Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Дневник переведённого ученика Итидзё Масаки

10 февраля 2097 года, воскресенье.

Продолжаю вести дневник.

Сейчас я в Токио. Правда, вместо гостиницы остановился в нашем втором доме.

Отец построил этот особняк более десяти лет назад, когда я был ещё ребёнком. Он объяснял свой поступок тем, что каждая семья из Десяти главных кланов должна иметь дом в столице. Я же ещё тогда считал, что это пустая трата денег. И, в целом, оказался прав.

В Токио мы бывали редко, оставались на ночь ещё реже. А после вторжения в Садо отец почти перестал покидать родной округ. В общем, дома всегда остаётся либо он, либо мать, а одиночке всегда проще поселиться в гостинице. К слову, если вместо отеля выбрать Магическую ассоциацию, то и о защите думать не придётся.

Вот почему я как-то всерьёз предложил отцу продать токийский дом. Но он сказал, что территория поместья усеяна разными специфическими устройствами, и их демонтаж перед продажей займёт слишком много времени. Господи, надо же думать перед тем, как что-то делать.

Впрочем, я тоже не думал, что однажды всё-таки поселюсь в этом доме. Жизнь преподносит нам немало сюрпризов.

Но на самом деле я вполне доволен таким поворотом судьбы. Хотя не стоит так говорить, учитывая причину моего переезда.

Я даже слегка взволнован, ведь мне, старшему сыну семьи Итидзё, Десять главных кланов поручили задание: поймать труса, что стоял за недавним терактом.

В тот злополучный день взрыв возле гостиницы в Хаконе унёс жизни двадцати двух гражданских, а тридцать четыре человека оказались в больнице.

Нелепая попытка навредить Десяти главным кланам погубила много невинных людей. Такое нельзя простить. Не будь приказа, я бы сам отправился на поиски. Потому я рад, что мне предоставили возможность разобраться с террористом. Быть выбранным исполнителем на Конференции главных кланов — великая честь, поэтому мне стоит приложить все усилия, чтобы выполнить свой долг.

И хотя тело уже охвачено напряжением, мои мысли заняты кое-чем другим.

Думать о подобном перед важным заданием неуместно, но я ничего не могу с собой поделать. Я не буду выставлять это напоказ, но и обманывать самого себя тоже не стану.

С завтрашнего дня я начинаю ходить в Первую школу. За это следует благодарить директора Маэду, которая похлопотала о моём временном переводе.

Пусть всего лишь на месяц, но я смогу насладиться школьной жизнью вместе с ней.

Жду с нетерпением.

◊ ◊ ◊

11 февраля 2097 года, понедельник.

Это сон?

Я попал в её класс!

Успокойся, успокойся.

Так.

Прошёл мой первый учебный день в Первой старшей школе.

Если можно так сказать, конечно. Всё-таки я не поступал и не переводился сюда.

Вообще-то отец хотел, чтобы меня официально отправили на каникулы — никто не знает, как долго продлится моё отсутствие. Поиски в южном Канто могут затянуться, а возвращаться оттуда в Третью школу каждый день попросту невозможно.

Хотя отец лично попросил директора об услуге, она отказала.

Ну, её тоже можно понять. Десять главных кланов не имеют никакого отношения к правительству, их задания остаются неофициальными. Директор ни за что бы не стала создавать своими руками прецедент, который позволил бы прогуливать уроки всем, кто имеет какое-либо отношение к Десяти главным кланам.

Может показаться, что директор Маэда строгая, непреклонная женщина, но это не так. Наверное, это прозвучит грубовато, но мы, ученики Третьей школы, знаем, что она славный человек. Конечно, директор любит муштровать своих подопечных, но ей не чужда забота. Маэда-сэнсэй даже находит время на обучение учеников второго потока, которыми не занимаются другие преподаватели, — она прикрывается необходимостью «спортивных мероприятий» и «отдыха на свежем воздухе».

Теперь она ради ученика склонила голову перед директором Первой школы Момоямой. То, что я наследник семьи из Десяти главных кланов и сын её друга, вряд ли сыграло какую-либо роль — она просто догадалась, что мне поручено важное задание, и как могла облегчила мою жизнь.

Для меня сделали исключение и позволили изучать программу Третьей школы на терминалах Первой. Это оказалось возможным благодаря нынешней системе образования, где каждый ученик осваивает материал в удобном для него темпе. Времена, когда один учитель обучал сразу весь класс, остались в далёком прошлом. Однако даже при некоторой свободе действий всё ещё остаётся уровень, которого все должны достигнуть за год — ученик, не набравший проходной балл, проваливает экзамен. Это относится и к магическим предметам, и к обычным.

Поэтому резонно предположить, что обучаться возможно и из дому. Я не говорю про практику или эксперименты — только про теоретическую часть. Увы, на деле такое запрещено — некоторые материалы учебной программы нельзя копировать и выносить за пределы школы. Сама система построена так, что получить информацию можно лишь из терминалов. Однажды Джордж из любопытства попытался проникнуть в базу Третьей школы, но попытку взлома быстро пресекли. Потом его ждал выговор от заместителя директора. Полагаю, ученику и правда не под силу обойти школьную защиту данных.

Именно этой системой — закрытой сетью между школами и университетом магии — и решила воспользоваться Маэда-сэнсэй. Она поговорила с директором Момоямой, и тот разрешил подключение терминалов Первой школы к серверам Третьей. Теперь я могу читать свои лекции вдали от дома.

Пропущенную практику и эксперименты я наверстаю во время весенних каникул. Жаль, но придётся обойтись без отдыха. Мне и так пошли навстречу, чтобы я не остался на второй год, я не вправе требовать большего.

К слову, Момояма-сэнсэй разрешил мне посещать некоторые практические занятия и эксперименты. Они, конечно, не зачтутся, но увидеть, как проходят уроки в другой школе, уже само по себе очень ценно. Я безмерно благодарен не только Маэде-сэнсэй, но и Момояме-сэнсэю.

Так что это не «перевод», а самая настоящая «стажировка»? Пожалуй.

Ладно, я зацикливаюсь на мелочах. Назовём это «переводом».

Интересно, кто-нибудь ещё спорит в личном дневнике сам с собой?..

Утром, когда я пришёл в учительскую, заместитель директора лично отвёл меня к Момояме-сэнсэю, а затем, хоть это и не входило в его задачу, — в мою классную комнату. Позже я узнал, что в Первой школе не принято устраивать утренние собрания. В Третьей школе не проводят сборы на общем курсе, но на специализированном учитель каждый день приходит в класс перед занятиями, чтобы подбодрить учеников. Думаю, в каждой школе есть свои особенности.

Итак, меня привели в класс «А» второго года. И там я увидел её.

Шибу Миюки-сан.

Меня как громом поразило.

Красивая и умная девушка, недавно ставшая наследницей семьи Йоцуба. Прекрасный волшебник и...

Моя богиня.

Друзья из Третьей школы точно будут смеяться, если узнают об этом, но я в самом деле вижу в ней богиню, что спустилась на землю. Красавица? Слишком убогое слово. Будь у меня талант к поэзии, я бы потратил всю жизнь, чтобы подобрать слова, достойные её описания. Но я бездарен, и это вгоняет в тоску.

Скорее всего, если кто-нибудь узнает о моих чувствах, он задаст вполне резонный вопрос: «Если она богиня, а не обычная девушка, пусть и красивая, то как ты посмел желать её?»

Признаю, я сам поначалу так думал.

Но я — старшеклассник в расцвете сил. Я хочу завести девушку, однако после встречи с ней мне не подойдёт другая.

Найдётся ли тот, кто откажется от заманчивой возможности пойти на святотатство и превратить богиню в свою девушку? Теперь я понимаю человека, спрятавшего кимоно божественной нимфы.

Кажется, я снова разволновался.

В общем, я изумился, когда вошёл в класс и увидел её. И тут же почувствовал, как кровь приливает к щёкам.

Но я не мог ударить в грязь лицом и испортить своё первое приветствие. Перед ней у меня нет права на ошибку.

Потому я немного смухлевал.

Как многим уже известно, волшебники Первого института — основатели некоторых кланов, в том числе и клана Итидзё — изучали магию, напрямую влияющую на тело.

Семья Иссики, например, умеет воздействовать на нервную систему. Но тут есть один прецедент — клан Итихара, который стал Экстрой. Поэтому магия, что через нервную систему управляет людьми, считается запретной.

Заклинания семьи Итинокура влияют на температуру тела.

А моя семья научилась влиять на жидкость. Одна их таких техник, «Разрыв», разрабатывалась исключительно для уничтожения живой силы противника. Однако оказалось, что испарение жидкостей в технике не менее эффективно. Впрочем, это лишь побочный эффект.

Так вот, на основе «Разрыва» была создана магия управления кровотоком. Ей-то я и воспользовался, чтобы улучшить цвет своего лица.

Впрочем, это никак не повлияло на мои эмоции. Во время представления я так старался не прикусить язык от волнения, что почти не помню, о чём говорил.

Надеюсь, я не ляпнул ничего странного?

Удивлённых взглядов вроде бы не заметил. Полагаю, всё в порядке.

Должен сказать, я не ожидал такого радушного приёма. Первая и Третья школы всегда были соперницами, и потому я думал, что меня встретят как минимум прохладно. Но я ошибся, и это радует.

Огорчило только то, что с Шибой-сан я перебросился лишь парой слов. Ну, этого и следовало ожидать, ведь я не пытался навязать ей своё общество.

Не то чтобы мне не хватало смелости. Просто я подумал, что произведу не самое лучшее впечатление, если начну цепляться к девушкам сразу после перевода. Не хочу, чтобы она возненавидела меня.

В общем, сегодня я общался в основном с парнями класса А. Их лидером оказался Морисаки Сюн, старший сын семьи Морисаки, что известна техникой «Быстрый выхват». Этот парень не проявил себя на Турнире девяти школ, но его боевые навыки, судя по всему, достойны внимания. Я слышал, что позапрошлым летом он сразился с агентами информационного отдела Кабинета министров и победил.

Если я правильно понял, он встал на защиту какой-то американки, которую хотели похитить. У этого парня явно кишка не тонка. Однако странно, что его не арестовали за оказанное сопротивление — все-таки он влез в государственные дела.

К тому же оказалось, что Морисаки — член дисциплинарного комитета, о чем мне поведали его друзья. Впрочем, сам Морисаки явно не считает это поводом для гордости. Я бы даже сказал, что он выглядел раздосадованным, когда зашла речь о комитете. Интересно, почему? Я ведь и сам состою в дисциплинарном комитете с самого поступления, а раз структура Первой школы схожа со структурой Третьей, то звание блюстителя порядка должно быть очень почётным, хоть и не настолько, как должность в школьном совете.

Кстати, я слышал, что тут представителя первогодок приглашают в школьный совет. У нас же принято зазывать в дисциплинарный комитет. Похоже, членство в здешнем комитете менее престижно.

Ну, всё-таки в Третьей школе хулиганов хватает. Не держи мы их в ежовых рукавицах, школа погрузилась бы в хаос. Скорее всего, наш комитет — исключение из правил.

На обеденном перерыве Морисаки и остальные рассказали много интересного о Первой школе. Например, я узнал, что сейчас девушки сильнее парней, и особенно заметна эта разница на втором году обучения. Мне даже посоветовали не высовываться, чтобы не привлечь внимание местных барышень. Шутят, конечно.

Ещё парни назвали имена сильнейших второгодок.

Президент школьного совета Шиба-сан опережает всех с большим отрывом. Ну, я и не сомневался.

За ней идёт Китаяма-сан из класса А, известная как «Серый кардинал дисциплинарного комитета». На третьем месте — «любящая совать нос в чужие дела» Акэчи-сан из класса В. Также в первую пятёрку вошли Сатоми-сан из класса D и Тиба-сан из класса F.

Были и другие имена, но, что удивительно, все женские. Многие я слышал на Турнире девяти школ. Единственное исключение — Тиба-сан, но её тоже следует остерегаться. Мы работали вместе всего лишь один день в Киото, однако я успел оценить её мастерство. Пугающая девушка. Такой волшебнице лучше не переходить дорогу.

Прозвище Китаямы-сан тоже настораживает. За какие заслуги человека могут назвать «Серым кардиналом дисциплинарного комитета»? Официальный глава, Йошида, доказал свою силу как на Турнире девяти школ, так и в инциденте в Киото, но нашёлся кто-то, способный руководить таким человеком и всем комитетом из тени? Наверное, она тут самый опасный волшебник, эта хрупкая девушка с лицом ребёнка. Удивительно.

К слову о неожиданностях, я был потрясён, когда узнал, что в прошлом году Шиба учился на втором потоке, или, как сказали бы в Третьей школе, на общем курсе. А это значит, что на Турнире девяти школ я проиграл тому, кто тренировался без наставника.

В старшей школе учитель играет большую роль. Разница в навыках между учениками первого и второго потоков будет заметна даже спустя два-три месяца обучения.

Однако этот парень всё равно оказался сильнее. По крайней мере в области практического применения магии он опередил даже Джорджа.

Какие же тренировки он прошёл в Йоцубе?

Неприятно признаваться, но у меня до сих пор мурашки по спине пробегают, когда вспоминаю о той схватке.

Также после уроков состоялась первая встреча участников операции. Впрочем, хоть я назвал это первой встречей, все мы уже знали друг друга. Я имел в виду, что ради нынешнего задания мы встретились впервые.

Новый глава семьи Дзюмондзи, Катсуто-сан, будет руководителем, а старший сын главы Саэгуса, Томокадзу-сан, — его заместителем. Две семьи объединятся ради поимки террориста.

Впрочем, хоть я и сказал «объединятся», на самом деле оба клана планируют вести расследование независимо друг от друга. Меня беспокоило, что при таком раскладе будут неизбежны различного рода накладки, но, как оказалось, опасался я зря — Саэгуса Маюми-сан станет связующим звеном между семьями. Она будет приходить на наши встречи для обмена информацией. По всей видимости, Шиба тоже собирается участвовать в этом обмене как представитель клана Йоцуба.

К слову, когда Шиба пригласил меня на собрание, я не смог отказаться — всё-таки он решил протянуть руку помощи сопернику и провести меня по незнакомому городу до места встречи. Точнее, я так думал.

Но знаете, что он ответил на моё согласие?

«Я отправлю карту, доставай терминал»!

Давно не чувствовал себя таким идиотом. Я бы, конечно, не потерялся благодаря навигационному приложению, но этот парень мог проявить хоть каплю дружелюбия?

Всё-таки он мне не нравится. Это прозвучит грубо, но я обрадовался, когда он отказался поужинать с нами.

Как ни смотри, такой человек просто не может быть её старшим братом, точнее, двоюродным братом и женихом.

◊ ◊ ◊

12 февраля 2097 года, вторник.

Сегодня первым уроком у класса 2А была магическая практика по теме «Определение условий завершения магии».

Задание заключалось в изменении цвета пластикового шара в определённом порядке. Следовало установить время активности магии в качестве переменной и изменять цвет на красный, зелёный и синий, повторяя этот процесс десять раз в течение тридцати секунд. Если ошибиться хоть единожды, вы закончите упражнение либо раньше, либо позже отведённого времени.

С виду — ничего сложного. Эту тему мне вдалбливали в голову с первого года. В Третьей школе нам не раз говорили, что ошибка в завершающей части магии может стоить жизни. Я уже выполнял похожие упражнения. Правда, раньше от меня не требовали такой точности. Впрочем, в бою подобная аккуратность не нужна.

Последняя моя практика в Третьей школе перед переводом заключалась в том, чтобы попадать магией в цель, расположенную за стеной. Таким образом волшебники учатся атаковать прячущихся противников.

Я думал, что по сложности сегодняшнее задание и близко не стоит с упражнениями в Третьей школе.

Как же я ошибался.

Когда учитель попросил нас разбиться на пары, я едва сумел подавить желание броситься к Шибе-сан.

Нельзя забывать, что здесь я посторонний. А поскольку, если считать и меня, в классе 2A чётное количество учеников, мне следовало объединиться с тем, кто останется без партнёра.

Как ни странно, в одиночестве осталась только Шиба-сан.

Теперь можно?

Можно ведь, да?

Я подошёл и спросил.

Она улыбнулась и кивнула.

До тех пор всё шло гладко.

Шиба-сан выполнила задание с первой попытки. Ошибка составила сотые доли секунды. Признаю, это тоже повлияло на мою оценку сложности.

Я с воодушевлением приступил к упражнению, слушая, как она ведёт обратный отсчёт...

И закончил на 0,7 секунды раньше.

Огромная разница.

По условию задания я оставался в допустимых пределах, но обратный отсчёт сам по себе был большой поблажкой. Она же выполнила упражнение ровно за тридцать секунд без какой-либо помощи.

Такой результат не может не расстраивать.

А когда я услышал в стороне «Ровно тридцать секунд. Хорошая работа, Хонока», то окончательно запаниковал.

Впрочем, мне всё же удалось справиться с заданием до конца занятия. Правда, справиться с потрясением получилось лишь к полудню.

Теперь я знаю, что учебная программа Первой школы ничем не хуже программы моей школы. Меня сгубила гордыня. Я запомню этот урок.

К счастью, день закончился лучше, чем начался.

Шиба-сан пригласила меня на обед. Точнее, меня позвала Мицуи-сан. Возможно, она просто не могла ответить отказом после предложения подруги, но я всё равно был счастлив.

Даже эту лёгкую улыбку я хочу навсегда запечатлеть в своей памяти.

В столовой меня встретили несколько знакомых лиц — ребята, с которыми в прошлом году я работал в Киото: Йошида, Сайдзё и Тиба-сан. Я сам удивился, когда смог вспомнить все имена, ведь мы провели вместе совсем немного времени. Впрочем, Тибу-сан сложно забыть — уж слишком она устрашающая.

Похоже, они не ожидали, что Шиба-сан придёт вместе со мной — Тиба-сан не сдержала удивлённый возглас, да и остальные встретили меня несколько прохладно.

Однако парень, который должен быть больше всех недоволен моим присутствием, пригласил меня за стол и тем самым развеял возникшую неловкость.

Впрочем, я вижу этому объяснение: ни один мужчина не сможет отказать ей в просьбе. Странно другое: и Йошида, и Сайдзё, и незнакомая молчаливая девушка в очках (удивительное зрелище — кто в наши дни носит очки?), и даже Тиба-сан стали намного дружелюбнее, когда этот парень пустил меня в компанию.

А я-то думал, что таким, как он, сложно заводить друзей.

Я сидел напротив Шибы-сан. Мне едва удавалось сохранять самообладание.

Скорее всего, они всегда обедают вместе. Я решил, что стоит постараться влиться в коллектив, начав с активного участия в разговоре.

Однако меня раздирали противоречивые чувства: хотелось смотреть на неё, смотреть неотрывно, но я не мог поднять взгляд. Я оробел так сильно, что не мог произнести ни слова.

Пока я боролся со своей нерешительностью, Тиба-сан спросила меня о задании.

Я чуть не подавился мисо-супом. Неужели эта девушка не понимает, как важно сохранять секретность? Не ожидал от неё такой легкомысленности. А если нас подслушивали?

Впрочем, это было хорошей возможностью. Раз ни Шиба-сан, ни тот парень не остановили Тибу-сан, значит, остальные знают о поисках террориста. Теперь я мог начать разговор, не заботясь подбором темы.

Но этот ублюдок вылез первым, а потом назвал меня «очень способным волшебником»! Чего он хотел добиться неприкрытой лестью?

Потом разговор принял странный оборот. Шиба-сан почему-то сказала, что завидует мне, и я потерялся в догадках. Что это было? Похвала, вежливость или настоящая зависть? Даже сейчас я не уверен, что она имела в виду.

Ещё я заметил, что Мицуи-сан уделяла всё своё внимание этому парню. Неужели он нравится ей? Хотя я знаю, что влюблённые не прислушиваются к голосу разума, но лучше бы Мицуи-сан быть осторожнее.

Впрочем, это к лучшему — мне удалось поговорить с Шибой-сан без его вмешательства. Увы, не помню, о чём мы болтали. Надеюсь, я сумел хоть немного сблизиться с ней.

Не знаю, должен ли поблагодарить этого парня. Или стоит сказать «так тебе и надо»?

Думаю, лучше выбрать третий вариант и просто промолчать.

◊ ◊ ◊

13 февраля 2097 года, среда.

Наверное, я оказался слишком сильно взволнован тем, что буду учиться вместе с ней.

Я не собирался пренебрегать заданием, но невольно расслабился.

Скорее всего, я бы продолжил витать в облаках, если бы не отчёт того парня.

Похоже, прошлой ночью ему почти удалось захватить нашу цель.

Впрочем, это ничего не значит, раз она смогла уйти. Но вполне возможно, что я не прав.

Однако разница всё же была: этот парень нашёл логово террориста, пока я наслаждался школьной жизнью. И я не могу оправдываться тем, что приехал в Токио лишь три дня назад. Вернее, не хочу. Правда, я даже не представляю, где лучше начать расследование.

Сегодня в школе тоже было весело. Я снова увидел её улыбку, а мне для счастья большего и не надо. И вдруг на меня словно ушат ледяной воды вылили.

Мне в ту же секунду захотелось выбежать из дома и броситься на поиски Гу Цзе. Однако мне хватило ума понять, что от блужданий по городу не будет прока.

Для начала следует подумать, с чего начать и что я могу сделать. К счастью, отец отнёсся к этому делу серьёзно и отправил под моё командование немало людей, поэтому со вторым пунктом не должно возникнуть проблем.

Итак, сперва я поеду на место трагедии. Семьи Саэгуса, Дзюмондзи и Йоцуба, как и полиция, наверняка уже изучили там каждый камень, но не исключено, что я найду какую-нибудь зацепку.

Хотел бы я пока не посещать школу и сосредоточиться на поисках, но это будет равносильно предательству директора Маэды, которая так старалась, чтобы меня приняли в Первую школу.

Завтра пойду на уроки, но после них сразу же начну расследование.

Ведь я приехал в Токио ради задания.

◊ ◊ ◊

14 февраля 2097 года, четверг.

Также прошлой ночью я решил, что сегодня пообедаю в одиночестве. Понимая, что не смогу ответить Шибе-сан отказом, я встал по звонку после третьего урока и поспешил в столовую.

Но неожиданное препятствие разрушило мои планы.

Я даже не успел подойти к двери и выйти из класса — две девушки преградили мне дорогу.

Пока я силился вспомнить их имена, они протянули мне маленькие коробочки, украшенные лентами, а потом, смеясь, убежали.

Думаю, я выглядел на редкость глупо, но я и правда понятия не имел, что произошло. Эти коробки в обёрточной бумаге выглядели как подарки, но вспомнить, какой сегодня праздник, я не мог.

Пока я пытался переварить случившееся, количество коробок на руках увеличилось до семи. Девушки подходили одна за другой и, весело перебрасываясь между собой словами, вручали подарки.

Что они делают? Для чего эти коробки? Какой сегодня день?

И тут мои мысли разом остановились — я услышал голос Шибы-сан за спиной.

Она усмехнулась и сказала, что я очень популярен.

Все эти странности начали сильно беспокоить меня.

Когда я нерешительно обернулся и увидел её, прекрасную, как и всегда, моё сердце замерло в радостном предвкушении. Не знаю, чего я ожидал.

Кажется, я тогда что-то спросил.

Китаяма-сан изумлённо посмотрела на меня и сказала, что сегодня День святого Валентина.

Это прозвучало как приговор Эммы, судьи мёртвых.

Она была права. Я так сосредоточился на задании, что всё остальное вылетело из головы.

Значит, мне дарили шоколад.

Понимая, что на меня сейчас смотрит весь класс, я сильно смутился. А потом меня окончательно раздавило предположение Шибы-сан, что к вечеру подарков будет намного больше.

Потом я, утратив вчерашнюю решимость, сопроводил её и остальных в столовую. Или меня потащила Мицуи-сан? Впрочем, от этого не легче.

Разумеется, шоколад я оставил в классе.

Конечно, я, как и любой парень, расстроюсь, если ничего не получу в День святого Валентина, но в этом году всё иначе. Когда девушки впихивали мне шоколад на глазах у моей неразделённой любви, я был как на иголках.

Хочу забыть об этом поскорее.

Однако на этом мои страдания не закончились — в столовой нас ожидала Тиба-сан.

На меня посыпались вопросы.

«Сколько шоколада ты уже получил?»

Не твоё дело.

«Я имею в виду шоколада на День святого Валентина!»

Как будто я не знаю.

«Ставлю на то, что больше десяти».

Я сказал, что количество не имеет значения.

Думаю, если я убью эту девушку, суд меня оправдает.

Нет, я понимаю, что она не хотела обидеть. Предположив, что я получил много подарков, Тиба-сан ясно показала, что не считает меня неудачником.

Но сегодня эти вопросы резали без ножа.

Мне оставалось лишь молиться, чтобы она поскорее перешла на другую тему.

Однако боги не вняли моим молитвам — Китаяма-сан и Мицуи-сан рассказали, сколько шоколада я получил.

Наверно, я придаю этому слишком много значения. Мне просто нужно быть немного увереннее.

Но в ту секунду я боялся посмотреть ей в лицо.

После традиционного собрания я отправился на поиски, стараясь забыть этот день как страшный сон.

Пробегал до полуночи.

Забыть не получилось.

Найти зацепки — тоже.

Эх.

Наверное, завтра я буду весь день ходить сонным.

◊ ◊ ◊

15 февраля 2097 года, пятница.

Случилось то, что мы, волшебники, боялись со времён теракта.

Нет, вернее будет сказать, что это лишь начало.

Когда мы сидели в столовой, по новостям объявили, что на одной из демонстраций люди напали на полицейских, с палками и камнями. Если бы они прорвали оцепление, жертвами стали бы и волшебники. Скорее всего, демонстранты не пожалели бы даже учеников школ магии.

Разумеется, я забеспокоился о друзьях из Третьей школы. Чтобы отвлечься от тревожных мыслей, я начал разговор об объявленных арестах. По новостям сказали, что задержали двадцать четыре человека, но я не знал, это много или мало — давно не слышал о каких-либо арестах, ведь после вторжения в Садо демонстрации практически сошли на нет.

Шиба ответил: «Это немало».

Значит, положение ухудшается. Как я и думал.

По оценке того парня, на камеру попало около двухсот демонстрантов. Поскольку оператор не сумел охватить всю толпу, эту цифру можно увеличить вдвое, если не больше. Не удивлюсь, если там собралось более пятисот человек.

После обеденных новостей Первую школу окутало мрачное настроение. Вчерашнего веселья как не бывало. В своей школе я бы подбодрил одноклассников. Впрочем, там и без меня хватает воинственных людей. Видимо, здесь таких немного.

Вернувшись после нашей очередной встречи домой, я позвонил Джорджу. По его словам, Третья школа гудит как потревоженный улей. Он со смехом рассказывал, как увлечённо ученики тренировались во время клубной практики, даже травм было больше, чем обычно.

Похоже, Третья школа не успела измениться за время моего отсутствия. Я немного расслабился.

Как оказалось, Джордж тоже беспокоился, но уже обо мне. Он спросил, получается ли у меня хоть что-нибудь, словно догадавшись, что дела идут не очень хорошо.

В такие мгновения я жалею, что пользуюсь визифоном — солгать собеседнику, который видит твоё лицо, может не каждый.

Хотя оно и к лучшему. Я был в тупике и не знал, что делать. Решившись, я рассказал обо всём.

Поразмыслив немного, Джордж дал мне совет, настолько очевидный, что я сам удивляюсь, почему это не пришло мне в голову.

«Не ввязывайся в заведомо проигранную гонку».

Всё верно, я не смогу сравниться в обыске Канто с местными семьями на их территории. Я не пытаюсь оправдаться — разница в доступных ресурсах слишком велика. Но когда я узнал, как близко Шибе удалось подобраться к цели, меня охватило нетерпение. Я начал торопиться, даже не осознавая этого. Возможно, на меня так повлияла смена обстановки.

Джордж сказал, что я должен чётко понимать свою роль. По его словам, поиски лучше оставить кланам Саэгуса и Дзюмондзи. А когда цель найдут, мне нужно поймать её и арестовать.

Но если я буду сидеть сложа руки, то нет смысла жить в Токио. Хоть и не могу принять этот совет, я рад, что поделиться своими проблемами. После этого разговора у меня словно гора свалилась с плеч.

Похоже, Джордж догадался, в каком я состоянии, и поэтому посоветовал «не ввязываться в гонку». Боже, какой у меня хороший друг.

◊ ◊ ◊

16 февраля 2097 года, суббота.

Я узнал об инциденте, произошедшем возле Второй школы.

Но лучше обо всём по порядку.

Новость об атаке демонстрантов вытеснила шок, что я испытал на День святого Валентина, а разговор с Джорджем окончательно меня успокоил. Думаю, теперь я не выгляжу зажатым, когда общаюсь с Шибой-сан и другими одноклассниками.

Приятная школьная жизнь продолжается.

После уроков я подготовил доклад по информации, собранной подчинёнными отца, и отправился на встречу.

Там мне и рассказали, что на учеников Второй школы напали гуманисты.

События развиваются слишком стремительно.

Атаку средь бела дня я даже не рассматривал. Думал, противники магии хотя бы попробуют представить нападение как несчастный случай. Но подобное безрассудство, да ещё и сразу после вчерашнего инцидента — полная неожиданность.

Ученики Второй школы, похоже, получили серьёзные травмы. Надеюсь, с ними всё будет хорошо.

Саэгуса-сан была очень сильно обеспокоена. Ну, она же бывший Президент школьного совета, я бы не её месте тоже волновался за учеников своей школы.

Впрочем, я и так встревожен.

Если бы мне пришлось выбирать цель для нападения среди школ магии, я бы выбрал Первую школу. Она отдалена от центра Токио, но находится в его пределах. Идеальная позиция для акта устрашения.

Конечно, волшебников нельзя назвать слабыми, но застигнутый врасплох пользователь магии может проиграть человеку без способностей. И я боюсь представить, что случится, если гуманисты возьмут верх.

Я волнуюсь за неё и за свою семью. Впрочем, не думаю, что дома что-то случится, ведь там на страже отец.

◊ ◊ ◊

17 февраля 2097 года, воскресенье.

Первую половину дня я сидел дома и анализировал информацию, полученную от подчинённых отца. Они помогали мне, попутно объясняя непонятное.

В основном мы обсуждали вероятные пути побега.

Мы уже знаем, что грузовое судно, на котором Гу Цзе проник в страну, стоит на якоре в гавани Нумадзу, но стоит оно там, скорее всего, для отвода глаз. Впрочем, вряд ли террорист намерен всю жизнь скрываться в Японии. Когда-нибудь он обязательно попытается сбежать — с этим согласились все мои помощники.

Как же тогда он собирается уходить, по воздуху или по воде? В первом случае можно замаскироваться и сесть на авиалайнер или подготовить небольшой самолёт. Какое место для отбытия на континент он выберет? Залив Сагами? Полуостров Босо? Город Ниигата на севере?

Мы рассчитали несколько возможных маршрутов, но нам не хватит людей, чтобы проконтролировать их все. Даже подчинённые отца уверены, что стоит подождать, когда Саэгуса и Дзюмондзи найдут цель.

Наверное, это и правда лучшее решение, но я так не могу.

После обеда я сел на мотоцикл и прокатился вдоль береговой линии от Ирудзаки до Инубосаки. Конечно, так я ничего не найду, но изучить местность не помешает. Да и поездка сама по себе подняла мне настроение.

Потом я вернулся к разработке плана. Мне не хотелось впутывать Джорджа в дела моей семьи, но рука сама набрала его номер. В конце концов, советчика лучше я не найду.

По мнению Джорджа, чтобы перехватить инициативу, нам надо самим выманить преступника. Гу Цзе сделал наживку из грузового судна в Номадзу, а мы должны сделать свою.

Но кого взять в качестве приманки? Джордж указал на Шибу-сан, Саэгусу-сан и её младших сестёр. Впрочем, он тут же добавил, что я вряд ли соглашусь.

И это правда. Его логику можно понять, но я никогда не подвергну её опасности.

Джордж, в свою очередь, не согласился сделать приманкой меня. После небольшого спора Джордж с неохотой сказал, что составит более подробный план, который устроит нас обоих.

Я рассчитываю на тебя, стратег.

◊ ◊ ◊

18 февраля 2097 года, понедельник.

Внезапный звонок от Саэгусы-сан.

На Шибу-сан напали!

Когда я услышал эту новость, то подумал, что у меня остановится сердце.

Ещё Саэгуса-сан сказала, что попросит Шибу-сан прийти сегодня на встречу, чтобы узнать подробности.

На сестру Саэгусы-сан тоже напали, но, похоже, никто из волшебников не пострадал. Впрочем, мне удалось успокоиться, лишь когда я увидел её целой и невредимой во французском ресторане, где мы проводили наши встречи.

Когда Шиба-сан появилась вместе с этим парнем, я почувствовал не только облегчение, но и странную боль в груди.

Я сразу понял, что это такое.

Ревность.

Пытаясь подавить своё недовольство, я задал вопрос Шибе-сан.

Её состояние важнее моих эмоций.

Когда она сказала, что всё хорошо, я почувствовал облегчение.

Как оказалось, во время атаки я уже покинул школу. Один из подчинённых отца собирался посетить осведомителя, который работал под Чжоу Гунцзинем, поэтому я направлялся к нему. Я не ожидал найти новые зацепки, просто пытался привлечь к себе внимание террориста.

Вот и всё.

Я жалок. Меня не было рядом с Шибой-сан, когда она нуждалась в защите больше всего. Однако этот парень спас её, хотя и ушёл из школы намного раньше остальных.

Даже отправившись на поиски, он вернулся в нужную минуту.

Не представляю, как такое возможно.

Однако расспрашивать я не стал.

Почему-то мне не хочется знать, что побудило его вернуться.

Вместо этого спросил о напавших.

Противниками оказались члены международной антимагической группы. По словам этого парня, гуманисты не поскупились на эту операцию: было и оружие, и Антинит, и даже магия. Только на поле боя враждебный волшебник так и не показался — заклинания активировались через человека-ретранслятора.

Когда я спросил об этом заклинателе, Шиба ответил, что записал его магию и сейчас анализирует её.

Подобное вообще возможно?

Йоцуба владеет и такими техниками?

Это меня потрясло, но в то же время и успокоило.

Он опережает меня благодаря секретным техникам своей семьи. Конечно, я не смогу поспевать за ним в таких условиях. Это не поражение.

М-да, какой же я мелочный.

На мой вопрос, как ему удалось записать магию, он не ответил.

Ну, такое тоже бывает. Всё-таки Десять главных кланов не только партнёры, но и конкуренты. Конечно, семья, которая раскрывает принципы построения своих заклинаний для всеобщего пользования, всегда будет в почёте. Но если клан не делится секретами, то никто не станет выпытывать их.

Однако мне кажется, что это не единственная причина его молчания. Этот взгляд... Он словно читал мои мысли.

Возможно, у меня просто разыгралось воображение. Да, я в этом уверен.

Однако я всё равно поторопился извиниться за свой вопрос.

Опять оплошал. Чтобы это не повторилось, я решил не встревать в разговор.

Но не вышло.

Когда Саэгуса-сан предложила организовать Шибе-сан охрану, этот парень спросил, не собираемся ли мы использовать её в качестве приманки.

Спросил у меня.

И я начал громко протестовать.

Дзюмондзи пришёл мне на помощь, поскольку мы уже обсудили до прихода Шибы план выманивания террориста на живца, то есть на меня.

Не думаю, что этот парень был серьёзен, но его слова задели меня за живое.

Возможно, он пошутил, но мне стало стыдно.

А всё потому, что я стою на месте.

Я буду приманкой, даже если это не одобрят другие кланы.

Жаль, что из-за подобных мыслей я не смог насладиться ужином с Шибой-сан, но задание важнее.

Завтра я с Джорджем начну составлять план операции, сразу после школы.

На самом деле мне хотелось позвонить ему сегодня, но он, скорее всего, уже спит.

◊ ◊ ◊

19 февраля 2097 года, вторник.

Как же я устал.

Раз дата уже сменилась, напишу обо всём завтра.

◊ ◊ ◊

20 февраля 2097 года, среда.

Первую школу закрыли вчера до субботы. Сегодня закрыли и Третью, поэтому сейчас я дома.

Задание завершено, хотя я не могу сказать, что всё закончилось благополучно. Больше меня ничто не держит в Токио.

Я учился вместе с Шибой-сан чуть больше недели. Жаль, что так мало, но ничего не поделать — я приехал только ради поимки террориста.

Уверен, сегодня отец прикажет мне вернуться в Канадзаву.

А теперь о том, что случилось вчера.

Утром занимался за терминалом в классе 2A.

Один.

Почему я пришёл в закрытую школу?

Не стоит забывать, что я учусь не здесь. Я лишь пользуюсь местным терминалом. Пока моя школа открыта, я обязан посещать уроки.

Надеялся, что на территорию школы никого не пускают, но мои надежды пошли прахом — я встретил учителя, ответственного за класс 2А, который и провёл меня внутрь.

Похоже, преподаватели всё ещё ходят на работу.

Вот так, благодаря медвежьей услуге учителя, я просидел в одиночестве всё утро. Или лучше назвать эту услугу «слоновьей»?

Впрочем, нет худа без добра — немного позже в школу пришла и Шиба-сан, чтобы забрать забытые вещи.

После обеда на мой терминал пришло сообщение о закрытии Третьей школы.

Поскольку занятия во второй половине дня отменили, я вернулся в особняк и позвонил Джорджу. Вот только его почему-то не было дома. Странно, его ведь тоже отпустили с уроков.

Я оставил сообщение и стал ждать ответа.

Мне позвонили в два часа дня.

Но не Джордж.

Шиба Тацуя.

Он сказал, что террорист найден и что скоро будет организована операция по захвату.

Я смутно догадывался, почему он позвонил, и потому совершенно не удивился.

Он не спрашивал, хочу ли я участвовать, и не просил принять участие.

Он просто назвал время и место встречи.

Впрочем, этого было достаточно.

И всё же любопытно, как клану Йоцуба удалось найти цель? Кажется, я начал осознавать, как опасна семья «неприкасаемых» — по слухам, самая сильная и влиятельная среди Десяти главных кланов.

Начало операции назначили на шесть часов вечера.

Было решено, что семья Итидзё заблокирует северные пути отхода.

Однако я хотел преследовать цель. Какой же я эгоист.

В конце концов меня добавили в отряд Дзюмондзи. И того парня тоже.

Но это лишь укрепило мой боевой дух.

Сначала всё шло согласно плану: террорист направлялся в порт, прямо к нам в руки. Однако в самом конце он резко свернул на запад.

Мы тут же пустились в погоню, но недалеко от гавани нас ждала засада.

Пока я думал, как нам побыстрее подавить противника, Шиба уже всё решил: он сказал, что останется и разберётся с этим типом.

Меня раздирали внутренние противоречия: разве будет честно оставить его тут одного, а самому поймать террориста и прославиться?

Однако в одном не было сомнений: если мы не поспешим, то и ловить будет некого. И я отправился дальше.

Хотя именно этот парень вывел нас на след, мы и сами смогли определить автомобиль с террористом. Сложно ошибиться, когда видишь, как тебя пытаются стряхнуть с хвоста.

Вскоре машина террориста выехала на пляж, где мы снова столкнулись с засадой.

Нас поливали свинцом из винтовок повышенной мощности. А ведь это оружие не так-то просто раздобыть. Я даже начал подумывать, что за терактом в Хаконе стоит Великий Азиатский Альянс.

Бой был ожесточённым, но благодаря подоспевшему Дзюмондзи-сану мы смогли остановить противника.

Вот только враг не пожелал сдаться на милость победителя и самоуничтожился.

Погоня застопорилась. Нет, у нас оставались силы, но пока мы разбирались с засадой, цель ушла на вездеходе в океан.

Я почти уверился, что это конец.

И тут появилась Саэгуса-сан на патрульном катере.

Я думал, так бывает только в фильмах.

Мы сели на катер. Погоня продолжилась. Террорист был практически в наших руках.

И прямо на моих глазах судно с преступником разрубило огромное лезвие.

Молекулярный делитель?

Что забыл волшебник с козырной картой USNA в Японии, да ещё и таком месте?

Я окончательно запутался.

В общем, мы провалили задание. Были в шаге от победы, но проиграли.

Даже тело преступника не нашли. Впрочем, не думаю, что ему удалось выжить.

Да, хаконский инцидент можно считать исчерпанным, но я понимаю, что это ещё не конец.

Даже я, участник операции по захвату, не знаю, как выглядел террорист. Нет, мне предоставили некоторую информацию о нём: волшебник древней магии по имени Гу Цзе, родом из Дахана, специализировался на контроле трупов — но это крохи, из которых не складывается полная картина произошедшего.

Если бы меня спросили, существовал ли волшебник по имени Гу Цзе на самом деле, я не смог бы с чистым сердцем сказать «да».

И как теперь убедить всех, что опасность миновала?

Похоже, всё было напрасно.

Я пролежал в кровати до утра, но легче не стало.

Хорошо, что не нужно идти в школу.

Сегодня ничего не буду делать.

Вечером позвонил отец.

Он сказал не торопиться с возвращением домой. Якобы я должен помочь местным, если у них возникнут какие-либо затруднения.

Что за глупости? Мы живём не на другом конце света. Отец и сам мог бы по необходимости приезжать в столицу.

К тому же скоро снова начнутся занятия. На вопрос об учёбе он ответил, что мне следует придерживаться плана и посещать Первую школу до марта.

Что это значит?

Чего он ждёт от меня?

Не понимаю. Устал, потому и голова не работает.

Завтра поговорю с ним ещё раз.

◊ ◊ ◊

21 февраля 2097 года, четверг.

Вчера из-за усталости я отложил разговор с отцом.

Это было ошибкой.

Когда я позвонил ему сегодня, он настаивал, что вопрос уже решён.

Тогда я и понял, что скрывалось за словами отца. Он просто не хочет покидать Канагаву.

Конечно, никому не хочется разбираться с последствиями проваленного задания, но и мне тоже! Разве так должен вести себя глава семьи?

А в конце он просто добил своего сына ещё одной новостью: оказывается, в субботу ко мне приедет Аканэ.

Великолепно, я должен показать сестре город, который и сам толком не видел!

◊ ◊ ◊

22 февраля 2097 года, пятница.

Кажется, писать об этом уже поздновато, но я всё-таки уточню: у меня есть две младшие сестры. Старшую зовут Аканэ, а младшую — Рури. По обычаю семьи моей матери, родители дали девочкам имена, созвучные с названиями цветов.

К сожалению, мы не очень хорошо ладим, хотя Джордж считает иначе.

Но я знаю, что он не прав.

Впрочем, я всё равно стараюсь заботиться об этих девочках.

Нет, в прошлом мои сёстры и правда были добрыми детьми, но потом что-то изменилось.

Внешне они остались такими же милыми, как и раньше, но доброта стала показной.

Рури, например, вообще не разговаривает со мной. Конечно, она и раньше была тихоней, но в последнее время либо совсем не отвечает, когда я пытаюсь заговорить с ней, либо говорит такое, что хочется попросить её ещё помолчать. Между нами попросту невозможен нормальный диалог.

Аканэ, напротив, говорит много. Слишком много. Оскорбления так и сыплются, и все на меня. Вломиться в комнату брата с чаем, кофе или закусками, — которых он, к слову, и не просил, — а затем уйти со словами «извращенец», «грубиян» и «неряха» — для неё обычное дело.

«Как мило», — сказал однажды мой друг из Третьей школы, улыбаясь. Все они просто не понимают, что эту грубость я вижу изо дня в день, а свою милую сторону она не показывает мне никогда. Язвительность Аканэ уже набила оскомину.

И эта сестра приедет ко мне завтра.

Понимая, что она поднимет крик, если туристическая программа её не устроит, я начал подготовку.

Конечно, меня мало трогают оскорбления сестры, но я бы предпочёл всё же не портить себе настроение.

Вот только в столице хватает достопримечательностей. Конца и края им нет.

Даже если выбрать какой-либо из рекомендованных маршрутов, мы всё равно не управимся за день.

Мне был нужен совет от местного жителя.

Я хотел позвонить Шибе-сан, но мне не хватило смелости. Всё-таки это слишком пустячное дело.

Можете смеяться, но мужество и безрассудство — не одно и то же.

О том, чтобы искать совета у того парня, не могло быть и речи. Он — последний человек, к которому я обращусь за помощью из-за такой мелочи.

Я довольно близко сошёлся с Йошидой и Сайдзё, но знают ли они, что понравится ещё совсем юной девушке?

После недолгих раздумий я решил положиться на Саэгусу. Нет, не на Томокадзу-сана, а на Маюми-сан. Подумал, что раз я общался с ней каждый день до недавнего времени, то могу позволить себе задать ей пару вопросов.

Как оказалось, Саэгуса-сан в самом деле неплохо разбирается в местных достопримечательностях.

Но я всё же сожалею, что не нашёл другого помощника.

Поскольку мне показалось, что неожиданный звонок будет воспринят прохладно, ведь нас вряд ли можно назвать хорошими друзьями, я отправил ей письмо по электронной почте.

Если вкратце, там было примерно следующее: «Моя младшая сестра решила приехать в Токио. Мне нужно показать город, но я не знаю, куда повести её. Прошу, посоветуй что-нибудь». Конечно, я старался писать повежливее.

Ответ пришёл спустя полчаса. Не ожидал его так скоро. Я обрадовался, но тут же осознал, что мне могут и отказать, ведь сейчас Саэгуса-сан должна быть на занятиях — Университет магии, в отличие от старших школ, не закрывался.

Как оказалось, зря тревожился.

«Я не пошла на занятия — навалилось много работы по хаконскому делу. Впрочем, я закончила ещё до обеда, поэтому сейчас свободна. Рада, что ты не забыл обо мне».

Неужели я стал настолько близок с Саэгусой-сан? Что-то сомневаюсь.

И, кстати, я не давал волю воображению: эту часть ответа я процитировал дословно.

Далее она написала, что обязательно поможет, и предложила встретиться у неё дома.

Прийти в дом Саэгусы?

Слишком неожиданно.

К слову, если подумать, я ведь не нанёс визит вежливости семьям Саэгуса и Дзюмондзи, когда приехал в Токио. Это нехорошо. Знаю, мне не суждено стать главой клана — отец явно хочет отдать своё место будущему мужу Аканэ, но я всё ещё старший сын и представитель семьи Итидзё. Надо проявить уважение к хозяевам здешних мест. К тому же мы сотрудничали на важном задании, хоть оно и закончилось провалом.

Я решил воспользоваться её приглашением, чтобы исправить свою оплошность.

Долго думал, не надеть ли костюм, но в конце концов остановился на форме Третьей школы. А мотоциклу я предпочёл общественный транспорт.

По пути я купил подарок. Поскольку я не собирался вкладывать в него какой-то смысл, то выбирал не очень долго. Надеюсь, не прогадал, всё-таки стоила эта вещица немало, а мать всегда говорит, что цена часто не менее важна, чем внешний вид.

Саэгуса-сан ждала меня у входа. Видимо, всему виной моё ответное письмо, в котором я указал время своего приезда.

Поскольку глава семьи, господин Коити, был дома, я решил сначала поприветствовать его.

Должен сказать, он и правда выглядит как опасный человек. Впрочем, не думаю, что он беспринципен, хотя отец утверждает обратное. Скорее всего, Саэгуса Коити следует своим правилам, даже если они идут вразрез с мнением общества. Или, возможно, я просто ошибаюсь.

Старшего сына, Томокадзу-сана, не было дома. По словам Саэгусы-сан — чтобы не возникало путаницы, дальше я буду называть эту девушку Маюми-сан — оба её старших брата живут отдельно.

После того как я встретился с господином Коити, меня отвели в другую гостиную. У семьи Итидзё тоже просторный дом, но этот особняк явно крупнее. У нас он раскинулся вширь, а этот сделан высоким.

В первой гостиной стояли мягкие кресла, а во второй — стол и стулья. Похоже, там проводят чаепития. Интересно, мои сёстры когда-нибудь заинтересуются чайными церемониями?

Чёрный чай уже ждал нас на столе. Предложив пирожные к чаю, Маюми-сан начала воодушевлённо расспрашивать об интересах Аканэ.

В гостиной для чаепития висел большой экран. Когда я вошёл, он показывал знаменитую пейзажную картину — лодку на реке. Если не ошибаюсь, это была одна из работ Ренуара. К сожалению, не помню названия.

Итак, на этом экране мне показали так называемое «виртуальное свидание». С помощью портативного терминала Маюми-сан создавала маршруты, строила диалоги и выбирала те или иные действия. Попутно на экране сменялись городские пейзажи. Графику, должен отметить, практически невозможно отличить от реальности. Уверен, те, кто решится воспользоваться этой программой, не будут разочарованы.

Мне кажется, после столь тщательной репетиции настоящее свидание покажется скучным, но подобные сервисы, похоже, популярны среди девушек. Впрочем, меня волновал только маршрут — на диалоги я не обращал внимания. В конце концов, это будет экскурсия, а не свидание.

Пока я выбирал, куда пойти, мои предложения безжалостно критиковали.

Поначалу я думал, что она просто искренне хочет помочь, но вскоре осознал: эта девушка позвала меня сюда, чтобы развеять скуку.

Как ни посмотри, всё это время Маюми-сан просто забавлялась.

Вскоре к нам присоединились сёстры Маюми-сан, и началась пытка.

Так я узнал, что значит настоящее отчаяние.

И всё-таки мне удалось подобрать маршрут, который всех устроил.

Поблагодарив радушных хозяев за тёплый приём, я покинул особняк семьи Саэгуса и наконец-то смог вздохнуть с облегчением.

Из меня будто выжали все соки.

Теперь хочется выместить на чём-нибудь злость.

Да, забыл добавить кое-что про сестёр Маюми-сан. Кажется, их зовут Касуми-тян и Изуми-тян. Они немного странные. Разве можно так пристально смотреть на почти незнакомого человека? Меня словно изучали.

◊ ◊ ◊

23 февраля 2097 года, суббота.

Сегодняшний день порадовал меня больше, чем я ожидал: вместе с Аканэ приехал Джордж.

Хотя прошло менее двух недель, кажется, будто мы не виделись целую вечность.

Аканэ сердилась, глядя, как её брат радуется приятному сюрпризу. Запомни, глупая сестра: крепкая дружба немногим уступает кровным узам.

Аканэ злилась и бранилась, но я игнорировал её.

Если бы приехала только сестра, я отвёл бы её в какую-нибудь забегаловку, но поступить так же с лучшим другом было просто немыслимо.

Я взял Джорджа, а заодно и Аканэ, в известный ресторан сукияки, который, как говорят, работает с 1869 года.

И оно того стоило. Еда — выше всяких похвал. Джордж был доволен. Жаловалась, как всегда, только Аканэ. Сегодня ей хотелось что-нибудь, приготовленное настоящим поваром. Ешь, что дают, дома тебе ведь хватает еды, приготовленной автоматической кулинарной машиной.

Потом мы вернулись в особняк.

Сейчас мне нужно о многом поговорить с Джорджем, поэтому закончу с записями на сегодня.

◊ ◊ ◊

24 февраля 2097 года, воскресенье.

Я собирался показать сестре город — что поделать, раз отец приказал, — но планы пришлось изменить.

Аканэ сказала, что сегодня мы никуда не уйдём, пока не попробуем её стряпню, и с утра закрылась на кухне.

С утра, понимаете? Пришлось нам с Джорджем довольствоваться на завтрак тостами с маслом.

Незадолго до полудня Аканэ наконец-то закончила баловаться с кастрюлями. Радует только то, что меня не заставили бегать по магазинам — смотритель уже позаботился о продуктах и специях.

Должен сказать, вышло у неё не так уж и плохо. Со вчерашним обедом её готовку, конечно, не сравнить, но и отвращения она не вызывала.

К слову, это было карри. С соусом из супермаркета.

А кто-то ещё имел наглость заявить, что сможет сделать из магазинных полуфабрикатов кулинарный шедевр. Глупая сестра, такое под силу только настоящим поварам.

Говорят, всё становится съедобным, если добавить порошок карри, но в стряпне Аканэ его было слишком много.

Джордж сказал, что вышло вкусно — наверное, из вежливости.

Кажется, её это порадовало, поэтому я не стал критиковать.

Поскольку Аканэ готовила почти всё утро, я начал думать, как урезать планируемую экскурсию. Эх, все мои усилия в доме Саэгуса, все мои страдания оказались напрасными.

В итоге я решил, что буду следовать плану, просто мы вернёмся домой, когда стемнеет. Всех достопримечательностей не увидим, но тут уже ничего не поделаешь.

Когда я попросил Аканэ и Джорджа собрать свои сумки, моя глупая сестра с недовольством спросила: «Зачем?»

Затем, что я вышлю багаж заранее — вернёмся мы поздно вечером. Я даже удивился столь странному вопросу.

И тут я выясняю, что сестра вовсе не собиралась идти на экскурсию. По всей видимости, она приехала, чтобы осмотреть дом и убедиться, что сюда можно пригласить друзей на каникулах.

Отец.

Из-за твоей ошибки мне пришлось стать игрушкой сестёр Саэгуса.

Пока я тихо закипал, Аканэ сказала, что хочет встретиться кое с кем.

Я с трудом сдержал крик, когда услышал имя.

Шиба-сан.

Я протестовал, просил отказаться от этой затеи, но сестра оставалась неумолимой. Она ругалась и говорила, что я должен хотя бы позвонить ей. А когда она обозвала меня трусливым неудачником, я вспылил и сказал, что сделаю это.

Чёрт, меня взяли на слабо. Я сам себе отрезал пути к отступлению.

Пока я звонил Шибе-сан, Аканэ и Джордж были рядом и наблюдали.

На телефонный звонок ответила молодая девушка в форме горничной.

Кажется, я уже видел её прежде. Если правильно помню, она первогодка из школьного совета. Неужели ошибся номером?

Однако долго гадать мне не пришлось — девушка ответила: «Да, это дом семьи Шиба».

Я вздохнул с облегчением и представился. И тут у меня в голове возник новый вопрос: этот парень что, заставляет младшеклассницу наряжаться горничной?

Теперь я понимаю, что эта мысль очень странная. Меня бы посчитали извращенцем, если бы я сказал подобное вслух.

Всё-таки Шиба-сан — следующая глава семьи Йоцуба. Конечно, у неё должны быть горничные.

Когда я сказал, что хочу поговорить с ней, девушка не стала уточнять причину и просто перевела звонок.

«Итидзё-сан, это Шиба. Рада, что ты позвонил. Мы уже давно не виделись, не так ли? Кажется, прошло пять дней с нашей последней встречи».

Я будто опьянел от радости. Она запомнила день, когда видела меня в последний раз!

К сожалению, видеопередача была отключена, но люди часто так делают, когда принимают звонок дома. Особенно девушки. Они не любят появляться перед мужчинами в домашней одежде.

Однако и одного голоса хватило, чтобы очаровать меня. Я с трудом справлялся с эйфорией.

Когда я сказал, что моя сестра хочет увидеться с ней, и попросил уделить нам немного времени, Шиба-сан с радостью согласилась. Жаль, конечно, что с ней придёт и этот парень, но ничего не поделаешь. Всё-таки девушка не должна приходить на встречу с парнем одна, если они не пара.

Мы договорились собраться в кафе «Eine Brise», недалеко от Первой школы. К счастью, нам не пришлось заставлять Шибу-сан ждать — благодаря точности современного общественного транспорта задержек в пути почти не бывает.

Девушка, которую я не видел пять дней, словно сияла. Всё-таки она отличается от обычных людей. Даже Аканэ замерла от восторга. Она так смутилась, когда пыталась представиться, что я чуть не рассмеялся. Да, никто не в силах устоять перед её очарованием.

А Джордж уже оживлённо разговаривал с Шибой. Возможно, это лишь моё воображение, но мне показалось, что тот парень тоже получал удовольствие от встречи с моим другом. Они обсуждали такие сложные вопросы, как «схожие явления в разных системах» и «модуляцию последовательности активации». Рад, что Джордж не скучал на этой встрече.

К тому же, поскольку Джордж отвлёк на себя внимание того парня, я смог спокойно поговорить с ней.

Мы расстались с Шибой-сан примерно через час. Побродив по Сибуе, я с гостями вернулся в особняк. Попробовал снова уговорить их выслать багаж отдельно и отправляться налегке, но не вышло.

Ещё они сказали, что провожать тоже не нужно. Впрочем, я со спокойной душой могу оставить сестру на Джорджа, поэтому попрощался с ними у входной двери.

Перед уходом сестра сказала пару слов о своём впечатлении от встречи в кафе. Оно оказалось немного странным.

Ей было страшно.

Я спросил, неужели Шиба-сан была такой ужасающей, но она покачала головой. Похоже, Аканэ испугал тот парень.

Но я считаю, что с Аканэ он вёл себя как джентльмен. Да, у него немного резкий взгляд, но даже у нас дома есть люди, которые выглядят гораздо страшнее.

Я спросил, чего она боялась.

Однако Аканэ снова покачала головой, говоря, что не знает. У этого страха не было причины.

Напоследок она сказала: «Нии-сан, будь осторожен».

◊ ◊ ◊

25 февраля 2097 года, понедельник.

С сегодняшнего дня возобновились занятия.

Антимагическое движение продолжало набирать обороты. Виновника взрыва уже не было в живых, но это никого не волновало. По всей стране вспыхивали беспорядки. Однако одноклассники, которых я встретил впервые за долгое время, выглядели куда спокойнее, чем до закрытия школы.

Наверное, они привыкли. Любой страх рано или поздно притупляется, бояться всё время просто невозможно.

В общем, класс 2А снова оживился.

Что до меня, я стал подумывать о том, чем заняться после школы. Задание завершено, и у меня появилось много свободного времени.

Сидеть дома мне не хотелось, поэтому сегодня я испросил разрешения понаблюдать за дисциплинарным комитетом. Было интересно взглянуть, как справляются со своей работой мои коллеги из Первой школы.

Йошида, глава местного комитета, не стал возражать.

Китаяма-сан, сидевшая с нами за одним столом, спросила: «Хочешь сделать обход вместе со мной?»

Я вспомнил предостережение Морисаки: «Будь осторожен с девушками на втором году обучения».

«Серый кардинал», Китаяма Шизуку. Самая странная девушка, первая в списке опасных барышень Первой школы. Наверное, стоило расспросить Морисаки, за что её так опасаются.

Должен заметить, что при мне Китаяма-сан всегда оставалась тихой и кроткой. Конечно, иногда эта девушка вставляла в разговор едкие замечания, но она явно не из тех, кто любит издеваться над людьми.

Впрочем, я всё равно почувствовал страх, когда Китаяма-сан предложила пойти вместе.

Наверное, Йошида заметил мою нерешительность и потому сказал ей, что сам всё покажет.

Китаяма-сан с готовностью согласилась поменяться сменами. Неужели она именно это и планировала? Может быть, я слишком всё усложняю, но если это правда, то своё прозвище она получила недаром.

Именно тогда я заметил, что сегодня за обеденным столом не было одного человека.

Я без задней мысли спросил, не приходила ли сегодня в школу Тиба-сан.

Все, кроме Шибы, разом помрачнели.

Это меня обеспокоило. Я опять ляпнул что-то неуместное?

Но этот парень соизволил объяснить. По его словам, сегодня в доме Тиба состоятся похороны.

Я забыл, что старший сын семьи Тиба умер во время поисков террориста.

После занятий Йошида рассказал мне об обязанностях членов дисциплинарного комитета.

Первое, что меня удивило — должным образом велись журналы деятельности. Когда я спросил, кто ими занимается, он сказал, что ведёт их сам, как и записи собраний. По всей видимости, Йошида умеет быстро писать.

Я уточнил, использует ли он стенографию, и Йошида провёл короткую демонстрацию навыков: лёгкими и быстрыми взмахами пера он начал писать в большой записной книжке.

Точность его движений потрясала. Не думал, что в наши дни кто-то ещё практикует каллиграфию. Об этом я тоже спросил.

Со слегка расстроенным видом Йошида ответил, что это необходимо для изготовления талисманов. Если подумать, этот парень — практик древней магии. Значит, он всё ещё пользуется талисманами? Помнится, во время Турнира девяти школ он использовал CAD странной формы.

Вскоре моё желание увидеть, как работают заклинатели древней магии, исполнилось.

За малым спортзалом возникла потасовка. Оказывается, в Первой школе тоже есть горячие головы. Значит, я ошибался, когда думал, что тут совсем нет хулиганов. Судя по всему, драки здесь не редкость.

Йошида выкрикнул предупреждение — думаю, просто придерживался формальности. С первого взгляда было понятно, что слова не помогут.

Потом он достал из левого рукава веер. Точнее, набор металлических полос, сложенных в виде веера.

Он левой рукой отвернул одну из полос и зажал пластинку между указательным и средним пальцами другой руки.

Поднялся лёгкий ветер, а драчунов окутал густой туман.

Похолодало. Конечно, до этого было не намного теплее — всё же февраль на дворе, — но температура явно понизилась.

К слову, эта техника Йошиды довольно любопытна. Похоже, туман состоял из плотного слоя псионов, который мешал активации магии. Конечно, он явно не так эффективен, как Помехи, но для обычных волшебников, управляющих небольшим количеством псионов, его будет более чем достаточно.

Прозвучало второе предупреждение. В следующий раз Йошида пообещал применить электричество.

Драка тут же прекратилась.

Как интересно.

Когда мы завершили обход, я спросил Йошиду, почему одни парни обращались к нему по имени, а другие — по фамилии.

Я благодарен ему за то, что он утолил моё праздное любопытство, и потому не буду записывать ответ. Я не имею права доверять бумаге чужие тайны.

Скажу только, что Йошида удивительно внимателен к своим друзьям.

◊ ◊ ◊

26 февраля 2097 года, вторник.

Сегодня я наблюдал за школьным советом.

Шиба-сан и тот парень работают вместе.

Неприятное зрелище.

Кроме них в комнате школьного совета были Мицуи-сан, а также первогодка, которую я недавно видел в наряде служанки, и сестра Маюми-сан.

Горничную звали Сакурай-сан, а младшую сестру Маюми-сан — Изуми-сан.

Все они усердно работали. Кстати, тому парню что, нравится печатать на клавиатуре? Кажется, он пользовался только ею. Я не мог уследить за его пальцами — это явно какая-то магия ускорения, не иначе.

Они готовились к церемонии выпуска и последующему празднованию. Должно быть, в Третьей школе сейчас занимаются тем же самым. Похоже, Шиба-сан, Мицуи-сан и Изуми-тян разрабатывают общий план празднества, а этот парень отвечает за его техническое исполнение.

Когда Шиба-сан поинтересовалась у меня, как в Третьей школе проводят такие мероприятия, я рассказал всё, что знал по этой теме. Хорошо, что я смог хоть чем-то помочь ей.

Кажется, Изуми-тян опять пристально смотрела на меня.

Может, я выглядел слишком самодовольно?

Вроде бы нарциссизмом не страдаю.

Когда за окном начало темнеть, пришла Касуми-тян. Она сестра-близнец Изуми-тян, хотя поверить в это очень трудно — они слишком разные. И дело не только в разных причёсках — характеры тоже мало совпадали. Конечно, на лицо они почти не отличались друг от друга, но из-за резкого контраста в поведении я почти не замечал этого. Мне уже приходила в голову подобная мысль, когда я приходил за советом к Маюми-сан.

Касуми-тян тоже иногда бросала на меня пристальные взгляды.

Что бы это могло значить?

После работы в совете мы встретились с Йошидой, Сайдзё, Китаямой-сан и Тибой-сан и отправились в кафе «Eine Brise» — то самое, где я познакомил Аканэ с Шибой-сан. Кажется, они часто захаживают туда.

Не знаю, стоило ли принести свои соболезнования Тибе-сан, но в итоге я промолчал. Ни на обеденном перерыве, ни в кафе я не смог заставить себя упомянуть тот инцидент.

Наверно, сейчас не стоит поднимать эту тему.

Скорее всего, Тибе-сан хочется отвлечься в компании друзей, а не принимать соболезнования.

◊ ◊ ◊

27 февраля 2097 года, среда.

Мой перевод продлится до субботы следующей недели. Остался лишь один выходной — это воскресенье.

Неужели всё закончится вот так?

Задание завершено. Старик сказал, что все проблемы, связанные с хаконским инцидентом, уже улажены. Мне пора возвращаться в Канадзаву.

Интересно, буду ли я сожалеть, если ничего не сделаю?

Сегодня во время обеда девушки обсуждали, где лучше провести выходной.

Шиба-сан сказала, что в последнее время ходит только по магазинам, хотя раньше иногда посещала и кинотеатры.

Прямо сейчас я веду дневник и попутно изучаю на экране список премьер, запланированных на следующее воскресенье.

Что же делать?

Сколько раз я уже задавал себе этот вопрос?

Может, мне стоит остановиться?

А я не пожалею об этом?

А вдруг другого шанса у меня не будет?

Я понимаю, что ничего не добьюсь, если буду и дальше колебаться.

Если мне откажут, просто сдамся.

Я поднёс палец к монитору и нажал кнопку.

Появилось сообщение, что билет загружен в мой ящик.

Мне некуда отступать. Пусть отец и послал прошение о помолвке без моего ведома, но я должен воспользоваться предоставленной возможностью. Нельзя сдаваться, даже не попробовав.

Ведь я хочу быть с ней.

◊ ◊ ◊

28 февраля 2097 года, четверг.

Когда закончился последний урок, тот парень, как обычно, пришёл забрать Шибу-сан.

Я окликнул её в коридоре.

Там было много людей.

Да ещё и Шиба стоял над душой и сверлил меня взглядом.

Стараясь не обращать внимания на эту досадную помеху, я показал ей билет на мобильном терминале и предложил сходить вместе в кино.

Она удивилась и с лёгким беспокойством посмотрела на Шибу.

Этот парень не стал ходить вокруг да около: «Это приглашение на свидание?»

Я честно ответил: «Да».

Он сказал, что не отпустит её одну.

Как я и думал.

Но следующие слова меня изумили: Шиба добавил, что даст разрешение, если с нами будет Сакурай-сан.

Я, разумеется, согласился и тут же повторил своё предложение.

Шиба-сан зарумянилась и с улыбкой кивнула.

Она согласилась!

По правде сказать, я был уверен, что этот парень не станет препятствовать. Думаю, он старается не ограничивать её.

Однако я не сомневался и в том, что нас не оставят наедине.

Никто не отправит свою невесту к сопернику без надзора.

Меня удивило и одновременно обрадовало, что он решил послать Сакурай-сан. И всё же почему Шиба не стал настаивать на личном присутствии?

Почему ты принял удобные для меня условия?

Думаешь, у меня ничего не получится?

Ладно, тогда я возьмусь за дело всерьёз.

Ты ещё пожалеешь об этом!

◊ ◊ ◊

1 марта 2097 года, пятница.

Наступил март. Через месяц я перейду на третий год обучения старшей школы.

На обеде мы делились друг с другом планами на будущее.

Я рассказал о своём желании поступить в Национальный университет магии, и оказалось, что Шиба-сан и остальные тоже будут подавать документы туда. Не ожидал единодушия от этой компании — думал, что хотя бы Сайдзё выберет Национальную академию обороны. По всей видимости, он хочет работать в полиции, а не служить в армии, как я полагал.

По правде говоря, не сдать вступительные экзамены я могу лишь в одном случае: если потеряю магические силы. В её провал верю ещё меньше.

Целых четыре года мы будем учиться вместе.

Скорее всего, мне придётся нелегко, ведь она — невеста другого мужчины.

Но пока я с надеждой смотрю в будущее.

◊ ◊ ◊

2 марта 2097 года, суббота.

Ничего не делал, только думал о завтрашнем дне.

Ещё я внезапно осознал свою неопытность. Какой парень будет три часа подбирать одежду перед свиданием?

Итак, проверим: три билета — есть (не забываем про Сакурай-сан), деньги — есть, будильник — есть.

На всякий случай скачал карту, хотя не думаю, что она пригодится — дорогу до кинотеатра я выучил наизусть.

Отлично, всё готово. Пора в кровать.

Надеюсь, смогу уснуть. Бессонная ночь не пойдёт мне на пользу.

◊ ◊ ◊

3 марта 2097 года, воскресенье.

Я так боялся опоздать на встречу, что проснулся задолго до звонка будильника.

Что удивительно — я прекрасно выспался. Кажется, даже тревога слегка поутихла.

Я принял ванну и тщательно побрился, а затем высушил волосы феном. Костюм, как уже упоминалось, был готов ещё вчера. Переодевшись, я отправился на место встречи.

Никогда ещё не нервничал так сильно, даже во время боя в Йокогаме.

Ничего, что я пришёл на сорок минут раньше, чем мы договаривались?

Впрочем, ожидание совсем не томило. Я гадал, какой наряд выберет Шиба-сан сегодня, и потому время пролетело незаметно.

Она появилась за три минуты до назначенного времени.

Как только я увидел её, всё вокруг изменилось — мир заиграл новыми красками.

Она стала центром мироздания.

Я смотрел, затаив дыхание.

Подол элегантной серой юбки, который выглядывал из-под длинного бежевого пальто. Плотные колготки и туфли без каблуков. Кашемировый шарф и перчатки под цвет пальто. Довольно строгий, взрослый костюм.

Правда, в сочетании с меховыми наушниками он выглядел очень мило.

Пока я пытался прийти в чувство, Шиба-сан подошла и спросила: «Надеюсь, я не заставила тебя ждать?»

Язык не слушался, поэтому я покачал головой.

Она слегка усмехнулась.

Похоже, я выглядел глупо.

Впрочем, ничуть не жалею об этом.

Ради её улыбки я пойду на всё. Стать клоуном? Без проблем.

Потом я заметил за ней Сакурай-сан, и это немного охладило мой пыл.

Сакурай-сан была одета намного проще: короткое пальто, свитер с высоким воротником, джинсы, кроссовки, перчатки из искусственной кожи и вязаная шапка.

Почему-то мне показалось, что такой наряд удобен для драк. Или у меня просто разыгралось воображение?

Поскольку Шиба-сан пришла вовремя, мы сразу пошли в кинотеатр.

Места были зарезервированы, поэтому никто не спешил.

Купив напитки, мы вошли в кинозал.

Внутри было тепло, и потому Сакурай-сан и я расстегнули пальто.

А Шиба-сан сняла.

Под пальто пряталось элегантное серое платье.

Дыхание сбилось. Сколько раз это случалось сегодня?

Я пожирал её глазами. Она улыбнулась с лёгким смущением и опустилась на своё место.

Мы сидели по порядку: я, Шиба-сан и Сакурай-сан.

Говорят, сто лет назад кресла в кинотеатрах были настолько узкими, что зрители касались соседей плечами, а влюблённые смотрели фильмы, держась за руки на подлокотнике.

Однако сейчас такое невозможно из-за огибающих тело ковшеобразных сидений. Да, они вибрировали и наклонялись в разные стороны для создания эффекта погружения, но я всё равно завидовал тем людям, что давным-давно ютились в неудобных креслах.

К слову, я купил билеты на музыкальный фильм с выраженной романтической линией. Правда, сам фильм меня не интересовал — я просто выбрал самую популярную любовную картину, снятую знаменитой голливудской студией.

Когда в зале погас свет, загорелся вогнутый, похожий на половину цилиндра экран. Основное действие происходило в центре экрана, а по бокам зрители видели вспомогательное изображение, которое усиливало ощущение погружения. Я видел подобное впервые. Очень впечатляюще.

История разворачивалась в Нью-Йорке девяностых годов прошлого века.

В то время не то что о магии — даже о ментальных силах не знали.

Девушка-психокинетик, всю жизнь скрывающая свои способности, встречает обычного парня и влюбляется.

До главного сюжетного поворота история казалась незатейливой, но, как по мне, фильм заслужил всемирное признание. Да, в нём не было ярких спецэффектов, однако игра актёров выглядела потрясающе: и страдания девушки, что стремилась скрыть свой секрет и зарождающуюся любовь, и разочарование парня, который не понимал её чувств — всё казалось настоящим.

Несмотря на трагический финал, я вышел из зала довольным и посвежевшим. Шиба-сан, кажется, тоже не осталась равнодушной.

Когда она улыбнулась и сказала, что было интересно, я почувствовал облегчение.

До сих пор всё шло хорошо.

Но у выхода из кинотеатра нас ждал этот парень.

И не один. Он пришёл с друзьями и близнецами Саэгуса.

Кажется, Шиба-сан удивилась этой выходке не меньше меня. Я услышал, как она прошептала «Онии-сама?» — по всей видимости, она до сих пор называет его братом, когда забывается. Поэтому я считаю, что у меня всё ещё есть шанс на победу. Впрочем, там, перед кинотеатром, я не задумывался о подобном.

Я стал требовать объяснений, чем, похоже, испугал Мицуи-сан и Шибату-сан. Остальные никак не отреагировали на мою вспышку гнева, если не считать Тибу-сан, которая довольно ухмылялась.

Потом этот парень сказал, что пришёл за Шибой-сан. Похоже, он в буквальном смысле дал разрешение только на просмотр фильма.

Ты издеваешься надо мной?! Конечно, в приглашении упоминался лишь кинотеатр, но ведь никто не расходится по домам сразу после фильма! Мы могли выпить чаю или погулять по улицам!

В итоге было решено, что остаток дня мы проведём все вместе. Я не мог возразить.

Меня утешила лишь её виноватая улыбка — Шиба-сан словно извинялась за такой конец.

Но даже с такой улыбкой она сияла.

Хоть свидание закончилось не так, как я планировал, всё же было весело.

Не только этот парень испорчен, он собрал друзей под стать себе. Даже девушки не исключение.

Теперь я знаю наверняка.

◊ ◊ ◊

9 марта 2097 года, суббота.

Сегодня мой последний день учёбы в Первой школе.

С понедельника почти ничего не происходило, поэтому я не вёл дневник.

Апатия, охватившая меня после свидания, не отпускала всю неделю.

Мне стыдно за себя.

Сегодня «обеденная группа» устроила небольшую прощальную вечеринку.

После уроков я сходил домой и переоделся, а потом меня отвели в одно необычное здание. Там я узнал, что такое боулинг.

Рассказать мне правила никто не удосужился. Я узнал только то, что магию применять нельзя.

Поскольку я впервые играл в боулинг, результаты ужасали. Правда, не только я выделился плохой игрой.

Шиба-сан часто промахивалась, сопровождая каждое попадание шара в жёлоб смущённой улыбкой. Сегодня она надела длинный трикотажный свитер и шерстяные колготки. Безумно симпатично. Не знаю, как я удержался и не сделал тайком снимок.

Тиба-сан, видимо, имела кое-какой опыт — она лидировала среди девушек.

А этот парень... Сегодня я ненавидел его так, как никогда раньше.

Он сказал, что играет в боулинг второй раз в жизни, но разве новичок может лидировать с таким отрывом?!

Хотелось крикнуть: «Это моя прощальная вечеринка, сдерживайся хоть немного!»

Он заработал так много очков, что не только Сайдзё и Тиба-сан, но и Йошида с Китаямой-сан смотрели на него в замешательстве.

Так ему и надо!

Затем мне показали ретро-игру под названием караоке.

Шиба-сан пела особенно чудесно.

Тот парень выступил хуже, чем я. Это успокаивает.

◊ ◊ ◊

10 марта 2097 года, воскресенье.

Покинув отделение Магической ассоциации, я собирался вернуться домой.

Я никому не рассказывал о своих планах.

Тем не менее Шиба-сан ждала меня на ближайшей к Магической ассоциации станции.

Я удивился и спросил первое, что пришло в голову: «Ты одна?»

Она слегка улыбнулась и посмотрела назад.

Только тогда я заметил этого парня. Он стоял, прислонившись к столбу.

Чёрт, вот же позёр!

Не знаю, почему он привёл её туда, но я решил обернуть это себе на пользу.

Мы поговорили немного о пустяках, а потом я собрал волю в кулак и выговорил: «Я был счастлив учиться вместе с тобой».

Она удивилась, но потом на её губах расцвела улыбка.

«Мне тоже было весело. Надеюсь, ещё увидимся».

Может, это лишь вежливость, но я всё равно рад.

В ту секунду меня не волновало, что она невеста того парня.

Мы будем учиться вместе в университете.

Клянусь.

(Продолжение следует).

Комментарии