Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Писатель по имени Камати Кадзума

«Город Шрёдингера». Оценка: С.

Когда Камати-сан прислал свою рукопись на премию Дэнгэки, она удостоилась оценки «С» — самой низкой из возможных.

Перед этим она пробилась в третий этап конкурса, но редотдел постановил, что работа «чересчур сырая».

В конце концов «Город Шрёдингера» проиграл, но что-то в этом произведении зацепило мой взгляд. Да, я поставил ему всего лишь «В», но захотел, чтобы и другие люди почитали книгу Камати-сана. Начальник сказал мне: «Если он тебе настолько нравится, напиши ему письмо после объявления результатов».

С этого одобрения началась моя история как редактора-куратора Камати-сана.

Я уже писал о легендах и истинах, которые его окружают. Уже по ним должно быть понятно, что обычные мерки к нему не подходят.

Как правило, у любого автора самым живым и сочным получается первое произведение, поскольку за него он приступает с полным запасом энтузиазма, решимости, выносливости и юмора. После многих лет вышеупомянутые запасы начинают понемногу иссякать. Особенно это касается юмора — уже через пять лет многие авторы сталкиваются с суровой нехваткой шуток.

— До дебюта весь материал только внутрь, а после — только наружу, — часто говорят ветераны пера.

Писать произведения в течение долгого времени действительно сложно.

Но только если вы не Камати-сан.

Год от года, от произведения к произведению его запасы растут, а не наоборот.

Особенно это касается юмора. У него такие запасы шуток, что я уже не впечатляюсь, а пугаюсь.

Я полагаю, с этим согласится каждый, кто читает дебютную и по сей день издающуюся работу Камати: «Некий магический Индекс». Мало того, что каждый том вновь погружает нас в достаточно плотный по меркам ранобэ сеттинг и знакомит с новыми персонажами, в Индексе никогда не пересыхает юмор. Я не знаю, где Камати-сан находит время придумывать все новые шутки. Мне настолько страшно, что даже хочется нанять детектива, чтобы он раскрыл его тайну.

В 2014 году прошло десять лет с начала нашей совместной работы.

Прошло уже больше десяти лет, но я прекрасно помню воодушевление после прочтения «Города Шрёдингера», который и заставил меня заговорить с Камати-саном.

Книга начиналась с того, что главный герой выходил с поезда в некоем «городе». Я помню, как меня впечатлило описание двери: «Дверь раскрылась со звуком открывающейся газировки». События книги происходили летом, и мне казалось, что такое сравнение с газировкой выглядит очень уместным. Город, в который приехал герой, оказался удивительным местом — в нем в реальность воплощалось всё, что ни вообрази. Узнав об этом принципе, герой вообразил в «невероятном виде» девушку-школьницу, с которой недавно повстречался и поругался.

И тут ба-бах!

Перед героем появляется одетая в одежду горничной и трясущаяся от гнева та самая девушка.

Я прочитал эту сцену и сразу подумал «да, это хорошо!». Прошу прощения перед читателями, которые вряд ли ощутят всю прелесть момента… но в самом произведении девушка действительно казалась мне очень обаятельной и очаровательной. Мой «локатор интересного» уловил сигналы Камати-сана, который словно говорил мне «вот что я считаю увлекательным!»

Увы, присланная рукопись слабо походила на законченное произведение, поэтому из всего редотдела только два человека поставили ей оценку «В» (одним из этих людей был ваш покорный слуга), а все остальные ограничились «В-» или «С». Книга заняла последнее место на третьем этапе.

Но путь Камати-сана как писателя Дэнгэки Бунко начался благодаря открывающейся со звуком газировки двери и одетой в костюм горничной девушки.

Благодаря тому, что я отыскал в произведении два «хороших» места.

Комментарии