Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 2. Дуэль в Колизее

Часть 1

Полные ожиданий жители Дзелтиса шли по улицам с улыбающимися лицами.

Это был район простых горожан, который находился за внешней крепостной стеной. Оживлённо продвигаясь в одном и том же направлении, люди заполнили главную улицу. По обе стороны дороги выстроились лавки, ориентированные на эту процессию. Не говоря уже о напитках с закусками, они продавали такие вещи, как театральные бинокли и сувениры. Всё это было похоже на торговые кварталы, примыкающие к туристическим достопримечательностям и спортивным объектам на Земле.

Люди радостно болтали, думали о предстоящем веселье и томились в предвкушении. Высившееся впереди строение, являвшееся целью этого шествия, впечатляло своим величием.

Оно полностью походило на Колизей Древнего Рима.

На его внешней стене, сделанной из такого же чёрного камня, что и сам Дзэлтис, вырезали множество барельефов сражающихся ангелов. Размахивающие мечами, пронзающие копьями, борющиеся голыми руками. Совершенно неподходящий ангелам вид. Как будто разукрашивая их, по стене бежал свет магической энергии. Это разноцветное сияние чем-то походило на электрический ток, несшийся внутри интегральных схем.

Словно завлечённые ангелами и светом магической энергии, люди исчезали во вратах Колизея. С обратной стороны их ждало огромное поле боя*, имевшее в диаметре более пятьсот метров. Его окружали зрительские трибуны, с которых сто с лишним тысяч человек могли одновременно наблюдать за ходом сражений.

Площадь этого Колизея предназначалась для битв между магическими оружиями или людьми, облачёнными в магические доспехи.

Как и в Древнем Риме, в Ватлантисе заключённых врагов или преступников заставляли сражаться, делая из этого зрелище.

Наибольшей популярностью пользовались сражения между людьми в магических доспехах. Каждый из прекрасных доспехов обладал уникальными характеристиками и вооружением, что нравилось толпе. К тому же получение магического доспеха являлось доказательством того, что силу человека признали достойной. Сражения между могущественными воинами производили должное впечатление, и было вполне естественно, что публика так возбудилась.

Однако если таким оружием сражаться всерьёз, то зрители могут пострадать. Поэтому-то Колизей построили с использованием магических механизмов. Несколько слоёв Лайф Сейвера окутывали всё поле боя и создавали прочную стену, невидимую для глаз публики. Благодаря этому не стоило волноваться о том, что шальные пули и отброшенные магические доспехи попадут в зрителей. В то же время, она служила клеткой, чтобы сражающиеся здесь заключённые не сбежали.

Несколько огромных плавающих окон открылось в небе над ареной и трибунами. А затем на них появились рекламирующие сегодняшнее зрелище надписи, мгновенно раззадорившие зрителей.

Собравшаяся стотысячная толпа поняла: сегодняшний матч будет особым, невиданным прежде сражением. И к тому же на нём будут присутствовать вторая принцесса и вернувшаяся спустя десять лет императрица.

Несомненно, это было началом фестиваля.

Айнэ, сидевшая на подготовленном для императорской семьи троне, оказалась поражена Колизеем и возбуждением, царящим здесь. Она видела это место впервые.

— Что здесь… за суматоха?

— Одно из событий по случаю возвращения Айнэс-самы. Гордящиеся своим мастерством магические рыцари, прикладывая все силы и умения, сражаются для развлечения зрителей. А так как сегодня за матчем будут наблюдать Айнэс-сама и Грейс-сама, то я приготовила нечто особое.

Наблюдая за зрителями и ареной, Айнэ нахмурилась.

— Заставлять людей сражаться… такие развлечения… это не слишком хорошо.

— Но Нээ-сама, разве не ты говорила, что в Лемурии тоже есть подобные состязания, где люди сражаются друг с другом? Такие как… бокс или реслинг?

На стоявших бок о бок тронах Айнэ сидела справа, а Грейс — слева. В отличие от Айнэ, её младшая сестра с радостью ожидала начала матча.

— Это всего лишь спорт, там не убивают, — ответила Айнэ, не глядя на Грейс. Казалось, что её слова звучали даже язвительно.

Стоявшая позади них Зэлсионэ сделала шаг вперёд и уважительно поклонилась.

— Айнэс-сама. Цель этих боев тоже не в убийстве друг друга. В первую очередь это состязание навыков, и потому чья-то смерть необязательна. К тому же, здесь сражаются не только заключённые и наши враги. К примеру, ожидающие здесь Клэйда и Лунорла из Квартума тоже вышли из этого Колизея.

Зэлсионэ указала на блондинку с глазной повязкой и синеволосую красавицу среди четвёрки Квартума, стоявшей позади.

Клэйда была той девушкой, что сопровождала Кидзуну от камеры на линкоре до тюремного транспорта. Сейчас она надела не форму имперской стражи, а плотно прилегающее к телу боевое одеяние — короткую безрукавку в вертикальную полоску и ненормально маленькие облегающие шорты. А за её спиной висел тонкий острый меч, напоминавший полумесяц.

Другая же, Лунорла, являлась обладательницей красоты и элегантности, которая больше подходила дочери респектабельной семьи, нежели гладиатору. Однако атмосфера, окутывающая её тело, казалась в некотором роде странной. Она носила белую рубашку имперской стражи и прозрачную камисоль* под неё. Снизу же на ней были лишь трусики, завязанные с обеих сторон, да колготки выше колен. Она выглядела так, словно выбежала наружу во время переодевания. Невероятно соблазнительная фигура. Однако она производила странное впечатление на смотрящего.

Причиной этого являлись большие рубцы на её прекрасном теле.

Вызывающий сочувствие диагональный шрам от брови до щеки напоминал след от меча. Большой шрам, напоминавший вертикальный шов, шёл вдоль ложбинки её бюста. Такие же порезы находились на шее и животе, руках и ногах. Сколько же смертельных битв она провела в этом Колизее? Лишь подумав об этом, Айнэ ощутила бегущие по спине мурашки.

— Наблюдая за сражениями этих двух раз за разом, я действительно захотела их. Эта Зэлсионэ в самом деле нашла таланты.

Грейс изумлённо посмотрела на гордящуюся собой Зэлсионэ.

— Нашла таланты? А разве это не твоя склонность к распусканию рук, или, вернее, плохая привычка волочиться за каждой юбкой?

Позади Зэлсионэ находилась четвёрка Квартума, а чуть поодаль стояла Алдэа, которая недавно присоединилась к ближайшим помощницам.

— Я глубоко тронута похвалой, полученной от Её Высочества.

Зэлсионэ театрально поклонилась. От происходящего Айнэ невольно улыбнулась. И вновь посмотрев на лица четвёрки Квартума, девушка спросила Зэлсионэ:

— Помимо Клэйды и Лунорлы… две других вышли не из Колизея?

— Да. Элма с самого начала являлась имперским стражем.

Элма была красавицей, которая создавала впечатление выросшей взаперти дочери знатной семьи. Длинные, слегка волнистые белые волосы являлись отличительной чертой девушки, и две торчащих в сторону пряди, немного напоминающие звериные уши, выглядели очаровательно.

Боевая форма, которую она носила, также выглядела как платье. Однако, несмотря на оборки, подходившие одеянию настоящей леди, кожа в таких местах, как ложбинка бюста или живот, была сильно обнажена. К тому же прямо по центру её юбки имелся огромный вырез, который не скрывал самое главное, отчего бёдра и трусики девушки оказались на виду. В этой фигуре скромность леди смешивалась с бесстыдством, создавая опасное чувство порочности.

Придерживая юбку, она элегантно поклонилась.

— Айнэс-сама, надеюсь, вам нравится происходящее. Для меня великая честь служить вашим эскортом во время этого события.

— Да. Позаботься обо мне, Элма. И оставшаяся…

Айнэ взглянула на девушку с огненно-красными волосами.

— Её зовут Рамза. Здесь имели место особые обстоятельства…

В тот же миг воодушевляющая музыка разнеслась над Колизеем.

— О, сейчас начнётся, Нээ-сама, — радостно воскликнула Грейс.

Белый дым хлынул из открывшихся на поле боя ворот. И сквозь него двигалась фигура. Коротко стриженные светлые волосы и белый костюм, который едва прикрывал подтянутое и мускулистое тело, подходили её коричневой коже.

Айнэ помнила эту фигуру. А вернее, не могла забыть, сколько бы не пыталась.

— Это же Гравэл?! Почему?

Воин Ватлантиса, которая атаковала Атараксию и поразила Айнэ своим Гансвордом. Оппонент Кидзуны в смертельной битве на Окинаве.

— Айнэс-сама, Гравэл подозревается в измене. Сейчас я провожу расследование и присматриваю за ней.

— В измене?..

«Да что же случилось?»

Девушка уставилась в спину медленно идущей к центру поля Гравэл. Возможно, это всего лишь воображение, но Айнэ показалось, словно фигура той сочилась усталостью.

«Если не ошибаюсь, то Алдэа должна быть её товарищем…» — подумав так, Айнэ бросила взгляд на стоявшую позади Зэлсионэ девушку. Однако та оставалась бесстрастной и выглядела так, словно не ощущала никаких сильных эмоций даже после того, как увидела Гравэл.

Музыка внезапно остановилась, и её сменила другая мелодия.

А затем из прохода, открывшегося напротив Гравэл, повалил точно такой же белый дым. Крики радости прогрохотали над Колизеем. Из походившего на туман дыма показалась фигура оппонента.

У Айнэ перехватило дыхание в тот миг, когда она увидела этот силуэт.

Она не могла спутать этого человека, пускай и видела лишь очертания. Сердце девушки забилось, словно пожарный колокол.

— Ки… Кидзуна?

Разогнав клубившийся вокруг него белый дым, Кидзуна вышел на арену. Вместо пилотного костюма парень надел чёрную одежду, приготовленную для него организаторами, и сейчас шёл, смотря прямо. Эти одеяния, дизайном походившие на военную форму Ватлантиса, придавали Кидзуне стильности и мужественности. Невзрачно выглядящие гладиаторы не могли вдохновить толпу, так что его заставили надеть это на время выступления.

Крепко стиснутые кулаки Айнэ задрожали.

— Что… всё это значит?

Зэлсионэ, делая вид, что не понимает смысла её слов, наклонила голову.

— Эм… что значит?

— Почему Кидзуна там?! Только не говори, что собираешься заставить его сражаться…

— Естественно. Другого смысла стоять на поле боя нет.

Лицо ошеломлённой Айнэ напряглось.

— Что-то не так?

Внезапно придя в чувства, девушка подняла взгляд.

— Останови этот матч прямо сейчас! Зэл! Я же сказала относиться ко всем с уважением! И всё же… что… это?!

Словно успокаивая взволнованную Айнэ, Зэлсионэ остановила её вкрадчивым голосом:

— Пожалуйста, сохраняйте спокойствие, Айнэс-сама. Это просто развлечение, развлечение.

— Развлечение… говоришь?

— Да. Это будет дебютом чёрного магического доспеха… Кидзуны. Он позволит жителям Ватлантиса увидеть и признать ваших друзей. Ведь Айнэс-сама тоже желает, чтобы они жили в Ватлантисе, не так ли?

— Э-это… в таком случае это действительно хорошо, но твои действия слишком поспешны… Нет! Они же умрут раньше, и всё это окажется напрасным.

— Кидзуна — действительно сильный магический рыцарь. Не думаю, что он уступит Гравэл. Вдобавок, он однажды победил её, не так ли? А значит, вам нечего бояться, Айнэс-сама. К тому же, эта Зэлсионэ признала его силу в настоящем бою.

Глаза глубоко заинтересованной Грейс загорелись, и девушка усмехнулась:

— Хо-хо, я вся в предвкушении. Более того, оппонентом является зверь с коричневой кожей.

Словно подтверждая это, Зэлсионэ кивнула.

— Да. А если добавить сюда тот факт, что он является редким видом — мужчиной, то, безусловно, Кидзуна станет звездой Колизея.

Не сумев выдержать этого, Айнэ закричала:

— Всё не так. В нынешнем состоянии сила Кидзуны равна нулю! Он будет убит Гравэл!

Грейс невольно обменялась взглядом с Зэлсионэ. Они обе, ничего не зная о Гибридном сердце и Кульминационном гибриде, вообще не понимали сказанного Айнэ. Но, по крайней мере, эта парочка осознала её беспокойство за Кидзуну.

Всего лишь на мгновение холодный свет вспыхнул в глазах Зэлсионэ. Прежде, чем кто-либо заметил его, выражение лица командира имперской стражи стало обеспокоенным. А затем, словно неохотно раскрывая секрет, Зэлсионэ тихо прошептала на ухо Айнэ:

— Естественно, здесь проводятся матчи, в которых бойцы ставят на кон собственные жизни. Тем не менее, как я и сказала прежде, этот — просто развлечение. Они всего лишь продемонстрируют свою силу, не забирая жизни друг у друга. Это не будет настоящим сражением.

— Э…

«Так значит это — договорной матч?»

Выражение лица Айнэ немного смягчилось.

— Айнэс-сама, если Кидзуна внезапно станет популярным, то он сможет считать Ватлантис своим вторым домом и счастливо жить здесь.

— …?!

Сердце Айнэ яростно забилось.

«Жить в Ватлантисе вместе с Кидзуной. Счастливой жизнью…»

Дрожащими глазами девушка посмотрела в центр арены. Под сотрясающие Колизей возгласы Кидзуна и Гравэл уставились друг на друга.

Парень так пристально глядел на неё, что, казалось, даже забыл моргать.

В тот раз она являлась противником, с которым он сражался не на жизнь, а на смерть, но, к собственному удивлению, Кидзуна не испытывал к ней ненависти или враждебности.

— Гравэл… «давно не виделись» прозвучит странно, но почему ты в таком месте?

Стоявшая напротив него Гравэл опустила глаза, и её лицо казалось немного безжизненным. А сияющая, словно отражавшая свет, коричневая кожа выглядела какой-то тусклой.

— Кидзуна… верно? Я уже не такая, как раньше. Сейчас я обычная заключённая… нахожусь в том же положении, что и ты. Нет, теперь, будучи подвергнутой страшным унижениям, я даже ниже тебя.

От вида бормотавшей с мрачным выражением лица Гравэл Кидзуна ощутил изумление, больше походившее на шок.

Девушка, с которой он однажды скрестил мечи, казалась совершенно другим человеком. Сейчас Кидзуна вообще не ощущал жажды крови, амбиций и силы духа, которые чувствовал посреди того сражения.

— Что такое? Ты в самом деле выглядишь подавленной.

Отреагировав на его голос, Гравэл подняла взгляд.

— Ты беспокоишься о противнике, с которым вскоре будешь сражаться насмерть?

Парень нахмурился. Он вспомнил, что Зэлсионэ сказала ему в камере:

— Я дам тебе шанс выбраться отсюда. Если ты завтра выиграешь дуэль в Колизее, то будешь свободен. Но если проиграешь…

— Сражаться насмерть… Так это представление, где заключённые убивают друг друга.

— Верно. Никогда бы не подумала, что снова увижу тебя в таком месте и в таком виде.

На губах Гравэл появилась слабая улыбка. Однако она выглядела самоуничижительной, высмеивающей саму себя.

— Значит слова о том, что проигравший в этом матче умрёт — правда?

— Да.

— Но я также слышал, что победитель получит свободу.

Гравэл фыркнула.

— Я тоже слышала это. Но не верь их словам. Даже если выиграешь, они просто организуют следующий матч. И ты будешь продолжать убивать противников, чтобы перейти к следующему раунду, а когда проиграешь — умрёшь.

— Нечто подобное… мне хотелось бы воздержаться от этого.

— Это тело покрыто позором. Я больше не ощущаю ценности собственной жизни… но если ещё существует лучик надежды… если моя жизнь ещё хоть на что-то годится, то у меня есть то, что я должна сделать!

Глубоко выдохнув, Гравэл крикнула напряжённым голосом:

— Зорос!

В тот же миг оранжевый свет окутал тело девушки. Это сияние сжималось и кристаллизировалось, создавая магический доспех.

— Эрос!

Не теряя ни секунды, Кидзуна тоже вызвал свой сердце-гибридный привод. Отвечая на этот голос, розовые частички экипировали парня в блестящий, чёрный доспех.

В тот же миг, словно организаторы заранее рассчитали время, фейерверки взлетели вокруг Колизея. Среди чудовищного грохота взрывов и падающих с неба частиц света толпа, достигшая пика возбуждения, разразилась одобрительными возгласами, больше походившими на крики.

Гонг к началу боя прозвенел.

Четыре трёхствольные пушки частиц в форме крыльев парили за спиной Зороса. Двенадцать стволов указывали на Кидзуну. Пускай и являясь обычной экипировкой, они выступали в роли основного оборудования Зороса, обладавшего огромной разрушительной силой. После безжалостного обстрела этих орудий целая улица офисных зданий Атараксии превратилась в пепел. А сердце-гибридный привод Гертруды из Мастерс, по которой дали залп в упор, оказался разрушен. К тому же раны девушки оказались столь серьёзными, что все её кости переломались, а сама она оказалась на грани жизни и смерти.

— Я начинаю, Кидзуна!

Кидзуна развернул несколько слоёв Лайф Сейвера.

— Да, я тоже не могу умереть в таком месте!

Пушки частиц Зороса выстрелили. Облако взрыва поднялось над тем местом, где стоял парень, и фигуру Кидзуны скрыло пламенем. Судя по вздохам разочарования и удивлённым голосам, зрители решили, что это — мгновенная смерть. Тем не менее, когда парень, словно скользя, вылетел из взрыва, радостные возгласы раздались вновь.

— Чёрт! Это слишком сильно для пробной атаки!

От этого залпа его Лайф Сейвер уже достиг предела. Без Кульминационного гибрида у Кидзуны не имелось способов сражаться. Он мог лишь поддерживать барьер и блокировать атаки. Холодный пот стекал по щеке парня.

— Твою ж! Мне необходимо срочно придумать способ победить Гравэл!

Гравэл зажгла турбины и погналась за Кидзуной. Однако, наверное из осторожности, она держала определённую дистанцию.

— Что такое, Кидзуна? Просто убегать — это совсем на тебя не похоже.

— У-у…

«Я не могу принять бой, даже если бы желал!» — хотел он ответить, но всё же сдержался. Парень мог только убегать, повысив тягу. Однако Гравэл постепенно догоняла его. И хотя поле боя было просторным, вскоре Кидзуна оказался прижат к стене.

Девушка протянула руку к Гансворду за спиной.

В походившую на базуку крупнокалиберную пушку частиц был наполовину погружён длинный и широкий меч с одной режущей кромкой. Клинок тянулся намного дальше дула и своим размером превосходил рост Гравэл. На рукояти имелся спусковой крючок, а к стволу подсоединялся цилиндр. Меняя вид заряжаемых в него снарядов, можно было проводить специальные атаки.

Это было мощнейшее оружие Зороса, если не считать порочное вооружение.

Однако Гравэл сомневалась вытаскивать ей Гансворд или нет.

«Почему Кидзуна не атакует?

Его движения слишком медленные, такой скорости не хватит, чтобы сбежать.

Он предлагает атаковать мне?

В чём его цель?

Нет, если сомневаться, то всё будет бессмысленно!»

Пальцы девушки стиснули рукоять Гансворда. Ускорившись, она мгновенно сократила дистанцию.

Кидзуна буквально ощутил её движение.

«Приближается!»

Оказавшись возле стены, он резко развернулся к Гравэл.

— Ха-а-а-а-а-а-а-а!

Гансворд опустился на Кидзуну.

«Сейчас!»

Парень оттолкнулся от земли.

Он прыгнул в сторону, выжав максимум из нынешних возможностей Эроса. Промахнувшись, Гравэл ударила по стене, высекая яростные искры.

Этот участок стены скрывал проход, через который Кидзуна попал на арену. Гансворд попал точно в дверь.

— Да!.. Получилось?!

Безоружный Кидзуна воспользовался силой Гравэл, чтобы пробить окружавший поле боя барьер. Если Гансворд смог разрушить его Лайф Сейвер, то, возможно, сумеет уничтожить и эту защиту.

Затаив дыхание, парень пристально смотрел на ослепительный свет и искры, что появились при столкновении Гансворда и барьера.

«Сейчас это была предельная скорость Эроса. Такое движение мне удалось лишь из-за проведённых в тюрьме тренировок. Будь я прежним, то, вероятно, умер бы от этого удара».

Вызванные Гансвордом искры исчезли, и Гравэл подняла меч. Девушка легко взмахнула оружием и указала остриём на Кидзуну.

— Ты не сможешь выбраться из Колизея при помощи таких хитростей.

— А-а?!

Входная дверь оказалась совершенно неповреждённой.

— Лайф Сейвер, окутывающий это поле боя, крепок. Твоя защита хороша, но эта даже лучше. Если бы его можно было пробить Гансвордом, то я бы давно так сделала.

С видом, словно проглотил горького жука, Кидзуна застонал.

— Чё-ёрт… даже твой Гансворд не справился… хотя в Окинаве он с такой легкостью уничтожил мой Лайф Сейвер.

— Конечно же, будь это моё порочное вооружение, Меч Гатлинга… то даже Лайф Сейвер этого места оказался бы разбит. Однако сейчас это невозможно.

— Почему?! Если ты воспользуешься своим порочным вооружением, то мы сможем выбраться отсюда, не убивая друг друга!

В отличие от огорчённого Кидзуны, Гравэл ответила с равнодушным выражением лица, словно уже сдалась:

— Чтобы вытащить Меч Гатлинга необходимы огромные запасы магической энергии. Сейчас у меня её недостаточно. Последнее время меня держали в специальной тюрьме. Она обладает способностью высасывать магическую энергию, и ты не сможешь накопить больше фиксированного объёма.

Кидзуна вспомнил камеру, в которой его заперли.

— Это тюрьма, которая словно сделана изо льда?

— Ясно… так ты тоже находился в такой камере. Тогда мне понятен твой вялый подход к битве. Видимо, из тебя высосали даже больше магической энергии, чем из меня.

— …Ну да.

Гравэл поняла это по-своему, но в действительности она ошиблась.

«Хотя у меня и достаточно магической энергии… уровня гибрида… но вот способностей для боя нет.

Пока я не сделаю с кем-нибудь Кульминационный гибрид, моя боевая сила будет равняться нулю. Твою ж… если бы у меня только был шанс побыть с Химэкавой и остальными…»

— Кажется твоя способность, показанная на Окинаве… способность создания безграничного числа оружий не может быть использована. — Гравэл пристально смотрела на Кидзуну, словно пыталась разглядеть, что в его сердце. — Вероятно, этот удивительный навык можно применить, лишь затратив огромное количество магической энергии, верно? Секрет твоей силы кроется в абсурдных запасах магической энергии, превосходящий здравый смысл. Однако сейчас ты не более, чем огромная цистерна с несколькими каплями воды… или я не права?

— …Что-то вроде этого.

Дав такой неоднозначный ответ, Кидзуна пробормотал про себя то, что думал на самом деле.

«Да вообще не так!

Мне нужно что-то придумать.

Как в такой ситуации победить Гравэл?

Как сбежать отсюда?

Честно говоря, у меня нет плана, который я мог бы использовать. Ни одного».

Гравэл направила Гансворд на Кидзуну и сменила свою стойку.

— Кидзуна. Даже если сейчас у тебя нет способов сражаться, обстоятельства не позволят мне опустить меч. К тому же, я должна выжить… у меня есть то, что необходимо осуществить любой ценой. Поэтому, независимо от того, сколько придётся жить в бесчестии… я не позволю себе умереть!

Девушка не выказывала радости от уверенности в победе, болезненно выдавливая из себя эти слова. Лишь тень решимости омрачила её лицо.

— Гравэл… да ради чего ты сражаешься? Я понял лишь то, что собственная жизнь для тебя не ценна. Тогда ради чего, ради кого ты так стараешься выжить?

Гравэл уставилась на Кидзуну с мучительным выражением лица, словно её раны открылись. Посмотрев на него некоторое время, она внезапно вздохнула и опустила Гансворд, а вслед за ним и взгляд. Перед её опущенным взором была только земля, но эти глаза смотрели куда-то вдаль.

— Две вещи…

«Две вещи?»

Кидзуна не понял смысла этих слов. Тем не менее он ощутил, словно одна из запертых внутри Гравэл дверей собиралась открыться.

— Я хочу спасти… Во-первых, мою родину и её жителей.

— Родину? Империю Ватлантис?

— Нет. Моя страна — маленькое государство на краю этого континента, которое проиграло в войне с Ватлантисом. Сейчас она не более чем один из административных округов империи.

«Вот как... так значит первоначально этот мир не был единой страной. Как и на Земле, здесь находилось множество стран, но затем случилась война и оказавшаяся сильнейшей Империя Ватлантис стала господствовать над ними».

— Однако я думала, что если политика и управление окажутся справедливыми, то всё будет хорошо даже в этом случае. Не так уж плохо находиться под защитой огромной империи. Зацикливание на независимости с бесполезным затягиванием войны в конечном итоге лишь принесёт страдания народу… но Ватлантис не та страна, на которую стоило полагаться.

— Гравэл…

— Генезис не функционирует нормально, и наш мир приближается к краху. Но, несмотря на это, война с соседними странами продолжается, а придворные сановники лишь одержимы борьбой за власть. Имперская стража предалась пороку и каждый день проводит в разврате. Даже вторжение в Лемурию нельзя назвать справедливым.

«Ах, вот как.

Люди иного мира точно такие же, как и мы. Ведь в нашем мире тоже есть и хорошие, и плохие ребята. Равно как и то, что не все жители иного мира злодеи.

К тому же, наши с ней позиции во многом схожи — её страна во власти империи. Гравэл и её родина. Возможно, в будущем мы станет такими же».

— Вот почему я должна выбраться отсюда. А затем вернуться на родину и, обратившись к соседним странам, поднять знамя революции.

Кидзуна почувствовал уверенность лишь в одном по поводу Гравэл:

«Она — та, кто достоин доверия».

— Ясно, я понял это. Тогда, в чём же другая причина?

Гравэл бросила взгляд в угол зрительских трибун. В том месте, куда простые люди не могли войти, находилось ложе, предназначенное только для императорской семьи.

Увидев фигуру сидевшей там девушки, Кидзуна невольно воскликнул:

— Айнэ!..

Айнэ сидела в прекрасном кресле. В миг, когда Кидзуна заметил её, его сердце лихорадочно забилось. Рядом же находилась девушка с розовыми волосами, на вид чуть младше Айнэ. А недалеко от них стояли Зэлсионэ с четвёркой Квартума, и Алдэа, с которой парень сражался несколько раз.

— Другая… это личное. Есть человек, которому я хочу помочь любой ценой.

Он точно не знал, куда был направлен взгляд Гравэл. Но даже Кидзуна мог предположить, что она имела в виду Алдэю.

— Вот как… так она — важный для тебя человек.

— Нет, я никогда не думала о ней, как о важном человеке. А вот о том, чтобы убить её, думала много раз. В конце концов, мы пытались прикончить друг друга в нашу первую встречу.

— …Погоди немного. Разве ты не хотела её спасти?

Улыбка возникла на губах Гравэл. С момента их встречи на арене, парень впервые увидел её настоящую улыбку.

— Однако я не могу бросить её.

— Вот как…

«Она такая же, как и я».

Внутри Кидзуны возникло странное чувство солидарности. Возможно, это испытывал лишь он, но всё же парень начал ощущать что-то, похожее на дружеские чувства к Гравэл.

Они вновь взглянули друг на друга.

— Кидзуна, в тот раз я сражалась с тобой. Тот бой, то время, то мгновение — они оказались самыми совершенными в моей жизни. Самым лучшим временем. Каждую секунду того сражения я вспоминаю с любовью, — произнесла девушка и улыбнулась. Казалось, словно она предавалась дорогим сердцу воспоминаниям.

— Да, я тоже. Но… прости. По правде, я не могу показать ту силу в этот раз.

— Понимаю. Однако, я не могу поддаться воину твоего уровня. Я воспользуюсь всей силой.

Гравэл вытащила картридж из-за спины и зарядила его в цилиндр Гансворда. А затем навела оружие на парня.

— Буллет!

— Твою…

Кидзуна тут же отпрыгнул. Ослепительная вспышка вместе со взрывом возникла перед его глазами.

— Ува-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Парень избежал прямого попадания, но распространившаяся следом ударная волна затянула его. Как будто подброшенный гигантом, он взлетел в воздух, а затем, врезавшись в землю, покатился.

— А-а! Хах…

Всё тело онемело. Однако Гравэл уже приближалась, и парню пришлось сразу же подняться.

— Кидзуна! Уклоняйся вправо!

— ?!

Он услышал знакомый голос.

Рефлекторно послушавшись его, парень отпрыгнул вправо.

Острое лезвие пронеслось у левого бока. Сделав перекат, Кидзуна воспользовался импульсом и прыгнул.

Гравэл пронзила огромным мечом Гансворда землю в том месте, где он только что стоял.

«Это было опасно. Но, что же это за голос?»

— Именно так, Кидзуна-кун!

— Командир! Пожалуйста, постарайтесь, дэсу!

— Ребята?!

На ближайшей зрительской трибуне в первом ряду находились члены Аматэрасу. Химэкава, Юрисиа и Сильвия отчаянно кричали, беспокоясь о Кидзуне.

Но это не значило, что они присутствовали на матче в качестве зрителей. Конечности девушек были скованы, и более десятка имперских стражей окружали их, обнажив мечи.

— Не смей умирать, Кидзуна! Выиграй и помоги мне! — кричала Скарлетт так энергично, что, казалось, уже охрипла. А выстроившиеся позади неё члены Мастерс во весь голос ободряли Кидзуну.

«Ясно, они намеревались показать остальным как меня истязают до смерти.

Верно. Это не только моя проблема.

Я не могу проиграть.

Ведь это в том числе и ради спасения ребят».

Кидзуна зажёг турбины и разорвал дистанцию, однако выстрелы Гансворда попали по нему.

— Уа-а! Ч-чёрт…

Хотя он и намеревался уклониться с помощью непредсказуемой траектории, попадание оказалось точным. Снаряды Гансворда развлекались с телом Кидзуны, как хотели. Сильный удар сбил его с ног. Ударная волна отбросила парня, и тот покатился по земле.

«Твою ж! Разве нет… хоть какого-то способа… способа победить Гравэл?»

Он поднялся на подкашивающиеся ноги. Кидзуна подумал, что девушка тут же атакует, но она осталась на месте.

В короткий миг, пока он переводил дыхание, Гравэл зарядила пулю в цилиндр.

— Чёрт!.. Она снова атакует этой штукой?!

Издав металлический лязг, цилиндр вернулся в ствол. Однако Гравэл не стала наводить дуло на Кидзуну, а схватила оружие за рукоять и подняла над головой. Казалось, словно она обращалась с ним не как с винтовкой, а как с мечом. Значит…

«Сейчас будет световой меч!»

Это оружие одним ударом сбило Скарлетт вместе с её заградительным огнём в Атараксии.

Гравэл нажала на спусковой крючок у рукояти. А затем раздался звук удара курка о снаряд, и свет магической энергии устремился вдоль клинка в небо.

— Ривер!

— У-у!

Кидзуна материализовал щиты Лайф Сейвера один за другим. Многослойный барьер остановил несущийся меч света.

— Ува-а-а-а-а-а-а-а!

Несколько слоёв Лайф Сейвера разбились вдребезги. Оставшиеся щиты кое-как заблокировали лезвие Ривера, но ударная волна безжалостно пронзила тело парня.

— А-а-а!.. Ух!

Парню показалось, будто он попал под грузовик. Кидзуна странно завращался и врезался в землю арены. От боли, словно все кости в его теле сломались разом, сознание парня начало меркнуть.

— Ч-чёрт… только… не сейчас! — отчаянно закричал Кидзуна, пытаясь удержать уплывающее сознание.

Из лежачего положения он поднялся на четвереньки и кое-как встал на колени. Пейзаж выглядел искажённым. И в таком искажённом мире к нему приближалась фигура Гравэл, держащая Гансворд в одной руке.

«Твою ж… с одним лишь Эросом это бесполезно».

Кидзуна направил расфокусированный взгляд на трибуны и увидел фигуры Химэкавы и остальных, которые отчаянно кричали ему с тревогой на лицах.

«Чёрт… если бы Химэкава или Юрисиа были рядом… я бы смог сделать Кульминационный гибрид. В таком случае уровень гибрида восстановился, и я смог бы сражаться с Гравэл. А будь это серия Рос, то стало бы возможным использовать порочное вооружение.

Но сделать Кульминационный гибрид с Химэкавой или остальными прямо сейчас невозможно. Они все — пленницы, да и в первую очередь, разделяющую нас стену не разбить».

Звук шагов приближался.

Гравэл подошла на расстояние взмаха Гансвордом, и при желании могла зарубить Кидзуну одним ударом. Пальцы её ног показались в поле зрения парня.

Когда он поднял голову, то увидел смотревшую на него сверху-вниз Гравэл, которая носила магический доспех, излучавший оранжевый свет.

Гравэл, которая носила магический доспех Зорос.

Кидзуна неожиданно усмехнулся.

— Я идиот.

«Разве этот способ не находился перед глазами с самого начала?»

— Эй, Гравэл. Ты хочешь спасти свою страну и Алдэю, да?

— Верно. Поэтому, хоть я и чувствую себя плохо… ты…

— Если прямо сейчас я полностью восстановлю твою магическую энергию, что ты будешь делать?

— А?

Не понимая смысла слов Кидзуны, Гравэл растерялась.

— Даже если ты победишь меня, то, возможно, тебя всё равно не освободят. Ты сама недавно так сказала. Но… если здесь и сейчас твоя магическая энергия восполнится, если ты сможешь воспользоваться порочным вооружением, то что ты сделаешь?

Гравэл широко распахнула глаза.

— Это… если бы такое было возможно. Нет! Такое невозможно. Да что ты задумал в последний момент?! Ты говоришь это, лишь чтобы посеять сомнения во мне!

Кидзуна понял, что поколебал сердце девушки.

— Нет, я могу сделать это! Если сумею осуществить задуманное на практике! Объединив силы, мы сбежим отсюда. А затем спасём важных для нас людей!

Воля к сражению исчезла из глаз Гравэл.

— Н-но… это невозможно. Не говори о несбыточных мечтах, которые нельзя осуществить! Или ты можешь сотворить чудо?! Да какое чудо тебе удастся?!

«Получилось».

— В одиночку я не смогу сотворить чудо. Но я и ты… вдвоём мы сумеем! Совершить то, что называют чудом!

Кидзуна мгновенно выпрямил колени и ухватился за ноги Гравэл. Вцепившись в бёдра, парень потянул её вниз. Захваченная врасплох девушка рухнула на землю лицом вверх и оказалась прижата Кидзуной.

— Что… Кидзуна, ты трусли… Ха-а-а!

Рука парня тут же схватила большую грудь Гравэл. Не слишком сильно и не слишком слабо — превосходно контролируя силу, он мял её бюст. Сладостное ощущение тут же пронеслось по телу Гравэл.

— Аха-а-а-а… и-и-и… м!..

Задыхающийся голос невольно просочился сквозь губы девушки, и она, паникуя, закрыла рукой свой рот.

По правде, она не должна была неподобающе застонать так легко. Однако её тело, безжалостно выдрессированное Зэлсионэ, реагировало даже на незначительную стимуляцию.

Из-за этого Гравэл ощутила невероятное унижение и стыд. Её щёки покраснели, и девушка прикусила губу.

— Ки… Кидзуна-а! Даже ты пытаешься унизить меня!..

Лицо Кидзуны оказалось прямо перед Гравэл. Они уставились друг на друга с такого расстояния, что кончики их носов практически соприкасались.

Смотревшие на Гравэл глаза были серьёзны.

От этого искреннего взгляда слова девушки оборвались. Внезапно её сердце забилось в груди сильнее.

— Гравэл. Как я получил способность создавать оружие и победил тебя? Я раскрою этот секрет. Вот способ сотворить это чудо!

— Ах… ч-что ты… кья-я!

Рука Кидзуны обводила изгибы тела Гравэл.

«Я впервые трогаю жителя иного мира». — От этой мысли парень стал касаться тела Гравэл так, словно проверял его.

Но если бы он хорошенько подумал, то вспомнил бы, что Айнэ тоже житель иного мира. Гравэл ничем не отличалась от обычного человека. Плоть девушки, которая хранила ощущение мягкости, окутывающее твёрдость, являлась её особенностью. Накаченное как у атлета тело без капли лишнего жира выглядело гибким. Лаская его, парень ощущал, словно приручает энергичного дикого зверя.

— У-у… ку… п-прекра… я… нет… а-ах…

Гравэл пыталась сопротивляться, но не могла противостоять удовольствию, которое ощущало её тело.

«Д-да что со мной? Это... даже сильнее того… что делала Зэлсионэ? В теле не осталось силы. Такое… хотя я должна быть способна с легкостью оттолкнуть его… из-за удовольствия… не могу ни о чём думать».

Кидзуна находился прямо перед её глазами. Девушке казалось, словно всё, что она испытывала, отображалось у неё на лице, а её тело будто пылало от стыда. И более того, в этом месте собралось сто с лишним тысяч зрителей. Делать нечто подобное перед таким количеством людей — не то, что можно было допустить.

Однако…

— Ха-а… Не-е-е-е-ет… А-а-а-а-а-а-а-а…

Выдрессированное командиром имперской стражи тело сильно реагировало даже на малейшие ласки.

— У-у... ч-что со мной происходит… такое… такое развратное тело… а-ах!

От странного состояния парочки даже на трибунах начались волнения.

Вначале зрители тоже подумали, что Кидзуна воспользовался техникой захвата. Однако они постепенно начали осознавать то, чем занимаются эти двое, и волнения превратились в разрастающуюся шумиху. Эта волна передавалась от одного к другому, и в мгновение ока бурная суматоха овладела всем Колизеем.

На охваченном волнением и растерянностью стадионе громко смеялся только один человек.

— Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! Занятно! Сделай это! Доставь удовольствие! Ты завоевал моё расположение, чёрный магический доспех, Хида Кидзуна!

От внезапно начавшегося акта любви между парочкой Зэлсионэ радостно захлопала в ладоши.

Забыв закрыть рот, Айнэ думала о действиях Кидзуны.

«Это… несомненно. Кидзуна собирается сделать Кульминационный гибрид с Гравэл в качестве партнёра… должна ли я остановить его?

Помешав Кульминационному гибриду, смогу ли я защитить Кидзуну, приблизив его к себе? Тем не менее именно моё намерение защитить и привело к этой ситуации. Тогда мне проигнорировать это? Однако в таком случае Кидзуна будет сражаться с Ватлантисом.

Он придёт… в качестве моего врага».

Айнэ стиснула подлокотники трона с такой силой, что её пальцы побелели.

Однако то, что пытался сделать Кидзуна, заметила не только она.

— Пого… да что ты творишь в присутствии такой публики-и-и-и-и-и-и-и?! — закричала Химэкава, вспыхнув гневной аурой. Казалось, что от полыхающей ярости даже температура вокруг неё поднялась.

Несмотря на изумлённое выражение лица, Скарлетт не могла оторвать взгляд от действий парочки.

— Это уже превзошло все границы дозволенного перед публикой… как и ожидалось от японцев. Их извращённости не достичь, как ни старайся.

— Я в самом деле восхищена силой воли командира, дэсу… но это…

Юрисиа подмигнула нахмурившейся Сильвии. Осознав смысл этого, девушка умолкла.

Мрачным взглядом Юрисиа уставилась на Кидзуну и Гравэл, чьи тела переплелись друг с другом на поле боя.

— Я в особом порядке разрешаю это, потому… не смей провалиться, Кидзуна!

С натянутым выражением лица парень обливался холодным потом. Он чувствовал себя даже более напряжённым, чем при обычном Кульминационном гибриде, и в его сердце тоже отсутствовало спокойствие.

Он ни в коем случае не мог провалиться. Жизнь Кидзуны и жизни его товарищей зависели от этого. И всё же парень мало что знал о своём партнёре. Кроме того, он должен был торопиться. Кидзуна не знал, когда имперские стражи или охрана придут и остановят его.

Рука парня попыталась коснуться груди Гравэл напрямую и скользнула под пилотный костюм. От этого движения одеяние в виде белого бикини легко сдвинулось, и коричневый бюст вывалился из него.

— А?! По…

Гравэл попыталась прикрыться своей рукой. Однако она лишь накрыла ладонь Кидзуны, которая ласкала её грудь, словно замешивая тесто. Девушка не могла набраться сил, чтобы оторвать руку Кидзуны от себя.

— Прости, Гравэл.

— Э…

Она медленно отреагировала на голос парня. Казалось, словно её разум полностью растворился в удовольствии.

— Внезапно, и к тому же в таком месте… я чувствую себя скверно. Но это нормально лишь в этот раз. Доверься мне. Если сможешь, то я ни в коем случае не позволю тебе умереть. Я, безусловно, спасу тебя. Мы не умрём вот так. Ни я, ни ты.

От искреннего взгляда Кидзуны глаза девушки увлажнились.

«Почему?»

Человек по имени Кидзуна находился перед ней. Он относился к неизвестной расе под названием мужчины, к тому же являлся солдатом Лемурии. И, несмотря на всё это, она чувствовала близость к нему, которую нельзя было выразить словами.

Эта желание, совершенно отличное от тоски по Алдэе.

Комфорт того, что защищала не она, а её. Девушке хотелось доверить ему всё.

Щёки Гравэл порозовели, а её выражение лица стало расслабленным, словно растаяв. В её облике уже ничего не осталось от пугающей героини и зверя с коричневой кожей.

— В любом случае… моё тело и так опозорили на публике… теперь это уже не имеет большого значения. Поэтому…— Гравэл обольстительно улыбнулась. — Можешь делать… что захочешь.

От её голоса и выражения лица мурашки пробежали по спине Кидзуны.

Не выдержав, парень впился в покачивающуюся перед его глазами грудь.

— А-а-ах… т-так сильно… Ува-а-а-а-а!

Он присосался к розовому кругу на коричневой коже и облизал торчащий центр. Словно обводя форму, Кидзуна продолжил двигать языком, а затем взял этот кончик в рот и засосал его.

— Уже так твёрдо… стоят.

Щёки Гравэл покраснели от смущения, а тело изогнулось.

— Е-если ты делаешь такие вещи, то это естественно.

Она скрестила руки в попытке спрятать груди, но полностью укрыть их не удалось. Напротив, её бюст обрёл сдавленную и приподнятую форму, будто желая, чтобы его облизывали и дальше. А затем вершины на нём значительно поднялись, указывая в сторону Кидзуны. Казалось, груди девушки умоляли, желая прикосновений парня.

Кидзуна, отвечая этим ожиданиям, взял один из кончиков в рот, а другой стиснул пальцами.

— У-у-у-у-у! Ах… а-а-а-а-а, х-хорошо-о…

Тело Гравэл покрылось потом. Блеск возник на её коричневой коже, делая её вид ещё более непристойным.

Эта парочка больше не слышала окружавшую их суматоху. Свист и восклицания, напоминавшие крики, раздавались от зрительских трибун, но это всё казалось чем-то из другого мира. Осуждающие люди, наслаждающиеся люди — все смешались в этом хаосе, но здесь не было ни одного человека, оставшегося равнодушным. Круглыми словно тарелки глазами зрители наблюдали за действиями парочки.

Кидзуна провёл рукой по щеке Гравэл. Девушка схватила его пальцы и с любовью взяла их в рот.

— А… м. Ум… у-у-ум…

Издавая хлюпающие звуки, она тщательно обсасывала их один за другим. Более того, её язык старательно крутился между пальцами. От этого мягкого и скользкого ощущения Кидзуна ещё больше возбудился.

Он убрал руку, которой массировал грудь, и провёл ею по боку девушки к животу, где покоились хорошо тренированные мышцы пресса.

— Ха-а… ах, а-а… а-ах, не-ет… щекотно-о…

Тело Гравэл корчилось в судорогах и дрожало. Казалось, словно смесь удовольствия и чувства щекотки игралась с ней.

Кидзуна продвинул руку ещё ниже и пробрался к интимной зоне девушки.

— Кия-я-я-я-я-я! Т-там… а-а-а-а-а-а… у-у-у-у!

Это взбудоражило её сильнее, чем что-либо прежде. Казалось, это место даровало Гравэл исключительное наслаждение. Кончик пальца Кидзуны скользнул вдоль её промежности.

— А-а-ах… нет, не-ет… та-а… Ки… я… чувствую себя… странно-о-о-о…

В мгновение ока ткань на промежности стала мокрой. И сразу же начало вытекать удивительно большое количество нектара. Невероятно приятный запах этой жидкости щекотал нос Кидзуны. Этот аромат соблазна ещё сильнее притягивал парня к телу Гравэл.

Пилотный костюм, прикрывавший интимную зону девушки, напоминал купальник бикини. Просунув палец под ткань, Кидзуна собирался сдвинуть её в сторону.

— Ах… н-нет!

— Э?

— Я не хочу… показывать то место, — с плачущим видом умоляла Гравэл. Парень слегка улыбнулся, погладил её по голове и провёл ладонью от щеки до шеи. Гравэл прильнула к его руке, словно кошка, и со счастливым видом закрыла глаза.

В конце концов, Кидзуна оставил костюм на месте и лишь просунул палец под него. А затем напрямую коснулся цветка, который испускал приятный аромат.

— Хи-и…?!

Гравэл выгнула спину. В тот же миг её бедро прижалось к промежности Кидзуны.

Кончиком пальца парень мучил источник нектара Гравэл. Обильно вытекающий любовный сок покрыл всю его руку. А затем штука Кидзуны, простимулированная мягким и одновременно плотным бедром девушки, стала твёрдой.

— Это… что?

Почувствовав дискомфорт от этого ощущения, Гравэл протянула пальцы и коснулась промежности Кидзуны.

— Нет, погоди. Это!..

Не послушавшись его, Гравэл просунула руку под костюм парня.

— Такая загадочная штука прикреплена к Кидзуне… но… что? Она стала горячей. Странно…

Девушка обратным хватом стиснула штуку Кидзуны и начала гладить её вверх-вниз.

— Ку-у… если так продолжится…

Чтобы противостоять Гравэл, Кидзуна просунул кончик пальца в неё.

— А-а-а-а-а-а-а! Мм, а-а-а!.. У-у-у!

Согнув палец, парень стал ритмично двигать им. Гравэл напряжённо вытянула ноги, а её тело начало содрогаться. И словно нанося добивающий удар, он стал тереть ладонью находившийся рядом со входом бутон.

— НЕ-Е-Е-Е-Е♥Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-ЕТ♥!

В тот же миг частички света хлынули из тел Кидзуны и Гравэл.

«Успех!

Но всё же это лишь Гибридное сердце. Должно быть магическая энергия Гравэл восполнилась, но для меня главное действие начнётся только сейчас».

— Прости, но помоги мне ещё немного. Я… ува-а-а!

Быстрым движениемопрокинув парня, Гравэл оказалась сверху.

— А?.. Э-эй.

Девушка уселась на Кидзуну и посмотрела на него из-под полуприкрытых век.

Холодок пробежал по спине парня.

«Не может быть… Гравэл, ты… меня…»

— Плохо… всё ещё… недостаточно.

Покрасневшая Гравэл чарующе улыбнулась.

— …Э?

— Внизу живота, там горячо… голова как в тумане… не знаю, что мне делать…

Кидзуна почувствовал облегчение.

— Вот как… значит это эффект опьянения от Гибридного сердца. На миг я даже запаниковал.

— Э-эй, мне впервые так мучительно. Что мне сделать… м?

Почувствовав некий дискомфорт рядом с промежностью, Гравэл посмотрела вниз.

Это ощущение возникло из-за того, что она забралась прямо на талию Кидзуны. Твёрдо возвышавшееся достоинство парня оказалось прижато интимной областью Гравэл, и его вершина показалась из-под девушки.

— А-ах…

Она сделала действительно счастливое лицо.

— Я не слишком хорошо понимаю, но… вероятно, мне стоит воспользоваться штукой Кидзуны. Вот так… — словно в бреду пробормотала Гравэл и начала двигать своими бёдрами то вперёд, то назад.

— Г-Гравэл!..

— Ха-а… приятно… ах♥

Хлынувший из лепестков Гравэл нектар намочил её трусики, ясно показывая очертания тела под ними. Полностью став липкой, интимная область нежно зажала штуку Кидзуны.

— Ах… Ах!.. Ха-ах… а-а-а-а-а… хорошо-о!

Опьянённая эффектом Гибридного сердца Гравэл продолжала увлечённо двигать бёдрами.

Твёрдость Кидзуны сильно стимулировала долину девушки, задевая её чувствительный бугорок. А затем, пока скользкий нектар капал вниз, мягкая маленькая долина обволокла штуку парня.

Частички света начали сиять в глазах парочки.

Они оба достигли предела.

А затем Гравэл запрокинула голову назад и выгнула спину дугой.

— А♥! ХА-А-А-А-А-А-А-А-А-У-У-У-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А♥♥!

Наслаждение было столь велико, что слёзы потекли из её глаз. Оргазм пронзил тело девушки, заставив Гравэл биться в конвульсиях. И затем, в такт этим движениям, ослепительное сияние хлынуло из парочки.

— Ха-а… м?.. Э-это?.. — растерянно воскликнула окутанная светом Гравэл, как только её сознание вернулось. А затем она изумилась силе, переполнявшей её.

— Невозможно… магическая энергия… восполнилась. Нет, не только это. Такое…

От безграничного потока энергии ограничивающие браслеты, что были надеты на руки Кидзуны и Гравэл, взорвались.

— Сила бьёт неиссякаемым источником… это же чудо.

Кидзуна ответил на казавшийся вопрошающим взгляд Гравэл:

— Это Кульминационный гибрид. Смешение сердец и любви двоих. Это истинная способность сердце-гибридного привода!

— Сердец… и любви. Моей… и твоей…

Щёки Гравэл покраснели.

— Ладно! Гравэл, сбежим отсюда!

— Э-э? А-ага!

Девушка призвала в пространстве перед собой магический узор и погрузила в него руку. А затем вытащила оттуда гигантский байонет, который отличался от её обычного оружия. Несколько стволов, соединённых в форме кольца — Меч Гатлинга.

— Вперёд!

Она открыла огонь из Меча Гатлинга по небу. Снаряды, обладавшие не меньшей разрушительной силой, чем Буллет, с чудовищной скоростью вылетали один за другим. К тому же, благодаря Кульминационному гибриду они стали ещё сильнее.

Невероятно крепкий Лайф Сейвер Колизея оказался разбит. Раздались крики зрителей, которые с изумлением смотрели на успех Кульминационного гибрида.

— Кидзуна, что теперь? — спросила Гравэл таким тоном, словно обращалась к товарищу по оружию.

— Я выполню свою миссию. Гравэл, ты тоже выполни свою.

— …Ясно. Не погибни.

— Ага, давай когда-нибудь снова…

Когда Кидзуна начал говорить это, то лицо Гравэл покраснело так сильно, что, казалось, сейчас задымится.

— Д-дурак! Это из-за экстренной ситуации… лишь потому-то… хотя... это и не было неприятным, — бессвязно и уклончиво произнесла Гравэл. — Ладно! Если выживешь, то мы повторим! Поэтому не умри!

Частички хлынули из турбин Зороса, и девушка мгновенно взмыла в небо. Смотря ей вслед, Кидзуна пробормотал:

— Давай когда-нибудь снова… сразимся вместе, хорошо?

Врата Колизея открылись, и напоминавшие охранников солдаты ворвались внутрь.

— Они уже приближаются! Режим Зорос!

Цвет подсветки Эроса сменился на оранжевый, а за спиной парня возникли такие же, как и у Зороса, крылья.

— Вперёд!

Он нацелился на несшихся к нему стражей и дал залп из трёхствольных пушек частиц. От последовавших взрывов охранники отлетали один за другим.

— Действительно невероятная разрушительная сила. Однако это ещё не всё!

Кидзуна вытянул обе руки и частички света начали собираться между ними. А затем, они превратились в длинный и толстый стержень. Когда же парень схватился за рукоять, то из-под осыпающихся частиц света появился Меч Гатлинга.

— А теперь, я разрушу препятствующую мне стену!

Зрители уже начали эвакуацию. Кидзуна нацелился на опустевший сектор и открыл огонь из Меча Гатлинга.

«Айнэ?!»

Однако в императорском ложе уже никого не было.

«Чё-ёрт! Быстро же они сбежали».

Сразу же после этого он стал искать местоположение Химэкавы и остальных.

— Кидзуна-а-а!

Парень повернулся на торопивший его голос и увидел красный хвостик, исчезавший в пожарном выходе с трибун.

— Там!

Кидзуна запустил турбины и рванулся к проходу.

— !

Однако выстроившаяся в линию имперская стража направила на него дула пушек.

— С дороги-и-и-и-и-и-и!

Кидзуна нажал на спусковой крючок Меча Гатлинга.

Последовательные звуки взрывов раздались в Колизее.

Они достигли даже ушей Гравэл. Благодаря этому девушка поняла, что Кидзуна сражается с имперской стражей.

«Сможет ли он выполнить свою миссию?»

На мгновение эти переживания возникли в её сердце. Тем не менее, тут же взяв себя в руки, она стала искать фигуру Алдэи среди трибун. Целью Гравэл была её родина, но она хотела любой ценой вернуть своего компаньона.

— Алдэа, где ты?! — громко позвала девушка, приземлившись рядом с императорским ложем.

«До недавнего времени она находилась поблизости от этого места, но сейчас я не вижу её. Может сопровождает императрицу с остальными? Нет, такого бы не случилось. Одно дело, если бы Зэлсионэ приказала ей, но не думаю, что она доверяет Алдэе до такой степени.

В таком случае…?!»

Пространство на зрительских местах исказилось, и из возникшего отверстия выпрыгнула держащая копьё Алдэа.

— Алдэа!

Гравэл отразила искажающее пространство оружие гардой Меча Гатлинга. Искры разлетелись во все стороны, и Алдэа, чьё копьё отразили, быстро развернулась и разорвала дистанцию от противника.

А затем, вновь приготовив своё оружие, уставилась на Гравэл:

— Я не дам тебе сбежать! Никому не позволено идти против Зэлсионэ-самы!

Она опустила наконечник копья и вонзила его в пол. Пространство исказилось, и расстояние между ними уменьшилось в одно мгновение.

Предвидя это искажение, Алдэа провела смертельный выпад.

— В самом деле, какая проблемная женщина! Ты!

Гравэл взмахнула Мечом Гатлинга быстрее, чем удар настиг её. Клинок разломал копье и врезался в изящное тело Алдэи.

— Гха!

Однако девушку не разрубило напополам. Она прислонилась к Мечу Гатлинга и, соскользнув, рухнула на землю.

Удар, хотя и был нанесён обратной стороной клинка, оказался настолько сильным, что Алдэа потеряла сознание.

— Эта штука… Удивительно. Она действительно усилилась.

Гравэл машинально посмотрела на собственную руку. Она никогда не думала, что сможет разрушить копьё и победить Алдэю одним ударом.

Девушка почувствовала изумление, лично ощутив воздействующий на неё эффект Кульминационного гибрида. Однако она не могла вести себя беззаботно. Даже сейчас имперские стражи всё прибывали.

«Гравэл! Не думай, что сумеешь сбежать!» «Послушно вернись в камеру!»

Они начали издалека окружать Гравэл, крича в унисон.

— …Незачем засиживаться в таком месте.

Взвалив тело Алдэи на плечо, девушка запустила турбины Зороса на полную и взлетела.

— Не упустите её! В погоню!

Имперские стражи экипировали свои магические доспехи и погнались за ней, но скорость совершившей Кульминационный гибрид Гравэл оказалась на совершенно ином уровне. В мгновение ока она исчезла в небе.

— Ух… мы не сможем поймать её. Это невозможно!

Отказавшиеся от преследования имперские стражи получили сообщение от другого члена отряда. Соратник, отражавшийся в плавающем окне, торопливо произнёс:

— Здесь всё ещё остался житель Лемурии! Сейчас мы сражаемся с ним за пределами Колизея! Кажется, он пытается спасти своих товарищей! Срочно запрашиваем подкрепление!

Не считая упустивших Гравэл бойцов, все охранники и находившаяся у Колизея имперская стража и одновременно напали на Кидзуну.

— У-о-о-о-о-о-о-о-о!

Парень взмахнул Мечом Гатлинга.

Благодаря невероятной разрушительной силе, он с легкостью побеждал врагов.

— В самом деле… как же всё это…

Однако нетерпение внутри Кидзуны постепенно становилось всё больше. Уровень гибрида снижался медленно, но вражеские подкрепления прибывали без остановки.

— Раздража-а-а-ает!

Противники окружали Кидзуну в три-четыре ряда. По другую сторону несколько линкоров стояло на якоре, и стражи пытались посадить Химэкаву с Юрисией и остальными на борт. Скованных девушек дополнительно связали цепью и тащили за неё.

Защищаясь от атак Лайф Сейвером, Кидзуна взмахнул Мечом Гатлинга. Сияющая ударная волна вычертила траекторию клинка и полетела вперёд. Разрезая воздух, лезвие света сбило с ног имперских стражей.

— Отлично! Теперь я пойду… Гха!..

Атака, отличавшаяся от прежних, попала по Кидзуне.

Это был летевший по воздуху меч, который вращался словно бумеранг. Напоминавший полумесяц изогнутый клинок порезал спину парня, прежде чем вернулся по широкой дуге в руку своего хозяина.

— Ты зашёл слишком далеко, Кидзуна. Я верну тебя в камеру.

Перед ним стояла блондинка с повязкой на глазу.

— Клэйда?.. Ты кажешься сильной.

Облачённая в магический доспех Клэйда атаковала Кидзуну. Изогнутый клинок в её руке с чудовищной скоростью мелькал то тут, то там.

«Твою ж… так быстро?!»

Подойдя вплотную, Клэйда бросила меч. Отклонившись назад, парень едваразошёлся с ним.

— Сейчас!

Находясь в такой неестественной позе, Кидзуна направил Меч Гатлинга на девушку.

В тот же миг чудовищный удар пришёлся по его спине. Парень даже не понял, что случилось.

А затем его голова запрокинулась назад, и тело подлетело в воздух. При падении он пробил собой стоявшую у дороги палатку и остановился, уничтожив тент.

— К-Кидзуна-кун! — с беспокойством воскликнула Химэкава, хотя её и тащили за цепь.

— Чё-ёрт, ещё подкрепление!

Повернувшись, парень взглянул на противника, который атаковал его.

Белокурая девушка с огромным, не подходившем её внешнему виду, молотом улыбалась. Это была Элма из Квартума.

— Ах, ты взлетел не слишком высоко. Тогда в следующий раз… вместо того, чтобы подбросить, я раздавлю тебя.

Она хихикнула и одной рукой подняла молот, который был в несколько раз больше её туловища.

От вида появлявшихся друг за другом врагов Химэкава и остальные ощутили сильное беспокойство.

Сильвия тут же закричала:

— Командир! Здесь опасно, дэсу. Пожалуйста, уходите как можно скорее, дэсу!

От волнующегося за него голоса Кидзуна с упрямством крикнул в ответ:

— Да как я могу так поступить?! Я непременно спасу вас. А затем мы вместе вернёмся назад!

«Чёрт! Ещё… ещё немного!»

Между Кидзуной и девушками стояла армия имперских стражей. Более того, здесь находились Клэйда с Элмой из Квартума, а вражеские подкрепления продолжали прибывать.

«В таком случае воспользуюсь грубой силой и прорвусь сквозь них!»

В миг, когда он запустил турбины и собрался вклиниться в ряды имперской стражи, Клэйда и Элма встали на его пути.

— Тц, думаете меня это заботит?! Вперёд!

Когда парень оттолкнулся от земли и начал ускоряться, раздался хорошо слышимый голос:

— Да что ты делаешь, Кидзуна?! Ты идиот?!

Он тут же остановился.

— Ю-Юрисиа?

С палубы вражеского линкора Юрисиа разгневанно уставилась на него. Будучи отруганным тем, кого пытался спасти, Кидзуна невольно оторопел.

— Ты действительно безнадёжен! Настолько соскучился по нашим сиськам?!

— А… ?!

Юрисиа смотрела на него глазами, полными слёз. Кидзуна впервые видел девушку действительно разгневанной. Она до хрипоты кричала на парня.

— Возьми себя в руки! Если всё так продолжится, то ты лишь впустую потратишь возможность, полученную с таким трудом!

От слов Юрисии Кидзуна ощутил себя так, словно его ударили по голове.

Придя в себя, парень вновь осмотрелся вокруг. Он находился в центре вражеской территории, окружённый противниками со всех сторон. Более того имперская стража развёртывала огромное количество магического оружия и линкоров. Чем больше проходило времени, тем хуже становилось его положение.

«Действительно. Сказанное Юрисией верно».

— Командир, пожалуйста! Если никто не сбежит, то ситуация не станет лучше, дэсу!

— Верно! Если Кидзуну здесь схватят, то надеяться будет больше не на что!

Сильвия и Скарлетт тоже отчаянно закричали Кидзуне.

А затем раздался и плачущий голос Химэкавы:

— Кидзуна-кун! Мы будем ждать! Ждать того, что ты придёшь и спасёшь нас! Поэтому вернись в Атараксию и доложи о случившемся!

Кидзуна стиснул зубы так сильно, что они почти сломались.

Турбины начали испускать ослепительный свет.

— Ребята… я обязательно вернусь… Я обязательно приду и спасу вас. Непременно!

Тело парня поднялось в воздух. Благодаря мощной движущей силе Зороса, Кидзуна мгновенно взмыл в небо.

В миг, когда он пролетел мимо парившего линкора, его глаза встретились с Айнэ, находившейся на мостике этого корабля.

«Айнэ!»

Всего лишь на мгновение…

«Кидзуна?!»

Ему показалось, что девушка позвала его.

Но на этом всё.

Миновав корабль, Кидзуна изменил курс и направился к огромному Проходу рядом с Дзэлтисом.

— Твою ж! Я… Я!

Сдерживая льющиеся слёзы, парень исчез в Проходе.

Часть 2

Прошло около двух недель с окончания операции по возвращению Токио. Сейчас Атараксия и плавучие острова Японии и западной Америки остановились в Тихом океане на большом расстоянии от столицы.

Одновременная потеря Аматэрасу и Мастерс поставила их в тупик. В данной ситуации они в самом деле не могли ничего сделать, кроме как дрейфовать на поверхности океана. Они уже отказались от планов по возвращению своих стран и думали, что будет лучше просто провести всю жизнь на плавучих островах. Среди жителей начинала распространяться такая же атмосфера. Потеря Аматэрасу и Мастерс, их единственного способа противостояния иному миру, являлась главной причиной. И хотя судьба этих команд оставалась неизвестной, отчаяние набирало силы.

Именно в этот момент.

— Кидзуна вернулся обратно?!

Поменявшаяся в лице Рэйри ворвалась в отделение интенсивной терапии лаборатории.

— Он спит на той кровати.

Ещё до того, как прочитала сообщение Кэй в плавающем окне, девушка обнаружила фигуру младшего брата, лежавшую в постели. В тот же момент слёзы переполнили её глаза.

— Кидзуна!..

Рэйри подскочила к спящему парню и обняла его.

Звание и достоинство главнокомандующего сейчас не имели значения. Не беспокоясь о репутации, она открыто выражала чувства своего сердца.

Рэйри уже сдалась. Девушка думала, что он, вероятно, погиб. Она понимала, что младший брат являлся для неё важным, незаменимым членом семьи. Но чувство потери и шок от пропажи Кидзуны намного превзошли её ожидания.

— Как… как хорошо, что ты вернулся…

Она крепко обняла брата и прижалась к его щеке своей. Слёзы стекали на Кидзуну, смачивая его лицо. Температура тела и влага передавались парню. От этого тепла он открыл глаза.

— Нээ… тян?

Внезапно придя в себя, Рэйри спешно отстранилась. А затем повернулась к брату спиной и небрежно вытерла слёзы.

— Кидзуна… нет, прости. Я разбудила тебя. Продолжай спать.

— Нет, хорошо, что ты меня разбудила. Нам нужно как можно скорее подумать о мерах противодействия.

Когда же Кидзуна попытался встать с кровати, Рэйри резко крикнула на него:

— Не волнуйся, просто спи! Кэй, каково состояние Кидзуны? Осмотр закончился?

Слова, которые набирала Кэй, потоком выводились в плавающем окне.

— В основном, да. Рваные раны и синяки по всему телу, но его жизнь вне опасности. Тем не менее уровень гибрида чрезвычайно близок к нулю.

Морщась и терпя боль, Кидзуна сел на кровати. А затем криво и как-то неловко улыбнулся Рэйри, которая с беспокойством смотрела на него.

— В дополнение к бою, мне пришлось лететь из Англии. Ожидаемо, что я немного устал. Ну, с таким уровнем гибрида сражаться будет невозможно, но ходить я всё-таки смогу.

Он вылез из кровати и, пошатываясь, встал на ноги. Парень даже начал делать разминочные упражнения, проверяя подвижность тела.

— Англия? Как ты оказался в таком месте?

— А-а, я влетел в ближайший от вражеской… от столицы Ватлантиса Проход, но он оказался соединён с Лондоном. И я прибыл сюда, облетев половину земного шара… меня спасло то, что Кульминационный гибрид с Зоросом Гравэл оказался высокоэффективным.

— Что?

— Э?

— Мм?

По лицам Рэйри и Кэй казалось, словно они хотели сказать: «О чём ты говоришь?», но Кидзуна не понял смысла их выражений и удивлённо наклонил голову.

— Ты… что сделал с противником… нет, я внимательно выслушаю твою историю, но сначала вернись в постель. С середины операции по возвращению Токио мы вообще не могли понять, что происходит. После того, как вражеский генерал практически убила тебя, вся связь внезапно оборвалась. Ситуация в Токио стала неизвестна. Да что случилось?

В разуме Кидзуны пронеслась фигура Айнэ, запускающая Разрушитель кода. Парень рефлекторно стиснул кулаки.

— Верно… я расскажу вам… всё.

А затем Кидзуна поведал им о неизвестных событиях, начавшихся во время операции по возвращению Токио. Чтобы пересказать всю историю, попутно отвечая на вопросы Рэйри и Кэй, парню потребовалось три часа.

Доверив своё тело стоявшему в палате стулу, Рэйри пригладила длинные чёрные волосы.

— …Если всё это не приснилось Кидзуне, то это невероятно, — таковы были искренние мысли сестры, выслушавшей его рассказ. — Айнэ уже… полностью стала императрицей Ватлантиса… ты это имеешь в виду?

— Нет… не знаю.

— Однако она попыталась склонить тебя на свою сторону, а когда ей это не удалось, то на следующий день заставила сражаться насмерть, верно? В таком случае…

— Ошибаешься! Нет… я думаю… это не так.

Прижав руку ко лбу, Кидзуна вспомнил лицо и голос Айнэ в тот раз.

«Айнэ сказала, что хочет посоветоваться со мной. Она выглядела действительно растерянной и, казалось, могла расплакаться. Да зачем я сказал те слова, оттолкнув её?

Ах, чёрт! Мне отвратительна собственная мелочность.

Но Айнэ пришла в Колизей. В таком случае, почему не попыталась спасти меня? Возможно, она действительно собирались казнить… нет, это бред!»

Кидзуна рвал на себе волосы.

«Айнэ.

Айнэ, ты в самом деле стала врагом?»

— …Хватит уже, ты ведь устал. Отдохни сейчас.

Рэйри насильно уложила Кидзуну на кровать. А затем принудительно закрыла ему глаза.

— Хочу встретиться с ней ещё раз… встретиться… и поговорить…

— Кидзуна?

Едва он лёг, как тут же заснул.

Рэйри облегчённо выдохнула и поправила одеяло Кидзуны.

— Кэй, поговорим?

Девушка кивнула и вышла из палаты следом за главнокомандующим.

Они направились в центральную комнату управления лаборатории. По правде, это пустующее помещение стало личной комнатой Кэй, и потому являлось удобным для обсуждения мер противодействия тет-а-тет.

Как только они вошли внутрь и закрыли дверь, Рэйри тут же произнесла:

— Что думаешь?

Кэй оторвалась от клавиатуры и произнесла собственным голосом, а не текстом на мониторе:

— Я обследовала его, но… у Кидзуны нет отклонений. Он в здравом уме, и это не галлюцинации.

Её голос казался хрупким, словно изысканная амэдзаику*. За исключением Рэйри, никто не слышал его. Свои голосовые связки Кэй использовала только когда они были вдвоём.

— Если это правда… то значит ближайший к столице иного мира Проход расположен в Лондоне. Тогда нам стоит напасть именно на него, а не на тот, который находится в Токио.

— Но Рэ-ри. Сейчас наша боевая сила состоит только из Кидзуны и Гертруды, чьи раны ещё не исцелились, ты же понимаешь это? В таком состоянии Гертруда не сможет сделать Кульминационный гибрид с Кидзуной… наверное.

— А что стало с разработкой нового вооружения против магического оружия?

Кэй неловко опустила взгляд.

— Все в научно-исследовательском отделении стараются изо всех сил… а так как несколько разработок испытывались в реальном бою во время операции в Токио, мы хотим получить отзывы о них у Кидзуны.

Рэйри молча кивнула. Подойдя к стоящему в углу комнаты холодильнику, она открыла дверцу и вытащила оттуда бутылку пива. Девушка откупорила её и залпом выпила содержимое. Угольная кислота стимулировала полость рта. Холодная жидкость смочила горло и охладила тело.

Отодвинув бутылку от губ, Рэйри с мрачным видом уставилась в пустоту.

«Эта женщина. О чём же думает профессор Наюта?»

Для Рэйри информация об ином мире оказалась поразительной, но она также ощущала нечто зловещее в том, что не знала о планах матери.

— …Тем не менее прогресса не будет, если мы продолжим осторожничать. Плавучие острова Японии и западной Америки останутся здесь, а мы направимся к Англии только на Атараксии.

— Но… у нас недостаточно боевой силы. Лишь с двумя сердце-гибридными приводами даже если мы вторгнемся через Проход в Лондоне…

Кэй посмотрела на Рэйри беспомощным взглядом.

— По пути в Лондон попытаемся связаться с другими плавучими островами. Направимся в Европу, собирая боевую силу. А даже если и не натолкнёмся ни на кого… в Атлантическом океане должен быть плавучий остров Европы.

— Ты… ты права.

Кэй несколько раз кивнула с неуверенной улыбкой на лице.

Они обе не говорили о возможности того, что плавучие острова других стран уже потонули.

Часть 3

Прошла неделя с возвращения Кидзуны. Атараксия отделилась от плавучего острова Япония и добралась до Индийского океана. В дальнейшем они планировали обогнуть Африку и направиться к Англии. Продолжая движение, они искали другие плавучие острова, но не нашли ни одного.

На стенах центральной комнаты управления отображались окрестности платформы. Смотря на панораму всех направлений, казалось, словно ты сам стал Атараксией. Синий океан спокойно покачивался, белые облака плыли по чистому небу. Куда ни глянь, нигде не виднелось даже тени живого организма, не говоря уже об искусственных объектах.

— От других плавучих островов по-прежнему нет отклика? — спросила Рэйри, но ответ Кэй оказался тем же самым:

— Нет. Мы круглосуточно обращаемся по всем направлениям.

Над всей Атараксией витало чувство надвигающегося кризиса из-за того, что они не могли связаться с другими плавучими островами. Но больше всех нервничал Кидзуна.

— Чёрт!.. Почему никто не отвечает? Да куда делись плавучие острова других стран?!

Это полностью отличалось от бесцельного скитания по прибрежным водам Японии, ведь они пустились в плавание на такое большое расстояние. Атараксия уже должна была связаться с плавучими островами других стран, пускай и без визуального подтверждения.

— Успокойся, Кидзуна. Даже если ты будешь шуметь, мы никого не найдём.

Естественно, он не рассчитывал, что они тут же отыщут других. Но дни, когда им не удавалось поймать ничего, кроме радиопомех, продолжались, так что нетерпение и беспокойство поневоле становились всё сильнее.

— Но ответа до сих пор нет. Только не говорите…

— Для этого нет оснований, потому я не хочу принимать такое всерьёз, но возможность того… что они уже сразились с иным миром и потонули… нельзя отрицать.

Слова Кэй придали форму плохим предчувствиям, которые Кидзуна боялся озвучить. Когда парню сунули под нос эту возможность, то она замаячила перед ним, словно факт.

Однако Рэйри невозмутимо напомнила:

— Это не более, чем предположение. Когда люди становятся нетерпеливыми, то их сумасбродные идеи, как крайне оптимистичные, так и крайне пессимистичные, раздуваются. Возьмите себя в руки.

— Знаю, но… если мы не пополним наши силы, то, даже добравшись до Англии, ничего не сможем. В таком случае всё это не будет иметь смысла, — Кидзуна ударил кулаком по стене. — Я… должен как можно скорее… спасти всех.

«Верно. Я вернулся сюда, оставив всех в ином мире».

Они сказали бросить их и сбежать в одиночку. Кидзуна вспомнил выражения лиц Химэкавы и Юрисии, Сильвии и Скарлетт. Вспомнил остальных членов Мастерс, чьи фигуры не сумел различить.

А затем… вспомнил Айнэ.

«Их заставят сражаться в Колизее как меня?»

Когда он подумал об этом, то его дыхание прервалось, словно что-то сдавило грудь.

— Через что же они проходят, пока мы говорим?..

«Кроме того, о чём думает Айнэ и что собирается делать? Если она только притворяется, что перешла на сторону врагов, то спасёт всех и вернётся назад, ведя себя как ни в чём не бывало. А затем, как и всегда, отругает меня в своей язвительной манере. Мне постоянно снится это».

— Кидзуна…

— Чёрт!.. Что же мне делать?!

Смотря на страдающую фигуру младшего брата, Рэйри почувствовала боль в своём сердце. Она невольно чуть не отбросила маску спокойного и строгого главнокомандующего.

Однако девушка отчаянно удерживала эту маску, скрывающую сердце. Рэйри несла ответственность за Атараксию, за плавучий остров Япония и за этот мир. А самое главное — она должна была защитить Кидзуну. И это было бы невозможно, если бы она говорила ему добрые слова или крепко обняла, позволив положиться на неё.

Подстегнув собственное сердце, Рэйри взбодрила себя.

— Тогда, делай то, что можешь сделать сейчас. Кэй, у тебя же имелось дело, которое ты хотела поручить Кидзуне, верно?

Кэй немного удивлённо посмотрела на свою подругу, но её пальцы тут же забегали по клавиатуре.

— Да. Я хотела бы получить твои отзывы об антимагическом вооружении, которое разработало научно-исследовательское отделение.

— Антимагическом вооружении?

Болезненное выражение исчезло с лица Кидзуны, и вместо этого он с непониманием в глазах посмотрел на Кэй.

— Во время операции по возвращению Токио мы более или менее попробовали его в реальном бою, но… речь же о нём?

— Да. С тех пор мы добавили некоторые улучшения. К тому же в разработке находится и новое вооружение. Твои впечатления об использовании оружия в реальном бою и мнение о новых моделях поможет нам.

— …Понял.

Кидзуна покинул центральную комнату управления вместе с Кэй и направился в сторону испытательного полигона научно-исследовательского отделения.

Выйдя из здания, они сели в небольшой электромобиль, стоявший у входа. Хотя это место для краткости и называли Наюта Лаб, оно состояло из различных объектов, собранных на обширной территории. А так как добираться туда пешком потребовало бы время, то нельзя было ничего поделать.

После двух или трёх минут езды они прибыли на обширное пространство, напоминающее аэродром. Рядом располагался гигантский ангар, в котором проходила подготовка к операции по возвращению Токио. А перед ним стояла пятиметровая рельсовая пушка в разобранном состоянии, над которой работал член обслуживающего персонала.

Даже издалека парень понял, что этот человек носил рабочую форму научно-исследовательского отделения старшей школы Атараксии. Ученик той же старшей школы, что и Кидзуна.

Возможно из-за долгой работы или экваториального климата член обслуживающего персонала спокойно расстегнул молнию на передней части комбинезона. Будто из-под снятой фруктовой кожуры, свежие и спелые плоды выскочили оттуда. Груди, напоминавшие очищенные белые персики, поддерживало чёрное бикини.

Электромобиль Кэй подъехал к ней в тот момент, когда она сняла верхнюю часть комбинезона и связала рукава у пояса. Когда эта девушка с удивлением обернулась, то, увидев Кэй, приобрела радостный вид.

— Руководитель Сикина!

Милая ученица с постоянно меняющимся выражением лица. Она собрала мешающие при работе каштановые волосы и скрепила их заколкой. Девушка, вероятно, была того же возраста, что и Кидзуна, но выглядела немного младше.

С такой стройной талией и тонкими руками она вообще не напоминала работника, обслуживающего гигантское оружие. Сидя в модном кафе и читая книжку, девушка выглядела бы более уместно.

Она вприпрыжку побежала к ним, на ходу снимая перчатки.

— Что-то не так, руководитель? Так неожиданно…

Её лицо внезапно напряглось, и она остановилась на месте.

— В-второй год первая группа боевого отделения… Хида Эрос.

— Не обращайся ко мне странными именами!

— Кья-я!

От рефлекторного крика Кидзуны она втянула голову в плечи.

Кэй вытащила портативную клавиатуру и застучала по ней большими пальцами обеих рук. Перед Кидзуной и девушкой возникло окно.

— Она всё ещё ученица старшей школы, но из-за невероятного таланта я взяла её работать в научно-исследовательское отделение. Момо, представься.

Неловко сцепив руки, девушка исподлобья посмотрела на Кидзуну.

— Эмм… второй год вторая группа научно-исследовательского отделения Атараксии, Курумидзава Момо.

Она закончила представление и, словно неожиданно вспомнив, вытерла пот со лба полотенцем, которое висело на поясе. Под солнечным светом её кожа окрасилась в светло-коричневый, но парень предположил, что первоначально она была белоснежной. Вероятно, до этого девушка надевала для работы майку, так как на её теле виднелись отчетливые следы загара, походившие на те, которые оставляет школьный купальник. Контраст между загорелой и белоснежной кожей оказался странно сексуальным. Возможно, она заметила взгляд Кидзуны, отчего застенчиво засуетилась.

— Последнее время много работы проводилось снаружи… и так как я забыла нанести солнцезащитный крем заранее, то остались такие отчетливые следы. Это смущает…

Каждый раз, когда она крутила телом, её роскошная грудь в чёрном бикини покачивалась из стороны в сторону.

«А то, что ты сняла верхнюю часть комбинезона, тебя не смущает?»

Не зная куда смотреть, Кидзуна уставился в небо, словно разыскивая убежище для своего взгляда.

— Очевидно, что при настолько интенсивном солнечном свете ты загоришь, да и разве это не доказательство твоего серьёзного подхода к работе? Тебе вообще не стоит смущаться этого, скорее ты выглядишь очаро… ах, эм.

Щёки Момо покраснели, и девушка смущённо погладила рельсовую пушку.

— Х-хватит… не смейся надо мной. Верно, Ругаа-тян?

«Р-Ругаа-тян?»

— Ах, это дитя я назвала Ругаа-тян. Позаботься о нём, ладно?

Поглаживая стальное оружие с радостной улыбкой она выглядела так, словно ласкала свою собаку, пока представляла её.

— Ты дала ему имя…

Он слышал, что на научно-исследовательском отделении было много своеобразных людей в ином смысле слова от тех, кто учился на боевом отделении, но сейчас снова убедился в этом.

— Ах, мне тоже нужно представиться. Второй год первая группа боевого отделения…

— Я знаю. Или стоит сказать, вряд ли тут есть ученики, которые не знают о тебе.

«И то верно. В конце концов, я выделяюсь в самых различных смыслах… нет ничего странного в том, что Курумидзава-сан знает обо мне».

— Обладающий сексуальным желанием в несколько десятков раз большим, чем у простых людей, демон, который ради получения энергии высасывает жизненные силы красавиц. Псевдоним — Владыка демонов Эрос. Ты каждый день меняешь учениц боевого отделения словно перчатки, и боевое отделение превращается в гарем Эроса или…

— Да ничего ты не зна-а-а-а-аешь! Даже для ложных слухов это слишком жестоко!

— Э-э? А разве это не так?

— Естественно! Да что за Владыка демонов Эрос?! Я знаю, что обо мне говорят всякое, но этот псевдоним слышу впервые!

Момо моргнула, словно была искренне удивлена.

— Но… все же верят в это? Слухи говорят, что ты невероятно падок на красавиц с высоким статусом… твоими особенными любимицами является тройка лучших как по красоте, так и по таланту: Тидоригафути-сан, Юрисиа-сан и Химэкава-сан, которые стали рабынями Владыки демонов Эроса. Боевое отделение изумительное место, не так ли?

— Знаешь, я сомневаюсь в твоём здравом смысле, раз ты веришь таким слухам!

Кидзуна вздохнул и снова оглядел Момо с головы до ног.

— Ну, если я действительно Владыка демонов Эрос, то что ты будешь делать? Стоит ли показывать такой стимулирующий вид передо мной? Разве ты не подумала, что я могу напасть на тебя?

С удивлённым выражением лица Момо наклонила голову.

— Но ведь Эро… Хида-кун интересуется только красавицами с высоким статусом, выделяющимися талантом и грацией, верно же? Невозможно, чтобы ты заметил такую, как я, поэтому-то мне и нечего бояться.

— …Вот как?

По какой-то причине Кидзуне всё стало неважно. Он уже подумывал вернуться домой, как буквы побежали по окну Кэй.

— Момо исполняет обязанности начальника по разработке антимагического оружия. Она также отвечала и за вооружение, которые вы использовали во время операции по возвращению Токио. Ради прогресса дальнейших разработок мы хотели бы услышать честное мнение с поля боя. Расскажи об ощущениях при использовании, и в будущем мы улучшим эти оружия ещё больше.

Вспомнив о своём первоначальном задании, Кидзуна выпрямился.

— Да, я буду рад помочь с этим… но…

Когда парень глянул на Момо, то она с готовностью подалась вперёд.

— Непременно расскажи! Хида-кун принимал участие в операции по возвращению Токио, и на текущий момент — единственный вернувшийся. Ради дальнейших разработок обязательно расскажи мне какую роль сыграло в Токио разработанное мной оружие!

Момо крепко стиснула обе руки, и надежда засияла в её глазах. Вероятно, она была уверена в созданных ею вещах. Выражением лица девушка напоминала младшеклассницу, которая хотела похвалы от учителя.

Неловко почесав голову, Кидзуна, словно акцентируя внимание, произнёс:

— Я не могу сказать лишь то, что будет приятно услышать. Но если ты настаиваешь…

— Естественно. В противном случае это окажется бессмысленным.

Кидзуна кивнул и уставился на нервничавшую Момо серьёзным взглядом.

— Честно говоря, они не были слишком полезны.

— …Э?

Момо дёрнула щекой, а её тело напряглось.

— Конечно, их воздействие на противника выросло, думаю, это большой прогресс. Но в основном мы использовали вооружение сердце-гибридных приводов. Они нам привычнее, и к тому же разрушительная сила несравнимо больше. В таком случае оказалось эффективнее использовать собственное оружие.

— Н-но… вы же использовали его в качестве вспомогательного вооружения, верно? Точно так же, как и ученики научно-исследовательского отделения. Кроме того, даже сердце-гибридному приводу требуется запасное оружие.

— Верно, думаю стоит продвигать разработку именно в этом направлении. Но сейчас всё новое вооружение громоздкое и тяжёлое. К тому же оно потребляет огромное количество снарядов и электричества, отчего экипировка становится громоздкой и тяжёлой ещё больше. В таком случае наша мобильность резко падает. А раз это верно даже для сердце-гибридных приводов, то обычным солдатам использовать такое оружие будет еще труднее.

— О-однако… Оно же подействовало на магические оружия, да-а? Смогло же победить врага?

— Да. Мы смогли сбить несколько противников. Думаю, это потрясающе.

— Ва-а-а♪, — радостно воскликнула Момо и хлопнула в ладоши.

— Но экипировка слишком тяжела. В ближнем бою вес и объёмы оружия лишь сковывают. После первой атаки мы тут же выбросили большую часть. Айнэ и Мастерс использовали оружие немного дольше, но у них быстро закончился боезапас. В такой ситуации невозможность перезарядки тоже оказалась болезненной.

Улыбка Момо застыла, и девушка опустила свой взгляд.

— К сожалению, сейчас они неприменимы по различным причинам. Конечно же, возможность этого есть, но использовать их в реальном бою проблематично. Ну и прежде всего им не хватает разрушительной силы. Всё не так плохо, когда дело касается магических оружий класса B, но противники класса A и выше, а также магические доспехи им уже не по зубам… эм, Курумидзава-сан? Что-то не так?

Смотревшая себе под ноги Момо забормотала:

— Ты… ты не должен был говорить такое… хотя мы и стараемся изо всех сил…

Девушку мелко трясло. Она никогда не думала, что ей скажут нечто подобное. Тем не менее побледневшая Момо выдавила из себя улыбку и напрягла дрожащий голос.

— В… верно. В конце концов, они всё ещё находятся в разработке… н-но пойдём внутрь! Там находится улучшаемая прямо сейчас миниатюрная рельсовая пушка!

Момо вприпрыжку подбежала к воротам ангара и повернулась к Кидзуне.

Парень вопросительно глянул на Кэй. Увидев, как она бесстрастно кивнула, Кидзуна последовал за Момо и вошёл в ангар.

Здесь находилась мастерская для разработки нового вооружения. Но по атмосфере она больше походила не на мастерскую, а на огромную лабораторию. В этом безупречно чистом помещении в определенном порядке располагалось различное оружие: от маленьких пистолетов до огромных пушек.

— Эй, Хида-кун. Посмотри на это!

Гордо раскинув руки, Момо представила новую модель рельсовой пушки. Благодаря линейному дизайну она имела форму, походившую на сочетание прямых плоскостей. Часть корпуса была снята, и взору открывался внутренний механизм.

— Эту рельсовую пушку уменьшили до размеров штурмовой винтовки. Хотя дальность стрельбы и невелика, начальная скорость выстрела — 2 Маха. К тому же мы уменьшили снаряды, поэтому его портативность тоже улучшилась. Я дала ему имя Тёби-тян*.

— У него тоже есть имя…

Кидзуна протянул руку к пушке. Когда парень взял её, то ощутил значительный вес. В сердце-гибридном приводе он казался бы нормальным, но для обычного солдата такая тяжесть являлась внушительной.

— Его действительно уменьшили, но это же размер без батареи, не так ли?

— Д-да… батарея находится вне корпуса.

На полу стояла большая коробка, подключённая к оружию кабелем.

— С ней она будет тяжёлой… какая разрушительная сила у этой пушки? Пробьёт доспех магического оружия?

— Нет, ведь этот прототип стремился к портативности…

Кидзуна положил рельсовую пушку на место и, простонав, скрестил руки.

— В таком случае она бесполезна. Покажи мне ту, которая по крайней мере способна подействовать на врага.

Немного опустив плечи, Момо повела парня в соседнюю секцию.

— Думаю… вот этот. Его зовут Юдзиро-кун.

— Неожиданно нормальное имя! Вернее, не описывающее само оружие!

На первый взгляд эта пушка напоминала огромную антиматериальную винтовку около двух метров в длину. С виду она казалась разрушительной.

— Им можно пробить доспех магического оружия. С момента операции по возвращению Токио мы повысили его выходную мощность на десять процентов. А также нам удалось на двадцать процентов уменьшить вес.

Однако если бы кто-то попытался поднять это оружие без экипированного сердце-гибридного привода, то оно не сдвинулось бы ни на дюйм.

— Сколько в нём патронов?

— Магазин на пять выстрелов. В будущем, если добавить к нему патронную ленту… хотя в таком случае он станет тяжелее.

— Вот как… по крайней мере вес стоит уменьшить в два раза, чтобы не жертвовать мобильностью. Я также хотел бы, чтобы вы подумали, как его нести, пока оно не используется. Когда такое оружие просто прикреплено к поясу, то свободно передвигаться не получится. К тому же мы способны нести ограниченное количество боеприпасов, потому надо подумать о каком-нибудь решении. На текущий момент его нельзя применять, пока с этими ограничениями ничего не будет сделано. Вероятно, эту пушку получится использовать в качестве неподвижной батареи, но в таком случае более крупный калибр окажется лучше.

Момо стиснула зубы, смотря себе под ноги.

— Не… не говори лишь такие эгоистичные вещи.

Её голос дрожал.

— Ведь я, ведь остальной персонал, мы трудимся изо всех сил, тебе ясно? Думал ли ты какие чувства мы испытывали, делая эти оружия?! Да тебе ничего не известно о нашем тяжком труде!

Слёзы наполнили глаза Момо. Вероятно, она никак не ожидала, что подвергнется настолько сильным нападкам. Несомненно, девушке казалось, что в неё швыряли необоснованной клеветой.

— Да ты только жалуешься! Нельзя использовать, не получится использовать, подумайте над тем, как с этим справиться. Хотя я стараюсь изо всех сил!

Плавающее окно Кэй возникло перед Момо.

— Момо, ты не должна говорить такого. Мы…

Однако девушка, которой в голову ударила кровь, не видела этих слов.

Она сокращала часы сна, неоднократно повторяла эксперименты и в результате тяжелой, пропитанной кровью работы закончила это оборудование. Даже магические оружия, на которых прежде не воздействовало вооружение человечества, оказались побеждены её разработками. И сейчас девушка ощущала, словно детей, которых она вырастила и которыми гордилась, поднимали на смех.

— Вы используете эти оружия так беззаботно, но никогда же не задумывались насколько трудно их делать, верно? До того, как оно оказалось в ваших руках…

Кидзуна в спешке остановил Момо.

— Постой, погоди немного. Я всего лишь честно выразил своё мнение об использовании их на поле боя. Я не пытался отрицать тяжкий труд Курумидзавы-сан. Но в действительности это мы используем эти оружия. И не просто используем, а доверяем свои жизни. А я же обязан защищать всех. Поэтому-то не могу безответственно произносить сладкие речи. Попробуй понять.

Однако слёзы всё ещё текли из её глаз, и Момо выдавила:

— Не пойму! К тому же, хотя ты и говоришь «всех», здесь нет никого! Даже сейчас твой сердце-гибридный привод не имеет оружия, потому-то ты и пришёл сюда, ведь оно тебе необходимо! Не говори лишнего!

— А…

Эти слова впились в грудь Кидзуны. Громкими шагами спокойствие покинуло его сердце.

Кэй торопливо застучала по клавиатуре.

— Вы оба, остановитесь. Ваши позиции о...

Однако пока Кэй печатала, Кидзуна утратил весь самоконтроль.

— Да, верно! Мой сердце-гибридный привод бесполезен без «всех». И эти «все» сейчас во вражеском плену. Я в ответе и за то, и за другое! Но даже так я оставил их и вернулся в одиночку! Я… всех…

— Э… э-эм.

Момо оказалась подавлена грозным видом Кидзуны. Из-за такого изумления её собственный гнев скрылся в тени, и девушка восстановила душевное равновесие.

— Я бросил всех, кто помогал мне, и вернулся обратно. Такой… ни на что не способный в одиночку… даже не имеющий нормального оружия… этот я!

Парень, которого дразнили Владыкой демонов Эросом, выкрикивал слова из глубин своего сердца с действительно болезненным выражением лица.

— Я-я… не имела в виду такого…

Момо сожалела, что те легкомысленные фразы слетели с её губ. Однако сказанного не воротишь. Не зная, что делать, девушка растерялась.

— Мы сражаемся, рискуя собственными жизнями. А ты, делая оружие, ставишь свою жизнь на кон? Это действительно предел? Как ты и сказала, Аматэрасу и Мастерс сейчас нет. Здесь не осталось никого, кроме меня. И я не могу бороться в одиночку. Поэтому дай мне оружие! Прошу тебя! Иначе я не смогу сражаться. Не смогу спасти их! Даже Айнэ!

Момо показалось, словно она напрямую коснулась сердца Кидзуны. Страх, гнев, сожаление — всё это передалось девушке.

А затем Момо почувствовала шок, увидев практически плачущее лицо Кидзуны.

По слухам, Аматэрасу состояло из чудовищных сверхлюдей. Особенно это касалось их командира, Кидзуну, которого девушка вообще не считала человеком. Согласно образу, созданному только из сплетен учеников, он действительно являлся монстром.

Поэтому Момо не могла даже вообразить, что её слова так сильно разозлят и ранят парня.

Кэй потянула Кидзуну за рукав. Парень, наконец, заметил текст, плавающий перед самым его носом.

— Кидзуна. Хватит уже. К тому же я хотела показать тебе ещё одну вещь. Пойдём.

— …Понял.

Он развернулся и направился к выходу. Они оба вышли через открытую Кэй дверь.

Когда их фигуры пропали, то лишь Момо осталась в гигантском ангаре. Не сумев справиться с беспорядком в голове, девушка некоторое время ошеломлённо стояла не месте.

Но вскоре она легла на стоявшую поблизости скамейку и закрыла глаза.

Даже спустя какое-то время спокойствие не вернулось в потревоженное сердце и спутанный разум.

Но она поняла, что ей нужно сделать.

Момо поднялась и заявила ушедшему отсюда Кидзуне:

— Хорошо… я дам тебе способ сражаться. И тогда сделаю из тебя…

«…Владыки демонов Эроса, настоящего Владыку демонов».

Она села перед консолью с проектами и прикоснулась к сенсорной панели. А затем открыла чертёж находящейся в разработке козырной карты. Той, что станет сильнейшим оружием Атараксии.

Часть 4

— Большой…

По странному совпадению, место, куда пришли Кидзуна с Кэй, оказалось именно тем объектом, чей чертёж открыла Момо.

На глубине нескольких десятков этажей вблизи центра Атараксии находился пласт, который насквозь пронзало огромное отверстие. Это был туннель с диаметром около двадцати метров, вдоль стен которого тянулось множество труб и проводов.

— Точнее, насколько же он длинный?

Парень не видел конца туннеля, пролегавшего неизвестно докуда. На первый взгляд он выглядел как многоцелевой подземный путь, пропускавший через себя линии жизнеобеспечения, но проходившие внутри трубы и кабели источали очевидно другую атмосферу.

— Этот туннель проходит через центр Атараксии и тянется от края до края.

— Здесь имеется такой ход… и… как его используют?

— В качестве главного орудия Атараксии, пушки заряженных частиц. Это же ускоритель частиц.

— Пушка частиц? Это?!

— Да. Это крупнокалиберная пушка частиц с огромной мощностью. Она всё ещё не завершена, но уже возможна пробная стрельба. Прежде нечто подобное создавалось в качестве экспериментов, однако они не дотягивали до уровня, выдерживающего применение на практике. Тем не менее эта — настоящая. Пушка частиц является обычной экипировкой для сердце-гибридных приводов, но когда мы попытались создать её с помощью наших технологий, то она получилась настолько большой.

— Ясно… но всё равно это потрясающе.

— Расстояние ускорения равно диаметру Атараксии — три километра. Спецификация, используемая в качестве эталона, принадлежит Дифференциальному каркасу Кроса, он наша цель.

«Ясно. Когда они попытались сделать копию Кроса Юрисии, то для неё им потребовался настолько гигантский объект».

— Первоначальная идея принадлежит профессору Наюте. Я же придала ей форму, и Момо сейчас заканчивает её.

— Она…

В его груди немного болело. Недавно Кидзуна вспылил и накричал на неё, словно изливая свой гнев.

— Если ты насчёт Момо, то не нужно беспокоиться. Это она была неправа.

— Нет, но…

— К тому же Момо сильная девочка. Наверняка сейчас она обдумает всё и станет работать ещё упорнее. Напротив, это было хорошим уроком для неё. Я признательна тебе.

Даже после таких слов Кидзуна не смог успокоиться. Он решил найти в следующий раз удобный момент, чтобы извиниться должным образом и помириться.

— Когда эта пушка частиц будет завершена, у нас появится возможность атаковать противников, находясь за пределами их радиуса действия. А если обстреляем Проход, то нам удастся сокрушить врага прежде, чем он появиться здесь. И более того, мы сможем напрямую ударить по столице противника.

— Ясно, Проход в Лондоне… вот почему потребовалось вести туда Атараксию.

После того, как они прошли по туннелю ещё дальше, яркий свет замаячил впереди. Это был внешний край Атараксии. Когда Кидзуна подошёл к нему, перед ним расстелился синий океан, отражающий лучи солнца. А у горизонта парень заметил слабые очертания суши.

Но странный объект виднелся над землёй. Круглая, излучающая свет конструкция висела в небе.

— Это?

Кэй постучала по клавиатуре и отобразила в плавающем окне изображение с внешней камеры. Когда же оно приблизилось, то оказалось, что в небе парил огромный магический узор.

— Вероятно, в той области находится станция магической энергии.

— Что ты сказала?!

Состояние Токио воскресло в разуме Кидзуны.

— Сикина-сан, давайте прямо сейчас разберёмся со станцией при помощи этой штуки! — энергично произнёс Кидзуна, но Кэй спокойно застучала по клавишам.

— Это невозможно. Она всё ещё не может стрелять.

— Э? Но уже возможна пробная стрельба, ты сама так сказала!

— Испытания возможны, но они не дотягивают до уровня практического использования. Главная причина заключается в недостатке энергии для её работы. И эта проблема всё ещё не решена.

«А?!»

— Для выстрела из этой пушки частиц требуются огромные запасы электроэнергии. Вопрос в том, откуда их взять.

— Это… а если воспользоваться всем электричеством Атараксии!..

— Даже так это обеспечит только пятьдесят процентов необходимой энергии. Мы в срочном порядке сооружаем эффективную систему хранения электричества и возводим электростанцию.

— Чё-ёрт! Хотя станция магической энергии прямо перед глазами, я ничего не могу с ней сделать…

Кидзуна снова проникся собственным бессилием.

«В таком положении, смогу ли я действительно всех спасти?

Взятых в плен Химэкаву, Юрисию, Сильвию. И Скарлетт с остальными членами Мастерс. Даже сейчас, пока я стою здесь, к ним, возможно, приближается опасность.

Может их, так же как и меня, заставили сражаться в Колизее… и более того, друг против друга».

— Чёрт возьми-и-и-и!

Глядя на океан, он закричал изо всех сил.

«Айнэ. Ты же не позволишь такому случиться?»

Он посмотрел в небеса, словно произнося молитву.

«Несомненно, даже сейчас каждый из Аматэрасу и Мастерс подвергается тяжелым испытаниям. Но сделайте всё, что в ваших силах. Выживите!»

— Обязательно… я обязательно приду и спасу вас все-е-е-ех!

Парень прокричал клятву в синие небо, где не было никого.

Однако небеса и океан не ответили ему. Лишь тихий ветерок развевал волосы Кидзуны.

Примечания

  1. Арена
  2. Вики
  3. Вики
  4. Тёби — небольшой

Комментарии