Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

017

Вот так я и поймала вторую сикигами.

М-м?

Нет, не удивляйтесь: вы не перелистнули главу.

И я тоже не перескочила внезапно на другое воспоминание — рассказ не прерывался.

Это прямое продолжение предыдущей главы, и внутри них все события расположены в хронологическом порядке.

Так, о чём я хотела сказать? Ах да, я стремлюсь стать мангакой вовсе не для того, чтобы покрасоваться… Вообще, девочка я не очень смышлёная, но благодаря тому, что временами почитывала боевую мангу и всякое такое…

Мне на ум сразу пришла стратегия из двух шагов.

Первый шаг: отвлечь сикигами стулом, затем зайти к ней со слепой зоны, описав дугу, и сдавить листом бумаги; второй шаг: уповать на план Б, если не успею выполнить до конца первый шаг.

Звучит мудрёно, но на самом деле ничего сложного.

Анти-Надэко во всеуслышание заявила, что «выпустит мне кишки», тем самым раскрыв свой замысел, и я решила обернуть её заявление против неё самой.

Воспользоваться Анти-Надэко в своих целях.

Стратегия эта родилась не в ходе серьёзных логических размышлений, а возникла как-то сама по себе. Ожидая удара в живот, я представила: вот было бы здорово поддеть кольчугу под свитшот, но тут же поняла, что это полный бред и очередной жалкий уход в мир иллюзий — а оправданий этому у меня никаких нет, — так что выбросила глупости из головы и взглянула на своё положение более трезво: раз кольчуга не вариант, то как насчёт журнала (на полке, рядом с тем местом, где я пряталась за спинкой стула, лежала целая стопка)? Он мог бы сыграть роль брони, если прикрыть им живот.

Все журналы были достаточно толстыми, чтобы защитить от удара стамески, но я подумала, что даже один заметно выпирал бы из-под свитшота, хотя тот и висел на мне как (страхолюдный) мешок.

Как бы сильно Анти-Надэко ни была зациклена на моих кишках, а ничто не мешало ей вонзить мне стамеску куда угодно, в то же горло например, и это также пришлось учитывать при выборе средства защиты. Вообще, ранения что в живот, что в горло считаются более опасными для жизни, чем в любую другую часть тела, но главное не это, а то, что мы с сикигами — обе Надэко и мыслим одинаково, хоть и разные по характерам, поэтому она сразу разгадала бы мой план, стоило бы ей только увидеть, как я тянусь к полке с журналами.

А что, если бы она задумала перерезать мне глотку? Даже страшно представить!

Я хотела избежать этого любой ценой, поэтому…

Поэтому решила нарваться на удар в живот.

Стул мне нужен был не просто для защиты, но и чтобы скрыться от глаз Анти-Надэко: спрятавшись за его спинкой, я осторожными и медленными движениями, чтобы было незаметно, засунула под одежду…

Ну, наверно, где-то с десяток листов бумаги?

Да, сикигами сама сделала всё, чтобы попасться на белоснежную бумагу… Достав из кармана все листы, какие у меня с собой были, я отложила один, с которым бросилась потом, держа в руке, на Анти-Надэко, а остальные заправила за пояс штанов, напустив сверху свитшот.

Прикрылась ими как бронёй.

Выходит, я всё-таки поддела кольчугу, только не из железных колец, а из листов?

Анти-Надэко сама угодила на бумагу в тот самый момент, когда ударила мне в живот стамеской.

Она налетела на лист, как мотылёк — на огонь: её будто тянуло к своей беде.

Я сложила лист вдвое и так запечатала сикигами.

Казалось, есть повод для радости: «Ещё один дух изгнан, йей!» — но на сердце, к сожалению, легче не стало и кричать так не хотелось. Я подвергла себя неописуемо огромной опасности, рискнула жизнью, хотя шанс на успех был чрезвычайно мал, и теперь лишь чувствовала, как силы покидают меня.

Вот надо было лезть на рожон?

Посмотрев на разорванный свитшот, я чуть не упала в обморок.

Что я так привязалась к этой задумке с кольчугой?.. Может, сдали нервы? Или мне, как Анти-Надэко, кровь ударила в голову? Слава богу, всё прошло удачно и безумная, ничем не подкреплённая идея — такое бывает только в боевой манге — сработала, но кто мог знать заранее? А если бы я ошиблась? Тогда сикигами помимо свитшота точно так же разорвала бы засунутую под него бумагу и достала до живота.

Вот Ононоки-тян ни за что бы не руководствовалась такой непродуманной стратегией: та странность всё-таки специалист. А Оги-сан наверняка раскритиковал бы мой план, расценив его глупым.

Меня же охватил азарт.

Но я сдуру бросилась на сикигами не столько из-за страсти к риску, сколько на волне сильного впечатления, когда представила, что мой труп могут обнаружить в этой комнате. Я всеми силами хотела избежать этого, и в то же время своей выходкой сама чуть было не воплотила в реальности свои самые жуткие страхи.

Таким опасным для жизни идеям место только на страницах манги. Что будет, если все вокруг начнут вести себя как персонажи комиксов? Правду говорят, что, когда читаешь много манги (и рисуешь тоже?), перестаёшь отличать реальность от вымысла.

Тем не менее…

Всё же закончилось хорошо, а раз так, то можно и чуточку порадоваться, да? Однако мне не давали покоя последние слова Анти-Надэко: они вонзились в меня ещё глубже и больнее, чем могло бы лезвие стамески.

«Это тебе на отдых пора!»

«А то притомилась вкалывать, скажешь, нет?»

…Послушав Анти-Надэко, я как будто услыхала голос своего сердца. С Надэкокеткой, боюсь, было то же самое.

Если сикигами — это странности, которые действуют по поручениям своих хозяев, замещают их, то нарисованные мной духи должны говорить от моего имени.

Мои сикигами высказывают всё, что у меня на уме, и поступают так, как втайне хотела бы поступить я сама.

Конечно, я вижу в жизни не только сплошной негатив.

Достичь своей мечты тяжело, и всё же я стараюсь, работаю: мне доставляет радость сам процесс. Да, я чувствую неподдельную радость, когда замечаю, что стала лучше рисовать, или когда в голову, после долгих размышлений, приходит интересная идея.

Но что, если найдётся другое занятие, с которым я тоже смогу справиться и которое начнёт приносить ещё больше радости? Буду ли я тогда по-прежнему вкалывать ради своей мечты или сразу переключусь на что-то попроще?

Ведь последние слова…

Да и другие заявления Анти-Надэко — о том, что она ненавидит работать в поте лица и вообще заниматься тем, что ей не нравится, — принадлежат не тогдашней мне и даже не Кутинаве-сану, а мне настоящей — Ныненадэко. Когда я задумалась об этом, несносная, беспросветная тоска опустилась на сердце и застыла в нём камнем.

Я как-то вся сникла, повесила нос.

Очень тяжело повстречаться лицом к лицу с самой собой.

Меня будто заставили пристально взглянуть на все свои плохие стороны и разобрать себя по косточкам, а я к такому была совершенно не готова… Боже, да кто вообще нашёл во мне хоть что-то милое?

Что тогда, что теперь — внутри я всегда была и остаюсь отвратительна.

Как люди могут любоваться, восхищаться мной? Фу!

Уж не лучше ли было бы и вправду выпустить мне кишки?..

Однако не могу же я киснуть вечно! Ныненадэко хоть и мечтатель, но реалист! Сейчас не время забываться: я совершила преступление, проникнув в чужой дом!

И, поймав сикигами, сделала всё, что хотела, — пора сматываться!

Спасать собственную шкуру!

Но прежде надо навести порядок.

В комнате воцарился небольшой хаос, после того как «двое» решили выяснить здесь отношения, но прибраться в целом было нетрудно; серьёзной проблемой оказался нож для резьбы по дереву, который сикигами воткнула в пол.

Оставлять его так было нельзя; Анти-Надэко, впрочем, и сама, при всей своей силе, не смогла его достать, — настолько глубоко и прочно он застрял.

Так что когда я, своими кривыми и хилыми ручками, попыталась вытащить нож, лезвие обломилось у рукояти и осталось торчать в настиле… но тут мне в голову пришла ещё одна мангическая идея (как будто я не получила хороший урок, что к идеям из манги лучше не прислушиваться).

Всем важным и опасным вещам я научилась, читая мангу. А также слушая советы своей шальной подруги и чудовищно коварного мошенника.

Подцепив двумя пальцами лист бумаги — до этого я успела достать всю кипу из-под одежды и запихать её обратно в карман, — я аккуратно накрыла им торчащее из пола лезвие и рукоять.

И они, как я и ожидала…

Переместились прямо на бумагу!

В голове просто мелькнула мысль: раз сикигами пользовалась этим ножом, нельзя ли и его точно так же запечатать? — и вот, всё получилось как по волшебству!

Чрезвычайно удобное и простое средство, эта бумага, если только пускать её в ход по делу, однако в этой простоте кроется дьявол: не могу отделаться от ощущения, что при частом её использовании по поводу и без можно накликать на себя беду.

Так что надо знать меру.

Я уже поддалась сладкому соблазну наработать 10 000 часов меньше чем за год — и вон какой катастрофой это обернулось!

А так, конечно, было бы здорово удивить кого-нибудь на вечеринке перемещающимися на бумагу предметами.

Но это в сторону: главное — удалось забрать нож.

В полу осталась трещина, но её проделало лезвие — сама по себе она незаметная, пока специально не начнёшь всматриваться, хотя и глубокая. Куда сильнее бросались в глаза вмятины и царапины, которые Анти-Надэко понаделала своими поккури, когда яростно топала и бесилась. Со следами от обуви мой трюк для вечеринки не пройдёт.

Скрыть абсолютно всё в любом случае не удастся, взять хотя бы входную дверь: в ней такая дыра, что её никак не спрячешь… Потом придётся как-то всё объяснить своей шальной подруге, Цукихи-тян.

У неё до того широкая душа, что страшно становится; она может сходу пообещать: «Не парься: с родителями сама разберусь», не обдумав всё как следует, даже не вникая в детали, — я должна действовать аккуратно, чтобы потом ей было легче взять всю вину на себя.

Но об этом мы поговорим с ней позже.

Как раз в эпилоге.

А пока я всё ещё играю в догонялки.

Вернёмся в настоящее.

Несмотря на трудности и преграды, я всё-таки поймала Надэкокетку и Анти-Надэко — осталось ещё две сикигами.

Тихонядэко и Богинядэко.

Полпути я прошла, это было очень нелегко, и, если честно, с обеими сикигами мне просто повезло; половину долга я тем не менее выполнила и верила, что с оставшейся тоже всё как-нибудь образуется.

Вспомнился, к слову, один риторический вопрос: «В пустой стакан до половины налили воды. Как думаете: он теперь наполовину пуст или наполовину полон?» Но однозначно правильного ответа на него дать нельзя.

Оптимистичное отношение меняется в зависимости от поставленной цели: если вы хотите промочить пересохшее горло, вас будет интересовать только наполненная половина стакана, а если захотите, на спор например, поскорее осушить стакан — главным для вас окажется то, что он уже наполовину пуст. Вот и я, оценивая ситуацию с оставшимися сикигами, считаю, что стакан наполовину пуст.

А если развить идею, продолжить мыслить позитивно, — можно понадеяться на то, что Ононоки-тян уже хоть с кем-нибудь разобралась: не может же она, настоящий профессионал, ничего не добиться, если даже я, человек без всякого опыта, кое-как, но поймала двух сикигами?

Я очень на это надеюсь: одна из оставшихся сикигами — Богинядэко, а она, по моим ожиданиям, гораздо сильнее трёх других. Надэкокетка и Анти-Надэко по сути своей всё же люди, в то время как Богинядэко буквально богиня… Может, я и ошибаюсь в выводах, но одно знаю наверняка: нужно идти дальше.

Упорно идти вперёд и внимательно следить за развитием событий.

Пускай я не умею работать головой, зато могу действовать.

Итак, закончив наводить порядок в комнате, я вышла в коридор.

Но куда отправляться дальше — даже не догадывалась. Единственное, нужно было как можно скорее покинуть дом, а то вдруг соседи заметили странную дыру во входной двери Арараги и сообщили об этом в полицию?

Кстати о дыре… Так уж вышло, что в доме Арараги я столкнулась с Анти-Надэко, но изначально-то я пришла сюда затем, чтобы устроить засаду на Тихонядэко.

Тогда, может, разумно было бы остаться, спрятаться в комнате Цукихи-тян и ждать прихода сикигами… но даже если робкая Тихонядэко поборет стеснение и подойдёт к дому, то вид сломанной входной двери испугает её, она тут же развернётся и убежит.

Да и, в конце концов, это просто предположение: не факт, что Тихонядэко хочет сюда прийти. На мой взгляд, лучше всего искать её где-нибудь в другом месте. Только где?.. Старательно выжимая мозги, как мокрую половую тряпку, до последней капли, чтобы придумать дальнейший план, я двинулась по коридору к выходу, потому что больше не собиралась здесь задерживаться. Не собиралась, однако вдруг остановилась напротив комнаты Цукихи-тян.

Затем перевела взгляд вниз.

— Хм-м…

Анти-Надэко сильно распорола мне низ свитшота — через прореху нагло белел живот. Не критично, даже не очень откровенно, особенно если сравнивать с Панталонадэко — та вообще слоняется по городу полуголой, — но огромная дыра всё равно привлечёт внимание прохожих.

Среднеклассница, вышедшая на улицу в рваных и к тому же страхолюдных домашних шмотках, будет выделяться из толпы. А для преследователя выделяться — последнее дело.

Ладно.

Возьму что-нибудь на время?

Помирать — так с музыкой.

Цукихи-тян модница, у неё куча разной одежды — пропажу одной-двух вещей заметит не сразу.

Сначала незаконное проникновение (плюс порча имущества, хотя это уже дело рук сикигами), теперь вон решила взять вещи без спроса — всё пошло по наклонной: я стала образцовым примером того, как человек шаг за шагом, всё сильней и сильней увязает в преступном мире.

Падать-то быстро, а вот подняться…

Хотя в моём случае «быстро» — не то слово: я упала почти в одночасье. И не просто упала — сорвалась камнем вниз. Да что уж теперь упрекать себя, когда дело сделано и осталось лишь смыться с места преступления? Поэтому я не стала больше медлить и распахнула дверь в комнату Цукихи-тян.

Я хорошо знала этот дом и в том числе комнату своей подруги. Похоже, она теперь живёт здесь одна: всё обставлено не так, как я запомнила.

Если бы Тихонядэко пряталась в этой комнате, я бы сочла это чудом, но мне, конечно, не повезло… За дверью гардероба её тоже не оказалось (будь я сейчас в фильме ужасов, в эту минуту на меня бы оттуда выпрыгнул зомби). И всё-таки вот было бы здорово, думала я, видеть Тихонядэко здесь, чтобы сикигами пришла сюда, так же как и я, за одеждой, а не бродила, по словам очевидцев, по улицам полуголой.

Что ж, видимо, зря надеялась…

Тем временем в гардеробе, на вешалках, висела целая куча модной и яркой одежды — вообразить нельзя сколько! — и я могла выбрать что угодно, как будто на бонусный уровень попала!

Повезло, что у нас с Цукихи-тян почти что один размер!

И всё же при таком выборе взять традиционные наряды я бы не рискнула. Иначе бы выделялась ещё сильнее.

В итоге мой выбор пал на те вещички, в которых Цукихи-тян в последний раз забегала ко мне домой.

Они мне ещё тогда приглянулись.

Хотя Цукихи-тян может их сразу хватиться… Ну да ладно!

Уже больше полугода я прикладываю огромные усилия, чтобы не надевать модную одежду, не заниматься сочетанием с другими вещами ни по цвету, ни по фасону, ни по стилю — вообще никак, но вот смотрю сейчас на этот гардероб, где вся одежда на вешалках, чистенькая, вывешена аккуратненько в рядок, и думаю: Цукихи-тян даже не подозревает, сколько сил ушло на моё самоотречение, — однако тут же одёргиваю себя: да ведь в этом самом подсчёте усилий по «ничего не деланию» вообще нет никакого смысла!

Я не хотела показаться ленивой — просто неудачно выразилась, а то по моим словам получается, что я старалась чего-то не делать; усилия не бывают бездейственными: приложить усилие — значит уже направить действие, свою энергию на что-либо.

Хотя опять неоднозначно получается: про кражу вещей ведь тоже можно сказать, что я направляю энергию, только в преступное русло… Так или иначе, я оделась в другую одежду.

Переоделась, одним словом… Или нет, приоделась: до этого-то вообще не пойми в чём ходила.

Сняв свитшот с трениками, я сложила их и задвинула в самую глубину одной из полок гардероба. Цукихи-тян, должно быть, сразу заметит чужую одежду, но наверняка догадается, что это мои старые шмотки, и, может быть, даже заштопает дырку…

Так!

Надела я, в общем, короткую юбку-штаны, чёрные чулки чуть выше колена и блузку с рюшками и красивым цветочным принтом. А ещё позаимствовала очаровательное кепи: оно идеально подходило моей короткой причёске.

Но совершенно случайно забыла, что подбирать одежду следовало под сандалии, а к этому наряду всё-таки нужны были туфли; тем не менее взять у Цукихи-тян ещё и их я не могла: вдруг натру мозоль? Тогда гоняться за сикигами будет очень больно.

Я посмотрелась в высокое, в пол, зеркало — оно занимало всю внутреннюю сторону дверцы гардероба, — чтобы оценить результат: полностью скопировать стильный лук Цукихи-тян у меня, само собой, не получилось, зато замаскировалась я отлично. Если надвинуть кепи на глаза, издалека меня вообще никто не узнает.

Надвинуть кепи… на глаза?

Что-то вспомнились старые времена, когда я тоже так делала.

Придётся опять скрывать лицо, только теперь чтобы поймать Тихонядэко, — вот и ещё одна ирония судьбы.

Меня душило глубокое презрение к самой себе, но я не забывалась и не теряла из вида самое главное: надо двигаться дальше; закончив глядеться в зеркало, я плотно закрыла дверцу гардероба и вышла из комнаты Цукихи-тян.

Затем спустилась по лестнице на первый этаж (на всякий случай снова кралась на цыпочках) и двинулась в прихожую, чтобы выйти наконец на улицу, как вдруг по ушам ударил громкий звонок.

Я даже ойкнула с испуга!

Сначала показалось, что раздался аварийный звонок, но мигом позже я одумалась: это всё-таки частный дом, а не средняя школа.

Значит, охранная сигнализация?

Учитывая род занятий четы Арараги, я нисколько не удивлена, что в доме установлены средства для предупреждения преступности… Хотя стоп, почему тогда сигнализация сработала только сейчас? До сих пор же было тихо.

Неужели она установлена в гардеробе Цукихи-тян?.. Поделом мне: я воспользовалась её дружбой — и теперь расплачиваюсь за свой каприз.

Нельзя так себя вести!

С другой стороны, Цукихи-тян постоянно раздражается на меня и осыпает упрёками — честно говоря, даже сотни украденных платьев будет мало, чтобы отомстить ей за все обиды. Я действительно так думала, хотя высказывать ей своё недовольство всё равно не собиралась… Прислушавшись между тем к звонку, я поняла, что это не охранная сигнализация.

А телефон.

Причём не мобильный: на них такие рингтоны не ставят… Я обернулась на звук и увидела стационарный телефон, — он висел на стене смежной с коридором гостиной и мигал лампочкой.

Очевидно (особенно если хорошенько прислушаться), что это звонил стационарный телефон — другого варианта и быть не могло, просто когда, натворив делов, сильно волнуешься, начинаешь бояться всего подряд.

Обычно телефон звонит недолго и после нескольких звонков переключается на автоответчик; я же не стала дожидаться и резко, повинуясь какому-то непреодолимому желанию заставить его замолчать сию же секунду, сняла трубку.

Не знаю, что на меня нашло. Наверно, свою роль ещё сыграли рефлексы? Что за бесполезный рефлекс хватать трубку сразу, как зазвонит телефон?!

— Алло! Сэнгоку слушает!

Ай, зачем я представилась?!

Ну и ну! Преступник, виновный в многочисленных преступлениях, называет себя по настоящей фамилии!

Совсем страх потеряла, что ли?

Даже по телефону не можешь говорить — сразу теряешься?.. Сдуру представившись, я поначалу молилась, чтобы звонивший ошибся номером, но услышав, кто был на другом конце провода…

Стала молить бога, чтобы это я ошиблась… чтобы это мне померещилось…

— А?.. — удивился голос в трубке. — Сэнгоку-сан?

Я узнала этот голос.

Его невозможно забыть.

Он принадлежал Сэндзёгахаре Хитаги-сан.

Комментарии