Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 2. И вновь начало мира

Часть 1

Бескрайнее море облаков.

Из него проглядывали покрытые снегом горные вершины, напоминающие Альпы.

Они походили на группу островов, дрейфующих в океане. И на пике самого высокого из них стоял замок.

Сияющий белым небесный храм. Он напоминал греческий Парфенон, но был намного более грандиозным и величественным. Святилище, построенное от склонов горы до точки, располагавшейся намного выше её вершины, состояло из двенадцати этажей, и его высота достигала не меньше тысячи метров.

И на самом верхнем этаже этого храма находилась Деус экс Танатос.

Красавица с длинными золотистыми волосами и голубыми глазами. На её лбу было украшение из драгоценных камней, а лицо обрамляли аксессуары в форме белоснежных крыльев. Её белое платье походило на одеяния греческих богов с картин или статуй. За спиной девушки виднелись крылья, словно скульптуры, а модули ног напоминали столпы. Она выглядела как богиня, которой молились в храме.

Однако пространство, в котором жила эта богиня, оказалось невероятно простым.

Куда ни посмотри, везде белый. И ничего, кроме него.

На потолке, стенах, полу не было никаких орнаментов, лишь белое пространство. И хотя из окон с четырёх сторон открывался вид наружу, но даже там простирались лишь белоснежные облака на фоне голубого неба.

Этот белый мир бескрайнего моря облаков создала Танатос. Белый и чистый, её миниатюрный сад, в котором всё идеально красиво. Однако этот прекрасный мир не мог утешить сердце создателя. Танатос направила, как и всегда, полные печали глаза на гостей.

Лишь в том месте, где находились визитёры, распространялись яркие цвета, отчего создавалось ощущение чужеродности, словно на белый холст по ошибке пролили краску.

Жёлтая Осирис и синяя Один.

Осирис, чья кожа имела коричневый цвет, элегантно улыбнулась.

— Танатос, как обычно, сделала грустные глаза. Ты как? Хоть иногда приходи в созданный мной мир. Это невероятно спокойное и хорошее место. Безусловно, твоё сердце насладится им.

Осирис выглядела именно так, как и Клеопатра, о которой рассказывалось в истории. Красавица, обладавшая шармом, который сводил мужчин с ума. Её коричневую кожу подчёркивали чёрные волосы в форме каре. А простая одежда девушки, украшенная золотом и драгоценностями, походила на одеяния владык древнего Египта.

В отличие от других Деус эксов, её фигура ничем не отличалась от человеческой. Но, пускай она и не обладала механизированным телом, рядом с ней ожидали механический сокол и лев. По сравнению с девушкой они казались громадными: размах крыльев сокола достигал шести метров, да и лев в длину был примерно такого же размера. Эта парочка спокойно сидела и шевелилась по собственной воле, будто обладая жизнью. Иногда они поднимали головы и поглядывали на состояние своего хозяина, отчего казалось, что они, безусловно, живые существа.

В противоположность спокойной Осирис Один всё время выглядела раздражённой.

— Ты не понимаешь, Осирис. Нечто вроде умиротворённости сделает лишь хуже опечаленному сердцу. В такое время лучше всего — сражение. Танатос, не посетишь ли мой мир? Если речь о противниках, то их там сколько хочешь!

Один — девушка с серебристыми волосами, которые, казалось, сверкали. Её красота, подобна льду, являлась тем, чего люди не смогли бы никогда достичь. Наивысшая красота, присущая лишь богам.

И, словно соревнуясь с Один в этом, доспех, обволакивающий её тело, тоже был полон великолепия. Он выглядел в точности так, как броня дракона. Роскошно сияющий синим, будто украшенный драгоценными камнями, доспех походил на чешую. За спиной девушки раскинулись крылья, формой напоминавшие кристаллы, а длинные волосы извивались, словно хвост.

Контраст между синим доспехом и белоснежной кожей подчёркивал чувственное тело Один. Её руки и ноги защищал прочный доспех, походивший на драконьи лапы. Однако прикрывавшая остальные части экипировка казалась крайне тонкой и уязвимой. Это даже выглядело так, как будто Деус экс хвасталась своим роскошным и хорошо тренированным телом.

Однако существовала одна деталь, которой не хватало девушке.

У Один не было левого глаза.

То место прикрывала глазная повязка, и узнать, что находилось под ней, было невозможно. Вероятно, кто-нибудь ощутил бы сожаление из-за того, что красота Один не идеальна. Этот недостаток рождал чувство беспокойства, отчего девушка воспринималась как опасное создание.

Но с другой стороны эта неспособность достичь совершенства производила глубокое впечатление. По сравнению с обыкновенной гармонией, уникальная красота Один заставляла даже ощущать страх.

Такими являлись эти Деус эксы, Осирис и Один. Хотя Танатос и выслушала предложения этой парочки, но показала лишь депрессивное выражение лица.

В то же время ещё один цвет влетел в помещение через открытое окно.

— Данные экспериментального мира, которые потеряли прежде, я нашла их!

Смеясь, Хокуто в ярко-красном китайском платье наконец-то пришла. Один свирепо уставилась на неё.

— Что сказала?! Где?!

— Ах, уже неважно. Они сбежали.

— А?..

Сребровласая красавица яростно топнула.

— Не неси чушь! Чтобы нас, творцов, обставили собственные создания, да такое невозможно!

— Ну-ну, успокойся, пожалуйста. В конце концов, им не удастся сбежать от нас, так что давай неспешно подумаем о следующем шаге.

— Осирис! Ты слишком расслаблена! Моё терпение уже кончилось. Не могу доверить это вам. Я* сама позабочусь обо всём!

Хокуто встала на пути собравшейся направиться к окну Один.

— Нет! Это моя добыча. Покуда не отомщу им, я не смогу почувствовать радость!

Пламя безумия вспыхнуло в правом глазу девушки с серебряными волосами.

— Интересно. Желаешь сразиться?

Один взмахнула рукой и сжала внезапно появившееся копьё. Хокуто тоже приготовила свой меч, Хаккэ Кирин.

Взрывоопасная ситуация.

Двое богов собрались устроить битву. В то же время Осирис слабо улыбнулась и наклонила голову.

— Не остановишь их, Танатос?

Опустив золотые ресницы, Танатос вздохнула:

«Мы — существа, достигшие конечной эволюции. Но, кажется, мы всё ещё далеки от совершенства. Почему же всё так? И… как нам эволюционировать дальше?

В первую очередь, через какие изменения прошли, чтобы достичь нынешней формы? В нашей базе данных слишком много неясностей. Поэтому мы сотворили новый мир и устроили эксперимент, однако… нам не удалось нормально провести даже его?

Или… это правильный результат?»

Танатос произнесла полным печали голосом:

— Даже если мы будем сражаться, это ничего не изменит.

Лишь такого вмешательства оказалось достаточно. Один неохотно опустила копьё, и увидевшая это Хокуто тоже убрала оружие.

— Но в любом случае мы не можем проигнорировать эту проблему. Хотя данных и немного, мы, безусловно, должны собрать их. Пускай каждая из нас поищет сама. Согласны?

— Ладно, — ответив так, Один тут же исчезла.

— Тогда я тоже пойду. Ну что ж, до встречи.

Развернувшись на месте, Хокуто исчезла. Внутри белого святилища остались лишь его владелица — Танатос — да Осирис, которая, спокойно чесала механического льва, явно не намереваясь уходить.

— Осирис, ты не идёшь? — устало обратилась златовласая богиня к не собиравшейся выдвигаться девушке.

— Хи-хи-хи, пожалуйста, не пытайся выгнать меня вот так.

Встряхнувшись, Осирис направилась к выходу. Лев тоже поднялся и последовал за ней. Сокол же расправил крылья и, вылетев из окна, помчался к морю облаков. Осирис остановилась у дверей и повернулась к хозяйке храма.

— Всё же Танатос всегда выглядит мрачной.

— Вот как.

— Происхождение каждой из нас отличается. Я говорила это недавно, но я действительно не знаю способа разогнать твои тревоги.

— Это так.

— Чего ты желаешь, Танатос?

— …

Девушка не отвечала. В таком состоянии она, вероятно, не заговорит, даже если дожидаться несколько тысячелетий.

Растянув губы в тонкой улыбки, Осирис закрыла глаза.

— Мы тоже… было бы здорово, если бы мы могли покончить с собой, верно?

Танатос подняла голову. Однако фигура Осирис уже исчезла.

— Покончить с собой. В самом деле звучит соблазнительно.

Незаметная улыбка показалась на губах девушки.

— Быть в состоянии сделать нечто подобное… всего лишь мечты, — прошептав так, Танатос опустила взгляд печальных глаз.

Часть 2

— Ну что ж, все здесь. Давайте я начну объяснения.

В центральной комнате управления Наюта Лаб собрались ключевые лица Атараксии. Однако большинство из них оказались госпитализированы из-за недавней битвы с Хокуто.

Со стороны Лемурии здесь находились Кидзуна, Рэйри, Кэй и Химэкава. Империю Ватлантис представляла Зэлсионэ, а от Балдина присутствовала только королева Ландрэд.

Доктора велели отдыхать и Кидзуне, но он всё же принял участие. Парень думал, что любой ценой должен услышать эту историю.

Никто не сел на подготовленные стулья. Собравшиеся уставились на маленькую девочку перед ними. Невинно улыбаясь, она носила странный костюм, верхняя часть которого состояла из красного фурисодэ, а нижняя — из обтягивающих колготок.

Эту маленькую девочку звали Хида Наюта. Спустя долгое время глава Наюта Лаб вернулась обратно.

Некоторые с изумлением глядели на её внешний вид, но глаза большинства людей наполняла жажда крови, и они хотели убить её, как только представится шанс. Однако сама Наюта сладко улыбалась, словно не чувствовала и дуновения от таких сильных эмоций.

— Наверняка вы хотите многое спросить, поэтому давайте я сначала отвечу на ваши вопросы относительно этого полного загадок мира и таинственно сплетающейся цепи судьбы.

Глава Наюта Лаб, ставшая маленькой девочкой, театрально произнесла эти слова перед всеми присутствующими. Несмотря на детский внешний вид, долгие годы отражались на её лице.

— Я даже не знаю, с чего стоит начать.

Собравшиеся здесь люди мысленно согласились с невольно прозвучавшим бормотанием Кидзуны.

Выглядя растерянной, Химэкава спросила:

— Тогда… эти враги, называющие себя Деус эксами… что они? Нет, даже важнее этого, вы действительно профессор Наюта?

— Да. Вы уже сталкивались со мной в этом виде и даже сражались насмерть, не так ли?

— Это невозмож… нет, в самом деле?..

Из-за того, что ситуация запуталась ещё сильнее, глаза девушки широко распахнулись.

Кэй тоже задумалась, а затем неуверенно застучала по клавиатуре.

— Прежде всего, факт того, что мы и люди Ватлантиса стали хорошо ладящими друг с другом учениками и персоналом Атараксии, сам по себе необычен.

Королева Ландрэд беспокойно наклонила голову.

— Ха-а… даже если вы скажете мне, простой школьной медсестре, что я королева иного мира… не могу поверить в такую глупость.

— Ошибаетесь. Всё как раз наоборот. Лучше усомнитесь в вашей работе школьной медсестры, — не скрывая раздражение, вмешалась Зэлсионэ. А затем со спокойным видом скрестила руки.

— И всё же кто бы мог подумать, что меня так обманут…

Она являлось той, кто специализировался на ментальных атаках. Девушка преуспела в контроле разума противника и потому, казалось, была шокирована тем, что манипулировали ей.

Кидзуна пристально посмотрел на свою мать.

Он до сих пор не мог понять ситуацию. Однако парень, наконец, осознал суть дискомфорта, который испытывал последнее время.

Мир, в котором хаотично перемешались ученики Атараксии и магические рыцари Ватлантиса. Хотя их положения и социальные статусы изменились, все были здесь.

За исключением двух человек.

— Мама. Где Айнэ и Юрисиа?

Зэлсионэ резко подняла голову и подалась вперёд.

— Верно. Где наша императрица?! В зависимости от твоего ответа…

Смотря на угрожающую девушку, Наюта с сожалением покачала головой.

— Они не здесь.

— Не здесь? Что это значит?!

Кидзуна остановил Зэлсионэ, которая выглядела так, будто уже собиралась экипировать магический доспех.

— Президент, успокойтесь! Вначале нам нужно получить информацию от неё.

— Да… поняла. Однако ученики моей академии… хм? — Лицо девушки вспыхнуло красным. — Н-не смей так говорить! Что за президент?! Я командир имперской стражи, Зэлсионэ! Ты издеваешься надо мной, Хида Кидзуна?!

Парень невольно почесал макушку.

— Прости! Я сделал это не специально, просто недавние события всё ещё остались в моей голове!

— Вы оба успокойтесь.

Наюта вытащила веер и махнула в их сторону.

— А по чьей вине эта путаница, как думаешь? — в унисон крикнули Кидзуна с Зэлсионэ.

Она вытянула свои миниатюрные руки и остановила приближающуюся парочку.

— Они не здесь, но я знаю где. Объясню чуть позже.

В отличие от спокойной Наюты, до сих пор хранившая молчание Рэйри заявила полным жажды крови голосом:

— Честно говоря, прежде чем искать объяснений, я хочу убить тебя. Было бы здорово, если бы ты молча сдохла. Однако почему возродилась и так нагло пришла сюда?

Наюта проигнорировала жажду крови в словах дочери.

— Верно, быть убитой тобой вполне неплохо, но вначале надо разобраться с насущной проблемой, не так ли? Ведь мне неведомо, когда Деус эксы определят наше местоположение и атакуют вновь.

Кэй застучала по клавиатуре.

— Мы не поспеваем за событиями. Вначале хотелось бы услышать краткое изложение произошедшего.

Наюта, задумавшись, прикоснулась указательным пальцем к щеке. Милый детский жест, однако он не выглядел естественно, такое движение казалось намеренным.

— Вот как. Но краткое изложение, чтобы каждый смог понять… Те, кто появились прежде — это боги, создавшие Лемурию и Атлантис. Однажды оба мира оказались уничтожены ими, но на основе конфигурационной информации, которую я вытащила…

— Стой, стой, стой! — воскликнув, Рэйри замахала руками. — Я ничего не поняла с самого начала! Говоришь, это были боги?! К тому же что ты имеешь в виду под «уничтожены»?!

Наюта нарочито вздохнула.

— Ну что ж такое… Рэйри действительно глуповатый ребёнок.

Выглядевшая ребёнком мать причитала, смотря на взрослую дочь.

Вены взбугрились на лбу Рэйри.

— Давай я сверну тебе шею этими руками, а?

Кидзуна со спины схватил сестру за руки, которые тянулись к Наюте.

— Успокойся, Нээ-тян! Я понимаю твои чувства, но сначала мы должны получить информацию!

— Э-эй, отпусти! Расправиться с дьявольской матерью — обязанность детей!

Не обращая внимания на ссорящихся родственничков, Кэй спокойно набрала на клавиатуре.

— Наша память тоже не слишком ясна. Но я могу с уверенностью утверждать, что раньше мы никогда не учились вместе с жителями иного мира. Как я помню, произошло столкновение миров, и наша сторона оказалась захвачена магическим оружием Ватлантиса. Мы укрылись в море на плавучем острове, а затем через Проход вторглись в империю. И, примирившись с ними, восстановили Генезис… это соответствует произошедшему?

— Твои воспоминания верны. Однако после этого Деус эксы полностью стёрли оба мира: как Лемурию, так и Атлантис.

— О чём вы говорите?!

С неверием на лице Химэкава подалась вперёд.

— А-ах… такой серьёзный инцидент. Словно в фильме.

Вероятно, Ландрэд всё ещё ощущала себя школьной медсестрой.

— В конце концов, тогда с Деус эксами сражались только Кидзуна с Айнэ… Это хорошая возможность. Потребуется время, но давайте я расскажу о событиях в хронологическом порядке, — сказав так, Наюта откуда-то вытащила короткую и тонкую палочку. Она нарисовала квадрат, и по этим следам в воздухе появился сияющий красным куб. Неясно, что это был за механизм, но присутствующие понимали, что его создала Наюта. И в следующий миг девочка воткнула ту палочку в этот объект.

— Это Атлантис.

А затем она вытащила из фурисодэ сияющий синим куб. С ним перед ней оказалось два предмета.

— А это — Лемурия. Оба этих куба символизируют два мира.

Походившие на игральные кости фигуры парили в воздухе. Красный куб, к которому крепилась палочка, начал тускнеть.

— Магическая энергия Атлантиса уменьшилась.

А затем этот потемневший объект приблизился к сияющему синим и, в конце концов, столкнулся с ним.

— Это коллизия с иным миром. Пытаясь восполнить недостаток магической энергии, мир, названный Атлантисом, притянулся к Лемурии.

Все присутствующие широко распахнули глаза. Причина коллизии с иным миром, являвшаяся загадкой до сих пор, оказалась так легко объяснена. Тем не менее они не могли поверить в это так внезапно, данный факт плохо укладывался в их головах.

Зэлсионэ серьёзно спросила:

— Говоришь, Атлантис приблизился к Лемурии, чтобы устранить недостаток магической энергии? Можешь ли доказать нечто подобное?

— Время Первого Столкновения с Иным Миром совпадает с периодом, когда нехватка магической энергии в Атлантисе стала ещё сильнее. Однако та коллизия завершилась примерно за неделю. Как думаете почему?

Однако никто не ответил на этот вопрос. Наюта посмотрела на лица участников и произнесла:

— Потому что магическая энергия была восполнена в достаточном объёме. Магическая энергия, также именуемая жизненной силой.

Казалось, что температура в комнате мгновенно упала. Паривший в воздухе потускневший красный куб засиял вновь. С другой стороны, блеск синей фигуры потускнел.

— Так как посланное для разведки магическое оружие оказалось атаковано Лемурией, то приняло защитные меры. И разгоревшаяся война забрала многих людей, а созданная энергия жизни устремилась в Атлантис через Проходы. И на этом коллизия с иным миром окончилась.

Вернувший сияние куб отдалился.

Убедившись, что ни у кого не возникло вопросов, Наюта продолжила:

— Когда же и эта магическая энергия израсходовалась, произошло Второе Столкновение с Иным Миром.

Вновь потухнув, куб снова ударился о другой. Он поглотил свет, но в этот раз его сияние особо не вернулось. И вскоре прикреплённая к нему палочка покрылась трещинами.

— Эта палочка контролирует магическую энергию Атлантиса. Другими словами?

Профессор посмотрела на Зэлсионэ.

— Хочешь сказать, что это — Генезис?

— Именно. Этой палочкой я сделала куб. И Генезис являлся тем же самым — инструментом, который боги использовали для создания мира.

Однако этот инструмент потрескался. И затем одновременно с сухим звуком разломился пополам.

— Столп полностью сломался. А после этого Атлантис вместе с Лемурией, с которой тот столкнулся, должны были разрушиться.

Возникшие на кубе Атлантиса трещины распространились и на Лемурию.

— И я, чтобы предотвратить это, рассказала вам об одном способе.

Королева Ландрэд прищурила глаза.

— Проект Вавилон… не так ли?

— В точку. Однако это инструмент богов. Использовать его по собственному усмотрению против правил. В первую очередь, такое просто невозможно. Однако тогда произошла непредвиденная даже богами коллизия с иным миром. Из-за этого в Атлантисе появился объект, который не должен был там существовать.

Кидзуна прикоснулся к собственной груди.

— Моё ядро. Эрос первоначально находился на Земле. Речь о нём?

Наюта кивнула, словно говоря: «Отлично справился».

— Верно. Естественно, использование Эроса с другими ядрами не планировалось. Чрезмерное восполнение магической энергии и расширение способностей — другими словами, такие функции, как Гибридное сердце или Кульминационной гибрид — изначально не входили в спецификацию. Такого применения не ожидали даже творцы.

Словно соглашаясь, Химэкава кивнула.

— Так вот чем оказались вызваны чудеса, которые совершает Кидзуна-кун…

Девушка пристально уставилась на стоявшего рядом Кидзуну. Почувствовав этот взгляд, парень посмотрел в ответ.

— Верно… даже у чудес есть определённые причины.

— Гибридное сердце, да и Кульминационный гибрид… поэтому-то… ах…

Возможно, вспомнив о подробностях этих актов, Химэкава покраснела и спешно отвела взгляд.

Кидзуна подумал о множестве вызванных Эросом таинственных явлений. Этого не было в правилах. Превзойдя первоначальный функционал, он действительно являлся Уничтожителем границ.

— Восстановление инструмента богов, Генезиса, будет возможно, если воспользоваться функциями Эроса. Однако возникнет другая проблема.

Наюта окинула присутствующих взглядом, словно учитель, наблюдавший за реакцией учеников.

— И заключается она в том, что если столп починят, то это станет известно сотворившим мир богам. Вероятно, будь это мелочью, то всё оказалось бы в порядке. Однако если рухнувший Генезиса восстановят, да и к тому же без божественного вмешательства, то о таком феномене будет доложено, как о серьёзной ошибке. В таком случае боги обязательно придут.

Рэйри скрестила руки и нахмурилась.

— И это те ребята, которые называли себя Деус эксами, да?

— Правильно. Если Деус эксы узнают о Гибридном сердце или восстановлении Генезиса, то, безусловно, не простят нас, посчитав это богохульством.

Посреди тяжёлой атмосферы раздался звук нажатия клавиш от Кэй.

— Профессор Наюта, почему вы, несмотря на то, что знали об их приходе, заставили нас осуществить Проект Вавилон?

— Ради того, чтобы вызвать их, Деус эксов.

Все оказались потрясены этими словами. Потеряв голову, Кидзуна набросился с вопросами на мать.

— П… погоди! Ты же сейчас сказала, что приход Деус эксов — это проблема, да? И всё же почему ты решила вызвать их?!

Девочка ненадолго закрыла рот. Казалось, словно она сомневалась в том, что ей ответить. Необычайно редкое состояние для Наюты.

Кэй изменилась в лице и прижала клавиатуру к груди. Но вскоре профессор тяжко открыла губы.

— …Я проиграла Кидзуне и остальным. Я планировала исчезнуть после всего, но это поражение не было намеренным. Мне удалось воспользоваться функциями Генезиса и переделать себя. Однако приобретение способностей творцов оказалось небрежностью с моей стороны… они несовершенны, — неохотно сказав это, Наюта закрыла глаза. — …Причиной была явная нехватка данных. Будь у меня достоверные сведения, я бы смогла подобраться к совершенству ближе. Поэтому-то мне и потребовалось, чтобы являющиеся оригиналами создания пришли сюда.

Зэлсионэ с ненавистью посмотрела на неё.

— Ради чего-то подобного?! Говоришь, что наши миры были уничтожены из-за этого?!

В отличие от разгневанно уставившейся девушки, Наюта ответила со спокойным видом:

— Если бы тогда вы не осуществили проект Вавилон, то Генезис бы не восстановился и Атлантис разрушился бы вместе с Лемурией. Но в случае его выполнения оставался шанс на выживание, пускай и небольшой.

Рэйри резко произнесла:

— Однако призванные Деус эксы стёрли мир. В конце концов, результат оказался таким же.

Тем не менее профессор покачала головой.

— Нет. Это значительно отличается. Пускай совсем немного, но я прикоснулась к Деус эксам и выполнила цель по сбору данных. Этот факт существенно изменил дальнейшее развитие.

Несмотря на раздражение, Кидзуна невольно восхитился ею:

— Значит, ты притворилась мёртвой и заставила нас взять их на себя. А тем временем успешно достигла своей цели. Вот о чём речь...

Наюта наклонила голову и радостно улыбнулась.

— Да. Тогда Кидзуна хорошо поработал. Хотя ты вообще не смог составить им компанию.

— Это верно, но не надо выводить меня из себя…

Если подумать, даже когда парень сражался с Хокуто, он просто выигрывал время для принятия мер Наютой. Хотя в итоге это спасло их, Кидзуна почему-то не чувствовал себя удовлетворённым.

— Однако благодаря этому я смогла просмотреть их данные без какого-либо риска. И среди них я нашла кое-что интересное.

— Интересное… И что же это?

— Конфигурационная информация Атлантиса и Лемурии.

От шока выражения лица Кэй застыло. Тем не менее остальные присутствующие не поняли смысла этих слов.

— Проще говоря, это всё сущее, составляющее мир, которое оцифровали и представили в виде данных. Понимаете, что это значит?

Наюта вновь оглядела собравшихся. Рэйри с раздражённым видом открыла рот.

— Имеешь в виду, что если воспользоваться этой информацией, то можно вернуть мир к прежнему виду?

С изумлённым выражением лица Наюта хлопнула в ладоши.

— Ах, Рэйри-тян, что такое? Ты внезапно стала умной?

— Я убью тебя!

— Н-Нээ-тя-я-ян!

Сдерживая сестру, Кидзуна вновь обнял её.

— Отпусти, Кидзуна! А-ах… д-дурак… не щупай мою грудь, воспользовавшись суматохой!

— Э?! У меня не было таких намерений, но её легко схватить… погоди, поэтому-то и не надо буйствовать!

Смотря за ними, Наюта радостно усмехнулась:

— Из тех данных я поняла, что Деус эксы проводят эксперименты. Мне неизвестно, в чем состоит их цель, но они создали наш мир и смотрели за тем, какой эволюции мы добьёмся. Эти наблюдения сохранились в виде данных.

— Вы получили эти данные?

— Да.

Сдерживая сопротивляющуюся Рэйри, Кидзуна крикнул:

— Тогда быстро сделай мир как раньше!

— А разве я уже не сделала? Это Атараксия.

Все присутствующие обменялись взглядами.

Кэй, нажимая на клавиши, вывела на стену изображение Атараксии с высоты птичьего полёта.

— Сейчас это весь мир, в котором мы находимся.

Видео снималось с летавшего в небе беспилотника. Несмотря на жалкий вид после нападения Хокуто, это, определённо, была всё та же академия. Однако плавучий остров Япония отсутствовал, и в дополнение к Атараксии здесь оказались лишь море и синее небо.

Кидзуна невольно изумился, глядя на экран.

— Да в каком месте это как прежде?! Кроме Атараксии, здесь ничего нет!

— Однако это не сон или иллюзия. Физически существующая, настоящая Атараксия из предыдущего мира.

— Другими словами… это все данные, которые заполучила профессор Наюта?

На вопрос Кэй девочка пожала плечами.

— В точку. Мне удалось собрать лишь данные Атараксии. И это лучшее, что я смогла.

Наюта указала на изображение академии.

— Я создала этот мир из добытой информации. И, даровав вам фальшивые воспоминания, заставила жить здесь.

Кидзуна нахмурился, и сомнения показались на его лице.

— Да зачем ты сделала нечто подобное?

— Во-первых, мне требовалось время, чтобы восстановиться от полученных повреждений.

Кидзуна вспомнил раны, которые нанёс ей собственными руками.

Финальная битва в Ватлантисе. Кидзуна избил эволюционировавшую в другой вид девочку до такой степени, что она походила на труп. Даже для приблизившейся к Деус эксам Наюты такое, безусловно, оказалось тяжело.

— А во-вторых, необходимо было сплотить всех для битвы с Деус эксами. Это являлось тренировочным периодом, чтобы люди, являвшиеся в прошлом врагами, смогли сражаться вместе. К тому же для осознания и принятия всеми того, что ядра забирают жизнь, тоже понадобилось время.

Словно вспомнив о чём-то, девочка хлопнула в ладоши.

— Ах, и ещё одно. Так как до сих пор вы беспрерывно сражались, то мне захотелось выразить благодарность. Я устроила для вас весёлые и неторопливые каникулы, которыми вы смогли насладиться.

Зэлсионэ резко произнесла:

— Бездельничать вот так…

Однако Наюта не обратила на это внимания и, театрально жестикулируя, продолжила говорить звонким голосом:

— Этот мир — место отдыха, в котором можно перевести дыхание. Экстренное убежище ради того, чтобы ускользнуть от Деус эксов… здесь вам не нужно тяготиться проблемами внешнего мира и вы можете обрести спокойствие и безмятежность разума. Другими словами, это — Атараксия*.

Тем не менее профессор тут же опустила плечи.

— Однако Деус эксы нашли и его. Сожалею, но каникулы закончились.

Ландрэд скрестила руки, приподняв свою огромную грудь.

— Значит, эти… Деус эксы, верно? Они вскоре явятся сюда?

— Так как я переместила координаты Атараксии, то сейчас мы в безопасности. К тому же я установила несколько ловушек. Но это лишь вопрос времени, когда они найдут нас.

— Есть ли у нас способ выжить?

Услышав вопрос Зэлсионэ, Наюта посмотрела на своих детей.

— Кидзуна, Рэйри. Не объедините усилия со мной?

Однако Рэйри тут же отказалась от этого приглашения.

— Не неси чушь! Ты тот человек, которому нельзя доверять больше всего. Да кто будет сотрудничать с тобой после всего случившегося?!

— Мои и ваши цели различаются. Но, несмотря на это, способ их достижения является общим.

«Что?»

Кидзуна убеждал себя не верить словам матери. Однако он почувствовал странное беспокойство от того, что она пыталась сказать.

— Что… ты имеешь в виду?

— Ради того, чтобы узнать всю правду, я хочу стать превосходной формой жизни, существом, достигнувшем конечной эволюции. И для этого мне нужно больше конфигурационной информации самих Деус эксов. Ваша же цель — вернуть прежние миры. С моей силой возможно воссоздать Атлантис и Лемурию такими, как раньше. Но для этого необходима конфигурационная информация об этих мирах.

— А конфигурационной информацией о стёртых Лемурии и Атлантисе обладают Деус эксы…

Увидев отобразившиеся в окне слова Кэй, Наюта кивнула.

— Да. Вероятно, кто-то из четвёрки хранит её. И, должно быть, данные Айнэ и Юрисии тоже у них.

— Что?!

Кидзуна рефлекторно подался вперёд.

Побледневшая Зэлсионэ тоже резко крикнула в сторону девочки:

— В таком случае разве это не значит, что они стали узниками Деус эксов?!

Девушка стиснула зубы, а её плечи затряслись.

Это был гнев на несправедливую судьбу. Кидзуна хорошо понимал её чувства.

«Мы вновь встретились, преодолев множество трудностей, и, наконец, завершили войну с Ватлантисом. Я думал, что после всего этого мы будем жить счастливо, и всё же…»

Крепко сжав кулаки, парень произнёс как можно более спокойным голосом:

— Айнэ и Юрисиа… они живы?

— Да. Если восстановить данные, то всё будет улажено.

— Вот как…

Кидзуна отчаянно отмахнулся от беспокойства, завладевшего сердцем.

«Айнэ и Юрисиа живы. Мы сможем встретиться вновь», — так он убеждал себя.

— Тогда… как их спасти?

— Всё просто. Нужно победить Деус эксов, — спокойно ответила Наюта, словно это являлось какой-то мелочью.

У присутствующих перехватило дыхание.

«Она сказала победить этих монстров… нет, Деус эксов, достойных называть себя богами?»

Скрестив руки, Рэйри посмотрела на мать.

— Ты же сказала, что эти Деус эксы — боги, верно? Наши создатели.

— Да.

— В таком случае разве возможно победить богов?

— Хотя я и назвала их богами, это значит лишь то, что они эволюционировали дальше нас. Когда-нибудь мы тоже достигнем этого состояния, но даже Деус эксы не идеальны. В действительности, они допустили ошибку, позволив мне похитить данные, пускай и часть. К тому же, судя по их общению, они испытывают бесполезные эмоции. Хотя и обладают немыслимыми способностями, я думаю, им присущи неожиданно детские слабости и недостатки.

Кидзуна внезапно вспомнил о Хокуто. Посреди пылающей Атараксии она, показывая подавляющую силу, также выражала и странно человеческие эмоции. Что-то отбрасывало тень на её сердце и, казалось, заставляло девушку тревожиться. То выражение лица, безусловно, выглядело совсем неподходящим такому существу, как всемогущий бог.

Пока парень думал об этом, Рэйри тоже погрузилась в глубокие размышления. Нахмурив брови, девушка ломала голову над предложением Наюты.

С точки зрения логики, она понимала.

Однако её эмоции не соглашались.

Тем не менее, увидев настолько подавляющую мощь, Рэйри чётко осознавала, что своими силами они не смогут ничего.

— Рэйри. Ты полностью сдалась?

Наюта провокационно вздохнула.

— Сдалась или нет, речь о совершенно ином! Я спрашиваю: существует ли реальный способ?!

— Рэйри.

Тон Наюты внезапно опустился. Мурашки поползли по спине Рэйри. Она ощутила напряжение, словно к её горлу приставили нож.

«Верно. С самого детства я всегда испытывала это чувство, когда противостояла матери».

— Если обобщить твои слова, то дети не смогут победить родителей. Ты согласна с этим?

Девушка оказалась застигнута врасплох. На мгновение её выражение лица стало беззащитным.

Но лишь на мгновение.

Будь то от гнева или от стыда, лицо Рэйри покраснело, а зубы громко заскрежетали. А затем она крикнула так, словно собралась разрыдаться:

— Дети превзойдут своих родителей!

Наюта, не таясь, приняла пронзающий взгляд дочери.

— Это очевидная провокация, но я осознанно соглашусь на неё! Если говоришь, что станешь таким же существом, как и Деус эксы, то давай! Мы победим их, а затем и тебя! Будь готова!

Наюта довольно улыбнулась.

— Жду этого с нетерпением, Рэйри.

Часть 3

Острова парили в мире, где существовало только небо.

Они были различных размеров. Из слоя почвы поверх камней произрастали растения. На больших островах возвышались горы и бежали реки, а стекавшая с них вода падала в небо.

И среди них парил особенно громадный.

На нём протянулась длинная и узкая горная цепь. Возвышенности выглядели как сосульки, а прильнувшие к ним деревья напоминали мох. У подножия этих гор располагалось прекрасное, походившее на зеркало озеро, которое окружал священный лес. А на равнине рядом стоял огромный город.

Будучи аккуратно спланированным, он напоминал микросхему, если взглянуть на него с высоты птичьего полёта. Каждый район делился на кварталы, улицы и дома. Здесь существовало всё, что требовалось для жизни людей.

Главная улица проходила через центр города. И по ней шла девушка.

— Ах, всё же здесь мне спокойнее всего.

Широко улыбавшаяся Деус экс Хокуто вновь осматривала созданный ею мир.

Высокие и низкие здания беспорядочно перемешивались здесь. Большинство из них являлись двух- или трёхэтажными, но среди них возвышались и дома более чем в двадцать этажей. Края застланных красной черепицей крыш были изогнуты. Белые стены прекрасно контрастировали с ними. Эта расцветка заставляла ощутить тепло.

— Мир Танатос пуст, и там неинтересно. У Осирис пыльно и жарко. Но всё же они лучше земель Один.

В беспорядочном городе можно было увидеть не только прекрасное. Здесь стояли практически разваливающиеся старые здания и дома, которые из-за повторных ремонтов, приняли странные формы. Тем не менее казалось, что обитавшие в таких строениях люди искали простой и удобный способ для жизни.

Хокуто действительно любила этот город, в котором ощущался человеческий уют.

Продолжая идти, девушка разглядывала выходящие на дорогу витрины. С обеих сторон главной улицы располагались магазины. Ради поддержания жизни множества горожан различные заведения выстроились рядом друг с другом. Но больше всего среди них оказалось ресторанов и чайных.

— Верно! Во всяком случае готовка здесь лучше всего. Даже кулинария у Танатос и Осирис не сможет соперничать с той, которая в моём мире. А особенно у Один, про неё и упоминать не стоит!

Радостно болтая, Хокуто остановилась перед витриной, на которой выстроили блюда. Аромат доносился от жареных на железной пластине мяса и яиц, а также от наполненного лапшой горшочка, над которым поднимался пар.

— Вкусные блюда, которыми здесь так гордятся!

Произнеся это у витрины, рядом с которой никого не оказалось, она пошла дальше.

На широкой улице не было ни души.

Огромный и роскошный город. В этом мегаполисе, в котором могли жить миллионы людей, не было ни одного человека.

Улыбка внезапно пропала с лица Хокуто.

— Вкусные, значит… интересно, каково это чувство?

Нетвёрдой походкой девушка продвигалась по главной улице.

Через некоторое время показался гигантский дворец, окружённый высокой оградой. Когда Хокуто приблизилась ко входу, то десятиметровые ворота открылись сами по себе. Пройдя сквозь них, она пошла по мощёной дороге. Без колебаний девушка продвигалась внутрь дворца, где никого не было. И вскоре она вышла на широкий двор.

«Прежде здесь собиралось множество людей».

Такие мысли пронеслись в её голове. Девушка поднялась по лестнице в глубине двора, на вершине которой стоял трон. Хокуто опустилась на него.

А затем, глядя на гигантский город, прошептала:

— Ах… сегодня тоже было весело! Мне весело каждый день! Поэтому-то…

Хокуто улыбнулась.

— Все… вам тоже весело, да?

Почему-то улыбка девушки выглядела грустной.

Примечания

  1. Говоря о себе, Один использует «орэ» — личное местоимение, обычно используемое мужчинами в неформальной обстановке
  2. Термин, обозначающий состояние душевного спокойствия, невозмутимости и безмятежности в учениях древнегреческих философов

Комментарии