Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Аннотация — не выжимка сюжета

Не все читатели при выборе незнакомого произведения ориентируются только на название, обложку и дизайн.

Есть те, кто выбирают по аннотациям. В случае Дэнгэки Бунко аннотации помещаются на «рукав» (так мы называем отворот суперобложки). В Медиаворкс Бунко их размещают на обороте задней обложки (между собой мы ее называем «обложка 4»; передняя обложка, соответственно, — «обложка 1»). Кроме того, текст аннотаций приводится на вкладыше «кандзуме», а также на сайте.

Возможно, некоторые читатели удивятся, узнав, что аннотацию как правило пишет редактор. Это обусловлено тем, что редактор обычно более беспристрастен, чем писатель, поэтому ему легче продать книгу постороннему человеку.

Сочиняя аннотацию, редактор отчасти определяет продажи книги. Поэтому эту часть работы мы считаем одной из самых сложных и в то же время интересных.

Я считаю, что качество аннотации определяется первыми тремя строчками текста. Если они не смогут ухватить читателя за душу, то и остальной текст аннотации не увлечет его. Продать книгу аннотацией не выйдет.

Первые три строчки аннотации похожи на…

...Фотографию на сайте знакомств.

...Дегустационный образец еды в магазине.

...Первый взмах битой бейсболиста-дебютанта.

Короче говоря, если начало аннотации не вызывает интереса, отыграться будет очень тяжело.

Разве можно обвинять читателя, который решит, что раз начало аннотации не увлекло его, то и произведение не сможет? Растеряв интерес еще по ходу аннотации, читатель не вернется к книге. Вместо этого он возьмет другую и начнет оценивать «по трем строкам» уже ее.

Мир переполнен развлечениями, одних только ранобэ ежемесячно выходит больше сотни. Как думаете, сколько времени читатель захочет уделить книге со скучной аннотацией? Вот поэтому нам необходимо цепляться за любую возможность продать книгу.

Хорошо, как сделать так, чтобы аннотация заинтересовала читателя?

Считается, что аннотации — «краткий ознакомительный текст, пересказывающий сюжет произведения».

Я с этим не согласен.

Я уже сравнивал аннотацию с «фотографией на сайте знакомств», а теперь уточню, что аннотация должна не столько «рассказывать сюжет», сколько «выставлять напоказ лучшие черты книги».

Читая аннотацию, покупатель на подсознательном уровне приходит к выводу «О, эта книга для меня» или «О, эта книга не для меня».

Я считаю, что аннотация — это рекламный текст, который выстроен так, чтобы передавать читателю посыл «эта книга для тебя».

Если выражаться еще радикальнее, в аннотации вообще не обязательно говорить о сюжете. Достаточно описать в ней то, что хочется разрекламировать в первую очередь: атмосферу, тему, персонажей и так далее. В аннотации редактор выводит на первый план какой-то один (или не один) элемент произведения, стараясь показать всю книгу с лучшей стороны.

Как читатель, я знаю, что это работает. Я порой возвращаю книгу на магазинную полку просто потому, что аннотация оказалась скучной, или случайно покупаю из-за того, что что-то в тексте аннотации меня зацепило. Принимая решение по аннотации, я думаю не о том, хорошо ли в ней описан сюжет, а о том, подходит ли мне эта книга. Если говорить конкретнее, я считаю, что отличные реакции на аннотацию выглядят примерно так:

— Я бы тоже хотел принять участие в этой истории!

— Хотел бы я пожить в этом мире. Там интересно.

— Мне страшновато, но я хочу посмотреть, что это за мир такой.

— Кажется, этот персонаж мне по душе! Интересно, чем он будет заниматься?

И так далее.

А теперь давайте рассмотрим конкретные примеры моих работ по привлечению читателей:

Магия.

Это не выдумка и не сказка, а реальная техника, уже почти век как знакомая людям.

Весна. Время зачисления в школы.

В первой старшей школе при Национальном университете магии, также известной как «старшая школа магии», преуспевающих учеников считают «первым сортом», а недотягивающих до этого звания — «вторым». Первых называют «Цветками», вторых «Сорняками». В этом году в школу поступают родные брат и сестра.

Брат — дефективный «Сорняк», а сестра — безупречный во всем «Цветок».

Брат-сорняк смотрит на мир немного философски, а сестра-цветок проявляет к брату больше чувств, чем подобает родственнице.

И стоит им пройти через врата элитной школы, как мирная жизнь учебного заведения повергается в хаос.

Непутевый ученик в школе магии, том 1

О чем я думал, когда писал эту аннотацию:

1. Я начал аннотацию с ключевого слова, которое и должно обеспечить книге успех. Я намеренно выделил весь первый абзац под одно простое слово, в последнее время ставшее обыденным, но сохранившим привлекательность. Через него я обращаюсь к читателю. Простота обращения придает ему силы.

2. Я тщательно рассказал о самом главном, что есть в книге — о брате и сестре. С середины аннотации начинается описание положения, в котором оказались герои, и их характеров. Я разогреваю читателя намеками на романтическую линию между персонажами (любовь сестры к брату). Также я упоминаю, в каких условиях будет развиваться сюжет: они поступают в школу, и все «повергается в хаос». На мой взгляд, это отличная концовка для аннотации, поскольку после нее читатель сможет сделать полноценный вывод о том, подходит ли ему эта книга.

3. Также я постарался вставить как можно больше характерных слов. Вставив объяснение терминов «Цветок» и «Сорняк», я попытался вызвать у читателя ощущение проработанного мира.

Конечно, у Непутевого ученика есть и многое другое, что можно и нужно рекламировать.

Но в короткую аннотацию не уложить всего. Если попытаться упомянуть всё, рекламы станет одновременно и слишком много, и недостаточно. Я мог пойти другим путем и привести в аннотации краткое описание основного сюжета: «Тацуя вступает в дисциплинарный комитет, Миюки в школьный совет, вместе они сражаются против проникшего в школу террориста».

Но вместо этого я сосредоточился в аннотации на «магии», «брате и сестре», а также на «грядущем хаосе», не упоминая ничего другого. Я считал, что именно эти элементы нужно рекламировать.

Нельзя поддаваться жадности и пытаться вставить все ключевые слова или рассказать всё что хочется. Я понимаю, как порой хочется так поступить, но у вас просто не получится. Как я говорил в первой главе, нельзя гнаться за всеми зайцами сразу. Чтобы что-то выделялось, остальное должно быть заурядным или даже намеренно скучным.

Что же, перейдем к следующему примеру.

Я — Идзуми Масамунэ, ученик старшей школы и писатель ранобэ. У меня есть сестрёнка-хикикомори.

Ее зовут Идзуми Сагири.

Год назад она стала моей сестрой, но совсем не выходит из комнаты. Вот опять она стучит по полу, чтобы я приготовил еду. Брат и сестра не должны так жить. Я хочу, чтобы она начала выходить из комнаты. Ведь мы с ней и есть вся наша семья…

Мой иллюстратор, «Эроманга-сэнсэй» — надежный партнер, рисующий потрясающе эротичные изображения. Я его никогда не видел и подозреваю, что это какой-то потный отаку, но я ему все равно благодарен!

...Однако меня ждет невероятное открытие. «Эроманга-сэнсэй» — моя сестра?!

Новая серия от создателя «Ореимо»!

Эроманга-сэнсэй, том 1

В этой аннотации снова нет ни слова о сюжете. Вся информация, которая в ней приведена, раскрывается в самом начале книги. Я всего-навсего рассказываю о сестрёнке-хикикомори Сагири от лица главного героя Масамунэ.

Но поскольку Сагири — самое важное, что только есть в книге (она не только мотив, но и тренд книги), я сосредоточился в аннотации на ней.

Вместо того, чтобы выдавать кучу всякой информации и распылять силы, я решил сфокусировать всё в одной точке. Руководствовался я той же самой мыслью: «всем не угодишь».

Кстати, читатель, возможно, обратил внимание на слово «ранобэ», которое используется как в аннотации, так и в произведении. Возможно, ему это даже показалось странным, ведь Дэнгэки Бунко не определяет собственные книги как ранобэ.

Вот только если редактор будет слишком настаивать на каких-то там правилах, он отнимет у произведения пространство для маневра. Запрет на использование яркого, привлекательного термина отнимает у книги свободу, а не наоборот. Вы ведь помните, что «лишь бы было интересно» — тоже закон Дэнгэки Бунко? И то, что задача аннотации — привлечь как можно больше читателей, которые еще не слышали о произведении? Именно поэтому в этом конкретном произведении мы поставили читаемость и легкость восприятия на первое место и назвали главного героя «писателем ранобэ». Просто и понятно.

Возможно, вам эти тонкости не слишком интересны, но я пытаюсь показать, что редакторы вкладывают всю душу как раз в такие мелочи.

Напоследок я приведу свою самую любимую аннотацию.

Ее я комментировать не стану. Поскольку я уже привел несколько красочных объяснений, в этот раз я хочу, чтобы вы сами разгадали мой замысел. Лично мне эта аннотация очень нравится, но что скажете вы? Будоражит ли она ваше любопытство?

Маю разорилась 31 марта.

1 апреля я в одиночку пришел в особняк, где жил похититель.

Иными словами, в мой старый дом. Сейчас им завладела семья Ооэ.

Там я увидел перестроенное здание, в котором не осталось ничего от прежнего облика. Особняк в «западном стиле» с решетками на окнах. Внутри меня ждали вызывающий мурашки прием и встреча с отвратительным прошлым.

Я занялся поисками, примирившись и с тем, и с другим.

Я искал что-то, что вновь превратит Маю в Маа-тян.

Но иррациональность происходящего перешла в следующую стадию.

Перерезанные телефонные провода, утопленные мобильники. Нас заперли в доме вместе с семьей Ооэ… нас?!

Зачем ты пришла со мной, Фусими? Ты же знаешь, что в детективах с ограниченным кругом подозреваемых прелесть в том, что всех убивают.

...Итак.

Смогу ли я вернуть Мии-куна и спасти Маа-тян?

Лгущий Мии-кун и сломленная Маа-тян, том 3

Комментарии