Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

014

В итоге вытянуть из сестрёнки Содати, куда делась Тихонядэко, так и не вышло. Ещё по ходу разговора стало ясно, что я ничего не добьюсь, вернее, что даже пытаться не стоило.

Сейчас объясню почему: я не умею заводить беседы, разговорить собеседника мне не по плечу, поэтому всю нужную информацию могла собирать только по обрывкам фраз и так узнала, что когда сестрёнка Содати увидела, как я плелась в позе «хенд-бра», она окликнула меня (смелый шаг!), после чего я, испугавшись, рванула прочь со всех ног, только пятки сверкали.

Тихонядэко, умоляю, не носись сломя голову в таком виде!

Надеюсь, ты хоть не отрывала руки от грудей?

Помню, как однажды стояла перед воротами старшей школы Наоэцу и вдруг услышала голос Ханэкавы-сан, — тогда я тоже не придумала ничего лучше, кроме как рвануть прочь со всех ног. Однако следовать по пятам за сикигами всё равно не было смысла, даже если бы я попросила сестрёнку Содати вспомнить, в какую сторону та побежала.

Потому что Тихонядэко просто удрала от сестрёнки Содати без оглядки, а не смылась куда-то целенаправленно, как это сделала Надэкокетка, сбежав в среднюю школу № 701.

Она рванула в ту сторону, в какую только могла, причём неосознанно, даже не выбирала направление.

Её действия вообще не подчиняются хоть какой-то логике, закономерности.

Может быть, Тихонядэко повела бы себя по-другому, если б узнала, что её окликнула сестрёнка Содати… Хотя нет, она бы всё равно дала дёру.

Та робкая девочка, какой я была раньше, считала: «Если кто-то обращается к тебе — беги со всех ног» — и всегда вела себя подобающе.

Человек, удравший с испугу даже от Ханэкавы-сан — а в ту пору она была ещё и непорочна как ангел, — удерёт от кого угодно.

Вот было бы здорово, если б сестрёнка Содати села на хвост Панталонадэко, пока та слонялась по парку, и следила за ней с безопасного расстояния, чтобы узнать, куда она направляется, но это я уже что-то раскатала губу.

Надо поблагодарить сестрёнку Содати уже за то, что она осталась сидеть в парке за книгой, ожидая, а вдруг сбежавшая Тихонядэко вернётся (и в понимании сестрёнки Содати так и произошло. Она знала наперёд, будто в книжке вычитала)?

«Вообще, я собиралась прогулять сегодня весь день, но разговор с тобой, Надэко-тян, придал мне немного сил, — призналась сестрёнка Содати, — так что после полудня, пожалуй, пойду на оставшиеся пары».

Не помню, чтобы старалась чем-то мотивировать её, но рада, что хоть как-то смогла подбодрить. Выходит, моё неумение разговаривать с людьми кое на что да сгодилось!

Напоследок, перед тем как попрощаться и разойтись, сестрёнка Содати дала мне свой номер и последнее наставление: «Если возникнут какие-то проблемы — звони в любое время, помогу. Серьёзно, не замалчивай и не терпи сквозь слёзы. Положись на меня, и я покажу им, где раки зимуют!»

Зачем она так сказала? Напугала только…

Похоже, сестрёнка Содати всё никак не может избавиться от подозрений, будто меня кто-то обижает, — ну и ладно, переубеждать не буду.

Моё неумение разговаривать с людьми, как я уже упоминала, кое на что да сгодилось: пришлось нелегко, но все моральные страдания окупились и принесли плоды, причём не только для сестрёнки Содати, но и для меня самой: помимо совета я получила неочевидную, на первый взгляд, подсказку.

Мы с Ойкурой-сан не виделись целых восемь лет и для первой встречи спустя столько времени обсуждали довольно личные проблемы, но всё же об одном говорить не решались, как будто условились заранее.

Иногда мы забывались и едва не затрагивали «запретную тему», блуждая вокруг да около; казалось, ещё чуть-чуть посидим, поболтаем — и неизбежно коснёмся, но сестрёнка Содати вовремя прервала беседу: засобиралась на пары: время уже поджимало… В разговоре, словно по какому-то негласному соглашению, мы не касались нашего общего знакомого.

Время от времени всплывали имена Карэн-сан и Цукихи-тян, но имя старшего сына Арараги — ни разу… Да.

Словно мы сторонились его…

Словно оно раздражает слух…

Мы избегали называть его имя…

По-всякому изворачиваясь, лишь бы не упоминать…

Камбару-сан говорила, что свидетели «кто какую улицу называет» и что Тихонядэко «бредёт, не зная куда»… Я вижу лишь два объяснения её гуляниям: либо у неё вообще нет никакой цели или плана и поэтому сикигами просто слоняется (полуголая) то там, то сям, либо она стесняется прийти туда, где ей хотелось бы спрятаться, и поэтому вынуждена слоняться (полуголой) по другим местам, избегая «пункта назначения».

В таком случае что, если не гоняться за сикигами, обследуя одно за другим места из показаний свидетелей, а поочерёдно соединить точки на карте города, где зеваки натыкались на Тихонядэко, и (математически) отыскать центр получившейся фигуры?

Может быть, в той координате окажется дом Арараги?

Комментарии