка описалась. Стекая вдоль бёдер, он создал пятно на простынях. Горячий нектар, выглядевший так, словно мог даже задымиться, непрерывно капал из её долины.

— Лишь пососав твою штуку, я оказалась в таком состоянии… разочарован?

Рэйри уставилась на брата беспокойным взором.

— Да как это возможно? Из-за меня ты почувствовала такое… Я действительно… счастлив.

— Кидзуна…

Слёзы показались в её глазах.

Парень протянул руки к горшочкам с медом, которые переполняла любовная жидкость.

— Хья-я-я-я!

— У-у… а-ах!

Тела девушек изогнулись дугой, дрожа от наслаждения.

Парень ласкал скользкие и мягкие долины. Вытекавший нектар намочил его руки, и ставшие скользкими пальцы протиснулись внутрь даже глубже.

— Ку… а-а-а…

Наюта бессильно рухнула на парня и, сладко вздыхая на его груди, застонала. В такое оказалось тяжело поверить. Переродившаяся Деус эксом со сверхъестественными способностями Наюта испускала неподобающий голос и задыхалась всего лишь от его пальца.

— !.. Ма-а-а!

Рэйри, словно подпрыгнув, выгнулась назад.

— Ки… Кидзуна…

Намочив свои пальцы капающим из интимной области нектаром, девушка вновь обвила достоинство Кидзуны. А затем начала ритмично тереть его вверх-вниз.

— У-у!.. Н-Нээ-тян…

Казалось, эти движения истощали терпение парня. Кидзуна быстро приближался к своему пределу. Сопротивляясь этому, он проник ещё глубже в долины девушек.

— Ха-а-а-а! А-а-а-а-а!

— У-у… гх… а-а-а!

А затем парень обнаружил входы в них и надавил кончиками пальцев на эти места.

— Ах… Кидзуна, это…

Рэйри на мгновение растерялась. Когда же брат послал ей вопрошающий взгляд, девушка лишь кивнула.

Кидзуна вонзил свои пальцы внутрь парочки.

— Хи-и! ХИЯ-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я-Я!

— У-у! А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!

Он продвигался в горячих и скользких пещерах нежной плоти. Хотя местечко Рэйри и оказалось тесным, но у Наюты оно было настолько узким, что Кидзуна задумался, а сможет ли его палец действительно войти.

— Гу-у-у!

Мучительно скривившись, Наюта выгнулась назад.

— …Мама?

Она бессильно опустила голову, пока её спина дрожала.

— Н-не беспокойся… продолжай… так же…

— Мама… не может быть…

— Хи-хи-хи… ведь я же переродилась. С тех пор, как моё тело стало таким, я впервые получаю подобные стимуляции. Однако…

Наюта обняла шею Кидзуны. Её растрепанные волосы прилипли к вспотевшим щекам, белоснежная кожа которых покрылась румянцем. Действительно непристойный вид.

— Мать, чей первый раз забрал её же сын, не так уж и плоха.

— Н-нет, логика… или, вернее, порядок кажется странным, к тому же… тебе не больно?

Наюта непонимающе уставилась на сына. А затем весело рассмеялась.

— Это не те слова, которые должен говорить тот, кто практически убил меня.

— У…

Парень не нашёл слов и неловко замолчал.

— Такой порочный акт создаст его. Твоё порочное вооружение…

«Моё… порочное вооружение?»

— Погоди-ка, сейчас ты сказала «порочное вооружение»? У меня… у Эроса… есть нечто подобное?!

— Нет. Мы создадим его, — ответила Наюта с покрасневшим лицом. — Для материализации порочного вооружения, в первую очередь, требуется усилить ядро. Затем его установку должен провести человек, обладающий такими же способностями, как у Деус эксов. И для осуществления установки необходима магическая энергия существа нашей расы, близкого мне и Кидзуне. Эти три фактора обязательны.

— Значит…

Парень поочерёдно посмотрел на Наюту и Рэйри.

— Да. Происходящее отличается от обычного Кульминационного гибрида. В конце концов, это акт ради переустановки ядра и получения нового оружия. Порочное вооружение Эроса будет создано мной, Рэйри и Кидзуной — нами тремя. И оно станет…

Наюта гибко изогнула вспотевшее тело.

— Настоящим козырем для победы над Деус эксами.

«Настоящим… козырем?

Моё порочное вооружение?

Но… да что же оно такое?»

— И затем ещё дальше порочного вооружения. Там, безусловно, нас ожидает даже большая тайна.

— Ещё дальше? Тайна… что ты имеешь в виду?

Однако девочка, словно не услышав вопросов Кидзуны, обольстительно улыбнулась дочери.

— Ну что ж, продолжим, Рэйри. Если ты не против, выжмем его ещё несколько раз, прежде чем закончим.

— Э-э?

Холодок пробежал по спине Кидзуны.

Сердечки показались в глазах непристойно улыбнувшейся Рэйри. А затем она крепко сжала пальцы и изменила движения так, чтобы гарантированно выжать парня.

— Т-твою-ю! Даже ты!

Он вновь протолкнул пальцы в тела парочки.

— Кья♥… ах!

— У… фуа-а-а-а!

Раздались хлюпающие звуки. Вытекавшая в большом количестве жидкость намочила его руки до локтя.

— Ах… а-а-а♥… а, а-а-а-а-а-а-а-а♥!

Рэйри наверняка приближалась к своему пределу. Она выгнулась назад и содрогалась. При каждом спазме её огромная грудь тряслась, а превратившийся в капельки света пот разлетался повсюду.

Терпя боль, Наюта съёжилась. Однако постепенно скованность ушла, и девочка расслабилась. После этого её напряжённая долина стала нежно обволакивать Кидзуну. А затем с соблазнительным выражением лица она нетерпеливо согнула ногу.

— Ау… фуа-а… а-а-а…а-а-а♥…

Сладость постепенно примешивалась к её голосу. Из-за возбуждения тело Наюты окрасилось слегка розовым цветом, выражая радость от наслаждения.

Рэйри же отчаянно шевелила бёдрами в такт движениям пальца Кидзуны в ней. Чтобы не выпустить его оттуда, она всё сильнее сжимала мягкую плоть. Каждый раз, когда девушка резко двигалась, её огромный бюст качался, а его вершины набухли до такой степени, что, казалось, вот-вот лопнут. Даже наслаждение Рэйри находилось на грани прорыва. В тот миг её роскошное тело начало излучать прекрасные сияющие частички.

— А-ах! Б-больше… не могу. К-кончаю, кончаю…

— Н-Нээ-тян. Я-Я тоже… сейчас!..

Наюта забралась на него и уставилась Кидзуне в лицо.

— Мама?..

В её глазах плавали сердечки и танцевали сверкающие огоньки. А затем и в зрачках Кидзуны появился великолепный свет. Увидев его, Наюта довольно улыбнулась. А затем открыла рот.

— Это…

Ядро Эроса лежало на её языке.

Её открытые уста приблизились к нему. Словно приветствуя их, Кидзуна тоже открыл рот и высунул язык. Языки парочки соприкоснулись, а затем и губы наложились друг на друга.

Они переплетались внутри соединившихся уст. Ядро Эроса вместе со слюной Наюты отправились в рот парня.

А когда он проглотил и то, и другое…

— МХА-А♥… А-А-А-А-А-А-А♥♥… КИДЗУНА-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А♥♥!

Достигнув пика, Рэйри выгнулась назад. Вершины груди затряслись, и сведённые бедра, как будто удерживающие руку брата, стали дрожать. А затем переполнившая её долину горячая жидкость так хлынула наружу, словно внутри девушки рухнула плотина.

Из штуки Кидзуны, которую держали изящные пальцы девушки, бурно вырвалась жизненная энергия. Рэйри поймала грудью эти белые брызги.

Они ещё сильнее пробудили её оргазм, и девушка потонула в повторяющихся волнах наслаждения. Прочертив дугу в воздухе, доказательство любви, настолько горячее, что, казалось, могло ошпарить, также пролилось и на Наюту. Она почувствовала жар на спине одновременно с тем, как сцепилась языком с Кидзуной и проглотила его слюну.

А затем она тоже достигла пика.

— ♥~~~~~~~~~~~~♥♥♥♥♥…

Обменивающаяся горячим поцелуем парочка проглатывала чарующие голоса друг друга вместе со слюной.

И вслед за этим ослепительное сияние хлынуло из тел троицы.

Произошедшее отличалось от Гибридного сердца или Кульминационного гибрида.

Этот феномен явно не походил на то, что происходило между обладателями обычных ядер.

Разноцветные частички света.

Заполонив их поле зрения, это сияние, казалось, поглотило даже мир.

«Как… красиво…» — прошептала про себя Наюта.

Вероятно, она впервые почувствовала, что вид перед её глазами был великолепен.

Примечания

  1. Экскаватор барьеров иных миров
  2. Нехорошо присваивать всё себе
  3. Всё хорошо...продолжай...без стеснения…

Комментарии