Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 3. Переустановка

Часть 1

Дверь больничной палаты в Наюта Лаб тихо открылась. Когда Кидзуна тайком заглянул внутрь, то увидел лежащую на кровати девушку. Её обычно собранные в хвостики чёрные волосы оказались расплетены и сейчас рассыпались на подушке, достигая плеч. Несколько кабелей и трубок крепились к её телу под одеялом и соединялись с медицинским оборудованием у кровати. Из-за такого вида, излучавшего совершенно другую от обычной атмосферу парень почувствовал лёгкое напряжение.

Кидзуна собрался поставить принесённую корзинку с фруктами рядом с кроватью, но его рука замерла. Там уже взгромоздились подарки от предыдущих посетителей, и свободного места не оказалось.

— Вижу, ты популярна.

Парень слабо улыбнулся.

— …Ах, босс Кидзуна.

Гертруда Бэрд приоткрыла глаза и взглянула на него.

— Прости. Я разбудил тебя?

Остановив попытавшуюся подняться девушку, Кидзуна поставил подарок на свободное место на подоконнике. Из окна этой больничной палаты открывался отличный вид на Атараксию. Однако сейчас там виднелся лишь оставленный Хокуто шрам, действительно плачевное зрелище.

С трудом воссозданная Атараксия, благодаря полученной Наютой конфигурационной информации мира, сейчас выглядела ужасно. Треть окружавшей платформу внешней стены рухнула, а половина городской и промышленной территории превратилась в пепелище. Здания ниже третьего подземного уровня оказались целы, но, безусловно, Атараксия получила действительно тяжёлый урон. И то, что неспособная сейчас подняться с кровати Гертруда не видела этот пейзаж, вероятно, было даже к лучшему.

— Ты специально пришёл навестить меня? Погоди-ка, босс, твои раны уже лучше?

— Да. Практически в порядке. А так как сегодня разрешили посещения Гертруды, я пришёл навестить тебя, но…

Кидзуна сел на круглый стул рядом с кроватью.

— …кажется, здесь уже побывали гости.

Он взглянул на сложенные друг на друга коробки со сладостями и фруктами. Книги, игры, телевизор, музыкальный плеер, копия пистолета, электрическая винтовка для страйкбола и даже игрушечный робот с дроном находились здесь. Действительной загадкой казался велосипед и доска для сёрфинга, но, вероятно, их смысл заключался в том, чтобы она быстрее поправилась и смогла покататься на них.

Смотря на эту гору, Гертруда пожала плечами.

— Так как разные люди приходили один за другим, я вообще не могла отдохнуть.

— Какие плохие ребята, — Кидзуна криво улыбнулся. — Но все члены Мастерс госпитализированы, верно? Кто же приходил?

— Ребята из класса. Также меня навещала старшая сестра босса. Хотя она и занята, но обладает сильным чувством долга. Кроме того… Гравэл тоже приходила.

Немного смутившись, Гертруда скомкала конец предложения.

Кидзуна несколько раз виделся с Гравэл во время госпитализации. К счастью, как они и думали, у них обоих не оказалось серьёзных травм. Так как ребят выписали почти в одно и то же время, с тех пор они почему-то часто виделись.

На текущий момент из больницы выписались только Кидзуна и Гравэл. К тому же Химэкава получила только незначительные ранения, а Зэлсионэ не участвовала в битве. За исключением этой четвёрки, остальные члены всё ещё лежали в больнице, несмотря на то, что степень их травм различалась.

— …Всё же ты невезучая. У тебя самые серьёзные травмы.

— Да, в самом деле. Разве не кажется, что я круглый год отсутствую из-за травм? Это раздражает больше всего.

— Ну, после того удара это естественно. А насчёт остальных Мастерс, отделавшихся лёгкими ранениями, не лучше ли сказать, что им просто невероятно повезло?

— Я называю это удачей в дурных делах.

Остальные члены Мастерс, принявшие ту атаку, проходили лечение в этой же больнице. Однако, за исключением серьёзно раненого товарища, девушки смогут вернуться на линию фронта сравнительно быстро.

Тем не менее невезучая Гертруда не только получила прямое попадание, но и несколько раз ударилась о здания Атараксии. В результате этого она оказалась ранена так сильно, что находилась между жизнью и смертью, когда её доставили в отделение интенсивной терапии.

— Выздоравливай поскорее. Ведь когда Мастерс нет поблизости, то кажется, будто душа компании отсутствует.

— Остальные девчонки скоро вернутся, так что положись на них.

Гертруда посмотрела на потолок тоскливыми глазами.

— Босс Кидзуна… ты действительно собираешься сразиться с этими Деус эксами?

— Да… хотя у них нешуточная сила. Нам необходимо получить ещё большую мощь. Попробуем все доступные способы и найдём метод противостоять Деус эксам.

— Вот как… значит, я уже больше не понадоблюсь… — произнесла девушка самоуничижительным тоном.

— О чём ты говоришь? Да ни в коем…

— Если даже Рос-серия не может соперничать с ними, то я вообще не понимаю, могу ли быть полезной в сражении?

— …

Конечно, в своём роде это было правдой. Превосходившие человеческое понимание Деус эксы являлись противниками, которые обладали действительно божественной силой. Будь врагами, как раньше, магические оружия, то нашлись бы соответствовавшие её боевой силе места, где Гертруда смогла бы пригодиться. Ведь прежде противники состояли из различных отрядов: как слабых, так и сильных.

Но…

Кидзуна положил руку на голову девушки и взъерошил ей волосы.

— Ч-что ты делаешь?! Прекрати!

Парень послушно убрал руку.

— О чём ты говоришь? Мы же привыкли к такой ситуации, верно?

Гертруда надула губы.

— Имеешь в виду, что прежде из-за травм я тоже уходила с линии фронта, да? Такое замечание слишком…

— Даже когда мы сражались с Ватлантисом, всё было так же. Абсолютно проигрышная ситуация, без единого способа вести бой открыто. И всё же мы с тобой каким-то образом смогли дойти досюда, верно?

— …

Девушка замолкла. Кидзуна поднялся и, повернувшись к ней спиной, направился к выходу. Открыв дверь и уже собравшись покинуть комнату, парень остановился. А затем повернулся и поднял большой палец вверх.

— Жду тебя, напарник.

Дверь закрылась, и Гертруда осталась одна. Повернув голову, она взглянула на стоявший у кровати подарок от Кидзуны. Пока она смотрела на него, слёзы показались в её глазах. И одновременно с этим что-то поднялось из глубин сердца.

— В самом деле… ну что за хлопотный парень.

Улыбка появилась на её губах.

— Я скоро вернусь. Ведь в тяжёлой ситуации босс ничего не сможет без меня.

Часть 2

Кидзуна быстро шёл по коридору больницы. Решимость пылала в его глазах.

Он не мог простить Деус эксов, заставивших пройти всех, начиная с Гертруды, через такое. Но даже если Кидзуна напал бы на них, движимый яростью, то это привело бы лишь к его смерти. Он прекрасно осознавал это.

Врагом являлась четвёрка Деус эксов.

Обладавшие божественной силой создания, которые находились на совершенно ином уровне от всех противников, с которыми парень сражался прежде.

«Я раздавлю этих богов, а затем верну наши миры и Айнэ с Юрисией.

И ради этого я должен кое-что сделать».

Парень вытащил портативный терминал и начал искать номер центральной комнаты управления Наюта Лаб. Выйдя из больницы, Кидзуна увидел ожидавшую его маленькую девочку.

— Ты готов?

Наюта в непривычной одежде посмотрела на сына.

Взглянув на неё, парень убрал смартфон в карман.

— Да. Я как раз собирался поторопить тебя.

Довольно улыбнувшаяся Наюта помахала флажком в руке. И затем дверь большого автобуса, стоявшего за ней, открылась.

— Тогда давай начнём. Первый шаг для победы над Деус эксами.

Глаза походившей на автобусного гида Наюты засверкали любопытством.

— Переустановка ядра.

Часть 3

Большой туристический автобус ехал по Атараксии, в которой продолжались восстановительные работы.

— Гхе-хе, справа вы можете увидеть международный выставочный центр Атараксии. К счастью, он избежал разрушения во время недавней битвы с Хокуто. Его общая площадь составляет около двухсот тридцати тысяч квадратных метров. Он разделён на восточный и западный выставочные павильоны и конференц-залы, что позволяет проводить всевозможные мероприятия, — держа в одной руке микрофон, объяснила улыбающаяся маленькая девочка в костюме автобусного гида.

— …Что это за шутка? — угрожающим голосом спросил Кидзуна у своей матери.

— Как видишь, это обзорная экскурсия по Атараксии. Благодаря осмотру идущей на платформе реконструкции ты тоже со всем старанием захочешь участвовать в ней. Таков план ради усиления воли к работе. Поэтому-то я и забронировала автобус для Кидзуны.

— Ну, наверняка это важно, но всё же что будет с переустановкой ядра?!

В автобусе находились лишь Кидзуна с Наютой да водитель. Переделанный под гостиную салон источал достоинство, подходившее автомобилям для VIP-персон. Здесь убрали все сиденья и поставили удобный диван, стол, барную стойку и холодильник. В конце салона установили даже туалет и душ.

— Это не просто экскурсия, а важный план для усиления сердце-гибридного привода.

— Можешь верить в такое сколько захочешь…

— Ах, позволь мне дать тебе это.

Наюта вытащила маленький кусочек металла из кармана. Объект в форме капсулы около восьми сантиметров в длину и трёх в толщину.

— Ядро сердце-гибридного привода… настройка уже завершена?

— Да. Остался лишь последний пункт.

Кидзуна пристально уставился на переданное ему ядро.

Две недели назад.

Наюта предложила сотрудничать и победить Деус эксов. Несмотря на недовольство и множество тревог, Кидзуна с остальными неохотно приняли его.

А затем…

— Ладно. Мама, мы прислушаемся к твоим словам в пределах возможного. Поэтому расскажи о способе борьбы с Деус эксами, — попросил парень.

Собравшиеся в центральной комнате управления Наюта Лаб Кидзуна, Рэйри, Кэй и Химэкава ждали её ответа, затаив дыхания.

— Чтобы победить Деус эксов… надо осуществить переустановку ядра.

— Ч… что ты сказала?!

Это предложение ошеломило всех присутствующих.

— Из-за способа установки ядра производительность сердце-гибридного привода, то есть магического доспеха, будет сильно отличаться. А значит…

Кидзуна тут же прервал речь Наюты.

— Так нельзя. Если извлечь ядро, то владелец умрёт. Ты сама хорошо знаешь об этом.

Однажды Наюта приказала имперскому стражу Валдэ вытащить ядро из члена Мастерс, Бриджит. В результате девушка погибла.

Профессор сладко улыбнулась без какого-либо стыда.

— Действительно, у людей нет возможности вытащить ядро. Однако я стала существом того же вида, что и Деус эксы, пускай и не идеально. С нынешней силой я могу извлечь ядро без риска для жизни.

Наюта подошла прямо к Химэкаве и внезапно подняла правую руку.

«?!»

В мгновение ока её кисть погрузилась в грудь девушки.

— Химэкава! — крикнув, Кидзуна вытянул руку. Однако уже было поздно. Пронзившая девушку рука двигалась так, словно искала что-то.

— Э?..

Химэкава ошеломлённо посмотрела на собственную грудь. Боли не чувствовалось. Однако из-за жуткого ощущения рыскающей внутри неё маленькой ладони девушка испуганно вздрогнула.

— Н-не-е-е-е-ет!

Попытавшаяся оттолкнуть Наюту рука ударила лишь воздух. В тот же миг девочка отскочила на несколько метров назад.

Она держала сверкающую серебром металлическую капсулу.

Сердце Кидзуны резко подпрыгнуло.

— Химэкава! Ты в порядке?!

Он схватил руку девушки и посмотрел ей в глаза. Испуганно кивнув, Химэкава опустила взгляд на собственную грудь, в которую мгновение назад погрузилась кисть Наюты.

Там не оказалось ни дыры, ни кровотечения. Словно какой-то фокус.

— Да… вроде бы…

— В самом деле?! Нигде не болит?!

Химэкава покачала головой.

— Нет, нигде… эм… моё ядро действительно извлекли?

— Фу-у-у-у-ух, — глубоко выдохнул Кидзуна. — …Мне показалось, будто моё сердце остановилось.

Наюта гордо покручивала ядро в руке.

— Ну как? Сможете немного мне доверять?

Рэйри подошла к Наюте и презрительно глянула на неё.

— Но даже Сильвия, ядро которой установили новым способом, не смогла сравниться с Деус эксами. В этом нет никакого смы…

Девочка подняла указательный палец и покачала им влево-вправо.

— Естественно. Просто перестановка ядра не сделает вас равными Деус эксам. Необходимо улучшить извлечённое ядро.

— Улуч

Кэй изумлённо распахнула глаза, и стучавшие по клавишам пальцы замерли.

— Верно. В ядро встроен ограничитель. Ради того, чтобы использующее его создание не стало угрозой для них самих, Деус эксы установили такой защитный механизм.

Наюта подняла ядро Нероса над головой, приблизив его к освещению с потолка.

— Однако если речь о серии Рос, то этот ограничитель можно снять.

«!»

Кидзуна с Химэкавой рефлекторно обменялись взглядами.

— Я проведу улучшение производительности, пытаясь как можно больше увеличить характеристики и в то же время поддерживая потребление магической энергии на прежнем уровне. А закончив это и проведя переустановку самым эффективным способом, мы получим силу противостоять Деус эксам.

Кэй пришла в себя, и её пальцы вновь запорхали над клавиатурой.

— Для вас возможно нечто подобное, профессор Наюта?

Девочка посмотрела на неё и улыбнулась.

— С нынешней силой я могу реально подтвердить даже теории, которые невозможно реализовать из-за нехватки технологий. Я сделаю так, что вы достигните уровня, на котором сможете противостоять Деус эксам.

Такой разговор состоялся между ними.

Сейчас на Кидзуну возложили миссию по переустановке ядер пилотов сердце-гибридных приводов и владельцев магических доспехов. Сам же способ ничем не отличался от установки ядра Сильвии.

Остановившийся на светофоре автобус резко поехал. Из-за этого Кидзуну сильно тряхнуло.

— …Так разве мы не собирались делать переустановку?

— В месте, куда мы направляемся, тебя ожидает партнёр для переустановки, Химэкава Хаюру. А, водитель, пожалуйста, не останавливайтесь на парковке, а двигайтесь на круг.

Шофёр безмолвно крутанул руль. Автобус резко развернулся, и тело парня по инерции вдавилось в диван. Слишком грубое вождение.

— В таком случае объясни немного больше. Если не буду ничего знать заранее, даже мне будет тяжело.

— Ах, но именно Кидзуна разработал сегодняшний план, ты в курсе?

Парень удивлённо наклонил голову. Он вообще не понимал, о чём говорила Наюта.

— Что это зна...

Автобус остановился, словно собирался зарыться носом в землю.

— Приехали. Ты готов, Кидзуна?

— Ага. Всё в порядке, но… мы будем делать переустановку здесь?

Из окна виднелся вход выставочного центра, о котором ему только что рассказывали.

— Да. Ну что ж, пойдём.

Наюта спустилась по ступенькам, держа флаг с надписью «групповая поездка». Кидзуна неохотно последовал за ней.

— …Погоди, да что тут?!

Когда он вышел из автобуса, открывшийся ему вид напомнил хэллоуинскую вечеринку. Перед выставочным центром толпились люди в разнообразных костюмах.

Девушка в милом наряде волшебницы. Парень в военной форме прошлого века. Кто-то в картонном костюме робота из мультсериала. Женщина в рискованно-открытом одеянии. Если Кидзуна помнил правильно, это был персонаж из аниме, популярного в прошлом году.

Столпотворение людей в различных нарядах. И здесь повсюду проводились фотосессии.

— Это… косплей-фест?

Девушка в костюме, походившем на школьную форму, ударила обеими руками по своей голове и приняла странный вид. Вероятно, такой являлась характерная отыгрываемому персонажу поза. Девушку окружали несколько рядов парней, которые держали фотоаппараты и щёлкали затворами.

Хотя совсем недавно они оказались атакованы неизвестным противником и получили сокрушительный удар.

— Я восхищён душевными силами ребят с Атараксии. В самом деле…

— Ах, собравшиеся здесь люди — не настоящие.

— Что-о?

— Так как во время восстановления Атараксии я изучила данные всех учеников, то, повторно воспользовавшись ими, создала массовку.

Кидзуна вновь окинул взглядом позирующих повсюду косплееров и роящихся вокруг них людей с камерами.

— Ах, это потрясающий косплей, такой милый…

— Может, позовём ту группу и сфотографируемся вместе?

— Пожалуйста, посмотрите сюда…

Каждый из присутствующих наслаждался своим хобби. Всё это выглядело по-настоящему реальным.

— Эти подделки… они такие же, как и в Любовном номере?

— Нет, они реальны. Я скопировала их с учеников, которые и правда обладают этими увлечениями. Их воспоминания и мыслительные процессы такие же, как и у оригиналов, но в лучшем случае они просуществуют час, а затем исчезнут.

Любовный номер обманывал разум, передавая ему ложную информацию, но, по всей видимости, эту массовку Наюта действительно создала с помощью своей силы.

— Если у меня есть исходные данные, я могу воссоздать как предмет, так и человека. Но из-за того, что они потребляют мою энергию, то, честно говоря, я хочу стереть их как можно скорее. Ну что ж, пойдём.

Кидзуна последовал за сказавшей так матерью и вошёл в выставочный центр. Идя позади неё, парень осматривался по сторонам. Наюта, решительно пробираясь сквозь толпу, двигалась вперёд. Родственники миновали холл и поднялись по эскалатору на следующий этаж. Пройдя по устланному ковром коридору с множеством дверей, они остановились у одной из них. А затем Наюта распахнула её и вошла внутрь.

— Спасибо за ожидание. Теперь твой выход.

— Кья-я!.. Не открывайте дверь так внезапно… а?!

Комната в десять татами походила на зал для деловых встреч. И внутри этого помещения находилась девушка в косплее.

— Химэкава?..

— К-Кидзуна-кун!

То, что надела на себя Химэкава, оказалось костюмом кошкодевочки. Развевающийся наряд со множеством оборок и складок выглядел по-девчачьи. А высовывающийся из отверстия в юбке хвост гибко извивался, словно настоящий.

— Пого… не смотри! Пожалуйста, не смотри!

Её юбка казалась милой, но слишком короткой. К тому же плечи и грудь девушки оказались открыты, а защита тайных мест — тонка.

У парня возникло ощущение, что это был персонаж из популярного два или три года назад аниме для девочек начальной школы. Наюта сладко улыбнулась и довольно кивнула.

— Это персонаж из «Мяу Колизея девочек-волшебниц», который нравится Хаюру, чёрная кошка Шануар.

— Ты действительно хорошо осведомлена об этом.

— Я не приемлю того, о чём не знаю.

— Ну, как на это ни посмотри, но о таком лучше не знать.

Даже во время такого диалога, Кидзуна не мог отвести взгляда от косплея чёрной кошки Шануар.

— Слушай уже! Разве я не сказала тебе не смотреть?!

Лицо Химэкавы пылало, а губы дрожали.

— Хотя ты говоришь не смотреть, но если покажешься передо мной в таком вдохновляющем костюме, то… Химэкава, тебе нравится это аниме?

— О-ошиба… ну, не скажу, что ненавижу, но… н-надевать этот костюм… я действительно не желала!

— Тогда зачем?

— Из-за миссии!

Тишина воцарилась в комнате.

Кидзуна натянуто улыбнулся и растерянно произнёс:

— Химэкава… ну, думаю, это неплохое хобби, да? Оно несколько необычно для серьёзной и строгой Химэкавы, но что-то подобное создаёт баланс…

— Потому-то если я говорю, что это ради миссии, то это действительно ради миссии! Пожалуйста, не говори так, словно поддерживаешь меня! В первую очередь, разве это не указания Кидзуны-куна?!

«А?»

— Нет, я ничего такого… — начав говорить, парень резко замолк. Внезапно одна мысль появилась в его голове.

«Возможно ли?..»

Лоб Кидзуны покрылся холодным потом.

— Мама… это… только не говори…

— Верно. Я заглянула в твой разум. Кидзуна постоянно думал о том, как провести Гибридное сердце наиболее эффективно, не так ли? И сегодня я придала форму результатам твоих исследований.

Химэкава запылала, а её плечи затряслись.

— Д-д-да что за исследования ты проводил?!

— Я не!.. Не проводил никаких исследований! Просто размышлял!

Наюта выглядела невероятно счастливо.

— Это всё из-за того, что Кидзуна с детства был серьёзным ребёнком. Выбранную тему и уровень уже не изменить, но, возможно, твой пытливый ум похож на мой. Хи-хи-хи.

— Не хихикай мне тут! К тому же вещи, о которых я думал…

Парень внезапно понизил голос и прошептал ей на ухо:

— …В какой мере ты прочитала мои мысли?

Улыбаясь во всё лицо, Наюта ответила.

— Всё. Я прочитала всё.

— Да не ври-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и!

Проигнорировав гнев сына, девочка прошептала ему на ухо:

— Кстати, я не сказала Хаюру, что люди в этом месте — временные существа. В конце концов, так будет более волнующе.

В самом деле, это окажет положительное влияние на переустановку, которую они вскоре проведут. Однако из-за настолько тщательной подготовки парню казалось, будто им манипулировали. Поэтому он не слишком восторгался происходящим.

Наюта открыла дверь и ловко вышла наружу.

— Остальное на вас, ребятки. Постарайтесь, — произнеся такие слова, девочка исчезла. Неловкая атмосфера повисла между оставшейся в комнате парочкой.

Вскоре Химэкава вытащила из кармана юбки нечто похожее на коробочку.

— …Вот.

Девушка дрожащей рукой протянула её Кидзуне. Объект, который она держала, визуально напоминал устройство связи. На нём оказался маленький экран и переключатель-ползунок.

— Это?

Хотя он и спросил её, Химэкава лишь опустила покрасневшее лицо.

— Мне сказали передать это тебе … но ты же не будешь… действительно использовать его, да?

Когда Кидзуна взял устройство, то понял, что оно умещается в ладони.

— Это некий пульт? — сказав так, парень без всякого умысла нажал на переключатель.

— Хья-я! — воскликнула Химэкава и опустилась на корточки.

— Эй, Химэкава?! Что случилось?!

Задыхающимся голосом девушка ответила торопливо бросившемуся к ней Кидзуне:

— Н-не беспокойся… переключатель… у-у… пожалуйста, выключи!

— Э?

Парень заметил, что она прижала руку к своей промежности и так нахмурилась, словно что-то терпела.

— Химэкава… это… только не говори…

— Д-да неважно, быстрее!

Когда Кидзуна выключил переключатель на пульте, Химэкава с облегчением вздохнула. Парень взял её за руку и помог подняться на ещё дрожащие ноги.

— А-а… это… там… то самое, да? Так называемый…

— Р-разве не ты сказал мне ввести его?! Потому я и ввела! — практически плача, закричала покрасневшая девушка.

— В-вот как… прости… э?

Кидзуна не помнил, чтобы говорил такого, но, вероятно, Наюта дала ей указания, основанные на его размышлениях. Парню захотелось заорать, что это ложные обвинения, но он оказался в затруднительном положении и не мог действительно утверждать подобного.

В самом деле, он задумывался о том, как возбудить членов Аматэрасу, чтобы Гибридное сердце оказалось ещё более эффективным. Полагаясь на прежний опыт, он разработал несколько планов. Что касается Химэкавы… безусловно, этот косплей-фест был идеальной ситуацией.

— Хорошо постаралась, Химэкава.

Кидзуна нежно погладил девушку по голове. Та довольно улыбнулась и уткнулась лицом в его грудь.

— Ведь… это ради переустановки ядра… мне объяснили, что характеристики сердце-гибридного привода будут зависеть от состояния во время установки… поэтому я должна вытерпеть, пускай и стыдно.

«Ясно. Химэкава тоже в отчаянии».

Парень крепко обнял её. Плечи девушки слегка дрожали.

— Кроме того, Сильвия-тян всё ещё не вылечилась… Айнэ-сан и Юрисиа-сан не здесь… сейчас Аматэрасу состоит только из нас двоих, Кидзуна-кун… я должна сделать это… ведь даже спасти их… могу лишь я. Если не получу могущественную силу, то все…

Кидзуна отодвинулся от неё и вытащил ядро из кармана пиджака.

— Это ядро Нероса.

Он серьёзно посмотрел на Химэкаву.

— Раз оно здесь, то смерть при израсходовании уровня гибрида… Химэкава, ты освободилась от такой судьбы.

— …Ну да.

— Поэтому прошу тебя подумать ещё раз. Я собираюсь вновь связать тебя со смертью. Но если ты…

— Пожалуйста, не издевайся надо мной.

От неожиданно серьёзного тона Кидзуна почувствовал себя так, словно ему дали пощёчину.

— С самого начала я посвятила свою жизнь защите людей. Ещё задолго до того, как узнала, что ядро забирает мою жизнь, я сражалась, предполагая подобное. И после всего этого думаешь, что я испугаюсь? Кидзуна-кун, ты действительно считаешь меня таким человеком?!

Парень оказался поражён её разгневанным видом. От только что дрожащей Химэкавы не осталось и следа.

— Пожалуйста, не смей недооценивать Химэкаву Хаюру!

Вероятно, она в самом деле рассердилась. Слёзы показались в уголках её глаз. Кидзуна осознал, что своими словами ранил девушку.

— Извини, Химэкава. Я не планировал такого. Просто я… о тебе… нет…

— Кидзуна-кун?

«Так же, как и с Сильвией. Мне не достаёт решимости».

— Я жаждал оправдания для установки ядра. Вновь даровать тебе смертельную судьбу… мне хотелось сбежать от этой ответственности. Поэтому я и желал получить твоё разрешение.

Лицо Химэкавы расслабилось. Исчезнув, её гнев сменился теплотой.

— Извини. Я…

Девушка приложила указательный палец к его губам.

— Ясно, хватит…

— Химэкава?

— Если ты понял, то всё в порядке. Кидзуна-кун, ты действительно…

«…слишком добрый».

Она проглотила эти слова. А затем улыбка появилась на её губах.

— …Верно. Это хорошая возможность, так что если согласишься улучшить одну вещь, которая мне давно не нравится, то я прощу тебя. Идёт?

Кидзуна посмотрел на неё с почти излишней серьёзностью.

— Да, говори, что пожелаешь. Я приложу все усилия, чтобы изменить это.

— Тогда отныне, пожалуйста, называй меня Хаюру.

— …Э?

Химэкава упёрла руки в бока и уставилась на него.

— Хаюру, Хаюру! Почему лишь меня ты до сих пор зовёшь по фамилии?! Хотя обращаешься ко всем по имени, даже к Айнэ-сан, даже к Юрисии-сан, даже к Сильвии-тян, лишь меня ты продолжа-а-а-аешь называть Химэкавой! Да когда ты собираешься звать меня Хаюру?!

— Н-ну, в этом нет никакого особого значения… просто обращаться к тебе по фамилии загадочно проще. Мне почему-то неловко звать тебя по имени.

— Хочешь сказать, что моё имя смущает?!

— Нет! Послушай, это как будто я упустил подходящий момент… изменить обращение спустя столько времени, вероятно, покажется странным, не так ли?

Однако Химэкава приблизила своё лицо к его и пристально уставилась на парня.

Кидзуна уступил этому молчаливому давлению.

— П-понял. С этого момента буду звать тебя так.

— Пожалуйста, попробуй назвать меня по имени.

— Э?!

Она укоризненно взглянула на него. Больше было некуда бежать.

Кидзуна открыл дрожащие губы и произнёс:

— Химэ… Хаюру… сан.

— Я не против, если будешь звать меня без суффиксов.

— Э… Ха, Хаюру?

— Почему это прозвучало как вопрос?..

Вздохнув, Химэкава отодвинулась от парня.

— Ну да ладно. Тогда пойдём?

— Погоди… куда?

Девушка нахмурилась.

— Куда, говоришь… ты же разработал этот план, верно? Мы получим сильнейший привод нового типа, который не уступит приводу Сильвии-тян! Здорово, да?!

Напряжённость Химэкавы выходила за обычные пределы. Но, возможно, так будет даже лучше для переустановки. Настроение увлечённого её энергией Кидзуны тоже улучшилось.

— Ага! Пойдём, Хаюру!

Не привыкшая к такому обращению, Химэкава запылала.

— К-когда ты так зовёшь меня, то… это удивительно… н-неловко.

Девушка вытащила из кармана юбки ещё один пульт, который напоминал предыдущий.

— Эм… по правде, я не собиралась отдавать его тебе, но…

Приняв устройство, Кидзуна удивлённо наклонил голову.

— Это? Разве он не такой же, как и прежний?

Химэкава опустила взгляд и беспокойно переплела пальцы.

— Он… от… хвоста…

«А-а… так вот в чём причина».

Парень убрал пульт в нагрудный карман, а затем взял девушку за руку.

— Пойдём.

Держась за руки, парочка вышла из комнаты.

Часть 4

— Пожалуйста, посмотрите сюда-а!

— Д-да…

Напряжённо улыбнувшись, Химэкава повернулась в сторону, откуда донёсся голос.

Как только она появилась на косплей-фесте, парни с фотоаппаратами тут же бросились к ней. От такого давления девушке захотелось убежать, но она заставила себя улыбаться. Кольцо людей постепенно увеличивалось, и сейчас её окружало около пятидесяти человек. К тому же щелчки фотокамер непрерывно раздавались со всех сторон.

Эти звуки отдавались эхом внутри тела Химэкавы.

«А-а… какие бесстыжие вещи я творю... в этом кричащем и открытом наряде… стыдно просто выйти перед людьми, и тем более… оказаться окружённой и фотографируемой такой толпой. Мой позор будет длится вечно…

И всё же это ради обладания могущественным сердце-гибридным приводом», — так оправдывая себя, она встала в позу.

— Теперь, пожалуйста, поменяйте позу.

— Л-ладно. Тогда… как насчёт такой?

Она вспомнила действия персонажа аниме и, подняв обе руки, крутанула талией. Затворы камер тут же защёлкали, словно только этого и ждали.

«Ах, блин. Возможно, я совершаю нечто непоправимое… Но это миссия. Ничего не поделать».

Хотя и оправдывалась так в голове, девушка не могла успокоить стук в груди. Её лицо пылало до кончиков ушей. Будь лишь это, всё оказалось бы в порядке, но внизу живота она тоже ощущала жар.

«Не может быть… я… возбуждена? Я… от чего-то подобного?..»

Химэкава тут же опровергла свои мысли.

«Глупости! Да такое невозможно!»

Спрятав различные чувства в сердце, девушка улыбнулась в сторону объективов фотокамер.

Однако существовал ещё более тревожащий фактор.

На небольшом расстоянии от кольца фотографов Кидзуна наблюдал за состоянием Химэкавы. А в руке парень держал пульт, который девушка недавно передала ему. Он предназначался для контроля штуки, введённой в её тело. Согласно объяснению Наюты:

— Это необходимое для подготовки к процедуре вспомогательное устройство — инсталлятор.

— Для подготовки... я должна ввести его?

Это была очень маленькая, даже меньше ядра, капсула, к которой крепился соединяющийся с небольшой батарейкой провод. Девушка покатала устройство на ладони.

— Создаваемые инсталлятором мельчайшие вибрации и электричество будут стимулировать твоё тело, и находящееся внутри устройства лекарство для облегчения переустановки начнёт выделяться в подходящий момент. А затем будет создана оптимальная среда для принятия ядра. В то же время он является измерительным прибором, анализирующим твоё состояние. На экране пульта отобразится, достигло ли твоё тело подходящей для переустановки кондиции или нет.

Вспомнив этот разговор, Химэкава внезапно забеспокоилась.

«Я говорила об этом, но… Кидзуна-кун, ты же не станешь в самом деле использовать его, верно? В конце концов, эта штука… прибор для возбуждения… А?!»

— Фуа-а!

Сильная стимуляция внезапно атаковала девушку. Находившийся под трусиками ресивер получил радиосигнал от пульта, и подключённая к нему проводом главная часть начала яростно вибрировать.

Колени Химэкавы утратили силу и подогнулись.

Стимуляция превзошла её ожидания, и девушка ударилась в лёгкую панику.

— Что-то не так?

— Ты в порядке?!

Взволнованные голоса раздались от фотографирующих ребят. Прикусив губу, Химэкава отчаянно сдерживала поднимающийся внутри неё восторженный голос.

В то же время вибрация внезапно прекратилась.

— В… всё хорошо. Просто почувствовала лёгкое недомогание, но… я уже в норме.

Девушка натянуто улыбнулась.

«Н-не могу поверить!.. Он действительно включил его!»

Продолжая улыбаться, она приподняла брови и уставилась в сторону Кидзуны. Но, видимо, на парня это не подействовало. Он вернул ей взгляд, словно хотел сказать: «Постарайся».

— Гх…

Вновь ответив на просьбу фотографов, она поменяла позу.

Однако участившееся сердцебиение не успокаивалось.

Маленький инсталлятор создавал мелкие вибрации. Но их эффект был невероятным. Даже слабейшая вызывала небывалое наслаждение.

Более того, они начинались независимо от её воли. Девушка не знала о том, когда устройство начнёт работать и когда остановится.

«Когда он начнёт двигаться вновь?»

Из-за этого вопроса сильное беспокойство зародилось в её сердце. Лицо девушки покраснело, а стук в груди стал яростнее. Однако такие изменения произошли не только из-за тревоги.

«Ах, я творю… настолько извращённые вещи… хорошо, что никто не заметил… введя туда эту штуку, я вышла перед публикой и притворилась ничего не знающей… как безнравственно. Такое непростительно и с точки зрения морали. Если меня раскроют… я…»

Чем больше Химэкава думала, тем тяжелее становилось дыхание и жарче под юбкой. Казалось, будто она боялась, что вибрации вновь атакуют её, но в то же время с нетерпением ждала их.

— Тогда можно попросить тебя воспользоваться вот тем фоном?

Юноша с камерой указал на выходящее к океану открытое пространство.

— …А, да. Хорошо.

Но в миг, когда она сказала это и пошла…

— Хи-и-и!

Сильное наслаждение вновь возникло под её животом.

Колени девушки подогнулись. Её ноги задрожали, и казалось, что она упадёт, если ослабит бдительность.

— А-а… а… ха-а♥… у-у-у!..

Задыхающийся голос почти сорвался с её губ, отчего Химэкава в панике прикрыла рот ладонью.

— Что такое? Всё же плохо себя чувствуешь? — спросил юноша с камерой. Однако прижавшая руку к устам девушка не могла ответить. Если бы она раскрыла губы, раздался бы неприлично чарующий голос.

Немного успокоившись, Химэкава глубоко вздохнула и выровняла дыхание. Инсталлятор продолжал вибрировать, но девушка кое-как держалась. Она подняла покрасневшее лицо и улыбнулась.

— Н-не стоит волноваться. Просто… м-м… голова… немного кружится…

Под слегка нахмурившимися бровями блестели влажные глаза. Такое выражение лица выглядело невероятно эротично. Прилипшие из-за пота к щекам волосы добавляли ей очарования. Женственно улыбающаяся Химэкава заставила окружающих её людей, независимо от пола, громко сглотнуть.

Отчаянно терпевшая наслаждение девушка не замечала ситуации вокруг.

«Ну же!» — подбодрив себя так, она решительно выпрямилась. А затем, убеждая себя, что ничего не чувствует, дошла до ограждения у воды.

— Н… ну что ж, давайте продолжим?

Прислонившись к перилам, Химэкава кое-как поддержала своё тело. Маленькое устройство по-прежнему даровало ей сексуальную стимуляцию. Дыхание девушки постепенно становилось тяжелее, и количество выделяемого пота тоже увеличивалось.

Даже окружавшие её парни заметили странное состояние Химэкавы.

— Эм… ты действительно… в порядке?

— А-ага. Ха-а-а… Я в порядке-е… ви… дите.

Ребята с камерами оказались полностью заворожены её дрожащим голосом и натянутой улыбкой.

— Но… твоё лицо покраснело…

— Может, заболела?

Эти слова наполняло искреннее беспокойство, но сейчас для Химэкавы оно было нежеланным.

«Всё будет кончено, если люди заметят. Репутация, которую я создала в качестве члена дисциплинарного комитета, упадёт на самое дно, и меня будут обзывать распущенной извращенкой. В таком случае я даже не смогу выйти на улицу».

Однако, возбудившись почти до такой же степени, что и испугавшись, девушка чувствовала жар в своей груди.

«Испытывала ли я когда-либо прежде такое волнение и восторг?»

Тут же тряхнув головой, она отогнала эти мысли.

«Нечто подобное невозможно. Этот стук в груди из-за страха, просто иллю… А?!»

В тот же миг Химэкаву атаковало чувство, которое она никогда не испытывала.

— Фунья-я-я-я-я!

Ей никак не удалось сдержать голос.

От сильного ощущения девушке показалось, будто искры рассыпались перед глазами.

Она выгнула спину и встала на носочки. Внутри неё вибрировало инородное тело.

«В-внутри… моей… попы?!»

— Хи-и!.. У-у... ха-а… м-м!

Её хвост распушился и задрожал.

— Такое… слишком… нестерпимо…

Девушка подняла подбородок вверх и выгнулась назад.

Её длинные чёрные волосы мягко заструились, а изогнутое тело вычертило изящную дугу.

Из восторженно смотревших в небо глаз текли слёзы, которые смачивали покрасневшие щёки.

Она выглядела соблазнительно и невероятно красиво.

Даже забывшие щёлкать фотокамерами наблюдатели оказались пленены её красотой. Внезапно один из них пришёл в себя и закричал:

— Это же одиннадцатый эпизод «Мяу Колизея девочек-волшебниц»! Разве это не та сцена, в которой Шануар ради спасения товарищей применяет ультимативную технику в обмен на свою жизнь?!

— Верно! Какая игра!

— Замечательно! Слишком замечательно!

Свет вспышек и звуки затворов обрушились на Химэкаву, словно гроза. Под всеобщими взглядами, сконцентрировавшимися на ней, девушка достигла предела.

«Больше… не могу. Ко… кончаю-ю!»

— У-у-у-у!.. ♥♥♥!

Наивысшая радость незаметно просочилась через крепко стиснутые зубы. Наслаждение сотрясло всё её тело, и девушка бессильно рухнула на землю.

— Невероятно! Даже падение идеально!

— Богиня! Воплощение Шануар-самы!

Прорвавшись сквозь восторженных зрителей, Кидзуна подбежал к Химэкаве.

— Хорошо постаралась… Хаюру.

— Ки… Кидзуна-кун…

В тот же миг автобус влетел на косплей-фест.

— Эй! Что это?!

— Ха-а?! Это опасно, беги-и-и-и-ите!

Косплееры и зрители разбежались во все стороны, словно маленькие паучки. Уклоняясь от кричавших и спасавшихся бегством людей, автобус остановился прямо перед Кидзуной.

По-прежнему носившая костюм гида Наюта высунулась из дверей транспорта.

— Время для последнего штриха. Быстрее залезай.

— Чёрт!

Проклиная мать, Кидзуна взял Химэкаву на руки. Неся её, словно принцессу, парень взбежал по ступенькам и оказался внутри. В тот же миг автобус резко поехал.

— Ува!

Всё ещё держа Химэкаву на руках, он упал на диван.

— Что ж, Кидзуна. Пора. Сейчас самое время для переустановки ядра Нероса.

Загадочным образом не шатаясь даже внутри трясущегося автобуса, Наюта гордо выпятила грудь и улыбнулась.

— Ну что ж, желаю успеха, — сказав так, девочка нажала кнопку на стене. Тут же опустился занавес, и салон автобуса оказался разделён тканью. Это место служило простой отдельной комнатой для парочки.

— Чёрт!.. Так принудительно, да ещё и абсурдно!

Однако его сердитый крик остался безответным. Кидзуна глубоко вздохнул, успокаивая свой гнев.

Возможно, Наюта в некоторой мере обратила внимание на нужды парочки, опустив занавес.

«Ну, это ради того, чтобы увеличить вероятность успеха переустановки… верно же?»

Парень разделся до нижнего белья, а затем взглянул на лежащую Химэкаву.

— …Хаюру. Настало время переустановки. Я введу ядро… в тебя.

— Ах♥… мм… да… прошу…

Возможно, она почувствовала это, просто представив, и горячий выдох сорвался с её губ.

Кидзуна задрал подол юбки, которую украшали множество рюшек.

— …Эм.

Катастрофический вид показался под ним. Трусики до предела пропитались нектаром, и вытекшая жидкость намочила внутреннюю сторону бёдер.

Кидзуна прикоснулся к трусикам и медленно опустил их. Химэкава приподняла бёдра и помогла ему. Когда нижнее бельё соскользнуло с её промежности, квадратная батарейка упала вниз. Она повисла на проводе и, не коснувшись пола, зависла в воздухе.

— Ну что ж… я вытащу её.

Кидзуна потянул за кабель.

— У-у-у… ха-а-а-а!

На конце провода показался инсталлятор. Его главная часть, покрытая вязкой жидкостью, постепенно выходила наружу. Вскоре же она выскользнула из девушки и повисла на конце кабеля.

Положив выполнивший свою роль инсталлятор на пол, Кидзуна вновь прикоснулся к трусикам, которые по-прежнему находились у её колен. Когда они соскользнули с пальцев ног, нижняя половина тела Химэкавы стала полностью обнажённой. Её центральная часть пылала, и казалось, что оттуда вот-вот начнёт подниматься пар. В таком случае подготовка к установке действительно завершена. Кидзуна вытащил ядро Нероса из кармана.

— А… подожди, Кидзуна-кун, — воскликнула девушка, останавливая его. Но, судя по выражению лица, она не отвергала его, а о чём-то беспокоилась.

— Эм… хотя подготовка с моей стороны завершена… Кидзуна-кун всё ещё не… — неловко прошептала Химэкава тихим голосом.

Ядро синхронизировалось с ощущениями Кидзуны. Чем больше парень возбуждался, тем сильнее изменялась форма ядра и тем проще становилось провести установку. К тому же испытываемые устройством ощущения полностью передавались и Кидзуне.

— Не беспокойся об этом, — произнёс парень и показал ядро Нероса Химэкаве.

— !..

Девушка громко сглотнула.

— Настолько… большой.

— Смотря на такой вид Хаюру… даже мне не выдержать.

Химэкава уставилась на показанное ей ядро очарованными глазами. Устройство имело такую же форму и размеры, как и определённая часть тела парня.

«Это… будет внутри меня…»

Когда девушка просто подумала так, горячая жидкость потекла из её тайного места.

— Кажется, ты уже не можешь ждать.

От этих слов щёки Химэкавы запылали.

— Ты вредный… пожалуйста, не говори так.

Улыбнувшись, Кидзуна извинился:

— Я не имел в виду ничего такого.

— А…

Девушка ощутила, как кончик ядра прикоснулся к её самому важному месту.

Оно, в отличие от инсталлятора, оказалось горячим и твёрдым, но его поверхность — мягкой. Как будто настоящая часть человеческого тела.

— Я начинаю, Хаюру.

Кидзуна взглянул на девушку. А затем она посмотрела на него с радостью в глазах.

— Да. Пожалуйста… введи его.

Кончик ядра открыл Химэкаву.

— Мм… яа-а-а-а!

Медленно, но уверенно он вторгался внутрь девушки.

Однако загадочным образом боли не было. Как им и объяснили заранее, ядро действительно не наносило никакого вреда плоти.

Поэтому Химэкава испытывала только незнакомое ей удовольствие.

— Хия-я-я-я!.. Ки… Кидзуна-кун! Кидзуна-ку-у-ун…

Она вытянула руки, словно искавший помощи утопающий ребёнок. Девушка прикоснулась к телу Кидзуны и крепко обняла его.

— Что такое, Хаюру? Боишься?

— У-у-у! Да-а, боюсь, боюсь… — игриво произнесла радостная Химэкава. Такое поведение усилило наслаждение парня.

— Да чего тут… бояться?.. — ответил Кидзуна, сжимая зубы от удовольствия. Честно говоря, ему самому хотелось кричать. Однако парень вдавил ядро ещё глубже.

— А-а-а-а-а-а-а-а! Ведь… это… слишком прия-ятно! В-в голове как-то странно… а тело почему-то… я… я сейчас кончу!

Кидзуна чувствовал себя похоже. Испытываемые ядром давление, жар, влажность — всё это передавалось ему, так, словно он ощущал это собственным телом.

— Мне тоже хорошо… это… внутри Химэкавы… у-у…

— Т-так непристойно, бесстыдно… ха-а-а-а! Мм… ах!

Словно обрадовавшись тому, что Кидзуна ощущал подобное, внутренняя часть девушки крепко сжала ядро. Это невероятно усилило наслаждение парочки.

Кидзуна провёл руку за спину отклонившейся назад Химэкаве и поднял её.

— Ха-а-а… а-а-а-а!

Они оказались в позиции, в которой сидели друг напротив друга, обнимаясь. Правой рукой парень двигал ядро туда-сюда, а левой схватился за её ягодицу, чтобы девушка не смогла сбежать.

Как будто выражая радость, хвост Химэкавы вилял из стороны в сторону и ласкал руку Кидзуны. Это приятное ощущение передавало, насколько девушка ластилась к нему. Обожание усиливалось внутри Кидзуны, и он приложил силу в сжимавшую ядро руку.

Даруя наслаждение Химэкаве, парень в то же время сам испытывал сильнейшее удовольствие. Лишь из-за этого всё казалось отличным, но если они будут небрежны, то кончат по одиночке.

Чтобы переустановка прошла успешно, они должны были достичь пика одновременно.

«Проще сказать, чем сделать».

Стиснув зубы, Кидзуна вдавил ядро внутрь.

— Мм! Ха-а-а-а-а-а-а-а-а-а… А-а-а-а-а-а-а!

Химэкава поднялась на коленях, словно хотела сбежать. Как будто преследуя её, парень ввёл ядро ещё глубже. Химэкава открыла рот, отчаянно пытаясь вдохнуть.

Незнакомое наслаждение буйствовало внутри неё. Вся нижняя половина тела онемела, и девушке казалось, будто она таяла. Но, в противовес тщательно ласкаемому низу, её стан чувствовал себя одиноко. Бюст Химэкавы покалывало, в особенности его остро стоявшие вершины, которые желали прикосновений.

«К-Кидзуна-кун. Ты не притронешься к ним?..»

Она тут же отбросила такие мысли, но её сознание продолжало невольно концентрироваться на боли в груди.

— Мм… а-ах! Ха-а… а-а!

Девушка извивалась и намеренно трясла грудью, изо всех сил привлекая его. Её бюст подпрыгивал, словно вращался по кругу. Тем не менее увлечённый движениями ядра Кидзуна не замечал этого.

Девушке казалось, будто он говорил, что её грудь не была пленительной, отчего ей стало грустно.

«А-ах, прошу! Быстрее дотронься… до моих сисек. Думаю, их форма неплоха, да и на ощупь они хороши… поэтому-то!»

В тот же миг сосок Химэкавы задел нос парня.

— Кья-я-я-я!

Электрический ток пронёсся от вершины груди к голове.

Кидзуна посмотрел на девушку. В тот же миг ей показалось, что её видят насквозь, и лицо Химэкавы запылало ещё ярче.

— В-всё не так. Это… а-а…

Несмотря на покидавшие рот слова, бюст выпирал вперёд, словно желал губ парня. Отвечая этому, Кидзуна поцеловал набухшую вершину.

— ! Кья-я-я!

Девушка настолько сильно ждала этого удовольствия, что на миг потеряла сознание. Присосавшись к самой чувствительной части груди, парень старательно дразнил её языком.

«Здорово-о… так приятно-о! Хотя это миссия… мне кажется, что я схожу с ума!»

Сладкое и щекочущее чувство распространилось в груди Химэкавы. Оно резонировало с пронзающим наслаждением из интимной области, отчего девушке казалось, будто её разум плавился.

— Уа-а-а-а! А-ах…ах… а… я-а-а-а-а-а-а!

Не выдержав, она обняла голову Кидзуны и прижала её к груди.

«Хочу, чтобы ты прикасался больше. Хочу, чтобы ты облизывал больше. Хочу, чтобы ты чувствовал больше».

Такие эмоции захлестнули её, и девушка уже ничего не понимала.

— А-а-а… Кидзуна-ку-ун! Прошу-у-у-у! А-ах… б-больше!

— Х-Хаю… мм… з-задыха… ?!

Всё ещё обнимая парня, она завалила его.

— А! И-извини…

Девушка в панике слезла с Кидзуны.

— А-ах!

И в тот же миг ядро выскользнуло наружу.

— Ах… прости… вот я глупая…

Парень улыбнулся удручённо опустившей плечи Химэкаве.

— Не извиняйся ты так. Я тоже был в опасности, так как чувствовал себя слишком хорошо. Давай вернёмся к началу и попробуем ещё раз.

— Кидзуна-кун…

Она облегчённо улыбнулась в ответ. Внезапно кое-что попалось на глаза сидевшей рядом с ним девушке. Нечто значительно выпиравшее из-под нижнего белья парня. И в миг, когда Химэкава поняла, что именно увидела через ткань, она громко сглотнула.

«Я… ещё никогда… по-настоящему не давала свою любовь этому. Но, безусловно, Айнэ-сан и Юрисиа-сан касались его или даже делали более невероятное…» — подумав так, девушка не смогла сдержать себя. Когда она поняла, её рука уже коснулась трусов Кидзуны.

— …Хаюру?

Голос парня не достигал её. Сознание Химэкавы сконцентрировалось на скрытом под тканью объекте. И затем, когда она увидела появившуюся, словно выпрыгнувшую из трусов, штуку, в её глазах засиял свет в форме сердечек.

Она подползла к нему на четвереньках, забралась на лежащего парня и приблизила лицо к этому объекту.

«Нельзя делать нечто подобное, Хаюру!» — кричала в голове другая она. — «Так бесстыдно. Так неловко. Так непристойно. Абсолютно неприемлемо».

Но даже этот крик оказался бессмысленным, ведь девушка не могла отвести взгляд от штуки Кидзуны. И затем она так приблизила лицо, что кончик её носа практически дотронулся.

Её щёки пылали. Дыхание было неровным. Бугорки на грудях быстро увеличивались. Даже она сама оказалась беспомощна против вырывающегося из глубин тела импульса.

Особый запах проникал в её нос. В миг, когда девушка почувствовала его, из неё хлынул нектар. Несмотря на то, что она даже не осознавала этого, язык Химэкавы высунулся по собственной воле.

«Да что же я собираюсь сделать?! Н-нельзя! Ни в коем случае!»

А затем прикоснулся.

Девушка не могла поверить в то, что творила. Лизать нечто подобное — такое невозможно с точки зрения здравого смысла, девушка должна была испытывать лишь отвращение.

Хотя это и казалось разумным, Химэкаву захлестнуло лишь сладостное чувство, словно она таяла.

— Ах, это… Кидзуны-куна♥…

Девушка уже не могла остановиться. Взывающая к логике другая она куда-то исчезла. Вращая языком, красавица облизывала блестящую головку со всех сторон.

— Х-Хаюру… гх…

Парень не мог скрыть изумления от внезапного изменения Химэкавы.

Не обращая внимания на изумлённого Кидзуну, она не выдержала поднимающийся изнутри порыв, открыла уста и поцеловала его кончик. И тут же, опустив голову, взяла верхнюю часть в рот.

«В-в моём рту… Кидзуны-куна!»

Ощутив прикосновение к внутренней стороне щеки, она вновь осознала то, что делала прямо сейчас. Факт этого вскружил голову Химэкавы.

«Невероятно… я… делаю… нечто подобное…»

Её лицо так покраснело, что пар мог повалить в любой миг. Словно впав в забытье, девушка выясняла языком форму этой штуки.

А распространявшийся во рту вкус полностью украл её способность мыслить здраво.

— Фуа… ках… фкуфно…

Интенсивное удовольствие атаковало чувствительный орган. К тому же факт того, что это делала серьёзная, строгая и ненавидящая извращённые вещи Химэкава Хаюру из дисциплинарного комитета возбуждал Кидзуну ещё больше. Лишь из-за этого наслаждение от её действий возросло в несколько раз.

— Хаюру… подними ногу.

Кидзуна не мог медлить и дальше. Безусловно, это был такой же эффект опьянения, как и от Гибридного сердца. Другими словами, парочка приближалась к успешному завершению переустановки. Но если только он будет испытывать удовольствие, то упустит отличную возможность. Схватив рукой, парень приподнял её правую ногу, и Химэкава послушно подчинилась.

Находясь в позе, когда их головы были направлены в противоположные стороны, Кидзуна заставил девушку оседлать его.

Самая важная часть Химэкавы оказалась прямо перед ним. Невероятный вид. К тому же из-за нестерпимого удовольствия её хвост вилял туда-сюда.

Кидзуна приложил ядро, которое стало твёрже, чем когда-либо прежде, к тайному месту девушки. Вершина устройства вызвала хлюпающий звук. А затем новое удовольствие добавилось к штуке парня, находившейся во рту Химэкавы.

«Это уже слишком невероятно. Действительно ли я смогу выдержать?»

Кидзуна покрылся холодным потом.

Однако он не мог отступить.

— Я начинаю, Хаюру.

Парень не видел её лица. Но штука у неё во рту ощутила кивок девушки.

А затем Кидзуна вновь погрузил ядро в лоно Химэкавы.

— ?! У-а-а! А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Не выдержав, девушка отодвинула губы и закричала.

— А… а… а… а-а-а… А-а-а-а-а-а-а-а-а!

Бёдра, которые сжимал парень, дрожали. Возможно, она испытала лёгкий оргазм: вязкая жидкость вытекла из её тайного места.

А затем Кидзуна вновь почувствовал горячее, мягкое и крепко сжимающее ощущение, от которого едва не потерял сознание.

«Гх! Плохо. Ещё рано!»

Парень стиснул зубы и кое-как вытерпел.

Химэкава наклонилась назад, и её спина много раз содрогнулась. А затем девушка обессиленно рухнула, и ощущение сдавленного бюста девушки распространилось по животу Кидзуны.

— Хаюру, отдохни немного… А?!

Но в следующий миг наслаждение в чувствительном органе парня удвоилось.

«Хаюру-у… ты!»

— Хи-хи-хи… Кидзуна-ку-ун♥… Эта штука, в самом деле… замечательна♥…

С затуманенной головой, в которой не осталось ни благоразумия, ни рациональности, Химэкава тёрлась щекой и тянулась языком к штуке Кидзуны, просто желая удовольствия.

Находившаяся здесь девушка не походила на умного и правильного аса Японии.

Она превратилась в предающуюся разврату самку.

— М-м… чмок… ха-а… невероятно… твёрдый…

Химэкава много раз с шумом поцеловала достоинство парня. А затем девушка попыталась сбоку взять его в рот, двигая языком вверх-вниз, вверх-вниз. Кидзуна почти прекратил шевелить ядром, но если бы он остановился, то оказался бы атакован в одностороннем порядке. Даже рискуя жизнью, парень должен был продолжать.

Кидзуна толкал устройство туда-сюда. От каждого движения организм Химэкавы выделял любовный нектар, служивший в качестве смазки. Пылкое давление тела, сжимавшее его, и скользкая текстура языка, походившая на моллюска. Всё это наслаждение одновременно навалилось на него.

Кидзуна глубоко ввёл ядро, отчего девушка резко подпрыгнула.

— Хи-и! В-внутри… ч-чувствую-ю…

Бёдра Химэкавы над его лицом задрожали. Каждый раз они всё сильнее сжимали устройство.

«Ч-чёрт! Однако с недавних пор Химэкава продолжает испытывать лёгкие оргазмы! При таком раскладе она скоро достигнет пика! Ещё немного! Постарайся, Хида Кидзуна!» — воодушевив себя, он собрал всю силу воли и напряг мышцы.

Однако предел Кидзуны уже приближался.

«Чёрт! Плохо. Если буду небрежен, моментально взорвусь!»

— А-а! А-ах! Уа-а! К-Кидзуна-кун! Я-я… больше не… не понимаю-ю… а-а-а-а-а-а! Ха-а… так хорошо… остальное… уже… нева-а-а-ажно!

Химэкава тяжело дышала в его руках. Голос девушки, походивший на мелодию небес, ласкал уши Кидзуны.

Окутывающая мягкость, сладкие вздохи — всё это разжигало возбуждение парня, подталкивая к пределу.

«Что делать? В таком случае будет плохо. Да что мне нужно со…?!»

В тот же миг Кидзуна вспомнил о пульте в кармане пиджака. Он управлял другим инсталлятором. Тем, который всё ещё находился внутри Химэкавы.

«Вот оно!»

— Давай, Хаюру!

Кидзуна протянул руку к валявшемуся пиджаку. Он вытащил пульт из его кармана и выставил переключатель на максимум.

— Фунья-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я♥♥♥! — пронзительно закричала Химэкава. — Н-нет, нельзя, нельзя, нельзя! П-попа♥… моя попа… а-а-а-а-а-а-а-а♥!

До сих пор находившийся в ней хвост сильно затрясся, будто вращаясь.

Сознание девушки уносилось всё дальше.

— Не-е-е-е-е-ет! Кидзуна-а… спереди и… сзади… о-обе-е♥ нельзя-я-я-я!

Кровь прильнула к покрасневшему лицу Химэкавы, и она вопила, пока слёзы со слюнями текли из неё. Вероятно, оргазмы становились всё сильнее и сильнее, отчего её тело билось в конвульсиях.

— Нет♥… Ах♥… кончаю… Кидзуна-а♥… я кончаю… н-невероятно♥… А-а-а-а-а-а-а…

«Сейчас!»

Кидзуна ускорил толчки ядром. Продолжая тереться о внутренние стенки, парень мучил самое чувствительное место в глубине.

— Давай, Хаюру! Вместе!

— К-Кидзуна-а-а-а♥… А-А-А-А-А-А-А-А♥… А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А♥♥♥♥♥!

Парочка одновременно достигла пика.

В тот же миг произошёл чудовищный взрыв магической энергии.

Одновременно с ним выстрелившая энергия жизни Кидзуны окрасила лицо Химэкавы в белый. А затем ядро Нероса растворилось в девушке. Разложившись на частички, оно понеслось по её телу и вскоре должно было восстановиться в груди.

Поток и сияние магической энергии, созданные парочкой, не уместились в салоне автобуса и вырвались наружу. Протянувшийся вверх луч пронзил облака, пересёк небо и пробился через сам мир Атараксии, созданный Наютой.

Словно свет маяка, разгоняющий темноту моря, достигнутая парочкой наивысшая точка пронзила тьму океана времени и пространства, в котором плыла Атараксия.

Комментарии